'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 октября 2011, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45 – это смски. И главная политическая новость этой недели – это, конечно, 7 лет, которые дали Юле Тимошенко. Собственно, на этой неделе определилось, кто станет следующим президентом Украины. С большой вероятностью это будет именно Юлия Тимошенко, потому что, ну, знаете, вот, Тимошенко – не Ходорковский. Когда вы там сажаете в тюрьму Нельсона Манделу или Беназир Бхутто, то вы обычно получаете на выходе то, что вы заслуживаете. А то, что этот Нельсон Мандела или Юлия Тимошенко будут не лучшими лидерами государства, популистами, кто-то будет даже не без греха, ну, это к делу не относится.

Кстати, вообще заметьте, как меняются времена. Еще недавно из Украины новостью были революции, а теперь из Украины новостью посадки. И, собственно, первая удивительная вещь – это абсурдность приговора, потому что приговор более абсурден, чем 2-й приговор Ходорковскому. Ну, обвинять политика, премьер-министра в том, что он подписал невыгодное для государства соглашение, причем не доказав никакой его материальной заинтересованности в этом, ну, это все равно что там генералу Йодлю предъявить, что он подписал безоговорочную капитуляцию Германии во Второй мировой войне.

Причем, заметьте, что в отличие от Владимира Владимировича, который вечно говорит, что он не может дозвониться до Генерального прокурора, Янукович тут же сказал как настоящий пацан, что «да нет, тут если Евросоюз очень недоволен, еще можно подумать». В общем, это вот такая святая простота, которая пацану Януковичу не первый раз свойственна.

Я напомню другой случай, когда пацаны еще только пришли к власти, и там была Криворожсталь, за которую Лакшми Миттал заплатил 4,8 миллиарда долларов. И тут же пацаны разинули на нее рот, сказали, что, типа, вот, после 2008 года Лакшми Миттал не выполнил своих инвестиционных обязательств. Миттал сказал, что он, вообще-то, вот… Да, после 2008 года было тяжело, он обращался с просьбой о послаблениях в Минимущество, получил соответствующий ответ, соответствующее «Да». И тут ему говорят: «Вы знаете, вопрос-то должен был решаться на заседании Кабинета министров», как будто это проблема Миттала, а не самой Украины.

И, в общем, все шло к тому, что покупку ценой почти 5 ярдов у Миттала пацаны заберут. Но тут товарищ Янукович приезжает во Францию к Саркози, и тот, видимо, сказал ему очень резко, что он обо всем этом думает, после чего Янукович не стал кочевряжиться, не стал, как я уже сказала, про генерального прокурора рассказывать, которому он не может дозвониться, а говорит: «Ну, это дело до следующего суда не дойдет».

И тут абсолютно то же самое. Вот, с одной стороны, заводят новое уголовное дело против Тимошенко, а с другой стороны говорят «Ну, если Евросоюз будет уж очень против, то, значит, можно еще посмотреть – приговор не окончательный».

Конечно, более всего еще одна вещь меня поразила – это реакция президента Ющенко (бывшего). Вообще я уже много раз говорила, что Ющенко, конечно, является одним из величайших политических несчастий, которые довелось пережить Украине. Ну, примерно таким же, каким Мануэль Асанья был для Испании. Напомню, что когда республиканцы в 30-х годах пришли к власти в Испании, то они просто, все у них валилось сквозь пальцы, они не смогли остановить никак элементарное физическое насилие, прежде всего, анархистов, и соответственно, вот, после таких парней как Ющенко или как Мануэль Асанья и возникает это замечательное понятие «дерьмократы», а страна надолго погружается во что-нибудь вроде Франко, если это время еще героев, или во что-нибудь вроде Януковича, если мы живем на закате и на закате, как мне сказал один мой замечательный итальянский приятель, карлики отбрасывают длинные тени.

Так вот президент Ющенко – это был человек, который получил мандат от народа после оранжевой революции на то, чтобы переменить Украину. Он не сделал ничего. На Украине продолжался тот же бардак, та же коррупция, президент был беспомощен. Президент вместо этого заменил элементарные экономические прежде всего реформы реформой государства, превращением его в некий инструмент, обслуживающий нужды граждан. То есть то, что сделал Саакашвили в Грузии. Ющенко был таким, антисаакашвили. Ющенко… Да господи! Даже эти несчастные гаишники, которых было Ющенко убрал с улиц, подражая Саакашвили, потом каким-то боком обратно на улицы просочились.

И когда вокруг демократически избранного президента не происходит никакой чистки государства, начинают толочься какие-то Фирташи, какие-то Росукрэнерги, когда вместо этого начинается бесконечный поиск врагов и Ющенко в Вашингтоне говорит: «Что у вас главная проблема?» — «Тимошенко» — «А какая у вас вторая проблема?» — «Тимошенко» — «А какая у вас третья проблема?» — «Тимошенко».

Непременно, когда государство в полном раздрае, когда президент не может ничего, он непременно начинает рассказывать всякие истории типа поиски имперского величия, возведение в герои бандеровцев, которые, все-таки, пытались построить тоталитарное государство. Ну, радостно, что им это не удалось, было построено другое тоталитарное государство. Но, в общем, чем эти ребята сильно лучше Сталина?

И, вот, когда все это кончилось Януковичем, то проблема-то заключается в том, что Янукович – ну, это с Януковичем или с диктатурой можно бороться. А такие как Ющенко – они компрометируют само понятие оранжевой революции, народной воли и демократических реформ. И ладно, что Ющенко ругал Тимошенко последние пару лет своего правления. Но вот сейчас ее посадили. И заявить на Би-Би-Си, что Тимошенко, цитирую, «предала национальные интересы», как это сделал Ющенко, в то время как даже партия Ющенко назвала приговор «актом политических репрессий», на мой взгляд, это какое-то исключительное политическое скотоложство.

Ну, впрочем, самое главное, мне кажется, в этой истории вот что. Есть в психологии такая штука проекция. Проекция – это когда то, что вы представляете из себя, вы видите в окружающих. Например, если вы исполнены агрессии, вы всегда говорите, что это весь мир настроен агрессивно против вас: «Они нас не любят». Ну, см поведение Кремля или поведение арабских правителей.

И вот в данном случае очень похожее явление в проекции, на мой взгляд, демонстрирует этот суд. Потому что в чем обвиняют Тимошенко? Что она нанесла ущерб Украине аж на 180 миллионов долларов. Напоминаю, что газовый договор, который она подписала, вышиб из посредников Росукрэнерго. А как только Янукович вернулся, у нас Фирташ, то есть Росукрэнерго, если Росукрэнерго сводится исключительно к господину Фирташу, потому что там все время вопросы к Росукрэнерго, к его предшественнику Юралтрансгаз… ФБР все время поминает имя Могилевича, который у нас, все-таки, один из самых разыскиваемых в мире преступников. Ну и вот у нас Фирташ стал на Украине бизнесменом №1, на встрече с Медведевым украинских бизнесменов сидел ровно напротив Медведева. И, вот, как только новая власть получила контроль над Минэнерго, через него над Нафтогазом… После этого Нафтогаз, то есть новая власть проиграли сами себе в Стокгольмском суде иск в пользу Росукрэнерго, и бюджет Украины оказался должен Росукрэнерго около 3-х миллиардов долларов. Причем, все происходило в разгар кризиса, и МВФ просто заверещал как жареный, что «вы чего делаете? Не дадим денег!»

Причем, деньги, все-таки, там, газом, как-то потихонечку возместили. То есть вот тогда вот эта вот власть Януковича – она продемонстрировала некий стиль правления, который можно назвать «шпанизмом», можно назвать «шпанократия», потому что вот у ребят власть – это такой способ быстренько сделать государство должным 3 миллиарда долларов знакомой компании.

Очень простая философия власти. Вот была шапка Мономаха, а теперь есть ондатровая шапка, которую можно украсть, потому что понятно, что вот эта фраза, которую произнесла Тимошенко, ну, она обречена теперь цитироваться ближайшие несколько десятилетий.

И, вот, есть браток Янукович, есть его большой восточный браток, с которого он, собственно, берет пример. И да, эти ребята, ну, гораздо проще, чем Муссолини и Франко.

+7 985 970-45-45, и еще одна новость на этой неделе – это смерть директора школы №1308 Алексея Кудоярова, который умер в СИЗО – он обвинялся в получении взятки. Напомню, что фабула состояла в том, что некто Евгений Левин, глава какой-то российской строительной компании отнес заявление соответствующее в милицию, что его сына Глеба в школу не принимают без взятки. Теперь у мальчика, я боюсь, будет очень тяжелая карма, потому что… Ну, косвенно из-за мальчика, мягко говоря, погиб человек. Не знаю, как ему будет учиться в этой или в других школах, потому что все же будут знать.

Значит, в чем там была фабула? 300 тысяч рублей вымогалось, 240 принес Левин в школу под запись. Правда, на этой записи сам акт вымогательства отсутствует. Левин приносит деньги в кабинет, Кудояров говорит «Отдайте их охраннику, тот передаст завхозу, на деньги отремонтирует туалеты». Причем, школа, как следует из форумов, во-первых, государственная, во-вторых, очень хорошая. И, собственно, с момента ее основания ее бессменным руководителем, вдохновителем был именно Алексей Кудояров. И фонд, естественно, был при школе.

Надо сказать, что я не особый сторонник тезиса «Раз уморили, значит, не виноват». И я никогда не говорила ничего, например, про смерть в СИЗО Веры Трифоновой. В конце концов, эта женщина обвинялась в том, что она с сообщником торговала постами в Совете Федерации, кажется, причем, не имея доступа к товару. То есть, все-таки, в случае Трифоновой у меня возникает вопрос. Хорошо, ну а если эта женщина была достаточно здорова, чтобы совершать, по-видимому, мошенничество… А в СИЗО она, значит, недостаточно здорова, чтобы содержаться в СИЗО? Ну, понятно, что человек в СИЗО из здорового станет больным, из больного очень больным. Так что? Если мошенничает не очень здоровый, а больной, его нельзя арестовывать?

Ну, здесь совсем другой случай заведомо, потому что, конечно, бедолага Кудояров пал жертвой заведомого и отвратительного ханжества образовательной квартиры. На бюджетные деньги хорошей школы не создашь и хорошие учителя за бюджетные деньги учить не будут, и бюджетная программа – это заведомое похабство. Значит, при школе должен быть фонд, значит, деньгами из фонда будет распоряжаться директор. Поскольку фонд нелегальный, то как директор употребит эти деньги, он решает сам. Чисто теоретически, да, конечно, можно сказать «Нет, вот директор должен закупать гаджеты новейшие, зарплаты платить учителям большие. А, вот, сам он должен жить непременно на зарплату и в одной комнатной квартире, и с тремя детьми». Извините, этого не бывает.

То есть директора школ – они поставлены перед простой дилеммой. И если они хотят учить детей хорошо, они должны быть преступниками. И как я уже сказала, это заведомое ханжество и заведомый нонсенс. И ханжество, и нонсенс заключаются в том, что образование – это самое дорогое, что есть в жизни, ну, кроме разве что здоровья. За образование, в том числе среднее и даже прежде всего среднее люди состоятельные и не очень состоятельные готовы платить огромные деньги. Они говорят: «Среднее образование для всех должно быть бесплатно». А тут вы мне скажете: «Как? Вы предлагаете систему элитарного образования! Бедные дети не смогут платить за образование – это несправедливо».

Я, во-первых, отвечу вопросом на вопрос: «А то, что богатые не платят за образование, это справедливо?» Ну, то есть для начала это абсолютный бред. Есть состоятельный человек, который готов заплатить что угодно за своего ребенка. Но этот ребенок теоретически должен учиться бесплатно, отнимая те самые бюджетные деньги, не такие уж обширные, которые можно было потратить на других детей. Соответственно, те деньги, которые родители готовы заплатить за обучение своего ребенка, но легально не могут, они платят нелегально. Зачем? Ради ханжества.

Второе, самое главное. То, что не имеет цены, не имеет и ценности. Это основная причина деградации современной системы образования не только в России, но и в Европе, потому что в Европе век назад или в Китае сейчас люди наглядно видят, сколько и чего стоит образование. То есть для ученика в современном Китае или в Европе век назад это работа, учеба – это работа, работа ради светлого будущего, инвестиция ради светлого будущего. И поскольку сейчас образование цены не имеет, то значительная часть современных школьников не только в России, повторяю, но и на Западе: «Учеба – это, знаете, такая глупость. Ну, школа – глупое место, оттуда надо сбежать, свалить, чтобы нюхать клей в скверике, чтобы играть в футбол». Ну, вот, как детям объяснить, что все на свете стоит? Булочка стоит денег, доза кайфа стоит денег, а школа гребаная ничего не стоит. А потом мы удивляемся, почему из детей выходит, если они богачи, золотая молодежь, а если они бедняки, люмпены.

Отсутствие системы среднего элитного образования в стране – ну, это знаете, как если бы в Хогвартс послать учиться маглов, по причине всеобщего равенство. Ну, маглов большинство, они бы быстро объясняли волшебникам, учителям, что «вот, идиоты и чудики – они учатся колдовать, а правильно – это нюхать клей».

Как я уже сказала, все вышесказанное касается не только России, но и Европы, за исключением Англии. Это не касается также США, потому что в США и Великобритании есть элитные университеты и все остальное, а в Европе, в общем-то, все ровненько. И в Англии, и в первую очередь в США достаточное количество, хорошо развита система школ, которые, по сути дела, элитные. И если вы меня спросите, что, неужели, я требую системы элитного образования? Да, разумеется. А, собственно, объясните мне, почему нет? Есть специализированные спортивные школы, и в них калек не берут, извините меня. Есть специализированные музыкальные школы – в них детей без слуха не берут. Ну, вот, меня бы, например, никогда не взяли – мне в детстве как слон на ухо наступил, так и не отступил до сих пор.

Ну, вот, речь если идет о физике, о математике, да просто о юриспруденции, о всем, что двигает цивилизацию вперед, а таких школ или нет, или почти нет, или их существование как-то стыдливо замалчивается. У нас есть система помощи больным детям, но у нас нет системы помощи детям талантливым. Кстати, в СССР она была, теперь ее нет. В результате ребенок из бедной семьи с жутким диагнозом хотя бы теоретически имеет шансы на излечение – добрые люди соберут на него деньги. Ребенок из бедной семьи, но с диагнозом не лейкоз, а математический гений – простите, он имеет 100 шансов из 100, что его замочит в школьном туалете быдло за то, что он немного отличается и, видите ли, кажется, он хочет учиться. И потом эту систему гордо назовут системой равных возможностей.

Потому что система элитных школ должна быть. Если родители состоятельные, а ребенок подходит школе по уровню, он должен иметь возможность учиться в элитной школе за свои деньги. Если ребенок беден, но талантлив, он должен иметь публичную возможность получить стипендию на обучение от государства или частных лиц. И, кстати говоря, система всеобщего образования лишает талантливых детей, но бедных возможности попасть в элитную школу уже потому, что… Ну, вы же не можете дать стипендию на вручение взятки.

Наконец, если ребенок талантлив, но учится в посредственной школе, в плохом районе, он должен иметь возможность понимать, что школа – это не только хулиганье, которое клей нюхает в туалете. Он должен знать: да, он пройдет тесты, он уйдет из этой школы в нормальный мир.

Вот, Хогвартс – он не был закрыт для бедняков и детей маглов, но он не был открыт для всех. И, к сожалению, ложное равенство приводит к упрощению, к вырождению системы образования, причем, в Европе это так, а в России еще хуже, потому что помимо вырождения системы это приводит к тому, что каждый директор, который желает хорошо учить детей, становится преступником. Вот уж не знаю, был ли покойный Алексей Кудояров российским Дамблдором, был ли он сколь бескорыстен, как говорят его коллеги, жил ли он там в однокомнатной квартире с двумя детьми, но я знаю, что в России директора Хогвартса посадили бы.

И +7 985 970-45-45, и вот еще такое, совершенно замечательное добавление к истории с Кудояровым – маленькое сообщение из интернета, что в Кемеровской области разразился скандал вокруг интерната для умственно-отсталых детей, в котором в течение 2,5 лет умерло 27 детей-инвалидов, просто от голода умирали дети, судя по всему, и написано: «Против директора возбуждено уголовное дело». Нет при этом никаких сведений о том, что директора отрешили от должности, нет, собственно, при этом никаких сведений о том, что директора арестовали.

Ну это у нас, все-таки, такое, квантовое правосудие. То есть получается, что арестовывают директора или нет, оно совершенно не связано с тем вредом, который он причинил – не причинил обществу, оно связано, видимо, с личными персональными возможностями того человека, который а) возбуждает уголовное дело и б) наконец, с личными персональными возможностями директора откупиться от уголовного дела. Наверное, у людей, которые воруют деньги так, что у них дети умирают от голода, таких возможностей больше, чем у людей, которые, действительно, пытаются делать элитную школу.

+7 985 970-45-45. И, собственно, да, вот такой замечательный вопрос у меня как раз по поводу тех же самых кемеровских детей из интернета пришел, что «А где же наш борец за французских и норвежских детей Астахов?» — пишут мне по интернету. «И где же этот щеголь Астахов, который ездил в Норвегию защищать интересы?..», ну и так далее.

Так вот, по поводу истории с детьми и по поводу истории с защитой детей. Ну, понятно, что мы, в основном, защищаем… Как мы защищаем за рубежом интересы Бута и прочей всякой сволочи, так и интересы российских детей наш уполномоченный защищает, в основном, за рубежом. Не дай бог какая-то американская мать сделает что-то, а тем более убьет приемного российского ребенка. Крика будет немеряно, хотя, собственно, американское правосудие не нуждается в нашем крике – оно ее судит и оно ее сажает.

Вот, совершенно жуткая история, которую можно прочесть в блоге Евгения Ройзмана. Я вам вообще советую сильно следить за блогом Ройзмана по одной простой причине. Понятно, что Ройзмана сейчас будут доставать. Если на человеке поскользнулся проект «Правое дело», если люди хотели распилить такое количество бабла, а не распилили, то манеры этих ребят мы знаем. Некоторое время они дадут делу отстояться, а потом начнут Ройзмана доставать. И поэтому за фигурой Евгения Ройзмана надо очень внимательно следить, что с ним сейчас будет происходить.

Так вот, в блоге Ройзмана потрясающая история женщины, которую зовут Наталья Карякина. Жила она в Алапаевске, выучилась на швею, работала, вышла замуж, родила сына. Потом муж спился, а она связалась с каким-то уголовником по переписке, который вышел и стал жить у нее.

Дальше произошло следующее. Уголовник оказался наркоманом. Она пошла в милицию, прося защитить ее и ее детей, потому что уголовник все тащил из дома. Его забрали, завербовали и отпустили. И теперь, почувствовав свою неуязвимость, свой статус агента, он вообще вошел во вкус… Отсидел он за убийство и истязания. И она в очередной раз в отчаянии прибегает в милицию, там, конечно, как вы понимаете, адвоката Астахова не находится (адвокат Астахов в это время где-то, наверное, или в Норвегии, или в США, ну, там, где интересы российских детей нуждаются в защите), милиция принимает меры, которые заключаются в том, что вместо того, чтобы забрать своего агента… Вернее, не своего агента, а, по-моему, наркоконтролевского, забирают детей.

Она приходит в прокуратуру, ее тоже посылают на 3 буквы. Она прячется у матери, он приезжает и обещает ее убить. Она выносит ему деньги, идет обратно в дом, видит, что он перелезает через забор. И тут у нее нервы не выдержали, девушка взяла кухонный нож в одну руку, подобрала на огороде какую-то железяку и, короче говоря, ножом она его забила, железякой она его задавила, и еще после того как он был мертв, она еще повертела на нем кусок провода первый попавшийся и долго душила. То есть она, видимо, со страстью это делала, после чего она пошла домой и впервые за много месяцев спокойно заснула без топора под подушкой. И пошла, собственно, сдаваться.

Я не защищаю эту женщину (она совершила убийство), но я, действительно, думаю: а вот как же так? Где были наши защитники детей? И где была, собственно, вся система правосудия, что она делала кроме того, что она завербовала этого человека? Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», новости из российских судов. Алексей Навальный выиграл иск у единоросса, честно говоря, которого я все время пытаюсь запомнить, но имя им – легион. Короче говоря, Навальный назвал партию «Единая Россия» Партией жуликов и воров, и иск выиграл, так что мы теперь всегда этих ребят можем называть «Партией жуликов и воров».

А вот газета «Коммерсантъ» и Чулпан Хаматова, наоборот, на 2 рубля аж проиграла иск фонду «Федерация». Я напомню, что Чулпан Хаматова назвала правление «Федерации», состоящее из каких-то сомнительных людей. Ну, я совершенно понимаю суд и совершенно понимаю фонд «Федерация». Для меня фонд «Федерация» — совершенно несомненная история. Ничего сомнительного в ней нет: все ясно, все у них на лбу написано. И я надеюсь, что проигрыш этого иска только побудит журналистов еще больше обращать внимание на деятельность замечательного фонда «Федерация» и его главы, который накануне концерта в пользу бедных говорит, что «мы все деньги раздадим больным детям еще до того, как произойдет концерт», а после концерта говорит: «Вообще денег никаких не было».

Ну и, конечно, еще новость недели в суде – это то, что Полонский теперь уже и в Лондоне подал в суд на Лебедева. Ну, наверное, в следующий раз Полонский подаст… Как там? В ООН? И как там вообще было в песенке у Высоцкого? «Мы напишем в Спортлото».

Да, о моих собственных судах. Очень коротко. Напоминаю, что адвокаты Фарида Махмудова, обвиняемого в поджоге «Пассажа» в городе Ухте в 2005 году, подали на меня иск в Пресненский суд, причем до сих пор у меня нет ни повестки (и у «Эха»), нет иска. То есть вообще сложилась беспрецедентная скандальная ситуация: вот, иска до сих пор нет, адвокаты Махмудова публикуют информацию о своем иске в СМИ республики Коми, о дате и времени нас извещают не через повестки, а через блог некоего адвоката Рыбалова, трансляция которого в ЖЖ составляет по данным Яндекса 11 человек. Ну, не совсем понятно, какое представление этот человек имеет о системе правосудия, если считает, что блог с аудиторией в 11 человек может заменить процедуру официального вручения иска. И с учетом того, что в гражданском иске обязанности уведомления ответчиков лежат в первую очередь на истце, а не на суде, ну, это просто выходит за рамки.

И я, собственно, обещаю, чтобы не полемизировать всуе, я, собственно, готова полемизировать с адвокатом Рыбаловым на «Эхе Москвы» в программе «Клинч» — они в споре со мной могут высказать любую точку зрения. В конце концов, в свое время вся эта история началась с того, что ко мне пришел некий адвокат Кулиев и, подмигивая, причмокивая, объяснял, что Махмудов невиновен, что злые менты хотят отобрать у честного бизнесмена бизнес, и, вот, как бы донести эту точку до широких масс населения? Пожалуйста, ребята, адвокаты Рыбалов, Кулиев, приходите, доносите – мы с вами поспорим. Если боитесь, можете послать любого другого защитника Фарида Махмудова. Я видела, что их защищала часть правозащитников – там Лев Пономарев выступал в защиту прокурора Чекалина и милиционера Евсеева, защищавших Махмудова. Пожалуйста, я готова полемизировать с Пономаревым.

Еще одна маленькая вещь, о которой по поводу этого суда, которую я вынуждена рассказать. Прошу прощения, что я, действительно, трачу служебное время в личных целях. Но это такая, очень опасная ситуация.

Есть некий человек по фамилии Юрий Титов. С этим человеком встречалась я раза 3 в жизни. Один раз лет 14 назад, когда по его рассказам о торговле алюминием я сделала, кстати, замечательный, признаться, репортаж в «Эксперте». Другой – не помню – то ли 6, то ли 7 лет назад пришел ко мне, начал жаловаться на личную жизнь, ну, минут 20 жаловался, сколько было позволено. И третий раз в прошлую субботу, когда он напросился на встречу, и вдруг рассказал мне о своих грандиозных планах создать Комитет по голосованию всех против всех, в члены Комитета пригласить вора в законе Огонька, Юрия Лужкова, Прохорова, националистов, демократов и даже Суркова, который, цитирую, «тоже это поддержит».

Собственно, не помню, планировал ли он приглашать кого-то с Альдебарана, но помню, что боялся, что ему подбросят наркотики. На этом, собственно, мы расстались, потому что, ну, понятно было, что человек не вполне адекватен. Я сказала, что «знаете, у меня суд». Собственно, наше общение продолжалось, потому что он проводил меня до машины, а я его подвезла до метро. Ну, мы расстались и он уехал. У нас была в пятницу очень неприятная ситуация, которая, как я уже сказала, заключалась в том, что мы не получали ни повесток, ни иска. Мы с трудом отыскали на блоге адвоката Рыбалова, благодаря человеку, который ведет мое собственное сообщество в ЖЖ, господину Колокольцеву, тот факт, что заседание суда будет в 15:40 в понедельник. Времени не было что-то делать. Я сказала, естественно, что буду на заседании, потому что другого варианта у нас как-то не оставалось. Но случилось чудо: в воскресенье Венедиктов сумел дозвониться до суда. Услышав, естественно, там, что там нет ни иска, ни повесток, ничего, судья сказала, что отложит иск, что, собственно, и должно было произойти в понедельник. И в понедельник происходит вещь, которую, действительно, невозможно предсказать. Вот этот вот Титов, недообщавшись, приходит в суд, желая пообщаться, видимо. Когда меня не увидел, то стал объяснять, что он не может до меня дозвониться и «я стою в пробке» (цитирую). Что это, я не знаю, но этот человек меня представляет в такой же мере, как он представляет там Лужкова и звезду Альдебаран.

Значит, после этого, естественно, не предъявляя никаких документов о том, что он представляет Латынину или «Эхо Москвы», этот человек получает повестки и с этими повестками этот человек начинает обхаживать моих знакомых, в частности, Александра Рыклина из Еж.ру, Александра Осовцова, члена Политсовета «Солидарности», и эти повестки он демонстрирует как доказательство своей связи с «Эхо Москвы» и Юлией Латыниной.

Вы будете смеяться: когда мы стали разбираться в вопросе, выяснилось, что он представлялся помощником Каспарова еще много месяцев назад, пардон, моим несостоявшимся женихом. Причем, ну, не совсем я понимаю, каким образом суд мог передать повестки человеку, который не представлял ни малейших документов, свидетельствовавших о том, что он имеет какое-то отношение к «Эху» или ко мне. Но должна признать, что да, люди такого сорта, они при поверхностном знакомстве бывают крайне убедительными, и я, вот, сама минуту всерьез размышляла над идеей альтернативных избиркомов, которые будут организованы в каждом кафе. И только уже когда услышала, что в них будет участвовать Лужков… А там у товарища Титова мысль меняется с каждой минутой, и Осовцову он уже сказал, что в них будет участвовать Лукашенко.

Да. Вот случилась такая история, которую… Ну, что можно сказать? Ну, несчастная случайность, но просто я вынуждена ее рассказать, лишний раз подтвердив, что господин Титов, который мошенническим, мягко говоря, образом получил повестки, явился в суд, не имеет никакого отношения ни к «Эху Москвы», ни ко мне. И вообще, господа в демократическом движении, если он еще раз будет представляться женихом Юлии Латыниной… Ну, скажем так, у всех есть свои сталкеры.

+7 985 970-45-45. И рано или поздно все истории такого рода выплывают наружу. Вот, эта выплыла, скорее, комическим образом. Хотя, у меня большинство таких историй, я просто их публично не рассказываю – они есть, ну что делать? Ну вот это случилось так.

Много мне вопросов по поводу финансовых протестов Уолл-Стрит и 150 тысяч человек, которые вышли сейчас на улицы Рима. Вообще, в своем роде замечательно. Вот то, что кредитный рейтинг Италии снижен, никто особо даже не обратил внимания, никто не протестовал. А, вот, типа против капитализма давайте попротестуем.

Вы знаете, с тех пор, как случился финансовый кризис, вышло довольно много книжек о том, почему он случился – их можно легко прочесть. Я рекомендую всем книгу Майкла Льюиса «The big shot», по-моему, одну из лучших на эту тему. Это тот человек, который написал перед этим «Liar's Poker» («Покер лжеца»). И, вот, когда читаешь «The big shot» и другие книжки, то есть одна поразительная история, которая заключается в том, что «The big shot» – это вообще книжка о людях, которые заработали на крахе, потому что они просто анализировали финансовые документы и понимали, что все это рухнет. И они играли против рынка. И самое сложное для этих людей было убедить других людей дать им деньги, потому что другие люди все говорили: «Ну как же? Если Merrill Lynch и если все американские финансисты считают, что все это замечательно, то как же это может рухнуть?» Причем, самое смешное, что все эти люди, которые играли против рынка, они были со странностями, и у одного был даже синдром Аспергера. Это не совсем человек-шизофреник, но этот человек обладает способностью тупо много часов заниматься вещами, которые больше никого не будут интересовать. Например, этот читал проспекты эмиссий. И он просто тупо читал и понимал, что эмиссии настолько ненадежных облигаций рано или поздно кончатся бедой.

И вот во всех книжках по финансовому кризису удивительно то, что ты видишь, какое большое количество людей было вовлечено в эту иллюзию. Причем, все эти люди были финансисты. Более того, они были главами крупнейших инвестиционных банков. И даже если среди них было некоторое число мошенников, например, брокеров, которые понимали, что рано или поздно пузырь лопнет, то понятно, что те люди, которые потом стрелялись и выбрасывались из окон, ну, они-то были точно не мошенники – они-то теряли все. Они-то теряли свои банки.

И это такая история, с одной стороны, кажется, о том, что миром правят не реальности, а иллюзии. Вот даже в финансовом мире, где люди, казалось бы, считают деньги, если глава одного банка говорит, что все нормально, то, например, аналитики и эксперты, и оценщики Moody's и Standard & Poor's, частных, казалось бы, агентств боятся оценивать облигации столько, сколько они стоят, потому что считается, что они должны стоить гораздо дороже.

А с другой стороны, через несколько мгновений понимаешь очень важную вещь. Первая вещь заключается в том, что финансовый мир таков, что в нем реальность всегда проявит себя, что и не надо никаких механизмов регуляции, потому что лопанье мыльного пузыря и было этим механизмом регуляции. Ничего страшного: надулось, лопнуло, отрегулировалось.

Второе, никаких механизмов регуляции, в принципе, невозможно, потому что, как я уже сказала, весь пузырь держался на том, что все вместе люди думали, что это хорошо. И согласитесь: если эксперт, оценивавший бросовые облигации в Moody's, считал, что они стоят дорого, в частной конторе, то каким образом вы изобретете такую государственную контору, которая будет работать лучше, чем Moody's? Она по определению работать будет только хуже. И вот это очень важный момент, что, во-первых, не нужно никакой системы регулирования. Финансовый рынок, действительно, регулирует себя сам. Другое дело, дальше немножко больно падать, но, знаете, это гораздо лучше, чем витать в облаках до бесконечности.

Вторая история заключается в том, что, казалось бы, даже в таком мире, где все проверяется на деньги, представления людей о том, что есть хорошо и что плохо, они зависят от представлений сообщества. Если все говорят, что это хорошо, то это как-то неприлично бегать с проспектом эмиссий и говорить «Ну, смотрите, ребята. Вот вы навыдавали займов танцовщицам стриптиза, иммигрантам, неграм. Вот, понимаете, девушка из стриптиза в баре танцует у стойки, вот у нее 5 квартир, все заложены, и как вы думаете, что произойдет, если цена недвижимости пойдет вниз? Может ли девушка выплатить эти кредиты?»

Но это первая история – это история про то, что финансовый рынок регулирует себя сам. А почему он регулирует себя сам? Потому что в отличие от государства в нем нет механизмов насилия, в нем нет того человека, который скажет «Не, стойте! Вот эти облигации стоят столько-то. А если вы это перестанете утверждать, то вы там подлежите расстрелу как государственный преступник».

Есть второй вид конструкции, который держится на общественном согласии, на убеждении о том, что это хорошо. Это как раз государство. Причем, не просто государство, а я имею в виду государство тоталитарного типа. Ну, такие как было и у нас, такие, когда всем объясняют, что все вокруг хорошо, что мы строим социализм, что на Западе живут хуже. И если человек подвергает это общеизвестное утверждение вопросу, то с ним что-то делают в отличие от финансового рынка. Но я опять же также хочу заметить, что рано или поздно разница между реальностью и воображением, в котором живет все государство, становится слишком большая, и, несмотря на механизмы насилия, все дело рухается. Что и произошло с Советским Союзом.

А есть, к сожалению, третий тип иллюзии, который не меняется ни с помощью финансовых кризисов, ни с помощью революций. К такому типу иллюзии, например, относятся общественная идеология, которая утверждает что-нибудь типа: «Вы знаете, они живут хорошо, мы живем плохо, и поэтому они – сволочи» или «Неверные живут хорошо, мы, истинные мусульмане живем плохо, и поэтому неверные – сволочи». Поскольку такая идеология документально подтверждается, то есть нету разницы между иллюзией и реальностью, а она отвечает одновременно и внешним наблюдаемым признакам, и психологическим комплексам в душе человека, то такая иллюзия, видимо, способна существовать гораздо дольше, чем мыльный пузырь на Уолл-Стрит и чем даже тоталитарное государство.

Другой разновидностью такой иллюзии, опять же, являются совершенно вполне, казалось бы, либеральные идеологии. Например, история с глобальным потеплением. Вот тоже считается, что прилично верить в глобальное потепление, причем это не так небезопасно в него не верить. Человек, который начинает задавать элементарные вопросы, ну, человек, который, например, скажет «Ребята, одну секундочку. Но, вот, вы говорите, что CO2 уровень в атмосфере повышается, а вообще-то откуда CO2 берется в атмосфере? Он берется из ископаемых. А откуда он взялся в ископаемых? Он взялся из атмосферы. Ну, простите, там в Ордовике или в Кембрии количество CO2 в атмосфере было в 12 или в 7 раз больше нынешнего. И как-то никто не помер, земля не вскипела, не превратилась в Венеру, как вы нас пугаете. Ну, что ж вы говорите-то? Да, скорее те самые полезные ископаемые являются продуктом экологической катастрофы, являются продуктом того, что на Земле была гигантская зеленая масса, Земля была гораздо более зеленая, чем сейчас, которую Земля не смогла переварить и, вот, все это осело мертвым грузом. И сейчас мы возвращаем в атмосферу CO2, которого, между прочим… Растения генетические запрограммировано на большее количество CO2 в атмосфере и растут они при этом лучше».

Так вот, когда человека начинает занимать этот вопрос или десятки других, то, ведь, ему на эти вопросы не отвечают – его просто увольняют со всех научных постов. Более того, когда вдруг вылезает переписка ученых-климатологов, из которой выясняется, что это все не безобидная организация, что научная травля устраивается совершенно намеренно, что данные скрываются совершенно намеренно, вдруг оказывается, что никаким образом позиции климатократии это дело не поменяло. Это очень интересный момент, потому что, да, там существует мягкая структура, там нет революции, которая эту структуру может разрушить.

Примерно то же самое происходит с социал-демократией в Европе. Европа, разумеется, живет там значительно лучше, чем большинство стран мира в нынешнее время, и какие-либо страны мира в какой-либо период существования человечества. Но у Европы серьезные проблемы. Серьезные проблемы, связанные с падением кредитного рейтинга, серьезные проблемы. связанные с тем, что тема социальных гарантий начинает висеть мертвым грузом на европейских государствах, серьезные проблемы с тем, что люди, которые инвестируют, скорее, будут инвестировать в развивающие страны, чем, например, в Италию – в Италию никто не инвестирует кроме итальянцев (слишком высокие налоги, слишком запутанные суды, слишком защищенная система для рабочей силы и так далее, и так далее). И мы видим парадоксально, что именно благодаря тому, что страны являются демократическими и что в них, действительно, нет никаких революций (и не надо, потому что к власти приходит ровно то правительство, которое избрано большинством народа), что, оказывается, очень трудно народу объяснить, что «ребят, надо пересматривать систему». Система, в которой вам обещают, что вы будете работать все меньше, а получать вы будете все больше, она не работает. Она кончится очень плохо.

Вот это несколько таких маленьких историй про то, что миром правят представления, а не реальность. Но при этом рано или поздно реальность дает о себе знать и дает о себе знать в форме социальных кризисов, в форме финансовых кризисов, в форме революций, и что самое неприятное в форме современной Европы, в форме снижения рейтинга и постепенного затухания экономического развития. Причем, чем мягче организована система, тем труднее привести ее в соответствие с реальностью.

+7 985 970-45-45, и буквально последняя тема, о которой я хотела поговорить (может быть, я на следующей неделе ее закончу). Возвращаясь от Европы к нашим грешным пенатам вот я стала думать, какое количество денег российская бюрократия, просто российская система бюрократии губит в России? Сейчас я объясню, что. Не так давно мне стукнуло 45 лет, после чего я обнаружила, что мне надо поменять российский паспорт. Оказывается, российский паспорт надо менять 2 раза в жизни – после 20-ти и после 45-ти. Учитывая, что менять его нужно только по месту прописки, если ты живешь в том же городе и учитывая очереди в наших ЖЭКах, ну, это минимум 3 дня, ну, минимум 2 дня. Ну, будем считать, 2 дня на очередь и 3 дня на то, что ты что-то забыл. Говорят, паспорт можно менять по почте, если ты проживаешь в другом субъекте Федерации. Но я, честно говоря, в этом не сильно уверена, потому что там это дело несколько месяцев занимает. И если кто-нибудь работает в Москве, а прописан во Владивостоке, то, наверное, ему проще полететь во Владивосток и потерять 2 недели. Ну ладно, будем считать, что средний человек тратит 3 дня.

Значит, меняет он его 2 раза в жизни, причем, мера эта, ну, абсолютно дебильная, потому что нигде в мире нет внутренних паспортов, а уж тем более меняемых 3 раза в жизни, особенно в наш электронный век. Напомню, в Грузии только что разрешили ездить без прав и без техпаспорта, потому что ты все равно в базе.

Значит, надо еще там собирать какие-то справки (так что я думаю, что это даже не 3 дня, а дня 4). Ну, значит, посчитаем. В России 140 миллионов человек, ну, все 140 миллионов доживают до 20 лет, посчитаем грубо. Будем считать, что 100 из них (хотя гораздо больше) доживают до 45-ти. Ну, значит, где-то 250 миллионов. 250 миллионов, ну, средняя зарплата в России работающего человека, очень средняя 500 долларов. 500 долларов – считается, что человек, который зарабатывает 500 долларов, производит внутреннего валового продукта на 3000 долларов. Ну, значит, будем считать, что, все-таки, в среднем, в самом среднем случае российский средний гражданин 100-120 долларов в день производит. Ну, вот, нам предлагается потерять где-то 120 долларов, минимум 3 дня, ну, где-то 400 долларов. Умножаем 400 долларов на 250 миллионов, получается, если я не ошибаюсь (я просто сейчас прямо на слух считаю) где-то 10 миллиардов долларов. Переправьте меня, если я ошиблась. Значит, 10 миллиардов долларов не каждый год, а совокупно теряет наша страна только потому, что каким-то людям пришло в голову переложить одну бумажку из другого места. Причем, это только первый подсчет. Потому что прибавьте сюда пробки, в которых эти люди дополнительно стоят, прибавьте сюда тот изъятый ВВП, который пожирают те девушки, которые занимались бы чем-то полезным, а так вместо этого перекладывают бумажки. И попробуйте (я, может быть, в следующий раз это попробую) прибавить к этому другие такого же рода бюрократические изыски. Ну, те же самые пробки, ну, то же самое количество бумажек, которые нам приходится заполнять. Техосмотр, слава богу, отмененный, и прочее, и прочее, и прочее. Всего лучшего, до встречи через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире