'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 июля 2011, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45 – это смски. И вот вчера и сегодня события, пишут мне отказ в УДО Лебедева, отказ в освобождении Козлова. Напомню, что Алексей Козлов – это муж журналистки Ольги Романовой, посаженный, как она пишет в своей книжке, сенатором С., за которым легко узнается сенатор Слуцкер. «Случайность или, все же, закономерность? А, может, нас всех послали?»

Ну, Алексея Козлова – на самом деле, я ожидала более мягкого приговора, потому что звезда Слуцкера у нас пошла последнее время на убыль, вот, даже жена его детей по суду получила. Ну, Слуцкер – это отдельный разговор. Как-нибудь, может, в конце передачи найдется.







(Голосование закончено в 19:56)





А Платон Лебедев – это же такая… Мне очень понравилось, это сделанная новость. Потому что не бывает новостью то, что является ожидаемым. Ну, кто ожидал, что Платона Лебедева освободят? Но, благодаря Дмитрию Муратову, благодаря куче людей, которые стали заниматься этим вопросом, это из ожидаемости превратилось в новость. Потому что правительство лицом к лицу поставили с фактом: «Ребята, вы освобождаете насильников, вы освобождаете убийц. Тут вы человеку отказываете в УДО, потому что говорите «Вот, вы знаете, у него взыскания, у него, когда он поехал на очередной процесс, украли одежду, которую он оставил, соответственно, в запертом ящике в тюрьме, из которой он уехал». Ну, ребят, сами же и украли.

То есть вот этот вот… Это был в каком-то смысле не суд, а перформанс. И с помощью адвокатов, и с помощью «Новой газеты» Дмитрия Муратова была обнажена бессмысленность этого суда.



Собственно, еще несколько историй. Почему-то у меня все волнуются о том, что будет с США и американской валютой. Ну, там в Америке такой происходит Карибский кризис, на самом деле – кто первый моргнет, демократы или республиканцы. Думаю, что кто-то, все-таки, моргнет до 2-го августа, а если не моргнет до 2-го августа, то моргнет довольно быстро после, потому что ничего кардинального страшного на этот раз с долларом и с американским долгом не случится.



Но, понимаете, вот есть такой стратегический вопрос, который заключается в том, что к 2013 году ВВП США будет около 10 триллионов долларов. ВВП Европейского Союза – 12 триллионов. А общая сумма активов такой штуки, которая называется «суверенные фонды», которыми управляют крупные страны с профицитом бюджета (это страны типа Абу-Даби, Саудовской Аравии, Китая, Сингапура, России, кстати, Норвегии), так вот эта сумма будет около 7-ми, а, может быть, больше триллионов долларов. То есть это уже вполне сопоставимая величина. Там другой пример. К кому обратилась «BP», когда на нее навесили всех собак за катастрофу в Мексиканском заливе и она встала на грань банкротства? Она побежала к частным банкам? Нет, она побежала к Абу-Даби, к Кувейту, к Катару и Сингапуру. Нашла, кстати, в итоге помощь в России, но в процессе нахождения. То есть уже частные компании обращаются не к уходящим на второй план институтам западным коммерческим, а они обращаются к суверенным нациям с профицитом. Кстати, может быть, это не совсем была светлая идея грабить компанию за то, что у нее там столько пролилось.



И такой вопрос. Ну хорошо, Россия, Норвегия, Абу-Даби – это нефть. Ну а Сингапур? 710 квадратных километров без воды. У него откуда профицит? У него откуда суверенный фонд? И, вот, проблема заключается в том, что существующие сейчас на Западе правительства, включая, к сожалению, американское, которое рассказывает про себя, что они – самые лучшие на свете, что у них общечеловеческие ценности, что, в сущности, в кратчайший исторический срок за 20 лет после распада Советского Союза эти ребята с их общечеловеческими ценностями прое… Проели то, что Запад накапливал столетиями. И, вот, это заставляет относиться к той модели развития, которую они предлагают со всеобщим избирательным правом, мультикультурализмом и прочим, и прочим, и общечеловеческим ценностям как… Скажем так, не будем говорить слово «фуфло», будем говорить «финансово несостоятельная идея».



У меня и в прошлый раз была масса вопросов о Сагре. Кстати, по поводу Сагры. Одна маленькая идея, которую я подумала, глядя на норвежцев. Вот, товарищ Брейвик бегал по острову Утойя и убивал (70 с лишним человек он убил) заметьте, не просто людей – будущих лидеров. Вот, это, конечно, неприлично, неполиткорректно говорить, но вот эти молодые ребята собирались быть лидерами. И ни один из них, конечно… Страшно такое говорить, не будучи там на острове, но ни один из них не прыгнул на Брейвика, когда у того был не заряжен пистолет. Вот, пассажиры рейса 93 в Америке, если помните, прыгнули на террористов и, благодаря им, самолет не врезался в Белый дом, скорее всего. Вот эти будущие лидеры, ну, как-то, вот, я не думаю, что они были бы лидерами у викингов.



И по поводу Сагры. Как вы думаете, вот, в Сагре там 8 десятков человек ехали разбираться с крестьянами, им вышло навстречу 4 мужика, у одного из которых был дробовик, в котором было 3 патрона, и все эти 8 десятков разбежались. Вот, интересно: далеко бы господин Брейвик в Сагре уехал? Или в Ираке, или в Чечне?



Так вот, Сагра. Межнациональный конфликт, то есть то, чего больше всего боится наша власть, потому что существующая российская власть понимает, что одна из точек, на которой произойдет разлом России, это межнациональные отношения. И она не может с этим ничего сделать, потому что чтобы уничтожить межнациональные отношения, нужно заставить всех соблюдать закон. Потому что проблема нормальной страны и ненормальной страны заключается в том, что когда закон соблюдают, то все нации соблюдают его одинаково. А когда закон не соблюдают, то выясняются национальные различия. Все нации не соблюдают его по-разному. Русские не соблюдают закон по-другому, чем цыгане или чеченцы. И возникает непонимание.



Вот, вышло непонимание между русскими и цыганом, который поселился в этом селе, после чего там начались наркотики, после чего там начались кражи. Цыган позвал своих на помощь, поехало туда 80 рыл. Что было бы, если бы они туда приехали, сколько бы там трупов было, сказать сложно. Но, вот, действительно, 4 мужика остановили.



А после этого случилось 2 истории. Первая, эта история была раскручена исключительно благодаря Ройзману и фонду «Город без наркотиков», потому что иначе бы эти бедные русские мужики сидели. И второе, что милиция, полиция наша теперь и власть стали отмазывать карателей, которые шли разбираться с селом по двум причинам. Во-первых, потому что у карателей были деньги, а у села нет – это у нас вечная проблема российских правоохранительных органов (я сейчас о ней чуть подальше буду говорить). Во-вторых, потому что не хотели, чтобы межнациональные отношения вылезали. И в результате выяснилось, документально выяснялось каждый раз, когда власть что-то заявляла, это заявление было враньем. Сначала власть публично заявила «А почему это они не позвали (деревенские) на помощь? Почему они не позвонили в милицию?» Тут же Ройзман предъявил, что позвонили. Потом власть сказала «Ох, да», выпустила вот эту цыганку-наркоторговку Лебедеву в эфир. Цыганка-наркоторговка объяснила, что там коммерческий конфликт из-за лесопилки. Тут же выяснилось, что цыганка-наркоторговка, по звонку ее мужа, сидящего за торговлю наркотиками в зоне, все это и собиралось. Сказали власти, что цыгана этого ни в чем не подозревают – тут же выяснилось, что он живет под другой фамилией, находится в федеральном розыске. Сказали власти, что «да вообще там было 2,5 машины» — ту же Ройзман, фонд «Город без наркотиков» принесли пленку с заправки Лукойл, где было видно, что там 15 машин собиралось.

На самом деле, история такого абсолютного беспредела – история того, что если власть занимается беспределом и покрывает беспредел… Я уж не говорю о том, что машина местного отделения «Единой России» ехала со своим водителем. Так вот если власть занимается беспределом, то рано или поздно народ этому беспределу начинает противостоять.



И, кстати, по поводу Сагры я хочу рассказать еще одну историю, которой я долго не занималась (она проходила мимо меня), это история поджога Ухтинского торгового центра «Пассаж» в 2005 году, которая на слуху у нас, в том числе и в правоохранительных кругах, потому что у нас все в России знают, что менты у нас продажны, что следователи сажают невиноватых. И, вот, многие слышали о честном прокуроре Никите Чекалине, который обратился к президенту Медведеву о том, что это уголовное дело фальсифицировано, что за него осуждены честные бизнесмены братья Махмудовы, чтобы отобрать у них бизнес. Потом вслед за Чекалиным то же самое заявил милиционер Евсеев. Потом вслед за этим выступил бывший глава УФСБ по республике Коми генерал Николай Пиюков. И, знаете, вот, прямо как-то не было гроша, да вдруг алтын. Вот, как-то никто в России не протестует против неправедных приговоров, а тут вдруг, значит, прокурор, мент, генерал ФСБ – и, собственно, эти люди рассказывают свою версию событий, эти люди имеют огромную поддержку среди правозащитного движения, движения «За права человека», Лев Пономарев за них выступает, «Мемориал» собирал что-то в поддержку.



Я никогда этим не занималась, потому что… Хотя, к стыду своему сейчас должна сказать, что где-то я что-то произнесла по поводу Чекалина, что вот, надо разобраться, что он какие-то там умные слова говорит, что надо факты проверить. Не разбиралась бы я в этом вообще, если бы не пришел ко мне очередной адвокат, который занимается этим делом, и сообщил бы о существовании еще одного защитника братьев Махмудовых – о том, что там некий Алик Гаджиев, который героически спасал людей из горящего здания (а он, действительно, сдергивал решетки на окнах, и, благодаря ему, там погибло не 100 человек). Сейчас следствие считает, что он, собственно, поджигателей туда и привез. Так вот, этот Алик Гаджиев тоже явился с заявлением, что это все он сделал, а братья Махмудовы не виноваты, честные бизнесмены.



То есть вот такие замечательные честные бизнесмены, что их готовы защищать не только прокурор, не только начальник ФСБ, но еще героический Алик Гаджиев. Когда я спросила этого адвоката Кулиева «А, собственно, кто поджог «Пассаж»? Какие у него версии?», он ответил, что это все была фальсификация, никакого поджога не было, а было, вот, с целью отобрать у Махмудовых бизнес.



Попросила я его предоставить дело, потому что я… Это первая, собственно, очевидная история, да? «Покажите, пожалуйста, дело». Адвокат сказал, что сам все расскажет. На повторную просьбу показать дело передал кассационные жалобы.

Ну и вот залезла я в интернет, обнаружила там сотни материалов правозащитных в защиту честных братьев Махмудовых (напомню, что я это все в связи с Сагрой рассказываю) и текст обоих приговоров, оправдательного и исполнительного. И почему я, собственно, это рассказываю? В заказных статьях и обращениях всяких братья Махмудовых именуются не иначе, как известными предпринимателями, бла-бла-бла. Между тем, Фарид Махмудов является лидером дагестанской ОПГ, которая наводила ужас на весь город и степень отмороженности которой была такова, что еще в январе 2010 года она устроила посреди бела дня в Ухте разборку за какой-то бар с синими. И когда я уверенно говорю о Махмудове как лидере ОПГ, я говорю это уверенно потому, что так говорят сами защитники Махмудова, только не публично. Например, на суде над Чекалиным вот тот самый генерал Пиюков уже не говорил про честного бизнесмена Махмудова, а говорил, что, цитирую «враги Махмудова хотели спихнуть на дагестанскую группировку все возможные грехи». А сам Чекалин, когда он записал разговор с обвинителем Овчинниковым, который он сам потом выложил в сеть, опять-таки не называет Махмудова бизнесменом, говорит о дагестанцах, говорит «и вот я сейчас достаточно близко общаюсь с Фаридом», и даже, между прочим, упоминает, что для всех Махмудов – заказчик и самый страшный бандит города устроил поджог «Пассажа» как акцию устрашения.



То есть еще раз повторяю, да? То, что Махмудовы сожгли «Пассаж», это надо доказать, а вот то, что даже защитники их в частных разговорах признают их бандитами, это факт. Вопрос: что же подвигает этих честнейших прокурора и генерала ФСБ защищать? Ну, защищали бы там бомжа, у которого отобрали квартиру. У нас куча неправосудных приговоров, страшных, у нас куча фальсифицированных дел – возьмем там дело Магнитского. Вот, в деле Магнитского чего-то мы не видим толп следователей, которые бросаются свидетельствовать против начальства. А вот тут вот ребята взялись защищать главу ОПГ.



Ответ заключается в том, что у лидера ОПГ были очень неплохие отношения со всеми этими ребятами. Честнейший прокурор Чекалин кутил с Махмудовым в ресторанах, после увольнения открывает офис своей юридической фирмы в здании автовокзала, принадлежащем ОПГ. Партнером Чекалина по фирме стал бывший начальник криминальной милиции Ухты некто Краснов. Подчиненный честнейшего генерала Пиюкова, честнейший начальник Ухтинского отдела УФСБ Сергей Жойкин сначала подает начальству докладную записку о том, что Пулялин поджег Пассаж по заказу дагестанской ОПГ, через некоторое время устроился работать к Махмудову замом. А там еще один фсбшник жену туда послал работать бухгалтером.

То есть вот такая интересная история с честными защитниками. Кстати, там совершенно потрясающая история есть с захватом предприятия, которое называется Ухтанефтегазстройснаб. Очень крупное строительное предприятие. Потому что честнейший прокурор Чекалин туда посылает туда проверку, туда как проверяющий приходит некий Рогозин, получает все документы предприятия, директором его становится и перерегистрирует этот самый Ухтанефтегазстройснаб в родном селе Фарида Махмудова. А, кстати, прежнего директора убили.

Так вот. Обстоятельства дела. Как фальсифицируют в России дела. Я рассказываю об этом потому, что Ухта, с моей точки зрения, это вторая Сагра… Вернее, первая, потому что случилось очень давно. Это вторая Кущевская, которая случилась тоже очень давно, еще в 2005 году. Напоминаю, 2005-й год, 11 июля в 13:27 загорается двухэтажный барак, который важно именуют «торговым центром». Наглость преступников невероятная: они заходят просто в барак среди бела дня, разливают там 25 литров газолина… Поэтому их все видят. Видят, что это 2 подростка, куча свидетелей. Более того, мало того, что у них там десяток свидетелей, которые видели этих подростков. Позади этого Пассажа расположен магазин Строймаркет, который принадлежит вот этим самым братьям Махмудовым. И в Строймаркете этих людей записывает камера. И в Строймаркет приходит вот этот самый милиционер Краснов, вот тот самый, который потом вместе с Чекалиным учредит фирму в офисе ОПГ. Просматривает запись, после чего запись стирают. То есть мы бы о существовании этой записи никогда не узнали, если бы еще один милиционер не просмотрел после него эту запись, и этот милиционер утверждает, что он увидел на записи 2-х подростков, которые сели в машину на автостоянке у запасного выхода из Строймаркета.

Это еще не все. Сейчас за поджог сидят двое подростков, вот те самые Пулялин и Коростелев, и вот этого Коростелева сразу после поджога вызывают в милицию, потому что у него обожжены руки. И выясняется, что никакого алиби у него нет. Более того, выясняется, что через несколько минут после поджога этот Коростелев пришел домой к своему приятелю, а приятель жил в 100 метрах от Пассажа.



То есть после этого мне заявляют, что дело фальсифицировано? У меня вопрос: ребят, наверное, если бы это дело фальсифицировали, наверное, пораньше бы этих несчастных подростков взяли. Потому что, вот, преступный мир Ухты не безграничен. Есть двое мальчишек, подростков, подходящих под фоторобот, Пулялин и Коростелев. Они уже попались на совместной краже, у них очень плохо с психикой, у Пулялина вообще диагноз «органическое расстройство личности». Они похожи на тех, кого видели свидетели. Коростелев сразу после пожара приходит с обожженными руками в дом, находящийся в 100 метрах от пожара. Более того, там есть звонок телефонный из офиса Махмудовых Пулялину и вот эта вот история с исчезнувшей пленкой.



И возникает первый вопрос: ребята, а как же их раньше не взяли? Вопрос снимается, когда читаешь оправдательный приговор, в котором написано – держитесь крепче – что показания десятков свидетелей, которые видели поджигателей, не имеют значения, потому что разнятся показания, стало быть, не имеют значения. Никаких поджигателей на пленке из Строймаркета не было, потому что так говорит начальник службы безопасности Строймаркета.

И вдумайтесь (вот это очень трогательно), «вот, невозможно, — пишет судья, — чтобы Коростелев поджег Пассаж, потому что через несколько минут после этого поджога он явился домой к своему приятелю, и приятель говорит, что он был совершенно спокоен».



Значит, это первая история как менты, несмотря на то, что, как пожаловался мне адвокат Кулиев, вся Ухта думала на Махмудовых. Более того, вся Ухта знала, почему совершен поджог. Там был такой предприниматель Сенюков, у него был магазин Сотовик, сеть магазинов, которая торговала телефонами – вот у него и Махмудовых была вражда. Вся Ухта так и считала, что спалили этого Сенюкова. Вот, несмотря на все это, в упор как менты в станице Кущевской у Цапка ничего не видели, пока не приехало начальство из Москвы, как менты в Сагре ничего не видели, пока им Бастрыкин не настучал по голове, так и ухтинские менты, вот, не замечали ничего.

Что происходит дальше? Как выходят на этих исполнителей? Вот я уже упоминала этого Сенюкова, владельца Сотовика, которого продолжают, собственно, преследовать несчастья. Во-первых, менты именно его пытаются обвинить в том, что он сам себя поджег. Ну, во-вторых, менты начинают курочить его бизнес, арестовывают даже двоих его работников по обвинению в поджоге Пассажа. А когда все это ничего не слепляется, то у него опять начинается серия грабежей в магазинах. Причем, не просто грабежей, а с погромами, то есть люди почему-то курочат все в магазинах, разламывают, сейфы выбрасывают в окно, что довольно странно, потому что, ну, так можно попасться (шанс, вероятно, выше). И, действительно, на 3-м грабеже вылетает сейф в окно и приземляется прямо на капот патрульной машины. И грабителей принимают – это вот те самые Пулялин и Коростелев, и их начинают допрашивать. А поскольку у них, как я уже сказала, органическое расстройство личности, они совершенно не запираются – они тут же рассказывают «Да, вот мы несколько лет назад, в 2002 году (это им было 14 лет) обокрали там какой-то склад за рекой. И так нам понравилось, что мы его обокрали, этот склад потом 2-й раз. 2-й раз нас поймали. Хозяин склада повесил на нас долг 250 тысяч рублей. Чтобы его отработать, мы чего-то там еще украли, деньги не отдали, зато сели, освободились, этот хозяин склада нас поймал 2-й раз, вышла у нас драка возле бара «Домино», на нас повесили уже 500 тысяч рублей и сказали, что надо отработать, вот, грабя эти магазины». При этом называют клички Саид и Толстый. Как вы понимаете, дело второй раз раскрыто. Опять! Да? Не составляет никакого труда узнать, кто там любитель подраться в баре Домино, не составляет никакого труда сопоставить этих 2-х подростков с фотороботами тех, кто поджигал Пассаж.

Вдруг в дело вмешивается честный следователь Чекалин, и дело разваливается. Вот вместо этих Саида и Толстого в деле появляется некто Бахматов, который говорит «А заказчик – это я». Дело в отношении неустановленных Саида и Толстого выделяют в отдельное производство, а потом закрывают. Дело в отношении грабителей передают в суд, где они получают условные сроки, все, кроме Коростелева, который получает какой-то срок. И если вы думаете, что я преувеличиваю, то господин Чекалин об этом сам сообщает в своем ЖЖ. Перерыв на новости.



НОВОСТИ



Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Итак, я рассказываю историю, которая, на мой взгляд, является историей абсолютной Кущевки, историей абсолютного милицейского беспредела, тотальной фальсификации совершенно очевидной истории, когда пол-Ухты знает, что вот эти бандиты, братья Махмудовы сожгли Пассаж, потому что им надо было разобраться с предпринимателем Сенюковым. А когда об этом, судя по всему, говорят открыто, когда дважды в руки следствия сами попадаются исполнители этого преступления, их вина абсолютно очевидна, их, вернее, подозрения абсолютно обоснованы и оба раза дело разваливается. Один раз его разваливает милиционер Краснов, при попустительстве которого уничтожается важнее доказательство, пленка, на которой эти люди записаны. А другой раз его разваливает прокурор Чекалин, который выделяет неустановленных заказчиков преступления и потом прекращает дело.



Тем не менее, что продолжается дальше? Не все менты и фсбшники охвачены, видимо, бизнесменом Махмудовым. Остается там начальник РУБОП Ершов, который то ли предлагал поделиться бизнесом Махмудову, толи Махмудов отказал, то ли у Махмудова уже было очень много вот этих товарищей, которые в бизнес встроились… Короче говоря, Ершову отказывают, если он, конечно, лез в этот бизнес. А как я уже сказал, судя по всему, секрет Полишинеля, кто поджег Пассаж. Тем более, что Коростелев, который сидит за совсем другое дело, за ограбление.. Ну, он, судя по всему, не очень, как я уже сказала, вменяемый человек. Ему обидно. Ну, в конце концов, он получил 5 тысяч рублей за то, что он убил 25 человек, по 200 рублей за человека. С ним начинают работать, на него начинают давить. Он рассказывает сначала «Да, это я поджег Пассаж, но это потому что мне там продавщица не понравилась». Потом он говорит, что он поджег Пассаж вместе с Пулялиным. И только потом он говорит о том, что боится назвать человека, который ему это заказал, и только потом показывает на этих братьев Махмудовых. И сейчас защита распинается соловьем, что, дескать, вот, бедных братьев подставили, выбили из Коростелева показания. У меня вопрос: когда показания выбивают, они не бывают противоречивыми. Потому что троцкистско-бухаринские процессы – что там, какие-то противоречивые показания? Там все, знаете, в ниточку, там люди одинаково показывают. Это показания такого, асоциального отморозка, которому не заплатили обещанного, который пытается шантажировать заказчиков, запутывается в собственном вранье, который рассказывает вещи, которые кроме него никто не мог знать. Например, рассказывает, что когда они разливали этот самый газолин, на них вахтерша кричала. Ну, это мог знать только или поджигатель, или могли знать менты со слов свидетелей. А потом Коростелев отказывается от своих показаний, говорит «А по вахтершу я придумал». Не, парень, ты такое придумать не мог.



Вот, собственно, потрясающая вот эта вот история, на мой взгляд. Она чем потрясающая? Что эти ребята, которые фальсифицировали дело, они сначала все делали тихо. Они сначала добились оправдательного приговора, написав, что 10 показаний свидетелей ничего не значат, что пленку милиционер, который ее видел, не мог видеть, потому что – дословно цитирую – «начиная со дня пожара пленка уничтожалась на следующий день, а не через 4 дня» и удивления это у суда не вызвало. И только потом, когда, все-таки, видимо, давление Москвы было велико так же, как и в деле на Сагре, а Москва взяток за такие мелочи не берет, то только тогда, действительно, начался второй суд, начался обвинительный приговор. А прокурору Чекалину и прочим товарищам было делать уже нечего, потому что они были замазаны по самые уши.



И знаете, что самое страшное во всей этой истории? Что нету в ней… Еще раз повторяю, это все написано в приговорах. Эти приговоры просто надо прочесть. Те правозащитники, которые занимались этим делом и кричали со слов адвокатов, со слов Чекалиных, что вот, невиновные братья Махмудовы – эти правозащитники просто не прочли приговоров.

Так вот, самое страшное, что вытекает из этого дела, что там не то, чтобы изначально все менты и чекисты Ухты работали на группировку братьев Махмудовых. Там сначала милиционер Краснов пришел и посмотрел пленку, а потом он стал учредителем фирмы, которая располагалась в офисе дагестанской ОПГ. Там сначала прокурор Чекалин занялся этим делом, а потом его стали наблюдать в ресторанах вместе с Махмудовым. Там начальник УФСБ по Ухте сначала написал бумажку о том, что дагестанская ОПГ подожгла Пассаж, а потом устроился к Махмудову замом. То есть эти ребята изначально рассматривали свою работу как повод заработать, судя по всему. И более того, и оказалось, что они не брезгуют ничем. Даже в сверхрезонансном деле, которое контролирует Москва, видимо, наоборот даже, там денег было больше за это дело.



Вот такая вот Сагра. +7 985 970-45-45. У меня еще несколько осталось вопросов, которые мне пришли по интернету. Меня спрашивают о том, как я отношусь к идеи инвестиций в Кавказ 3-х триллионов рублей и строительству там туристического кластера. Ну что? Там, 3 триллиона рублей. Ну, там, вычитая те деньги, которые пойдут на Чечню (Чечня – это особая территория), все остальные деньги будут поделены между чиновниками и боевиками. Вот, сколько там в Дагестан идет? Триллион с лишним. Значит, половина этого достанется боевикам. Знаете, нехило боевики заживут.

Ну, как бы, какой смысл-то? У нас, ведь, последнее время, на самом деле, правительство махнуло на Кавказ рукой – это видно. Оно рассматривает его только как место, где можно заработать бабки, потому что… Ну, потому что это довольно смешно инвестировать в Кавказ, как смешно инвестировать в Сомали или Афганистан. Там сначала нужно построить нечто, во что можно инвестировать. И это нечто можно построить только с помощью хорошей армии и хороших спецслужб.



Потому что, ну, вот, в кого вы будете инвестировать, ребята? Вот, у нас есть республика Кабарда, в которой еще в 2004-м и в 2005-м там было очень мало ваххабитов. Даже когда они восстали, их там 200 штук перестреляли, их было все равно мало. Сейчас у нас находят в Кабарде убитого ваххабита на улице, при нем находят расчетную книжку, в этой расчетной книжке значатся имена чуть ли не всего руководства республики, берут господина Бифова, начальника Баксанского района и крупнейшего водочника республики, который в ней также значится, товарищ из Москвы говорит: «Ты платил боевикам?» Он говорит: «Я платил. Но я пошел к президенту республики Канокову, а тот мне сказал «Думай сам о своей голове». И опять же ходят слухи, что именно после того как Каноков отказался платить, после этой книжки и после того как на него надавила Москва, что после этого и начались эти убийства туристов с целью показать Канокову, что платить надо. Ну, ребята, ну, нам зачем в Кабарду инвестировать деньги? У нас там ваххабитов мало? В Дагестане мы где будем инвестировать деньги? В строительство электростанций? Там и так, так сказать, человек, который… Мало того, что он строит электростанции и платит боевикам (это всему Дагестану известно), так у него еще сына украли, потому что, типа, боевикам больше захотелось. Через что будем инвестировать? Через казначейство дагестанское? Там тоже сына украли у зам начальника казначейства. Боевики. Потому что мало делился.



Вопрос. Это, знаете, все напоминает известный анекдот времен социализма про колхоз и пшеницу, которую там жучок сожрал. Там, в прошлом году мы посеяли 100 гектаров – все сожрал жучок. В этом году посеяли 200 гектаров – все сожрал жучок. В будущем году посеем 300 гектаров – пусть подавится. Да? Вот в этом году мы дали столько-то денег, в будущем году мы дадим 3 триллиона – пусть подавятся (боевики).

Действительно, как я уже сказала, абсолютно ключевая для России проблема о том, что делать с Кавказом, с Кавказом, который рядом с Россией, и с Кавказом, который внутри России. Потому что существующая модель власти не может дать на этот вопрос ответ, она может только платить Кавказу дань. Ну, дань можно платить, во-первых, ровно до той поры, пока в бюджете есть деньги. У меня сильное подозрение, что от воровства бюджет в ближайшие 2-3 года начнет лопаться. А во-вторых, нужен какой-то ответ на этот вопрос, который придется давать будущей российской власти. Заметим, что вот все эти ребята, которые нам рассуждают про Медведева, как хорошо Медведева, они как раз боятся давать ответ на этот вопрос, потому что, на самом деле, ответов на этот вопрос только 2. Ответ первый: «Давайте сделаем как в Европе, которая освободилась от своих колоний, и типа, вот-вот век колониализма прошел – пусть живут отдельно, пусть там строят что хотят, что шариат, что царство Аллаха – это «ихние» будут проблемы». Как выясняется, это будут не только «ихние» проблемы, потому что, во-первых, не совсем понятно, где проводить границу. А во-вторых, как выяснилось, сейчас выясняется, Европа не освободилась от своих колоний. А точнее, от колоний-то она освободилась, но колонии переселились в нее и проблемы, которые Европа не хотела решать в Алжире, проблемы, которые Франция не хотела решать в Алжире, теперь приходится решать в самой Франции.

Так что это не самый лучший ответ на вопрос «Давайте отделим Кавказ». А второй ответ на вопрос, второй вариант ответа только один: «Что первое, должен быть единый закон для всех, единый закон, который лучше того, что творится в России сейчас, и закон, который лучше того варианта, который предлагают ваххабиты для Кавказа». И этот закон может быть поддержан только с помощью 2-х сил: первое, эффективные спецслужбы, второе, эффективной армией. Потому что та спецслужба, которая у нас сейчас есть, которая очень удивляется, когда у нас в метро взрывается вдова иорданского боевика и третья жена лидера Губденского джамаата Магомедали Вагабова. Для спецслужб это неожиданность – они за ней не следили. За чем они следили и из чего они деньги делали, я не знаю, да? Видимо, у них были какие-то другие проблемы, более насущные, которые они решали.

Так вот. Второй ответ, ответ, что для управления Кавказом нужна эффективная спецслужба и эффективная армия – ну, он предполагает другое государство.



+7 985 970-45-45, много у меня вопросов еще про польский самолет, про доклад польской комиссии, который я, надо сказать, прочла с огромным уважением. Честно говоря, столько уже этот польский самолет обсасывали, что я не думала, что что-то новое можно сказать и что-то новое я для себя почерпну из этого доклада. Должна сказать, что почерпнула. Первое, меня поразило, с каким достоинством в сложнейшей политической ситуации комиссия написала доклад, радикально отличающийся от российского варианта. Потому что российские варианты все докладов, они пишутся так, чтобы скрыть что-то и замести следы. И в них слова поставлены так косо друг к другу, что ничего не разберешь, и не совсем понятно – тебе все написали или что-то пропустили?



Вот эта комиссия, которая написала связанный доклад, в котором все разложено по полочкам с технической точки зрения – политических выводов она не делала. Вот, Носик уже написал, что, типа, все это глупость, в докладе не сказано главного, что то Качиньский приказал сажать самолет. Как раз из доклада, ровно потому, что он всеобъемлющий, и потому, что в нем сказаны все фразы, которые звучали в кабине пилотов, и, соответственно, ничего не осталось за бортом, из доклада как раз следует ровно противоположное тому, о чем говорил Носик, что как это ни удивительно для меня, не было приказа со стороны польского президента садиться непременно сейчас и непременно на этом аэродроме. Был начальник протокола, который зашел к КВСу, КВС сказал, что сейчас при нынешних обстоятельствах возможности садиться нет, но мы попробуем сделать заход, повисим полчасика. Так не отвечают «Нет». «Мы попробуем сделать заход, повисим полчасика», — это слова КВСа. После этого начальник протокола уходит, приходит снова и говорит: «Окончательного решения нет». Иначе говоря, угробил самолет не президент Польши, а командир воздушного судна. Вот, первый абсолютный вывод из доклада.



Понятно, что там где-то у командира воздушного судна в мозжечке что-то все вертелось. Но он имел возможность принимать решение, и он принял, возможно, неправильное решение. Второе, там по моментам расписано несколько ключевых моментов катастрофы (это в катастрофах всегда так): ты принимаешь неправильное решение, после этого вероятность следующего неправильного решения резко возрастает. Первое неправильное решение было, когда польский самолет прошел дальний привод и при этом был на 200 метров выше той высоты, которая ему была необходима. Поэтому из-за этого он очень быстро снижался с вертикальной скоростью 8 метров в секунду против 3-5 нормальных. Второй момент очень важный был, когда летчики отключили высотометр. Причем, в российском докладе (я очень хорошо помню, что написано по этому поводу), там утверждается, что летчики отключили его случайно и сразу стали путаться с высотой, которая была на 168 метров выше, чем показывал высотометр. И, соответственно, просто думали, что они находятся на 168 метров выше. А в польском докладе написано, что летчики нарочно отключили барометрический высотометр, потому что он был связан с системой TAWS, раннего предупреждения о столкновении с землей. Она начала пищать. Они ее всегда отключали – это у них была такая привычка. И, соответственно, они понимали, на какой высоте они находятся плюс-минус там 5 метров. Но эти плюс-минус 5 метров оказались роковыми, потому что они стали хуже понимать высоту.



И третья абсолютно роковая ошибка заключалась в том, что когда командир скомандовал «Уходим на второй круг», почему-то эта команда еще не выполнялась несколько секунд. Вот это была абсолютно роковая необъяснимая ошибка, которая бы… Если бы он сразу ушел, у него бы хватило времени спасти самолет. Почему так произошло, в польском докладе не сказано – я могу лишь предполагать. Объяснение психологическое, то есть оно никогда не будет достоверным и, соответственно, оно не могло появиться в докладе как недостоверное, ничем не подтвержденное, что проблема заключалась в том, что в кабине в этот момент было двоевластие. И формально командовал полетом КВС, а кроме того там стоял главком ВВС генерал Бласик. И генерал Бласик практически вел самолет, потому что он стоял и говорил, когда они прошли 260 метров, «250». И штурман за ним повторял: «250». «100 метров», — говорил Бласик, и штурман за ним повторял: «100 метров». «Ничего не видно», — говорил Бласик. И когда КВС скомандовал «Уходим на второй круг», он, видимо, ждал подтверждения этой команды от командующего ВВС. А тот молчал, потому что думал, что этот уже отдал команду. И тут они через несколько секунд впилились.



На самом деле, вот это такой, очень подробный разбор, который польской стороной произведен, который, на мой взгляд, просто на пятерку с плюсом, и итог этого разбора, на самом деле, один. Потому что вот все, что я сказала, это как оно происходило. А есть еще причины, почему это происходило, и причины это можно написать так: бардак, славянский бардак, причем как с польской, так с российской стороны. Прочтя этот доклад, я, вот, впервые в жизни подумала, что, все-таки, есть что-то в славянских чертах славянского характера, нечто, что наши нации роднит. Потому что выясняется, что КВС, на самом деле, не имел права фактически совершать этот полет, что он недостаточно был для него тренирован, что те оценки, которые ему ставили по совершению полетов в условиях тяжелой облачности, на самом деле, эти полеты проходили в условиях достаточно хороших. Потому что выясняется, что он был назначен на этот полет практически случайно, потому что другой, основной пилот должен был через день лететь в Америку и решили его не беспокоить. У еще одного пилота в последний момент выяснилось, что нет русской визы, что они не готовились к полету – там буквально полчаса, грубо говоря, вскочили и полетели.



Там какие-то совершенно замечательные, чисто польские, я бы сказала, чисто славянские вещи. Там, например, за день до этого полета в президентский самолет впилилась птичка. Ну, впилилась и впилилась, но после этого самолет там почистили отверточкой и сказали, что так и будет – пусть летит. Я ничего не хочу сказать, эта птичка не имела никакого отношения к последующей катастрофе. Но это чисто славянская история, что птичку зачистили без всяких справок и сказали «Все нормально, можно лететь» (президенту).



И абсолютно та же история с российской стороны. Там дело даже не в том, что там посадочные огни на аэродроме были разбиты, что они заросли какими-то кустарниками, что их ни хрена не было видно. Там самое главное, что неопытные были российские диспетчеры. Мало того, что они не знали английского языка, потому что они его никогда по жизни не знали. Там один из диспетчеров, который сажал самолет, судя по всему, в прошлом за этот год работал 17 часов диспетчером. То есть летчик, он хоть и не очень был, как выясняется, опытен, он, все-таки, летал – он в том году летал 220 часов, то есть огромное количество налетов.



Кстати, там была еще одна потрясающая деталь, что летчик не умел сажать самолет по российской ублюдочной системе РСП. Он умел сажать по английской системе ILF, продвинутой, он его очень часто сажал. Но, вот, по российской, мягко говоря, несовершенной системе он просто последний раз сажал так самолет года за 2 перед этим.

Так летчик хотя бы часто летал. А диспетчер, по их репликам видно, что они были вообще, ну, мягко говоря, не в курсах. Это очень интересно видно на предыдущем самолете, который они сажали, ЯК-40, тоже польском. Там диспетчер так говорит «Вы на курсе в глиссаде», видно, что самолет летит сам по себе, а диспетчер говорит сам по себе. Потом самолет подлетает, диспетчер говорит «На второй круг», секунда промедления, диспетчер говорит «Ух ты, сел». То есть то же самое происходило потом с президентским бортом – диспетчер просто был не в курсе, где тут и что там летит.



Вот такая история тяжелейшего российского и польского авось, которая сплелась вместе. И как я уже сказала, для меня самое поразительное во всем этом чтении доклада было то, что там не было, еще раз повторяю, не было прямого приказа польского президента сажать этот самолет во что бы то ни стало. То есть в конечном итоге ответственность, угробил этот самолет, действительно, конкретно пилот. И на решение пилота, видимо, повлияло то, что… Даже нельзя сказать, что он был неопытен. У него не было понимания, может он или не может посадить этот самолет. И там был, знаете, вот этот вот понт славянский, который… Ну, обычно считается, что если самолет президентский, то, значит, все будет тип-топ и все будет с иголочки. А там была ровно другая ситуация: «Раз мы – президентский самолет, уж как-нибудь сядем, уж с нами, поскольку мы – президентский самолет, ничего такого случиться не может».



Вот еще раз, впервые при чтении этого доклада закралась у меня мысль, что, все-таки, славянский авось и славянский бардак имеет глубокие национальные корни в обеих нациях. Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

209

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


01 августа 2011 | 21:46

Юлия Леонидовна,
ваш рассказ о поджоге ТЦ "Пассаж" вызвал сильную реакцию на сайтах в Коми.
вот здесь: http://bnkomi.ru/data/news/9037/

Многие комментаторы считают, что вы крайне поверхностно ознакомились с делом и лихо сделали категоричные выводы.

Хотелось бы знать ваше мнение по поводу нестыковок в вашей конструкции, на которые указали комменторы
Спасибо.


nazmork 02 августа 2011 | 01:05

Юлия подобна резинке от трусов. Оттянешь подальше - и увидишь чудеса, вроде "Великой Шумерской Демократии" или "Великого Сингапурского чуда" или еще чего-нибудь Великого.))) Отпустишь - и услышишь смешной "чпок" по животу.)))
А вообще-то комментировать тут нечего. Диагноз ясен любому психиатру.


mapat 04 августа 2011 | 09:14

Юленька, солнце ты наше пРотухшее, ты бы деванька, перед тем, как отрабатывать бабосики, материал ну хоть маленько изучала, а ))) Хотя, тебе, как представителю генетического мусора - это не поможет.
И да, лови ответ "Никиты" Чекалина
http://dymovskiy.name/blog/chekalin/5407.html

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире