'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 мая 2011, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина и «Код доступа». +7 985 970-45-45 – это смски, и также смотрите нас на iPhone’ах, iPad’ах с помощью компании Сетевизор.



21 мая, сегодня – день, в который отмечается геноцид Черкесского народа.

Напомню, что в середине XIX века Российская империя продвигалась вдоль Западного Кавказа, целью ее был Константинополь. И так получилось, что Восточный Кавказ, который она тоже завоевала, то есть Чечню и Дагестан – там не очень трогали народы, они остались на тех местах, где они были, а на Западном Кавказе вдоль всего побережья Черного моря, там, где сейчас расположены Краснодарский и Ставропольский края, было решение очистить, цитирую, «очистить этот край от населения, решить окончательно черкесский вопрос (слово «очистить» не мое, это доклад Евдокимова Александру II, 1863-й год). Можно с уверенностью сказать, что в течение зимы все непокоренное население, остающееся на северном склоне хребта, будет изгнано оттуда и весь этот край будет очищен». Цитата закончена.

В итоге очищения к следующему году от 4-миллионного адыгского этноса на Западном Кавказе осталось не более 50 тысяч человек, «совершился факт, почти не имевший примеров в истории» – это тот же самый генерал Евдокимов. Не все были убиты, некоторые имели возможность уехать в Турцию, что тоже очень часто равнялось гибели, потому что те концентрационные лагеря, в которые превратилось Черноморское побережье, во-первых, в них люди умирали от голода и холода, а во-вторых, очень часто турки, которые брали деньги за то, чтобы перевести черкесов в Турцию, они просто отъезжали от берега подальше, выбрасывали их за борт и приезжали за новой партией.

Выглядело это так: «Поразительное зрелище представилось глазам нашим по пути, — это пишет очевидец окончательного решения черкесского вопроса Дроздов, — разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками, изможденные голодом и болезнями переселенцы, еле поднимавшие ноги от слабости. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество». Вот Берже, порученец при штабе Евдокимова: «И, действительно, чье сердце не содрогнулось бы при виде, например, молодой черкешенки в рубище, лежащей на сырой почве под открытым небом с двумя малютками, из которых один в предсмертных судорогах боролся со смертью в то время, как другой искал утоления голода у груди уже окоченевшей матери. А подобных сцен встречалось немало».

Россия, царские генералы – можно почитать «Кавказскую войну» Ростислава Фадеева – говорили об этом совершенно открыто. Они считали, что это стратегическое решение вопроса. Что если бы черкесы оставались на берегу Черного моря – а они жили там сплошной полосой от Абхазии… Понятно, что такие слова как Туапсе, Сочи – это адыгские слова, это не русские слова. Если бы черкесы там оставались, они бы представляли опасность, их бы там финансировала Англия, они бы преградили России дорогу на Константинополь. Об этом говорилось как о факте, при этом не умалялось ни мужество сопротивлявшегося России народа, ни своеобычности его обычаев. Тогда еще не было принято своих врагов называть «негодяями» и тогда еще не было принято говорить, что никакого геноцида не было.

Собственно, вот это такой страшный урок, который случился в истории, и если есть что-то в этом уроке, так это то, в чем проиграла черкесская нация – в том, что у нее не было государства. Это было высокоразвитое общество в отличие, допустим, от североамериканских индейцев. Достаточно сказать, что когда казаки стали заниматься земледелием в этом крае, то они угробили экосистему – черкесы давали гораздо более высокие урожаи. Но у черкесов не было государства. У них были очень высокоразвитые кодексы чести, поведения, Адыгэ хабзэ. Они веками поставляли на Ближний Восток воинов, полководцев, их воины, проданные своим же народом в рабство, выигрывали битвы у монголов, правили Египтом, но у себя на Родине черкесы государства не создали. И вот это оказалось для них абсолютно трагичным. И когда я смотрю на современную Россию, где государства, в общем-то, тоже нет, потому что то, что есть, это не государство, я думаю, что все народы, не создавшие государства, рано или поздно оказываются обречены.

+7 985 970-45-45. Вопрос у меня по поводу господина Стросс-Кана, левого бюрократа. Это, вообще, знаете, почему-то такого рода истории как со Стросс-Каном в Америке случаются именно с левыми бюрократами. Вот, с правыми людьми типа Берлускони там совсем другое – там вечеринки Bungo Bungo, там он этих девочек любит, там он задаривает их деньгами, там он такой, хороший дедушка. Там если девочка попалась в полицейский участок, звонит и говорит: «Отпустите ее, она – племянница Мубарака». Ну, там все происходит по взаимному согласию, это правый Берлускони.

А, вот, товарищ, который собирался баллотироваться защищать народ, господин Стросс-Кан, вот такая неприятность приключилась и совершенно, на мой взгляд, не случайно это приключилось с человеком, который возглавляет МВФ, который, на мой взгляд, является, вот, знаете, если там не считать таких вещей как Amnesty International, ну, воплощением бюрократии бесполезной. Это такой Госплан на Потомаке, как когда-то мне сказал Каха Бендукидзе. И, конечно, я могу только поаплодировать американцам, потому что, ну, ребята, вот, то ли дело у нас. Помните 1998-й год? Я даже стала пытаться вспомнить: а у нас-то когда какие-нибудь такие попадались? Ничего почти не вспомнила. Вспомнила в 1998 году гражданин Глыбочко в Саратове, хороший союзник Володина, видного нашего единоросса, сам сейчас единоросс, глава Медицинской академии, по-моему, сейчас уже в Москве, естественно… Вот тогда некая гражданка обращалась, что хотел товарищ Глыбочко ее изнасиловать. Была судебно-медицинская экспертиза, у нее была там закрытая травма черепа с сотрясением головного мозга, отек мягких тканей, кровоподтек. Но слава богу, следствие разобралось, и оказалось, что гражданка К. нагло зашла в кабинет Глыбочко, нанесла себе эти повреждения своей собственной рукой с целью к нему придраться. Господин Стросс-Кан, приезжали бы вы в Россию – никаких бы проблем у вас не было.

Еще куча у меня вопросов про замечательную речь Дмитрия Анатольевича от 18 мая. Собственно, комментировать там нечего – все прокомментировал Антон Носик в своей ЖЖшечке, вспомнив старый анекдот о том, что у нас в России 2 партии – партия Путина и партия Медведева, только не понятно, к какой принадлежит Медведев. Могу повторить свои старые слова о том, что у нас в России 2 президента, одного зовут Путин, а другого – я забыла как.

Но если говорить серьезно насчет модернизации, то я бы хотела задать несколько таких вопросов, которые не прозвучали на пресс-конференции. Вот, вопрос такой. У нас сидит человек, которого зовут Иван Петьков – это ученый, который занимался экспортом за границу сапфиров. Собственно, за сапфиры он и сидит. Вопрос: кто писал экспертизу, что сапфиры, выращенные по новой технологии, экспортировать за границу нельзя? Ответ: бывший партнер Петькова Владимир Бородин, член-корр. РАН. Чем занимается фирма Бородина? Ответ: она экспортирует сапфиры.

Еще у нас сидит красноярский физик Валентин Данилов. Чем он занимался? Он на своем собственном стенде в своем собственном институте для Китая испытывал спутники. Если это не модернизация, то что это такое? Если это не то, чем надо заниматься в Сколково, то что это?

Еще у нас сидит Решетин и его друзья, и его коллеги за то, что они для китайцев делали там системы космической связи. Опять же, если это не модернизация, то что это такое? Или нам хотят, что, вот, Решетин, Данилов и Петьков, если бы они были в Сколково, то их бы не посадили, потому что тех, кто в Сколково, сажать нельзя? Так, может быть, мы запретим сажать по всей России ученых за то, что они совершают открытия и разрабатывают новые технологии?

Второй вопрос. Только что похитили сына Касперского, знаменитая Лаборатория Касперского, антивирус, все дела. Потом нашли похитителей, заявили, что вот там целая семья Савельевых, такие дураки, украли в 60-летнем возрасте, держали дома. И такая, маленькая промелькнула заметочка, что среди похитителей некто господин Устимчук, 29 лет – сотрудник ФСО, Федеральной службы охраны. И, как бы, понимаете, эта информация, мягко говоря, противоречит идее случайного похищения. Федеральная служба охраны. Потому что, ну, идиоты, которые в 60-летнем возрасте принимаются красть людей, это без проблем, особенно если у них криминальное прошлое, как, судя по всему, у господ Савельевых. Но, вот, 29-летний сотрудник Федеральной службы охраны (кстати, это медведевская охрана) – это те самые ребята, которые автобусами сейчас возили людей на пресс-конференцию к Медведеву.

Такого не бывает, понимаете? Это значит, что господин Устимчук – скорее всего, это посредник. А эти ребята – не организаторы, а исполнители. Я даже не хочу сказать, что кто-то там из начальства Устимчука или его знакомых заказал Касперского, чтобы переделить бизнес. Это сложно. Хотя, в общем, эти ребята любят сложные комбинации, они всегда наворачиваются на них как на банановой корке. Но поскольку они ничего другого в жизни не умеют кроме как сложные комбинации, они их любят.

Ну, допустим, вот это было просто примитивно, кто-то большой среди силовиков заказал похитить сына Касперского, чтобы получить деньги. Здорово. Обращаю внимание: ФСО, Федеральная служба охраны, самого Дмитрия Анатольевича. Дмитрию Анатольевичу не кажется, что у нас не будет никаких инноваций, пока в России бизнесменов можно красть высокопоставленным или не высокопоставленным силовикам? Это же, кстати, не первый случай. У нас же есть замечательное элитное спецподразделение «Зубр», считающееся личной гвардией главы МВД Нургалиева. Бойцы специализируются на разгоне демонстраций и митингов несогласных, их оклады в 3-4 раза выше обычных полицейских. Ну, судя по материалам журналиста «Новой газеты» Сергея Канева, некоторым из этих бойцов это тоже не мешает приворовывать людей. У нас вообще очень много стало похищений.

Вот, третий вопрос. Вот только что «Новая газета», опять же, написала об истории с покражей денег при администрации президента Управлением строительным (или как это называется) при ремонте Вечного огня. Я там не буду разбирать все подробности – там многосерийная история в 5 частях с прологом и эпилогом. Вот, одна крошечная сценка.

Некто Бондарь, который, собственно, возглавляет это строительное объединение, заказывает гранит для ремонта на заводе Соколовский карьер в Житомире, в документах которого уважаемый тот же самый Бондарь числится в то же время членом наблюдательного совета и миноритарным акционером. То есть сам у себя заказывает. Это бывает. Вот, Елена Батурина строила для Лужкова, исключительно побеждала в конкурсах, благодаря деловым качествам. Вот, Бондарь у Бондаря, Бондарь себя знает хорошо, он решил, что лучше него гранит никто не поставит.

Но почему-то вот этот гранит, который едет из украинского завода к могиле Неизвестного солдата, почему-то при этом заезжает в Воронеж. Его покупает не напрямую строительное объединение, а неизвестная фирма Спецпроект из Воронежа. Причем, самое смешное, что учредителем этой фирмы при регистрации был некто Константин Левин, который, опять же, работал помощником у Бондаря. Вот, я еще могу понять, как это господин Бондарь сам у себя, руководствуясь самыми честными, искренними мотивами, покупает гранит. Ну, он себя же хорошо знает – он же знает, какой он замечательный человек. Но почему же он при этом пользуется еще посредником?

Я, собственно, почему это рассказываю? Потому что, во-первых, это происходит с управлением делами президента, того самого, который модернизация. Не с каким-то Васей в Сыктывкаре. Наверное, президенту интересно, как ремонтируют его собственные люди могилу с Вечным огнем. А во-вторых, по этому поводу управление делами уже отписалось, сказало, что это возмутительно, что это бесчеловечно, что это подло, что они непременно разберутся и накажут «Новую газету», которая посмела об этом написать.

История четвертая. Сколково. Точнее, господин Вексельберг, который у нас над Сколково – начальник. Напомню, история, рассказанная «Ведомостями», рассказанная Навальным, которая заключается в том, что венгерскому посольству принадлежало здание на Красной Пресне, что оно было продано, судя по всему, по цене ниже рыночной за 21 миллион долларов, а потом правительство… Оно было продано оффшору, а правительство купило это здание у оффшора по цене за 116 миллионов долларов. Видимо, разницу, то есть 95 миллионов долларов попилили между собой. А, вот, посредником в этой замечательной инновационной сделке была как раз компания, принадлежащая господину Вексельбергу. Вот это такие российские инновации? Мне кажется, это очень старая история. И вообще, может быть, вот у нас Навальный предлагает вместо глагола «скоммуниздить» употреблять глагол «съединороссить». Я, вот, думаю: может, сразу употреблять глагол «смодерниздить»? В том же смысле, что глагол «съединороссить».

+7 985 970-45-45, и на мой взгляд, 2 еще очень интересных истории, случившиеся на этой неделе, — это, я бы сказала, 2 выступления фриков. Первый фрик недели – это Беркан Яшар, это тот самый человек, который в 2008 году рассказал Первому каналу в лице его корреспондента Мамонтова… Ой, простите, Верницкого, но это одно и то же… О том, что проклятый Запад в лице США, там, по-моему, еще была Германия, Турция и, не помню, были ли марсиане, хотел с помощью войны в Чечне расчленить Россию. И вот тут несколько дней назад господин Яшар опять выпал и рассказал, что, оказывается, Бен Ладена убили в Чечне еще в каком-то там, чуть ли не 2002 году. И, собственно, ну, рассказал и рассказал.

Но Дмитрий Анатольевич Медведев на своей пресс-конференции решил произвести сенсацию международную. Он специально поднял корреспондента Мамонтова… Ну, то есть, простите, Верницкого, ну, то есть это одно и то же. ...И сказал: «Это правда?» На что Верницкий даже не сказал «Это правда». Он так, наверное, сглотнул (я представляю себе) и сказал: «Он говорит, что да». «Ну, тогда мир содрогнется», — сказал инноватор Дмитрий Анатольевич.

Почему я сказала про 2-х товарищей? Потому что, на мой взгляд, на этой неделе был еще оригинал №2 – это заключенный Кучма, который дал интервью Газете.ру. Напомню, кто такой заключенный Кучма. Это тот самый парень, который порезал ножом Ходорковского в тюрьме. Сидел он за грабеж, хотя, на самом деле, там был труп. То есть там они грабили таксиста и в процессе грабежа образовался труп. Несмотря на это, господин Кучма сел позже Ходорковского, а вышел раньше. Он в отличие от Ходорковского опасности, видимо, для общества не представляет. И естественно заключить, что если человек без каких-либо денег садится на смешной срок за убийство, точнее, убийство просто выпадает из обвинительного процесса, то этот человек – наседка или стукач, ну, как-то заслужил перед властью. Там потому что у Кучмы нечем заслужить кроме этого.

Ну вот. Он порезал Ходорковского то ли потому, что его просила администрация, то ли потому, что у него просто были сложности с ворами, потому что он – человек специфический, таких не любят. Потом он оказался в безвыходной ситуации, написал на Ходорковского заявление, что тот, значит, к нему приставал. Потом его с этим заявлением туда-сюда таскали по самолетам как с писаной торбой. А, вот, теперь господин Кучма освободился, пришел к адвокатам Ходорковского, попросил несколько миллионов или десятков, по-моему, миллионов долларов за то, чтобы рассказать все. Был, естественно, послан в отличие от Беркана Яшара Первым каналом.

Тогда он пришел к Газете.ру, он пришел к РЕН ТВ (тоже попросил, по-моему, миллион долларов – тоже, естественно, был послан). Тогда он на затравку, за так дал это замечательное интервью Газете.ру, в котором, собственно, главная проблема в том, что, ну, то, что говорит Кучма, так же, как и то, что говорит Беркан Яшар, оно имеет отношение к действительности постольку, поскольку.

Почему я сказала слово «фрик»? Потому что, на мой взгляд, вот эти люди – они, на самом деле… То есть это мое субъективное мнение, я – не психиатр. На мой взгляд, у них такое, редкое психическое заболевание, с которым, кстати, довольно часто сталкиваются журналисты. Это какие-то люди, которые считают себя такими хитрыми, такими хитрыми, что они гораздо умнее всех окружающих и они считают, что всегда могут вывернуться языком из любой ситуации, сказав то, что по их мнению, вот, данная группа окружающих желает услышать.

Вот, очень характерный пример такого поведения демонстрировал, если вы помните, Иса Ямадаев, когда он сначала после смерти своего брата Сулима Ямадаева, сказал, что Сулим жив, только вот его никто не видит. Потом он помирился с Кадыровым, сказал, что брата отключили от искусственного жизнеобеспечения. Когда он не помирился с Кадыровым, он говорил, что вот это Кадыров во всем виноват. Когда он помирился, он сказал, что их поссорили злые журналисты. И, вот… Ну, человек говорит, и, вот, весь его процесс говорения базируется на том, что относительно данного момента у него всегда есть, что сказать. А что это противоречит тому, что он говорил 2 года назад, это его не волнует. Вот, никто не задался вопросом: а почему, собственно, Беркан Яшар, давая интервью в 2008 году, не рассказал тогда про смерть Бен Ладена? Вот это было бы круто! Вот, это было бы, значит, уели американцев. Это было бы можно подтвердить. А он вспоминает только после того, как Бен Ладена убили. Ну, понятно, что, как я уже сказала, в показаниях Кучмы нынешних не от чего отталкиваться, потому что… Ну как? Этот человек теперь говорит, что он не подавал никаких исков на Ходорковского, а что это за него сделала злая ФСИН, и вообще у него были неприятности из-за того, что он этот иск отказался подавать.

Но самое важное для меня в этой истории другое – то, что адвокаты Ходорковского, естественно, этого человека послали, сказали «Гуляй лесом». А Дмитрий Анатольевич Медведев, послушав интервью Беркана Яшара Первому каналу, впечатлился и не просто отвечая на вопрос, а, вот, прямо на собственной пресс-конференции инноватор наш поднял корреспондента и спросил: «Это правда?» Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый день. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45 – это смски. Вот, мне по смске пишут: «Там кроме черкесов были убыхи – от них вообще никого не осталось. Лена». Лена, во-первых, вы не совсем правы – я своими глазами видела живого убыха, естественно, турецкого происхождения. Во-вторых, под словом «черкесы» я разумею все абхазо-адыгские народы, которые жили на побережье Северного Кавказа черноморском и, соответственно, они жили вот такой сплошной полосой, их было огромное количество – абхазы, убыхи, абаздехи, натухайцы, шапсуги и так далее. Маленькое количество шапсугов до сих пор живет где-то около Сочи. Вот, абхазы остались, черкесы остались не совсем в тех местах, где они жили. То есть, еще раз повторяю, речь идет об абхазо-адыгских народах.

И, вот, Леван меня спрашивает: «Уважаемая Юлия, как вы относитесь к признанию Грузией геноцида черкесов?» Ответ: Леван, никак не отношусь. Я считаю, что геноцид черкесов надо признать России. Точно так же, как Турции надо признать геноцид армян, и что отрицать это, ну, так же смешно, как если бы Германия сейчас ходила и говорила: «Да нет, мы не убивали евреев в Освенциме, а тот, кто это говорит, тот враг германского народа, и вообще надо еще разобраться, кто кому больше зла причинил». Вот там, кажется, говорят, евреи тоже что-то плохое Германии делали, типа один-один.

И что касается Грузии, для Грузии это политическая игра. И, очевидно, что, учитывая отношения Грузии с Абхазией, ей лучше сначала отрегулировать свои отношения с Абхазией, чем признавать геноцид черкесского народа Россией в XIX веке. Для Грузии это более насущная проблема (Абхазия).

Две вещи, о которых я очень хотела поговорить еще прошлые разы, это, прежде всего, последствия ликвидации Бен Ладена. У нас тут первая эйфория после ликвидации прошла, и вдруг нашлась куча людей, которые стали говорить: «Ой! А как же без суда-то? А кто доказал вину? Вот, может, он, Бен Ладен и виноват, но мы ж теперь без суда-то ничего не узнаем». И я подумала, сколько времени прошло после Энтеббе, когда израильские спецназовцы угрохали террористов и никто в мире не спросил израильских спецназовцев: «Как вы это посмели сделать без суда, без следствия? Надо было выяснить все».

Так вот, по поводу суда. У меня первый вопрос. Из чего следует, что суд является истиной в последней инстанции, и, вот, без суда, ну, кранты, ничего не узнаем? Ну, вот, Сталин умер без суда. Мы его теперь не можем назвать тираном?

Вот, еще один момент, второй вопрос. Я хочу напомнить тем, кто страдает по поводу суда, что суды уже были. В 2006 году в Америке был суд над Захари Мусауи – это сообщник Бен Ладена, который на момент 11 сентября находился в тюрьме. Был открытый состязательный процесс, Мусауи очень хотел смерти, стать мучеником, поэтому все время менял показания. То он говорил, что да, он хотел угнать Боинг, но это был самостоятельный план, не имеющий отношения к 11 сентября. То он рассказывал, что да, он должен был быть 5-м участником. Все материалы суда, заметим, вывешены в интернет, и я просто ни разу не видела, чтобы хоть один из тех фриков, которые требуют суда, говорят, что без суда ничего не ясно, а, может быть, это американцы сами взорвали, чтобы они ссылались на эти материалы.

Есть Мунир Эль-Мотассек – это марокканец, который жил в одном доме с гамбургской четверкой. Напомню, что гамбургская четверка во главе с Мохаммедом Атта – это те самые ребята, которые осуществили 11 сентября и, вероятно, его задумали. Что из Гамбурга все четверо они приехали в 2000 году к Бен Ладену в Афганистан, и потом 3 из них оказались во взорвавшихся самолетах, и 4-му не дали визу в США, и он сейчас сидит в Гуантанамо и ждет суда вместе с Халидом Шейхом Мохаммедом.

Так вот, соответственно, в Германии судили 5-го их коллегу, который жил в одном и том же доме с ними (они общей коммуной жили), подписывал там чеки «Дом сподвижников пророка». И, соответственно, разбирался на суде вопрос, знал Мотассек или не знал о замысле своих товарищей. Не видела материалов этого суда в интернете (возможно, просто я чего-то не видела, тем более, что это немцы), но суд открытый, он был несколько раз. Были апелляции, кассации. Опять же, я что-то не слышала, чтобы кто-нибудь на него ссылался.

Наконец, самое главное имя – Халид Шейх Мохаммед. Это организатор 11 сентября, и ему предъявлено обвинение. Он вместе с четырьмя другими людьми сейчас предстанет перед судом. Обвинение находится в открытом доступе, и как-то я не видела у искателей правды ссылку на эти обвинения хотя бы с целью опровержения.

Это очень важно, потому что вот в этом обвинении против Халида Шейха Мохаммеда, там речь идет о совершенно конкретных вещах. Там говорится, что в 2000 году Мохаммед Атта с товарищами приехали из Гамбурга (Германия) в Кандагар (Афганистан) чтобы посетить тренировочный лагерь Аль-Каиды. Там говорится: «22 марта 2000 года или около того Мохаммед Атта послал из Германии электронное письмо в несколько летных школ США, в котором говорилось, что он хочет научиться летать. 26 марта 2000 года Зияд Джара – это другой сообщник Мохаммеда Атты – подал заявку на поступление во Florida Flight Training Center и поступил на курсы». Там говорится, что вот такого-то числа, между таким-то и таким-то они посещали пилотские курсы. Такого-то числа они получили деньги из Дубаи от людей из Аль-Каиды. Там очень много переводов, там все время эти переводы, по 10, 20 тысяч долларов они получали.

Вот, 5 ноября 2000 года Мохаммед Атта заказал видеофильмы по управлению Боинг-747 в магазине, который назывался Sporty's Pilot Shop. А, вот, 4 сентября 2001 года Мохаммед Атта послал через федеральный экспресс-пакет, в котором находилась кредитная карточка Файеза Банильхаммада (это другой террорист) и незаполненный чек на имя Мустафы аль-Хавсави, по адресу почтовый ящик номер такой-то, который Мустафа Аль-Хавсави (это еще один из финансистов Аль-Каиды, который как раз сидит на скамье подсудимых вместе с Халидом Шейхом Мохаммедом) и забрал.

И вот что меня поражает в этой ситуации. Вот, ребята, вперед. Вам называют совершенно конкретные факты. Опровергайте их, пишите: Атта и его друзья никогда не были в Афганистане или были, но это случайное совпадение. Пишите: Атта и Марван аль-Шеххи никогда не стажировались на пилотов во Флориде или стажировались, но это совпадение. Пишите: Мохаммед Атта никогда не получал деньги от оперативников Аль-Каиды и не отсылал их обратно перед 11 сентября. Заметьте, там несколько человек, человек 6, по-моему, конкретно отослало неизрасходованные деньги, поскольку они не понадобятся на том свете, перед 11 сентября оперативникам Аль-Каиды. Пишите, что они их не отсылали или что это было случайное совпадение.

Но парадокс заключается в том, что никто – ни радикальные исламисты, которые утверждают, что башни-близнецы взорвало кровавое ЦРУ, ни либеральные фрики, утверждающие то же самое – не то, что не оспаривали этих конкретных утверждений, они их не цитировали.

Это для меня очень важно, потому что, вот, когда я смотрю, как конструируются современные информационные фантомы, я всегда замечаю 2 вещи. Первая. Вот у вас есть некое дело, состоящее из совершенно конкретного набора фактов. В данном случае заключается в том, что Атта сотоварищи сначала съездили в Афганистан, потом поступили на летные курсы, потом получили деньги от Аль-Каиды, потом отослали их обратно перед взрывом. Вместо того, чтобы рассказывать нам об этом конкретном информационном факте, о некоей непрерывной информационной функции, о цепи событий, нам говорят: «Слушайте, неужели вы верите, что это неграмотные вот эти бедуины взорвали башни-близнецы?» И ты как-то даже идиотом себя чувствует: ну, вот, неужели, ты, действительно, веришь, что это сделали неграмотные бедуины? Все предлагают обсудить что-то совсем другое, вместо того, чтобы обсуждать факты.

И второе, что очень интересно, что каждая такая информационная ложь, вот, как сообщение, нуждается в приемнике и передатчике. Точно так же информационная ложь – она нуждается в генераторе, она нуждается в людях, которые нарочно генерируют ложь. В данном случае этими людьми являются радикальные исламисты. Я напомню, что после 11 сентября первый человек, который заявил, что это сами американцы взорвали башни-близнецы, чтобы иметь предлог напасть на мирный ислам, это Анвар аль-Авлаки, сообщник Бен Ладена, американский имам, который принимал участие в подготовке 11 сентября. То есть он точно знал. Он еще за месяц до теракта распрощался со своим соседом во Флориде со словами: «Я вас там больше не увижу. Поймете, почему».

Вот, с одной стороны, нужна абсолютно злокозненная сторона, которая лжет намеренно, передатчик, а с другой стороны, всегда нужен приемник, то есть абсолютно бескорыстные люди, которые, вот, просто не любят Америку или, там, либеральные фрики.

Ну, в данном случае в ситуации с башнями-близнецами есть еще третья сторона, это такие режимы как российский или какой-нибудь венесуэльский, которые так же не любят Америку как Бен Ладен, но, естественно, взрывать башни-близнецы у этих ребят яиц нет, но, вот, там что-нибудь показать по Первому каналу есть.

Я, собственно, почему говорю об этой истории? Потому что я хочу поговорить по второй истории, сконструированной по такому же образцу, когда у нас есть некая цепочка событий, свидетельствующая о виновности людей, и есть некие фрики, которые говорят «Поговорим о другом». Я имею в виду процесс Тихонова и Хасис, который закончился их осуждением.

Вот, давайте попробуем восстановить круг событий, который привел к убийству Маркелова и Бабуровой. Есть некий круг лиц, которые являются радикальными российскими националистами. Это очень небольшая замкнутая группа, которая сначала, 16 апреля 2006 года убивает антифашиста Рюхина. О том, что Тихонов участвовал в этом убийстве, есть показания Бормота – это тот человек, который отвез Тихонова и несколько его сообщников к той станции метро, где был убит антифашист Рюхин и потом их подобрал, и он показывал, что они там смеялись и обсуждали что-то на обратном пути.

Они убивают еще ряд людей, они убивают, например, Халилова – это лидер нацистской кавказской группировки «Черные ястребы», то есть их антипод с другой стороны (эти черненькие, те беленькие). Пистолет, которым убили Халилова, находят тоже у Тихонова, хотя убийца не он. Они убивают антифашиста Джапаридзе. Точнее, делают это какие-то северные (там это мелькает в разговорах, в записях между Тихоновым и Хасис). Но Джапаридзе ходил с Хасис в одну качалку – видимо, она его срисовала. Они режут голову таджику и подкидывают ее к Можайской управе. Почему я это говорю? Потому что эта голова таджика есть на флешке, которая изъята у Тихонова и Хасис, вернее, которая изъята из косметически у Хасис. Эта голова таджика потом была в интернете, но в том-то и проблема, что судя по тому, что говорит обвинение, голова на флешку попала раньше, чем в интернет. Вообще, флешка эта очень интересная, потому что на этой же флешке обнаруживается куча воззваний некоей организации БОРН, которая берет на себя ответственность за различные убийства, совершенные националистами, и, в частности, убийство питерского опера Георгия Бойко, который националистов очень доставал. Вот это совсем интересное воззвание, потому что Бойко до сих пор жив. То есть покушение на него сорвалось, а на флешке у Хасис уже была взята ответственность.

Группа сплоченная. Один из убийц Рюхина Паринов работает вместе с Хасис в одном магазине. Когда другой убийца, Реутский садится за убийство Рюхина, Хасис сначала ездит в суд, а потом в колонию, назвавшись сестрой. Кстати, Реутский – это тот человек, который позвонил Хасис сразу после убийства Маркелова. А когда она приехала в колонию, спросил, не имеет ли она к этому отношения, на что Хасис ответила: «Возможно».

Еще к числу совершенных уже потом группой убийств, видимо, относится убийство Хуторского и Чувашова, которое обсуждают Тихонов и Хасис (мы слушаем это на пленке), и которое по версии следствия совершил их хороший знакомый Коршунов, который также принимал участие в слежке за Маркеловым и был сфотографирован.

Группа эта идейная. Тихонов – он ученик Вдовина, который Вдовин-Барсенков. Никулкин и Тихонов (Никулкин – это их идейный руководитель) пишут Стратегию-2020, это приход с помощью террора к власти. Группа небогатая как все идейные люди. Вот, Хасис пришлось продать квартиру, когда Тихонов оказался в розыске.

Самое интересное, кто, собственно, при этом ее финансировал? Потому что это небогатые люди, как я уже сказала, это люди, которые как обычно террористы не могут позволить себе выбросить пистолет после убийства. Потому что это киллеры выбрасывают пистолет – для них это там орудие производства. А террористы что на Кавказе, что в России – у них все на самофинансировании, это дорогие вещи, денег стоят. Вот, Тихонов, когда стрелял по Маркелову, судя по всему, гильзы-то собрал в чулок, чтобы была хуже возможность идентифицировать пистолет (гильз там на месте не нашли). Ну, то есть человек хотел сохранить оружие, потому что… Ну, как я уже сказала, всегда киллеры оружие выбрасывают, а террористы как-то сохраняют. Потому что Тихонов не собирался сдаваться живьем, потому что для него оружие – это форма самоутверждение. «Без ствола мы как букашки», да? Это они часто повторяют в разговорах.

И, вот, самое интересное, кто финансировал и как они относятся к власти. Потому что господин по кличке Опер, тоже часть не этой группировки, но соседней, на суде показывал, что, вот, Горячев и Тихонов – это такой ирландский вариант, легальная партия и боевая организация. То есть была легальная организация «Русский образ», про которую тот же Горячев написал, сказал, что 2 человека, которые ее курировали, Симунин и Никулкин были близки к администрации президента. Администрация президента это опровергает, и вообще известно, какая была спора с показаниями Горячева, но, тем не менее, все-таки, Никулкин (это по данным «Новой газеты») – тот человек, который, с одной стороны, был духовным отцом всех этих ребят, а с другой стороны, едва не стал главой отделения «Местных».

И, вот, более того. То есть, с одной стороны, понятно, что там был какой-то проект управляемого национализма, который заключался в игре с легальными частями национализма. Но гораздо более интересно, что, судя по всему, и с нелегальными частями было тоже прямое взаимодействие, потому что по показаниям того же Горячева тот же Симонин, вот эти люди, которые фактически курировали движение, знакомились с Тихоновым и просили достать пистолет на предмет выбивания долгов. И, собственно, самое удивительное, что это понятно без всяких показаний. Почему? Потому что эти люди убивали врагов власти. Ребята, кого у нас убивают националисты, да, собственно, любые вот такие идейные бессеребренники? Ну, вспомним приморских партизан. Приморские партизаны убивали ментов – они получили на этом гигантскую поддержку населения, уж не помню сколько у нас тут на «Эхе», чуть ли не 80% сказало «Ура, поддерживаем партизан». Все «за». И тут вдруг Рюхин. Что сделал Рюхин? Получается вдруг 2 группы высокоидейных и, еще раз повторяю, бессеребренных ребят, фашисты и антифашисты, и они режут друг друга вместо того, чтобы резать ментов.

Ну, представьте себе любого ублюдка, ну, там, те вещи, которые я упоминала сегодня в передаче. Ну, просто любого ублюдка, который у нас постоянно где-нибудь упоминается в интернете. Вот, его бы эти люди убили, высокоидейные? И потом бы попались. И это же был бы триумфальный процесс. Сказали: «Вот, так и надо поступать».

То есть я хочу обратить внимание, что даже Пуришкевич убивал не Керенского. Пуришкевич убивал Распутина. В стране, где такое количество населения ненавидит ментов, резать врагов власти, убивать врагов власти – это очень странно, это показывает, что движение довольно глубоко инфильтровано всякой азефовщиной.

И, собственно, все у этих ребят шло хорошо, пока не появился Маркелов. Потому что убийство Рюхина было для них таким краеугольным моментом, когда власть особо это не расследовала, убийство расследовано безобразно, там доказательств очень мало, все запорото, и вдруг появляется Маркелов, нудит, вынуждает объявить Тихонова в розыск, Реутский садится. У Тихонова появляются совсем другие нотки. До этого он писал исключительно теоретически Стратегию-2020, а тут он прямо пишет: «Придя на судебный процесс, вы сможете легко срисовать лица, ФИО и номера машин тех, кто сажает ваших друзей. Совершенно не важно, кто по крови эти деятели. Смысл работы по этим целям даже не столько месть за своих, сколько стремление запугать их коллег».

И, вот, 19 января убивают Маркелова. Значит, почему мы считаем, почему следствие сочло, что убил именно этот круг людей и почему из этого круга людей это были, допустим, Тихонов и Хасис, а, там скажем, не тот же Коршунов, который потом по версии следствия убил и Хуторского, и Чувашова? Ну, тут 2 группы улик – одна относительно этой группы, другая относительно непосредственно Тихонова и Хасис. Во-первых, потому что у Тихонова находят 2 пистолета мокрых: один, из которого убили Маркелова, другой, из которого убили Халилова. Причем, Халиловский пистолет – это не Тихонов. Причем, это другой кучи оружие. Во-вторых, потому что Тихонов и Хасис обсуждают это убийство на пленке и спрашивают: «Кто нас сдал?» «Они нас охрененно знают», — говорит Хасис. Ну, естественно, она говорит другое слово вместо «охрененно», но суть это не меняет. Потому что они обсуждают на этих же самых пленках, записанных в их съемной квартире, другие убийства, которые потом были совершены членами этой же группировки.

И, наконец, потому что Тихонов и Хасис попали на 19, подчеркиваю, 19 видеокамер. Не на одну. Да, там часть этих видеокамер была установлена на Пречистенке, часть этих видеокамер установлена в метро, и качество изображения не важное, но некоторые выводы можно сделать. Во-первых, видно, что убийц было двое – парень и его сообщница (там не 2 парня). Во-вторых, видно, что эти люди одеты так же, как Тихонов и Хасис, что эти люди хромают так же, как Тихонов. Что там шапочка убийцы с двумя надписями разного уровня и шрифта такая же, как шапочка, изъятая у Тихонова. Сапоги на сообщнице убийцы в точности такие же, как те, что изображены на коробке из-под сапог, изъятой при обыске. Самих сапог не находят, Хасис заявляет, что они коробку нашли прямо на улице. В ответ следствие предоставляет бумагу, из которой следует, что данная коробка куплена за 3 недели до убийства Маркелова в магазине на Ореховом бульваре, на котором, согласно детализациям, часто бывала Хасис. То есть Маркелова и Бабурову убили мужчина и женщина, похожие на Тихонова и Хасис, носившие такую же одежду, что Тихонов и Хасис, и знакомые с предполагаемым убийцей судьи Чувашова и Хуторского, с которым были знакомы Тихонов и Хасис.

Что происходит дальше? Дальше, пожалуй, это настолько важная история, что я перенесу ее на следующий день. Это важно договорить. Мы видим, что огромное количество людей, в том числе Олег Орлов из Мемориала, видя, как на этот раз работало следствие, говорят: «Да, мы согласны». И мы видим, что есть некоторое количество полезных идиотов, которые руководствуются следующим: если бедные люди сидят на скамье подсудимых, то они и говорят, что они невиновны, значит, они, наверняка, невиновны. Вот это очень страшный момент, потому что начинает происходить то же самое, что и в истории с 11 сентября: вместо того, чтобы обсуждать всю совокупность доказательств, о которой я говорила сейчас, нам говорят: «А вы знаете, единственные показания – это показания Горячева. А эти показания он потом отозвал». То есть вместо реальности мы обсуждаем некую фикцию. И всегда есть та группа, которая генерирует эту фикцию, это адвокаты, и всегда есть та группа, которая слушает, это полезные идиоты. До встречи через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире