'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 марта 2011, 19:08

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер – Юлия Латынина, «Код доступа», 970-45-45 — СМС. По-прежнему внимание всего мира приковано к Японии, и две вещи меня поражают – это выдержка и мужество японцев и та истерика, которую сами СМИ, падкие до сенсаций, — но это нормальное состояние СМИ, и особенно экологические фундаменталисты устроили вокруг ядерной аварии на АЭС. Не хочу сказать, что ядерная авария это такая хорошая вещь, но пока ничего сверхстрашного, кроме как для экономики, на Фукусиме не произошло, а заголовки такие, как будто уже небо обрушилось на землю и произошло 256 Чернобылей.



Вообще продолжаю повторять свой долгосрочный прогноз, который я сделала неделю назад, что это землетрясение, как ни цинично говорить, не скажется на экономике Японии – разве что, вернее, повлечет за собой ускоренный экономический подъем после землетрясения. Потому что самое главное это люди, самое главное это страна, как она себя ведет – мы видим, как она себя ведет.

В конце концов, что такое ущерб от землетрясения, даже с человеческими жертвами? В 34 миллиарда долларов уже, по-моему, оценили ущерб, — а сколько у нас воровство в системе госзакупок? Медведев считал, что триллион рублей, то есть, те же самые 30 млрд. долларов. Получается, что экономический ущерб только от воровства в системе госзакупок, — и то, по скромным подсчетам человека, который управляет, или должен управлять российским государством, составляет тот же размер, что и японское землетрясение.



Поэтому еще раз повторяю, что экономику Японии ждет рост, если бы я играла на бирже, я бы бесспорно сейчас вложилась в японские ценные бумаги, особенно в тот момент, когда они упали. В прошлой передаче я сказала, что количество жертв в Японии на два порядка меньше, чем на Гаити – я ошиблась, количество жертв меньше на порядок, судя по всему, но по-прежнему, и это характерно, — 250 тысяч человек погибло на Гаити в результате землетрясения магнитудой 7, и на порядок меньше, судя по всему, погибнет в Японии от землетрясения магнитудой в 9, то есть, в тысячу раз большего по энергии землетрясения, чем на Гаити, не говоря уже о том, что на Гаити не было цунами, которое явилось причиной основных жертв.

На этом фоне удивительно мне слышать предложения, которые Россия делает Японии – сначала премьер Путин сказал, что пусть к нам приезжает сборная по дзюдо, — наверное, в Японии сейчас есть места, где сборная по дзюдо может тренироваться, особенно в момент национального несчастья. Потом Тулеев, губернатор Кузбасса, пригласил японских детей отдыхать в лагеря. Ну, я думаю, что лагеря губернатора Тулеева покажутся японским детям хуже их руин. Потом президент Медведев предложил японцам рассмотреть проблему их трудоустройства на Дальнем Востоке.

Думаю, японцы вряд ли захотят переезжать в страну, которая поливает их грязью, и в которой только в системе госзакупок ущерб каждый год приносится больше, чем от землетрясения. Тем более, что тут только что г-н Михалков заявил, что японцам землетрясение это за грехи. Хотя — как сказать, — им за грехи землетрясение, нам за грехи — Михалков с Путиным.

Еще что меня изумляет во всей этой истории — это то, что пакость не окупается. Помните, мы в Катаре хлопнули Яндарбиева, гостя эмира катара – ну, хлопнули и хлопнули, — плохо, что попались, а не плохо, что хлопнули, через пару лет Путин захотел делать газовую ОПЕК. Напомню, что Катар обладает третьими по величине в мире запасами газа, и не скажу, что эмир Катара отказался из-за истории с Яндарбиевым, но явно это прибавило.

Теперь та же самая история с Японией. Япония импортирует 100% нефти, которую она потребляет. Если она будет в 5 или в 10 раз меньше импортировать, то она все равно будет импортировать 100% нефти. Нефть Япония берет с Ближнего Востока, уголь из Австралии. На Ближнем Востоке видно, что происходит. Зависимость от энергии для третьей по величине экономике в мире так важна, что чтобы хоть как-то обеспечить энергонезависимость, Япония строила АЭС, треть энергопотребления Японии — мирный атом. Теперь с мирным атомом тоже не очень хорошо получается. И в этих условиях, если бы Путинская Россия была нормальным соседом, стоило бы ожидать переориентации Японии на российские энергетические ресурсы. Причем, не просто как покупателя, а в первую очередь как инвестора.

Но вот что-то мне подсказывает, что после Курильского вояжа Медведева японцы не будут инвестировать особенно в российские нефтяные поля, хотя, возможно, они будут покупать нефть Аляски.

Собственно, я мало говорила об этом вояже, а тут как-то так пришлось. Две вещи меня поражают в нем. Первое – это рассказы о том, что два Курильских острова нам необходимы для самообороны -, кто их контролирует, тот контролирует Охотское море.

Доложу я вам – пару месяцев назад была на другом море, Карибском, в Пуэрто-Рико, и там береговые укрепления залива Сан-Хоан и города Сан-Хоан совершенно невероятно выглядят – круче их только Гибралтар. Такие многоуровневые кольца, укрепления, нараставшие век за веком, стена над стеной, башня над башней, одни пушки на другими, и поверх всего этого стоит рельсы для зениток Второй Мировой войны.

Пуэрто-Рико веками был ключом к Карибскому морю силой ветров и течением. Тот, кто заплывает в Карибское море плывет через Пуэрто-Рико, в другом месте, чем залив Сан-Хоан не пристанешь. Кто владел Пуэрто-Рико – тот владел Карибами. И в эту гавань рвались век за веком, начиная с Дрейка и кончая испанско-американской войной, которая в 1898 г. велась именно за Пуэрто-Рико. И продолжали эти форты быть ключевыми и в Первой, и во Второй мировой войне, и в 50-х там фотографии, как строятся на плацу морские пехотинцы. В 60-х американское правительство передало их под музей.

Это я к тому, что в век межконтинентальных ракет форт, за который 300 лет страны убивали друг друга, потерял какое-либо значение. Так же, как их потеряли Мидуэй, Гибралтар или Гонконг. Я не обсуждаю сейчас вопрос, надо ли отдать Курилы японцам, это я к тому, что те, кто пишет, что, мол, это ключ к Охотскому морю, — все это прочли в книжке времен американо-испанской войны за Пуэрто-Рико. С таким же успехом могли бы озаботиться о военно-стратегической необходимости разведения гусей, потому что стрелы необходимы и перья для них.

Второе мое соображение относительно Курил заключается в том, что я не верю в искренность Медведева и Путина, когда речь идет о границах России. 27 апреля 2010 г. президент Медведев приехал в Норвегию — очень Коммерсантом хорошо описано изумление журналистов во время пресс-конференции, которая должна была быть абсолютно рядовой. И вдруг выходит Медведев и говорит: знаете, мы тут с норвежскими товарищами посоветовались, и урегулировали вопросы российско-норвежской границы: 175 тысяч квадратных километров моря, из которых мы половину отдали Норвегии. Без обсуждения, без извещения публики, даже, заметим, без последующего патриотического негодования.

Это я не к тому, что море надо отдавать Норвегии, а острова на море Китаю, — острова тоже отдали, выкинули оттуда, кстати, живущих там русских. Это я к тому, что я не верю в искренность правительства, которое уступает Норвегии, потому что надо срочно договариваться о норвежских инвестициях в нефтяные арктические поля, уступает Китаю, потому что там какие-то сложные расчеты по поводу того, как продавать российскую нефть Китаю, и вдруг принимается врать насчет Японии.

Я не верю, что поездка Медведева на Курилы имела какое-то отношение к патриотизму Я вообще думаю, что это был акт сознательного унижения Медведева Путиным, потому что Медведев прилетел на Курилы 1 ноября, а через две недели поехал в Японию встречаться с Обамой на саммит в Йокогаму. То есть, нашему «Твиттер-президенту» «Альфа-дог» царствующий показал на его, «Твиттер-президента» место, особенно в виду заблуждения некоторых западных товарищей, которые упорно думают, что у нас «Твиттер-парезидент» действительно правит.

И последнее мелкое замечание — что отношения между странами и между соседями могут быть любые. Они могут быть, в том числе, плохие, и можно предъявлять претензии к стране – например, к Японии. Мы предъявили претензии: Медведев приехал на Курилы, чего никогда не делали его предшественники. МИД Японии оскорбился, потому что брань и неприязнь это такое чувство, которое редко не бывает взаимным. И в ответ мы заявляем: «ой, да вы чего? — мы готовы дружить». Должна сказать, что вот это уже паранойя. Потому что если ваш сосед вас бранит и бросает вам в огород помои, то это еще можно пережить. Но если сосед, перебросив помои и дождавшись ответной брани, становится в позу оскорбленной невинности, и говорит: Как? Я-то хотел дружить, но меня бранят, — то это уже к психиатру.

К более серьезной теме, не к нашей маленькой. К теме освещения японской катастрофы, особенно ядерной — отнюдь не российскими, а западными, прежде всего, СМИ. Она дала гигантскую почву всяким экологическим фундаменталистам, людям, которых Марк Левин, это американский журналист, в своей последней книжке «Либерти энд тирании», «Свобода и тирания», назвал их очень удачно – по-моему, «энвиро-этатистами». Я с таким же успехом пользуюсь термином «экологический фундаментализм» — это недавно появившаяся религия, у которой есть следующие признаки: это люди, которые считают, что человечество жило в Раю, но согрешило, изобретя огонь, и всякие проклятые международные промышленные компании, — по счастью, есть способ исправить этот грех – отдать власть над человечеством в руки организаций, которые будут регулировать промышленность, и все будет хорошо.

Второе: этот экологический детерминизм сменил в качестве научного мировоззрения марксизм – раньше у нас марксизм был научный, но когда в 70-е годы марксизм истрепался, то левая элита стала думать о чем-то другом, и у нее теперь люди, которые называют себя учеными, борются против глобального потепления и естественно, против ядерной энергии.

И третья черта этих людей — они давно почему-то называют себя оппозицией правящего строю, и выглядят как борцы, — так же себя пыталась представить Компартия СССР, хотя на самом деле Компартия прекрасно питалась из распределителей, и была у власти. Эти ребята тоже у власти, они получают Нобелевскую премию, сидят во всех комитетах, сидят в ООН в основном, но это не мешает им рассказывать, что они борцы за будущее счастье освобожденного от прогресса человечества.

Несколько замечательных историй на пути экологического фундаменталиста, которые стоили жизни миллионам людей — думаю, он унес уже больше жизней, чем Гитлер, исламский фундаментализм, во всяком случае, давно позади. Господин Бен-Ладен просто не значится в списках соревнующихся.

Расскажу некоторые из этих историй, потом перейду к ядерной энергии. Если объявить конкурс химических веществ, которые спасли больше всего жизней на земле, то в шорт-лист, несомненно, войдет вещество, которое называется ДДТ. Инсектицидные свойства ДДТ выяснились только в 1939 г., в 1948 г. за это была получена Нобелевская премия. В течение следующих нескольких десятков лет ДДТ покончил с малярией в развитых странах, — напомню, что и Израиль, и Италия, и малярийные болота Флориды, — во всем там было немерено не только малярии. Кстати, огромное количество насекомых являются переносчиками других жутких болезней типа желтой лихорадки. И во всем мире велось успешное наступление на малярию, в некоторых странах с ней было полностью покончено.

В 1962 г. некая госпожа Рашель Карсон опубликовала книжку, она называлась Silent Spring — «Затихшая весна». Г-жа Карсон не была биологом, медиком, химиком, она была натуралистом, любителем природы и птичек. И г-жа Карсон обвинила ДДТ в понижении поголовья птиц в США, что было совершенно правильно – птицы мерли. Во-первых, разрыв пищевой цепочки, во-вторых — и это документально зафиксировано и выяснено буквально в мельчайших химических деталях, какой пептид, и что с ним случается, — у большинства птиц ДДТ уменьшает толщину скорлупы яйца. Без скорлупы яйцу плохо.

Кроме того, г-жа Карсон предположила, что ДДТ канцероген, и сообщила, что 12% детей, умирающих в США, умирают от рака. Напомню, что в этот момент ДДТ тоннами опрыскивали все, что можно. Проблема заключалась в том, что это предположение не основывалось ни на чем. Это было предположение ни биолога, ни медика, — никаких тестов. 12% американских детей умирают от рака, — совершенно верно. Но во-первых, они стали умирать от рака в таком количестве после того, как все другие причины смерти были ликвидированы, а во-вторых, действительно канцерогенов в этот момент, химических веществ было очень много.

Итак, книжка Карсон была опубликована в 1962 г. Прошло 50 лет. За это время экологические фундаменталисты провели сотни исследований, ставивших целью доказать канцерогенность ДДТ. Знаете, как в результате классифицируют ДДТ руководящие органы самих инвир-этатистов? «Нэншл Токсиколоджи программ» классифицирует ДДТ как «умеренно-токсичный, возможно, есть основания предполагать, что он является канцерогеном». Агентство по защите окружающей среды США называет его probable — «вероятный» канцероген. Иначе говоря, через 50 лет тестов и экспериментов эти ребята выдавили из себя «возможно, не исключено, может быть».

Почти побежденная малярия, в первую очередь, в Африке, стала быстро расти – сейчас от нее в год умирают почти миллион человек — ну, так миллионов 30 за 40 лет — в 1972 г. был запрещен ДДТ, — приблизительно столько убили гуманисты и защитники природы.

Ну, согласитесь – вы живете в Африке, у вас 8 человек детей, шесть из них умрут, не дожив до 10 лет, но к вам приходит большой гуманист и объясняет, что он никак не может позволить этим детям пережить 5-летний возраст, потому что если они не умрут от малярии, то «возможно, не исключено, есть некоторый шанс, нельзя исключать», что в возрасте 88 лет они умрут от рака.

Другая замечательная история, называется «ядерная зима». С самого начала ядерные ученые пытались оценить последствия ядерных взрывов для климата. Большей частью приходили к тому, что слишком много переменных. Вопрос, сколько будет ядерных бомб, на каком расстоянии от земли они будут взорваны, что при этом будет гореть, сколько будет продолжаться горение, и так далее.

Вдруг в 1983 г. двое ученых, Карл Саган и Поль Эльрих, — Эльрих это тот человек, который потом утверждал, что к 21 веку 60 млн. американцев умрет от голода, если что-то не седлать и не отрегулировать. А г-н Саган – это тот человек, который утверждал, что нельзя начинать войну в Кувейте, потому что война в Кувейте тоже вызовет год без лета, тоже пыль будет застить небеса.

Так вот в 1983 г. эти два человека созывают пресс-конференцию и заявляют, что в результате обмена ядерными ударами температура понизится на 35 градусов. Напомню, что Ледниковый период это понижение температуры на 10 градусов. Ключевой вопрос – пресс-конференция. Ребята, если ученые делают подобную работу, они ее публикуют в Science, где она проходит процедуру научного рецензирования. Мы – миряне, мы не можем оценить степень глубины этой работы, ее математические и физические достоинства – это обычный ход для ученого. Эйнштейн на пресс-конференциях не объявлял, что он создал общую теорию относительности.

Но эти ребята на пресс-конференции. А дальше следуют десятки выступлений в прессе, в телевидении, через полгода выходит бумага в Science, Ричард Фейнман пожимает плечами и говорит: эти парни не понимают, о чем они говорят. Но кто слышит Ричарда Фейнмана?

Каков урок «Ядерной зимы»? — цитирую моего любимого Майкла Крайтона, автора State of fear — «Состояние страха», одного из самых злобных сатир на глобальное потепление. Цитирую: «Урок состоял в том, что если вы придумаете броское имя, если у вас есть хорошая политическая позиция и агрессивная медиа-кампания, никто не посмеет критиковать науку и очень быстро сомнительное утверждение будет возведено в ранг факта. После этого критика уже не нужна».

Очень похожая история произошла с хлорфторуглеродами – они же фреоны. Напомню, что фреон это просто торговая марка, которую корпорация «Дюпон» использовала для хлорфторуглеродов. Они запрещены Монреальской конвенцией в 1987 г. как разрушающие озоновый слой. Все началось в 1974 г., на этот раз — с публикации действительно научной работы двух людей, Роуленда и Марио Малина, которые заявили, что фреоны убивают стратосферный озон. И это было эко-итатистам подарок – они впали в экстаз: опять химическое вещество, — напомню, оно тогда применялось как охладитель в холодильниках, и прочих системах, — опять химическое вещество, опять злобные капиталисты уничтожают потерянный Рай, который мы должны отрегулировать и вернуть обратно.

Было сказано в этой работе, что если дело пойдет так, как оно идет, то к 90-му году озоновый слой сократится на 5%, чтобы было понятно – озоновый слой уменьшается на пять тысяч процентов при переходе от полюса к экватору, то есть, 5% это значит на 50 километров южнее, — как язвительно заметил один из критиков этой теории, известный астрофизик Фредсингер. И, собственно, долгое время происходил шум, но больше ничего не происходило, как в 1985 г. открыли озоновую дыру над Антарктикой, и сразу закричали, что это из-за этого.

Я обращаю ваше внимание на замечательные имена. Было замечательное имя: «Ядерная зима». Страшно звучит, но когда начинаешь разбираться, оказывается, что просто сгорит слишком много. И сразу это начинает казаться под большим вопросом – а сколько сгорит, откуда они знают, сколько сгорит? То же самое «озоновая дыра» — звучит страшно, но речь идет о сезонном природном явлении, которое появляется каждый август.

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Я говорила об озоновой дыре, которая звучит очень страшно, но суть проблемы заключается в том, что есть всегда некий слой озона над Антарктикой, который уменьшается в начале антарктической весны, которая наступает в августе, и с момента начала наблюдения – это был конец 50-х гг. – там было всегда в районе 300 единиц Добсона, а в 1985 году вдруг стало 200 единиц, — собственно, в этом и заключается озоновая дыра.

Возникает естественный вопрос – ребята, 1985 г., Монреальский протокол, запрещающий фреон был принят в 1987 г., то есть, через два года, — ребята, мы очень мало знаем об Антарктике, очень мало знаем об озоне, давайте подождем – ну, не два года, а хотя бы 20 лет, и проверим вообще, у нас есть модели этого явления? Крик: «Ребята, спасайтесь, иначе будет поздно, все сгорим, все пропадем, у всех будет рак кожи, действовать надо сейчас». Приняли Монреальский протокол, желающие могут прочесть про то, что вызывает озоновую дыру и почему она появляется над Антарктикой. Но это сейчас очень сложные процессы, которые очень трудно комментировать на любительском уровне, и с точки зрения которых Монреальский протокол выглядит несколько наивным.

Вот это, собственно, несколько историй из области экологического фундаментализма, которые очень похожи на истории с компьютерным «годом 2000», когда нам компьютерные специалисты объясняли, что в 2000 г. все грохнется, если мы не купим новые программы. Ничего не грохнулось, но мы все верили, потому что это были специалисты. А тот факт, что специалисты могли быть заинтересованы в том, чтобы продать нам новую программу, как-то не действовал достаточно психологически убедительно.

Но конечно, самая главная фишка это была глобальное потепление. Вернее, сначала это было глобальное похолодание. Сначала в те же самые 70-е гг., когда нас стали грузить ДДТ, фреонами и всем остальным, эти ребята сказали – о, ужас, человек своими действиями поднял в атмосферу такое количество пыли, что оно ее охлаждает. Срочно надо регулировать.

Собственно, история про «Ядерную зиму» была просто осколочком истории про глобальное похолодание, вызванное человеком. Но в этот момент действительно холодало – с 40-х по середину 70-х., и ребята уже принялись собирать богатый урожай, когда случилась непредвиденная история: изменился цикл солнечной активности, и стало теплеть.

Даже самые бойкие тут экофундаменталисты на несколько лет заткнулись. Потому что, во-первых, они понимают, что их аудитория быдло, но согласитесь, объяснить одним и тем же человекам, что проклятое человечество и проклятые капиталисты загрязняют атмосферу и от этого становится холоднее, и на следующий день объяснять, что они загрязняют атмосферу, и от этого становится теплее, — они видимо думали, что даже для быдла это чересчур.

Потом надо было к этому привыкнуть. Потому что про похолодание втюхнуть легко: каждый понимает, что случится, если в Москве в августе будут заморозки. Но если в Москве в декабре будет плюсовая температура, а напомню, что потепление касается, прежде всего, умеренных широт, Африка как была Африкой, так и останется. Так очень тяжело объяснить человечеству, которое всю жизнь вымирало именно от похолодания, для которого мало Ледниковый период в Европе был катастрофой, — очень тяжело объяснить человечеству, что если в декабре будет цвести магнолия, то это плохо.

Тем не менее, прошло несколько лет, ребята бодро начали рассказывать нам вместо устроенного человеком глобального похолодания, устроенное человеком глобальное потепление. Это довольно страшная история, потому что все примеры, о которых я говорю, я говорю о них очень обще, они объединены общей особенностью. Во всех случаях речь идет об очень сложных системах – атмосфере, климате, множестве вариабельных факторов. Например, озон распадается от моноксида азота, от диоксида азота. Естественный хлор в той же морской соли, выкидывается в атмосферу в количестве на пять порядков больше. Достигает или не достигает он при этом стратосферы, как нас уверяют, — это предмет сложных исследований, которые на момент подписания Монреальского протокола просто не были проведены.

Но нам объясняют, что это очень простая система, нам все это объясняется на пресс-конференциях и требуют принять меры и создать комиссию раньше, чем выяснится, был ли мальчик.

И конечно, «фрики» в случае ядерной аварии активизировались необычайно, — разные, включая еврокомиссара по энергетике, который умудрился заявить, что это Апокалипсис. Активизировалась у нас одно время, — замечательно цитировалась, — даже организация «американских озабоченных ученых» — Союз консернутых ученых, так и называется, — который обычно борется против глобального потепления. Если вы думаете, что ученые занимаются наукой, вы, может, правы, но консернутые ученые занимаются борьбой против глобального потепления.

Вот эти ребята даже переключились по этому случаю на ядерную энергию, и очень мало было каких-то разумных выступлений, а среди тех, которые были, могу только отметить и поздравить, и привлечь внимание к выступлению Александра Черкасова на «Свободе», того самого Черкасова, который вообще-то «Мемориал», но он вообще-то бывший физик-ядерщик, и он сказал несколько замечательных слов, которые я могу только повторить, что пытаться запретить ядерную энергию от того, что АЭС иногда взрываются это все равно, что пытаться запретить самолеты, потому что они иногда падают. Что в воздух выбрасывается большое количество радиоактивной дряни и без АЭС, причем, вне всяких аварий. В том числе, кстати, даже электростанциями на угле. Что так называемые «альтернативные» источники топлива, на которые от нас требуют переключиться, это, прежде всего, ветровая энергия, ветряки и солнечные батареи, — что они далеко небезопасны.

Ветряки, например, помимо того, что они уродуют пейзаж и рубят птиц, вызывают довольно серьезную вибрацию. А что касается батарей кремниевых, то их изготовление очень экологически вредно. Напоминаю вам, что у нас несколько месяцев назад в городе Абакане, где Дерипаска хотел поставить завод по изготовлению кремниевых пластин, состоялся митинг против этого завода, на который пришло по российским меркам какое-то невероятное количество людей — полгорода, по-моему, пришло, — чтобы было понятно, что кремниевая пластина тоже небезобидна.

И самое главное, и это замечательно сказал Черкасов, что самым экологически опасным видом топлива на земле является тот земляной очаг, у которого сидит первобытный человек. И сейчас африканец сидит. Вот что он там вдыхает, это уму неописуемо. И что возвращение к природе — этого уже Черкасов не говорил, я просто повторяю многократно мною же высказанную мысль, и многими высказываемую мысль, — что возвращение к природе это возвращение к состоянию, когда средняя продолжительность жизни человека 18 лет. И от рака он, конечно, не умирал, потому что до этого его звери дикие кушали.

Несколько замечательных историй, которые произошли за эту неделю. Еще одна главная международная тема — Ливия. На прошлой неделе я была уверена, что ООН не согласится на начало операции против Ливии, две или три недели они думали, и все-таки согласились. Это как бы наглядное доказательство того, насколько в военный момент авторитарная власть эффективнее бюрократии. Потому что Каддафи не надо долго думать, а ООН думало долго. ООН согласилась, — большой радостный знак. Теперь вопрос – не поздно ли это все произошло, как я уже сказала, вследствие разницы во времени принятия решений между ООН и Каддафи.

Один из людей, с которыми я недавно говорила на эту тему, вообще высказал мнение, что это такая гигантская поворотная история, в которой Запад очухался, понял, что ни о какой демократии на Ближнем Востоке не может идти речи, понял, что игры со словами «все прекрасные, хорошие, все строят демократию», пора завязывать, и что мы видим возрождение политики колониализма.

Думаю, что это слишком радужный взгляд на вещи, думаю, что одна из основных проблем современного общества, которая порождает диктаторов и крайне неэффективные государства заключается в том, что, к сожалению, в цивилизованном обществе сейчас война не окупается. Дешевле платить любому количеству Каддафи за нефть, чем устроить войну. Собственно, это главная причина, по которой выживают крайне неэффективные режимы. Потому что раньше такого рода неэффективные режимы просто становились добычей более организованных соседей, или были вынуждены перемениться.

Я со своей стороны скажу, что как это ни цинично, мир, в котором господствует естественный отбор государств, а этот механизм естественного отбора называется война, — этот мир гораздо лучше в конечном стратегическом итоге, потому что, как я уже сказала, в этом мире не бывает такой ситуации, что правитель решает на свой народ накласть, и там строит себе любое количество дворцов, золотых унитазов, развлекается с певичками. Потому что в таком мире ему угрожает большая опасность извне, в таком мире он не может иметь неэффективную армию, в которой генералы заняты вопросом не о том, как эффективно воевать и не о том, какое эффективное оружие строить, а почему выделили ли сколько-то денег на закупки вооружений – почему у нас теперь не закупают наши плохо устроенные танки.

Еще несколько замечательных историй на этой неделе. Самая замечательная – продолжение истории с концертом Фонда «Федерация». Я уже высказывала на прошлой передаче мнение, что речь шла о том, что просто Путин хотел попеть с певицами. И, собственно, все, что случилось на этой неделе, подтверждает эту гипотезу, потому что выяснилось несколько подробностей.

Во-первых, выяснилось, что Фонд все-таки был зарегистрирован – чрез 14 дней после концерта. Причем, по юридическому адресу, который внесен в черный список юридических адресов налоговой инспекции. Поздравляю с такой регистрацией.

Во-вторых, г-н Киселев дал пресс-конференцию, из которой мы не узнали, — хотя он это обещал, — о спонсорах фонда, зато узнали, что он, оказывается, главой фонда не является. Это уже, знаете, совсем удивительно – раньше мы считали, что хотя бы г-н Киселев глава фонда, а теперь он оказывается не глава, и вообще, неизвестно. Известно только, что как сказал г-н Киселев, собрано ноль рублей ноль копеек, что противоречит собственным же словам г-на Киселева о том, что все собранные деньги будут переданы еще до концерта на благотворительность. И что противоречит другим словам Киселева, сказанным буквально несколько дней назад — о том, что на благотворительном аукционе все-таки собрали 85 тысяч рублей.

Он посетовал, — вот, какие сволочи, — ничего не давали. Но согласитесь, — если человек сказал, что всего 85 тысяч дали, а на следующий день говорит, что ничего не дали, — это как-то уже совсем странно. Такое впечатление, что человек знает, что ему все сойдет с рук. Киселева, безусловно, подводит та особенность бандитского дискурса, что бандитский дискурс не предназначен для записи. Он строится так, что сначала ты подходишь к человеку, и говоришь: Слушай, да мы с тобой друзья, мы с тобой вместе такое забабахаем, дай мне денег, у нас такое получится. А через две недели, когда к тебе приходит этот человек, ты говоришь: Какие деньги? Это ты мне должен. Поскольку записи не было, то человек действительно чувствует себя несчастным. А когда все это записывается, то получается плохо.

Но самое главное другое. Выяснилось, благодаря корреспонденту «Новой газеты» в Санкт-Петербурге Нине Петляновой, что было не два концерта, а три, что помимо концерта в Ледовом, который транслировался по телевизору — там, где Путин пел и играл на рояле, и концерта для вип-персон, но за деньги — сначала просили миллион, потом соглашались на 50 тысяч рублей, — в ночном клубе, был еще один прием в Этнографическом музее. Он описан радостно ведущим этого приема, г-ном Зорькиным, который просто был в экстазе: «Какие люди — Путин сидел за столиками, поднялся от столика, где он сидел и две звезды, подошел ко мне, ОН, — там «он» написано с большой буквы, — поблагодарил», и так далее.

Вот тут уже совсем интересно. Потому что напомню, что дело было в декабре прошлого года, как раз вышел «Викиликс», как раз назвали Россию «мафиозным государством». Вот г-н Киселев утверждает, что артисты приехали бесплатно, — поверим в это. Не знаю, за что верить г-ну Киселеву, но поверим, что Фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой не мог их привезти бесплатно – известный фонд, знаменитый фонд, бескорыстнейший абсолютно. А никому неизвестный, еще не зарегистрированный на тот момент фонд, у которого потом такие неприятности случились с деньгами, — бесплатно приехали артисты. Врет Бари Алибасов, когда предполагает, что 25 млн. долларов стоило это.

Такой вопрос – а на этот закрытый концерт за столик с Путиным они тоже сели бесплатно? Как раз они прочли про «мафиозное государство», и решили – нет, мы поддержим Путина за бесплатно.

Самое интересное во всей этой истории, что зорькинская заметка в ЖЖ вышла еще в декабре. И на чем попадаются во времена вранья – это, конечно, на том, что сначала говорят одно, а потом другое. Потому что очень много людей тогда, еще в декабре, писало, что это все произошло для того, чтобы Путин мог попеть со звездами. Бекки Шарп, Божена Рыньска писали об этом в «Газете.Ру». Просто тогда не обращалось внимание, куда из-за этого делись деньги, и были ли деньги, — иные, чем звездам.

Очень много таких историй, когда мы ловим власти на лжи, потому что она сначала говорит одно, а потом другое. Такая же история с дворцом в Геленджике. Нам после заявления бизнесмена Колесникова сказали, что дворец не имеет никакого отношения к Путину. Но проблема заключается в том, что до этого масса была публикаций о том, что это место для Путина, о том, что там ФСО, о том, что там построили новый аэродром.

Кстати, замечательный момент – нам говорят, что дворец стоил миллиард долларов. Неправда, господа. Там же построили аэродром. Там радикально переменили полосу. Хорошая взлетная полоса стоит где-то миллиард долларов. Причем, такой маленький момент – там полоса есть, а здания постоянного для пассажиров нет. Строилось, видимо, для такого пассажира, которому не нужно постоянного здания. И более того, — это написано не где-нибудь, это написано в «Википедии». Набираешь «Геленджик», попадаешь на русскую «Википедию», и читаешь, что Геленджик это место, где лучшая на юге взлетно-посадочная полоса, а что касается собственно самого аэропорта, то за нехваткой денег и чего-то еще он временно размещен в бывшем здании грузового терминала, пропускная способность — 140 пассажиров в час.

Это очень интересный момент. Информация общедоступная. А после того, как знаешь некоторые другие части информации, она совсем по-другому начинает звучать. И очень много таких вещей, как я уже говорила не раз, в последнее время стало вылезать наружу о власти.

Последняя смешная история с Алексеем Навальным, который назвал «Единую Россию» партией жуликов и воров. Кстати, должна сказать, что вчерашние дебаты Навального с ректором «вышки» стали, наверное, первыми за много лет в стране публичными дебатами, на которых обсуждается 94-й закон ФЗ, — так, как он должен обсуждаться в парламенте. Но у нас парламент не место для дискуссий. И в этом смысле Навальный неожиданно стал той площадкой, которая возрождает очень много того, что должно происходить в нормальной стране.

Так вот после того, как Навальный организовал свой сайт «Роспил», после этого завелось, конечно, гигантское количество ботов, которые просто заспамили его журнал, и недавно в сети появилось очень смешное расследование – кто бы сомневался, — кто является заказчиками этих ботов. Там нашли какого-то человека, который сам признался, зовут его Андрей Бойко, он спалил своего куратора по имени Максим, даже дал телефон этого Максима.

Но это не самое смешное, — почему эту историю и рассказываю. Потому что, в конце концов, этот Андрей Бойко в переписке признался, что вообще он отваливает в США, и ему на эту страну накласть, ему в ней нежить, ему надо денег быстрее заработать, и поэтому он эти боты — Навального ругает агентом США, агентом империализма, и так далее. И это делается тем человеком, который сваливает в США. На мой взгляд, замечательная история.

Еще одна история, которую я хотела рассказать – я довольно редко цитирую моих слушателей, но я их цитирую тогда, когда они предлагают совершенно замечательные вещи. Помню несколько лет назад мне позвонил человек и сказал, что не надо выносить Ленина из Мавзолея – надо выселить правительство из Кремля, а мумия пусть там лежит. Абсолютно гениальное предложение. Я вообще считаю, что столица европейского государства Россия должна находиться в городе Санкт-Петербурге.

И второе предложение абсолютно гениальное человек мне прислал после того, как я сказала, что с моей точки зрения, не может быть в стране выборов, если в ней нет налогоплательщиков, что точно так же, как американский лозунг был «никаких налогов без представительства», точно так же можно сказать и наоборот: «никакого представительства без налогов». Если у вас голосуют налогоплательщики, они думают о том, как уменьшить размер государства, которое забирает у них налоги. Если голосуют халявщики, они всегда думают о том, как бы государство дало им побольше денег, которые оно заберет у тех людей, которые заработали их своим трудом. Потому что больше неоткуда это государству взять.

И человек предложил абсолютно гениальную, и, на мой взгляд, осуществимую историю, когда он сказал, что государство просто должно выкупать у избирателя его голос. Очень просто: каждому избирателю дается талончик, ваучер, еще перед выборами, — это очень легко решить в рамках существующих электронных систем управления. Этот талончик человек в день голосования или до, может сдать государству обратно за 500 или полторы тысячи рублей. После этого этот талончик погашается, и в выборах не участвует.

Таким образом, круг людей, участвующих в выборах, автоматически оказывается ограничен теми людьми, которые не хотят продать свой голос обратно, погасить его за полторы тысячи рублей. Замечательная история, которая использует жадность люмпенов против них самих. Потому что понятно, что если нищий голосует, он голосует за все, чтобы перераспределить, но если у нищего есть вариант перераспределить в далеком будущем, или получить сейчас полторы тысячи рублей — конечно, он сейчас получит полторы тысячи.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире