'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 января 2011, 19:08

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер – Юлия Латынина. 970-45-45  — СМС. С Новым годом, и, собственно, программа двухчасовая, наверное, будет посвящена итогам года, даже больше – итогам десятилетия. Потому что я бы сказала, что основной итог 2010 года – это дальнейшее развитие глобальной экономики. С 1990 по 2007 г. глобальная экономика выросла с  22, 8 триллионов долларов до  53 триллионов долларов, и  Китай, чемпион и лидер этого роста, сейчас экспортирует за день больше, чем он экспортировал за год в  1978 году. Со времени начала реформ в Китае из нищеты поднялось 400 миллионов человек – это рекордная цифра для всех времен и народов.



Собственно, глобальная экономика касается не только  Индии и Китая, которые в значительной степени начали быть открытыми экономиками – одна с  1978, а реально с 1991 года, ид ругая с 1992 года, то есть, одновременно с падением СССР. Посмотрим, например, на Бразилию и Турцию: 20 лет назад это развивающиеся страны, огромная инфляция, плохой бизнес, хрупкая политическая система. Сейчас это страны, которые демонстрируют устойчивый рост. Посмотрим на Грузию: в 2003 году в Тбилиси не было света, а грузинские зарплаты были втрое меньше российских. Сейчас грузинская зарплата меньше российской на треть, по индексу простоты ведения бизнеса Мирового банка Грузия находится на  11-м месте, и  есть основной закон свободной экономики: это то, что она является игрой с не нулевой суммой выигрыша. Любая страна, вливающаяся в реку открытой экономики, безусловно, выигрывает.

И  время открытой экономики стало также мирным временем. Хотя мы и видим очень много терактов в прямом эфире – это происходит не от того, что терактов и войн стало больше, а от того, что стало больше прямого эфира. Мирное время последние 20 лет.

И  гигантский рост мирового ВВП благодаря глобализации вызывает, в том числе, рост цен на сырье. И ряд стран – Венесуэла, Саудовская Аравия, Судан, Ливия могут себе позволить паразитировать на этом. Фарид Закария, американский политолог, назвал эти страны «нерыночными паразитами на рыночной экономики».

К сожалению, к числу этих стран принадлежит и  Россия, и  Россия движется в  противофазе с развитием всего мира. Есть уже упоминавшийся мной индекс простоты ведения бизнеса, на нем на  первом месте находится Сингапур, на  11-м Грузия, Эстония на 24-м, а Россия на  120. Индекс свободы от коррупции  — мы опустились со  154 места на  178-е. Кстати, на  134, далеко впереди нас, находится Зимбабве.

В  2009 г. Россия покинула список десяти крупнейших экономик мира, пропустив вперед Бразилию, Испанию и  Канаду.

Образно описывая ситуацию в  мире, Томас Фридман сказал, что мир стал плоский. Я могу добавить другую метафору: мир стал жидкий. В нем все течет туда, где лучше. И то, что утекает, можно разделить на тир большие группы: деньги, люди и идеи. Посмотрим на деньги. Раньше в твердом мире деньги перемещать было достаточно трудно, теперь это необыкновенно легко, и банковские системы всего мира сейчас переводят с места на  место 2 триллиона долларов в день. Куда текут эти деньги? – туда, где хорошо. Сколько утекает из  России? По данным ЦБ, по итогам 10 месяцев 2010 года из России убежал 21 млрд. долларов, причем за первые 9 месяцев из страны ушло около 7 миллиардов, а за октябрь — 14 с лишним. То есть, рынок заранее отыгрывал приговор Ходорковскому. Понятно, что эти цифры никак не отражают реальных процессов, потому что, например, за  9 месяцев того же  2010 года зарубежные активы российских компаний выросли на 40 млрд. долларов. Но это называется не бегство, а инвестирование и рост стоимости активов.

Для того, чтобы оценить порядок бегства капитала, лучше оценить рамки российской коррупции. Здесь есть нижняя оценка — граница, и верхняя. Нижняя граница очень проста: есть президент Медведев, который несколько месяцев назад заявил, что объем воровства в системе госзакупок составляет 1 триллион рублей при общих объемов расходов в  5 триллионов. То есть, в  20% оценил президент Медведев объем воровства.

Счетная палата оценила объем воровства при строительстве первой очереди ВСТО, который всего стоил 16 млрд. долларов в  4 млрд. долларов – то есть, это 25%. Недавно Сергей Колесников, бывший вице-президент холдинга «Петромед» рассказал о том, как в  2000 г. Путин якобы вызвал своего друга и начальника, Колесникова, Николая Шамалова и предложил схему, согласно которой олигархи будут переводить на счета «Петромеда» деньги на закупку медицинского оборудования, и  35% при этом будет сразу откатываться за рубеж.

То есть, в  2000 г. Сергей Колесников утверждал, что уровень отката был 35%. Но это нижняя граница, потому что есть также верхняя граница, ее прикинуть тоже довольно просто – я уже упоминала ВСТО. Первая очередь обошлась в  16 млрд. долларов, длина нефтепровода 4 тысячи километров. Аналогичный по сложности китайский газопровод из Туркмении длиной в  2 тысячи километров обошелся в 2 млрд. долларов, Вычитаем из 16 четыре, получаем 12 млрд. долларов, или 75% отката.

Другой пример: стоимость коммерческой недвижимости в любой стране одна-две среднемесячные зарплаты за квадратный метр. В России это 4-8 среднемесячных зарплат, четырехкратная разница — результат перегретого взятками рынка. То есть, в принципе я предположила, что коррупция в  России составляет где-то 50% от ВВП, триллионов 20 рублей и половину уворованных денег, то есть, 25% ВВП переезжает на  запад.

Вторая составляющая: мозги. Еще раз повторяю – людские ресурсы, которые раньше оставались в любой стране более или менее на месте, сейчас необыкновенно стали жидкими, необыкновенно стали ликвидными. За  10 лет перестройки и реформ, с 1989 по 1999 г., то есть, до  Путина, из России выехало свыше одного миллиона человек. Причем, часть этой иммиграции была отложенной – то есть, уезжали те люди, которые давно хотели уехать в страну своих предков. Касалось это, как ни странно, во-первых, не евреев. Первыми были немцы. С  1992 по 1998 гг. в Германию уехало около 600 тысяч человек, и  450 тысяч из них были этнические немцы. В Израиль уехали где-то 215 тысяч человек, и  к началу 2000-х гг. размах иммиграции стал спадать.

После ареста Ходорковского он снова растет. Очень трудно понять, какие цифры – есть, например, цифры, которые приводит «Новая газета» — что с  2004 по  2008 гг. из России уехало 440 тысяч человек, причем резко поменялся характер иммиграции. Если раньше ехали в Германию, потом Израиль и  только потом в другие страны, то теперь первая тройка стран выглядит так: США, германия, Канада. Понятно, что очень трудно определить реальный процент иммиграции – никто не хлопает дверью, все сохраняют паспорта. Невероятную цифру приводит Игорь Свинаренко в одной из своих последних колонок: в  2010 уехали 40-50 тысяч выпускников вузов. Но эта цифра мне кажется завышенной, и даже сильно завышенной. Но напомню, что в августе 2010 г. 73% опрошенных социологами людей заявили, что хотели бы уехать из  России.

А вот другие, косвенные данные — сотрудник риэлтерского агентства в Праге рассказывает журналистам, что если в  2009 г. в  их фирму обращалось 5-7 россиян, то сейчас 10-12. Причем. Парадоксальным образом Россию как места, где они не собираются жить, рассматривают очень разные социальные группы  — это и молодые ученые и  Путинские чиновники.

Геннадий Тимченко, хозяин компании «Gunvor», друг Владимира Путина, имеет финское гражданство, живет в Швейцарии. Доверенное лицо «Газпрома», Манасир Зияд, купил три виллы на Сардинии – интересно, для кого? Мэр Москвы Юрий Лужков и его супруга Батурина, будучи уволенными с должности, сразу перебрались в Лондон, а в Лондоне пресса писала, что они купили особняк в  Итон-Херст – это самый большой частный дом города после Букингемского дворца. То есть, Путинские чиновники открыто рассматривают эту страну, в кавычках, как место, где они в этой стране жить не собираются.

И такая свобода перемещения из страны в страну, как ни парадоксально, — это результат глобализации. В  выигрыше оказываются те страны, где есть свобода, а в проигрыше те страны, где свободы нет.

И наконец, есть третье, что невозможно удержать на месте: это идеи. Идеи были свободы, собственно, всегда – ученые были первыми людьми, которые беспрепятственно переезжали по всей Европе. А  в современном мире идеи стали даже не жидкими, а  газообразными. И здесь дело обстоит совершенно катастрофическим образом, потому что модернизационный проектов в России просто нет – есть только воровские. То же Сколково — я даже не хочу о нем говорить в качестве итогов года, потому что если, извините, эта штука выглядит как риэлтерский проект, пахнет как риэлтерский проект, и управляется как риэлтерский проект, — наверное, это просто риэлтерский проект по поднятию цены недвижимости в Сколково.

И  в качестве курьеза могу рассказать, как на сколковском форуме Шварценеггера американским бизнесменам продемонстрировали как государственные, аж два научных проекта: приемник терагерцевого излучения и  рамановский спектрометр. Те же самые проекты продемонстрировали тем же самым бизнесменам, когда они прилетели в  Казань. Оба проекта разрабатываются в Черноголовке, в  лаборатории академика Кукушкина, на деньги главы «Тройки-Дилаог» Рубена Варданяна, к  государству доселе отношения не имели.

Как я уже сказала, причиной такой закрытости экономики часто, но  не обязательно, является природная рента. То, что является обязательным – это наличие правящей элиты, власть которой связана не с управлением государством, а  с экономическим перераспределением. Такая элита рассматривает экономику своей страны как игру с нулевой суммой: чем больше отнимешь у других, тем больше достанется управленцам. Открытая экономика, которая ведет к росту неподконтрольных бизнесменов, разрушает основания власти такой элиты, и такая правящая элита предпочитает безраздельную власть над деградирующей экономикой, нежели долю власти над экономикой растущей.

И  урок последних десятилетий заключается в том, что в глобальном мире закрытые экономики не стагнируют – они регрессируют, причем, стремительно. Из них вымываются деньги, люди и идеи, потому что это теперь жидкая фаза мира.

И даже  на этом фоне Путинский режим демонстрирует невероятные темпы деградации. Приведу три примера: дороги, курорты и химическая промышленность. Дороги. За время Путинского правления Россия получила полтора триллиона нефтедолларов, построила ноль километров дорог, отвечающих понятию «экспресс-вея». Нет никакой проблемы научиться строить дороги. Я не говорю о  Китае, который каждый год строит 5-6 тысяч километров «экспресс-веев», и в настоящий момент обладает второй по величине дорожной сетью после США. Прекрасные дороги построила, например, Иордания. В России дорог не строится, зато строятся многочисленные резиденции, по  числу которых Путин скоро перегонит Ким Чен Ира.

Курорты. Опять же, мы уже давно не ездим отдыхать в развитые страны – мы с удовольствием ездим в Египет и Турцию, и  способы, которыми привлекают частный капитал для строительства курортов, уже известен самым отсталым правителям. Но то, что можно сделать в Египте или Турции, оказалось невозможным реализовать в Сочи. Зато в Краснодарском крае за время правления Путина построена резиденция — есть «Красная Поляна», есть «Лунная Поляна», есть Утриш, есть частный дворец за  1 миллиард долларов возле Прасковеевки. И это оказывается несовместимым: либо хорошие отели, либо шикарные дворцы.

Химическая промышленность. Россия — второй по величине сейчас, после США, производитель в мире природного газа. И  в этом смысле самый естественный для России путь модернизации – это создание химической промышленности, и пятый и шестой уровень передела – это гарантия миллиардных прибылей. Тот же  Китай, например, инвестирует в свою химическую промышленность 5-6 млрд. долларов ежегодно. И эту простую выгоду поняли даже авторитарные сырьевые режимы. Например, Саудовская Аравия – это не венец творения  — планирует к  2015 году инвестировать в свою химическую промышленность 70 млрд. долларов. В России никаких инвестиций в химическую промышленность просто не  предвидится.

В  19 веке страны, демонстрирующие подобный уровень некомпетенции, оказывались завоеванными. Но в настоящее время, время беспрецедентного мира, никто завоевывать их не будет, — стало быть, для их элит нет никакого стимула к развитию страны, тем более, что элита на самом деле живет вне страны – в Ниццах, Парижах, и так далее.

То есть, к сожалению, даже на фоне своих собратьев по регрессу, Путинский режим демонстрирует невиданный уровень некомпетентности, сравнимый, например, с  режимом короля Абдул-Азиза в  50-х гг. в Саудовской Аравии.

Прежде, чем я перейду к итогам этого года в  России, я бы хотела поговорить об итогах этого года по миру. И, прежде всего, научных итогах – к вопросу о России, которая развивается в противофазе, чтобы мы почувствовали, что происходит в  мире.

В  мире американский генетик Крейг Винтер создал первый искусственный организм. С помощью компьютера было разработано полностью синтетическое ДНК, потом под микроскопом ДНК собрали, пересадили в клетку, которая, соответственно, размножила новый вид, созданный человеком. Кстати, американские ученые, кроме этого, создали искусственное легкое,  — грубо говоря, у  крыс сняли их собственные клетки в легком, и  вырастили новые. Не могу, кстати, отказать себе в удовольствии прочесть имена авторов этой статьи в «Нейча Медсин» — это Харольд Отт, Бен Клиппенберг, Клодиус Корот, Кристиан Шуц, Ирина Померанцева, Леэртис Иконому, Дариэл Коттен и Джозеф Ваканти. Кто такой Эконому по происхождению, я даже не знаю, но я читаю имена авторов этой статьи, чтобы подчеркнуть, как наука стала интернациональна.

На Тасмании нашил рыбку, которая ходит, а не плавает. Называется «пинк-хэндфиш», — собственно, рыбку нашли давно, ее наоборот, «не видели» с  1999 года, но все-таки ученые в  2010 г. решили, что это новый абсолютно вид, и  есть 14 видов рыбки, которые к этому виду относятся, и  у всех у них лапки практически вместо плавников, и они ими перебирают по дну.

В июне японская космическая капсула, приземлившаяся в южной Австралии, принесла с собой на землю образцы пород астероида. Кстати, на астероиде она побывала в ноябре 2005 года.

Ученые НАСА нашли бактерию в белках, в  которой фосфор заменен мышьяком. Это принципиально новый тип устройства – не принципиально новый тип устройства жизни, но принципиально новое представление о том, что может жизнь.

Заработал Адронный колллайдер.

В лесах Амазонки спутники обнаружили и стали исследовать останки значительной цивилизации. Которая существовала с  2000 по  1200 гг.

И, наконец, очень интересные данные были получены с помощью «Хаббла», очень интересные данные – это самое главное, что случилось в  развитии физики – были получены данные о темной материи. Ученые получили указание на то, что огромные куски материи могли быть выкинуты из  Вселенной после большого взрыва, и  наша Вселенная, возможно, является частью множественных Вселенной. Кстати, человека в  «Годдард-Центре», который за это отвечал, зовут Александр Кашлинский. И  в журнале «Физикс Леттерс Би» сотрудник Университета Индианы описал математическую теорию того, что может происходить при поглощении вещества Черной дырой – он описал, как то, что поглощается Черной дырой, может выброситься на  другом конце из Белой дыры и стать Вселенной. Зовут индианского физика Никодем Поплавский. Это звучит как из научно-фантастического романа – подобные теории выдвигались и раньше, но Поплавский предложил собственную научную модель.

Причем, могу честно сказать, что поразительно то, что продолжающийся прогресс знания связан с удивительной открытостью информации. Викиликс – это самая примитивная форма открытости информации. Для меня самым важным является то, что когда я хочу узнать о работах Поплавского побольше, я могу просто зайти в интернет на его страничку, почитать его еще не вышедшую из печати книжку, которая называется «Spasetime and fildes» — конечно, после «лaгранжиан», а потом дальше пошли какие-то закорючки, я вам честно скажу – я ни хрена не поняла. Но сам факт того, что я могу это мгновенно раскрыть и прочесть — это другой мир. С другой свободой информации.

И я говорю об этом мире, чтобы сравнить его с находящейся в противофазе Россией.

А что случилось в  России? Самое поразительное, что подводя итоги года в  России, большинство российских информационных ресурсов даже  не стали обращать внимание на науку, технику. Там были такие итоги года, типа кто сморкнулся, и  что сделал Киркоров.

Все-таки  я бы сказала, что есть и свои, российские итоги года  — это новый роман Пелевина, это новый роман Акунина, это исполнение симфонии Вячеслава Артемова. Артемову, кстати. Когда в  Кремле президент вручал Орден «Дружбы народов», Артемов встал и  сказал президенту, поблагодарив, что музыка — это язык, на котором человек беседует с Богом, и этот язык в России сейчас отрезан, а  нация превращается в сборище людей. Он это сказал, но  Артемов все-таки написал «Тихое веяние», его в этом году сыграли. Перельман в очередной раз отказался от медали.

Когда я пытаюсь просуммировать эти достижения, я вдруг обнаруживаю, что все они принадлежат отдельным людям — не коллективам. Я бы еще в качестве курьеза, но очень трогательного, упомянула историю с Сергеем Сотниковым – это начальник Ижменского аэропорта, который был закрыт, но Сергей Сотников в течение десятка лет расчищал полосу в тайге – казалось бы, совершенно бесполезное занятие, но  в сентябре на эту полосу сел рейсовый самолет ТУ-154, и  Сергей Сотников спас, таким образом, 80 человек – не только  пилот, но  человек, который сам, в одиночку, никто его не заставлял – он один расчищал полосу.

Вообще деятельность Сергея Сотникова мне кажется метафорой того, чем должны заниматься все правильные люди в  России. Каждый из нас, даже если это кажется бесполезным, и на него показывают пальцем,  — должен расчищать свою полосу. Потому что вдруг когда-нибудь на нее сядет самолет.

Есть еще один, кстати, мне показавшийся очень любопытным итог года – это, как ни странно, Прохоровский «Ё-Мобиль». Я сходила на презентацию, меня ужасно поразило, что все люди, которые были на презентации, даже не спрашивали, как этот двигатель устроен, — а собственно, это самое главное. Потому что если Прохорову удастся это сделать, — я, кстати, скептически отношусь к тому, что ему удастся это сделать, — не потому, что я скептически отношусь к Прохорову, а потому что я считаю, что внутри системы, которая функционирует неправильно, очень трудно чему-то функционировать правильно. Я буду позднее об этом говорить, когда буду говорить о том, что случилось в аэропорту Домодедово.

Тем не менее, — понятно, что все то, что предлагает Прохоров, далеко от завершения, и модель эта не штука, которая бегает по улице, но  то, что говорят сами технари, то есть, если технари сделают то, что они говорят, то фактически это будет как автомат Калашникова по сравнению с другими видами автоматического оружия – то есть, на порядок проще, поэтому на порядок дешгевле и соответственно, легче.

Очень грубо объясняя, на пальцах, я все-таки не технарь  — в этом автомобиле абсолютно новая схема компоновки двигателя: вместо двигателя там фактически стоит генератор, — собственно, то же самое происходит и в «Лексусе». То есть, у  вас есть статор, с которого снимается напряжение, и  все это электричество движет автомобиль. А ротором является установка, которая работает от  газа — что, собственно, неважно, — там такие четыре камеры сгорания, вертящиеся на оси. Грубо говоря, каждая камера сгорания работает немножко по реактивному принципу, — то есть, в нее запускается газовоздушная смесь, собственно, как в любом, в том числе, роторном двигателе. Роторные двигатели есть, этот роторный двигатель не имеет никакого отношения к тому, что есть на  «Лексусе», не имеет никакого отношения к тому, что называется двигатель Ванкеля – это принципиально другой роторный двигатель, который, как я уже сказала, устроен так: есть камера сгорания, в  которой сгорает газ, он выбрасывается через дырочку, как через ракетное сопло, соответственно, вертится камера сгорания на оси, а чтобы следующая камера сгорания не была отброшена струей газа, там стоит стопорный механизм.

Еще раз повторяю – получится ли это, я  в большом скепсисе, но это очень интересно, и меня очень огорчило, что российская публика потеряла даже интерес к обсуждению того, получится это, или нет. Вместо этого обсуждала обивку салона.

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Подводя итоги года, от  итогов общемировых, от мира, в котором, наконец, заработал Адронный коллайдер, и в котором секвенировали геном неандертальца,  — кстати, оказалось, что бабушка наша таки-согрешила с неандертальцем — 4% нашего человеческого генома, видимо, оттуда.

Наши темы другие. И главное – это, конечно, приговор Ходорковскому.

Говоря о том, с чего я начала, — о представлении российской экономики как о игре с нулевой суммой, где все распределяется и ничего не прорастает. Собственно, этот процесс, прежде всего – он даже не новость, он даже не событие. Это такая эпохальная история, которая определила новый тип, уже при Путине, российской экономики, — экономики перераспределения.

Я даже не буду комментировать долго справедливость обвинений – их там уже все без меня откомментировали. У меня просто такой вопрос. Ходорковский, согласно приговору, украл сам у себя собственную нефть ведрами, причем даже  в количестве большем, чем компания производила. И, согласно приговору, он  ее украл потому, что он ее продавал по заниженной цене иностранным трейдерам.

Есть такой человек — Геннадий Тимченко, как я  уже говорила, друг Путина, владелец компании «Gunvor», человек, который, как сейчас показал Борис Немцов на суде, возил к  Путину в Сочи Алину Кабаеву и Николая Шамалова – того самого, который, по словам Колесникова, строит для Путина дворец.

Фирма «Gunvor» тоже экспортирует нефть российскую, в том числе, и  государственную, «Роснефти». У меня вопрос  — если «Роснефть» продает «Gunvor» нефть по мировой цене, то откуда у Тимченко его состояние? И откуда у  фирмы «Gunvor» за  2009-2010 гг. прибыль?

А если «Роснефть» продает это по другой цене, то у меня опять же  вопрос: не означает ли это  — экстраполируя приговор Ходорковскому — что все, что продала «Роснефть» Тимченко, было украдено у государства?

Это первый момент — то, что приговор Ходорковскому закрепил соответствующего типа экономику. Он стал эпохальным. Все стали перераспределять. Сначала перераспределяли в  Кремле, теперь перераспределяют майоры.

Второе – он  закрепил политические преобразования в  России и социальные, потому что до ареста Ходорковского Путин имел очень широкую народную и  международную поддержку, он опирался на все классы общества.

Сейчас у нас такой тип государства, при котором привилегированным классом являются силовики, являются друзья, являются люди, которых не учили делать бизнес, которых не учили даже управлять государством, которых учили уничтожать врагов государства. Особенно – если деньги этих врагов можно при этом забрать себе. И если врагов нет, то можно выдумать. Соответственно, — это другой тип социальной поддержки, другой тип государства.

И есть третий аспект всей этой истории — моральный, о котором почему-то очень мало говорят. Много наши официальные телеканалы и лично Путин рассказывали, что у Ходорковского руки по локоть в крови, что «вор должен сидеть в тюрьме!», и ни разу, заметим, не сказали одной вещи: что у Ходорковского была куча дворцов и яхт. Дело в том, что у Ходорковского не было дворцов и  яхт. Ни за рубежом, ни в России. Я – либертарианец, поэтому как раз не считаю, что частный бизнесмен не имеет права покупать яхты  — да сколько угодно. Но так получилось, что Ходорковского почему-то это не было нужно.

К сожалению, мы видим огромное количество сведений о дворцах, о  резиденциях президента и премьера. «Новая газета» писала много о яхтах, подаренных премьеру Путину. И не случайно так получилось исторически, что люди, у которых яхты и дворцы есть, посадили человека, которому яхты и дворцы были не нужны, которому было нужно что-то другое.

Второе крупнейшее событие этого года – это, конечно, российские летние пожары.

Собственно, они очень хорошо иллюстрируют тот тезис, что в современном мире нет природных катастроф, а есть катастрофы социальные: землетрясение на Гаити уносит жизни 250 тысяч человек, а  землетрясение, которое было в  500 раз мощнее по  мощности, — в  500 раз, потому что с увеличением магнитуды на одну единицу возрастает мощность землетрясения в  32 раза по экспоненте, — так вот землетрясение в Чили, которое привело к тому, что подвинулась земная ось и к тому, что сутки сократились, — правда, по-моему, сократились на  1,25 миллионных долей секунды, — но сократились. Так вот  землетрясение в Чили магнитудой 8,8  — там погибло несколько сот человек.

Лесные пожары в  России унесли жизни более чем 50 человек, и как легко проверить,  — если в пожарах в развитых странах кто и гибнет, то  это абсолютное ЧП. В Израильских лесных пожарах сгорел автобус, в автобусе было много людей, но он был один. У нас пожарных не то, что составляет большинство погибших — их  вовсе не было во многих деревнях, ив  Верхней Верее они уехали раньше, чем жители побежали пешком через горящий лес.

Реакция любой системы на катастрофу определяется несколькими параметрами: способностью системы предвидеть катастрофу, способностью быстро на нее реагировать и  способностью делегировать свои собственные полномочия другим системам, если не справляешься сам. И по всем этим параметрам теперь приспособляемости современной российской власти оказалась равна нулю.

О том, что мы сгорим при первом же жарком лете, предупреждали решительно все эксперты при принятии Лесного Кодекса. Степень реакции оказалась в  России равна нулю: в  России уже горело, а  Путин навещал на трехколесном мотоцикле байкеров в Крыму и  пел с  горе-шпионами «С чего начинается родина».

Степень способности делегировать свои полномочия тоже оказалась равна нулю. В том же селе Барковка, власти не просто ничего не делали для предотвращения пожара, а когда люди стали сами вырубать лес, пришли и сказали, что людей посадят.

И четвертый параметр: система должна отчитываться в своих действиях – хотя бы  сама перед собой, а  демократическая  — еще и перед гражданами. Если вы зайдете на сайт любого ведомства США, вы увидите там гигантское количество отчетов, посвященных тому, что они, США, неправильно сделали, и  почему – начиная от того, что происходило 11 сентября, и кончая того, почему, например, войска США не поймали Бен-Ладена в Тора-Боро. Это очень интересно написанные отчеты, и очень часто критические.

Мы за все эти месяцы не услышали ни одного отчета правительства о том, что же все-таки происходило во время летних пожаров. Мы  с трудом и неофициально знаем цифру косвенно погибших от смога — эта цифра  — 60 тысяч человек, ее называет Андрей Илларионов. Мы совершенно не знаем, что произойдет с людьми беременными во время этих пожаров – вернее, сих детьми. Мы только знаем, что есть такой феномен «дымные дети».

Правительство не отчиталось ни в чем. И это очень важно – я уже об этом говорила, — что правительства, которые отчитываются перед собственными гражданами – они отчитываются в прошедшем времени. Они говорят о том, что уже произошло. Правительства, которые не отчитываются перед своими гражданами, говоря в будущем времени, они всегда говорят: «мы построим», «мы позаботимся о детстве». У нас Д.А.Медведев посвятил свое послание детям и заботе о детстве, но ни словом не  упомянул, что же будет с детьми, которыми матери были беременными во время пожаров.

Еще один страшный итог этого года – это усиление напряженности на  Кавказе и мартовские теракты в московском метро. Два обстоятельства меня поразили во всей этой истории. Первое – это то, что в  1999 г., когда Путин пришел к власти, а  на  Кавказе был достаточный бардак, и в Дагестане был Магомед— Али Магомедов, глава госсовета, далеко не лучший глава. Страшная коррупция, постоянные убийства, чиновники, которые платят за должность — платит один, платит другой, а  потом они с помощью гранатомета выясняют, кто ее займет. И  вообще — как это называлось? — «ельцинский беспорядок».

Так вот в  1999 г. исторически зафиксированный факт: население Дагестана посчитало салафитов, пришедших освобождать Дагестан от  власти России,  — маргиналами. И  большинство населения Дагестана оказалось с Россией. Благодаря этому то, что называется вторжением Басаева в  Дагестан и то, что, на мой взгляд, было бы корректнее называть попыткой салафитского восстания в Дагестане, — не увенчалось успехом: население Дагестана сочло этих салафитов маргиналами. Точка.

Сейчас 10 лет Путинской вертикали, и мы видим, что салафиты в Дагестане из маргиналов превратились в системообразующую силу, которая обложила данью значительную часть бизнеса, значительную часть бюджета, которая похищает людей, — и об этом нам просто не говорят. И это произошло за эти 10 лет.

И вторая вещь, которая меня удивила – что либеральный дискурс крайне неадекватно оценивает ситуацию на  Кавказе. Мне было позорно и стыдно читать в  «Московском комсомольце» статью Минкина по поводу взорвавшихся в московском метро смертниц, — что, дескать, они взорвались на платформе, а не в  вагоне, чтобы минимизировать количество жертв. Я не представляю себе, что после 11 сентября какой-нибудь американский журналист, «мейнстримовский», посмел написать в газете, что, может быть, Бен-Ладен взорвал Башни-Близнецы в  9 часов утра, чтобы минимизировать количество жертв, потому что если бы он это сделала через два часа, то там бы погибло 30, а не 3 тысячи человек.

Я была сильно удивлена, когда прочла в  газете «Ведомости» статью Майи Кучерской о том, что эти «бедные, непонятные девочки» взрывались из-за равнодушия мира. Я с очень большим напряжением говорю об этой статье в  «Ведомостях», потому что Роскомнадзор попытался за эту статью вынести предупреждение «Ведомостям»,  — на мой взгляд, это недопустимо, несправедливо и  ахинея, — то, что делает – как это,  — забыла? — Роспечать, Роснадзор? — вот это ведомство. Потому что никакой пропаганды терроризма в этой статье нет. Была просто глупость. Каждый имеет право на собственное мнение, на собственное мнение имеет право Майя Кучерская, и  Роспечать, — или как это там называется, — не имеет права выносить ни Майе Кучерской, ни  «Ведомостям» предупреждение за  статью, не являющуюся пропагандой терроризма. Но я, Юля Латынина, имею право сказать, что эта статья — полная глупость, с  моей точки зрения.

Кроме терактов в  метро другое, отчасти сопряженное с ними происшествие уже в конце года, страшно напугавшее наши власти – погром на Манежке.

Я, если вы заметили, не говорила о том, что, собственно, случилось во время убийства Егора Свиридова до этого, потому что не могла себе составить полную картину. И сейчас я эту картину приблизительно себе составила, и  хотя она, как картина, не имеет прямой причинно-следственной связи с  тем бунтом, который произошел дальше, — на мой взгляд, она очень важна, чтобы понять, как люди себя вели, с чего все произошло, и  какая картина сложилась в общественном сознании. Еще раз повторяю – то, что я сейчас говорю – это моя, личная реконструкция.

Очень коротко это выглядит так: убийство Егора Свиридова Асланом Черкесовым, кабардинцем. Очень коротко это выглядит так: горные бараны повстречались с баранами стрижеными.

Егор Свиридов – не просто фанат «Спартака», он очень влиятельный фанат, как минимум. А говорить «фанат» или «скинхед» я не буду – это все достаточно очевидно в  форумах, причем именно в фанатских форумах. Это первое. Второй участник этих событий – дагестанцы, прежде всего. Там было 4 дагестанца, один чеченец и один кабардинец, четыре дагестанца — о них знакомые их знакомых отзываются, скажем так, — очень плохо. Эти люди приехали в Москву и оказались выгнанными своими знакомыми с рынка за – ну,  — удивительное поведение, — скажем так. То есть, горные бараны и бараны стриженые.

Как, судя по всему, происходило: русских было 4 человека, плюс одна девочка. Кавказцев было шестеро. Все были, судя по всему, порядочно пьяны, ловили такси, выйдя из кафе. Собственно, очевидно предположить, что если люди, выйдя из кафе, ловят такси, то они не очень трезвы. Поспорили из-за такси. Кабардинец Черкесов к этому времени уже ушел, поскольку жил очень близко. Началась драка. К тому времени, когда Черкесов вернулся, потому что услышал, что дерутся, дагестанцы летали как птички. Потому что русские их били. Русские их хорошо побили, причем, еще раз повторяю – несмотря на то, что русских было меньше, а кавказцев больше, русские одерживали убедительную победу.

Черкесов вернулся, увидел, что происходит, к  нему тоже бросились. Кстати, первый человек, который на него бросился, который был с русской компанией, — армянин, — с  фанатской компанией. Не буду все-таки говорить «скинхеды», будут говорить «фанаты», хотя, судя по всему, эта компания была не только фанатская.

Короче говоря, к Черкесову бросаются, он вытаскивает ствол, начинает стрелять сразу в этого армянина. Ствол, напомню, травматический, поэтому он армянина не останавливает. Несмотря на то, что Черкесов попал пять раз, армянин к нему подбегает, Черкесова хватают, заламывают, мордой прикладывают его о капот. Замечу, что все это происходило на глазах подъехавшего такси, и  капот, к которому Черкесов был приложен,  — там сидел таксист. Но таксист куда-то испарился, почему-то не хочет давать показания – думаю потому, что они будут подтверждать показания Черкесова о том, что это все-таки  в рамках Черкесова была самооборона.

И Черкесов стреляет через плечо. Это очень важный момент, потому что на фанатских сайтах распространяется вранье о том, что Свиридов был убит пулей в затылок, что там добивали людей, и так далее – это неправда. Пуля попала Свиридову ровно в то место, в  которое она должна была ему попасть, если Черкесов лежал на  капоте и стрелял через плечо – она попала ему чуть повыше лба.

Что происходит дальше? После этого Черкесова выпускают – он вообще, судя по всему, убежал. А вот дагестанцы принялись действительно добивать и  плясать на поверженных русских, и более того, — утащили у них то ли одну сумку, то ли еще больше — это действительно было.

Еще раз повторяю  — это моя реконструкция того, что произошло, на основе рассказов разных людей, в том числе, итого, что говорится в  сети — того, что говорится с дагестанской стороны и того, что говорится адвокатом Черкесова.

Теперь я обращу внимание на то, как все это подавалось. Первое известие появилось на сайте «Фратрии», написано было: восемь кавказских бандитов расстреляли пять русских парней. Это вранье, это неправда. Во-первых, кавказцев было не  8, а шесть, русских было не  5, а четыре, а самое главное, что драка — ну, как говорится, — все хороши. И самое страшное в положении Черкесова, кстати, замечу, что поскольку дагестанцы потом действительно прыгали на поверженных русских, то судя по всему, им будет очень неприятно давать показания в пользу своего товарища – они этого будут избегать, Черкесов в очень тяжелой ситуации.

И вторая история. Премьер Путин приехал к болельщикам, заявил, что «виноват в убийстве человек, который уже дважды отсидел – один раз за  «хулиганку» с  тяжкими телесными, другой раз – за наркотики. Причем, осужден был в  2009, — непонятно, как он уже в  2010 оказался в Москве и  совершил убийство». Это слова Путина, да еще на встрече с болельщиками. Вернее, эти слова не подтверждаются, черкесовых в Кабарде в процентном отношении к населению, наверное, примерно столько же, как Ивановых в  России. Действительно, есть Аслан Магомедович Черкесов, который все это совершил, но  этот конкретный Аслан Магомедович Черкесов, другого года рождения, за наркотики не сидел, за «хулиганку» не сидел, в  2008 г. он был признан виновным в  краже и приговорен к штрафу в  15 тысяч рублей. Кража заключалась в том, что Аслан Черкесов с  приятелями захотели покататься на машине, а машина была чужая. И  в 2010 г. он  подрался с приятелем, и дело было остановлено по взаимному примирению сторон, — все это было в Нальчике.

Тоже вырисовывается интересный портрет – не  Мать-Тереза. Но, во всяком случае, не наркотики и не убийства. И вы понимаете, какое дело, — наверное, к вопросу национальной розни,  — но, наверное, те люди, которые клали Путину на стол информацию, которую Путин озвучил перед фанатами – наверное, это не очень правильно, если эта информация не подтверждается.

Так вот  это о фактических обстоятельствах дела, которые, собственно, не очень важны, потому что понятно, что это не причина, а повод. А капитальное обстоятельство дела заключается в  том, что в рамках той самой распределительной модели экономики, о которых я говорила, и которая регрессная по сравнению с тем, что происходит во всем мире,  — не существует возможности для России удержать Кавказ. Или, точнее, не существует возможности для России ассимилировать Кавказ, — что гораздо страшнее.

Есть такой плавильный котел, который называется Америка. И хотя она когда-то там поглотила испанские или французские территории – они не требуют выхода из ее состава, и  не предъявляют лишние какие-то претензии на  ВВП.

Есть другой плавильный котел, который называется Швейцария. Живут они там, разговаривают одни на немецком, другие на  итальянском – кстати, горы, — обратите внимание, — ничего, ре режут друг друга. И фашизма нет.

Я не говорю, что плавильные котлы работают идеально, но  они все-таки работают. И когда пытаешься понять, почему работает плавильный котел, то ответ очень простой: он работает, если экономика растет. Плавильный котел работает, если под ним горит огонь.

Человек приезжает в  Америку – допустим, он араб. И ему говорят: есть парень по имени Стив Джобс, который второй лицо в Apple – он  араб по происхождению. Приезжает человек в  США, ему говорят: посмотри, есть человек, один из лучших американских политологов, зовут его Фарид Закария. Посмотри, — есть человек, который является спецпредставителем США в ООН – Залмай Халилзад его зовут, он пуштун. Вот, посмотри, есть человек, который был брокером, а теперь написал замечательную книжку, которая называется «Черный лебедь» — его зовут Нассим Талеб. Я не хочу сказать, что все, кто приедет в Америку с Ближнего Востока, или еще откуда, обязательно станут Насимами Талебами или Фаридом Закария, — но у них есть возможность.

А какой цивилизационный образец распределительная Путинская экономика может дать, кто является образцом успеха, кто является образцом состоявшейся личности? – однозначно: Рамзан Кадыров.

И это самое страшное. Плавильный котел работал, например, в  Римской империи  — когда завоеванным народам, покоренным народам, что бы у них ни отнимали, им давалось больше, чем у них отнимают. Плавильный котел работал в  Российской империи: когда покоренным народам давалось больше, чем у них отнимают.

Ни в смысле экономическом, ни в смысле культурном современная Путинская Россия, построенная на идее распределения существующего богатства не может ничего предложить Кавказу по той простой причине, что кавказская модель общества оказывается значительнее эффективнее, чем собственно российская Путинская. Потому что если вы только распределяете, то ребята, распределять только с помощью силы, в конечном итоге, всегда более эффективно: «все куплю», — сказало злато, «все возьму» — сказал булат. И  «все возьму – сказал булат» всегда оказывается значительно более эффективно.

Еще раз повторяю — здесь речь не идет о том, что кто-то плохой, а  кто-то хороший. Здесь речь идет о том, что есть разные цивилизации. И если бы  человека с  кавказскими понятиями  — о чести, о клане, о роде,  — засунуть в американскую торговлю акциями, то он бы плохо торговал акциями. Если бы Стива Джобса засунуть в  кавказские горы, Стив Джобс очень быстро бы не выжил в  кавказских горах – несмотря на то, что он араб по происхождению.

И  погром на Манежке образуется из-за того, что современное состояние российского общества неспособно инкорпорировать в себя другие культуры – потому что ему нечего предложить этим культурам в качестве плюса. И, конечно, очень страшным обстоятельством является то, что поскольку на самом деле Путинская власть, видимо, это осознает, то пытаясь как-то себя легитимизировать, она, по сути, использует те лозунги, которые можно охарактеризовать как «фашизм-лайт».

Потому что когда на Селигере объясняют людям, что России нужен великий вождь, что демократия прогнила, что все на западе нас не любят, то эти лозунги отличаются от фашизма только одним: что они исповедуются якобы  неофициально. И люди, которые исповедуют эти лозунги, они тоже очень странные. Я цитирую то, что сказал бывший представитель Интерпола российский по радио «Свобода», г-н Овчинский, цитирую: «На меня сильное впечатление производит присутствие в российском правительстве человека по  фамилии Якеменко — 20 лет назад я знал его как участника Люберецкой преступной группировки».

Так вот ужас заключался в том, что не надо играть с дьяволом. Если вы переводите на русский Геббельса и используете его в качестве подстрочника для движения «Сталь», то потом всегда может случиться такая история, что придут настоящие фашисты и скажут: нет, ребята, вы все правильно говорите про великого вождя, вы все правильно говорите про то, что нам демократия не нужна, но вы перепутали фамилию этого великого вождя.

Перерыв на новости.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Продолжаю подводить итоги года. После окончания процесса Ходорковского у нас на сайте «Эха» было большое количество блогов, содержание которых было примерно следующее: «Ай-яй-яй, а мы думали, что Дмитрий Анатольевич Медведев, действительно, президент РФ». Ну, тоже мне открыли ребята, кто у нас президент. Вот, тут я рассказываю сплетню, но сплетня мне показалась совершенно замечательной. Она заключалась в том, что на последнем предновогоднем приеме в Кремле Дмитрий Анатольевич Медведев, президент формально РФ, выступая перед собравшимися, долго рассуждал о внутренних проблемах, а потом сказал: «Ну а внешней политики я касаться не буду, ей у нас занимается президент». Пыталась получить подтверждение, из более чем одного источника пока, честно говоря, не получила. Но, вот, я не сомневаюсь, что Дмитрий Анатольевич у нас в отличие от этих блогеров точно знает, кто у нас президент РФ, а кто нет.

На самом деле, что из себя представляет Медведев, было ясно достаточно давно по тому, что он всегда обещал что-то сделать и чем кончались его обещания. Самые красноречивые истории, которые тоже бесспорно входят в итоги года – это история Магнитского, это история Чичваркина, это история на Ленинском проспекте. Напоминаю, о чем идет речь. Магнитский – юрист Браудера, человека, инвестиционного банкира, который зарабатывал в России деньги. Зарабатывал, кстати, гринмейлом, шантажируя, в том числе и государственные российские компании. Поссорился, в конце концов, с этими государственными компаниями и на него напустили прокуратуру. Что очень вписывается в классическую модель любого авторитаризма, когда, вот, человек поссорился со властью, на него напустили прокуратуру, прокуратура что-то с ним сделала. Но у нас не классический авторитаризм, потому что те люди, которые стали что-то делать с Браудером, сейчас они входят в список Кардина, сейчас они, в общем-то, особо не въездные за границу. Эти люди забрали те мартышки (мартышки – это мелкие фирмы, на которые списывались налоги), через которые торговал Браудер акциями. Эти мартышки они переоформили на каких-то совсем уже непотребных товарищей. Один из них был, например, уголовник, который совместно с этими людьми воровал людей. И с их помощью украли из бюджета 5,4 миллиарда рублей. И когда все это вскрылось, и когда все это стало известно буквально в мельчайших подробностях, то не нашли люди, укравшие эти деньги из бюджета, ничего лучше, чем посадить Магнитского, чем завести дело о том, что Браудер сам украл эти деньги. Президент Медведев у нас обещал разобраться после смерти Магнитского, но мы видим как разобрался – получили все люди из списка Кардина (или почти все) повышения и награды.

Такая же история на Ленинском проспекте. Есть вице-президент Лукойла Барков, который по выражению Нойза МС торопится в ад. Есть 2 трупа посреди Ленинского проспекта, посреди правительственной трассы под, видимо, кучу телекамер. И есть, опять же, в интернете висит дело, по которому видно, как подделывались показания. Открыто – никакого Викиликса не надо, в открытом доступе информация, можно прочесть, как странные свидетели, от которых не требуют никаких верительных грамот, рассказывают, что машина Ситроен двух женщин выехала на встречную. И это все пишется в протоколе, хотя там встречной нету, там была резервная. Медведев требует разобраться. Естественно, разобрались: виноваты погибшие.

И абсолютно такая же история с Чичваркиным. Чичваркин – он не Ходорковский, он никому не переходил дорогу в смысле Путина, он просто возил себе телефоны. Ну, сначала серые, потом белые. Кто в Россию возил белые телефоны, кто не «контрабасил»? А недоплатил денег бандитам в погонах. О том, что эти бандиты в погонах занимаются в значительной степени вымогательством денег и что это банда, это можно посмотреть в том же YouTube, как их задерживают при вымогательстве 200 тысяч долларов у какой-то очередной несчастной фирмы.

Всем, опять же, ну не то, чтобы все было ясно, а когда к Чичваркину уже окончательно стали прикапываться, то Чичваркин – человек, в общем-то, с немаленькими связями, бросился звонить всем, говорить, что «слушайте, это те самые люди, которые украли у меня в Шереметьеве Моторолу, это те самые люди, которые еще до этого занимались товарным рейдерством». И эти звонки писались Управлением «К» МВД РФ, потому что Управление «К» у нас специализируется, вообще-то, на прослушке. Вернее, я бы сказала так: что в нормальных странах Управление «К» специализируется на прослушке и радиоэлектронных мероприятиях. А в ненормальных странах Управление «К» специализируется на товарном рейдерстве.

Так вот, все эти звонки писались, все эти звонки приложены в качестве доказательств к иску об экстрадиции Чичваркина, поэтому их очень интересно читать. И совершенно поразительно, что во всех этих звонках все люди, к которым звонит Чичваркин, это и Андросов, и… Ну, это высокопоставленные достаточно люди. Они обязательно берут телефон, они, действительно, разговаривают с Чичваркиным, они, действительно, пытаются ему помочь. Ему пытается помочь Наталья Тимакова, пресс-секретарь президента, она перезванивает несколько раз. Она говорит: «Да-да, я все понимаю. Вот, я сейчас, я уже поговорила с Дмитрием Анатольевичем, я еще раз поговорю с Дмитрием Анатольевичем». И в конце концов она сама перезванивает Чичваркину, и я представляю просто ее тон, потому что абсолютно убитое такое, вот, видимо… Наверное, абсолютно убитое у нее было настроение, потому что она говорит: «Я переговорила с Дмитрием Анатольевичем. Дмитрий Анатольевич сказал, что, вот, если он виноват, то будет отвечать. А если не виноват, то не будет отвечать», что в переводе означает: «Я умываю руки». Не от Ходорковского, от какого-то Чичваркина. То есть что такое Дмитрий Анатольевич, ну, я не знаю, у кого ли были какие-то сомнения.

Но во всех этих делах помимо реакции Медведева важен еще один очень важный итог, который называется «зарождение публичного пространства». Это публичное пространство совпало практически с интернетом, потому что мы видим следующий итог 2010 года. Когда Путин пришел к власти, то первое, что он забрал, это был не ЮКОС, это даже был не Газпром, это, если вы помните, было телевидение – НТВ и ОРТ. Путин пришел к власти. Вот, телевидение, видимо, представлялось ему такой волшебной палочкой, которая превратила жабу в принца, которая превратила малоизвестного человека в президента РФ. И он предпринял все, чтобы эта волшебная палочка не оказалась в чьих-то других руках.

И с того момента, и по буквально сегодняшний день телевидение обладало монополией на генерацию новостей. Все, что мы могли делать на радио, в газетах – это комментировать новости. А это 2 принципиально разные вещи – генерация новостей и комментарии новостей.

И, вот, благодаря интернету, это изменилось. Интернетом пользуется огромное число людей в России, причем это число все более возрастает – по некоторым данным это уже 60 миллионов человек. И в какой-то момент количество перешло в качество. Плотность пользователей стала такая, что стало возможно выяснять очень много о любом событии, которое попало в сферу публичного внимания. В этом году это было очень очевидно, прежде всего, на примере как раз автомобильных аварий. Потому что кто помнит, что в 1999 году служебная машина Путина сбила 5-летнего мальчика Дениса Лапшина? Тогда это не было каким-то news. Сейчас бесспорно история на Ленинском проспекте превратилась в news, превратилась в событие. И исключительно благодаря интернету.

Это очень видно на примере того, что происходит даже с президентскими поездками. Ну, вот, Путин проехал на желтой Ладе по Дальнему Востоку. Еще несколько лет назад единственным событием было бы то, что он проехал на желтой Ладе, картинку бы нам показали по телевизору. Ну, может быть, в комментариях кто-нибудь позубоскалил, что там до сих пор дороги нет асфальтированной, нормальной, соединяющей Москву и Владивосток. А тут какие-то ребята поехали, клуб «Диверсант» называлось, сняли Путина на видео и оказалось, что там 3 желтых Лады и огромное количество, десятки-десятки других машин иностранных. И это уже тоже событие. Это не комментарий. Понятно, что пленку клуба «Диверсант» посмотрело гораздо меньше народа, чем телевидение, но это уже равновеликие информационные события, одного и того же порядка.

Или, вот, возьмем последнюю историю с этой самой дачей, о которой рассказал Сергей Колесников, с дворцом в Прасковеевке. Ну, раньше бы, да, где-то там в газете «Вашингтон Пост» какой-то менеджер Сергей Колесников написал, что он участвовал в строительстве личного дворца Путина за миллиард долларов. И кто бы ему поверил, и все бы это умерло. А сейчас, вот, посмотрите дискуссию, которая развязалась на сайте того же Андрея Илларионова, который там об этом написал. Там мигом читатели накидали ссылок, накидали ссылок и на статью в «Новой газете» нашего корреспондента Евгения Титова, который до этой дачи добрался вплавь, который чего-то там сфотографировал. Сфотографировал туннель, который построили через скалу, ведущий к морю. Там тоже в этой статье называется объект «дачей Путина».

Оказывается, еще летом Беллона прислала запрос о природоохране на даче Путина. Оказывается, еще в 2005 году некая Маргарита Парфененкова в статье в РБК (статья называется «Путин превратит Геленджик в мегакурорт») написала, что мощный аэропорт в Геленджике строится под Путина, потому что в районе мыса Идокопас в курортной зоне Геленджика возводится новая резиденция администрации президента.

И когда пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков сказал после слов Сергея Колесникова, что это какое-то частное строение, которое не имеет отношения к премьеру, то, ну, наверное, Пескову надо было раньше опровергать – ему надо было опровергать Маргариту Парфененкову, ему надо было опровергать запрос Беллоны, ему надо было опровергать «Новую газету».

И, кстати, самое смешное, тут же еще накопали, что вот этот Ланфранко Чирелло, который архитектор, он оказался никакой не супер-пупер заграничный архитектор. Это просто какой-то Лукойловский союзник, который в Питере имеет фирму и, видимо, строит там новым русским позолоченные торты в стиле а-ля Брынцалов.

Чем кончится зарождение интернета? Мы как раз с Андреем Илларионовым недавно спорили на эту тему. Хотя это был частный разговор, я думаю, Андрей Николаевич не обидится на меня, если я его воспроизведу, потому что Андрей Николаевич говорит: «Юля, вы понимаете, что изменилось, особенно с Викиликс, изменилось публичное пространство? Вот теперь официально известно, что в своих депешах называется Россия «мафиозным государством», и вот из этой реальности вынуждены исходить и дипломаты, и это больше не является высказыванием каких-то маргиналов. Это является неким общеочевидным фактом». Я говорю: «Андрей Николаевич, ну и что? Вот, Васька слушает да ест. От того, что теперь все это знают, что-то изменится?» Ну, ответ заключается в том, что изменится, все-таки, то, что это стало публичным дискурсом.

Есть еще один итог этого года, который я бы озаглавила так: «Успехи российской внешней политики», причем без всякого снисхождения, без всякой иронии я говорю, потому что есть некая часть российской внешней политики, которая выглядит комично. Это и история про 11 шпионов-клоунов, которым оказывается вдобавок торжественная встреча. Или, там, полет Медведева на Курилы. Или хлопоты Виктора Бута, который пытался поставить колумбийским наркоповстанцам российские ПЗРК в количестве «итого 700 штук», то есть явно оптовым способом, который предполагает сообщничество государственных чиновников – у нас, в общем, эта сфера государственно регулируется. И вот эта вот неприличная скорость, с которой люди подписывали за Виктора Бута, она выглядела так, как будто люди боятся, что Бут сдаст своих подельников американцам.

Вот это все комичные истории, это истории про то, что в депешах Викиликс американцы называют «мафиозным государством». Это… Ну, в конце концов, это просто неприлично. Но это внешняя, как ни странно, сторона дела, потому что при более пристальном взгляде российская внешняя политика или, точнее, интриги, которые в России заменяют внешнюю политику в этом году сопровождались очень серьезными успехами.

Первый успех – это Украина. Первой победой Путина и реваншем за оранжевую революцию стали украинские выборы, на которых 25 февраля победил Виктор Янукович. После этого Украина с невероятной быстротой отправилась по путинскому сценарию: гражданские свободы в стране сворачивались, президентом страны стал бывший браток, осужденный за кражу шапок в туалете (и это чувствуется по его стилю управления), и, разумеется, Янукович не является креатурой Путина. Ну, бессмысленно рассматривать политику Путина по отношению к Украине как нечто рациональное. Если главным движителем этой политики считать желание отомстить ненавистному Виктору Ющенко, то одержана полная победа. Хотя, никто так не способствовал этой победе как сам бессильный и, кстати, нечистый на руку президент Ющенко.

Второй успех – это Киргизия. Там президент Бакиев, диктатор, родственники которого раскрали всю страну, решил кинуть Россию, взяв с Кремля 2 миллиарда долларов за то, чтобы выгнать американцев с военной базы в Манасе, переименовал базу и там их оставил. Впечатление американцев от Бакиева можно прочесть на сайте Викиликс – у них просто там с вытаращенными глазами, отвалившимися челюстями, американцы рассказывают о том, что это такое. Они, можно сказать, почти живого Ким Чен Ира видели.

И, вот, Бакиева, видимо, было решено наказать, и 7 апреля 2010 года в Бишкек местные бандиты заводят с гор вооруженную горную гопоту. Планировалась, судя по всему, акция устрашения. Но поскольку бакиевский режим был абсолютно прогнивший, то он рухнул мгновенно, я думаю, неожиданно для организаторов акции, судя по тому, что никакой замены Бакиеву не было приготовлено. Но вот это была история, ну, операция, которой можно поаплодировать, потому что там с технической точки зрения Кремль мог считать себя настоящим делателем королей на просторах СНГ.

Третий триумф внешней политики – это, конечно, Польша. В течение всех предыдущих лет Кремль демонстрировал по отношению к полякам стойкую, почти зоологическую неприязнь. Надо сказать, что поляки вели себя также. Напомню события августа 2005 года – тогда в Москве избили 2-х польских дипломатов и журналиста. Опять же, произошло это после избиения детей российских дипломатов в Варшаве – тогда Путин публично заявил, что надо, цитирую, «отреагировать на этот недружественный акт», хотя речь шла о банальных хулиганах, которых поляки вскоре поймали и наказали. Через несколько месяцев в том же 2005-м было объявлено о введении нового национального праздника. 4 ноября 2005 года Россия стала праздновать день победы над поляками, день изгнания поляков из Кремля в 1612 году. То есть все предыдущие 300 лет мы не знали, какая эпохальная дата.

Особенно омерзительно было, конечно, все то, что касалось катынского расстрела. Кремль отказался выдать полякам документы, касающиеся расстрела. В 2008 году Хамовнический суд отказал подавшим в него жалобу потомкам расстрелянных. Была куча прокремлевских идеологов, которые объясняли, что поляки сами во всем виноваты. Наталья Нарочницкая дала, по-моему, «Комсомольской правде» как раз накануне визита Путина в Польшу шокировавшее поляков интервью, в котором было сказано чуть ли не что первые концлагеря организовали поляки для красноармейцев, что они послужили, типа, прообразом Освенцима. Ну и венец этой истории случился в июне 2009 года, когда на сайте Минобороны появилась статья историка Ковалева, который обвинил Польшу в том, что она начала Вторую Мировую войну. Ну, просто историк Ковалев, большой привет Геббельсу.

В ответ Польша тоже не зевала – заблокировала практически вступление России в ВТО и, вот, в начале 2010 года резко меняется ситуация: в Польше объявляют об открытии гигантских запасов сланцевого газа. А газ – это наше все. Кто говорит «Газпром» – подразумевает Путин, кто говорит «Путин», подразумевает Газпром. И Польша, которая всегда была импортером российского газа, вдруг оказалась в ситуации, когда она может быть реальным конкурентом Газпрома. А Газпрому и так сейчас в Европе не сладко. К тому же, опять же, даже Германия дала понять Кремлю, что хорошие отношения с Евросоюзом невозможны без исправления отношений с Польшей.

И вдруг политика Кремля меняется в одно мгновение. Вот, просто все эти Нарочницкие, Ковалевы, Хамовнические суды – они все исчезли. Начинается в Польше предвыборная де-факто кампания, Путин поддерживает партию премьер-министра Польши Дональда Туска против Леха Качиньского, крайне националистически настроенного. Качиньский – он, конечно, немножко такой персонаж был из старого времени, из панской Польши. И, вот, кульминация всего этого. 7 апреля Путин и Туск прилетают в Катынь заложить камень в основание храма, который должен быть выстроен на месте бойни. Леха Качиньского, для которого тема Катыни – это тема всей его жизни, просто не приглашают.

Качиньский летит в Смоленск на 3 дня позже. Российская сторона намеренно сделала все, чтобы подчеркнуть низкий статус его визита. Кто такой, мол, президент Польши? С аэродрома, судя по всему, было убрано радиолокационное оборудование, завезенное туда под посадку Путина, военные диспетчеры аэродрома не знали английского языка, на аэродроме президента страны встречал аж полпред Полтавченко. Густой туман стоял, Качиньский по замечательной славянской привычке опоздал с вылетом на час, но ждали, заметим, не самого Качиньского, а делегация ждала проспавшего Анджея Пшевозника. И, действительно, человек, без которого было трудно лететь, потому что он являлся техническим организатором всего дела. И, вот, диспетчер предложил идти на запасной аэродром, Качиньский категорически отказался. Возможно, он рассматривал это как очередные козни российской стороны, возможно, он вспомнил, как он был вынужден не сесть на аэродром в Тбилиси во времена российско-грузинской войны, когда он летел на поддержку Саакашвили. И пилот в прямое нарушение его приказа отказался садиться в Тбилиси. Так или иначе Качиньский велел садиться, самолет разбился.

Смерть Качиньского была использована на полную катушку и Путиным, и Туском. Братские эти двое обнялись над его трупом, Медведев даже сделал вид, что передает Польше материалы катынского дела. Те материалы, впрочем, которые он передал, были давно рассекречены. В Польше на выборах победила партия Туска. Мы видим, что очень странно не только расследует российская сторона эту катастрофу, но очень странно реагирует Польша, потому что она, ну, как бы, почти не возражает, иногда чего-то там попискивает. Еще раз повторяю, с моей точки зрения, ну, нет никакой возможности, что там кровавый режим разбил нарочно самолет Качиньского. Ну, это просто к Кавказцентру и, ну, к больным людям, у которых во всем виноват Путин. Но не все там гладко, потому что степень пренебрежения, которую попытались высказать к Качиньскому при этом визите, косвенно привела к трагедии. В результате, кстати, всех этих маневров идея разработки сланцевого газа в Польше была практически похоронена, и, собственно, это можно считать еще одной реальной внешнеполитической победой Кремля.

И, наконец, четвертая внешнеполитическая победа – это триумф российского курса в Белоруссии. И даже российских спецслужб. Я имею в виду белорусские выборы. Напоминаю, что им предшествовало. В 2010 году мы окончательно рассорились с белорусским диктатором Лукашенко. Механизм ссоры тот же, что и в случае с Бакиевым: Лукашенко взял с России деньги за признание Абхазии и Южной Осетии, признать не признал. Российское телевидение начало снимать разоблачительные фильмы про Лукашенко, Кремль начал поддерживать оппозицию на выборах 19 октября. Насколько я понимаю, главная поддержка оказывалась Андрею Санникову и Владимиру Некляеву. Меньше помогали Ярославу Романчуку, который впоследствии единственный не сел в тюрьму, а вместо того каялся в прямом эфире. Впрочем, насколько я знаю, Романчук встречался с Сурковым. Нисколько не осуждаю белорусскую оппозицию – против царской власти хоть в пломбированном вагоне.

Замечу, что позиция Кремля и спецслужб настолько, насколько участвовали в этом деле спецслужбы, о чем не раз заявлял батька и, думаю, что в этом скромном частном случае он был прав, абсолютно безпроигрышная позиция, вилка: получится выиграть – будет как в Киргизии, не получится – значит, батька прибегнет к репрессиям и станет окончательно нерукопожатным в глазах Запада. Вообще, я думаю, что дрейф батьки в сторону Запада, ну, он, мягко говоря, в Кремле преувеличивался. То есть точнее не столько дрейф батьки в сторону Запада, сколько согласие Запада дружить с Лукашенко.

И вот реализовал был, как известно, второй вариант. И опять здесь сошлюсь на Андрея Илларионова. По его подсчетам реальное количество голосов, поданных за Лукашенко, не превышало где-то 40-44%. Некляев и Санников набрали по 16% каждый. Видимо, эти результаты привели Лукашенко в бешенство. Возиться там, доказывая связь Кремля и оппозиции, не совсем ему хотелось – просто, видимо, заранее была готова заготовка, заготовка-провокация штурм дома правительства. И, собственно, эту провокацию Лукашенко просто и грубо организовал, и арестовал всех кандидатов кроме уже выше упомянутого Романчука просто за попытку государственного переворота.

Кстати, среди либеральных политиков Андрей Илларионов был единственный, кто сказал вслух о поддержке Кремлем белорусской оппозиции. И такая, вот, системная деталь – обращаю внимание – что киргизский вариант в Белоруссии не получился: то есть свергнуть с помощью интриги можно только ту власть, которая и так на ногах не стоит, а, вот, заставить себя вести как кровавый диктатор, который всю оппозицию бросает в тюрьмы, можно только того, кто и в самом деле является кровавым диктатором.

Но так или иначе все 4 эти истории – Украина, Киргизия, Польша и Белоруссия – действительно, являются триумфом российской внешней политики. Цели этой политики – это другой вопрос. Они уместны, скорее, в Италии XII века, чем в открытом мире XXI-го. Но целей этих Кремль добился, причем это знаменует резкое отличие от прошлых годов, потому что если вы помните, в общем, все то, что Кремль пытался делать раньше… Там, скупать газопроводы в Европе – не получилось, повесить Саакашвили за яйца – тоже не вышло, и Саакашвили, конечно, очень неприятно, но нам тоже не очень хорошо.

И, конечно, следует упомянуть еще один момент – это то, что есть еще одна страна, один регион, в котором Путин одержал убедительную победу, на мой взгляд, — это Европа. Вот, Михаил Борисович Ходорковский заметил, что кроме нефти Россия экспортирует коррупцию, и относительно европейской бюрократии это совершенно справедливо. Судя по всему, эту идиллическую гармонию скупки европейской бюрократии Кремлем несколько нарушил Викиликс. И напомню, что канцлер Ангела Меркель, которая никогда ничего не говорила против России, только после Викиликса, где она была названа «бледной и нерешительной», вдруг заявила и осудила приговор Ходорковскому. Насколько Викиликс нарушил эту идиллическую гармонию, посмотрим в следующем году. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45 – это смски. Летом у нас была великая жара, а зимой у нас наступило великое оледенение. На самом деле, великое оледенение тоже сильно подходит под итог года. На примере того, что происходило, очень интересно посмотреть некоторые закономерности того, как работает система. Вернее, того, как работает неработающая система. И я уже сказала, что не бывает природных катастроф – мы живем в мире социальном. И это кажется очень сильным заявлением, когда речь идет об обледеневших проводах и обледеневших елках, которые падают на эти провода. И я не буду доводить эту мысль до абсурда, потому что, с одной стороны, да, случилась, ну, абсолютная катастрофа, которую нельзя было предсказать, потому что ее не бывает. Это даже не ураган и не шторм, это нечто невиданное.

Но случилось несколько вещей, которые можно было предсказать. И главная из них – это транспортный коллапс в Домодедове и в Шереметьеве, усугубленный тем, что все люди и так в гигантском количестве летели на Новый год. Коллапс в обоих аэропортах имел разную природу, и поразительна, на мой взгляд, реакция власти.

Что, собственно, произошло в Домодедове? Во-первых, начнем с того, что в Домодедове произошел не отказ аэропорта Домодедово. В Домодедове произошел blackout по всей территории этого региона, в том числе отключились электроснабжение сотовых вышек. Это означает, что после того как у них кончились аварийные аккумуляторы, то упала и мобильная связь. В том числе отключилась и энергия на железной дороге, и это означало, что Домодедово нельзя было покинуть по железной дороге, потому что поезда не работали. И одновременно это означало, что Домодедово не очень можно было покинуть на машине, потому что, естественно, пробки стали чудовищные.

Катастрофа – она всегда развивается по нарастающей, это основной закон катастроф: если что-то случилось, то дальше будет только хуже. Так вот, первое, что меня поразило в домодедовской истории, это то, что почему-то это называлось катастрофой в Домодедове, когда это катастрофа с электроснабжением. И спрашивать надо, прежде всего, с энергетиков, которые это устроили, потому что, ребята, одну секундочку. Если кто-то приехал в кино смотреть фильм, а в кинотеатре выключился свет и фильма нет, то, во многом, можно обвинить администрацию кинотеатра в том, что она не организовала эвакуацию, в том, что она не возместила стоимость билетов, в том, что при выходе из кинотеатра возникла давка. Но если свет отключился во всем квартале, то нельзя обвинять администрацию кинотеатра в том, что у нее нету света.

Так вот, в Домодедове был абсолютный форс-мажор. Причем, при каких условиях? Домодедово питается от двух подстанций (мощности одной вполне достаточно), каждая из подстанций имеет 2 ввода, то есть имеется четырехкратное резервирование по мощности. Четырехкратное резервирование по мощности означает, что это не может отключиться никогда и ни при каких обстоятельствах. А можно ли было предсказать, что это отключится? Ответ: «Можно, и Домодедово это предсказывало». Год назад Домодедово, видимо, поняв в каком состоянии находится энергетическое хозяйство Московской области, стало проектировать свою собственную газовую электростанцию – это уже говорит все об энергетическом хозяйстве Московской области.

Что произошло? А произошло то, что просеки, которые под высоковольтной передачей, 110 Вольт, которые вели к Домодедово, просто заросли за 20 лет деревьями. А одна из линий электропередач оборвалась в пяти местах. Вот это уже не природа, вот это уже 20 лет деревьев – это совсем другое. Это конкретные люди, которые за это отвечают. Понятно, что эти люди там не сидят в течение 20 лет и этих людей надо конкретно называть. Вот, почему-то никто не называл имя, насколько я понимаю, у нас МРСК заведует господин по имени Николай Швец. Имя его просто не звучало в качестве одного из составных источников транспортного коллапса. Почему, очень легко понять, потому что если вы заглянете в биографию господина Швеца, то вы увидите, что он имеет очень правильную биографию для того, чтобы возглавлять сетевую компанию. Он, во-первых, является бывшим региональным чего-то там представителем «Единой России», а во-вторых перед этим он был советником у Чемизова в «Росвооружении». Ну как же такого человека ругать за какую-то мелочь как то, что произошло с десятками тысяч пассажиров, и, кстати, с тысячами людей, которые остались без света.

Значит, еще раз повторяю. Не бывает, ни при каких обстоятельствах не может быть такого, чтобы 4 линии электропередач, четырехкратное резервирование было оборвано. Это не просто ЧП – после этого должны немедленно лететь головы, после этого надо немедленно увольнять людей. У нас, к сожалению, не увольняют никого – это одно из свойств режима. Вот, упали у нас спутники ГЛОНАСС в океан, господин Перминов сказал «Ха-ха, ну это небольшая потеря», и Перминова даже не уволили. А, вот, как я понимаю, с господином Швецом тоже ничего не будет.

Вот у нас так устроена Московская область. В ней рубят Химкинский лес, но просеки под линией электропередач в ней не рубят. Значит, как был кроме этого запитан аэропорт? Там были резервные источники мощности, соответствующие российским техническим стандартам. Российские технические стандарты гласят, что должно работать кроме этого еще сигнальное оборудование и радиотехническое оборудование. То есть что это означает, грубо говоря? Что еще согласно советским нормам должен работать не аэропорт, а аэродром на случай ядерной войны. Вот, он должен работать так, что даже если все подстанции вырубятся, то с него может сесть и взлететь истребитель. И тоже, наверное, только взлететь, а сесть – наверное, уже не обязательно.

А такой вещи, чтобы туалеты для пассажиров работали, ну, как-то в советских нормах не предусмотрено, потому что не было предусмотрено самих туалетов. Я помню замечательный аэропорт в городе Норильске, минус 50, где сортир располагался в отдельном здании. Ну, вот, при blackout’е в городе Норильске сортиру в Норильске ничего не будет.

Так вот. И в аэропорту Домодедово кроме того что он выполнял условия по аварийному снабжению радиотехнического и сигнального оборудования, были запитаны также еще исключительно по инициативе самого Домодедово некоторые потребители, в частности, были запитаны информационные системы. О существовании информационных систем советские ГОСТы просто не знают. И было запитано отопление, которое тоже не работает без электричества. И я вам на минуточку хочу, чтобы вы себе представили, что было бы, если бы Домодедово еще и замерзло. Как было бы хорошо пассажирам… Ну, им было бы уже совсем хорошо – им бы уже вообще никуда лететь не было надо. И я должна сказать, что когда господин Левитин сейчас заявил, что он написал приказ о том, что должно быть 30-процентное резервирование мощностей, то есть 30% электроэнергии такие объекты как Домодедово должны обеспечивать сами, то я просто не знаю, как это перевести на русский язык: министр Левитин представляет себе, какой объем электроэнергии потребляет Домодедово?

Еще раз повторяю, чтобы вырубалось 4 линии, это беспрецедентно. То, что произошло дальше. Судя по всему, произошел дикий бардак. Там показания свидетелей расходятся. Вообще, к сожалению, любая катастрофа, как я сказала, она… Бардак складывался из нескольких вещей. Первое, администрация заявила, что аэропорт закрыт и попросила тех людей, которые там находились, его покинуть. Насколько я понимаю, где-то 34 правдами и неправдами уехали, хотя уехать, как я уже сказала, было практически невозможно, потому что таксисты драли по 10 тысяч рублей за машину. Таксистов тоже можно было понять, потому что если он едет в 4-часовой пробке, он и так поднимает цену, не говоря о том, что он имеет возможность заработать и ее не упускает. Не было связи, не было вообще ничего. Государство никаких автобусов не прислало для эвакуации. Впрочем, им было трудно продраться – не продирались даже автобусы с генераторами. И вся та часть пассажиров, которые не покинули аэропорт, это, прежде всего, был специфический российский пассажир, к сожалению, в корне отличающийся от американского, потому что американский пассажир, когда ему говоришь, что никто ничего не летит, он возвращается к себе домой или в гостиницу, потому что он менеджер и ему, вообще-то, плевать. А российский пассажир, особенно летящий на праздники, это очень часто там целая семья откуда-нибудь из Сыктывкара с тремя детьми, копила 3 года на эту поездку в Турцию и, соответственно, у нее просто нет денег ни на такси, ни на гостиницу и вообще, ну, полный конец света для нее наступил, потому что те дни, которые она сидит в аэропорту, это те дни, ее личное время, которое она иначе бы провела на отдыхе.

Короче говоря, была часть пассажиров, которая не уехала, потому что у них просто не было денег. Была часть пассажиров, которая надеялась, что свет скоро включат. Потому что это еще одна проблема любой катастрофы – ты не можешь принять правильное решение, потому что ты не обладаешь всей информацией. Вообще, катастрофа – это в том числе это история, когда резко изменяется количество информации, которым ты владеешь, и ты начинаешь принимать неправильные решения. Вот, скажем, администрация Домодедово не сразу вывела людей, которые находились в зоне, которые уже прошли на посадку, потому что ну вы представьте себе этого человека, который сидит и отвечает за эту зону. Ну, он знает, что аэропорт не может остаться без электроснабжения ни при каких обстоятельствах. Стало быть, он не будет выводить этих людей, потому что он думает, что сейчас все это дело включат.

Это вообще очень интересная история, как люди реагируют в нестандартных обстоятельствах. У меня, кстати, была точно такая же история – к вопросу о транспортном коллапсе. 30 декабря еду я в Москву и сразу за МКАДом на Минке попадаю в пробку. Я, по-моему, 40 минут простояла в этой пробке, пока не сообразила, что мне надо просто бросить машину, развернуться и бросить машину. А пробка не двигалась вообще, потому что мне проще дойти 8 километров до Минской улицы, где у меня была встреча, пешком. Вот, я приняла абсолютно правильное решение, потому что пока я шла пешком до Минской улицы, я дошла до Рублевского шоссе, я посмотрела на милиционера, который, значит, стоял перед этой пробкой, подняв свой жезл. А я пошла дальше, никто ничего не двигалось. А, как раз когда я проходила Рублевку, там как раз повернула какая-то колонна с мигалками, но пробка продолжала стоять, людей продолжали не пускать. Потом их стали пускать там по 3-4 машины (мимо меня иногда проезжало). Я приняла правильное решение, но мне потребовалось 40 минут на то, чтобы его принять, потому что я исходила из представления о том, что 30 декабря наши власти не будут держать людей по 1,5 часа, пока не проедет кортеж нашего великого и ужасного. А мне надо было понять, что, видимо, ФСО и люди вообще в окружении президента, они считают, что каждый раз, когда российский гражданин и автовладелец останавливается в пробке, чтобы пропустить кортеж президента или премьера, он впадает в Нирвану. Он впадает в ощущение любви к президенту. И в честь 30 декабря накануне Нового года они решили подарить нам побольше ощущения любви к президенту так, чтобы мы стояли не час, а 1,5 или 2. Ну, полная Нирвана чтобы была.

И, кстати, к вопросу негодования по поводу транспортного коллапса. Ну, вот, я хочу сказать, что, там, Домодедово еще имело оправдание. А как-то, вот, почему мы ежедневно впадаем в транспортный коллапс, когда едет человек с мигалкой, я не совсем пойму, что там за форс-мажор.

Это, вот, одна история, когда нельзя принять правильное решение, потому что ты не обладаешь всей полнотой информации. Я могу сказать другую, очень интересную, очень трагичную – это то, что происходило 11 сентября. Тогда, вот, если прочесть американские отчеты о том, что там происходило (они вывешены на сайтах, их легко найти в интернете), то одна из самых поразительных вещей – это то, как неправильно реагировали американские аэропорты на происходящее. Там 2 вещи выделяется. Во-первых, американские аэропорты не запретили сразу взлет и посадку, один из самолетов, потом упавших, в момент первого взрыва еще находился на земле. И во-вторых, американские диспетчеры не сказали сразу всем летчикам «Закройте двери в кабины». Когда они отдали этот приказ, было уже поздно, потому что они этот приказ отдали за несколько секунд до того, как был захвачен последний самолет. Там пилоты последнего самолета переспросили: «Что-что-что?»

А исходили при этом диспетчеры из неправильного посыла, который заключался в том, что ну да, захвачен террористами самолет – сейчас террористы его посадят и будут выдвигать требования. Они не понимали, что происходит. То есть, с одной стороны, они действовали неправильно, а с другой стороны, их трудно винить.

Вторая часть очень интересная, как развивалась катастрофа 11 сентября – это то, что американские диспетчеры сначала действовали, действительно, очень хорошо в части отслеживания всех захваченных самолетов. Первый самолет они, несмотря на то, что он был захвачен, они его постоянно отслеживали. Но по мере того как катастрофа развивалась дальше и перешла какой-то критический порог предела реакции, они стали теряться и, например, о последнем самолете они даже не знали, что он захвачен.

И третья история, которая очень важная, она показывает, что в тот момент, когда размер катастрофы вышел за уровень компетенции диспетчеров, решение надо было принимать власти, центральной власти, господину Джорджу Бушу. А господин Джордж Буш в этот момент выступал перед детьми. И когда ему сказали, что взорвались башни-близнецы, он продолжал вступать. Как он потом объяснял сенату, «я считал, что мне надо проецировать уверенность». Вот это вот считание, что надо проецировать уверенность вместо принимания решений, собственно, и обошлось Америке в несколько десятков лишних жизней, потому что в тех случаях, когда размеры катастрофы таковы, что реагировать на нее должна власть, а не местные конкретные люди, власть должна реагировать, а не проецировать уверенность.

Это все касается в первую очередь Домодедово, потому что администрация Домодедово явно растерялась. Но администрация Домодедово сделала многое… Вернее, администрация Домодедово сделала хотя бы что-то, а власть не сделала ничего. Через 4 дня после того как это все произошло в Домодедове, вылез министр транспорта Левитин и сказал, что это была ошибка и что надо было закрывать аэропорт. Господин министр транспорта, но аэропорт был закрыт. Администрация Домодедово ходила посреди этих людей с баулами и говорила: «Уходите, ребята, аэропорт закрыт». Да, наверное, она сделала абсолютно неправильно, что не объявила это с телевизора, не объявила это везде как новости, и люди, если они ехали в аэропорт, должны были там смотреть. Что она должна была сделать? Выгнать пассажиров? Выгнать пассажиров можно было только с ОМОНом. ОМОН должна была отправлять власть, а не администрация Домодедово. Без сомнения, власть в этой ситуации, ситуации полного коллапса несет свою долю ответственности. И это вот то, что происходило в Домодедове.

И еще раз повторяю, почему я так подробно на этом остановлюсь. Потому что, на мой взгляд, это очень трагическая история. Домодедово – это реально очень хороший аэропорт. И мы видим, что история Домодедово свидетельствует о том, что невозможно построить эффективную подсистему внутри неэффективной системы. Вот, ты можешь делать все, что угодно – ты можешь делать новые терминалы, ты можешь делать замечательные сортиры, ты можешь делать замечательные информационные системы. А потом у тебя вырубается электроснабжение сразу по 4 кабелям. И министр Левитин через 4 дня говорит, что «вы во всем виноваты». И тогда оказывается, что все, что вы сделали хорошее, оборачивается против вас. Потому что как я уже сказала, в аэропорту города Норильска если вырубится электроснабжение, то никто не будет возникать по поводу сортиров – их там и так нету.

Представляете себе, в 1991 году… Помните аэропорт Домодедово в 1991 году? Там можно было поесть? Там не было бардака? Там были сортиры? Вот, представьте себе, там отключили бы в этот момент электропитание. Ну, были бы некоторые неудобства. Но так сильно бы народ… Народ бы не заметил, что сортиры не работают, потому что они и так не работали со всяким электропитанием. То есть вот это, еще раз повторяю, страшная особенность, которая заключается в том, что если вы строите эффективную систему, то вы не можете скомпенсировать за счет ее работы все недостатки более общей системы, в которой она находится.

Вот как-то мне еще давно один из моих знакомых сформулировал это правильно. Он сказал, что система эффективная, если она пытается скомпенсировать недостатки государства, она либо не может это сделать, либо она погибает от анафилактического шока – она принимает слишком много поправок и не функционирует в результате избытка информации. Это было в Домодедове.

И очень коротко о Шереметьево. Я не люблю аэропорт Шереметьево – он, по-моему, самый дорого по количеству денег, затраченных на квадратный метр. Он – государственный аэропорт. Но я тоже должна сказать, что Шереметьево на этот раз не причем. А опять же проблема была в компании Аэрофлот, у которой, видите ли, не хватило обледенительной жидкости. Ну, простите, обледенительная жидкость – это не электричество. Обледенительная жидкость не может кончиться мгновенно. Но самое жуткое было дальнейшее поведение компании Аэрофлот, которая стала заниматься прямым мошенничеством – это статья 159-я. Вот просто там не вопрос об ущербе, а там вопрос об уголовной ответственности за мошенничество, потому что менеджеры Аэрофлота, заведомо зная, что самолет никуда не полетит, что он не готов, что он физически не может полететь, они стали грузить пассажиров в автобус, отвозить к самолету, выгружать из самолета, везти в другой самолет и так далее, и тому подобное. То есть в отличие от истории с Домодедово, история с Аэрофлотом, ну, она просто классическая: это неэффективная государственная компания, которая… Я, собственно, давно приняла для себя решение – я Аэрофлотом не летаю, если есть возможность не летать Аэрофлотом. Но я думаю, что просто все нормальные люди должны принять такое же решение.

То есть если в Домодедове речь шла о форс-мажоре, с которым не справилась администрация аэропорта… Потому что еще раз повторяю, во время катастрофы, к сожалению, чрезвычайно сложно справиться с ситуацией – иногда это бывает вообще невозможно. Можно сделать только что-то немножко лучше. ...То в Аэрофлоте речь шла о том, что, вот, то, как компания всегда работает, она просто показала себя еще один раз.

Собственно, завершая этот разговор, я бы хотела вернуться к одной очень короткой теме – к теме того, что я сказала о российской внешней политике, об успехах российской внешней политики. Эти успехи можно охарактеризовать как тактические. То есть, вот, есть некая цель, которую удалось добиться. Дальше возникает вопрос: а зачем добиваться этой цели? Вот, в Викиликс были удивительные подробности, как дают американские дипломаты характеристики некоторым чиновникам, не только российским, но и, например, зимбабвийскому президенту. И, вот, зимбабвийского президента и господина Суркова они характеризовали одним и тем же словом – «хороший тактик». Что такое «хороший тактик»? Это человек, который умеет добиваться краткосрочных побед. А чем эти победы кончаются в стратегическом смысле, хороший тактик, как правило, не задумывается. Я, собственно, хотела проиллюстрировать этот тезис на примере такого замечательного человека, которого звали Пабло Эскобар. Но поскольку время мое кончается, до следующей встречи через неделю. Всего лучшего, до свидания.

Комментарии

308

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

tusia 04 января 2011 | 21:52

Дорогая Юля! Насчет Киргизии... Не знаю- не знаю, есть ли это достижение политики Кремля. Очень спорно.... Бакс, в принципе, устраивал П или кого там еще. Вот батька, сколько бы ни кидал Россию, все равно остается... Ну кинул бы и Бакс. И что? Все бы было как было. К чему это я(говоря Вашими словами)? А к тому, что Вы совершенно игнорируете НЕНАВИСТЬ собственного народа к этому гнусному, омерзительному и неестественно глупому существу(сущности) - тупому (просто нет слов) БКС. И без вашего долбаного Кремля киргизский народ сбросил бы эту гадину, разворовавшую ВСЮ страну. Как насчет Акаича? Это тоже происки Кремля? Он на все 100 устраивал Кремль, тем не менее пришлось ему искать убежища. Батька держится только засчет того,что умеренно ворует.ИМХО. Может,я и не права. НО... живя в КЫРГЫЗСТАНЕ (именно), нетитульной нации (русская я), думаю, что россияне очень трусливы, не готовы к переменам, не дошли еще до ручки, видимо. До ручки - это когда ты сам себе скажешь - пусть мне будет хуже, но! пусть уйдет эта гадина! Киргизы всегда готовы к этому. И поэтому они ближе мне лично, чем долготерпящие так называемые россияне. Вообще, Юля, что это за слово - россияне?! Дурь какая-то... Кто такие россияне? Что это такое вообще - россияне? Вся проблема в этом, мне кажется. Нет такого понятия, а слово есть. Это изобретение Ельцина, может, я как всегда, ошибаюсь. Что это -РОССИЯНЕ? Дурь какая-то. Если ты живешь в России- ты русский! Русский какого-то происхождения( татарского,чеченского,мордовского,немецкого,еврейского,украинского, русского в конце концов). Русский - это не национальность, это состояние души. Так же как и ненавистные кое-кому американцы.
Но возвращаюсь к началу. Не могу с Вами согласиться, что переворот в Киргизии - это результат политики Кремля(только). Воля НАРОДА во многом сыграла свою роль. Не хочу, конечно, чтобы такое случилось в России, очень это страшно. Но как говорится, лучше страшный конец, чем страх без конца. Пока у народа не возникнет этого ощущения, изменений не будет. Знаете, КАК НАРОД ненавидел этого дегенерата БАКСА (так называли его люди) и его мерзкого сына, который сейчас кайфует в Англии и не оставляет своих мечт (хоть это и не по-русски) вернуться и править бал здесь, в Кыргызстане? Эта ненависть не знает предела. Это относится также и к Акаичу. Нет прощения гадам. И когда у русского народа, я подчеркиваю, у РУССКОГО (национальность не имеет значения, чувствуешь себя русским - подходи), тогда - да, строим государство без Путина-Галдаева...
Юля, не смею даже надеяться, что Вы это прочтете, но вдруг.... Вы идеалистка, несмотря ни на что...


h1n1 05 января 2011 | 03:25

Эта рыжая бестия полность продалась медпутам
Столько работ поменяла, пока ее не купили за бабло вешать лапшу на уши населению оккупированной страны. Ей фэсэбэ разрешила немного "критиковать" кого-нибудь без последствий и она полностью выполняет газпромовский заказ. Срочно уволить ее из Новой газеты, иначе она дикредитирует это издание. Она сотрудник фэсэбэ и штатный еврейский обозреватель еврейского радива. Закрыть ее код доступа к мозгам легковерных людей. Полный бойкот таким псевдо-журналюшкам. Дешовая пропагандистка медпутовских безумной идеи - все хапнуть и убежать. Не получится. Готовьте запасной аэродром за границей, но интерпол все равно вас достанет за пособничество разграбления территорий псевдо-страны рэфии.


05 января 2011 | 13:49

На самом деле многие понимают, что "правдорубство" Латыниной однобокое, выборочное и цензурируемое.
В основном восторженные возгласы раздаются из США, Израиля. Видимо от тех у кого там жизнь не сложилась, радуются, что хоть здесь хуже.


dirar 05 января 2011 | 22:34

http://abror.info/?p=11759


mitiay 07 января 2011 | 02:06

против http://abror.info/?p=11759
Этот самый сайт недосказал главого в версии Латыниной: из-за неприязни Путина к Качиньскому "Российская сторона намеренно сделала все, чтобы подчеркнуть низкий статус его визита", по причине чего из аэропорта быстренько увезли дополнительную электронную аппаратуру, завезенную "под Путина". А это могло, как Латытнина справедливо указывает, стать дополнительной причиной катастрофы.


costos 07 января 2011 | 16:34

Браво!!! Брависсимо!!!
Отличная статья!!! Браво,Юлия Латынина. Браво,Виктор Шендерович. Вы-ЛУЧШИЕ. Майора мухосранской дрезденской резидентуры на скамью подсудимых. Да воскреснут свободные СМИ. Свободу Ходорковскому!!!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире