'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 февраля 2010, 19:07

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа «Код доступа». Телефон для смс (985) 970-4545. Неделю назад при спецоперации в Ингушетии погибло не меньше четырех мирных жителей. Сначала нам сказали, что погибло 18 боевиков, потом нам сказали, что мирных жителей, собиравших черемшу в том же районе, где проходила спецоперация, расстреляли с вертолета, т.е. летчики не видели, куда стреляют. Теперь из показаний единственного уцелевшего (это 16-летний Адлан Мутаев, он спрятался в то время, как расстреливали его товарищей) ясно, как было дело. Ясно, что люди выходили из леса с мешками черемши.



Я напомню, что сбор черемши – это занятие самого бедного в тех краях населения и что там были десятки людей в лесах. Власти говорят, что они их предупредили, но сейчас крестьяне говорят, что их никто не предупреждал. Так вот 16-летний Адлан Мутаев показывает, что они выходили из леса с мешками черемши и по ним открыли огонь. Мало того, двое его друзей – Шамиль Катаев и Мовсар Татаев – были всего лишь ранены. Их потом добили на глазах Адлана, который раненый лежал в ручье. При этом издевались: у них не только контрольные выстрелы, но и удары ножом в область паха. Брата Адлана Арби тоже ранили, его приказали нести за собой другим раненым ребятам, которых потом добили на его глазах. Арби таскали за собой двое суток и освободили, видимо, в результате скандала.

Т.е. мы можем совершенно точно понять, кто и почему убил этих людей. Этих людей убили садисты, нелюди, которые прекрасно понимали, что они убивают мирных людей. Можно еще представить себе с трудом, что спецназовцы сидели в засаде, а из леса вышли люди с мешками черемши, они стали по ним стрелять. Но когда они подошли к раненым и добивали их ножами, то понятно, что ни о какой ошибке речи идти не может.

Раньше, когда происходили такие случаи, «Мемориал», все мы говорили: примите меры, иначе менты и в нас будут стрелять. Уже поздно. Эти менты, которые стреляли в чеченцев, считая их за недочеловеков, теперь стреляют и во всех россиян, тоже считая из за недочеловеков. Там были Евсюковы. Мы не знаем, почему они стреляли. Может, им нравилось. Может, за труп полагаются лишные деньги. Но этих людей надо судить, и надо им дать столько же, сколько Евсюкову.

К вопросу о расследованиях преступлений. По удивительной случайности именно сегодня американские власти, ФБР опубликовали результаты своего восьмилетнего расследования о том, кто именно после 11 сентября рассылал конверты с порошком сибирской язвы. Напомню, что конверты были присланы в телекомпанию, были присланы двум сенаторам. Пять человек умерли, еще полтора десятка заболели.

По мнению ФБР, это сделал американский ученый. Более того, сотрудник военного института, специализирующего на инфекционных болезнях, Брюс Айвинс, белый, кавказец, всё как полагается. Он даже был то ли католик, то ли протестант и ужасный симпатизатор евреям, он считал евреев избранным народом. Именно он рассылал конверты с сибирской язвой и с надписью «Привет от Бен-Ладена. Долой Америку. Долой евреев».

Всякий, кто хочет познакомиться с результатами расследования, может просто зайти на сайт www.justice.gov и прочесть почти 90-страничный отчет ФБР, почему они считают, что это сделал Брюс Айвинс, чем он руководствовался, почему у него слетела крыша и что он действовал в одиночку. На мой взгляд, этот отчет и вся эта история – это потрясающий рассказ о том, как должно действовать государство.

Потому что ФБР, расследуя много лет эту историю, совершило научный подвиг. Оно совершило научный подвиг в самом буквальном смысле слова. Потому что оно установило, что та сибирская язва, которая рассылалась, была не просто из той разновидности, которая была известна именно в Америке. Там была какая-то конкретная корова, которая подохла от сибирской язвы в 1981 году, и вот от этой коровы были те образцы сибирской язвы, которые имелись в 19 американских научных центрах и еще в четырех центрах за рубежом. Так вот это они установили давно, еще в самом начале расследования.

Но к концу они совершили научный подвиг – они разработали совершенно новые методы расследования, которые позволили им установить, что дело не только в сибирской язве, происходящей от этой коровы, но дело в абсолютно конкретном штамме, который имелся только в одной лаборатории, который был получен из этой коровы уже позднее и к которому имело доступ небольшое количество человек. Именно после этого американцы сосредоточились на г-не Айвинсе.

Кстати, перед эти они долбили другого человека – Стивена Хетфилда, тоже, кстати, из этого же самого военного института. Против него было достаточно много косвенных улик. Например, ровно в тот самый момент, когда началось распространение этих конвертов с язвой, этот несчастный бедолага Хетфилд принимал единственный антибиотик, который помогает против сибирской язвы. А он, по несчастливой случайности, болел какой-то другой болезнью, от которой этот антибиотик тоже помогал.

Т.е. сначала ФБР не согласилось с очень приятной для Америки идеей, что это сделал нехороший Бен-Ладен. Потом американцам пришлось отказаться от вполне убедительной идеи, что это сделал г-н Хетфилд. Более того, г-н Хетфилд подал иск на ФБР, которое распустило язык, и выиграл пять с лишним миллионов долларов. Короче говоря, повезло мужику. Если в России человека несправедливо обвиняют, он получает очень много лет. А если в Америке человека несправедливо обвиняют, он после этого получает очень много денег.

На самом деле это расследование читается как поэма. Я вам просто рекомендую. Потому что это история действительно несчастного человека, у которого полностью снесло крышу, который, видимо, сидел… не на наркотиках, но на таблетках, на которых очень часто сидят американцы, особенно те, у которых сверхидея. А он был хороший ученый, у него была сверхидея – разработать вакцину от язвы. Программа, по которой он работал, терпела неудачу за неудачей. Потому что вакцину они разработали, но к ней было очень много нареканий. Программу собирались закрывать. Кроме того, мужик был в принципе не очень вменяемый.

Уже потом, спустя несколько лет, когда он понимал, что он находится под подозрением, он посещал сеансы групповой терапии, он прямо на сеансе групповой терапии и сказал: «Я нахожусь под подозрением. Но у меня есть дома пистолет, у меня есть дома пуленепробиваемый жилет. И прежде чем эти гады, сволочи из ФБР меня арестуют, я перестреляю всех тех сволочей, которые посмели меня подозревать». Причем, естественно, групповой терапевт тут же на него стукнул. Его забрали в психушку, потом из психушки выпустили, потом он отравился (он два года назад как помер).

Это потрясающая история человека, который сошел с ума, который решил, что, отправляя сразу после 11 сентября вот эти конверты с белым порошком, он, во-первых, поможет своим любимым израильтянам. Во-вторых, утвердит в сознании всех, что Бен-Ладен – большая сволочь. В-третьих, получит продолжение финансирования своей программы, что, кстати, получилось. Он получил это финансирование, потому что, естественно, после того, как случилась эта штука с сибирской язвой, встал вопрос, что надо продолжать финансирование программы.

Кстати, еще совершенно потрясающий момент. Этот Айвинс, он, когда уже понимал, что дело плохо, завел несколько адресов электронной почты, с которых писал сам себе. Он сам себе писал, что он ведет самостоятельное расследование этого дела и уже почти догадался, кто из его коллег совершил такой преступный акт против Америки.

Еще раз повторяю, это потрясающая история того, как работает правосудие в нормальной стране. Потому что очевидно – возвращаясь к ингушской истории, – что нам это будет гораздо проще сделать, чем ФБР – установить, кто расстреливал четырех мирных жителей. Для этого не надо восьми лет расследования, для этого не надо миллионов денег, для этого не надо в буквальном смысле делать научных открытий. Для этого надо просто быть государством, а не сборищем преступников.

Телефон для смс (985) 970-4545. У меня очень много вопросов по поводу инноваций. Но я, пожалуй, начну не с инноваций, а с темы, которая как-то мимо промелькнула, и, на мой взгляд, она очень важна. Она прозвучала на прошлой неделе, когда премьер Путин отвечал на вопрос о том, может ли сланцевый газ сделать «Газпрому» конкуренцию в Европе.

Премьер ответил, что газ наш вне конкуренции, типа никакому сушеному навозу с этим долго не сравниться. Это была довольно странная реплика насчет сушеного навоза, если учесть, что «Газпром» уже изъявил желание купить месторождение сланцевого газа в Америке. Более того, «Газпром» выразил озабоченность по поводу того, что добыча сланцевого газа нанесет Америке непоправимый экологический ущерб. Уж если «Газпром» заботится об экологическом ущербе в Америке, дело горячо.

Что такое сланцевый газ и чем это грозит или не грозит России? Начну с другой очень важной истории. Всегда считается, что Россия – это типа экспортер газа, а Америка, она, может быть, по части нанотехнологий, но не по части газа. Это совсем не так. Россия до кризиса добывала 540 млрд. кубометров газа, а Америка добывала 480, не так чтобы уж очень отставала от России. При этом потребляла она свыше 650, поэтому она очень много импортировала, поэтому цена газа на Хенри-Хаб (грубо говоря, цена рынка газа в Америке) составляла до кризиса свыше 710 долларов. Естественно, раз есть такой спрос, то всегда родится что-нибудь, что это будет удовлетворять. Из этой цифры 710 долларов ясно, что совокупные доходы американского условного виртуального «Газпрома», они превышали доходы «Газпрома» даже от экспорта газа за границу в несколько раз.

Самое главное, что в Америке газ добывается совсем по-другому. Во-первых, он добывается совсем по-другому чисто физически, потому что у нас газ находится далеко на севере, там надо тянуть гигантские трубы и делать то, что я в свое время назвала арктическим способом производства. Т.е. вот эти гигантские далекие замерзшие поля и гигантские капитальные вложения в них способствуют огосударствлению такого рода вложений.

В Америке, наверное, нет ни одной газовой скважины, которая находится дальше чем 20 километров от «Макдоналдса». Во-вторых, все газовые скважины в Америке частные. Про вертикаль власти в лице «Газпрома» там чего-то и не слыхали, там как-то так обходятся. Есть газовые скважины, которые принадлежат одному человеку. Есть газовая скважина, которая может принадлежать десяти людям вскладчину. Есть человек, который может владеть тысячей газовых скважин. Все они отдаются в аренду сервисным компаниям, которые их собственно эксплуатируют. И вот это различие в собственности, праве собственности, наверное, самое важное различие между Россией и Америкой, самое важное в истории о сланцевом газе.

Кроме того, разница структуры потребления. Потому что российский газ идет на экспорт, американский газ потребляется внутри Америки, причем его не хватает. И причина, по которой цены была такая сумасшедшая – свыше 710 долларов, – заключалась в том, что огромное количество газа потреблялось американской нефтехимией. Там очень высокий уровень передела, шестой, восьмой, не сравнимый даже с Японией.

Понятно, что когда вы пускаете газ на нефтехимию, то вам не очень важна его начальная цена. Это как со сталью. Если вы делаете из нее автомобиль, то цена стали важна. А если вы делаете из нее пружинки для швейцарских часов, то цена стали в пружинке не очень важна. Это предыстория. И предыстория заключается в том, что, когда есть такой большой спрос и такая большая цена, всегда появляется что-то, что этот спрос удовлетворяет. Это очень важная история, потому что в России у Суркова, видимо, у Медведева есть представление о том, что инновации – это типа философский камень или вечный двигатель, как у академика Петрика. На самом деле всё гораздо проще. Инновация – это то, что удовлетворяет спрос или создает спрос, если его нет.

Появился сланцевый газ. Сланцевый газ был давно. Это просто достаточно небольшие количества газа, которые находятся между общераспространенным минералом – сланцем. Было всегда известно, что он там есть. Было известно, что его очень трудно извлекать, т.е. дорого. И было известно, что его там достаточно мало, т.е. если обычная скважина работает много-много лет, то сланцевая скважина, она буквально через два года может кончиться. Но поскольку такая цена… Американцы – народ хитроумный. Заметьте, всё это произошло в Америке. Это не произошло ни в Европе, ни даже в Китае, где государство за полезными ископаемыми следит само, в области полезных ископаемых в Китае достаточно мало частной инициативы.

И вот американцы разработали нормальные технологии получения сланцевого газа. Себестоимость составляет где-то 150 долларов за тысячу кубов. И даже когда случился кризис и цена упала (сейчас в Америке цена газа упала несколько раз), всё равно она позволяет сланцевому газу окупаться. И очевидны две вещи. Первое – она не упадет ниже цены окупаемости сланцевого газа. И второе – она не поднимется сильно выше. Потому что да, конечно, обычный газ, его реальная себестоимость, наверное, может достигать доллар за тысячу кубов. И это круто, когда себестоимость – доллар, а экспортируешь по 250.

Но цена сланцевого газа, вернее себестоимость, получилась такой ценой отсечения. Потому что сланцевый газ, вернее сланцы, они есть практически везде, их очень много. Сланца, как песка: сланец есть и в Европе наверняка, и в Китае. И самая главная проблема не то, что сланцевый газ перебьет добычу газа вообще, а то, что он не позволит диктовать условия, то, что при наличии возможности добывать сланцевый газ прямо в Европе или прямо в Америке, не сможет много возрасти цена и не сможет много возрасти монопольная цена, которую диктует «Газпром».

Собственно, это оказало большое влияние на немедленные планы «Газпрома». Потому что, например, «Газпром» хотел экспортировать, как известно, газ Штокмана в Америку. Сейчас Америка не нуждается в газе, она стала его нетто-экспортером. Более того, тот самый Катар, который в этом году собирался 25 млрд. кубометров тоже экспортировать в Америку, очевидно, в Америку его не экспортирует, потому что он там не нужен. Значит, Катар, который 25 млрд. кубометров собирался экспортировать в Америку, так как сейчас не получится, сейчас он это дело повезет в Европу.

Это, на мой взгляд, фундаментальная история, которая показывает, что дело не в сланцевом газе как таковом, а дело в открытом мире и закрытом мире. Стратегия России, стратегия Кремля исходила из того, что у нас есть некая дубинка под названием газ и что ее всегда будут покупать, потому что у нас есть философский камень, а больше ни у кого нет. Открытое общество устроено так, что если у кого-то есть философский камень и он дорого стоит, то открытое общество само изобретает философский камень. Не было бы сланцевого газа, появилось бы еще что-то другое – появилась бы термоядерная энергия, еще что-то. И появится, кстати.

Это страшная история, в которой две составляющие. Одна составляющая заключается в том, что пока были гигантские цены на газ, «Газпром» не увеличивал добычу, практически не разрабатывал новых полей. Т.е. американцы разрабатывали и разработали, а «Газпром» думал, что всё позволено и всё разрешено. Вторая часть этой истории субъективная. Она заключается в том, что именно субъективная политика России привела к тому, что в Европе на наш газ смотрят с вопросом и опаской. Потому что относительно газа Путин вел себя в Европе как Дон Корлеоне, только вместо предложений, от которых нельзя отказаться, делал предложения, которые нельзя принять.

Мы сейчас уже забыли, что краеугольным камнем российской внешней политики несколько лет назад был тезис, многократно озвучивавшийся: если вы хотите инвестировать в наши газовые месторождения, дайте нам доступ к вашим газовым сетям. Это была очень странная позиция. Представьте себе, вы всё время покупаете у мясника мясо, в один прекрасный момент мясник вам говорит: «У меня коровы кончаются. Не хотите ли вы инвестировать в разведение моих коров, чтобы я мог продавать вам мясо?» Вы говорите: «Пожалуй, можно подумать, если это выгодно». Тут мясник говорит: «Нет, если вы хотите, чтобы я позволил вам инвестировать в моих коров, вы должны мне отдать половину кухни». Как-то не совсем понятен смысл предложения.

Точно так же было странно слышать Европе о том, что газ – это наше оружие, о том, что Европа будет зависеть от российского газа, тем более что этим оружием сначала напугали, а потом продемонстрировали его в действии на примере Украины, а потом стали удивляться, почему Европа ищет каких-то новых историй.

Еще одна история на этой неделе. Это увольнение Медведевым полутора десятков милицейских генералов, среди них Еделев. Конечно, жалко, что милицейские увольнения начались не с Нургалиева. Потому что если рыба гниет с головы, то и чистить ее должны как минимум с головы. Но мы видим, что первый раз Медведев показал, что он все-таки является президентом России, не какими-то там рассказами о модернизации, не какими-то странными заявлениями, не видео, записанным в черной рубашечке на фоне Черноморского флота, с упреками в адрес Ющенко.

Что делает президент страны, когда менты убивают людей? Ответ – увольняет главных ментов. Тем более, что одна из самых радостных вещей – это увольнение Аркадия Еделева. Может быть, я еще поговорю в конце программы об этом. Я думаю, что одной из причин этого увольнения, конечно, стало убийство Макшарипа Аушева, потому что в Ингушетии был убит Макшарип Аушев, один из виднейших ингушских оппозиционеров. Это сделали явно сотрудники силовых структур. И они сделали это явно за деньги. Т.е. они были просто сданы в аренду недругам Аушева.

А кто недруги Аушева, тоже нетрудно догадаться, потому что критиковал он исключительно прежние власти Ингушетии – бывшего президента Мурата Зязикова, его главу МВД Мусу Медова, который в прекрасных отношениях с г-ном Еделевым. И понятно, что оба вышеназванных лица все-таки не могли непосредственно нанимать каких-то спецназовцев. Более того, после этого опять же явно силовики взорвали машину, в которой ехала вдова Аушева. Более того, после этого пропали в Санкт-Петербурге родственники Аушева. И понятно, что это не частная месть. Это частная месть, которая использует государство и какого-то очень крупного государственного чиновника для ее организации. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, «Код доступа». Телефон для смс (985) 970-4545. Заканчивая тему ментов. Очевидно, что история с беспределом в МВД стала уже не просто публичной темой, а стала темой борьбы за власть в верхах. И не только с беспределом в МВД. Очень интересно, что накануне этого увольнения, указа об увольнении, который подписал Медведев, был выпущен под залог, если я не ошибаюсь, следователь следственного комитета при прокуратуре г-н Андрей Гривцов, который подозревается в попытке получения взятки аж в 15 миллионов долларов.

Это феерическое освобождение, на мой взгляд, особенно если учесть, что, насколько я знаю и насколько я понимаю, эта операция проводилась с личной санкции и Медведева, и Чайки. И вот такой плевок в лицо Медведеву. И на следующий день уволили этих самых генералов МВД.

Кстати говоря, милицейский беспредел. Новость. Защитник майора Дымовского Вадим Карастелев получил 7 суток ареста. Ребята, у вас что, совсем крыша съехала? Можно по-разному относиться к майору Дымовскому. Я майора Дымовского не люблю. Я считаю, что это Евсюков, только который вместо того, чтобы пойти стрелять в людей, когда у него снесло крышу, слава богу, выступил по видео. Но господин Карастелев точно не торговал наркотиками, точно не проигрывал в казино те деньги, которые он не понятно где получал. Господин Карастелев точно без золотой гайки. Вы что, совсем обалдели?

Инновации. На этой неделе появились признаки, что финансирование проекта «Наши» было прикрыто, я это лично заподозрила из заявления вдохновителя проекта «Наши» Суркова. Это стало ясно из заявления главного вдохновителя проекта «Наши» г-на Владислава Суркова. Видимо, «Наши» то ли не оправдали надежд, то ли финансирование сокращено. Во всяком случае, Сурков, судя по всему, будет теперь переходить на освоение средств, направленных на развитие в России Силиконовой долины. По этому поводу мой приятель Михаил Блинкин очень хорошо заметил: «Юля, знаешь, чем отличается Силиконовая долина от силиконового импланта? Тем, что Силиконовая долина – образование естественное, а имплант – это то, что нарочно туда засунули для красоты. Могут пойти процессы отторжения».

После этого заявления Суркова насчет того, что он будет создавать в России Силиконовую долину, как я уже сказала, мое ощущение было такое, что проект «Наши» теперь немножко подзавянет. Мое ощущение также было, что Сурков, как ни создавай Силиконовую долину, всё равно у него получится озеро Селигер. Но дело оказалось еще серьезнее. Оказалось, что модернизацию и инновацию у нас возглавит сам Владимир Владимирович Путин. И стало окончательно ясно, что дело не только в «Наших», а в том, что у Дмитрия Анатольевича Медведева отобрали его любимую погремушку. Ну жалко маленького, ну верните.

Почему это заявление вызвало ужасную полемику на тему того, возможна или не возможна модернизация без либерализации общества. Вот эта полемика меня совершенно потрясла, потому что, откровенно говоря, я думаю, что полемизировать на эту тему с Сурковым – это всё равно что полемизировать с шулером на тему относительно теории игр. Смешно полемизировать с шулером. Какая вероятность выиграть у шулера? Это не зависит от теории игр. Это зависит от того, что человек – шулер. Какая вероятность, что Сурков создаст Силиконовую долину? Примерно такая же, как выиграть у шулера.

Ребята, посмотрите на тех людей, которые это будут создавать. Всё же ясно. Кто будут первые кандидаты? Есть у нас академик Петрик, изобретатель философского камня и вечного двигателя, его соавтор Грызлов. Чего они хотели? Полтора триллиона рублёв. Есть еще у нас совершенно замечательный человек, генерал-майор Меньшиков, НИИ космических систем это называется, если не ошибаюсь. Они год с лишним назад запустили в космос двигатель, который они нежно назвали «гравицапой». Двигатель работает на нарушении закона сохранения импульса. И они 15 лет будут выяснять, нарушается все-таки закон сохранения импульса или нет. 15 лет – обратите внимание. Сколько они на это денег освоят…

Есть, наконец, наш замечательный ГЛОНАСС. Я уже говорила, что в бюджете этого года на ГЛОНАСС заложено свыше 10 млрд. рублей, причем по разным статьям бюджета, что автоматически наводит на скоромные мысли. Причем заметьте, что эти статьи касаются исключительно разработки, грубо говоря, спутникового телефона. Потому что самое дорогое в ГЛОНАСС – это спутники, они в космосе, их финансируют по другим статьям бюджета, не по этим. Т.е. вот эта десяточка в приложение к прежним миллиардам – это примерно то, что в Китае стоит разработать, может, миллион долларов, может быть, полмиллиона, может быть, китайцы управились за 200 тысяч.

На фоне этой истории с ГЛОНАСС наша другая модернизация – корпорация «Система» и завод «Микрон», которые собираются в порядке инноваций выпускать микросхемы с шагом 90 нанометров (а сейчас они выпускают 180 нанометров), – это просто безобиднейшая история. Напомню, что эта история прозвучала несколько месяцев назад, когда Путин, Чубайс, все они посетили завод «Микрон», сказали, что какая-то фундаментальная история, вот тут надо всего лишь несколько миллиардов рублей – и мы будем выпускать аж 90 нанометров.

Учитывая, что всё это будет внедрено через несколько лет, учитывая то, что сейчас Intel представила опытную плату с шагом в 32 нанометра, учитывая, что 45 нанометров сейчас является обычной историей, учитывая, что просто есть опытный закон, согласно которому шаг микросхемы уменьшается раз в полтора года в два раза, можно представить себе, что это за инновация. Но это даже сравнительно безобидная инновация. Потому что, в конце концов, в чем она заключается? Просто в том, что за рубежом у STM, производящей соответствующую технологию, покупают устаревшую к настоящему моменту технологию за какие-то деньги, которые за рубежом остаются. Т.е. понятно, что все эти персонажи мы там и увидим, с двигателем, нарушающим закон сохранения импульса.

И когда думаешь о Силиконовой долине, устроенной при нынешнем кремлевском режиме… Я как раз насчет демократии сейчас ничего не говорю. У Китая прекрасно с Силиконовыми долинами. Китай не демократия, но Китай сейчас занимает второе место в мире по научным исследованиям после США. Китай занимает первое место в мире по количеству строящихся атомных электростанций. Это как раз можно понять, потому что типа кризис, вложили государственные бабки в строящиеся электростанции. 26 штук ядерных электростанций они строят.

Китай занимает, как это ни парадоксально, первое место в мире по ветряным двигателям. Это удивительно, потому что если послушать, как свистят о ветряных двигателях европейские чиновники, так думаешь, что самый большой ветряной двигатель находится во рту у членов Европейской комиссии. Так нет, первое место в мире по ветряным двигателям занимает Китай. И очень понятно почему.

Потому что, несмотря на весь художественный свист, который издает Европа насчет возобновляемых источников энергии, во-первых, Европе очень тяжело получить разрешение на ветряк, потому что Европа – бюрократия. Там также тяжело поставить ветряк, как в России тяжело поставить нефтяную заправку. Во-вторых, ветряной двигатель сильно портит пейзаж. В-третьих, он убивает птиц и является источником низкочастотных колебаний. Т.е. на самом деле это не такая простая штука. А вот китайцы сейчас первые в мире по этому делу.

И китайцы, кстати говоря, только что провели самый длинный газопровод – 1800 километров, сложнейшие горные условия. Стоило это им 2 млрд. долларов. Соглашение с Туркменией о газопроводе было подписано в 2006 году. Напоминаю, что «Северный поток» был подписан в 2005-м, т.е. на год раньше, и обойдется, по предварительным оценкам экспертов, миллиардов в 16 долларов. А годом позже, в 2007-м, был подписан «Южный поток», и обойдется он – самая пессимистическая оценка, которую я слышала – в 40 млрд. долларов. Но это оценка включает массу косвенных затрат, типа пенсии работникам сербской нефтяной промышленности.

Так вот Китай прекрасно модернизируется без всякой демократии. Но есть вещи, которые являются необязательными для модернизации, например демократия, как мы видим на примере Китая, и есть вещи, которые являются абсолютно необходимыми. И эта вещь называется ощущение будущего.

Я могу назвать две причины, по которым серьезные ученые не станут приезжать в Россию. Одна очень простая. Хорошо, представим себе, что построят Силиконовую долину, в ней построят небоскребы, им дадут большие зарплаты, им дадут настоящие лаборатории. А дети как? Сейчас у нас с десяти лет ДОСААФ снова регистрирует мальчиков. А дети в армию? В эту армию? Я боюсь, что ученые относятся к категории людей, которые думают о будущем, и детей в эту армию они не отдадут. И поэтому – одна из причин – в Россию не приедут.

Вот другой простой вопрос. А процессы против ученых? Это та вещь, которую всё ученое сообщество очень хорошо знает. То в Новосибирске, то в Уфе, то еще где-то посадят человека за то, что он, грубо говоря, пытался передать Китаю чертежи телевизора «Рубин». А просто потому что ФСБ надо показать, что она работает. Так вот, ребята, либо ФСБ работает, либо Силиконовая долина работает, одно из двух.

Спрашивает меня Ришат из Казани: «Что вы думаете об Олимпиаде и спортивных чиновниках из России?» Ришат, я думаю об Олимпиаде то же самое, что я думаю о всякой глобальной бюрократии. Любая глобальная бюрократия – это очень плохо. Конечно, с одной стороны, можно сказать, что Олимпиады у нас стали таким заменителем войны. И это очень хорошо. Потому что раньше крутые государства и крутые государи выясняли кто круче на поле боя.

Вообще поведение человека в этом смысле ужасно напоминало классический пример этологии, науки о поведении животных. Пример такой. Если вам известно, волк никогда не убьет другого волка до смерти. Потому что волк – это очень опасное животное, и тысячелетние инстинкты выживания выработали у них соответствующие ритуальные привычки. Если один волк побеждает другого, то побеждаемый откидывается на спину и показывает брюхо, и волк уходит.

А вот голубка – мирное животное, и у нее нет никаких ритуальных внутривидовых способов ограничения агрессии. Поэтому если двух голубок посадить в одну клетку и неправильно себя повести, то одна сядет на другую и клювом задолбит до смерти, именно потому что это мирное животное.

Человек всё предшествующее столетие вел себя как голубка. Он, не умея совладать с теми средствами уничтожения, которые находятся в его руках выяснял кто круче не как волк, а как голубка. В этом смысле, конечно, Олимпиады – это плюс. Это мы выработали наконец внутривидовую цивилизационную форму сублимации агрессии. Это здорово. Всё остальное ужасно.

То, что я хочу сказать, великолепно сформулировал Владимир Надеин в своей статье в «ЕЖ», когда он описал свои ощущения, еще как журналиста, от сеульской Олимпиады, где он как журналист жил роскошно в одной комнате трехкомнатной квартиры и жрал утром от пуза. Спортсмены жили в таких же комнатах, но только вчетвером на одну комнату, и жрали гораздо хуже. А чиновники соответствующие жили в президентских номерах. Они сказали Надеину совершенно открытым текстом: «Спортсмены – это же просто пушечное мясо Олимпиады. Они существуют, для того чтобы у нас была хорошая жизнь».

Есть какие-то абсолютно необъяснимые вещи. Какое отношение спорт высоких достижений имеет к здоровью нации? Очень многие спортсмены спорта высоких достижений – это просто больные люди, которые сидят на чем-то, что, извините, очень сильно напоминает наркотики. Страны соревнуются в фармакологии.

Вот есть фигурное катание, замечательный вид спорта. Как известно, профессионалы в нем почему-то не соревнуются, не допущены к олимпийским соревнованиям. Я пытаюсь понять почему. Неужели Плющенко не профессионал? Он что, любитель? Ответ очень простой. Потому что когда спортсмен становится профессионалом и начинает зарабатывать деньги собственными прыжками, он уже не находится на привязи у местного или интернационального олимпийского комитета.

Что такое любая глобальная бюрократия? Это коррупция. Как получилось, что Международный Олимпийский комитет утвердил заявку Сочи? Ответ – ровно по той же причине, по которой европейская бюрократия в лице комиссии Тальявини написала такой доклад о российско-грузинской войне.

Я хочу рассказать замечательную историю, которая касается сицилийской мафии. Все почему-то считают, что сицилийская мафия началась чуть ли не с 12-13 века. Вообще любая организация любят рассказывать о себе, что она очень древняя. На самом деле всё это фигня. Сицилийская мафия в том виде, в котором мы ее знаем, возникла впервые в конце 19 века.

И возникновение ее было связано ни с каким ни бедным островом, ни с какими ни древними обычаями. Оно было связано с тем, что в этот момент очень сильно развилось морское сообщение и морские перевозки, и люди поняли, что для того чтобы спасаться от цинги в морских перевозках, нужны лимоны. А лимоны очень хорошо росли на Сицилии. И Сицилия принялась выращивать эти лимоны. И лимоны, выращиваемые на Сицилии, составляли чуть ли не 80% всего мирового запаса лимонов, который жрался на кораблях в это время.

Как только лимоны стали выращиваться в этих больших поместьях – заметим, что воды на Сицилии всегда было маловато, – возник вопрос контроля за этим замечательным бизнесом, за этим монопольным бизнесом. И вот тут вокруг поместий появились бандиты, которые а) контролировали распределение воды, б) контролировали собственно сам процесс сбора лимонов.

А когда появились бандиты, Сицилия, которая, как я уже сказала, на тот момент была фантастически капиталистической сельскохозяйственной страной, в чем-то она была первой… Лимоны были ее «Газпромом». А когда появляется «Газпром», или когда появляется лимон, всегда появляется тот, кто распределяет.

Вот это очень страшная штука, которая привела к тому, что сначала были лимоны, потом была мафия, а потом не стало лимонов, не стало капиталистического сельского хозяйства, а мафия осталась. Кстати, второй раз она расцвела после войны, когда речь шла о восстановлении Сицилии. Были отпущены гигантские государственные деньги, и уже эти гигантские государственные деньги снова начала распределять мафия.

Это я говорю к чему? Любая система распределения кончается мафией, а любая мафия всегда контролирует какую-то систему распределения. Это касается и глобального потепления, и Олимпийских игр, и сицилийских лимонов, и даже нашего с вами уважаемого «Газпрома».

Есть еще одна печальная тема. Я не знаю, соберусь ли я о ней поговорить. Пожалуй, все-таки начну так, как намеревалась. История Гаити полностью исчезла из российских СМИ. То, что происходит в Гаити, нам уже как будто не интересно. Последние сообщения, если вы помните, были об аресте американских миссионеров, которые – надо же какие сволочи – пытались вывезти из Гаити детей, пострадавших от землетрясения.

Гаити, как я уже много раз говорила, это достаточно страшное место, где проблема уже не в государстве, проблема уже в обществе, проблема в деградации общества благодаря тому, что оно себе позволяло. Среди всех вещей, которые я видела о Гаити, меня поразили больше всего две истории.

Одна – это фраза, сказанная в интервью каким-то гаитянином. Он сказал: «Я никогда не видел на улицах столько трупов». Столько трупов. Т.е. трупы он видел, но вот столько он не видел. Вторая история – это история, которую рассказывают российские спасатели. Мне это говорил Саша Коц из «Комсомолки». Я стала спрашивать, каким образом получалось, что через 10-15 дней после землетрясения спасатели вытаскивали из руин живых людей. Это же физически невозможно, он же там погибает без воды, он же погибает придавленный. Саша мне говорит: «Просто гаитяне ходили мимо».

Т.е. если это не родственник… вот он кричит, ему даже воду подают, но есть какие-то более интересные занятия – например, получение помощи или разграбление помощи. А вот человек кричит, гаитяне подзовут иностранных спасателей, иностранные спасатели вытащат, если сумеют управиться до ночи, потому что ночью на Гаити работать страшно. Полиции нет и днем, а ночью как-то совсем страшно. И вот это вопрос деградации общества.

Что такое Гаити? Это же не африканская культура. Очень много говорят, что там вуду, что там негры. На самом деле это искусственное, созданное рабовладельцами общество, когда люди с африканских деревень были кинуты сначала в трюм корабля, и кто выжил – тот выжил, кто помер – тот помер. У этих людей на самом деле осталось очень мало воспоминаний об Африке.

Хорош или плох традиционный образ жизни Африки, но он традиционный, он насчитывает столетия: обряды, обычаи и так далее. А у этих людей собственных обрядов не было. Там была такая великая крупорушка, великий винегрет из обрывков обычаев людей, брошенных в трюмы и выживавших, только загрызая товарищей.

Потом в 1804 году там была революция. И во время этой революции рабы, с которыми обращались как с недочеловеками, вырезали всех, кто обращался с ними как с недочеловеками, и всех получилось 100 тысяч человек. 100 тысяч – это были не только белые, это были и мулаты, и метисы. Дело не в том, что там остались только черные. А дело в том, что там остались люди, которых один раз лишили культуры, когда привезли в трюме, второй раз лишили хозяев, когда они вырезали, но не только хозяев, но и всех надсмотрщиков.

И эти люди пытались себе построить какую-то новую культуру. А человеческая культура такая ужасная штука, она как почва, она не создается в один момент. Она может быть уничтожена очень быстро, как, например, советская власть уничтожила царское общество. Но культура не нарастает в один момент. И гаитянские правители, они были вынуждены апеллировать к каким-то совершенно чудовищным ценностям.

Мало того, что в свое время Папа Док, глава Гаити Дювалье, провозгласил себя воплощением Барона Субботы, главного вудуистского божества, так это был человек, который, например, поручал свои людям убивать по 500 человек в месяц, чтобы слушались. Вот эту тему, как можно разрушить общество без надежды на восстановление, и тему, что потом происходит с самим обществом и с самими гражданами, я оставлю на следующую неделю. Всего лучшего. До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире