'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 января 2010, 19:08



Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, «Код доступа». Телефон для смс +7-985-970-4545.

Главная мировая новость – это землетрясение на Гаити магнитудой 7,1 по Рихтеру, по сравнению, например, с великим чилийским землетрясением 1960 года, которое составляло 9,2 по Рихтеру. И это землетрясение на Гаити – одно из самых страшных доказательств того, что количество жертв землетрясения зависит не от силы толчка, а от социальных условий. Так же, как «Хромая лошадь» и Саяно-Шушенская ГЭС, гаитянское землетрясение – это не стихийная и не техногенная катастрофа. Это катастрофа, в первую очередь, социальная. Посмотрите, что происходит. Бросаются в глаза три вещи.

Первое – это местный президент, гарант Преваль, он до сих пор не знает, сколько у него там погибло: 50 или 500 тысяч. Надо сказать, что Гаити – это все-таки не Китай, население там измеряется не миллиардом и порядок цифр хорошо бы знать. Когда гарант Преваль отменял выборы в 2006 году, он совершенно точно знал, что посчитали не так. Он победил и посчитали не так, поэтому выборы надо отменить. Вот тогда количество голосов избирателей, которые проголосовали не так, он знал совершенно точно. Теперь, когда эти избиратели трупы, он не знает, сколько их у него.

Второе – если посмотрите на фотографии землетрясения, вас поразит наличие совершенно неразрушенных построек колониального времени, того времени, когда жили персонажи «Одиссеи капитана Блада» на острове Эспаньола, что совершенно понятно. Землетрясение магнитудой 7,1 – это не то землетрясение, при котором разрушаются церкви XVII века. И вас еще поразит – не знаю, может быть, тут я не всё видела – отсутствие признаков самых страшных землетрясений. Это обычно трещины на земле, гигантские трещины, в которых при магнитуде 9 или 10 может провалиться вообще всё что угодно. И тут уже стоэтажный небоскреб может провалиться. Вот этих трещин, признаков катастрофического и разрушительного землетрясения, нет. Потому что 7 по шкале Рихтера – это очень сильное, это не катастрофа, это не разрушение, это просто очень сильное.

Третье – власти Гаити физически не могут справиться с проблемой доставки в страну гуманитарной помощи. Одиннадцать бортов должно было улететь, потому что они не могли сесть. Китайский борт разгружался шесть часов. В этот момент жители Гаити устраивали баррикады из трупов в знак протеста против того, что им не оказывают гуманитарную помощь. Пойти в аэропорт и помочь разгрузить китайский борт им в голову не пришло. Это очень важный симптом окончательного социального распада.

Представьте себе, что в Лос-Анджелесе случилось Гаити. Это не случится. Потому что, как я уже сказала, землетрясение – это явление социальное. В 1987 году Лос-Анджелес трясло, землетрясение было магнитудой 6, не 7, т.е. это не очень корректное сравнение. Но трупов в Лос-Анджелесе было в этот момент восемь. Вот представим себе, что магнитуда 12, что раскрывается земля, что в нее ссыпаются небоскребы. Катастрофа. Можно совершенно точно сказать, что уцелевшие жители Лос-Анджелеса не будут строить баррикады из трупов, когда в аэропорту не могут разгрузить гуманитарную помощь.

Более того, если случится землетрясение магнитудой 8 в Москве, а Москва для этого не приспособлена, и мы не самое лучшее организованное общество, то точно у нас генералы будут отдавать беспомощные распоряжения. Наверняка кто-то бросится грабить супермаркеты. Потому что, к сожалению, когда распадается общество, всегда грабят супермаркеты. Но вот те, кто не будут грабить супермаркеты, точно не будут строить баррикады из трупов. Они, скорее всего, побегут помочь разгружать самолеты во «Внуково». Потому что строить баррикады из трупов – это требует особого отношения к жизни, особого отношения к трупам.

Еще раз, землетрясение магнитудой 7 по шкале Рихтера – это не самое страшное, что есть на свете. Я уже сказала, что сильнейшее из зарегистрированных в мире землетрясений было в Чили в 1960 году. Тогда Анды меняли рельеф, тогда вниз слетали сотни, миллионы километров горной породы. Тогда были полностью разрушены именно колониальные города, например, Консепсьон или Вальдивия, вот с этими маленькими старыми церквями. Это была вещь, против которой, действительно, человек бессилен. Знаете, сколько тогда погибло? 10 тысяч человек. Чили 1960 года далеко не самое благополучное место в мире.

В Мехико в 1985 году землетрясение магнитудой 8,2 по Рихтеру. Погибло 7,5 тысячи человек. Опять же Мехико далеко не самый благополучный регион мира, это не Лос-Анджелес, но, как выясняется, и не Гаити. Что рухнуло на Гаити? Лачуги и административные здания, построенные по воровским технологиям.

Что такое Гаити? Это самая бедная страна Западного полушария. Это страна, которую в 1492 году открыл Колумб, она эту честь заслужила. Это первое место, куда приплыли испанцы. И с тех пор она имела единственный период нормального правления. Это было с 1915 по 1934 год, когда ее оккупировали американские морские пехотинцы.

После этого там был Папа Док и его тонтон-макуты. Гаити обогатила мировой словарь этим словом – тонтон-макуты. Россия добавила слова «водка» и «кнут». К сожалению, чуть не добавила, но все-таки не добавила, слово «спутник». А вот тонтон-макуты, они прижились.

Причем, надо сказать, очень несправедливо, что прижились только тонтон-макуты, потому что в истории Гаити и после этого было множество совершенно замечательных социальных открытий. Например, там президент Аристид, когда разогнал армию, стал опираться на вооруженные формирования, добровольческие, гражданские, которые назывались Армия каннибалов. Еще раз, Армия каннибалов – это было официальное самоназвание.

Потом в 2004 году Армия каннибалов, проправительственная, устроила мятеж. Вы знаете, кто ей помогал? Вудуистские вооруженные формирования. Кстати, когда у них в 2004 году случилась очередная гуманитарная катастрофа – там погибло несколько тысяч человек из-за ураганов и оползней, – то там за гуманитарную помощь физически люди стали стрелять друг в друга.

Сам гарант Преваль, я уже говорила, отменил выборы, регулярно меняет премьер-министров: последнего поменял месяц назад, предпоследнего поменял год назад, потому что он боится – вдруг они будут популярны. Зато он сейчас не может сказать, у него 50 или 500 тысяч жертв. Самая бедная страна Западного полушария, первая страна, в которой началась эпидемия СПИДа, страна с самой высокой детской смертностью в Западном полушарии, страна с самым высоким уровнем недоедания при абсолютно благодатном климате.

Вот сейчас мир посылает Гаити гуманитарную помощь. Она не может приземлиться. Если она приземлится, мы понимаем, что за нее произойдет. Произойдут кровавые разборки. Собственно, нет смысла эту помощь посылать, к сожалению. Потому что когда она наконец достигнет Гаити, произойдет одна вещь из двух. Если гарант останется у власти, то она попадет к гаранту. Если из-за землетрясений произойдут беспорядки и гаранта вудуисты и каннибалы свергнут и сожрут – сожрут в буквальном смысле слова, – то гуманитарная помощь достанется вудуистам и каннибалам.

Есть единственная сила, которая может реально чем-то помочь Гаити, у которой для этого есть логистические, есть физические возможности. Эта сила называется армия США. Естественно, она туда не полезет, потому что в тот момент, когда первый попавшийся сержант США застрелит первого попавшегося вудуиста, который вздумает строить баррикады из трупов, или первого каннибала, который эти баррикады начнет есть, то весь цивилизованный мир и прежде всего всякие воровские организации, гуманитарные организации, специализирующиеся на раздербанивании гуманитарной помощи совместно с организациями типа «Хамас», закричат, что это нарушение прав человека.

Это очень страшная история. История такая же, как в «Хромой лошади», история такая же, как на Саяно-Шушенской ГЭС. Это не стихия, это социум. В «Хромой лошади» люди погибли не от огня, не от огненной стихии. Они погибли, потому что система пожаротушения была отключена, потому что зал был отделан материалами, из-за которых люди, вдохнув, умирали в течение нескольких секунд, и потому что система пожарных инспекторов существует для того, чтобы брать взятки. Если бы, условно говоря, на город Пермь упал метеорит, это было бы стихия. Но «Хромая лошадь» – это не стихия. Так же, к сожалению, Гаити – это не стихия.

Когда я смотрю на Гаити, я, если честно, думаю только об одном. У нас есть, допустим, город Махачкала – не дай бог, – где тоже очень любят получить разрешение на пятиэтажные здания, а построить 16-этажные. Город Махачкала в сейсмоопасной зоне. Вот если там тряхнет с магнитудой в 7?.. Кстати, магнитуда землетрясения в Спитаке в точности соответствовала магнитуде землетрясения на Гаити. Мы знаем, какие чудовищные были жертвы. В Мехико, в Чили магнитуда была больше, а жертв было меньше. Что будем делать, если, не дай бог, тряхнет в Махачкале? Писать отчеты о том, что это грузины разработали геофизическое оружие?

Телефон для смс +7-985-970-4545. Чтобы не рассказывать о мрачных вещах… У меня тут много вопросов по поводу ментов-убийц. Прежде чем говорить о ментах-убийцах, я хочу рассказать совершенно замечательную историю, духоподъемную, я бы сказала, которая случилась недавно с моим знакомым в аэропорту «Домодедово», точнее с его тещей. Теща иностранная. Знакомый, кстати, может быть, сам назовет себя, может быть, он тоже хочет что-нибудь по этому поводу прокомментировать. Итак, иностранная теща прилетает в аэропорт «Домодедово», получает багаж. В процессе получения багажа, который у нее куда-то потерялся, забывает мобильник и паспорт. Они вешают объявление о том, что мобильник и паспорт потеряны. Им тут же звонит какой-то человек и говорит: «С вас 20 тысяч рубликов перед Новым годом – мобильник и паспорт будут возвращены». Человек консультируется со мной, что делать. Человек тоже иностранный.

Откровенно говоря, если бы это было «Внуково» или «Шереметьево», ну чего делать? Ничего не делать. Заводить новый паспорт. Но это «Домодедово». Я близко с руководством «Домодедово» не знакома, но в силу журналистской профессии я знаю, что это одна из самых замечательно организованных компаний в России и что в силу происхождения «Домодедово» хозяин аэропорта Дмитрий Каменщик очень не любит такие вещи.

Исторически «Домодедово» произошло так, что когда компания «Ист-Лайн», хозяином которой был Каменщик, начала возить через «Домодедово» товары (можно это назвать товары, можно это назвать «серый импорт», можно это назвать контрабанда, не важно), тогда «Домодедово» был абсолютно бандитским аэропортом, тогда бандитские бригады дежурили там сутки через трое. Там были четыре бандитские группировки, которые сменяли друг друга. Там продавали и воровали всё, начиная от билетов и кончая обыгрыванием пассажиров при вывозе их такси в город.

Там бандиты были вытеснены из аэропорта, когда Каменщик сначала построил первый терминал, собственный грузовой, и сказал: «Ребята, все остальные терминалы – ваши, я вам плачу. Но когда я разгружаю в своем терминале, я не плачу». Потом Каменщик построил еще один терминал, еще один терминал, еще один терминал и вытеснил бандитов не с помощью стрельбы, не с помощью законов, а с помощью законов экономики.

И в силу этого в «Домодедово» очень боятся всяких криминальных вещей. Там везде стоят камеры, там страшно боятся, что в компании заведется воровство. Поэтому я звоню в приемную Каменщика – дело происходит в воскресенье, еще раз повторю, что никаких связей с руководством у меня нет – и говорю, что, знаете, вот такая фигня произошла, как бы это ни ваши ребята своровали.

Я представляю, что бы произошло, если бы левый человек позвонил в наше российское МВД и сказал, что где-то у кого-то украли паспорт. Просто мертвый вариант. Что происходит? Отзванивает мне сначала Каменщик, потом отзванивает мне служба безопасности, отзванивает этому человеку, начинает заниматься вопросом. Кстати, выясняется, что их собственные ребята абсолютно ни при чем, что это никакая не схема – потому что очень походило на схему, – что это просто телефонные мошенники. Дама где-то потеряла паспорт и мобильник, а потом телефонные мошенники, заметив объявление, начали звонить. Т.е. это совсем не проблема аэропорта «Домодедово».

В процессе я говорю со службой безопасности, и она мне говорит: «Это не важно, с чего мы начали копать. Важно, что мы вскрыли некоторые закономерности». Я говорю: «Какие?» – «Например, оказалось, что везде, где мы проверяли, камеры, которые установлены около ментов, повернуты в сторону так, что ментов не видно. Это системная проблема. Мы ее вскрыли благодаря вашему сигналу».

Дальше мне еще сам г-н Каменщик говорит, уже потом мы с ним беседуем: «Мы вскрыли некоторые системные проблемы. Например, недостаточное знание английского сотрудниками службы багажа». – «Извините, Дмитрий Владимирович, я не поняла. Что значит недостаточное знание английского?» Он говорит: «Мы их будем лучше учить английскому». Я говорю: «А у вас на такую зарплату пойдут люди, которым надо еще, видите ли, и английский знать?» А он говорит: «Мы не нанимаем людей, мы их выращиваем. Мы считаем, что существующая система образования в России не соответствует нашим стандартам. И чтобы соответствовать стандартам компании, мы выращиваем людей сами».

Это я к чему? Эта фраза, абсолютно гениальная, была произнесена в ходе разборки этой мало значащей истории, о том, что любое сообщение является поводом для реакции. И это на самом деле гениальное правило любой самосовершенствующейся системы. Если ваша система каждую минуту думает о том, какие у нее недостатки, что ей надо сделать, чтобы быть лучше… Если это журналист – какую глупость он сморозил вчера; как лучше надо было сформулировать, если он даже сказал это не так уж плохо.

Так вот если у вас система сама над собой работает, у нее есть шанс, она совершенствуется. Если ваша система занята объяснением самой себе того, что она непогрешима, а если что-то случилось, то это виноваты враги, то у этой системы шанса нет. Самое важное в системе – это не ошибки, ошибки бывают в любой системе. Самое важное в системе – это то, как она реагирует на ошибки. Когда спрашивают, чего делать с МВД, чего делать со страной…

Почему я рассказываю так долго о «Домодедово»? Потому что, например, там одна из самых простых вещей – менеджмент должен беспокоиться. Менеджмент должен беспокоиться обо всех деталях. И тогда, если он побеспокоился о крупных деталях, то со временем можно побеспокоиться и о мелких. Если менеджмент сначала выжил из «Домодедово» бандитов, которые дежурили в терминалах сутки через трое, то через 10 или 15 лет он может заняться проблемой пропажи мобильника и паспорта у пожилой британки, которая несколько рассеянна. Если менеджмент – скажем, в МВД – занимается рассказами о том, что он великий, то даже трупы, производимые майорами МВД, к сожалению, не производят впечатления.

У меня тут много вопросов по поводу убийств, совершаемых МВДшниками и по поводу страшной истории с водителем снегоуборочной машины, которого застрелил милиционер. Очередной расстрел. Тут, понимаете, надо разделять частные причины и общие причины. Потому что частная причина того, что этот милиционер нам сейчас известен, это тот факт, что во главе московского ГУВД встал человек по имени Колокольцев, который стал расследовать подобные вещи. Я не уверена, что это было бы расследовано при Пронине. Точно так же, когда, как вы помните, забили насмерть грузина Гурцкая около метро, то эти люди были уволены и привлечены к ответственности.

Если, допустим, посмотреть на то, что происходит в соседнем городе Санкт-Петербурге, то мы видим ровно наоборот картину. На глазах всех людей наряд милиции бьет мальчика, который выскочил на помощь сестре, потому что сначала наряд милиции бил сестру за то, что она неправильно запарковала машину. Они начинают избивать этого молодого человека, толпа у них этого молодого человека вырывает. Потом на этого же молодого человека заводят дело за то, что он чего-то не так сделал.

Известного режиссера менты, выскочив из ГАЗика, избили и отобрали деньги. Он пришел подавать заявление в милицию, ему говорят: «А это были не менты». И это тоже происходит на набережной, по-моему, Фонтанки, это происходило тоже в Санкт-Петербурге. Кстати говоря, это произошло ровно в тот самый день, когда должен был кончиться тот самый месяц, который МВД дал милиции на борьбу с коррупцией. Он сказал тогда, помните: «Через месяц коррупции не должно быть». Через месяц коррупции в милиции не стало, и на вопрос режиссера, кто ж его избил, ему сказали: «А это не менты». Вот это частный момент. Я очень хочу, чтобы все отметили, что делает Колокольцев. Потому что он же испытывает гигантское сопротивление системы.

Есть общий момент, который заключается в том, что милиция, как и любое другое российское ведомство, прежде всего ее начальники, прежде всего Нургалиев, прежде всего над Нургалиевым, рассматривают милицию как некую корпорацию, которая должна защищать прежде всего себя, не население, а себя. И если кто-то чего-то сделал, то это надо покрыть. В результате это приводит к чудовищным нарушениям в балансе организма. Причем главные из этих нарушений, они даже не те, которые на страницах газет и вот так очевидны, как история с водителем снегоуборочной машины.

Только что была история с начальником, по-моему, разбойного отдела, милиционером Максимовым. Я не знаю, все ли ее заметили. Милиционер Максимов был пойман – очевидно, арестован тоже с санкции Колокольцева, хотя год шла разработка – за заказное убийство. Но заказное убийство, совершенное каким образом? Похоже, что это было не первое заказное убийство. Он взял заказ просто исполнить человека, попросил этим заняться своего агента. Т.е. казенное имущество. Агент использовал для этого казенную квартиру, используемую для явочных встреч. Агент привлек к делу проститутку, с которой они все вместе спали. Проститутка – еще одного исполнителя, который уже не знал милиционера Максимова.

Они все вместе пригласили клиента, которого надо было исполнить, на квартиру, там они его замочили. После этого они позвонили Максимову, сообщили, что такая фигня произошла. Он говорит: «Да вы что, на явочной квартире? Вытащите труп». Они стали вытаскивать труп, их заметили соседи. Дальше год продолжалась разработка всей этой замечательной истории.

Т.е. возникает вопрос – до какой степени деградации должен дойти офицер, чтобы не просто выполнять заказы, а чтобы выполнять как в колхозе. Помните? Картошку-то я сажаю на своем поле, но картошка казенная, удобрения казенные, еще трактор казенный пригнал. Он исполняет частный заказ, он убивает человека. Явочная квартира казенная, агент казенный, проститутка казенная. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Смс-ки +7-985-970-4545. Я говорила о развале системы МВД, которую наиболее ощутимо мы видим в ситуациях, когда милиционеры убивают людей. Это самое видное, но, может быть, даже не самое главное. Я уже говорила, что самое главное – это полный распад системы мотивации, при котором, например, не расследуются преступления. Причем есть такое ошибочное заблуждение, что преступления не расследуются только тогда, когда они совершены против бедного человека. Типа если сын замминистра обороны задавил Светлану Беридзе, то тогда это не расследуется, а если наоборот, то расследовалось бы. К сожалению, система не работает вообще во всех отношениях.

Я еще раз рекомендую статью нашего криминального корреспондента Сергея Канева в «Новой газете», который уже несколько раз описывает потрясающую историю банды, которая причастна к ряду убийств, включая убийство племянницы главкома внутренних войск. Вы представляете – племянница главкома внутренних войск. Она была убита двумя молодыми людьми, мать которых – Галина Путилина считается очень влиятельной женщиной, периодически может появиться где-то в сопровождении милиционеров, представляется разными именами. Имя ее связывается с целым рядом убийств. Об этом подробно пишет Сергей Канев. И вот убийство племянницы главкома внутренних войск. Два молодых человека сидят. А девушку убили, потому что хотели получить выкуп, но испугались. Короче говоря, убили девушку.

После того, как Канев об этом написал, госпожа Путилина ему звонит, прямой текст: «Встретимся завтра в кабинете зам. генпрокурора Гриня». Там много других слов, причем непечатных, в том числе эти: «Встретимся завтра в кабинете зам. генпрокурора Гриня». Одну секундочку, я не знаю, какие у зам. генпрокурора Гриня отношения с этой женщиной, имя которой связывается с рядом убийств.

Факт заключается в том, что убита племянница главкома внутренних войск. Казалось бы, если бы у нас была хоть какая-то вертикаль власти, наверное, всех, причастных к этому убийству, настигло бы справедливое возмездие. Но факт заключается в том, что человек может абсолютно безнаказанно после такой ситуации сказать журналисту: «Встретимся завтра в кабинете зам. генпрокурора Гриня», – и щеголять некоторыми другими милицейскими именами. Т.е. система не работает вообще.

Когда похищают, допустим, сына вице-президента главы «Роснефти», то оказывается, что похитителей нельзя найти, просто потому что их не хотят искать. Когда вся ситуация оказывается публичной – опять же благодаря Сергея Каневу, – похитителей находят в течение недели, и выясняется, что это не какие-то важные люди, а это обычные – будете смеяться – ваххабиты, натуральные кавказские ваххабиты, которые похитили мальчика, которые, пока они ехали с похищенным мальчиком, попали в аварию, вызывали эвакуатор. Машину, на которой они его похитили, они куда-то везли.

Более того, когда началась операция по освобождению мальчика, менты перепутали квартиру, в которой его держали. Слава богу, ваххабиты к этому моменту были такие перепуганные, что мальчика просто отпустили. Менты сделали хорошую мину при плохой игре и сказали что так было задумано – вламываться в другую квартиру, что это была такая светлая мысль.

Т.е. вице-президент «Роснефти» или главком внутренних войск не могут обеспечить безопасность своей семье, потому что система не работает вообще. Система, в принципе, работает только на одно – на то, чтобы доказывать, защищать свое право на существование и отрицать всякую ошибку, всякую ошибку приписывать проискам врагов.

Система уже не является системой, она является роем. Что такое рой? Рой – это очень просто устроенная вещь. Не важно, это рой термитов или это рой пчел, у которых нет никакой высшей нервной организации. Они иногда выполняют довольно сложные действия, просто потому что они смотрят и делают так же, как ближайшее существо в рою. Как строится муравейник? Он строится не по плану. Он строится, потому что выполняется простое действие, которое заключается в том, что, если ты, муравей, услышал запах другого муравья, оставь в этом месте веточку.

Как грабится российский предприниматель? Он грабится же не по плану. Он грабится по простому принципу: если российский предприниматель обратился за помощью в милицию, т.е. если у него какие-то сложности, ограбь его еще раз. Если у него были один раз проблемы, значит, они возникнут второй раз. Т.е. поведение значительной части российских чиновников…

Какая наивысшая фаза социального распада системы? Это мародерство. Прибежали и грабят. И мародерство замечательно тем, что когда кто-то из победившего войска в мародерстве не участвует, это не важно. Т.е. лично какой-то там солдат может сказать: «Я не буду грабить этот город, я не буду насиловать женщин и вспарывать им животы». Но это не важно. Огромное количество милиционеров не участвуют в происходящем мародерстве. Огромное количество российских чиновников не участвуют в происходящем мародерстве. Но это уже, увы, не важно.

Еще одно событие, которое случилось на этой неделе. На мой взгляд, очень интересное. Это увольнение из рядом Минобороны двух генералов, которые, между прочим, участвовали год назад с лишним в войне с Грузией, даже один из них получил за это орден Святого Георгия. Это потрясающая история. Я всегда задавала себе главный вопрос – почему мы не заняли Тбилиси? Будучи человеком не военным… А любой не военный человек склонен придавать наибольший вес тем областям деятельности, в которых он больше разбирается, чем в военном деле. Будучи человеком не военным, я была склонна объяснять это политическими причинами, что да, когда Буш топнул ножкой, когда прилетел Саркози, мы испугались и решили свести всю эту историю к такому большого размера хулиганству.

Но есть другое объяснение, которое я слышала от разных военных атташе. Еще раз подчеркиваю – меня потряс тот факт, что услышала именно от военных атташе – я не буду называть каких – натовских стран. Просто этот вопрос задавала – почему российские войска не заняли Тбилиси? И ответ был – я цитирую, компилируя разные источники, – такой: «Да, вы готовились к этой войне четыре года. Да, оказались российские танки еще до войны в Южной Осетии. Но система российской армии настолько плоха, что армия физически не смогла дойти до Тбилиси, потому что эти танки, эта бронетехника ломалась по дороге, их становилось всё меньше и меньше. Короче говоря, мы поняли после этой войны, что российская армия не умеет воевать». Очевидно, масса каких-то других дополнительных вещей.

Но была одна история, когда бомбили Цхинвали и выбомбили из нее грузинскую армию. Это одна история. А совершенно другая история, когда еще надо пройти некоторое расстояние, теряя по дороге бронетехнику, в основном из-за ее плохого состояния, и дальше в Тбилиси сражаться с грузинской армией, которая отступила, если не в полном порядке, то в более-менее порядке, и ждет на рубежах. Т.е. в первом случае еще можно как-то потом договориться и иметь отчет комиссии Тальявини, а втором случае, в случае танкового сражения на подступах к Тбилиси, да еще с непонятным результатом, уже совсем неприятно.

Еще раз повторяю, что вот этот вывод военных атташе – Тбилиси не заняли, потому что не было военной возможности занять, потому что армия просто впиталась в землю из-за плохого состояния бронетехники, – я его, мягко говоря, не разделяла. Но факт увольнения двух генералов, участвовавших в войне с Грузией, он, к сожалению, скорее подтверждает точку зрения разных натовских военных атташе, нежели мою.

Еще одна замечательная история, которая происходила, начиная с Нового года. Это наш спор с Белоруссией по поводу пошлин на нефть. Что тут сказать? Одним из замечательных свойств системы, или, я бы даже сказала, не системы, а роя, это более правильное определение… Потому что система, как я уже сказала, подразумевает организованность, а рой дезорганизован, у него нет высшего направляющего разума, у него есть каждый, довольно примитивно устроенный элемент – комар или термит, который выполняет некую функцию – грызет или ест, смотрит на соседа и делает так же, как сосед. Так вот у роя нет памяти. Есть система с марковской и с бергсоновской памятью. Бергсоновская память – это система, которая помнит свою историю. А марковская память – это система, которая помнит свою предыдущую точку.

Вот российская система даже своей предыдущей точки не помнит. Недавно разгорелась совершенно замечательная полемика между начальницей канала Russia Today Маргаритой Симоньян и Артемием Лебедевым и Антоном Носиком, двумя известными блоггерами, которых очень позабавила запрещенная на Западе реклама телеканала Russia Today, которая выглядела приблизительно следующим образом.

Там, допустим, был образ Обамы, не то Обамы, не то Ахмадинежада, и было написано: «Кто из них представляет бОльшую ядерную опасность?» См. сайт Russia Today. Был такой смещенный образ видеокамеры и одновременно Калашникова. «Кто из них более страшное оружие?» – был слоган. См. телеканал Russia Today. Эту рекламу, естественно, запретили. Естественно – потому что она является оскорбительной. Потому что, представьте себе, висит реклама «Гитлер или Черчилль? Кто из них представляет бОльшую опасность? Давайте поспорим». Люди не хотят спорить.

Важно понять, кто является целевой аудиторией этой рекламы. Целевой аудиторией этой рекламы, понятно, является не западный потребитель, которому на самом деле не очень хочется спорить на тему Гитлер или Черчилль представляют наибольшую опасность, потому что он знает ответ. Ему хочется информации, а не споров подобного рода. Потребителем подобной рекламы является кремлядь. Когда на главный стол в Кремле кладется бумажка, на которой нарисован автомат Калашникова, совмещенный с видеокамерой, это чисто чекистская тема. Вот они считают, что против России ведется информационная война. Вот что ни сделает Россия, сразу против нее ведется информационная война.

Почему я разбираю этот случай и случай отсутствия памяти? Реклама была разработана западной фирмой, о чем Маргарита Симоньян с торжеством и сообщила Артемию Лебедеву, назвавшему это дело КГБшным дизайном. Совершенно правильно она была разработана западной фирмой, потому что западная рекламная фирма ориентируется на потребителя рекламы. Потребителем рекламы в данном случае является кремлядь. Поэтому кремляди и рисуют этого совмещенного Ахмадинежада и Обаму.

Но поражает что? Ребята, вы же рассказываете, что Запад ведет против нас информационную войну. И это является основой вашего мировоззрения. Так почему же через пять минут вы рассказываете, что этот сногсшибательный дизайн, как пишет у себя в ЖЖ Маргарита Симоньян, был разработан не нами? «Его скреативила гениальная западная фирма, мы бы так не смогли». Это отсутствие памяти. Запад либо ведет с нами информационную войну, либо в данном конкретном случае обслуживает кремлядь.

То же самое происходит с Белоруссией. В чем суть белорусского конфликта? Есть нежелание России вступать в ВТО, обусловленное тем, что правящий слой кормится с таможни, с таможенных правил и собирает с этого дела несколько миллиардов долларов, ценой полного разрушения российской экономики.

Я про таможню много раз говорила. Я приведу только один маленький пример. Чтобы ввезти в Россию самолет весом 50 тонн, надо, если по правилам это делать, написать количество бумаг, которое по высоте равно двум километрам. Сколько это будет в тоннах, слушатели могут пересчитать, я не знаю. Два километра бумаг. Т.е. ввозить в Россию по правилам невозможно, а без правил – это работать на правящий слой.

Поэтому эти люди не хотят вступать в ВТО, поэтому они объясняют российскому обществу, что нас в ВТО приглашают, потому что Запад ненавидит российскую экономику, или что нас из ВТО исключают, потому что Запад боится влияния России. Замечательная фраза была Владимира Надеина в ЕЖ, что вот эти две точки зрения существуют одновременно. Поэтому мы и рассказываем, что в ВТО мы не будем вступать по отдельности, а будем вступать вместе с Казахстаном и Белоруссией. Хорошо. Это одно состояние системы.

Что такое Белоруссия? А Белоруссия – это один метр государственной границы, это таможенная дырка сбоку России. Если мы будем вступать, составив таможенный союз с Белоруссией, то первое, что говорит Белоруссия: «Ребята, вы тут вывозите в меня нефть и облагаете ее экспортной пошлиной. Мы же в таможенном союзе». Тут система забывает свое предыдущее состояние, потому что у нее памяти нет, даже марковской, и говорит: «Проклятая Белоруссия, они же эту нефть потом экспортируют и за счет нее живут хорошо». На самом деле за счет экономии этой экспортной пошлины там финансируется, кажется, процентов 30 батькиного бюджета.

Поразительно то, что эта система может одновременно рассказывать, что мы не будем вступать в проклятое ВТО, а будем вступать в таможенном союзе с Белоруссией, и тут же, на соседней странице новостей, рассказывать, что проклятая Белоруссия вымогает у нас деньги и наносит нам экономический ущерб.

Еще один вопрос, вопрос про «Невский экспресс». Вчера случилось потрясающее событие, которое я уже комментировала здесь, на «Эхе». Приговорили людей, которые в 2007 году взрывали, или якобы взрывали, или участвовали во взрыве «Невского экспресса». И тот факт, что в 2009 году «Невский экспресс» взорвался снова, свидетельствует, как минимум, о том, что не пойманы никакие люди, которые имели какое-то отношения к взрывам, которые играли главную роль во взрыве.

Сведения о процессе были настолько отрывочные, что по ним было абсолютно нельзя составить представление о том, что там действительно произошло и причастны ли хоть сколько-нибудь приговоренные за хранение взрывчатки Хидриев и Дзахкиев к взрыву «Невского экспресса», т.е. является ли то, что произошло, просто некомпетентностью следователей или посадили не виноватых в этом людей. К сожалению, как я уже сказала, невозможно ответить на этот вопрос, не изучая детализации, не изучая уголовных дел. Такая поразительная вещь с уголовными делами – они не бывают абстрактными, они бывают конкретными.

Я не знаю, останется ли у меня время. Я даже, наверное, попробую начать с этого следующую программу. Вот такая потрясающая история, история убийства следователя Казиахмедова. Если вы помните, по-моему, уже год с лишним назад его убили. Его убили в ходе конфликта между двумя людьми, одного из которых звали Слуцкер, а другого Сафарян.

Слуцкер – это у нас очень влиятельный сенатор. Перед этим в этом деле случилось другое убийство, это убийство генерала Трофимова, который поссорился перед убийством со Слуцкером. И было очевидно логически предположить, что уж если одно убийство случилось, то и второе убийство связано с тем же.

Что оказалось в итоге расследования? Что оказалось по детализации? Вещь, которую невозможно придумать, если не знать. Вот был этот несчастный Сафарян, который поссорился со своим партнером Слуцкером. Поскольку Слуцкер очень влиятельный человек, он начал искать какую-то защиту. Первым Сафарян прибежал к живому тогда еще Сулиму Ямадаеву и сказал: «Можешь ли ты защитить меня от Слуцкера?» Поскольку Сулиму Ямадаеву нужны были деньги, он сказал «да» и начал искать человека, который смог бы это сделать. У Сулима есть такой приятель, Евлоев, который в этот момент был крупным чиновником в Ингушетии. К Евлоеву обращается: «Можешь ли ты защитить от Слуцкера?» – «Попробуем».

Евлоев обращается еще к одному своему приятелю, дагестанскому следователю, которого зовут Саид. Этот дагестанский следователь в рамках понтов – это чисто дагестанские понты – говорит: «Да вот есть человек в следственной бригаде, которого зовут Казиахмедов, он мой ученик, он сейчас всё сделает».

Происходит некое толковище, где-то вдали за одним ресторанным столиком сидят Евлоев и Ямадаев, за другим ресторанным столиком Саид вызывает этого следователя Казиахмедова, о чем-то они толкуют. Все стороны расходятся в полном убеждении, что следователь Саид может решить все проблемы со следователем Казиахмедовым.

Дальше Сафарян передает деньги, насколько я понимаю, считает следствие. Миллион. Миллион передает Ямадаеву. Ямадаев, не тронув этот миллион, передает Евлоеву. Евлоев и Саид этот миллион как-то поделили. А следователю Казиахмедову они даже не позвонили. Потому что следователь Казиахмедов, во-первых, не имел никакого отношения к возможности закрыть или не закрыть дело. Во-вторых, им, наверное, было как-то жалко этого миллиона.

Дальше Сафаряну говорят, что всё нормально. Сафарян вылезает откуда-то из своего убежища, его начинают арестовывать. Он звонит Ямадаеву, говорит: «Как же так? Вы говорили, что всё нормально. Меня арестовывают». Ямадаев говорит: «Ничего не знаю. Перезвони Евлоеву». Сафарян перезванивает Евлоеву, говорит: «Как же так? Всё нормально, а меня арестовывают». Евлоев говорит: «Ничего не знаю, перезвони следователю Саиду, он решал вопрос». Почему я говорю об этих звонках? Потому что так всё и вылезло. Сафарян звонит следователю Саиду. «Сейчас разберусь», – говорит следователь Саид.

У него вопрос – ему надо как-то отвечать за потраченный миллион. Он нанимает киллеров, киллеры хлопнули этого Казиахмедова. За миллион, который тот не получал. В истории к этому убийству получается непричастным ни Сафарян, ни Ямадаев, ни Евлоев. Заказчиком, по версии следствия, является следователь Саид, который «съел» деньги.

Я почему рассказываю эту историю? Во-первых, она очень интересна с точки зрения некой морали нашей прокуратуры. На самом деле она очень похожа на историю про начальника разбойного отдела Максимова, потому что это крайняя деградация системы. Понятно, что не все следователи у нас являются следователями Саидами, но для того, чтобы следователь Саид появился, система должна быть в соответствующем состоянии. Понятно, что не всякая «Хромая лошадь» в России горит, но для того, чтобы «Хромая лошадь» сгорела, система должна быть в соответствующем состоянии. Это одна часть истории.

А другая часть истории заключается в том, что это убийство, убийство бедного следователя Казиахмедова, который не брал денег, из-за которых его убили, который вообще не был в курсе ситуации, даже не понял, из-за чего его убили, оно неописуемо, это нельзя придумать. Может быть, это может придумать писатель. Но если не знать детализации, если не знать вот этих звонков, которые от бедолаги Сафаряна последовали сначала к Ямадаеву, потом к Евлоеву, потом к следователю Саиду, то невозможно представить себе, как это вообще могло произойти.

Это последняя маленькая притча о том, что во всякой истории нужны детали. Без деталей историю не поймешь. Всего лучшего. До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире