'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 декабря 2009, 19:07

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа «Код доступа». Телефон для смс +7-985-970-4545.



Я начну с события, которое случилось 13 декабря и которое почти никто не комментировал, хотя оно мне кажется очень важным, первостатейно важным. Я имею в виду убийство мэра Тучково Виталия Устименко, избранного мэром в октябре 2009 года, он уроженец Рузского района, кстати, глава районного отделения Союза десантников России. Понятно, что это всегда воспринимается немножко как авторитетные ребята. Вот буквально несколько недель он успел побыть мэром, его убили, вместе с женой. Вроде бы даже нашелся киллер, последовали совершенно фантастические комментарии на тему того, что это какое-то частное дело. И в одной газете я даже прочла, что, мол, многие были недовольны избранием нового мэра, потому что подозревали его в будущей коррупции. Такие пробросы.

Между тем основополагающая важность этой истории заключается в том, что г-н Устименко, каков бы он ни был – Союз десантников, «Рога и копыта» и так далее, – он был одним из немногих людей, которые сумели выиграть выборы у действующего мэра. Причем действующего мэра, естественно, поддерживала «Единая Россия», а Устименко поддерживала «Справедливая Россия». И вот не успел побыть, его сразу убили.

Как устроены вообще финансы муниципального образования? Фундаментальным обстоятельством во всех муниципальных финансах является то, что муниципальное образование сидит на субсидиях. Это реально дает мэру или главе администрации безнаказанную возможность воровства. Каким способом? Допустим, у вас инвестор строит дом. Первым делом вы приходите к инвестору и говорите: «Ты знаешь, у нас финансов нет, а на столько-то метров квадратных полагается опорный пункт милиции, магазин и так далее. Выстрой всё это, пожалуйста, за свой счет». Это всё строится за счет застройщика, плюс, естественно, откаты наличными. Плюс треть квартир, которые должны достаться муниципальному образованию.

А муниципальное образование говорит: «Вы знаете, мы же должны сделать прекрасной жизнь жителей прямо сейчас, поэтому мы должны озеленить район». Чтобы озеленить район, поскольку денег нет, деньги берутся в банке, заказывается это всё фирме, близкой мэру. Потом, когда приходит время расплачиваться с банком, говорят: «Вот денег у нас нет, но зато можно продать квартиры». Ту самую треть квартир, которая от застройщика. Они продаются, естественно, по себестоимости, т.е. там еще эта разница получается в карман. Оплачивается банку. И, таким образом, у муниципального образования нет квартир, чтобы дать инвалидам, очередникам и так далее, но есть деньги у фирмы, которая приближена к мэру, которая что-то там озеленила и так далее.

Или, допустим, строится ларек. Опять же владельцы ларька говорят: «Слушай, парень, ты еще должен благоустроить площадку вокруг ларька». Хорошо, площадку должен благоустроить. Но почему-то надо покупать плитку или цветы именно у этой фирмы. А что они у нее в десять раз дороже, это не считается.

Очень цветы любят дарить, всякие книжки издавать к различным датам, очень любят памятники ремонтировать. Вот памятники Великой Отечественной войны, просто смерть фашистским оккупантам, какое выгодное занятие. Собираешь со всех окрестных бизнесменов, потом поручаешь своему отремонтировать и еще хвастаешься: мол, ни копейки бюджетных денег не потрачено. О чем я говорю? О том, что любое муниципальное образование в России оказывается источником бездонного количества денег для его главы. И он скапливает на этой должности достаточно денег, чтобы продлить себя и обратить на себя благосклонность правящей партии. У конкурентов не получается.

Смотрите, что произошло в Астрахани. Я говорила об этом несколько недель назад. Та же самая картина. Действующий мэр города г-н Боженов – мэр уникальный, у которого даже дома горят вместе с обитателями. Когда они сгорают вместе с обитателями – там погибло в итоге людей больше, чем при иных терактах, – то оказывается, что они перед этим, как правило, были проданы мэрией какой-то фирме под застройку. Во время выборов избивали людей альтернативного кандидата – тоже «справедливоросса», кстати, – Олега Шеина. И по поводу этих хулиганских выборов избирательная комиссия сказала «всё нормально».

Третья история, совершенно замечательная, в Балашихе случилась, где тоже против действующего мэра баллотировался не кто-нибудь, а сын генерала КГБ, сын убитого генерала Трофимова. Почему я обращаю внимание? В Балашихе. Что такое Балашиха? Это «Вымпел», это «Альфа», это базы. Т.е. всё ФСБ, вся наша замечательная Лубянка встала, естественно, на сторону сына генерала Трофимова. А действующий мэр пользовался поддержкой «Единой России». Кто выиграл? Пролетела Лубянка, как фанера над Парижем.

Я, кстати, обращаю внимание, что во всех трех случаях, которые я называю, действующего мэра поддерживала «Единая Россия», а противников его поддерживала «Справедливая Россия». Не потому что «Справедливая Россия» у нас такая хорошая партия – упаси меня бог хвалить этих самых «выхухолей», – но просто люди, которые пытаются что-то сделать в рамках существующей системы координат, не бросая вызов власти, они приходят вот туда. И вот получают. Некоторым, как в случае астраханских избирателей, просто закидывали в окна бутылки с зажигательной смесью, некоторых били. А в случае мэра Тучково, который сумел победить на выборах, – пуля в лоб, и жену убили.

Простите, господа, но я пытаюсь понять, как это выглядит. Это выглядит – еще раз повторяю – так, как будто люди, имеющие доступ к властному ресурсу, вне зависимости от их моральных качеств, вне зависимости от того, даже если они являются просто убийцами, они скопляют достаточно денег, чтобы получить благосклонность «Единой России». Если я не права, я прошу меня извинить. Может быть, есть какие-то другие трактовки этого события. Может быть, Виталия Устименко убили специально, чтобы скомпрометировать «Единую Россию». Это вариант. Но я говорю, на что это похоже.

Причем я напоминаю, что это не единственный случай. Вот только что били обманутых дольщиков у входа перед Государственной Думой. Там же били не просто обманутых дольщиков, как написали стеснительные некие газеты. Там били конкретно людей – проламывали голову, ломали грудную клетку, – которые протестовали, в частности, против некого кооператива «Дружба-2», который возглавляет депутат Марина Игнатова, депутат от «Единой России». Она возглавляет массу всяких фондов, в которые входят Грызлов и так далее. И вот г-жа Игнатова и люди, ей дружные, они смотрели сверху, как бьют людей, которые говорят, что госпожа Игнатова их обокрала.

Опять же больше всего это походит на то, что г-жа Игнатова из кооператива «Дружба-2» не построила пенсионерам те дома, которые она обещала, но на деньги этих пенсионеров приобрела себе каким-то образом благосклонность Грызлова и компании. Возможно, это всё не так, как представляется. Возможно, наоборот, эти люди, которым проламывали грудные клетки… Женщина пенсионерка, которой проломили грудь, Ольга Мазур, возможно, она агент «Моссада», нанятый специально, чтобы скомпрометировать члена «Единой России» г-жу Марину Игнатову. Возможно. Одно из двух.

Причем я обращаю ваше внимание, что это касается не только застройщиков. Убили в 1997 году некого Василия Карелина, кандидата на пост мэра Геленджика. Покушались дважды, взяли киллеров, некто Булыгин и Брагин, их посадили. Прошло время, они обиделись, потому что заказчик не только их не вытащил, но и не заплатил за сделанное. Они назвали имя заказчика – Сергей Озеров, тогда конкурент Карелина, теперь депутат от «Единой России». Никакого движения.

Во Владимире убили бандита по кличке Молчан. Взяли киллера. Тот заявляет, что заказчиком убийства является подельник Молчана, некто Дмитрий Казнин, депутат и член «Единой России». Естественно, обвинения были сняты и тут же оказалось, что киллеры почтенного «единоросса» оклеветали.

Убивают в Перми некого бизнесмена Васильева, тоже ловят киллера. Он дает показания на заказчика. Это обыкновенный бизнес-конфликт. Но заказчик некто Алексей Медведев, говорит киллер. А этот Алексей Медведев – сын государственного депутата от «ЕдРа» Юрия Медведева. Естественно, оказывается, что киллер г-на Алексея Медведева оклеветал.

Вот такая замечательная картина партии власти, вот такая преемственность. Но еще раз повторяю, очень возможно, что все эти киллеры, равно как и протестующие вкладчики, равно как и тот киллер, который убил соперника «единоросса», мэра Тучково, – все они наняты «Моссадом», ФСБ специально для компрометации «Единой России».

Очень часто спрашивают, чем «Единая Россия» отличается от КПСС. В КПСС за такие скандалы вышибали немедленно, даже не спрашивали, правда или нет. А «Единая Россия» дает индульгенцию, участие в ней дает индульгенцию. Кто покупает индульгенции? Люди, которые совершают преступления.

Еще одно, на мой взгляд, основополагающее событие за эту неделю, которое опять нигде не освещается, в отличие, скажем, от сноса памятника в Грузии. Я почему по поводу мэра Тучково или по поводу выборов в Астрахани? Мы не слышали, чтобы премьер или президент по этому поводу высказывались. Это, видимо, неважные истории, если депутатов от «Единой России» обвиняют в таких вещах, или подозревают, или есть основания. Они высказывались, допустим, по поводу памятника в Кутаиси: пепел Кутаиси стучит в их сердце.

Вторая важнейшая история – шторм в Сочи. Строящийся порт в устье реки Мзымта Миллиардные убытки. Несколько погибших. Насколько я понимаю, четыре. Мы все знаем, что при сносе памятника в Кутаиси погибло двое. Сколько погибло при шторме в Сочи нигде не написано, и вообще не написано, что случилось. Объясняю, что случилось. Мне очень просто объяснили люди, которые специализируются на строительстве портов, они сказали гениальную фразу, цитирую: «Юля, понимаешь, где в этих местах можно строить порты, а где нельзя, известно еще со времен аргонавтов. В крайнем случае, со времен Очаковских и покоренья Крыма».

Если вы помните, в Крыму порты носят какие названия? Севастополь, Феодосия. Это времена, когда там греки плавали. И во всех местах, где строить порт нельзя, там дно устлано кораблями, которые свидетельствуют о том, что неудачно пытались построить там порт. В устье реки Мзымта строить порт нельзя, точно так же как в Имеретинке нельзя строить капитальные сооружения. Это было известно любому совковому проектанту. И это значит, что те люди, которые строили там порт, который погиб от шторма в шесть баллов (шесть баллов – это не высочайший шторм), который бывает якобы в тех краях раз в двадцать лет, вот это был их временной горизонт. 360 миллиардов рублей просили на порт. Я не знаю, сколько дали, но 360 миллиардов рублей просили. Порт строился к Олимпиаде. Вот временной горизонт строителей порта, значит, был ограничен. Посчитаем. Пять лет. Пять лет он должен был простоять, а после нас хоть потоп, в буквальном смысле слова.

Еще одна замечательная история на этой неделе, которая показывает, как устроена российская государственная власть. Я имею в виду избиение главного редактора «Литературной газеты», писателя, автора «Апофегея», многочисленных посткомсомольских повестей, очень знаменитых постперестроечных, Юрия Полякова. Вернее, не его избили, а избили его жену, сломали челюсть, проломили голову бандиты, которые явно пытались Полякова запугать (по крайней мере, он сам так это дело трактует). Бандиты были абсолютно не похожи на обыкновенных наркоманов, у них с собой было два пистолета, которые были абсолютно не похожи на грабителей, потому что они ничего не взяли. Они просто били женщину, которая им кричала «всё отдадим», и били до тех пор – она сидела, читала на первом этаже дачи, – пока со второго этажа не сбежал сам Юрий Поляков. Увидел это всё, побежал за десантным ножом, они к этому времени убежали.

Сам Юрий Поляков это связывает – и соглашусь – с дележкой дач, с рейдерской дележкой земель в Переделкино. Поляков, как и Искандер, как и Битов, как и Вознесенский, как и Евтушенко, как и многие другие писатели, проживающие в Переделкино, является писателем. Вот в силу этого он является объектом рейдерской атаки. И во всей этой истории дележки Переделкино убивает какая-то мелочность. Потому что с той стороны, со стороны рейдеров какой-то генерал рушайловский, которого выгнали из МВД, когда выгоняли всех рушайловских, какая-то великосветская дама, которая представляется то любовницей Сечина, то лучшей подружкой жены Суркова, глава Литфонда некто Переверзин, который рассказывает, что это Сурков ему всё поручил и что глава Верховного суда Лебедев у него в кармане.

Ты понимаешь, что люди, которые пытаются выселить писателей, это просто обыкновенные мошенники. Когда ты слышишь – правда, в пересказе – рассказ г-на Переверзина о том, что он г-ну Лебедеву из Верховного суда картины покупал, и поэтому Лебедев, мол, в кармане у Переверзина, то ты понимаешь, что это мошенничество. Но потом Верховный суд выносит приговоры в пользу рейдеров. Де-факто, если не загромождать юридическими деталями, постановление о том, что Переверзин и Союз литераторов газовой промышленности – это писатели, а Евтушенко, Вознесенский, Поляков, Искандер и прочая шваль – это не писатели. Вот такой приговор выносит де-факто Верховный суд, про главу которого рассказывают, что, дескать, он у Переверзина в кармане.

И после того, как документы о воровстве, творящемся там, Юрий Поляков передает в ОБЭП, зверски избивают его жену. Т.е. получается, что мошенники-то мошенники, представляются Сурковым, представляются Лебедевым, но у них есть пять копеек, чтобы заплатить бандитам с пистолетами, а у писателей нет. И сделать тут ничего нельзя. Можно, конечно, сказать: «Товарищ Верховного суда Лебедев, примите во внимание, что люди, которые рассказывают, что вы у них в кармане и требуют признать Евтушенко и Вознесенского не писателями, что есть большое подозрение, что именно эти люди не только это рассказывают, но и нанимают бандитов с пистолетами для избиения женщин». В общем-то, надежды мало.

+7-985-970-4545 – это смс-ки. Еще одна замечательная история, которая прошла по новостям на этой неделе. УФСБ по Дагестану усилило охрану российско-грузинской границы в связи с сообщениями о том, что Грузия готовит террористическую группу для переброски в республику для совершения диверсий на объектах топливно-энергетической системы и железнодорожного транспорта. Что мне больше всего понравилось в этом сообщении – что именно «на объектах топливно-энергетической системы». Т.е. УФСБ по Дагестану, вероятно, не подозревает, что в горных районах все гидроэнергетические сооружения платят ваххабитам, просто натурально платят. «Сулакэнерго», как рассказывают, платит. Рассказывают, сколько денег получили ваххабиты, которые, судя по всему, потом в том числе и на эти деньги убили главу МВД, получили за зону затопления при строительстве Ирганайской ГЭС.

Не знает УФСБ по Дагестану, что когда президент Муху Гимбатович Алиев встречается с вице-премьером Игорем Ивановичем Сечиным и они обсуждают вопросы финансирования Гоцатлинской ГЭС, то ввиду того места, где находится Гоцатлинская ГЭС, они, скорее всего, обсуждают вопрос финансирования террористов. Зато УФСБ по Дагестану знает, что террористы готовятся в Грузии. На мой взгляд, это очень интересная история, потому что это история распада государственных структур. Государственных структур, которым надо объяснять, почему случаются теракты, а назвать настоящую причину – отсутствие государства – они не могут. Приходится выдумывать всякую Грузию, всякую Америку, еще до «Моссада» договорятся. Потому что надо объяснять.

Действительно, усиливаются теракты. Десять лет спустя после второй российско-чеченской войны, когда Чечня практически зачищена, в Чечне стало тихо, по всем остальным концам Кавказа становится громко. Еще «Невский экспресс» взрывается, и надо объяснить – почему. А почему – очень просто объяснить. Мурат Магомедович Зязиков, бывший президент Ингушетии. После того, как его уволили, его родственник Рустамбек публично признался, что платили они ежемесячно ваххабитам 30 миллионов рублей за то, чтобы те их не трогали. Тут либо расследовать Мурата Магомедовича, либо сказать, что террористов готовят в Грузии. Потому что за 30 миллионов рублей можно взорвать много «Невских экспрессов».

Вот другой пример. Новый глава МВД Дагестана, кстати, ФСБшник бывший, 60-летний мужик. Казалось бы, ничего сомнительного: 60-летнего ФСБшника назначили главой МВД, пусть и проживающего в двухкомнатной квартире. Власть быстро портит. Назначили. Мужик без всяких указов Медведева сократил дармоедов в милиции, а офицерам на боевых заданиях стал платить по 50 тысяч рублей, выгнал их в горы, сократил количество гаишных постов, лично обратился к гаишникам со словами «не зверейте», вместо них учредил мобильные посты, которые довольно много людей отловили, мочит ваххабитов… Да, господа, вы не ослышались, я, либеральный журналист, говорю: мочит ваххабитов без суда и следствия, точечно, очень удачно. Потому что «Матери Дагестана» очень волнуются. Мужика отправили в отпуск. Почему? Я думаю, потому что нечем за должность заплатить, он в двухкомнатной квартире живет, он действительно пытается что-то делать. А потом же будут теракты, потом же надо будет объяснять… Не объяснять же, что сняли нового министра МВД, потому что он не заплатил за должность. Надо будет объяснять, что Грузия виновата.

Вот третий пример. Президент Дагестана. Сейчас устроены совершенно фантастические гонки – я бы сказала крысиные – на эту должность, потому что Москва устроила совершенно невероятное представление. В Дагестане, где каждый взрослый человек мечтает о том, чтобы стать президентом, а каждый второй рассказывает, что его непременно назначат, вынесли на обсуждение список из пяти человек и на несколько месяцев так этот список и оставили. Начались там такие гонки с автоматами и долларами наперевес, что я просто не уверена, что все претенденты доживут до финиша.

Фаворитом гонок считается некий Магомед Абдулаев, который то ли учился с Медведевым в одном университете, то ли защищал с ним диссертацию у одного профессора – в общем, имеет какое-то отношение к Медведеву. И сразу же весь Дагестан пересказывает, как товарища Абдулаева, которого, в общем-то, никто не знал, который был помощником Умаханова, чай заваривал сенатору Умаханову, как его назначили сначала советником, потом вице-премьером. Там была такая очень смешная история. Впрочем, я эту смешную историю расскажу после новостей.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. +7-985-970-4545. Я рассказывала о ситуации в Дагестане, которой, по мнению дагестанского УФСБ, угрожают грузинские диверсанты. Закончили мы на том, как фаворитом нынешней президентской гонки является человек, юрист Магомед Абдулаев, который то ли знаком с Медведевым, то ли еще что-то. Но это уважительная причина. Поэтому его сначала назначили по просьбе сверху, из Кремля, советником президента. Вернее, действующий президент Муху Алиев не понял. Он думал, что преподаватель, юрист – назначил он его советником. Дальше следует звонок (по одним данным – Нарышкина, по другим – Суркова), ему говорят: «Каким советником? Вице-премьером». Назначают этого человека вице-премьером.

Теперь весь Дагестан понимает, что всё, это будущий президент. Начинают про будущего президента собирать хоть какие-то сведения. Всем в Дагестане обычно известно, в скольких перестрелках участвовал, чего совершил такого хорошего в жизни. Все начинают рассказывать друг другу, как в ранге советника этот человек первым делом стал носить трехлитровые банки с медом, который его папа делает на пасеке, и предлагать купить. Не знаю, может быть, это злые языки рассказывают, но это такая деталь, которую не подделаешь, и такая деталь, которая, конечно, прелестна. Потому что всё было в Дагестане с вице-премьерами: бывало, они людей убивали, бывало, они людей крали, бывало, оружием торговали, – но вот чтобы медом – это, конечно, в Дагестане абсолютно новое слово. Человек, юрист, между тем, как опять же рассказывают, приободрился. «Ах, если бы Дима знал, какой здесь вкусный кофе», – фраза, которую все пересказывают друг другу, которая должна свидетельствовать о близости товарища к Москве.

И понимаешь, что вот по таким признакам у нас производятся назначения. Хорошо. А вот только что в Дагестане драка в Какашуре, несколько сотен человек участвовали, делили птицефабрику, кумыки с кумыками. Я вам, господа, предсказываю. Я хочу оказаться плохой предсказательницей, но я вам предсказываю, что такая же драка будет уже по поводу Буйнакской птицефабрики. Потому что Буйнакская птицефабрика принадлежала убитому главе Буйнакского района. А убили его, кстати, ваххабиты, потому что он отказался им платить. Это новое слово в степени распада Дагестана при действующем президенте, когда ваххабиты стали убивать представителей власти именно за чисто финансовые стороны.

Вот этот юрист как будет такие драки останавливать? Вот действующий президент Муху Гимбатович, который, к сожалению, тоже оказался очень слабым президентом, у которого нет двух главных способов управления Дагестаном – стволов и денег, и который пытается заменить их разводками, вот действующий президент Дагестана вызывает к себе начальника Пенсионного фонда и начальника железной дороги, которые устроили дуэль на бронированных «Мерседесах» (я имею в виду на фугасах, подложенных под бронированные «Мерседесы»; причем в пересчете на бронированные «Мерседесы» счет 2:1), и говорит им: «Помиритесь». Ответ уважаемых людей: «Я с таким плохим человеком мириться не буду». Там их, даст бог, помирят, потому что там сейчас есть ощущение, что вмешались люди, их помирят. Но это к вопросу о том, какого рода вопросы приходится решать президенту Дагестана.

Теперь те же самые выборы в Дербенте, которые только прошли и которые были свинством абсолютным с обеих сторон, которые были шумные и грязные именно потому, что обе стороны были достаточно слабы. Потому что когда в Дагестане сильные люди участвуют в выборах, то стрельба происходит очень тихо. Тогда просто в избирательную комиссию приходит человек, извините, засовывает своему сопернику ствол в рот и говорит: «Я выиграл. А убытки я тебе возмещу». И всё тихо. Тишина. А тут в Дербенте был позор. Потому что в Дербенте действующий президент Муху Алиев, у которого главная в жизни вражда случилась с московским олигархом Сулейманом Керимовым, пытался противостоять кандидату, за которым стоял Керимов.

С одной стороны, выиграл выборы абсолютно кандидат Керимова, это сто процентов, потому что там было потрачено миллионов двадцать долларов. Но, к сожалению, дело всё не решается долларами. И так получилось, что Керимов же не будет лично руководить выборами в Дагестане, он послал туда каких-то своих людей. А его люди, они тоже лично не руководили выборами, они руководили выборами по телефону. А по телефону выборами даже за 20 миллионов долларов руководить сложно. И когда они кого-то даже и зовут постоять на их стороне, то когда ОМОН дает очередь в воздух, всё это разбегается. И с одной стороны разбегалось, и с другой стороны разбегалось.

Я вам расскажу замечательную сценку, что с другой стороны, с президентской, творилось. Сидит президент Муху Гимбатович Алиев. Здесь сидит ФСБшник, здесь сидит МВДшник. И узнает президент Алиев, что мэр Махачкалы Саид Амиров, самый могущественный человек в Дагестане, на которого только покушались 15 раз и против которого все пикнуть боятся, отправил своих охранников, 150 человек, одних в одну точку, а половину – в Дербент. И президенту говорят: «Слушайте, товарищ президент, так это же не его собственные охранники, это же государственные охранники, это же президентская охрана, и это же менты. Ну-ка, как президент, позвони и потребуй отправить их обратно». «Ой», – говорит президент, для которого выборы – это дело чести, который, если их проиграет, опозорится. И при мысли о том, что ему куда-то надо будет отозвать охранников, которых послал мэр Махачкалы, он утекает в щелку.

И в результате получился вот этот безумный скандал. Еще раз повторяю, если говорить по совести, якобы проигравший кандидат Имам Яралиев, бывший прокурор Дагестана, точно одержал победу, потому что за 20 миллионов долларов в Дагестане проголосуют за кого угодно. Теперь, простите, что дальше происходит с этими самыми президентскими выборами? Президент Алиев, который тоже находится в списке, быстренько собирает среди депутатов подписи за себя, там 74 депутата, по-моему, 60 дали за него подписи. Дальше сын бывшего главы Дагестана Магомедсалам, который тоже в списке, тоже собирает подписи за себя. Естественно, образуются те же 60 подписей. Как говорится, итого 180%.

Теперь начинают собирать подписи за Абдулаева. Абдулаева все уже называют кто медом, кто пасечником. Не собираются. Тогда, поскольку он уже считается тоже кандидатом Керимова, среди депутатов рождается слух, что если президент внесет кандидатуру Абдулаева, то аж по миллиону долларов те люди, которые от имени Сулеймана устраивают дела, заплатят за Абдулаева. Спрашивается – зачем? Если президент внесет кандидатуру пуделя, пуделя выберут президентом Дагестана, ладно уж, чего там скрывать. Но, тем не менее, вот это всё происходит – я даже не понимаю – на ровном месте. Ребята, ну назначьте вы президентом Дагестана просто любого человека, внесите любую кандидатуру, вам проголосуют. Зачем в течение двух месяцев вот это происходит в республике? А потом надо будет объяснять, почему терроризм увеличился. И, конечно, Грузия виновата.

Я вам еще раз скажу совершенно замечательную историю, которую я откопала по поводу терроризма, занимаясь как раз взрывами домов. Она косвенно с ней связана. Жил-был в городе Астрахани такой шейх Аюб Астраханский. Был он не ваххабитом, а такфиритом. Такфирит – это вот что такое. Есть такая штука, которая называется «Мусульманское братство». Это запрещенная террористическая организация, она в Египте родилась, одним из ее подразделений, например, является «Хамас».

От «Мусульманского братства» в свое время отпочковались два учения, которое считали «Мусульманское братство» недостаточно радикальным. Одно называлось «Аль-Гамаа аль-Исламия», оно расстреливало туристов в Луксоре, другое – «Ат-Такфир валь-Хиджра», буквально – «Обвинение в неверии и уход от мира». Это такие ребята, которые, например, пытались убить Бен-Ладена, потому что он недостаточно правоверный. Учение «Ат-Такфир валь-Хиджра» вот в чем заключается. С их точки зрения, каждый человек, который не на сто процентов исполняет все мусульманские обряды, является неверным. Каждый человек, который служит любому государству, кроме исламского государства в Афганистане, тоже является неверным. Каждый человек, который эти две первые категории людей не признает неверными, тоже является неверным, а жизнь и имущество неверного разрешены. Но это еще не всё. Потому что, с точки зрения такфиритов, если ты живешь среди неверных, для блага дела ты можешь пить, ты можешь ходить в какой угодно одежде, ты можешь сам не соблюдать мусульманские заповеди, главное – чтобы у тебя намерения были правильные. Всем остальным нельзя, а такфириту можно. Хорошо устроились ребята.

И вот у нас в Астрахани жил такой шейх Аюб Астраханский, он был как раз такфиритом, а у него был ученик Олег Марушкин, а этот Олег Марушкин поехал в одно мордовское село, в котором на шесть улиц приходится восемь мечетей, и там основал медресе, из которого вышел, в частности, человек по имени Равиль Ахмяров.

Равиль Ахмяров – это тот человек, который участвовал во взрывах домов в Москве в сентябре 1999 года. Их там было четверо, целый интернационал: три ваххабита, два из них были карачаевцы, это Ачимез Гочияев и его зять Хаким Абаев, один был наполовину башкир, наполовину русский – Денис Сайтаков, еще один был вот этот самый татарин Равиль Ахмяров, такфирит, не ваххабит. Они все вместе жили в одной гостинице. Равиля Ахмярова потом убили сами уже боевики, подозревая его агентом ФСБ. Вообще, с такфиритами это довольно часто случалось, потому что российский такфирит – это такая особая ситуация. Это люди, которые могут вас называть неверными за то, что у вас есть российский паспорт, «затакфирить» – так говорят.

Теперь представьте себе УФСБ города Астрахани в 1999 году, когда у них живет вот этот шейх и от него тянется косвенная, но достаточно несомненная связь с человеком, взрывавшим Москву. Как минимум, за этим шейхом нужен глаз да глаз. Вообще, можно бы с ним и что-то сделать. В конце концов, если у нас кровавый режим, давайте пользоваться преимуществами кровавого режима. Но абсолютно ничего, судя по всему, ФСБ с этим шейхом не делает. Замечу, главой УФСБ в этот момент в Астрахани является г-н Мурат Магомедович Зязиков, будущий президент Ингушетии, который, как человек кавказский, должен знать все вот эти тонкости с ваххабитами, с такфиритами. Ничего не делает.

И ожидаемый результат – 24 августа 2001 года на рынке в Астрахани взрывается бомба. Террористический акт. Более того, какие-то наши спецслужбы в Чечне тут же перехватывают, или якобы перехватывают, переговоры с Хаттабом о том, что, дескать, это сделали наши люди. А дальше получается проблема, которая очень простая. Да, конечно, можно сцапать шейха Аюба Астраханского или людей вокруг него и расследовать этот теракт, но, во-первых, Москва не любит терактов, вот тут тонкий момент…

Видимо, астраханское УФСБ чувствовало, что Москва не любит, когда чего-то взрывается, и это оказываются какие-то ваххабиты. Давайте что-нибудь другое. Во-вторых, если поймать местных, так это означает, что УФСБ ничего не делало. И происходит фантастическая вещь. Потому что ловят одного из совладельцев рынка, дагестанца. Кстати, судя по всему, был очень плохой человек, вернее есть, он жив, здоров, даже на свободе. Почему – сейчас объясню. Похоже, бандит. Но суть заключается в том, что с фантастической мотивировкой, что он взорвал перед рынком бомбу, чтобы все снимали ларьки у него, его сажают в тюрьму, сажают в тюрьму каких-то бомжей, сажают в тюрьму дебила, натурального дебила, и пытаются дебила представить взрывником, а бомжей – соучастниками. Мучают их так, что не приведи господь. Там один умер в тюрьме.

К дебилу приходит офицер УФСБ и пытается его научить собирать взрывное устройство. А он действительно дебил, я не преувеличиваю. У него не получается. Он всё время собирает, и ему всё время говорят: «Парень, не то, мы уже десять раз взорвались». И в промежутках их бьют. А потом всё это вытаскивается на суд присяжных. И суд присяжных, который, как вы можете понять, очень не любит дагестанцев, особенно в Астрахани, просто с охренением слушает все эти показания про то, как их бьют, и про то, что происходило в тюрьме, и выносит приговор – невиновны. Потому что это ахинея, то, что написано в деле.

И, понимаете, как интересно… Мы всё время упрекаем наши спецслужбы в том, что они нарушают права человека, излишние зверства. А можно их упрекать, к сожалению, в другом – что они не занимаются своей прямой обязанностью, в частности, борьбой с терроризмом, что вместо борьбы с терроризмом мы имеем истории про диверсионные группы, которые готовятся в Грузии, что в Астрахани, вместо того чтобы поймать террористов, принялись то ли рынок делить, то ли заметать следы своей некомпетентности. Понять трудно. Факт то, что дело развалилось в суде. Это, на мой взгляд, одна из самых страшных вещей.

Нам часто говорят, что у нас зверские спецслужбы. Да у нас никаких нет, господа. Они занимаются чем угодно, кроме того, чем они должны заниматься. У нас теперь фишка такая есть: когда коммерсанты делят друг друга, они пишут заявления в ФСБ о том, что такой-то мой противник вроде бы финансирует террористов. И всё, того сразу ставят на прослушку, затем наружка, всякое прочее. Ребята, а если ловить коммерсанта, то когда же у вас хватит времени на террористов?

Замечательная история про заявление Кадырова о том, что он объявит войну Грузии и Украине. И все меня просят прокомментировать заявление Кадырова, и только один человек умный написал мне по Интернету: «А что же все-таки там Кадыров сказал?» Так вот я рекомендую всем обратиться к первоисточнику, к абсолютно блестящей журналистской работе в газете The Daily Telegraph, где прекрасное интервью с Кадыровым, в котором абсолютно идеально передано, художественно передано это ощущение восточного владыки, кавказского владыки, полновластного владыки Чечни, который сидит у себя во дворце с леопардами, с тиграми, которого спрашивают, «не вы ли убили Эстемирову», которого спрашивают, «не вы ли убили Политковскую», которого спрашивают, «не отвалитесь ли вы от России и не захватите ли вы с собой при этом весь Кавказ». А он в ответ, потешаясь над этим журналистом, говорит: «Да мы, да Россия, да мы сейчас эту Грузию и Украину…» Это прекрасно сделано. И в этом контексте эти слова гораздо более страшные, чем в том примитивном, в котором все выдернули их из контекста.

Очень просят меня прокомментировать историю со снесением памятника в Кутаиси. Я постараюсь быть краткой, тем более что я изложила все свои мысли по этому поводу в своей колонке в газете «Точка.ру». Во-первых, я сразу вам скажу, что я считаю эти памятники, которые сносят и в Кутаиси, и у нас, кстати, сносят, совершенно чудовищным проявлением ханжества. Потому что Россия является единственной страной, которая после второй мировой войны и во время второй мировой войны не похоронила своих мертвых. Это абсолютно исключительное событие в мировой истории. Потому что инвариантом, объединяющим все человеческие культуры (вне зависимости от того, что они со своими мертвыми делали – сжигали они их, или хоронили в земле, или в море пускали), был сам факт похорон.

И немцы, конечно, своих мертвых хоронили. У них по гробу было выписано, и в каждом гробе, в каждом мертвом надо было отчитываться. В частности, поэтому у них жертв шесть миллионов человек, а у нас не то 20, не то 28, и мы не знаем. И у нас эти кости лежат не похороненные. И в советское время можно было бы организовать программу похорон костей. Но вместо этого организовали программу строительства памятников, которые божьим попущением являются исключительно бездарными.

Так устроен мир, что тоталитарный режим может быть красивым только в своем начале. В начале режима можно создать «Рабочего и колхозницу» или снять «Триумф воли». А в конце режима можно ваять только те произведения, которые, например, ваял автор кутаисского памятника г-н Бердзенишвили.

В кутаисском памятнике есть две вещи, смягчающие вину, на мой взгляд, г-на Саакашвили. Первая вещь заключается в том, что 25-метровый памятник – вы себе представьте, восемь этажей, размером с панельный дом и художественной ценности примерно такой же, – что этот памятник был полуразрушен. Потому что он строился в тот момент, когда количество бронзы, бетона, человеко-часов, пошедших на памятник, являлось полным отражением статуса художника. Бердзенишвили был лауреат, мастер, народный художник, депутат и прочее. Поэтому это было 25 метров, поэтому перед этим стоял бронзовый конь.

А когда начались 90-е, то всё это количество бронзы превратилось в то, чем оно являлось с точки зрения художественной ценности, т.е. металлолом. И всё это украли, и попилили, и продали в Турцию. Т.е. посреди Кутаиси стоял памятник, который надо было или ломать, или восстанавливать. Сейчас г-н Бердзенишвили говорит, что у него даже нет чертежей, чтобы его восстанавливать. Так что ж с ним было делать, прости господи?

И очень важный момент заключается вот в чем. Нам это очень сложно понять, потому что, к сожалению, по итогам распада Советского Союза наши города перестали быть городами, перестали быть связанными городским пространством, они стали каким-то объектом для экспериментов мэра, который продает этот кусок земли, этот продает кусок земли, в результате возникают пробки, в результате в некоторых городах вода не поднимается выше 4-го этажа. Т.е. связанное городское пространство в России исчезло.

Так вот суть заключается в том, что Саакашвили действительно реформирует Грузию, действительно перестраивает там города. Тбилиси стал европейским городом, Батуми стал курортным городом, в котором на побережье вдоль построенной набережной растут пятизвездочные гостиницы. И Саакашвили не впервые что-то сносит и не впервые переносит памятники. Он даже 16-этажный дом в центре Тбилиси снес. И вони по этому поводу было, вы не представляете сколько.

Это всё нисколько не отменяет вопроса о двух жертвах, которые произошли при взрыве памятника, потому что это полное свинство. Но только я напомню вам, что по итогам этих двух человеческих жертв был снят губернатор и было арестовано 10 человек. По последствиям шторма в Сочи, возникшим из-за того, что порт строили в том месте, в котором нельзя, не снят никто, только выделены лишние деньги. По итогам взрыва «Невского экспресса», который случился из-за полного бардака в спецслужбах, не снят никто, а только выделен лишний миллиардик г-ну Якунину. Даже после «Хромой лошади» не сняли губернатора. Хотя там губернатор хороший. И это очень важно. Потому что систему характеризует не ошибка, систему характеризует реакция на ошибку. Вот реакция Грузии была такая: сняли губернатора и арестовали еще 10 человек.

У меня остается буквально минута в этом году. Я хотела бы закончить оптимистично. Оптимистично я хотела бы сказать следующее. В истории всё удивительно переменчиво. Я, наверное, об этом в следующий раз поговорю. В истории белое оборачивается черным и черное оборачивается белым. В истории распад Римской империи обернулся возникновением свободы. А появление протестантизма, которое резало друг друга, обернулось возникновением протестантской этики.

У меня есть полное ощущение, что не важно, кто сейчас правит Россией. Вот так не повезло России. Сначала ей 70 лет правили палачи. Палачи, которые уничтожили российский народ, палачи, которые уничтожили российскую экологию, превратили наши города в смесь бараков и промзоны, палачи, которые превратили российскую экономику в экономику, которая производит либо танки, либо сталь для танков. Потом ей стали править ничтожества. Но Россия, слава богу, слишком большая страна, чтобы помереть от перхоти. Россия обречена быть свободной, потому что другого пути у мира, кроме свободы, нет. А Россия слишком большая страна, чтобы исчезнуть с карты, как какая-нибудь Намибия или Нигерия, если Нигерия не будет свободной. И то историческое время, в которое мы с вами живем, на самом деле в исторической перспективе является исчезающе малым. Я верю, что нулевые года обязательно закончатся, Россия выйдет из нулевых годов и из нулевых правителей. Всего лучшего. С Новым годом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире