'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 сентября 2009, 19:05



Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. «Код доступа». Телефон для СМС 985-970-45-45. Меня часто упрекают в том, что я не сообщаю положительные новости, и я хочу сказать, что на этой неделе я получила одно из самых духоподъемных впечатлений в моей жизни – была премьера рок-оперы Александра Градского «Мастер и Маргарита». На самом деле это была не премьера, а просто прогон для артистов, для певцов, певших в этой опере, и туда пускались те, кто давно знали о том, что Александр Градский в течение двадцати лет пишет эту абсолютно гениальную вещь, слышали отрывки и хотели послушать целое. Вот я просочилась, несмотря на то, что я не являюсь меломаном, я была просто счастлива. Это такая российская «Джесус Крайст – суперстар». Я не знаю, когда это будет поставлено на большой сцене и будет ли поставлено, но я просто поздравляю Александра Градского и хочу сказать, что в нашей культурной жизни свершилось величественное событие.

Еще две смешных истории. «Арктик Си». На этой неделе новая порция историй про «Арктик Си». Войтенко, вечный источник новостей про «Арктик Си», выкопал, что, оказывается, сей корабль регулярно пропадал с систем автоматического обнаружения АС, когда проходил Гибралтар. Это, собственно, подтверждает тезис о том, что что бы ни возилось на «Арктик Си», оно возилось достаточно постоянно, и, видимо, это была такая протоптанная дорога. Напоминаю, что история с «Арктик Си» уже превосходит все пределы, потому что сначала нам сказали, что российский флот был направлен на выручку корабля, который, напомню, формально не принадлежит России, чтобы спасти там российских моряков. И вот четверо членов экипажа во главе с капитаном уже второй месяц не покидают судно, не выходят на связь. Что-то они там такое везут, такой ракетный кругляк, что не могут их выпустить даже на связь. И хочу обратить ваше внимание еще на одну деталь истории с «Арктик Си», что утечки с израильской стороны о том, что мог везти «Арктик Си» и что с ним случилось, и утечки о том, что Нетаньяху приезжал в Москву на переговоры, случились аккурат тогда, когда Россия проголосовала на заседании Совбеза ООН против введения санкций против Ирана. В переводе что это означает: была, скорее всего, некая спецоперация – возможно, израильская, может быть, чья-то другая, но с большей вероятностью израильская, судя по тому, откуда потом утекало – и именно постольку поскольку России дали сохранить лицо, ожидалось, что в ответ Россия будет идти, скажем так, навстречу тем, кто позволил ей сохранить лицо. Выяснилось, что наши ребята намеков не понимают, потому что история с «Арктик Си», история с блокированием резолюции Совета Безопасности и история с поставкой оружия Уго Чавесу – это не отдельные случайные истории о том, как заработать, а это все истории, направленные на новую внешнюю политику России, поднятия цен на нефть путем генерации конфликтов, вне зависимости – на Ближнем Востоке или в Южной Америке.

Еще одна замечательная история с генералом Шамановым, которого у нас опять подставили так же, как у нас подставляют постоянно то убийц Политковской предполагаемых, то Ачимеза Гочияева, который взрывал дома в Москве. Генерала Шаманова опять подставили, опубликовали в «Новой» распечатку его разговоров с подчиненными, в которой генерал вызывает спецназ, чтобы арестовать следователя, ведущего обыск на заводе, принадлежащем его зятю-бандиту, в связи с делом об убийстве. Генерал Шаманов сказал, что «Новая газета» не опубликовала все. Она теперь, насколько я понимаю, опубликовала все и даже повесила аудио на сайт, так что каждый желающий может послушать и услышать, почему не приехал спецназ, это крайне интересно. Дело в том, что, судя по всему, не только генерал Шаманов, он же ведь там очень интересно отдавал приказания преградить дорогу следователю, там если выпустить нецензурные слова: «…Чтобы этот … быстро его … на цугундер …», так вот, там, судя по разговору, вверенный товарищу Шаманову спецназ был в таком состоянии, что пока их откачивали, пока их приводили в чувство, пока их собирали, следователь успел уехать, предупрежденный. То есть это еще вопрос о состоянии войск, вверенных генералу Шаманову. А если бы это был действительно террорист? Что, тоже бы откачивали пьяных десантников в течение некоторого количества времени?

Конечно, радостно одно: как замечательно сказал в «ЕЖ» Саша Рыклин, хорошо, что генерал Шаманов у нас командует десантниками, а не ракетными войсками, а то представляете, что бы было? Но вообще это такая крайне, на мой взгляд, интересная история. Понимаете, вот есть Шаманов, вот есть человек, которым в Чечне пугают детей, который самое ненавистное для Чечни имя, человек, по приказанию которого целые чеченские села сносили с лица земли артиллерией, человек, который вызывал бомбардировщики на колонны беженцев и, строго говоря, Страсбургский суд де-факто объявил этого человека участником геноцида. Какой «облико морале» у этого человека? А вот такой – вызывать спецназ на помощь своему зятю, предполагаемому убийце и бандиту.

Надо сказать, на этой неделе я получила точный ответ на то, сколько у нас в стране осталось золотовалютных резервов. Этот ответ можно получить, если сопоставить между собой слова премьера, который призвал западные компании инвестировать в газовые месторождения полуострова Ямал. Там также вывезли западные компании на Ямал, там были «Мицуи», там были какие-то японцы. Одновременно было сказано, что о продаже 20% пакетов «Роснефти» и «Совкомфлота». И одновременно премьер сказал, что он надеется, что российские компании откликнутся на предложение «Тоталь» покупать ее нефтеперерабатывающие заводы в Европе. Вот, собственно, это ответ на то, сколько у нас осталось денег. В переводе это означает, что крысы бегут с корабля. В переводе это означает, что зачем мы выгоняли иностранцев с Сахалина, зачем отбирали ЮКОС и так далее, если теперь вдруг мы слышим слова о том, что Россия, оказывается, открытая экономика, нуждающаяся в иностранных инвестициях, и вот, пожалуйста, инвестируйте в полуостров Ямал. И более того, я знаю, сколько у нас золотовалютных резервов по еще одной важной вещи – по реакции нашей на инициативу Обамы об изменении планов по ПРО. То, что у нас было написано, как у нас это перевели с английского на русский, что Обама больше не хочет размещать ПРО в Польше и Чехии. А надо сказать, это был очень странный перевод, потому что вообще вся эта история мне напомнила известный анекдот про Брежнева и Картера, которые бежали наперегонки, и вот Картер пришел предпоследним, а Брежнев – вторым.

Вообще надо сказать, что наша реакция на то, что делает или не делает Америка, она никак не связана собственно с Америкой, а она связана с уровнем цены на нефть. Если вы помните, когда 4 ноября прошлого года избрался Обама, то на следующий день, выступая в Думе, президент Медведев озадачил всю международную общественность, заявив, что мы будем размещать «Искандеры» в Калининграде. Все ужасно удивились, потому что было известно, что Обама не очень большой сторонник размещения ПРО в Польше и Чехии, и зачем же, вот только пришел новый президент, а сразу плевать ему в лицо? Ответ заключался в том, что в ноябре еще считалось, что Россия – островок стабильности в океане кризиса, у Америки будет все плохо, а у нас по-прежнему будет все хорошо, и, соответственно, на такую мелочь, как приход Обамы к власти, не стоило реагировать. Видимо, речь писалась под приход Маккейна и под Обаму ее забыли переписать. И смотрите, что происходит сейчас? Обама говорит и Гейтс говорит, я цитирую почти дословно его статью в американской прессе: «Нам не нравилась старая система. Во-первых, она была очень немощной, она могла перехватывать только некоторые ракеты, во-вторых, она не могла перехватывать русские ракеты. Новая система, которая не будет зависеть, и это очень важно, от польского парламента, которому любая моча может в голову стукнуть и который столько времени проваландался с утверждением этой, новая система будет не только более технически передовая, а новая система сможет даже останавливать русские ракеты». Я читаю и своим глазам не верю. Простите, но как говорили все эксперты, система ПРО, которую предполагала разместить в Польше и Чехии Америка раньше, как говорили все эксперты, она не могла перехватывать русские ракеты. Она могла действительно перехватывать только иранские, и мы всегда тем не менее были этим ужасно недовольны, наши военные устраивали целые истерики. Я помню, как генерал Балуевский озадачил, наверное, всех, заявив, что российские противоракетные системы могут спутать запуск противоракеты с настоящей ракетой. Я не знаю, зачем генералу Балуевскому понадобилось говорить такие позорные вещи о нашей противоракетной обороне совершенно в стиле анекдота «Кто бросил валенок на пульт?!» Тем не менее, несмотря на то, что эксперты говорили, что нам эта система не угрожает, наши военные и наши власти подымали ужасающий шум. Теперь господин Гейтс говорит прямым текстом «новая версия противоракетной обороны сможет перехватывать даже российские ракеты», а мы говорим «вот, Америка одумалась». Ответ заключается в том, что у нас действительно, видимо, плохо с золотовалютными резервами, и наша реакция на американские слова, похоже, никогда не зависит от того, что делает Америка. Она зависит от того, насколько уверенно себя чувствует наше правительство.

Еще одна замечательная история случилась на этой неделе. Журнал «Шпигель» опубликовал очередную фальшивку. Я спокойно говорю – очередную фальшивку, потому что эту фальшивку уже поставили под сомнение. Очередную фальшивку о выводах Европейской комиссии, призванной расследовать причины и итоги войны в Грузии. Всего фальшивок было опубликовано четыре. Не все они переводились на английский. Данная фальшивка, насколько я знаю по данным Андрея Николаевича Илларионова, была уже процитирована в десятках российских газет и средств массовой информации, и была процитирована только в двух иностранных средствах массовой информации, одним из которых была «Немецкая волна», а другим – замечательный телеканал «Раша Тудей». В статье, не подписанной на этот раз российским корреспондентом журнала «Шпигель» господином Клуссманом, но написанной, видимо, опять им, снова говорилось о том, что господин Клуссман имеет в своем распоряжении документы, утекшие из комиссии под руководством госпожи Тальявини о том, что войну первой начала Грузия. Напоминаю историю образования этих фальшивок. Первый раз господин Клуссман опубликовал подобную статью несколько месяцев назад и ссылался при этом на так называемый приказ №2. В статье его было написано очень осторожно, что, вот, российская сторона представила в распоряжение комиссии грузинский приказ №2, который рекомендует начать боевые действия. До статьи господина Клуссмана приказ №2 упоминался единственный раз, на него никогда не ссылались российские официальные лица, им было слишком стыдно. Он был опубликован в такой уважаемой и, несомненно, достоверной газете, как «Комсомольская правда», и над ним немедленно начали потешаться все. Дело даже не в том, что приказ №2 был написан на плохом грузинском языке, которого я не знаю, поэтому тут могу судить только со слов носителей языка, или что он именовал осетин «антисепаратистскими силами». А дело в том, что тот факт, что приказ №2 является фальшивкой, причем очень грубой фальшивкой, был ясен из самого его содержания, потому что основная фраза, которая содержалась в приказе №2, начиналась так: «Обстановка на фронте без изменений».

Понимаете, в чем дело, – когда пытаются российские средства массовой информации объяснить, что Грузия обязательно начала войну, а не Южная Осетия, допустим, то нам всегда объясняют, что седьмого числа вечером грузинские войска открыли огонь из «Градов» по мирно спящему Цхинвали. Но дело в том, что это обстоятельство опровергается не утверждениями грузин. Оно опровергается всеми действиями южноосетинской стороны за неделю перед этим. Потому что за неделю перед этим господин Кокойты эвакуировал весь Цхинвали со словами, что сейчас начнется война. За неделю перед этим начали завозиться добровольцы на Южную Осетию, что было довольно странно, потому что я вообще не помню, когда в России где-то разрешалось воевать добровольцам – вот у нас всегда людей разоружают. А тут вдруг людям сказали: «Приходите». И как-то, знаете, потом, странно, этих добровольцев не было заметно во время боевых действий. Похоже, что роль добровольцев должна была сыграть 58-я Армия. Господин Кокойты говорил, что «мы сейчас нанесем ответный удар по грузинским городам, у нас есть чем». И если посмотреть, например, на то, что происходило в осетинских блогах, это же ведь осталось, седьмого утром, то вот я несколько процитирую записей на сайте http://osradio.ru/index.html: «Осетины, даешь сверхплановое заполнение крупнейшего в Европе морга в городе Гори»; «Грузинские фашисты должны получить свой Сталинград»; «Мирный Тбилиси мы еще бомбили, но скоро будем»; «Надо одним залпом уничтожить Грузию»; «58-я уже в городе, надо убрать анклавы любой ценой, такого шанса может уже больше и не быть, главное – не верить, что они готовы к миру, а даже если и так, все равно надо их громить и выгонять в Грузию». То есть «война началась» и «58-я уже в городе» пишется седьмого днем, а седьмого вечером «проклятый фашист Саакашвили» нанес удар по мирно спящему Цхинвали. Так вот, тот факт, что приказ №2 является фальшивкой, причем грубой, связан, как я уже сказала, именно с этой фразой: «Обстановка на фронте без изменений».

Грузины никогда не отрицали, что седьмого вечером они начали бомбить Цхинвали. Они просто говорили, что считать этот момент началом войны так же странно, как, допустим, что евреи тоже начали бомбить Газу в этом Новом году. Но евреи никогда не отрицали, что они начали бомбить Газу и проводить там операцию. Но они утверждали, что их к этому вынудил ряд причин и поведение террористической организации ХАМАС. Так, собственно, это было первый раз у «Шпигеля». Потом была вторая статья, в которой опять было написано, что «Шпигель» и Уве Клуссман получили доступ эксклюзивный к выводам комиссии; и на этот раз господину Уве Клуссману была оказана великая честь, потому что лично госпожа Тальявини, глава комиссии, заявила, что ничего подобного – согласитесь, это редко бывает, чтобы крупный дипломат отвечал журналу «Шпигель» и господину Уве Клуссману. Это не помешало господину Клуссману опубликовать еще две статьи, насколько я понимаю, того же рода. Вернее, две статьи эти не подписаны, но они абсолютно идентичного содержания. Господин Уве Шрамм, один из представителей комиссии, уже сказал публично, что Клуссман и «Шпигель» никакого доступа к материалам комиссии не имели. Теперь, собственно, что произойдет, я думаю, когда будут опубликованы выводы комиссии? Дело в том, что есть события, из которых можно понять отношение Европы к грузинско-российской войне. Это заключается в том, что Европа не признала Южную Осетию и Абхазию. Мы этого очень хотим, но, как мы видим, добились только Венесуэлы за 2 с лишним миллиарда долларов. Дороговато. Францию за столько не купишь. Вот это факт. И неприятное впечатление от этого факта мы пытаемся перешибить разного рода публикациями, в том числе из «Шпигеля», выполненными в совершенно классической форме еще советской дезинформации, когда где-нибудь на Лубянке придумывалась какая-нибудь фенечка, например, самая знаменитая история, что СПИД изобрели в американских секретных лабораториях, а оттуда оно убежало. Потом это публиковалось в какой-нибудь газетке в Арканзасе, а потом со ссылкой на газетку в Арканзасе это публиковалось в «Правде» и в известиях говорилось: «Вот, зарубежная печать пишет…». Вот со «Шпигелем» то же самое. Это публикуется журналом «Шпигель» на немецком. Английский перевод часто отличается от немецкого. Публикуется со словами «если» и «может быть», а потом эти «если» и «может быть» опускаются, переводится на русский и выходит во всяких «Комсомольских правдах» и на различных патриотических сайтах. К сожалению, это также перепечатывается и сайтом http://newsru.com/ несколько раз. Так вот, есть отношение Европы, а есть статьи, которые мы цитируем. И к сожалению, проблема этих статей не в том, что они впечатляют общественность, о них в Европе-то и не знают. А проблема этих статей в том, что они ложатся на стол в Кремле и на столе в Кремле говорят: «Вот, видите, Европа это съела, Европа это проглотила». Такое отношение к Европе. Это очень страшно. Люди варятся в собственном соку и люди принимают решения не на основании реальных фактов, а на основании статьи в «Шпигеле».

Так вот, что, на мой взгляд, произойдет с докладом комиссии? Дело в том, что в докладе комиссии наверняка будет фраза «седьмого вечером грузины начали бомбить Цхинвали». Грузины никогда этого, как я уже сказала, не отрицали, они просто говорили, что они начали бомбить Цхинвали после того, как российская 58-я Армия стала приближаться к Рокскому тоннелю, а грузинский анклав между Цхинвали и Рокским тоннелем, который, собственно, представлял из себя фактически укрепрайон, тоже начал подвергаться бомбардировке из 152-мм орудий, что в данном случае с военной точки зрения фактически означало уничтожение укрепрайона перед проходом танков на город Гори. И вот опять же проблема заключается в том, что слова грузин подтверждаются, хотя бы косвенно, не только теми данными, которые предоставляют грузины. Они, например, подтверждаются нашим утверждением о том, что в ночь на восьмое грузины разбомбили гуманитарную колонну, а потом куда-то эта гуманитарная колонна делась. А куда делась гуманитарная колонна? Я вам скажу, куда она делась. Есть в «лайвджорнал» воспоминания оператора «Звезды», Назиуллина, человека, преданного российской стороне, который говорит, что в 5 утра после Джавы его бомбили с этой гуманитарной колонной грузинские проклятые самолеты, и гуманитарная колонна состояла из танков и бэтээров. Слова Назиуллина сложнее опровергнуть, чем слова грузин. Возможно, он перепутал. Но суть заключается в том, что уцепятся за эту фразу и скажут: «Вот комиссия сказала, что Грузия начала войну». Но еще раз повторяю, Грузия не отрицала, что она бомбила Цхинвали с самых первых моментов. Точно так же, как Израиль не отрицал, что он бомбил Газу. Грузия говорила просто, что война началась не с этого. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. «Код доступа». Я задолжала еще с прошлой передачи разговор о предотвращенном якобы взрыве в Рязани, тем более что за эту неделю произошло множество событий, связанных с моими недельной давности словами о взрывах домов. Во-первых, слезное письмо по всему Интернету прислал господин Фельштинский. Мне это письмо пришло не менее чем с семи источников, потому что он разослал его абсолютно везде, и насколько я поняла, оно висит в Интернете, с ним легко можно ознакомиться. И что гораздо более для меня лично важно, мне лично, без всяких посторонних источников, без всяких апелляций к общественности, прислал замечательное письмо Андрей Пионтковский, которого я крайне уважаю. И я возвращаюсь к этой теме, потому что эта тема, наверное, одна из самых важных. Она более важна, чем «Арктик Си», она более важна, чем генерал Шаманов, потому что и генерал Шаманов и «Арктик Си», в сущности, последствие того, что случилось тогда, в сентябре 99-го года. Я, пожалуй, все-таки начну с книги Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского «ФСБ взрывает Россию», которую я читала давно, которую я перечла сейчас. Я перечла то издание, которое валяется в Сети, и к которой предисловие помечено апрелем 2004 года. Я буду говорить, почему это важно. Я не могу сказать, что тогда на меня книга произвела большое впечатление. Она состоит из двух частей. Одна – история о том, какая страшная была Лубянка в 1996-97 гг., и в этой первой части… К сожалению, понимаете, в чем дело, вот есть у КГБ такая привычка – у КГБ, у ФСБ – когда они говорят про своего отрицательного героя что-то плохое, они говорят про него все плохое, что можно сказать. А если они, допустим, говорят про чеченских террористов, то они говорят, что они наемники, что они взрываются за деньги – видимо, в раю с гуриями расплачиваются монетами, что их купили США. Я даже помню – к вопросу о Грузии – одну совершенно бессмертную историю, которую мне рассказал один из руководителей грузинского МВД. За что купила, за то и продаю. Как господин Патрушев, глава ФСБ, взяв его за пуговицу, сказал проникновенно: «За что же вы водитесь с американцами? Они же хотят построить кавказский халифат со столицей в Тбилиси». Вот, к сожалению, книга Литвиненко, который был очень храбрый человек и который в Лубянке видел абсолютное зло, она написана по тому же принципу: Лубянке приписывается все зло, которое существовало в России до прихода Путина. И соответственно, там есть какие-то реальные факты, например, тот факт, что Макс Лозовский, глава одной из очень известных преступных группировок, который, несомненно, ответственен за какие-то взрывы в 1994 году троллейбуса с попыткой это списать на чеченцев, агент ФСБ. И рассказы совершенно фантастические о том, что, оказывается, Буденновск случился от того, что Дудаев заплатил людям вокруг Ельцина деньги, чтобы те прекратили войну. Деньги украли, войну не прекратили, Дудаев сказал Басаеву: «Иди и выбей деньги». Басаев занял Буденновск. Группа «Альфа» уже готова была освободить заложников, но тут дозвонились до Черномырдина, Черномырдин сказал: «Это ж не по понятиям, что чеченцев кинули на деньги» и приказал вести переговоры.

Вот такого рода рассказы, к сожалению, очень снижают ценность книги, тем более что у нее есть один очень существенный недостаток. Он заключается в том, что в 1996-98 гг. Литвиненко был инсайдером внутри Лубянки. Это был человек, который участвовал в деятельности самого закрытого подразделения, фактически «эскадрона смерти», УРПО. У меня, например, есть приятель, которого я, к сожалению, не могу называть, воспоминания которого меня потрясли. Он рассказывал, как Литвиненко вывозил его в лес. Я не могу сказать, этот приятель был белой и пушистой овечкой, вовсе наоборот. Я считаю, в этом случае Литвиненко был молодец. Но если бы Литвиненко честно рассказывал историю своей жизни 1996-97 гг., это, несомненно, производило бы потрясающее впечатление. Такое же потрясающее, как, например, есть книжка «Разговоры с варваром» Пола Хлебникова, за которую, собственно, Пола Хлебникова и убили. И несмотря на очень странные комментарии Пола Хлебникова к тому, что говорит Хожахмед Нухаев, который честно более или менее повествует о том, что он делал в Москве в начале 90-х, эта книжка производит потрясающее впечатление в той части, которая касается Хожахмеда Нухаева. Вот, к сожалению, вместо того, чтобы рассказывать, что делал он, Литвиненко там пересказывает какие-то истории из Интернета, что сильно снижает ценность первой половины книги. В следующей книге Литвиненко «Лубянская преступная группировка» как раз этот недостаток преодолен, то есть там есть очень много вещей, связанных лично с Литвиненко. Что-то он недоговаривает, что-то он умалчивает, но там есть это ощущение свидетеля от первого лица. А здесь – собрание Интернета. Но это первая часть. Вторая часть книги, построена на двух вещах. Расследование рязанской истории, которое сделано безукоризненно. Напомню, что случилось в Рязани. В Рязани 22 сентября заехали три человека на белых «Жигулях», двое мужчин, одна женщина. Судя по всему, это были сотрудники «Вымпела». Выгрузили в подвал дома мешки. Их увидел какой-то озабоченный гражданин бдительный, тут же сигнализировал в милицию. Сотрудники «Вымпела» уже успели уехать, но мешки расковыряли, в них оказалось взрывное устройство, три мешка с гексогеном. Делая хорошую мину при плохой игре, ФСБ тут же поблагодарила народ за предотвращенный теракт. Тем временем сотрудники не успели уехать, они залегли на какой-то конспиративной квартире, позвонили дежурному на Лубянке со словами: «Что делать?» Этот звонок засекли. По этому звонку их собрались брать. И тут-то, поскольку все были уже приперты к стенке, пришлось поднять лапки и сказать: «Извините, это были учения, мы проверяли людей на бдительность». Объяснение, которое не выдерживает абсолютно никакой критики.

Но дело в том, что есть еще одно объяснение, которое, кстати, предлагала не только я, но и Сергей Адамович Ковалев, например, которого вряд ли отнесешь к сторонникам Лубянки, о том, что в этот момент всеобщей национальной паники ФСБ особенно нуждалась в каком-то жизнеутверждающем примере. Вот они сами туда закопали эту взрывчатку, сами бы и обнаружили, сказали, что предотвратили теракт. Но были пойманы в середине предотвращаемого теракта, и пришлось нести всякую чушь. Я могу сказать одну очень неприятную деталь, которая меня поразила в этом смысле в книге, – дело в том, что ФСБ всегда утверждала, что с помощью того типа взрывного устройства, которое там было завинчено и с помощью патрона от охотничьего ружья невозможно вызвать детонацию гексогена. Я, понятное дело, не эксперт по взрывотехнике, поэтому я внимательно прочла экспертизы, заказанные Литвиненко и Фельштинским трем английским экспертам, которые все утверждали следующее: если на той схеме, которая нам представлена на фотографиях, – она же у них не была вживую, она у них была только на фото, они не могли судить о том, что там внутри – если на той схеме, которая нам представлена в фотографиях, охотничий патрон начинен действительно порохом, то это не может вызывать детонацию гексогена; а если он выпотрошен и начинен другим, более высокочувствительным взрывчатым веществом, то это вызовет детонацию гексогена. И опять же, это заключение ничего не доказывает, но меня очень насторожило, что результат этого заключения господин Фельштинский в своих многократных выступлениях пересказывает так: экспертиза доказала, что патроны были боевые. Так вот, возвращаясь от истории с Рязанью, запредельно омерзительное, и самое главное в этой истории, что ее публично не рассматривали, а это очень важно, потому что должны были быть названы виновники, и я думаю, что должен был быть уволен за такую историю Патрушев, и если бы это произошло, дело не в том, чтобы мы все узнали и все бы поверили, что ФСБ никогда не имела отношения к взрывам домов – скептики бы нашлись всегда, но важно, что внутри ФСБ спецслужбы бы поняли, что такие номера не проходят. Но самое главное, собственно, другое – что есть очень убедительная эта рязанская история, а всего остального вообще нету. Вместо всего остального нам предлагается обсудить письмо на такой уважаемый сайт как сайт http://www.flb.ru какого-то анонимного офицера ФСБ, который говорит, что он взрывал дома и вообще он был заслан в Чечню с тем, чтобы от имени чеченцев похищать мирных граждан и тем самым имитировать беспредел со стороны чеченских боевиков.

Что самое важное во всей этой истории? Я только что говорила о российских фальсификациях – с моей точки зрения фальсификациях – во время российско-грузинской войны. Я могу перечислить, в чем, на мой взгляд, заключается ложь по отношению… Собственно, как строится любая ложь – в советские времена, в российские времена, не важно, говорит ее власть или оппозиция? Вот как строилось ложь в советские времена? Нам говорили, что Америка на нас нападет. Сначала нам врали про Америку, то есть рассказывали про Америку не то, что в ней происходит, а только со слов, условно говоря, членов коммунистической партии, что в ней угнетают негров и она готовится к войне. Потом нам врали про намерения Советского Союза – говорили, что они исключительно мирные. А уже на основании такого заложенного фундамента лжи нам добавляли какие-то совершенно очевидные фальшивки, например, типа истории с происхождением СПИДа. Вот если посмотреть, как формировалось отношение России в течение последних нескольких лет к Грузии, то история фальшивок времен войны не ограничивается, допустим, заявлением генерала Ноговицына о том, что в Грузии захвачены украинские дипломатические номера, на которых якобы там что-то перемещалось, потом оказалось, что это грузинские же транзитные номера. Вот всем этим заявлениям предшествовал некий фундамент. Фундамент заключался в том, что нам никогда не рассказывали, что происходит в Грузии – что там полиция перестала брать взятки, что там частная собственность продана на честных аукционах, наконец, что в тех самых уничтоженных грузинских анклавах заасфальтированы дороги, построены магазины, это представляет из себя разительный контраст с тем же Цхинвали, где все в развалинах, деньги делись неизвестно куда, даже нету воды, и цхинвальцам объясняют, что воду выпили грузины. Потому что если бы мы все это знали, то мы бы задали вопрос: вот если есть Грузия, которая обустраивает свой анклав, и если есть Цхинвали, в котором люди сидят в окопах и все взрослое население, которое не уехало из Южной Осетии, сидит в окопах и считает, что только руководство мудрого вождя Кокойты спасает его от грузинского геноцида, вот если есть две такие по-разному устроенные страны, то какая из них с большей вероятностью напала на какую? Происходит такая переассигновка значений – все утверждения грузинской стороны, которая ведет себя как нормальное государство, объявляются ложью устами оппозиционеров или кого-то еще, а утверждения Южной Осетии, которая в этом смысле очень похожа на такой южноосетинский ХАМАС, о том, что ее обстреливают, о том, что ее сейчас уничтожат, объявляются истиной. И только на фоне этого уже происходит какое-то непосредственное передергивание фактов.

Так вот, если посмотреть на то, что делают Литвиненко и Фельштинский в истории с взрывами домов, то это очень похоже. Потому что самая важная не та информация, которая нам сообщается, а самая важная та информация, которой нет. Нет прежде всего информации о том, что такое исламский фундаментализм и кто такой Басаев. Ни в одной из книг сторонников версии или выступлений сторонников версии о взрывах домов нам не объясняется хоть сколько-нибудь подробно, что к 1999 году внутри Чечни сформировалось два течения. Сформировался Масхадов, который был чисто за независимость Чечни, и сформировался Басаев, который был последовательным интернационалистом, который хотел объявлять джихад не то что всей России, а по крайней мере говорил об освобождении Кавказа. Что еще в 1998 году Басаев был избран главой Конгресса народов Чечни и Дагестана. Что 1 августа в Дагестане указом Басаева объявляется шариатское правление, и 9-го провозглашается освобождение Дагестана от ига неверных. О том, что Басаев был последовательным в этом смысле воином-интернационалистом, который сражался против России всегда – в Дагестане, потом в Кабарде, потом в Ингушетии – нам не говорится о лагерях тренировочных, которые были созданы на территории Чечни и которые были созданы не для свободы Чечни, потому что свободу Чечня уже получила, а для того, чтобы нести знамя джихада дальше. И на мой взгляд, если люди, которые расследуют взрывы, считают эти устремления Басаева недостаточным объяснением для объяснения взрыва, они должны так и говорить: «Вот, вы знаете, на территории Чечни были тренировочные лагеря, где учили взрывать дома; но мы считаем, что этого недостаточно для того, чтобы объяснить, почему в Москве взорвались дома; мы считаем, что это дело рук проклятой ФСБ». Второе, что меня изумляет, как я уже говорила, что есть процесс Крымшамхалова и Деккушева, осужденных за взрыв домов в Волгодонске. Я говорила в прошлый раз, каким образом эти люди попались. Они приехали в Волгодонск, который они знали хорошо. Они загрузили взрывчатку в автомобиль «ГАЗ», который они купили по случаю у местного жителя, которому они дали 300 долларов и 2200 рублей, попросили этот «ГАЗ» поставить возле его собственного дома и подежурить в нем, потому что, дескать, картошка – ценная вещь, поедем завтра на рынок ее продавать, продадим – отдадим тебе оставшиеся деньги. Мужик пошел погреться и не взорвался вместе с машиной. Поскольку теракт был организован чисто по-кавказски, то есть «КамАЗ» покупали у своего родственника, останавливались на базе у своего дяди, то их быстро вычислили. Их объявили в розыск. Взяли их не на территории России. Взяли их в 2002 году в Грузии, когда Путин сумел после взрывов башен-«близнецов» продать американцам идею единого фронта борьбы с терроризмом, американцы надавили тогда на грузин, грузины стали чистить Панкисское ущелье, взяли Крымшамхалова, который ехал в компании боевиков – все взорвались, один Крымшамхалов уцелел, взяли перед этим Деккушева, и они начали подробно рассказывать историю, как они во дворе с помощью бетономешалки мешали аммиачную селитру, как они взяли «КамАЗ» у односельчанина, а вот поскольку «КамАЗ» был неисправный, пришлось еще знакомого милиционера вместе с этим «КамАЗом» ехать… Ну, это чисто кавказская история, это вам не 11 сентября, высокотехнологичный теракт. Это по-нашему, по-кавказски. По-русски даже, я бы сказала – ехать на теракт с «КамАЗом», у которого выбиты все стекла в кабине, потому что он куда-то вляпался перед этим, но зато возьмем знакомого мента. И любая попытка опровергнуть эти показания, которая легко верифицируема, должна начинаться с исследования этих показаний.

Но более того, есть еще одна фантастическая история, которая меня больше всего прикалывает. Это история, при каких обстоятельствах появились письма Гочияева, Крымшамхалова и Батчаева, письма Фельштинскому о том, что эти люди не замешаны в теракте, о том, что их подставили. Рассказываю. В начале марта 2002 года Гочияев впервые пишет Литвиненко, они связываются. 24 апреля 2002 года Гочияев пишет письмо о том, что его подставили, что он действительно арендовал подвалы в Москве, которые потом взорвались, но его подставил один человек. Уже 25 июля Литвиненко обнародует другое письмо, письмо Крымшамхалова и Батчаева о том, что их тоже подставили и взрывы домов заказывал глава ФСБ Николай Патрушев и его зам Герман Угрюмов. И я начинаю думать: «А что же случилось с этими людьми, почему они вдруг озаботились всем этим весной 2002 года?» И Гочияеву, когда задают этот вопрос на пленку, он отвечает: «Только сейчас появились люди, которым нужна истина». Ответ: это вранье, потому что книга Литвиненко и Фельштинского, выдержки из нее, была опубликована впервые в августе 2001 года в «Новой газете». А ответ очень простой: в этот момент грузины под давлением американцев начали защищать Панкиси, и эти ребята, которые сидели в Панкиси вместе с боевиками, заволновались. И более того, Александр Литвиненко так, собственно, и говорит на одной из пресс-конференций – он говорит, что теперь самое важное, если этих людей поймают, какая-то третья сторона, не выдать их ФСБ, которая будет их пытать и заставит сказать неправду. То есть Литвиненко явно работает адвокатом боевиков, сидящих в Панкиси, и он понимает, что они сидят в Панкиси. Более того, это еще не самое смешное в этой истории, потому что когда все-таки товарища Крымшамхалова поймали, то его спросили об обстоятельствах появления этого письма. Он говорит: «А вот у нас в лагере появился какой-то мужик, который от имени журналиста Юрия обещал 3 миллиона долларов, если мы скажем, что дома взрывала ФСБ». Теперь я вам скажу, что эти показания Крымшамхалова – абсолютная ложь. А правдой является, на мой взгляд, рассказ господина Фельштинского, который несколько раз он писал в «Гранях.ру», когда Фельштинский рассказал, что это Крымшамхалов, Гочияев и так далее требовали 3 миллиона долларов за показания о том, что они взрывали дома по приказу ФСБ. Представляете, эта замечательная история – продолжение истории про «КамАЗ» с выбитыми стеклами. Ребята, сидящие в Панкиси и теснимые грузинами по приказу американцев, решили еще и заработать на лохе по имени Борис Абрамович Березовский. Они решили развести его на трешку, получить бабло, и с этим баблом они себя будут чувствовать нормально в любой точке мира. И начался торг. Сбили это дело сначала до 500 тысяч, потом до 150 тысяч. У Фельштинского, слава богу, хватило ума не платить денег. И тогда начался гнусный шантаж, который кончился тем, что Гочияев прислал Фельштинскому совершенно феерическое письмо, в котором было буквально сказано следующее: «Если вы не хотите мне платить бабло за то, чтобы я рассказал, что дома взрывала ФСБ, я попрошу бабло у ФСБ, чтобы рассказать, что дома взрывал Березовский».

Фельштинскому хватило ума предать всю эту историю гласности. Она есть в Интернете, ее можно посмотреть. И понятно – почему. Этот сюр действительно мог реализоваться. Вот эти ребята, которые сидят в Панкиси, могли на тот момент взять деньги у ФСБ и ляпнуть то, что можно ляпнуть за деньги. И меня поражает то, что тогда эта история была предана гласности, а сейчас как ни в чем не бывало нам опять ссылаются на письма Гочияева о том, что он не виноват, что его подставили, и в письме мне Фельштинский пишет: «Видите ли, Юля, все эти люди абсолютно спокойно жили, будучи в федеральном розыске, пока я их не нашел». Более того, я тут сидела, и пока я писала статью, которая выйдет в «ЕЖ.ру», долгую, о взрывах, я думала, как же мне сказать, что Фельштинский и Литвиненко догадывались, что эти люди сидят в Панкиси, чтобы меня не обвинили в том, что я передергиваю. И Фельштинский в этом письме сам рассказывает, как он поехал в Панкиси брать у них показания; как Бадри Патаркацишвили, слава богу, его остановил и сказал: «Не езжай, тебя там убьют!» Конечно, убьют или посадят в клетку, как заграничную курицу, потому что, ну, господи, они вымогали у него 3 миллиона за показания – легче вымогать 3 миллиона за освобождение. И это абсолютно невероятно, потому что, на мой взгляд, мне кажется, что в течение этого долгого девятилетнего расследования Литвиненко и Фельштинский доказали эту версию от противного. Самый простой вопрос: если эти боевики сидели в Панкиси, то как они там оказались, если они взрывали дома, как они утверждают, будучи использованы ФСБ? Вы представляете себе человека – чеченца, карачаевца – который приезжает к боевикам и говорит: «Я тут взрывал дома, но я думаю, что меня использовали»? Вы представляете себе американца, который думает, что это ЦРУ взрывало дома, и его Бен Ландер приглашает в Тора-Бора и говорит: «Слушай, ты приезжай в Афганистан в Тора-Бора, я тебе тут все расскажу, как ЦРУ взрывало дома». Ну что это такое?! До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире