'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 августа 2009, 19:07



Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Телефон для смс +7-985-970-4545. Самое страшное, что случилось на этой неделе, это очередное убийство правозащитников в Чечне. Напоминаю страшную последовательность. Сначала убивают Наталью Эстемирову, убивают, практически не скрываясь, похищают ее от двери ее офиса, везут к месту расстрела, поменяв по дороге машину. После этого расстрела Кадыров отзывается об усопшей так: «У нее ни чести, ни достоинства, ни совести никогда не было».

Смотреть видеотрансляцию:


На следующий же день после этого заявления убивают еще двух правозащитников. Убивают, вообще не скрываясь. Приходят в офис впятером люди, номера машины которых заметили, уводят супругов Садулаевых, потом возвращаются, забирают мобильный телефон и машину, потом в этой машине находят трупы. Чеченские власти говорят: «А вы докажите, что мы к этому причастны». Понятно, что доказать тут ничего невозможно, когда следствие ведут так, как его ведут, а оно практически не ведется. Я уже говорила про смерть Натальи Эстемировой, что не прислано – по крайней мере, из МВД, из Москвы – никаких оперативников вести это дело, так, как обычно присылают в случае громкого, резонансного убийства. Тут то же самое. Т.е. понятно, что доказать невозможно. Но ведь тут и доказывать ничего не надо, и так всё ясно.

Еще одна история, которая напоминает историю Фредерика Форсайта или Джона Ле Карре. Это история с исчезновением сухогруза «Arctic Sea», якобы захваченного или захваченного 24 июля в Балтийском море – место, в котором никогда никого не захватывали. Сухогруз следовал с грузом леса. Перед тем, как получить на борт груз леса в Финляндии, он две недели ремонтировался в Калининграде. И самое удивительное в этом якобы пиратском захвате, что известно о нем стало 28 июля, т.е. тогда, когда сухогруз уже пропал окончательно. То ли это была случайная утечка, то ли судовладелец специально допустил эту утечку, рассчитывая воздействовать на похитителей.

Во всяком случае, в тот момент, когда сообщалось о том, что якобы пираты взошли на борт судна и стали там чего-то искать, избивая экипаж, в этот момент связь с судном была уже потеряна. Более того, в следующий раз тревогу подняли только тогда, когда судно не дошло до порта назначения, хотя его сигналы исчезли гораздо раньше. Из этого совершенно очевидна, по крайней мере, одна вещь – судовладелец знает обо всем происходящем гораздо больше, чем он говорит.

Сейчас появилась информация, что судно готовы освободить похитители за полтора миллиона долларов. Понятно, что операция такого уровня, когда судно в открытом море захватывают суперподготовленные, супервооруженные спецназовцы, она не имеет ничего общего с пиратством. И понятно, что она обходится гораздо дороже полутора миллионов долларов. Т.е. это уникальные пираты, пираты, которые работают себе в убыток, благотворительные пираты, я бы сказала. Т.е. полтора миллиона долларов нужно перевести как то, что экипаж решили отпустить живыми. Это уже хорошо.

Первые несколько замечаний. Во-первых, судно никто не искал. Все эти наши замечательные рассуждения о том, что поднятые по тревоге корабли, ищут его подводные лодки – это всё фигня. Я приведу один пример. Есть такая штука, которая называется извещение мореплавателей. Гораздо лучше меня всё это объяснит Михаил Войтенко, редактор «Морского бюллетеня», который был единственным человеком, который был озабочен в России поисками «Arctic Sea» и благодаря которому, возможно, вот сейчас обнаружится.

Так вот извещение мореплавателям – это в числе прочего ежедневные радиограммы о том, где что происходит и кто пропал. Т.е. когда нам рассказывают, что подводные лодки ищут «Arctic Sea», а при этом не разосланы извещения мореплавателям, это как если бы нам сказали, что угнанную автомашину ищет группа «Альфа», которая десантировалась в Санкт-Петербург, Новокузнецк и Владивосток специальными самолетами, но при этом ее нет в базе угнанных машин ГИБДД.

Что с судном произошло? Я обращаю ваше внимание на этот фантастический момент. 24-го нападают на судно, перерывают его с ног до головы, 28-го об этом становится известно. Вроде бы 24-го, как можно понять, кто-то из членов экипажа судна (видимо, второй помощник или кто-то в этом роде) успел сбросить смс-кой, что что-то произошло. Т.е. владелец был в курсе. Соответственно, из этого возникает три гипотезы.

Гипотеза первая, по поводу которой я лично, будучи человеком циничным, ни в каких Фредериков Форсайтов в реальной жизни не верящим, решила, что, скорее всего, это какая-то такая фишка, которую выдумал сам судовладелец. Всю историю с пиратством он выдумал, судно перекрасят и продадут какой-нибудь Нигерии, как это бывало в начале 90-х. Ответ – эта гипотеза совершенно невозможна, потому что, во-первых, эта лоханка ничего не стоит, равно как и груз леса на ней. Во-вторых, ради такого финта в современном мире судно, которое буквально утыкано всякого рода определителями, угнать и продать с грузом в тот момент, когда в мире сейчас кризис и куча таких же лоханок стоят на приколе, их можно забрать бесплатно, и никто не заметит. Т.е. это исключенный вариант. Тем не менее, как я уже сказала, ясно, что судовладелец что-то должен знать.

Второй вариант, что якобы это какие-то бандиты, что на судне искали наркотики. Это полная фигня. Наркотики столько не стоят, сколько стоит операция по угону судна. Потому что – еще раз повторяю – судно утыкано всякими определителями. И если такая штука, которая называется AIS, вот это система, которой судно подает сигналы, если она сравнительно легко демонтируется и может быть смонтирована умными людьми на соседнем ведре, что, видимо, и произошло сегодня, когда внезапно слышали этот сигнал ненадолго из Бискайского залива (с большой вероятностью оно плыло уже на какой-то другой лоханке)… Так вот если AIS – это штука довольно простая, то куча других историй, они очень сложные. Т.е. это нужны специалисты, которые, как я уже сказала, стоят гораздо больше полутора миллионов долларов выкупа.

Отсюда остается единственный вариант, что судно плыло с каким-то страшно секретным грузом, который оно, вероятно, погрузило уж, конечно, не в Финляндии, и не лес это был… Скорее всего, на судоремонтном заводе в Калининграде, где оно перед этим две недели ремонтировалось. Т.е. вряд ли это был груз австралийский или новозеландский. Российский это был груз. Ехало оно в какое-то тоже неприличное место. Первые вещи, которые приходят в голову, это, условно говоря, снабжение незаконными ядерными технологиями какой-нибудь замечательной страны типа Сирии или Ирана.

Конечно, возникает вопрос, а почему в таком случае третья сторона, которая перехватила этот груз, не сделала это абсолютно легально и не устроила шум на всю Европу. Представьте себе, что российское… вернее не российское судно, а предположительно российский груз захвачен в такой ситуации. Так тут, знаете… У нас только-только перезагрузка отношений с Америкой. Так тут, вообще, извините, на Киев упадет ядерная бомба, и скажут, что это сделали грузины, чтобы отвлечь внимание от этой проблемы. Т.е. реакцию российскую в случае такой истории, действительно, трудно себе представить.

Но единственное, что можно сказать, – с большой вероятностью можно предполагать, что это была не единственная операция по транспортировке, потому что в суперпрофессионализм рыцарей плаща и кинжала, если честно, я не очень верю. Я могу себе представить, что у некоторых стран существуют суперпрофессиональные команды, которые способны вот так забраться на судно, тихо его угнать, а потом сплавить. Но что это была разовая операция, внезапно обнаруженная, представить себе сложно. Скорее всего, это была какая-то широкая дорога, широкое шоссе, по которому чего-то постоянно ездило. И стране, которая это возила, решили таким образом намекнуть, что она поступает неправильно. Но самое главное в этой ситуации, как я уже сказала, это то, что полтора миллиона долларов якобы выкупа от якобы пиратов – это, похоже, ищут выход из ситуации, и это, похоже, означает, что экипаж, слава богу, вернется целым и невредимым, и это самое главное.

Еще две важные темы на этой неделе. Одна из них – это визит премьера Путина в Абхазию. Что в этом визите самое важное? Самое важное – это то, что этот визит показывает, как премьер Путин относится ко всей нашей официальной пропаганде насчет того, что было во время войны с Грузией. Потому что что происходило перед визитом Путина в Абхазию? Происходила известная годовщина известных событий, во время которой каждый телевизионный канал просто в лепешку раскатался, чтобы рассказать, какие грузины фашисты, как они убивали осетин, во время которой президент Кокойты говорил, что ему нужно от грузин Трусовское ущелье, президент Кокойты переносил границу с Грузией, президент Кокойты говорил, что грузины сейчас нападут, президент Кокойты рассказывал, как грузины сами себя взрывают, лишь бы не допустить возвращения жителей в занятый до сих пор российскими войсками, в нарушение международных договоренностей, Ахалгорский район.

И куда едет в этот момент премьер Путин? Премьер Путин едет в Абхазию, которая, если проанализировать информационные сообщения последних нескольких недель, вообще отсутствовала на информационной карте. Абхазия не говорила, что на нее нападут, Абхазия не говорила ни о каких перестрелках, не требовала денег, не меняла российских премьеров, не высылала навязанных ей премьеров с автоматчиками за пределы страны.

И мало того, что Путин поехал в Абхазию, мало того, что Путин дал Абхазии денег, так вспомните еще состав путинской делегации. Министр обороны Анатолий Сердюков, глава Минрегиона Виктор Басаргин, министр транспорта Игорь Левитин, президент «Роснефти» Сергей Богданчиков, вице-президент РЖД Владимир Воробьев и так далее. Вот все эти люди в момент наивысшей суматохи насчет того, нападет ли опять проклятый президент Саакашвили на мирную Южную Осетию, которая требует от него Трусовское ущелье, вот все эти люди едут в Абхазию, которая ничего по этому поводу не говорит.

И мне кажется, в этой истории есть два очень важных момента. Первое – он в том, что, если ты приличный человек, это окупается, это окупается всегда. Отношения Абхазии и Грузии – это очень тяжелые отношения. Но это отношения трагические. Это отношения страны, которая в 1992 году была занята грузинскими танками. А когда ты подсылаешь танки в свою провинцию, ты теряешь над ней суверенитет. Если танки одерживают победу, то суверенитет получаешь обратно. Так вот Грузия потеряла право власти над Абхазией, проиграв войну. И тот факт, что 200 тысяч грузин были вынуждены уехать… Но, извините, 80 тысяч абхазов не виноваты в том, что они выиграли у 200 тысяч грузин.

Т.е. Абхазия – это история Косово, это история, как прежние грузинские власти, подобно прежним сербским властям, находясь в ситуации распавшегося Советского Союза, распавшегося Варшавского блока, решили, что они будут маленьким Советским Союзом и устроили на территории Абхазии, так же как сербские на территории Косово, если не резню, то во всяком случае что-то крайне неприятное. Сейчас там совсем другие власти – и в Сербии, и в Грузии. Но они платят по счетам своих предшественников, и сделать с этим нельзя ничего. Это трагедия.

Но что мы видим, что в истории Абхазии отсутствует, и сейчас во взаимоотношениях Абхазии и Грузии отсутствует до сих пор, – это злая воля. Грузин в Гальском районе никто не трогает. Единственный серьезный инцидент, который был за последнее время, это как раз когда поставили российских пограничников, и они первое, что сделали, к сожалению, захватили там какой-то транспорт с грузинами, возвращавшимися в Гальский район, потом вроде бы передали их абхазам, потом их там за выкуп отпускали – всегда какая-то кавказская ахинея. Еще раз повторяю – это не злая воля.

И вот казалось, что быть Абхазией окупается гораздо больше, чем быть Южной Осетией. И второй момент – это очень интересный момент с деньгами. Потому что Абхазия, мы видим, получает деньги. А Южная Осетия, в ней деньги куда-то исчезли. В ней, как уже говорила тут, на «Эхе», и писала в «Новой газете» Ольга Боброва, которая недавно там побывала, не построено ни одного частного дома. Перечитайте еще раз эфир Ольги Бобровой или ее статью в «Новой газете». Это очень интересно. Потому что Ольга Боброва, которая туда постоянно ездит, она вынуждена, конечно, излагать версию, скажем так, не отличающуюся от той, которую излагают сами осетинские власти, просто потому что иначе в этом секторе будет слишком страшно бывать. И Ольга Боброва довольно отчетливо дает понять, что в пропаже денег власти Южной Осетии обвиняют саму Россию.

Так вот наличие рядом Абхазии, в которой нет никаких проблем с деньгами – и с получением, и с освоением, и с нормальным их освоением, – показывает, что дело тут не в России, показывает, что тут дело именно в Южной Осетии. Что сделал Багапш? Багапш с самого начала, еще год назад, сказал: «Я вообще к этим деньгам не хочу иметь отношение. Вот пусть мне построят то, это и это, и пусть это построят московские фирмы, российские фирмы. А как они будут там делить деньги, это их проблемы. Мне нужна дорога, мне нужны дома».

Еще одна замечательная история, про которую меня спрашивают, это письмо турецкого султана… ой, простите, письмо Дмитрия Анатольевича Медведева, российского президента, запорожским казакам и президенту Ющенко. Я довольно большую статью об этом письме пишу в «Новой газете». Потому что, конечно, самое интересное в этой истории – это не последует ли за этим война с Украиной, как уже случилась война с Грузией. Вы мне можете сказать, что война с Украиной вещь невероятная. Но кто бы мог предсказать войну с Грузией?.. И, к сожалению, у нас есть статистика наших взаимоотношений сначала с Грузией, а потом с Украиной, которая достаточно похожа, которая заключается в том, что обе страны считаются Кремлем орудием Запада и орудием диверсий против России, детьми «оранжевой революции».

Более того, взаимоотношения России и Грузии испортились именно после того, как произошла «оранжевая революция» на Украине. Тогда не получилось получить власть у Януковича, которого поддерживал, если вы помните, Кремль. И по этому поводу надо было как-то объясняться. И Кремль объяснил, что это американка нагадила. И обе страны являются, с нашей точки зрения, рассадником «оранжевой революции».

И с Грузией ведь как вещи развивались? Не сразу всё дошло до войны. Сначала происходило то, что можно назвать положительной обратной связью, она же цепная реакция, она же всё идет вразнос. Положительная обратная связь заключалась в том, что было некоторое ядро людей, которые принимали какие-то решения о том, что надо делать с Грузией, и эти люди всё время совершали какие-то действия и докладывали в Кремле, что вот еще чуть-чуть, еще немножко денег на борьбу с оранжевой угрозой – и проклятый режим Саакашвили падет, потому что он грузинам уже надоел по самое горло.

И там была череда необъяснимых поступков, например, взрыв полицейского участка в Гори, взрыв газопровода, взрыв ЛЭП. Если вы помните, ракета упала возле Гори, мы сказали, что это сами грузины выкопали ямку и туда принесли ракету. Был порнофильм про Саакашвили, были запреты на авиасообщения, «Боржоми», вино… Когда все эти удивительные средства политического давления на Грузию были исчерпаны и гвоздь был загнан по самую шляпку, то дело кончилось войной.

Вот где-то начиная с октября мы видим ту же самую ситуацию в наших взаимоотношениях с Украиной. Есть кризис финансовый, который ударил по Украине даже сильнее, чем по России. Есть огромное количество всяких бумаг – секретных, полусекретных, даже совсем не секретных, – которые вы легко можете обнаружить в Интернете, которые доказывают, почему Украина должна стать частью России. БОльшую часть этих бумаг мне даже как-то неловко комментировать. Потому что когда даже вроде бы оппозиционные экономисты пишут совершенно серьезно, что вот Украине будет нечем платить за свой газ, и поэтому она отдаст России сначала часть труб, а потом часть территории, то просто даже не совсем понятно… А если России нечем будет платить за сотовые телефоны, она тоже Тайваню часть территории отдаст?

Так вот проблема заключается в том, что все эти доклады, которые объясняют, каким образом произойдет газовый аншлюс Украины – и газовый, и политический, – они, видимо, и формируют атмосферу в Кремле, на основании которой принимаются решения. А все эти решения приводили пока к обратным от желаемого результатам. Т.е., например, была газовая война с Украиной, во время которой мы сказали, что вот эту войну затеяла и начала сама Украина, и это она виновата в том, что газ не доходит до Запада. А Запад не поверил, и вместо этого признал Россию ненадежным поставщиком газа. Начались истории с «Набукко» в обход России, потерпели мы миллиардные убытки на газовой войне.

Ничему газовая война нас не научила. Потому что через некоторое время, мы видим, как только подходит срок очередного платежа «Укрнафтогаза» «Газпрому», как раздаются абсолютно официальные комментарии, что сейчас-то Украина не заплатит, и вот то-то мы с ней сделаем. Теперь всегда возникает вопрос: а когда Украина все-таки заплатит, а когда станет ясно, что Украину политически нельзя захватить, то что будет? Не будет ли войны? Тем более, вы знаете, какая неприятная вещь… Вот эти все фразы, которые говорят нам – когда премьер Путин на могиле философа Ильина сказал, что это преступление – разговаривать о том, что Украина и Россия могут жить раздельно, когда Михаил Леонтьев говорит, что нет такой страны Украина, – понимаете, это всё почти дословные цитаты из книги под названием «Майн Кампф». Потому что основной идеей Адольфа Гитлера, с которой он начал свою политическую карьеру, было объединение Австрии и Германии, потому что, как многократно заявлено в «Майн Кампф», два братских народа не должны жить раздельно.

Конечно, я надеюсь, что всё это гораздо проще объясняется. Потому что первое, что бросается в глаза в истории с письмом президента Медведева, это то, что после этого письма удивительным образом произошло полное переключение, как по команде, – выключили кнопку под названием «Грузия» и включилась кнопка под названием «Украина». Это доказательство того, что на самом деле наши официальные СМИ, они как-то раз – перекинули рычажок: была Грузия – стала Украина, и Грузии уже вообще нет.

Я все время думала: вот та история с годовщиной войны, как из нее будут выходить? Ответ: нажали на рычажок – и появился видеоблог президента Медведева, в черном френчике а-ля Дарт Вейдер, на фоне сторожевиков. Я, правда, не совсем понимаю, что такое письмо в качестве политического акта. Это же как на заборе написать. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Телефон для смс +7-985-970-4545. Замечательная новость из Дагестана, которую иначе, как черным юмором, нельзя назвать. Потому что там официально сообщается, что вчера вооруженные ваххабиты на въезде в город Буйнакск расстреляли сауну, как было сказано, с работницами, а потом расстреляли сотрудников, находящихся неподалеку, поста милиции.

Должна вам сказать, что проезжала я через тот пост, как и почти все в Дагестане. Это такая крепость, обложенная мешками с песком многократно. Я не помню, были ли там брустверы, окопы в полный профиль, но, в общем, это я к тому, что обстрелять милиционеров там можно, а вот убить их, если они находятся на рабочем посту, да еще потом забрать у них оружие, конечно, исключено. Т.е. что произошло – понятно. У ментов был субботник, были они в бане с проститутками, оружие валялось рядом. Понятно, чем они занимались. Зашли ваххабиты, их постреляли.

На мой взгляд, это вообще такая картина того, что происходит на Кавказе. Вот власть, она в бане с проститутками, а ваххабиты, они занимаются тем, чем занимаются. Удивительно, что, когда я говорила об этом эпизоде с одним из своих дагестанских приятелей… Я ему говорю: «Слушай, девушек-то как жалко». Действительно, девушки-то в чем виноваты?.. Он говорит: «Я уже с десятым человеком говорю по этому поводу, и еще ни один человек мне не сказал, что жалко ментов».

У меня очень интересный вопрос, который волнует всех нас, – будет ли девальвация, очередная девальвация рубля? Потому что очень много о девальвации говорили сразу после кризиса. И очевидно было, что девальвация была необходима, хотя бы по той причине, что в 1998 году так была спасена российская промышленность. В 1998 году сразу после девальвация эта промышленность заработала, а товарные остатки на складах исчезли. И было очевидно, что когда в октябре-декабре правительство тратило миллиарды долларов на поддержку рубля, то скорее речь шла о том, чтобы дать возможность по дешевому курсу людям, у которых были рубли – в первую очередь людям очень богатым, или взяточникам, или в том числе даже олигархам, – переложиться по выгодному курсу в доллары и вывести их за границу. Так было очевидно, что это безумие. Тогда девальвация произошла.

И сейчас ходят упорные слухи, что будет еще одна волна, что якобы сначала она была намечена на декабрь, теперь всё это сдвинется на август, и что есть серьезные экспертные оценки, что к концу августа доллар будет стоить рублей 40. Ужас заключается в том, что сейчас – я не буду на этом долго сосредотачиваться, я думаю, что тут надо в эфир позвать Андрея Николаевича Илларионова, он всё это объяснит гораздо лучше, – ужас заключается в том, что сейчас для девальвации нет никаких особых экономических причин, за исключением того, что, поскольку страной правят люди, которые получают доходы от нефти и газа, то их доходы от нефти и газа резко вырастут, если случится девальвация.

Всё очень просто. Что такое девальвация? Это вы отнимаете деньги у тех людей, у которых они есть в рублях, и прибавляете их тем, у которых они есть в долларах. И удивительность всей ситуации заключается в том, что в этот раз, в отличие от 1998 года, не произошло никакого оздоровления российской промышленности после девальвации. Оказалось, в 1998 году, до кризиса финансовая и хозяйственная сфера были сами по себе. И вот после девальвации они сцепились зубчатыми колесиками и заработали. В этот раз мы видим, что экономика сама по себе, рубль и доллар гуляют сами по себе. Я пытаюсь понять, почему так происходит.

Я уже говорила как-то о человеке, которого звали Ибн Хальдун и который описывал в средневековом арабском мире правила распада арабских государств той поры. Я напоминаю, о чем я говорила. Вот есть американский экономист Артур Лаффер, который жил в нормальной Америке, стабильной, со стабильными демократическими институтами, и обратил внимание, что если постоянно повышать ставки налогов, то в какой-то момент повышения налоговых ставок реальные налоговые поступления начнут падать. Эта штука называется кривая Лаффера.

И есть Ибн Хальдун, который создал теорию, которая правильно описывала модели развития арабских государств, которая звучала так. В начале династии, когда нравы правителей просты, налоги низки – и ремесло и торговля развиваются. Поскольку ремесло и торговля развиваются, нравы правителей становятся всё более взыскательными. Налоги повышаются. Как только начинают повышаться налоги, ремесло и торговля начинают идти вниз. А поскольку нравы правителей уже привычны к роскоши, то они продолжают повышать налоги, чтобы сохранить прежний уровень потребления. В результате ремесло и торговля ухудшаются еще раз и еще раз. И так до той поры, пока с гор не приходит новая династия варваров. Ее нравы просты. Ремесло и торговля начинают развиваться.

Чем отличается модель Лаффера от модели Ибн Хальдуна? Тем, что модель Лаффера описывает общество, в котором экономические изменения затрагивают только экономику, а модель Ибн Хальдуна описывает общество, в котором экономические изменения затрагивают саму ткань государства. И если посмотреть, в чем разница поведения обоих моделей при кризисе, она очень проста. Если у вас открытое общество, то когда у вас кризис, у вас цены на всё падают. А если у вас закрытое общество, развивающееся, грубо говоря, по Ибн Хальдуну, то у вас цены на услуги монополистов, т.е. прежде всего это на взятки, на всевозможный рэкет со стороны государства и на вещи типа газа, электроэнергии и так далее, они растут.

Если посмотреть на то, что происходит в России, то можно придти в некоторое ошеломление. Потому что мы видим, что цены на всё, что связано с монополиями, несмотря на кризис, вернее благодаря кризису, в России растут. И это можно объяснить именно тем, о чем я говорила. Тем, что в условиях кризиса люди, живущие с ренты – это прежде всего взяточники и чиновники, – стараются сохранить прежний уровень потребления, как следствие – количество взяток в каждом заработанном рубле растет, доля взятки в каждом заработанном рубле растет, а само количество заработанных рублей еще больше сокращается, как шагреневая кожа, до печального конца.

Я говорила как-то в прошлой передаче о том, что Сбербанк у нас повысил, причем в одностороннем порядке, ставки по кредитам. Это история, ровно противоположная тому, что сделали во всем цивилизованном мире. И это история, полностью подкосившая российский малый и средний бизнес. Представьте себе предпринимателя, который несколько лет назад взял кредит в Сбербанке и думал, что он будет платить, скажем, 800 тысяч рублей в месяц платежей по кредиту, а теперь он должен платить не 800, скажем, а 900, а поток наличности у него в магазине упал. Т.е. это разорение.

Я приводила другой пример, совершенно фантастический. В ситуации, когда в Европе сейчас можно перелететь за 50 евро из конца в конец (именно благодаря кризису – цены упали), а билет из Новосибирска в Читу – вполне европейское расстояние – стоит эконом-классом 27 тысяч рублей, бизнес-классом в Европе можно пролететь. Опять же монополия. Послезавтра открывается МАКС. Поскольку МАКСом теперь управляют «Ростехнологии», то мы видим, что количество участников МАКСа в зале салона уменьшилось, а цены фактически возросли, причем все этим возмущаются. Можно бесконечно приводить примеры.

Можно посмотреть, что у нас резко выросла цена на электроэнергию. Простите, когда один из промышленников мне на это жаловался, он мне говорил: «Юля, я совсем не понимаю. У нас что изменилось, кроме того, что кризис, потребление энергии упало, и поэтому цена на нее, особенно цена на подключение, выросла». Я уже цитировала слова, которые были мне сказаны в Забайкальском крае, опять же сказаны одним из предпринимателей, который сказал потрясающе: «В 1998 году и мы, и государство были в одной лодке. Можно было придти в налоговую инспекцию и сказать, что да, у меня арестованы счета, а мне пришли деньги, которые мне нужны на зарплату. И вот я открою новый счет, и эти деньги будут только на зарплату. Пожалуйста, не арестовывайте его. А в этот раз я прихожу в налоговую инспекцию, и мне говорят: «А мы ничего не знаем, у нас нет никакого кризиса. У нас премия». У них нет никакого кризиса. Кризис в России. А у них никакого кризиса нет. Это очень важная и страшная история. Потому что если логически продолжить эту систему, как я уже сказала, положительной обратной связи, то в конце ее абсолютный крах.

Хочу поговорить еще об одной важной истории. История о том, что происходит в стране, когда в ней нет экономики. Ответ – в ней начинается страшный пиар. В ней начинается жизнь, которая происходит на телеэкране, как в известном советском анекдоте про то, что, если в холодильнике нет продуктов, надо его воткнуть в телевизионную розетку.

Я бы хотела обратить внимание на несколько приемов, к которым прибегают власти, когда пытаются выдать сено за солому. Первый, самый очевидный прием, это когда вещи, которые заслуживают право быть новостями, не попадают в публичное поле никак. Например, в России гораздо больше, судя по всему, народных возмущений в связи с кризисом, чем то, что нам рассказывают. Вот просто совершенно случайно где-то слышишь и начинаешь выяснять, что вот в Челябинске еще в декабре штурмом разъяренные рабочие взяли сберкассу на каком-то тракторном заводе, потому что им не платили денег. И этого нигде нет. Но вроде бы это действительно было.

Или обсуждаются достаточно надуманные вещи – а когда обсуждаются надуманные вещи, они перестают быть надуманными, – но не обсуждаются очень существенные вещи, даже в том, что касается у нас газовой сферы. Возьмем такую простую историю. Мы обсуждаем наши отношения с Грузией, мы обсуждаем наши отношения с Украиной. Скажите, когда вы последний раз видели обсуждение наших взаимоотношений с Болгарией? А в Болгарии не очень хорошо. Потому что в Болгарии пришло новое правительство. Там надело болгарам воровство социалистов, и они вынесли прежнего премьера. Пришел новый. И первое, что новое правительство делает, оно пересматривает прежние коррупционные, как оно полагает, сделки. И первое, что попало под это дело, это в том числе сделки с Россией.

Там, например, мы собирались строить ядерную электростанцию, первоначально просили за ее постройку три миллиарда долларов, теперь просим десять, да еще чтобы это прогарантировало болгарское правительство. Т.е. история абсолютно та же, что с адмиралом Горшковым, который Северодвинск обещал сделать за одну сумму денег, и индусы подписали с нами контракт, а потом на следующий день Северодвинск сказал: «Хочу еще втрое больше». Хоть стой, хоть падай. То же самое с атомной электростанцией в Болгарии. Этот проект под большим вопросом.

Проект трубопровода «Бургас – Александруполис» тоже под большим вопросом. Потому что это проект, который связан с тем, что российскую нефть гораздо выгоднее сгружать в Бургасе, потом транспортировать по трубе до Александруполиса, там очень большие очереди, когда проходишь проливами, можно целыми неделями танкеру стоять. Этот проект выгоден России, но он совершенно не выгоден Болгарии. Потому что Болгария, если я не ошибаюсь, за эксплуатацию этого трубопровода будет получать где-то 30 млн. евро в год. А если, не дай бог, что-нибудь с этими нефтяными терминалами случится – а это посреди курортного района, – то курортный район накроется. А все-таки от своих курортов Болгария получает миллиарды евро в год, это главный источник ее доходов. А как известно, если что-то может накрыться, оно всегда накроется, особенно если это нефтепровод и нефтяной терминал.

Третья проблема – это тот же самый «Южный поток», который ведь Болгария должна была строить в том числе и за свои деньги. А сейчас с «Южным потоком», после того как мы лишили Болгарию газа в прошлом году во время газовой войны… Собственно, это была тоже одна из причин проигрыша прежнего правительства. Потому что все болгары развели руками: как так, у нас тут дружественное России правительство, так и его кинули и оставили без газа. Так вот никто не обсуждает наши отношения с такой ключевой в данном случае европейской страной, как Болгария.

Еще одна история, которая мне очень нравится, это то, что, как правило, в новостях обсуждаются слова, сказанные по поводу, а не сами поводы, не сами факты. Вот пример. Была российско-грузинская война. После нее при посредничестве президента Франции Саркози были заключены международные соглашения, которых Россия не выполнила. Фактом является невыполнение Россией этих международных соглашений. И мы можем только предполагать, что думает Саркози по этому поводу. Во всяком случае, именно от Саркози утекла и история про яйца президента Саакашвили, и еще много чего, что обычно не утекает, если Саркози не был бы разъярен. А что мы обсуждаем? А мы обсуждаем, что президент Медведев написал президенту Саркози письмо о том, какой Саакашвили нехороший.

Еще один совершенно замечательный момент, на мой взгляд, – это то, когда новость фальшивая, т.е. она является пиар-новостью, то у нее, как правило, не бывает продолжения. Вообще, новость, она же как человеческий организм: она рождается, она растет, она созревает, и она умирает. Вот псевдоновости, они появляются ниоткуда – очень часто они бывают в будущем времени – и исчезают в никуда.

Я много раз приводила пример, когда после очередного кризиса, нефтяного на этот раз, были прерваны российские поставки нефти в Европу через Белоруссию. Президент тогда еще Путин и Ангела Меркель встретились в Сочи, и президент Путин сказал, что Россия рассматривает вариант, как помочь Европе в преодолении энергетических кризисов, и предложила строить газовые хранилища на территории Германии. Я долго ждала продолжения этой новости. Хоть что-нибудь бы сказали, что Германия нам ответила. И наконец дождалась. Пару месяцев назад прозвучало сообщение о том, что Германия, поскольку она опасается газового шантажа со стороны России и хочет сделать подушку безопасности, на своей территории сама строит газовые хранилища. Вовсе не обязательно это всё так драматично.

Вот простой пример. Помните судно «Фаина», которое в том числе с российским экипажем захватили пираты у берегов Сомали. Что нам показывали? Нам показывали по этому поводу наш корабль «Неустрашимый» и в течение всей недели объясняли, как корабль «Неустрашимый» сейчас ударит по пиратам, как десантники освободят российских граждан. И это слушать было странно. Потому что там судно-то само не российское, оно украинское, там экипаж смешанный. И конечно, ничего подобного наши десантники не могли сделать, не потому что они трусы или плохо тренированы, а просто это бы никто не делал – ни американцы, ни немцы – в случае такого смешанного экипажа. Потому что если бы что-нибудь пошло не так, то все убытки и все международные иски были бы на нас. Т.е. это просто не имело никакого отношения к реальности, что нам говорили. Я всё время думала, как же мы будем выходить из этой ситуации. Бац – просто «Неустрашимый» куда-то исчез с телеэкранов, а где-то через месяц прозвучала новость, что он остановился на заправку в дружественном порту Триполи. Т.е. ему еще идти и идти до Аденского залива. К тому моменту, когда «Фаину» освободили, все о «Неустрашимом» забыли.

Я уже говорила насчет новостей, у которых нет продолжения. Только что с нами произошло такое переключение внимания благодаря президенту Медведеву. Уж как шумели про проклятую Грузию и грузинских агрессоров. Вдруг раз, кнопку нажали – и всё, уже Грузия исчезла, одна Украина, один президент Медведев в черном френче.

Совершенно замечательный пример такой новости без продолжения. У нас же тут была целая серия новостей про женщин, которых угнетают их западные мужья и которые требуют обратно своих детей. Среди прочих была история несчастной женщины Риммы Салонен. Очень смутная история, очень жалко эту женщину, потому что, судя по всему, она добрая, несчастная, но немножко потерянная женщина, подверженная чужим влияниям. Потому что сначала она вышла замуж за финна Пааво Салонена, уехала вместе с ним в Финляндию. Потом уехала от него, оставив на его попечении своего старшего сына от другого брака.

Молодец мужик финн – старший сын от другого брака остался с ним. Пятилетнего мальчика Римма забрала с собой. Вроде бы она уезжала под влиянием какой-то секты религиозной. Бедный Пааво поехал, обнаружил этого мальчика в каких-то обносках, в жуткой грязи, мать без работы. Он его отсудил совершенно легально, по российским законам, он стал пытаться его вывезти. Мать стала бегать и подавать какие-то безумные заявления о том, что подлый финн похитил ее сына.

В результате, как мы знаем, сотрудник финского посольства вывез мальчика в багажнике. В результате поднялся ужасный скандал. Сама г-жа Салонен давала какие-то странные интервью о том, что ее прежний муж до сих пор ее любит и готов на всё, чтобы она вернулась. Они казались немножко фантазиями. Потом г-жа Салонен вдруг оказалась не в России, а в Эстонии. Потом она, опять о чем-то подумав, поехала в Финляндию, где ее арестовали. И тут как в цепи сорвались у нас – по-моему, в позапрошлую пятницу это было – все официальные СМИ, рассказывали про то, что Россию опять обижают, про жуткие финские власти, которые арестовали доверившуюся им женщину.

В понедельник г-жу Салонен выпустили, она заявила, что в Россию не собирается возвращаться, собирается жить в Финляндии, вроде бы муж приютит и ее, и сына. О воссоединении семьи, по-видимому, речи нет, просто финн этот хороший человек. Т.е. он забыл весь тот таз дерьма, который на него вывалили, для него этот вопрос закрыт. И весь этот таз дерьма не стоил даже картофельного очистка. Потому что г-жа Салонен в Финляндии была заочно осуждена за похищение сына. И это был чисто технический момент, что по приезду, как только она сдалась властям, она была арестована и тут же сразу, по протекции своего мужа, выпущена Т.е. на ровном месте из ничего мы сделали вот эту фиговину, а потом всё это просто пропало.

Пожалуй, заканчивая эти печальные истории пиар-обманов, я хочу рассказать замечательную историю. Историю того, как Геннадий Тимченко, совладелец фирмы Gunvor, судился с журналом The Economist. Напоминаю, что г-н Тимченко подал сначала на Economist в английский суд за статью, где его фирма обвинялась в коррупции и близости к российским властям. В момент, когда судебные прения уже были готовы начаться, вдруг Тимченко примирился с Economist. И Economist опубликовал ни в коем случае не извинения, это очень важно отметить. Economist опубликовал короткую заметку, в которой было сказано, что «мы не говорили, что Тимченко таскает Путину взятки». Собственно, так все мировые СМИ это и прокомментировали, что г-ну Тимченко, судя по всему, не понравилась идея судиться в английском суде с раскрытием информации, стороны пошли на мировую.

Но если вы наберете в русском Интернете поиск «Тимченко, Economist», то вы прочтете десятки сообщений о том, что Economist извинился перед Тимченко. Вот это очень страшный момент того, к чему приводит пиар. Потому что как только вместо того, чтобы добиваться настоящих побед, вы понимаете, что достаточно сообщить о победе, вы на это подсаживаетесь как на наркотик и всё дальше уходите от реальности. Юристы Тимченко по какой-то причине, чтобы не нарваться на иск, не стали судиться с Economist. Они не дождались от него извинений. Но после этого в российском Интернете то, что не было выиграно в реальности, было выиграно как пиар-война. Еще раз повторяю – это подсаживаться на наркотики. До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире