'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 апреля 2009, 19:08

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа «Код доступа». Телефон для смс +7-985-970-4545. Абсолютное большинство вопросов по Интернету у меня про продолжение истории с убийством Сулима Ямадаева в Дубае, про заявление генерала Тамима, который обвинил в этом двоюродного брата Кадырова Адама Делимханова.

Но начну я, как ни странно, не с Дубая, а с двух дел, которые имели место быть в России. Сейчас объясню почему. Потому что я хочу, чтобы слушатель понимал, на каком фоне разворачивался Дубай. Два маленьких дела. Одно – описанное в «Новой газете» нашим криминальным репортером Сергеем Каневым.

Банда некоего Жилина, он же Шилин, который в течение многих лет безнаказанно похищал людей, просто безнаказанно, за деньги, держал их где-то в подвале, за 7 миллионов, за 2 миллиона отпускал. Практически как в 90-х годах, только с маленькой разницей. Однажды освобожденный заложник, за которого заплатили деньги, пришел сначала на Лубянку в приемную (как его освободили – он пришел) и говорит: «Меня похитили». Ему говорят: «Иди ты отсюда, нам это неинтересно». Потом выходит с Лубянки, подходит к патрульной машине, говорит: «Меня похитили». Ему говорят: «Пошел отсюда». Это первая сценка.

И сценка вторая. Когда этого Шилина поймали с поличным при освобождении заложника, через несколько часов его с извинениями отпустили, потому что, видимо, какой-то высокий чин позвонил. В настоящий момент г-н Шилин находится в Уругвае, его подельник Кан находится в Лондоне, они оттуда продолжают организовывать похищения прямо по телефону. Подробности об этих новых похищениях (на этот раз речь идет о дочке украинского бывшего министра внутренних дел) можно прочитать в понедельничной «Новой газете». Но вот это уже не 90-е годы.

Это означает, что правоохранительная система прогнила до такой степени, что где-то есть генерал, который является покровителем похитителя людей. Не с контрабанды собирает деньги, не с каких-то предприятий, а просто с человека, который грубо занимается криминальным бизнесом. И этот генерал не стесняется этим заниматься. Это очень важно. Потому что систему характеризуют не ошибки. Систему характеризует реакция на ошибки. В каждой стране может найтись человек, который занимается похищением людей. У него даже может найтись сообщник в погонах. Но так не бывает, чтобы этот сообщник в погонах снимал трубку и говорил – отпустите.

Второй пример случился на этой неделе в Дагестане. Вернулся из поездки по Дагестану, насколько я знаю, директор ФСБ Бортников. Вскоре после этого там – по несвязанным причинам, понятно, – застрелили одного из самых ожесточенных борцов с боевиками – полковника ФСБ г-на Зулкаида Каидова. Застрелили следующим образом. Вернее, он был тяжело ранен, но, слава богу, выжил. У этого Каидова есть жена, у жены есть сестра, сестра отчаянно верующий человек. У этой сестры есть муж, он как раз абсолютно никакой, у мужа есть брат, тоже отчаянный боевик. Собираются боевики вместе куда-то на свою Шуру, начинают тереть о том, что вот этот полковник Каидов им слишком надоел и слишком мешает. И этот брат встает и говорит: «Я решу вопрос».

А этого брата Зулкаид как родственника много раз отмазывал от шестого отдела, который к нему сильно приставал. Звонит этот брат, который боевик, своему брату, который не боевик, говорит: «Слушай, мне надо повидаться с Зулкаидом, меня опять шестой отдел тревожит». Они встречаются прямо на центральной площади. Надо сказать, кто не видел эту центральную площадь: там с одной стороны надолбы, с другой стороны – просто окопы, и везде сидят вооруженные люди, милиционеры. Они встречаются. Зулкаид протягивает боевику руку, потому что он его родственник. Боевик выпускает в него несколько пуль в упор и убегает. Заметьте, сумел убежать мимо всех этих вооруженных людей. Бедный свояк сидит на земле в абсолютном ошеломлении, потому что он такого не ожидал.

Я почему эту историю рассказываю? Маленькое послесловие. После этого ФСБ говорит: «А вы знаете, это бытовуха». Ребята, как бытовуха? Это же ваш полковник. Он же с ваххабитами сражался, реально не щадя живота своего. Еще раз – систему характеризуют не ошибки, систему характеризует реакция на ошибки, безразличие даже к тому, что так тяжело ранили своего.

И вот на этом фоне Сулима Ямадаева убивают в Дубае. И генерал Тамим говорит, что организатором покушения является Адам Делимханов. Собственно, всё ясно и так. Золотой пистолет, сброшенный на место убийства, куртка от «Армани», охранники Сулима, не убитые. На это мало кто обращает внимание, но охранников Сулима ведь не убили, чтобы не нарываться на лишние трупы. Т.е. чеченских понтов еще никто не отменял.

Из всех приемов защиты президент Чечни Рамзан Кадыров знает только один – нападение. Он сразу заявляет, что Адам Делимханов – это его второе я, что любые нападки на Делимханова будут рассматриваться как нападки на самого Кадырова. И заявляет, что Ямадаевы убили отца Кадырова. Кстати, обстоятельства смерти Ахмат-Хаджи более чем не понятны. Во всяком случае, ясно, что его убили не боевики и что Кадыров никогда не говорил, что его убили боевики. Когда речь шла о Хайрулле, т.е. тех боевиках, которые утверждали, что они убили Ахмат-Хаджи и которые были убиты кадыровцами, Кадыров никогда не говорил, что «я уничтожил тех людей, которые убили моего отца». Он всегда говорил: «Я уничтожил тех людей, которые говорили, что они убили моего отца». Выбрали неправильный предмет для хвастовства ребята.

Кто такой Адам Делимханов? Это ближайший к Кадырову человек, его двоюродный брат, официальный преемник. Насколько говорят, Кадыров заставил поклясться своих ближайших людей, что в случае чего, если с ним что-то случится, то официальный преемник – это Делимханов. Это человек, который выполняет самые важные поручения Кадырова. Эти самые важные поручения, ввиду особенностей чеченской власти, имеют вполне определенный характер, который вытекает из прозвища Делимханова по первым буквам имени и фамилии. Грубо говоря, это как бы если бы встал генерал Тамим и обвинил в убийстве Джеймса Бонда. А премьер Англии встал бы и сказал: «Нет, не обвиняйте Джеймса Бонда. Кто обвиняет Бонда, тот обвиняет Англию».

И кто хочет понять, почему Кадыров себя ведет в Москве, как волк среди овец, почему в «Президент-отеле» ходят люди в тапочках, со «стечкиными», пусть перечтет еще раз выступление Кадырова. Потому что поэтому Кадыров стал Рамзаном Кадыровым. Потому что он вытаскивал людей из леса и потому что он никогда не сдавал тех, кто вокруг него.

Когда я спорила со знакомым оперативником по поводу убийства Руслана Ямадаева (напомню, что сейчас там задержаны предполагаемые исполнители – это Элим-Паша Хацуев, это Асланбек Дадаев, это Тимур Исаев), то знакомый оперативник говорит: «Сейчас они поедут в Чечню и там исчезнут». Я говорю: «Никогда. Ты не понимаешь Чечни». Что там говорит Иса Ямадаев? Что одного из задержанных чуть не сделали главой администрации Сержень-Юрта. Почему объявили о предполагаемых убийцах Руслана именно сейчас? Я думаю, прежде всего, потому что Иса Ямадаев прекрасно уже знал имена предполагаемых убийц от оперативников. И теперь, когда он стал главным в семье и когда он принимает решения (а видно, что этот человек достоин принимать решения), он просто так же, как генерал Тамим встал бы на пресс-конференции и сказал бы, назвал бы имена убийц и, вероятно, назвал бы имена их организаторов.

Но, вообще, если отвлечься от уголовных аспектов всей этой истории и рассматривать это не как уголовщину, а как политику (извините, у нас такая политика, другой политики у нас для вас нет), то, в общем-то это такая история из учебника. Это история о том, как Рамзан Кадыров, который первоначально был гораздо слабее братьев Ямадаевых, потому что братья Ямадаевы были те люди, на которых в начале 2000-го, в 1999 году еще сделала ставку Москва как на крупную военную силу. Ямадаевы были те люди, под начало которых были отданы разрозненные роты самообороны, возникавшие в чеченских селах и противостоявшие ваххабитам. Это была главная военная сила для федералов. Ахмат-Хаджи Кадыров был на тот момент муфтий Чечни, который как раз не представлял из себя военной силы и который был во многом благодаря Ямадаевым назначен руководителем, именно потому что он не представлял из себя опасности. Потому что в Чечне уважали только военную силу.

И вот это история о том, как положение изменилось. И это положение изменилось прежде всего благодаря одному стратегическому решению. Благодаря тому, что Рамзан Кадыров стал тем человеком, который вытаскивает людей из леса, а Ямадаевы остались теми людьми, которые опираются на Москву. И когда вот так, по Макиавелли, посмотришь, как произошла эта победа, видишь несколько причин.

Во-первых, видишь, что Кадыров победил всех своих врагов, зачастую изначально гораздо более могущественных, чем он, и пользовавшихся большей поддержкой Москвы. И прежде всего, потому что все эти враги были разрозненны, каждый, как истый чеченец, мечтал сам быть президентом. А когда плохо было президенту Алханову, Ямадаевы еще и не очень его поддерживали. Когда Байсаров выступал против Кадырова, Ямадаевы остались в стороне.

Вторая причина победы Кадырова. Мы видим, что на самом деле это совершенно стратегические решения, которые принимал президент Чечни. Потому что как раз на примере клана Ямадаевых очень хорошо видно, что все эти понты, все эти золотые пистолеты – это все внешнее, а внутри – стратегия. И изначально Ямадаевы владели Гудермесом. Кадыров построил там свою резиденцию и тем самым лишил их территории, на которой они были царями. Изначально Ямадаевы контролировали Думу и «Единую Россию» чеченскую через Франца Клинцевича. Кадыров выжал их сначала из «Единой России», потом из Думы. Кадыров отсек их от всех финансовых потоков. И они вынуждены были мотаться по всей России, пытаясь где-то взять деньги, из чего получилась история на мясокомбинате «Самсон» и несколько других неприятных вещей.

Очень интересно заметить, что выстрелы в этой партии начали звучать тогда, когда она была выиграна сначала на шахматной доске, когда осталось две пешки. И, наверное, последнее, что погубило клан именно физически, это то, что даже после того, как батальон «Восток» практически в полном составе перешел на сторону Кадырова и Ямадаевы уже не имели опоры в Чечне, они продолжали распускать слухи. Слухи о том, что сейчас Кадырова снимут с президентов, а Руслана Ямадаева назначат президентом, что сейчас снимут мэра Грозного, что сейчас снимут премьер-министра.

Я не знаю, насколько эти слухи распускали сами Ямадаевы, насколько эти слухи распускали федералы, но заметно, что вместо того, чтобы развести противников по углам и сохранить клан Ямадаевых, хотя бы назначив Сулима министром обороны Южной Осетии или Абхазии, московские силовики намеренно их стравливали, намеренно делали из Ямадаева Байсарова-2. Ну, сделали.

Как я уже сказала, это не политическое убийство, это политическая победа. Извините, какая Чечня – такая и политика, другой Чечни для вас у нас нет. Другое дело, что кончиться всё это может очень плохо, потому что когда мы видим абсолютное бессилие российской власти и на фоне этого абсолютного бессилия распадение, о котором я говорила в первой части программы, триумфальный рост сильного правителя в одном регионе, то ведь Кадыров никогда не остановится.

Это означает, что рано или поздно будет какое-то очень серьезное столкновение, какая-то очень серьезная проблема: либо начнется какая-нибудь случайная стрельба в Москве, не того постреляют, либо наедут, не дай бог, на какое-нибудь крупное предприятие. Не обязательно даже сам Кадыров. Но вот это очень плохо, что при абсолютном вакууме власти происходит. Потому что многие говорят сейчас – предоставьте Чечне независимость. Что вот, мол, начнется что-то с российской экономикой, Чечня отвалится от России. Господа, какое отвалится? Там так присосалась, что не отдерешь. Каким образом, условно говоря, остготы, пришедшие в Италию во время гибели Римской империи, могут отвалиться от Италии? Потому что на настоящий момент Кадыров один из самых сильных игроков уже не внутри чеченской, а внутри российской политики. С этим приходится считаться. Телефон для смс +7-985-970-4545.

У меня куча вопросов про молдавскую оппозицию и про грузинскую оппозицию. Мне кажется, самое важное в молдавской истории вот что. Прошли выборы, на них победили коммунисты. Причем никто, даже моя коллега Наталья Морарь, не оспаривает, что голосовали-то более-менее за коммунистов. Мозги промывали до этого четыре года, но это другое дело. И вот на выборах победили коммунисты. И 6 человек за два часа разослали смс-ки, даже не по поводу акции протеста, а просто чтобы люди вышли на улицу и сказали: «А я не коммунист». И думали, что на улицы выйдет 50 человек, а вышло 15 тысяч.

Это такая принципиально новая вещь, что с помощью смс, с помощью Интернета, без всякой организации предварительной, заметим… А спецслужбам легко бороться с организацией, когда она есть, и трудно бороться с организацией, когда ее нет. Без всякой организации 15 тысяч человек вышли на улицу. Другое дело, что после этого за ними последовала куча всякого народу. Были там провокаторы, не были там провокаторы… Толпа, вышедшая на улицу без организаторов (а организаторов в данном случае не было), всегда рано или поздно становится неуправляемой, и происходит погром, что там, собственно, и случилось.

Мне кажется, вот эта история о том, что 15 тысяч человек вышли на улицу просто с помощью смс, мгновенно, повинуясь чувству, это очень важная история. Такие штуки будут повторяться, видимо, в человеческой истории благодаря Интернету. Но вот начали сейчас. Хотя, конечно, такие спонтанные штуки были в человеческой истории и до.

Я почему-то вспоминаю по этому поводу восстание «Ника» в Константинополе, это при императоре Юстиниане. Ничего абсолютно не предвещало восстания, не было у него никакой организации. Но какие-то неудачные случились скачки. Цирковые скачки всегда были в Византии очень большим предметом возбуждения толпы, так же как сейчас фанатские бунты. И вдруг народ повалил по улицам с криками: «Долой императора Юстиниана и долой императрицу Феодору». И сделать с этим что-то было трудно, поскольку спецслужба не могла предварительно выявить организаторов, поскольку их не было. Хотя именно потому что у восстания не было организаторов, оно быстро захлебнулось в своей собственной неорганизованности.

В Грузии мы видим совершенно другую историю. В Грузии мы видим оппозицию, которая долго, нудно готовилась к митингу. Я думаю, что всякий, кто заглядывает в российский Интернет, видел просто простыни о том, что 9 апреля кончится правление Саакашвили. Постоянно какие-то такие статьи появляются в российской печати. То, что от Грузии сейчас взбунтуется азербайджанское меньшинство, что Грузия сейчас развалится на кусочки, что к власти сейчас придет оппозиция – вот это, знаете, такие новости в будущем времени. Вот она все не приходит и не приходит, а мы все сообщаем и сообщаем. Я не буду пересказывать тезисы того, что я писала в gazeta.ru. Я только коротко скажу, что грузинская оппозиция…

Вот есть такой критерий договороспособности, когда вы ставите своему противнику некие условия, на которых можно договариваться. Например, «Хамас» говорит: «Мы боремся за свободу Палестины, а условием свободы Палестины мы считаем уничтожение государства Израиль. Если государство Израиль с нами не согласно, то, значит, оно не способно к компромиссам». Понятно, что такую постановку вопроса бессмысленно обсуждать.

Когда грузинская оппозиция, которая, как мы видим, после тщательной подготовки не может вывести на площадь столько людей, сколько она выводила несколько лет назад (даже сложно сказать, сколько было на площади – 35, 50, 70 тысяч человек, явно не 130, о которых заявляет оппозиция), когда грузинская оппозиция говорит: «Мы ставим ультиматум, чтобы Саакашвили ушел в течение 24 часов. А если он не согласен, значит, он не способен к переговорам», – то как-то не совсем понятно, о чем, собственно, должны быть переговоры.

Грузинская оппозиция, на мой взгляд, это достаточно печальное явление. Потому что когда в стране невменяемая оппозиция – это очень плохо. Это гораздо лучше, чем когда в стране невменяемая власть. Но дело в том, что для того, чтобы страна функционировала нормально, в ней должна быть оппозиция. И если вместо оппозиции есть люди, которые ставят подобные условия, это плохо. Почему, на мой взгляд, в Грузии существует оппозиция именно в таком виде? Потому что мы очень плохо себе представляем на самом деле (я об этом много говорила), что происходит в Грузии.

В Грузии произошла, грубо говоря, буржуазная революция. Причем при этом Саакашвили сломал нацию о колено. Вот той старой Грузии с взяточниками, с гаишниками, вымогающими деньги, с чиновниками, с грузинской интеллигенцией, игравшей роль грузинской аристократии, которая, с одной стороны, очень величественная, а с другой стороны, всегда знает, что ее сын будет устроен в университет, что с простолюдина, который поступает в университет, можно взять взятку. Вот этой Грузии уже нет. Это очень больно. Огромное количество людей оказалось не то что без работы, а без ощущения этой старой, ушедшей Грузии. И огромное количество людей ведет себя примерно так же, как во Франции после Великой Французской революции вели себя или крестьяне в Вандее или аристократы за границей.

Мне очень жалко в этой ситуации, что российская интеллигенция, как правило, является относительно событий, произошедших в Грузии, союзником не то что российской власти… Понятно, что российская власть рассматривает по какой-то причине, не совсем мне понятной, реформы Саакашвили как личный вызов, Саакашвили как личного врага, как человека, который употребил свою власть не для обустройства каких-то швейцарских оффшорок, а для того, чтобы распродать государственную собственность и сделать так, чтобы полиция не брала взятки. Но вот очень жалко, что при этом российская интеллигенция, она звонит грузинской интеллигенции, она звонит тем людям, с которыми она сидела на таких замечательных застольях. И грузинская интеллигенция, примерно как французские аристократы в конце 18 века, начинает жаловаться: «Ой, да Саакашвили, он такое ужасное делает…»

Для меня события в Грузии, для меня то, что постсоветскую нацию можно было поломать о колено и превратить в почти западную нацию, являются огромным символом надежды, что это же можно сделать и с Россией. И большая моя просьба. Вот когда мы слышим, как официальные власти рассказывают нам о Грузии, не верьте тому, что они нам рассказывают, потому что они рассказывают примерно то, как в 70-е годы нам про США рассказывали: что сейчас там рухнет власть буржуев и придут к власти коммунисты. Не придут. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа «Код доступа». Телефон для смс +7-985-970-4545. Илья мне пишет, что остготы очень легко отвалились от Италии: пришел Велизарий, и остготы, действительно, отвалились от Италии. Вы понимаете, для этого должен быть Велизарий. Это, кстати, очень хорошая история с полководцем Велизарием, которая свидетельствует о том, что даже умирающая империя, которая, как казалось в тот момент… Это была Римская империя. Вот пришел полководец Велизарий. Между прочим, с пятью тысячами солдат: император Юстиниан боялся собственных полководцев не меньше, чем остготов, и поэтому он дал на всякий случай Велизарию всего пять тысяч солдат. И Велизарий победил остготов, что не спасло, впрочем, впоследствии Римскую империю.

У меня есть вопрос про «Матерей Беслана», которых просят заплатить налоги за обучение их детей в интернате в Кораллово, которым руководит отец Ходорковского, и о том, что это беспредел. Видите ли, мне кажется, что эта история еще интереснее, чем беспредел. Да, у нас есть такой закон. В законе налоговом написано, что они получили доход в натуральной форме и должны заплатить с него налог.

Другое дело, это, конечно, не случайно началось с лицея, которым руководит отец Ходорковского, и не случайно началось с «Матерей Беслана». Но вопрос, мне кажется, еще в одном. Оказалось, что есть единственное такое частное учреждение, которое дает образование, и это учреждение возглавляет отец Ходорковского. Вот почему-то нам говорят, что Ходорковский все в России разворовал и украл. И вот хорошая власть все вернула обратно. Но мы не слыхали, чтобы г-н Геннадий Тимченко, владелец компании «Gunvor», который, если не ошибаюсь, не российский гражданин, он финский гражданин, компания зарегистрирована в Швейцарии, продает нефть, которой раньше торговал «ЮКОС», чтобы г-н Тимченко организовал частный лицей, в котором бесплатно учатся люди. Или чтобы Сечин или еще кто-то организовал частный лицей. Вот оказалось, что это сделал именно разворовавший Россию Ходорковский.

Александр из Москвы спрашивает меня: «Юлия, Адам Делимханов имеет отношение к убийству Политковской?» Александр, это самый главный вопрос, над которым «Новая газета» думает последние много месяцев и на который я лично очень хотела бы знать ответ. Имя Адама Делимханова упоминается в деле Политковской, оно упоминается в показания Шамиля Бураева, я сейчас скажу ниже при каких обстоятельствах.

Вообще, у меня тут есть много вопросов относительно и дела Политковской, и относительно убийства Ямадаева. И есть еще другой вопрос, который перечисляет ряд за рядом имена Руслана Ямадаева, имена Умара Исраилова, убитого в Вене, имена Руслана Халидова, это человек, который в Норвегии сказал, что якобы Кадыров нанял его в качестве киллера. И вот какое дело. Есть убийство Мовлади Байсарова, которого расстреляли на Ленинском проспекте. В расстреле этом участвовал лично Адам Делимханов, насколько известно. Напомню, что в тот момент Делимханов был вице-премьером Чеченской республики по силовым структурам. А Мовлади Байсарова тогдашний президент Чечни Алу Алханов обещал назначить тоже вице-премьером по силовым структурам. Это было, так сказать, от вашего вице-премьера нашему вице-премьеру.

После этого в Москве было убито или исчезло еще несколько людей, которые противопоставляли себя Кадырову. Был убит Алихан Муцаев, это бывший охранник Алханова. Застрелили его 16 октября 2007 года у ресторана «Касбар». Был похищен Мовлади Атлангериев. Это лидер лазанской преступной группировки, человек, очень близкий ФСБ, хваставшийся наградным пистолетом от Патрушева. Его похитили 1 января 2008 года от ресторана «Каретный двор». За ним поехал и пропал в Чечне его товарищ Арби Шахбиев. А потом было убийство Руслана Ямадаева. И как я уже сказала, российские оперативники, наверное, представляли себе, как все это было сделано.

И еще была такая неприятная история, по которой заведено уголовное дело, но, насколько я понимаю, вроде нет подозреваемых. История с расстрелом автобуса. Вот те же самые люди, которые как подозреваемые фигурируют в деле об убийстве Муцаева и в деле о похищении Атлангериева, те же самые люди, они просто не разминулись с автобусом. То ли автобус подрезал их «Мерседес», то ли они подрезали этот автобус – короче говоря, чеченцы заскочили в автобус, начали бить водителя, водитель схватил монтировку, огрел одного по голове. Чеченцы выскочили из автобуса, начали стрелять в него из «стечкина».

Как я уже сказала, все эти убийства раскрыты на оперативном уровне. В некоторых из них фигурирует фамилия Аслана Дилиева, который сейчас задержан за убийство Руслана Ямадаева. Хотя, насколько я понимаю, он не был непосредственным участником убийства. Возможно, он оказывал консультации, потому что много знал. А знал он много, потому что в свое время он был как раз бойцом Ямадаева. И насколько я знаю, то, что сейчас инкриминируется Аслану Дилиеву, это как раз убийство человека по фамилии Шидаев, который был убит на выходе из офиса Ямадаева прямо на Новом Арбате. Потому что, насколько я понимаю, они о чем-то с Ямадаевым не договорились. Я никогда не понимала, почему Рамзан Кадыров не возбуждает дела, не интересуется убийством Шидаева, пока я не узнала, что человек, который, видимо, в этом замешан, потом перешел на сторону Кадырова.

Теперь про Умара Исраилова, убитого в Вене. Я думаю, что если прочесть заявление Умара Исраилова подробно, то все станет достаточно ясно. Прочесть именно не те пересказы, которые были в российской или европейской прессе, а само заявление человека в Европейский суд, который честно рассказывает, что он был боевиком, что его взяли в плен, что его пытали, в том числе, как утверждает он, и сам Кадыров, и попросили перейти на сторону Кадырова. Он перешел, но продолжал реально общаться с боевиками. Это было раскрыто. Он успел убежать. Его отца схватили, потом тоже отпустили.

Понимаете, когда читаешь эту историю полностью, то понимаешь, что это такие чеченские дела, в которые лучше не лезть. И они не описываются историями о правах человека или нарушениях прав человека. Потому что это не история невинного человека. Это история храброго человека, которого пытались переманить на сторону. Этот человек оказался в личной охране Кадырова. Но он не перешел, он продолжал служить боевикам. И что с ним таким делать? Кстати, на минуточку представьте себе, что это такое – брать таких людей, внутренне не перешедших, в свою личную охрану. Это такой стратегический риск, который берет на себя правитель Чечни. А альтернативой этому стратегическому риску является превращение в федеральную марионетку.

Третья история, о которой мне пишут и которую просят прокомментировать, это показания Руслана Халидова. Напомню, что это чеченец, который жил в Норвегии. В Норвегии он состоял агентом норвежской полиции, находился по ее охраной, потому что он заложил этой полиции какое-то огромное количество чеченцев. Он показал на тех лиц, которые участвовали в драке между чеченцами и курдами. На основе его показаний большое количество чеченцев село, что совершенно невероятно для чеченца.

И вдруг в какой-то момент этот человек заявил, что он киллер, который прислан убить лидера чеченской норвежской общины Очерхаджи, и что его послал его дядя Шаа Турлаев, и что его, Руслана Халидова, пытали в Центорое, чтобы он выполнил это убийство. И это такой откровенный удуговский фейк, это геббельсовщина. Потому что при виде этого товарища ясно, что его не то что пытать в Центорое, достаточно дать ему сто долларов, и он все исполнит. Наверняка какие-то части его рассказа соответствуют действительности. Возможно, он бывал в центоройских подвалах.

Но видно, что он не сам придумал этот рассказ. И это ясно из имени, которое называется, – Шаа Турлаев. Потому что это действительно бывший масхадовский командир, человек, который вышел из леса, вышел в очень тяжелой для себя ситуации, с гангреной, его чудом спасли. У него никогда не было никаких личных тюрем, как это утверждает г-н Халидов. Он, действительно, выполняет работу по переговорам с диаспорой. И видимо, заявления г-на Халидова – это очень глупая попытка сорвать подобные переговоры между Кадыровым и диаспорой. Т.е. то, что не г-н Турлаев отвечает в Чечне за спецоперации за рубежом, ясно хотя бы уже из заявлений дубайского генерала г-на Тамима.

Я не случайно рассказываю вам так подробно все эти истории. Я хочу, чтобы вы почувствовали, насколько, когда речь идет о Чечне и вообще о Кавказе, близко стоят правда и ложь, насколько всё перепутано, насколько самому невинному действию иногда дается самое фантастическое объяснение, и, наоборот, насколько люди, очень близко стоящие к крови, умеют себя обелять. Это трудно понять, живя размеренной, интеллигентской жизнью. Кавказ – это как черная дыра. В окрестностях черной дыры сильно меняются наши представления о физических константах. Вот там, где начинается Кавказ, сильно меняются наши представления о том, что есть правда и что ложь, о том, насколько сильно можно подставить человека, насколько сильно можно им воспользоваться.

И это я говорю, именно предваряя разговор об убийстве Политковской. Я совершенно убеждена, что человеком, являющимся представителем заказчика в убийстве (я об этом уже говорила), является человек по фамилии Шамиль Бураев. Это бывший глава Ачхой-Мартановского района Чечни, назначенный на это место федералами. Человек, в доме которого был федеральный штаб. Человек, получавший награды от федералов. Человек, заявляющий, что его врагом является Рамзан Кадыров. Более того, он говорит в своих показаниях, что он признан на родине, в Чечне, врагом чеченского народа за сотрудничество с федералами, и что врагом чеченского народа он признан президентом Ичкерии Масхадовым, Шамилем Басаевым и муфтием Чечни Ахмат-Хаджи Кадыровым, сын которого Рамзан в настоящий момент является президентом Чеченской республики.

Это человек, очень близкий к московским чеченцам, которые не любили Кадырова. Человек, очень близкий к ФСБ, как вся эта шайка, все люди, которые тем или иным образом причастны к убийству Политковской, они очевидно связаны с ФСБ, от предполагаемых организаторов до самого низкого уровня, даже до предполагаемых исполнителей.

Потому что, например, Джабраил Махмудов, маленький студент, оправданный, который, по версии обвинения, всего лишь привез своего брата к месту убийства, вот Джабраил Махмудов, он имел бороду, он ходил в мечеть, он в мечети принимал смс-ки от своих единоверцев: «Наша сила – в Имане, наша мудрость – в Коране, мы с тобой мусульмане», одновременно он отправлял смс-ки своему другу подполковнику Павлу Рягузову: «Дорогой Паша, поздравляю тебя с праздником 9 мая». Его старший брат Рустам, насколько мы в «Новой» знаем, просто был вовлечен в какие-то операции ФСБ, связанные с крышеванием контрафакта, другими вещами.

И есть вот эти показания Шамиля Бураева, который говорит, что он враг Кадырова. И есть другие показания Шамиля Бураева о том, что он не организовывал убийство Политковской, но он считает, что это организовал Рамзан Кадыров, Адам Делимханов и Муса Дадаев, нынешний глава Ачхой-Мартановского района, который там еще у г-на Бураева покусился на его асфальтовый заводик.

Вот всё, что я могу сказать по этому поводу. Я бы здесь хотела поставить точку, потому что, как я уже сказала, это самый важный для нас вопрос. И почему мы думаем, что Шамиль Бураев причастен к этому убийству? Потому что предполагаемым организатором является человек по имени Сергей Хаджикурбанов, который освобождается из тюрьмы 22 сентября. Этого человека встречает Шамиль Бураев 22 сентября. Этому человеку 3 октября Шамиль Бураев устраивает встречу с каким-то важным лицом в ресторане «Наполеон». И этому человеку 7 октября, в день убийства, Шамиль Бураев постоянно звонит на мобильный. Очевидно, что если взять детализацию звонков самого Шамиля Бураева, то мы увидим, кому он звонил. И тот, кому он звонил, очевидно является настоящим заказчиком.

В отсутствие этой детализации всё остальное является, к сожалению, спекуляцией. Для меня лично представляется крайне маловероятным, что при наличии той огромной, мощной машины, о которой я говорила несколько минут назад, при наличии «Президент-отеля» в тапочках и со «стечкиными», при наличии десятков людей, готовых убить и умереть по первому слову, при наличии, грубо говоря, собственного спецназа воспользовались этими странными людьми, которые, по определению, были связаны с ФСБ.

Но в отсутствие детализации я не могу сказать ничего, кроме того, что вот есть два показания Шамиля Бураева. Одно, где он говорит, что он враг Кадырова, и другое, где он упоминает имя Адама Делимханова. И в каком-то из них он говорит неправду. Я еще раз повторяю, что всё это логика, логика может ошибаться, не могут ошибаться только детализации. И органы наверняка знают, кому Шамиль Бураев звонил 7 октября. Если он звонил Адаму Делимханову, это одна история. Я лично не думаю, что он звонил Адаму Делимханову. Я думаю, что он звонил человеку по имени Арби Шахбиев, и что этот человек уже мертв.

Телефон для смс +7-985-970-4545. Извините, это была длинная тирада, потому что это те вещи, о которых мы в «Новой» думаем постоянно, это те вещи, о которых я думаю постоянно. И невозможность ответить на них окончательно, со стопроцентной вероятностью, возможность отвечать на них только с помощью логики, которая может ошибаться, как вы понимаете, не доставляет нам большого удовольствия.

Еще буквально несколько вопросов. Классический вопрос: «Что будет с российской экономикой и будет ли вторая волна банковского кризиса? Я думаю, что с российской экономикой будет вторая волна банковского кризиса, который, как уже все говорят, будет вызван неплатежами предприятий. И мы видим очень важную вещь. Мы видим, что российские активы стоят дешево, а их долги стоят дорого. Видимо, цена долгов отражает желание российских предпринимателей договариваться с банками, а цена российских активов отражает тот факт, что частная собственность в России не стоит ничего.

Т.е. если бы Ходорковский не сидел за решеткой, а в «Мечел» не посылали бы доктора, то российские активы стоили бы гораздо дороже и по российским компаниям не звенели бы «маржин коллы». Почему российские компании набрали так много долгов? Потому что они занимали на Западе те деньги, которые им приходилось выплачивать в качестве налогов, которые шли в тот самый стабилизационный фонд. Куда ушли эти долги? На развитие производства? Прежде всего, на покупку новых активов на Западе. Т.е. российские компании занимали под залог своих российских активов деньги на Западе, под залог активов, на которые могут наложить лапу российские власти. Покупали активы на Западе, где российские власти на них лапу не могут наложить.

Т.е. мы видим очень опасную ситуацию. Мы видим, что российский экономический кризис ни в коей мере не сводится к мировому финансовому кризису. Он связан с внутренними структурными проблемами российской власти. И мы видим, что если в 1998 году российские олигархи спаслись тем, что они из олигархов стали промышленниками, то сейчас ни одна из промышленных групп внутри России свою политику не поменяла.

Классический пример – это Олег Дерипаска. У него очень много долгов, почти под 30 млрд. Он явно не собирается отказываться добром ни от одного из активов. Вся стратегия группы строится на том, что полгода будут переговоры с иностранными банками, а потом подешевеет доллар в связи с эмиссией, производимой США, и вместе с ним подешевеют долги.

Т.е. что будет происходить с российской экономикой? Активы уменьшились, обязательства остались прежними. Дырку между активами и обязательствами можно заполнить только неплатежами. Они уже начались. Есть российская привычка не платить тем, кому можно не платить. И они пойдут, как пал жарким летом. Т.е. можно предсказать, опасаться, что в течение полугода страна, как в 1996 году, начнет рассчитываться не деньгами, а отсутствием денег.

Это, в свою очередь, означает, что кризис может затронуть абсолютно все предприятия, не только неработающие, но и очень хорошие предприятия. Представьте себе одно-единственное предприятие, например, золотодобывающую компанию, которая хорошо управляется и не имеет долгов. Она тоже сидит в яме, потому что она одна не может рассчитываться деньгами, если все вокруг рассчитываются щенками. Она не может работать, если все ее поставщики лежат на боку.

В социальном плане что это означает? Я думаю, что это означает не протесты и не бунты, которых так боятся наши власти. В России главной формой социального протеста на ухудшающиеся условия жизни, к сожалению, является социальная деградация. Рабочий, уволенный с завода, он не идет ни в бизнес, ни на улицу. Он идет к ларьку за бутылкой водки. Это справедливо для всех регионов, за исключением Кавказа, который сохраняет спокойствие, потому что живет на субсидиях.

Спокойствие это достаточно обманчиво, потому что, например, как я уже говорила, за последний год в Дагестане, благодаря слабости президентской власти, значительная часть бизнеса, до двух третей глав администрации, начали платить ваххабитам, которые из маргиналов превратились в огромную силу.

Как только субсидии будут урезаны, Кавказ начнем отваливаться от России. А свойства империи, к сожалению, математически напоминают свойства мыльного пузыря. Мыльный пузырь – это такая поверхность, из которых стоит выколоть одну точку (всего лишь одну), которая тотчас стягивается в другую точку.

Что это означает в целом? Что нынешний кризис (я уже говорила это) – классический Кондратьевский кризис, в ходе которого окончательно отмирает предыдущий, устаревший способ производства, приобретает всеобщее распространение появившийся до кризиса новый. Разница с предыдущими кризисами заключается в том, что в связи с глобализацией будут отмирать не целые отрасли, а целые страны. Целые страны могут оказаться неконкурентоспособными по сравнению с тем, что может предложить, например, Китай. И первой такой страной на вылет, к сожалению, оказывается Россия, если мы что-то не предпримем. До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире