'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 июля 2007, 19:09

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, в эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира – 363 36 59, еще раз повторяю телефон прямого эфира – 363 36 59, и смски присылайте по 985 970 4545. Еще раз повторяю номер смсок – 985 970 4545. Ну конечно, огромное количество у меня сообщения про Сочи. Вот два самых типичных: Елена Сергеевна – «Юлия, уверена, что сегодня вы…», правда, Елена Сергеевна пишет «уверен», «…что сегодня вы нам расскажете очередную байду, как Путин всех в МОКе купил и какие они все в МОКе продажные, и что олимпиада в Сочи – это не победа, а, конечно же, поражение Путина. И вообще, как плохо для России – олимпиада в Сочи». И другой вопрос, уже другого, естественно, слушателя: «Интересно узнать, сколько приблизительно дали взяток за олимпиаду». Ну, по поводу Сочи, конечно, это самое счастливое событие, которое случилось в России за последние пару лет. Дело в том, что Россия действительно не имела шансов выиграть олимпиаду после ряда международных скандалов, связанных как раз с получением мест для олимпиады, было принято, что комиссии, которые прилетают и оценивают в города, состоят не из чиновников МОК, а из экспертов, и эксперты, которых принимали в Сочи с плясками и песнями, которых поселили в отеле-бутике, где Дерипаска из 24 номеров, отделкой которых занимался дизайнер бельгийской королевы, они поставили самые низкие оценки из всех трех городов, потому что с точки зрения готовности к олимпиаде в тот момент и транспортной инфраструктуры, Сочи действительно в тяжелом положении – у него небольшой аэропорт, который не может расширяться, потому что Сочи зажат между горами и морем. И мне вот буквально два дня назад звонит мне мой приятель, который ехал из одного конца Сочи в другой конец Сочи 4 часа, потому что он ехал по главной дороге Сочи, она же единственная транспортная артерия, которая идет по побережью и вообще является шоссе. И пока построят, конечно, еще дорогу, но тем не менее, даже на настоящий момент у Сочи тяжелейшие транспортные проблемы, причем не совсем понятно, как они будут решаться, учитывая, например, что в Сочи идет спешная продажа участков под застройку, что означает автоматическое ухудшение транспортной инфраструктуры. Ну, на счастье России, окончательное решение в МОК принимают не эксперты, а чиновники. С каждым чиновником президент Путин лично побеседовал накануне принятия решения, причем сделал это тогда, когда стало ясно после предварительного голосования, что лидирует корейский Пхеньчан, и что спасти ситуацию может только вмешательство господа или президента Путина. То есть действительно можно сказать, что эту победу одержал Путин и только Путин. Ну, возможно еще отчасти господь бог. Не знаю, это была такая победа того, в чем Путин более всего искусен – в личной дипломатии. Вроде той истории с президентом Бушем, когда президент Буш вышел с личной встречи с президентом Путиным и сказал, что он посмотрел в его честные глаза и сказал, что этот человек врать не может. Напомню, что на этой встрече президент Путин рассказал Бушу, верующему христианину об истории с крестиком, который был ему вручен в детстве, который сгорел и нашелся потом после пожара. И поскольку не все члены в данном случае были христианами, не знаю, что им рассказывалось, потому что явно не только про крестик – список обретенных предметов пополнился, я не знаю, буддистскими четками и, возможно, неопалимым Кораном, но так или иначе это действительно абсолютно заслуга президента, и совершенно не важно, какими способами одержана эта победа, потому что не бывает позорных способов одержания победы, позорно только поражение. И, как я уже сказала, это действительно самое замечательное событие, которое произошло с Россией за последние два года. Не потому что 12 миллиардов долларов, которые выделены на строительство Сочи, это гораздо лучше – потратить 12 миллиардов долларов на строительство в Сочи, потому что явно хоть что-то будет построено, чем, допустим, выделить те же деньги на нанотехнологии, в конце концов. Строительство это строительство – в конце что-то останется. А нанотехнологии – это такая вещь, знаете, вот выделят, а потом скажут «Знаете, не получилось». Так вот, самое замечательное – это то, что страшно себе представить, что было бы, если Россия не одержала победу, потому что опять бы началась истерика, что Россию не любят, что Запад против нас. Короче, кошмар, позор, развод с Западом, третий срок. А так вот этот Запад остался нашими великими друзьями, которые признают великие заслуги России. И единственное, что хотелось бы добавить по поводу Сочи – я уже говорила и о транспортных проблемах, и о том, что вообще Сочи – это очень узкая прибрежная полоска, в принципе, понятно, что происходит: Сочи – это третья столица России президент Путин любит проводить время в Сочи гораздо больше даже, чем в Москве или в Санкт-Петербурге. Очевидно, что этот кусок побережья все равно стал бы превращаться в фешенебельный курорт и даже административный центр, просто потому что у нас где президент, там и центр, и там, заметим, цены на недвижимость достигли московских еще до того, как сказано было, что там пройдет олимпиада, просто тогда, когда стало ясно, что там очень часто бывает президент. Так вот, тот проект Сочи, который сейчас лоббируется, и те 12 миллиардов, которые будут потрачены, они будут потрачены в рамках этого проекта исключительно на Сочи. Буквально рядом лежит огромный Северный Кавказ, и в общем-то, миллиарда долларов хватило бы на этот Северный Кавказ, чтобы там… если потратить на него, чтобы все жители тамошние передушили собственных ваххабитов, принесли их и сложили рядком где-нибудь у Красной Поляны. И поскольку, как я уже сказала, огромное количество транспортных и инфраструктурных проблем Сочи связано с тем, что город прижат горами к морю, и если эти горы пробить тоннелем и проложить, допустим, дорогу до Эльбруса, которая стоит, конечно, очень недешево, и на которой украдут, конечно, очень много, но явно не больше, чем на других объектах, то мы получаем совершенно другую география этого района. Мы получаем не просто маленькую здравницу Сочи, а присоединенный к ней весь Северный Кавказ. Я не говорю, что на Эльбрусе нужно проводить в этом же году, в этой же декаде олимпийские соревнования, но это абсолютно другая конфигурация всего района, если этот проект не замкнется, как сейчас хотят лоббисты, в рамках исключительно города Сочи, а если к нему присоединятся и Карачаево-Черкессия, и Кабардино-Балкария, что, как я уже сказала, решается в первую очередь решением ряда инфраструктурных проблем, в том числе строительство дороги и ряда олимпийских объектов не на территории Сочи. Вообще, если честно, это моя любимая идея, что если уж у нас президент Путин хочет единства России, вот было бы вообще здорово, если бы он свой любимый горнолыжный курорт построил не на Красной Поляне, а на Эльбрусе.

Итак, телефон прямого эфира – 363 36 59. Смски – 985 970 4545. И у меня уже по пейджеру вопросы о том, что не на встрече ли с Бушем Путин решил провести… не на встрече ли с Бушем решилась судьба олимпиады в Сочи. Ну, вообще, очень много вопросов про Сочи и очень мало вопросов про предшествующую встречу Путина с Бушем, хотя, казалось бы, ничуть не менее судьбоносная вещь. Так вот, тут такое дело. Очень интересно сравнить механику этих двух поездок Путина — в родовое имение Буша и в Гватемалу. Потому что тут ведь какое дело: Буш – не Международный Олимпийский комитет и вот вся история, и встреча с Бушем, и встреча в Гватемале очень хорошо демонстрируют достоинства и недостатки дипломатии, которая основана на идее «Я сделаю вас другими, а вы будете принимать нужные мне решения». Вот с членами МОК продемонстрировали такую дипломатию, и Путин получил Сочи, а вот с Бушем поел лобстера, ну и вкусный лобстер. То есть ведь оказалось на встрече Путина с Бушем, что им договариваться не о чем, потому что как, приблизительно, развивались события. Это важно, чтобы понять вообще механику российской внешней политики. Сначала Америка заявила о размещении ПРО в Польше и Чехии, не спросив нас. Скажем прямо, это свинство, это в принципе свинство. Если вы на соседском участке строите выгребную яму, вы должны хотя бы предупредить соседа. Это требование элементарной вежливости естественно, президент обиделся. Как всегда, когда президент Путин обижается, то челядь обижается еще больше. Вот президент что-то там сказал про защиту коренной национальности – грузин стали грузить бочками президент сказал что-то насчет ПРО, и сразу посыпались заявления начальников Генштаба и Сергея Иванова, что все это угрожает России, что все это против России, что вот эта вот выгребная яма на соседнем участке она и взрывается, и с химическим оружием, и с бактериологическим оружием, и вообще в ней прячутся натовские диверсанты. То есть вот эта лирическая реакция Генштаба с метафорическими преувеличениями, свойственными скорее поэтам, сделала невозможным адекватный диалог. Потом Путин, как всегда, отыграл назад – выдвинул совершенно здравую инициативу – инициативу насчет Габалинской РЛС, но было уже поздно, потому что заработали бюрократические механизмы обеих стран. Вот сегодня я даже себе выписала цитату из Кондолизы Райс. Сегодня Райс заявила: «Русские после периода времени, в течение которого они говорили «Нет-нет-нет» на то, что мы намерены делать в области противоракетной обороны, решили теперь выступить с рядом своих собственных идей. Сейчас мы не согласны и считаем, что мы по-прежнему должны продвигаться вперед с Чешской республикой и Польшей». То есть оказалось, то к вопросу об омарах, что можно съесть сколько угодно омаров с Бушем и Буш выйдет и скажет, что он заглянул в честные глаза президента Путина и доверяет этому человеку, но Пентагон уже от этих идей не отступится, потому что… даже неважно, правильные эти идеи или нет. Просто есть определенные демократические процедура – если куча генералов решило, то поздно передумывать. При этом произошло еще одно замечательное событие – а именно, когда президент Путин поехал к президенту Бушу говорить насчет ПРО, выступил у нас в России начальник Генштаба Балуевский и заявил в том смысле, что «все равно эти гады откажутся от наших предложений». Это какая-то довольно странная позиция, то есть тогда зачем Путин едет, если начальник Генштаба заранее позволяет себе такие высказывания. Все-таки после этого надо либо… ну, это если б я пошла, условно говоря, устраиваться ведущей Новостей на РТР, перед тем, как постучаться в дверь Добродееву, дала бы интервью на «Эхе Москвы», в котором бы сказала «Ну все равно эти суки меня не примут, потому что они душители свободы». Ну, возможно, оно так и есть, но все-таки тогда зачем стучаться в дверь Добродееву? То есть если начальник поехал договариваться к президенту Бушу, зачем же при этом выступать начальнику Генштаба и говорить, что все равно ничего не получится? Так вот, на этой встрече Буша и Путина, на которой предмета обсуждения не было, как раз очень хорошо и ясно виден механизм действия двух систем – российской и американской. Как действует американская? Она служит ограничением президента Буша. Президент Буш не ума палата – может быть, он съел бы омара с Путиным и переменил бы свое мнение, но Пентагон ему не даст, то есть там есть отрицательная обратная связь, которая ограничивает возможности президента вертеть системой. Самое удивительное, что наш президент, оказывается, тоже зависит от системы. В отличие от Сталина, который системой вертел, Путин находится в связи, только у нас положительная обратная связь. Если президент говорит «Они уроды», то наши тут же начинают развивать эту мысль, и президент сам оказывается заложником того, как эта мысль была хорошо развита. Телефон прямого эфира – 363 36 59. Смски – 985 970 4545. И говорите, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, Юля, какая неожиданность. И телефон не помог. Юля, вопрос…

Ю.ЛАТЫНИНА: Представьтесь.

Слушатель: Владимир из Петербурга. Я так понял, что вы стали говорить по другому телефону, значит, я теперь дозваниваться не смогу. Я, правда, по телефону…

Ю.ЛАТЫНИНА: Владимир, короче, или я вас сейчас выключу. Вопрос.

Слушатель: Короче – в прошлой передаче я обвинил вас в жульничестве. Помните, когда молодой человек с вами говорил, и вы его спросили про теорему Ферма и положили трубку? Я обвинил вас в том, что вы первая положили трубку, а вы говорили, что он первый положил. Юля, если бы он первый положил трубку, то все слушатели услышали бы короткие гудки. Вот такие – …

Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. я потрясена, что Владимир знает, как действует система связи в «Эхо Москвы», но я еще раз повторяю, что молодой человек первым положил трубку. Вернее, он даже не положил. Он сначала держал и озадаченно молчал, потом положил. У нас не слышатся короткие гудки. А, кстати, вам не слышались короткие гудки. Ну вот, собственно, мы ответили на вопрос Владимира. Он нам продемонстрировал в прямом эфире, что короткие гудки не слышатся. Значит, у меня есть смешной вопрос про Ингушетию, сейчас я его попытаюсь найти в Интернете, звучал он так. меня спрашивали, что произошло в Ингушетии позавчера, когда обстреляли армейский пост, то есть там погибли люди, как сообщалось первоначально, или никто не погиб, как потом утверждала армия. Меня поразила история с обстрелянным постом, потому что поднялся большой шухер, она была во всех новостях. Действительно, в Ингушетии с этим постом ничего не произошло, там два-три раненых, никого не убили, такие обстрелы каждый день, и в этом смысле это какая-то победа черного пиара, потому что боевики сообщили, что они убили там кучу народу, и сразу это оказалось во всех новостях. Но самое страшное, что происходит в Ингушетии, это как раз не то, что там время от времени убивают кучу народу, это как раз редко происходит, а то, что посты обстреливают каждый день. Это такой мелкий бытовой терроризм. Терроризм стал бытом, и мне кажется, что за последние две недели в Ингушетии произошло две гораздо более замечательные вещи, нежели обстрел поста. Первая произошла совсем недавно – 27 июня в селе Сурхахи, когда сотрудники ФСБ пытались вывезти во Владикавказ одного из жителей, Халиат Аушева, и жители отбили этого человека. Я не знаю, сколько людей вооруженных принимало участие в операции, но понятно, что это был большой мобильный отряд. Восторженные люди говорят, что там была чуть ли не сотня вооруженных до зубов военных, это вряд ли, но понятно, что это было огромное количество народу, которое привыкло ехать по очень враждебной республике, которое привыкло, что в каждый момент из-за куста возможна засада, и вот разъяренное село отбило человека и не дало его увести, у абсолютно профессиональных спецназовцев. Вот этого давно не было. И другая ситуация произошла в середине июня. Она была абсолютно комическая и заключалась в том, что в Ингушетии собралось заседание «Единой России», которое должно было избрать главой местной «Единой России» президента республики Ингушетия Мурата Зязикова. То есть, понимаете, это «Единая Россия», то есть отъявленные холуи, извиняюсь, собрались, отборнейшие из отборнейших, и вот когда огласили результаты закрытого голосования, выяснилось, что против Зязикова проголосовало 90 человек, а за, тут я посмотрела по разным источникам, то ли 20, то ли 40. потом было переголосование, Зязикова, президента республики удалось все-таки включить в политсовет. Но вот это два фантастических факта. С одной стороны, ситуация в респбулике, в которой и так уже непонятно, кто что контролирует, нкалилась настолько, что родичи и сельчане отбивают увозимых от хорошо вооруженных подготовленных, абсолютно безжалостных отрядов. С другой стороны, абсолютно ручная элита, холуи на закрытом режиме. Выясняется, что генерал ФСБ не знает, как они будут голосовать, а они голосуют против. В этом смысле это, конечно, хорошо, что у нас олимпиада досталась Сочи, но вот Ингушетия недостаточно далека от Сочи – все-таки на том же самом Северном Кавказе. Мне бы хотелось, чтобы хотя бы толика тех усилий, которые президент Путин, которые Кремль положили на то, чтобы олимпиада провелась в Сочи, как они везли в Гватемалу все что угодно, включая гигантский ледовый каток, который они потом в Гватемале собирали, чтобы показать присутствующим, и еще оказалось, что коммуникации этого катка не подходят к гватемальским коммуникациям, потому что там напряжение 110 вольт, а у нас, соответственно, 220, чтобы толика этих гигантских усилий была направлена на то, чтобы, допустим, разобраться, не скажу на всем Северном Кавказе, а просто в одной Ингушетии. Потому что парадоксальная вещь – была Ингушетия и Чечня 6 лет назад. Чечня воевала, в Чечне куча людей, у каждого человека есть убитые родные, в Ингушетии такого нет. В Чечне теперь более или менее мир, в Ингушетии непонятно, что такое, но если это не война, то какая война нам нужна в Ингушетии? Ядерная? И как могло произойти, и произошло исключительно административными методами, — как могло произойти, что в Ингушетии творится такое, при том, что это была мирная республика, когда воюющая Чечня у нас, наоборот, замирилась? Сейчас – новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, в эфире Юлия Латынина. Телефон прямого эфира — 363 36 59 смски присылайте по телефону 985 970 4545. вот меня просят прокомментировать арест господина Цисака, он же господин Марценкевич. Напоминаю, что это лидер фашистской группировки «Формат-18», которого посадили на этой неделе, причем формальным обвинением его послужило то, что он устроил дебош в клубе «Билингва», где я и Максим Каноненко присутствовали на дебатах. Ну, собственно, никакого дебоша не было. Господин Марценкевич и большое количество его сторонников пришли в клуб и стали кричать «Хайль, Гитлер!» и «Сейчас будем резать либералов», после чего быстро ретировались. Учитывая, что либералов была вокруг необыкновенная куча, резать их можно было прямо сейчас, ясно было, что резать их они не собирались, что это был такой пиар с использованием враждебных, вражеских СМИ, в чем они, собственно, и преуспели. У меня два предположения о том, почему посадили господина Марценкевича. Одно из них заключается в том, что он поссорился в последнее время с лидером ДПН господином Беловым-Поткиным настолько сильно, что Белов-Поткин даже заявил крайне неосторожно «Коммерсанту», что Марценкевич обещал его убить. Насколько я понимаю, этому предшествовало избиение господина Марценкевича вроде бы как раз людьми из ДПН. Так вот, у меня есть предположение, что его посадили вследствие этого конфликта, потому что вся эта публика имеет достаточно странные связи с различными правоохранителями. Другое предположение – что его посадили в рамках общей кампании прокуратуры, которая у нас теперь защищает свободу. То есть у нас показывается, что… это такая кампания про доброго и злого следователя. Вот есть злой следователь – Марценкевич. Либералы пишут на него заявление, после этого господина Марценкевича добрый следователь сажает и прокуратура у нас выходит защитником свободы. Кстати, мне очень жалко, что кто-то поддался в этом смысле на провокацию среди моих коллег и написал заявление. С этой публикой, я имею в виду прокуратуру и Кремль, играть нельзя, потому что в итоге всегда, если ты пытаешься прибегать к их помощи ты будешь использован. Собственно, бог с ним, с господином Марценкевичем, но есть такая вот очень важная вещь – набор фактов. Факт первый заключается в том, что при Ельцине мы жили гораздо хуже, при этом погромов и такого обилия фашистов у нас не было. При Путине мы вроде живем гораздо лучше но вот фашисты стали водиться в удивительном изобилии, и с одной стороны, можно предположить, что они стали просто заметнее, потому что всю остальную политическую флору и фауну выпололи, то есть эта кочка была всегда, но там было такое разнообразие других политиков, что эта кочка была незаметна, и в принципе, в этой кочке самой по себе ничего страшного-то нет, потому что фашизм – это такое нехорошее производное от патриотизма. Есть нормальные патриоты, но что делать, будут и фашисты. С другой стороны, проблема заключается в том, что есть явная попытка, я не могу сказать властей, наверное, части властей, использовать фашистов для каких-то своих политических надобностей. В частности, очень легко заметить, что нацистов в судах постоянно оправдывают, и вот такая есть парадоксальная вещь – с одной стороны, у нас то и дело призывают запретить фашизм и призвать фашизм к ответственности за те слова, которые они говорят. Вот недавно замечательный… у нас есть такой правозащитник Александр Брод, который при Общественной палате последнее время расследует то, что произошло в Эстонии. Как сказала безумно уважаемая мной Людмила Алексеева, это фигура для правозащитников нерукопожатная. И вот этот правозащитник Александр Брод вдруг тут у нас написал письмо в прокуратуру с просьбой запретить 12 каких-то фашистских книг, названия который я не помню, да и никогда не знала. Думаю, что книги действительно ужасные, но как-то у нас интересно получается – получается, что правозащитник просит запретить фашистские книги – фашистским книгам, получается, реклама, правозащитнику тоже, получается, реклама. При этом, когда речь идет не о запрещении книг, а о людях, совершивших уголовное преступление – убийство людей, они выходят на свободу. У нас вот тут господин Патрушев недавно сказал, что предотвращено в России за последний год триста терактов, что предотвращены теракты в Сочи, Санкт-Петербурге, на саммитах. А на мой взгляд, в России за последние годы стало совершаться огромное количество терактов, которые ФСБ то ли не предотвращает, то ли не хочет предотвратить. Я имею в виду убийства на этнической и национальной почве. Потому что теракт – это не просто убийство, это убийство постороннего человека из идеологических соображений. И таджикская девочка девятилетняя, которую много подонков истыкали ножом, это теракт. Это не просто убийство. И очень странная оказывается ситуация, что в конечном итоге нам внушают, что вот есть плохие фашисты, есть вообще такая Русь дремучая, которая собирается быть с этими фашистами, и вот только у нас президент Путин, по просьбе правозащитника Александра Брода или еще кого-то, спасет нас от этих фашистов. Это богатая идея, потому что с помощью фашистов очень много чего можно сделать. Например, можно убивать неугодных людей, а потом еще этих фашистов судить, потому что они – использованный инструмент. Они не цель, они – средство. А чекисты замечательны тем, что они свои средства сдают так же в утиль так же быстро, как и свои жертвы. Так вот, как я уже сказала, во всяком обществе есть группа лиц с дивиантным поведением – в США есть Ку-Клукс-Клан, есть придурок, который взорвал здание в Оклахоме, но в США фашизм не является системным фактором. У нас фашисты начинают становиться системным фактором. И вот я вам предлагаю поставить мысленный физический эксперимент. Вот в России есть астрологи, экстрасенсы, колдуны. Есть своя аудитория у них, свои газеты, книги, они, опять же, не являются системным фактором. Вот эксперимент: пусть президент восходит на трибуну и говорит: «Надо отразить важную роль, которую играли звезды в судьбе России», а потом где-нибудь еще президент восходит на трибуну и говорит: «Буш у нас дурак, потому что он под таким-то знаком родился», а потом ФСБ рапортует: «Вы знаете, мы раскрыли заговор западных шпионов, которые иголки в куклу президента втыкали», и все общество начинает обсуждать – а вот иголки втыкая в куклу, можно убить человека или нельзя? И либералы говорят, что нельзя, и все очень либерально. Вот только это предмет дискуссий. Это – можно ли убить человека колдовством – стало предметом дискуссий. А потом, допустим, агент ФСБ приходит к сатанисту и говорит «Ты тут похожи по городу и попризывай Вельзевула на головы чеченцев», а потом этого сатаниста арестовывают, и суд присяжных его оправдывает. А после этого представители движения «Наши» начинают втыкать иголки в чучело эстонского посла, а потом президент говорит на саммите – «Вот народ какой российский – неграмотный, суеверный, иголки втыкает, черную мессу служит, один я, просвещенный человек, могу удержать российский народ от сползания в это болото суеверий». Как вы думаете, через сколько времени, если это произойдет, вера в черную магию станет мейнстримом? Не маргинальным фактором – вот есть такие идиоты, которые верят в черную магию, — а системообразующим фактором. Есть огромное количество совпадения, касающихся фашистов. В частности, как-то я говорила о Питере, о питерской банде некоего Боровикова, которая помочила чужих, один из членов банды не выдержал и признался Агентству журналистских расследований. Агентство журналистских расследований доложило это милиции. В результате вместо ареста Боровикова, его сразу же застрелили при спецоперации, чтобы на всякий случай… а вдруг он с кем-то связан? А когда банду взяли, произошла удивительная вещь, потому что в прокуратуре стали предлагать членам банды отказаться от своих показаний. Так вот, как я уже сказала, есть огромный пласт фактов, такой, что при Ельцине этого не было, а при Путине есть, я не знаю, след ли это различных интриг ФСБ или это тренд, но я вижу два фактора. Фактор первый заключается в том, что я боюсь, это может закончится историей не менее дестабилизирующей, чем истории Литвиненко или Политковской. Это будет история, которая максимально увеличит закрытость режим, с криком «Опять про нас говорят». И второе – это, так же, как история с Литвиненко, будет история, про которую власть скажет «Да это же не мы». Я не знаю, что это будет – может, погром, может, громкое убийство. Но это будет. Будет ли это санкционировано на самом верху или это вырастет из мелкой интриги, я не знаю, но это будет, помяните мое слово. И самое опасное, что все эти истории с российским фашизмом поощряемым системно бьют по самому слабому звену России – по отношениям России и Чечни. Еще раз повторяю – если это не остановить, это кончится Литвиненко-2. Телефон прямого эфира – 363 36 59. Смски – 985 970 4545. И говорите, вы в эфире.

Слушатель: Алло, здравствуйте, Юлия. Меня зовут Аслан, я из Адыгеи. У меня вопрос по поводу олимпиады. То, что наши чиновники мать родную продадут за деньги, это понятно, но по поводу мировой общественности – как вам вообще, проводить олимпиаду на земле геноцида? Это все равно, что концерт устраивать в Освенциме. Что вы думаете по этому поводу?

Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо, Аслан, за вопрос, я знаю, что Черкесский конгресс в Адыгее – это, пожалуй, действительно одна из немногих социальных групп в России, которые системно против олимпиады в Сочи, и поскольку большинство слушателей не знает, наверное, в чем дело, я им напомню. Дело в том, что Сочи, как и все это причерноморское побережье, изначально черкесская территория, жители которой были практически уничтожены в ходе геноцида в конце 50-х – начале 60-х годов 19-го века русской армией. Русская армия готовила плацдарм для завоевания Константинополя и считала, что черкесы, живущие на побережье Черного моря, это системная стратегическая угроза России. Вот чеченцев и аварцев далеко в горах она не тронула а черкесов она либо уничтожила, либо предложила переехать в Турцию, но вот этот переезд он тоже скорее походил на геноцид, потому что либо тех людей, которые собирались на берегу, либо убивали, а иногда их грузили на турецкие корабли, турецкие капитаны завозили их в море, тут же их в море и выкидывали и приезжали за следующей партией, чтобы ускорить оборачиваемость средств. И даже одно из трактований, как расшифровывается Сочи – это «соча», место отбытия, где находились эти вот лагеря, действительно мало отличавшиеся от Освенцима, и там есть огромные кладбища, то есть как настоящие кладбища, старые, родовые, так и просто кости, которые валяются. И очень большие претензии, что при строительстве олимпийских объектов все это будет вообще перемешано, и кстати, я надеюсь, что люди, которые занимаются олимпиадой, примут это во внимание и хоть как-то хорошо обойдутся с этими костьми. Но вы знаете, Аслан, я вам скажу, что вот когда я на эту тему дискутировала с моими черкесскими друзьями, я в итоге сказала очень ехидно: «Ребят, ну город Атланта, где проводилась олимпиада, тоже когда-то принадлежал индейцам. Ну что делать – каждая земля в мире когда-то была землей геноцида, кого-то на ней да вырезали. Тут уж ничего не поделаешь, но еще раз – надеюсь, что все-таки к этим костям как-то с пониманием отнесется российское правительство, примет этот фактор во внимание. 363 36 59, и смски – 985 970 4545. Говорите, вы в эфире.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Юлия, я сейчас нахожусь в Московской области, в деревне, и внимательно слушаю, что вы говорите. Я вас считаю очень умной женщиной и всегда прислушиваюсь к тому, что вы в передаче говорите, и читаю всегда. Вот сейчас предыдущий человек позвонил и сказал, что там какие-то люди Кавказа категорично против того, чтобы была олимпиада в тех местах .вы представляете, как они за себя борются? А когда в Кондопоге люди просто просили этих черных, чтобы они вели себя культурно, так вот буквально на днях я слышала выступления представителя, который заявил «Мы здесь сейчас живем и будем жить, а кому не нравится, пусть отсюда уезжают…»

Ю.ЛАТЫНИНА: Простите, можно на минуточку уточнить, какие именно люди в Кондопоге просили черных, чтобы они вели себя культурно?

Слушатель: Как какие люди? Нормальные русские люди, которые там живут, потому что черный уже достали всех,…

Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. Вы, видимо, не информированы о том, что произошло в Кондопоге. Даже российское следствие, даже, кстати, с самого начала, признавало, что два уголовника – Мозгалев и Плиев… кстати, по счастью, господин Плиев осетин, Мозгалев – только что освободившийся, 12 лет там он за что-то просидел, но могу соврать, может быть, шесть, кстати, неоднократно судимый, пришли в бар, который принадлежал азербайджанцам, и судя по всему, они хотели перебить крышу бару, причем я даже не знаю, была ли у бара чеченская крыша или азербайджанская, но суть в том, что они били Азербайджан и попутно задели стоявшего рядом чеченца. Этот чеченец тут же вернулся, тут же оказалась подмога из троих чеченцев. Трое чеченцев попытались в этой обычной пьяной драке – Мозгалев и Плиев были пьяны – дать сдачу, были биты, потому что русских было явное большинство, и вообще там компания была очень многочисленная. Как я уже сказала, я читала показания свидетелей, причем я подчеркиваю, это были показания свидетелей, исключительно враждебных чеченцам. Там не было ни одного показания чеченца, там были показания людей, состоявших, я даже не могу сказать в этой банде, в этом сообществе. И вот из показания людей этого сообщества, русских, вытекает то, что они все знали друг друга. То есть когда заявили, что чеченцы там били каких-то посторонних прохожих, это вранье. Из показаний исключительно враждебных чеченцам свидетелей вытекает следующая картина – что после того, как чеченцев толпа в несколько десятков человек прогнала, толпа не расходилась, в ней все были друг с другом знакомы, чеченцы, то ли шесть, то ли семь человек, вернулись через полчаса, увидели перед собой всю этц же толпу и бросились и убили абсолютно мгновенно человека, который был одним из главных заводил. Он бегал вокруг толпы, содрав с себя рубашку, он был бывший боксер, кричал «Сейчас я этим черномазым покажу!», и человека, который стоял рядом и помогла только что грузить мебель своим товарищам, и действительно, был совсем не при делах. И, кроме того, они ранили серьезно еще некоторых участников стычки. Собственно, поэтому милиция и не вмешалась, что, судя по показаниям свидетелей все произошло мгновенно. Чеченцы были абсолютным меньшинством по сравнению с этой толпой. Я не знаю, что они хотели: поговорить, побить людей, вряд ли они специально думали, что они попадут на такую большую толпу. Но это обычная технология уличной драки, когда ты оказываешься перед противником, который в большинстве, ты хватаешься за нож, потому что если бы ты с самого начала хотел убить этого противника, то ты бы, наверное, автомат принес. Я думаю, что у этих чеченцев автоматы были дома. Даже не сомневаюсь. Так что, к сожалению, Ваша версия о том, что произошло в Кондопоге, она не совсем верная, и кроме того я не думаю, что товарищи Мозгалев и Клеев, которые изначально затеяли эту драку, являются героями русского народа. Хотя, конечно, если у нас герой и мародер Дмитрий Ганин, то почему бы у нас не быть народным героем уголовнику Мозгалеву. 3633659 и СМСки 9859704545 и говорите, Вы в эфире.

Слушатель: Алло, добрый день! Я могу задать вопрос?

Ю.ЛАТЫНИНА: Да, конечно.

Слушатель: Прямо сейчас сразу, или как?

Ю.ЛАТЫНИНА: Да нет, Вы в прямом эфире, задавайте!

Слушатель: Ну, первый вопрос. Я сижу в машине и жду человека и, вот, ну просто в восторге. Ведущая, по-моему, может заменить министерство иностранных дел, министерство обороны и прочее, и прочее. Осведомители у нее кругом. Один вопрос. Кто ей рассказал, о чем говорил Буш и Путин у него на ранчо? Или это она благодаря своим блестящим способностям умственным сделала вывод, что встреча не удалась. Вот и все, спасибо.

Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, я ничего не говорила о том, что именно президент Буш говорил президенту Путину на ранчо. Я имела в виду, что, только, когда они вышли, знаете, к публике, то президент Буш посмотрел на президента Путина и сказал: я верю этому человеку. А после этого президент Путин посмотрел на публику и сказал: мы президенту Бушу предоставили очередной раз наши предложения о создании совместной системы ПРО на основе Габалинской РЛС. После чего, как говорят все присутствующие журналисты в том числе, президент Буш имел несколько изумленный вид и тоже вышел к публике. Заметим, он сказал, что он доверяет президенту Путину перед этим. Это был самый цимис. И сказал, что мы по-прежнему настаиваем на том, чтобы радары размещались в Польше и Чехии. Кроме этого, как я уже сказала, вывод о том, что консенсуса по вопросам радаров не было достигнуто на этой встрече, я делаю исходя из того, что позиция России осталась неизменной: Россия и США должны создавать системы противоракетной обороны на базе Габалинской РЛС, и Польша и Чехия не нужны. И позиция США тоже осталась неизменной. Вот только что высказала ее Кондолиза Райс. Она сказала, что… Как я там, вот, цитировала? Просто вот человек, который сидел в радио, он, видимо, не понял, что я цитировала не то, что сказал и Путин, и Буш друг другу, а то, что CNN сказала Кондолиза Райс. Еще раз повторяю, русские после периода времени, в течение которого они говорили: нет, нет на то, что мы намерены делать в области противоракетной обороны, решили теперь выступить с рядом идей. Сейчас мы не согласны. Но когда такое говорят после встречи в верхах, на которой, конечно, ели очень вкусные омары… Ну, я просто полагаю, что действительно, видимо, что-то там не срослось. Хотя, еще раз повторяю. Вот, вы знаете, что меня больше всего позабавило в этой встрече? Что на личном уровне президент Путин президента Буша переиграл, потому что президент Буш вышел к публике и сказал: я этому человеку доверяю. Это совершенно потрясающе, и это бросает замечательный свет на то, как устроен президент Буш, потому что ведь президент Путин уже говорил о 3-м Рейхе, об однополярном мире, причем «Третьим Рейхом» президент Буш, отец которого сражался в войне, был очень сильно лично оскорблен. Это были вещи на уровне личных оскорблений. И снова на личном уровне президент Путин, очевидно, президента Буша очаровал, коль скоро Буш вышел к народу и произнес такие слова насчет того, что я ему доверяю. Потому что если президент Буш просто хотел обозначить какой-то декоративный дипломатический политес, он мог воспользоваться другими словами. Он мог воспользоваться не теми словами, которые одобряли все сказанное президентом Путиным за это время по поводу Америки. Еще раз повторяю: вот эта встреча удивительным образом выявила системообразующие факторы в том, как устроена Россия, и в том, как устроена Америка. Потому что если бы в Америке не было ни Сената, ни Пентагона, ни Кондолиза Райс, ни всей этой системы сдержек и противовесов, я совершенно не исключаю, что Буш как член международного Олимпийского комитета, нажравшись омаров, вышел бы и сказал: да какая проблема, мы тут с нашим корешом, которому я доверяю, решили, что будем строить РЛС в Сочи, а в Габале проводить Олимпиаду и вообще у нас полный консенсус.

Меня тут спрашивают, считаете ли Вы, что Америка заслуженно не любит Россию. Вот представьте себе, что Вы начальник. Вызываете к себе Петю и спрашиваете: как Вы относитесь к товарищам? Петя говорит: ну, никак. Я с ними работаю, но я их не люблю. Вызываете Вы Васю и спрашиваете: ты как относишься к товарищам? Вася отвечает: все супер, только Миша, сука, увел у меня Ленку. Потом Вы вызываете, там, Алексея: Леша, а как ты относишься к товарищам? Леша говорит: ой, Петя, он меня ненавидит, Сережа – он меня ненавидит, Лена меня презирает, а я такой хороший, а они такие суки все, все меня ненавидят. Как только Вы слышите, что Алексей всех ненавидит, и что Алексея все не любят, то у вас должен сработать предупредительный звоночек, потому что нормальный человек никогда не говорит: он меня не любит. Нормальный человек говорит: я этого козла не люблю. За то, что он у меня бизнес отнял, за то, что я его бизнес хочу, за то, что просто этот человек мне не нравится. Не важно, люди разные, они имеют право в том числе и на беспричинную ненависть. Ну не нравишься ты мне. Но вот когда человек говорит: все меня не любят, это звоночек. Либо этот человек бандит и хочет прикопаться к человеку и готовит почву для агрессии, либо он параноик. Вот СССР был бандитом. Он прикапывался к человеку, он истерил, он бил себя в грудь, как урка на зоне, он кричал: да в натуре, запад меня не любит, а я к нему всей душой. Но у СССР была строгая цель: захватить запад. А когда у нас… Слава богу, сейчас на время Сочинской Олимпиады это прекратилось. Слава Богу, что на этой неделе фразы «меня не любят» в отношении Америки и в отношении запада не звучало. Но когда люди говорят: нас не любят на западе – это инфантилизм, это значит, что у людей нет другой цели, кроме самооправдания. До встречи на следующей неделе.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире