'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 июня 2007, 19:09

Ю.ЛАТЫНИНА: В эфире Юлия Латынина. Телефон прямого эфира для москвичей – 783 90 25, и для регионов – 783 90 26. И смски присылайте по телефону 985 970 4545. Ну, самая свежая новость часа – это драка у памятника героям Плевны между кавказцами, в основном чеченцами, дагестанцами и армянами с одной стороны и участниками «Движения против нелегальной иммиграции» с другой. Вот, один из людей по Интернету мне пишет возмущенно: «Как вы считаете, танцевать лезгинку рядом с молебном в память о погибших – это нормально?» Отвечаю человеку, что лезгинку танцевали накануне. Я, конечно, понимаю возмущение участников «Движения против нелегальной иммиграции», что кавказцы танцуют именно лезгинку, но с другой стороны, какой другой танец они должны танцевать? Если они танцуют польку, это же вообще… Польша у нас теперь входит в НАТО. Если они танцуют котильон, это, наверное, тоже натовский танец. Короче говоря, я сообщают товарищам, что у чеченцев принято в случае радости танцевать лезгинку. Танцевали лезгинку, например, сегодня. Тоже были мелкие драки – студенты, после того, как получили дипломы в МГУ, тоже пытались с ними подраться, но тут драк не произошло – просто люди потанцевали лезгинку от радости и ушли. А памятник героям Плевны не принадлежит исключительно русским националистам. Между прочим, в боях за Плевну отличился в свое время чеченский полк, который за это получил Георгиевской знамя с надписью «За отличие», и вообще, за время русско-турецкой войны в российскую армию пришли 20 тысяч горцев. Не только чеченцев, но и дагестанцев, лезгин и так далее. И вообще памятник героям Плевны – это памятник еще времен той империи, в которой считалось, что народы не делятся на русских и нерусских, а в которой была единая империя, которой каждый народ служил. То, чего националисты пытаются разрушить и успешно разрушают. Так вот, я должна сказать, что памятник героям Плевны – действительно, место, где собирается кавказская община Москвы, и иногда она действительно танцует лезгинку – никакого в этом порока нету. К сожалению, польку они танцевать не могут, потому что иначе их сочтут приспешниками НАТО. Значит, они танцевали лезгинку 21-го, после чего к ним предъявили какие-то претензии участники ДПНИ, и в результате «забили стрелку» на 22-е на 6 часов вечера. 22-го никто лезгинку уже не танцевал. 22-го в течение всей пятницы по Интернету ходили призывы скинхедов приехать с ножами, как они, извиняюсь, это говорят, «приехать на говне». Приехать без скинхедовской артибутики, то есть видимо, чтоб быть менее заметными и нанести больший ущерб, но почему-то первыми приехали кавказцы, они приехали во сколько и обещали, в 6.00, а националисты наши почему-то задержались на полчаса, сказав после этого, что они возлагали цветы героям павшим у Александровского сада. Судя по всему, никто особо не хотел драки, все надеялись, что вмешается милиция. Драка все-таки началась, милиция вмешалась. Не так охотно, как надеялись, вероятно, все участники, но что меня, конечно, больше всего поразило, это описание этой драки господином Беловым, который заявил после всего этого, что никакой драки там не было, участников ДПНИ там не было. То есть, заметьте, весь день в Живом Журнале распространялись призывы идти и участвовать в этой драке, а ДПНИ, по словам его руководителя, не пришло, не послушалось. Так вот, и весь конфликт заключался в том, что чеченцы танцевали лезгинку и избивали случайных прохожих. Вы знаете, мне кажется, это очень показательное заявление, потому что представьте себе, собрались двое боксеров на бои без правил – случился бой, и после этого один из боксеров заявляет «Да нет, этот противник сукин сын, драться он не умеет, вообще меня там не было, а этот негодяй взял прутья и стал избивать случайных прохожих». После такого заявления совершенно ясно, кто духом сильней в этой драке. И, к сожалению, можно сказать еще одну вещь – вот было Кондопога, ясно было, что Кондопогой не кончится. Был Ставрополь – ясно было, что Ставрополем не кончится. На самом деле, есть большая проблема, проблема внутри Кремля, которая заключается в том, что идут споры о том, легализовать или не легализовать «Великую Россию», партию «Великая Россия», сделать из нее управляемый проект – партию «Родина-2», например, или не легализовывать, и пусть она будет такая неприкаянная. Есть люди, которые считают, что пусть она лучше сидит в прихожей. Есть люди, которые ее слишком боятся, потому что это неуправляемая сила. Вот, видимо, вся этого рода активность ДПНИ связана с этими разборками в верхах, и кончится это очень плохо, потому что, еще раз повторяю, либо Россия империя, и тогда в ней стоит памятник героям Плевны, под которой сражались и русские, и мордва, и латыши, и чеченцы, либо Россия – это Княжество Московское, Россия для русских, а Кавказ для кавказцев, Татария для татар, Мордовия для мордвы, и т.д. И вероятно, Дальний Восток для китайцев. Вот наши фашисты хотят Россию для русских и не думают о том, сколько они потеряют при этом пространства, и что останется от России, если она не будет империей. Империя, по определению, интернациональна. Наши фашисты хотят построить Московское княжество.

Впрочем, хотела я начать эфир не с этого. Хотела я начать эфир с удивительной истории про нанотехнологии, которая продолжается. Вообще-то, честно говоря, когда началась история про корпорацию «Нанотех», про создание, про бюджетное ассигнование нанотехнологии, мне так казалось, что это будут люди делать тихо и незаметно. У нас был предшественник нанотехнологий – Национальный фонд спорта. Но не рвал никакой вице-премьер на себе рубашку и не кричал, что без Национального фонда спорта у нас заглохнет жизнь, и экономика перестанет быть. а просто честно Чубайс говорил, что это дыра в бюджете, а соответственно, Коржаков, который Национальный фонд спорта поддерживал, он поддерживал его тихо. На экраны телевизоров не тащил. И вот у нас нанотехнологии, вернее, высокие технологии стали просто очередным национальным проектом. Так же, как борьба с Эстонией или борьба против ПРО. Они постоянно присутствуют на экранах, и даже на правительственном совете по нанотехнологиям первый вице-премьер Сергей Иванов сравнил российскую программу нанотехнологий с атомным проектом. Как в анекдоте – ты сам сказал, никто за язык тебя не тянул.

Так что если первый вице-премьер не видит разницы между корпорацией «Нанотех» — которая, напомню, с одной стороны получает бюджетные деньги, с другой стороны может получать прибыль, с третьей стороны избавлена от налогов, — и атомным проектом, я готова ее напомнить. Разница первая – атомный проект возглавлял Игорь Курчатов, а нанотехнологии у нас будет осваивать господин Михаил Ковальчук, которого не приняли в Академию наук, забаллотировали, но который зато выходец из семьи Ковальчуков, которые очень близко к Путину. Над атомным проектом работали Харитон, Зельдович, Алиханов, Ландау, Капица, Александров, Сахаров. Наконец, работал Георгий Флеров, который еще будучи послан на фронт – у нас в то время физики были либо в тюрьме, либо на фронте, так вот лейтенант Георгий Флеров в библиотеке разгромленного Воронежа листал труды, иностранные журналы о ядерных исследованиях, писал Сталину отчаянные письма с просьбой о начале ядерных исследований и примерные чертежи атомной бомбы присылал. Вот в новую комиссию по нанотехнологиям вошли такие выдающиеся научные деятели, как Александр Абрамов, Алексей Мордашов, Владимир Евтушенков, Сергей Богданчиков, глава Роснефти, президент РДЖ Владимир Якунин. Якунин у нас теперь за Капицу, а Мордашов у нас теперь за Харитона. Вот мировое научное сообщество ничего не знает в научных заслугах господ Якунина, Мордашова и Богданчикова, а что касается индекса цитируемости господина Ковальчука в том, что касается нанотехнологий, то я думаю, что, к сожалению, он тоже невелик. Вторая разница заключается в том, что вопрос атомного проекта был вопросом жизни и смерти для советской науки. В общем-то, как мрачно пошутил в свое время Ландау, главное следствие атомного проекта было спасение жизни российских ученых. И ученые были смелые. Вот как награждали за первый атомный российский взрыв 29 августа 49-го года – ходит такая мрачная шутка, что Берия так и награждал – кто получил бы расстрел, получил Героя СССР, кто получил бы 10 лет, получил За заслуги, и так как ученые знали, что в случае провала их расстреляют, им нечего было терять и они говорили то, что есть. Как-то Капица Берии сказал, когда они поссорились, а Берия, напомню, руководил с административной точки зрения атомным проектом, «Я ваших работ по ядерной физике не читал», сказал Капица, «вы моих тоже, хотя и по разным причинам».

Так вот, представьте себе другую картину – заседание курчатовского института, который у нас теперь возглавляет Михаил Ковальчук, и господин Ковальчук говорит, цитирую — «Нанотехнологии по сути своей являются надотраслевыми. Вы, Владимир Владимирович, подтолкнули к пониманию этого». Ну что тут можно сказать? Действительно, Ковальчука, может, и подтолкнул — в конце концов, индекс цитируемости Владимира Путина как специалиста по нанотехнологиям не отстает от индекса цитируемости Михаила Ковальчука. Разница третья – она заключается в том, что что бы такое ни был атомный проект, он не был воровством денег. Вот есть Красноярск-26 – подземный город, длина подземных линий которого, наверное, в несколько раз больше линии метро под Москвой. Вот есть подземный город на 50 тысяч мест в районе площади Вернадского. Это жуткие деньги, которые были просто потрачены. Но не украли же! И, собственно, вот это и поражает, потому что то, что происходит с нанотехнологиями, трудно себе представить, что если у вас есть бюджетные деньги и частные их получатели, возможность сообщаться с этими счетами за границей, то что произойдет с этими деньгами? Вот это-то и поражает, потому что мы, как я сказала, все это уже проходили. Мы строили РАО «Высокоскоростные магистрали», у нас был Национальный фонд спорта, но, опять же, не выступал Коржаков и не говорил, что Национальный фонд спорта – это светлое будущее всего человечества. И в этом очень существенная разница между Россией и СССР. С одной стороны, мы очень походим сейчас фразеологией на Советский Союз. Со всех сторон у нас враги, у нас Эстония, у нас ПРО, и у нас будет самая передовая наука, и будущее человечества за нами. С другой стороны, все, что делалось в совке, несмотря на очевидную ложь того, что говорилось, было наполнено глубоким смыслом. Сталин готовился к завоеванию мира и говорил, что на нас нападут империалисты. Всю страну превратил Сталин в завод по производству вооружения, заплатив за это детскими трупами и невиданными лишениями населения, но это на нас нападут, говорил Сталин. Вот у Альберта Кана, американского инженера, были закуплены проекты 521 завода, по некоторым другим данным, 571. Но наша наука и техника была самая передовая в мире, и империалисты строили нам козни и засылали шпионов. С одной стороны, вроде как абсурд. То есть если вы закупаете у американца 521 завод и тут же говорите, что американцы только и мечтают как устроить диверсию, и тут же сажаете кого-то, кто мог передать чертежи этого завода американской разведке, а завод сделан американским инженером, то, в общем, стоит сначала подумать – а зачем передавать чертежи этого завода американской разведке, если он и так американским инженером сделан? Если они хотят сделать диверсию, наверное, они в диверсию заложат чертежи. Но как я уже сказала, все это имело страшный смысл. Смысл того, что и до Второй мировой войны, и после Второй мировой войны Сталин был заточен под завоевание мира. Как говорили сталинские же функционеры после изобретения атомного оружия, напрасно говорят, что третья мировая война уничтожит цивилизацию. Мне кажется, это сказал Микоян. Она мир уничтожить не может. Она будет развязана империалистами и покончит с империалистами. Вот это действительно была Империя Зла – Советский Союз. С ударением на слово Империя. А у нас теперь не империя, у нас какой-то кооператив. Берут бабки, отгоняют на Запад и говорят, что Запад нас обижает. И вот не знаешь, огорчаться или радоваться, потому что, с одной стороны, не происходит всего того страшного, что происходило при Советском Союзе, а с другой стороны, когда история, которая была трагедией, повторяется как комедия, почему-то все-таки смех сквозь слезы. И самое страшное в том, что происходит, и в том, что это происходит именно с нанотехнологиями, это вопрос о том, что нам забивают осиновый кол в гроб советской науки. Ведь советская наука создавалась идеалистами. Она создавалась физиками, такими, как Иоффе, такими, как Рождественский, как Мандельштам, которые все учились на Западе. Иоффе учился у Рентгена, Мандельштам работал в Страсбурге, Рождественский в Лейпциге, в Париже. Все они вернулись после 17-го года. Кто-то из них был кадетом. Никто не был большевиком, но все считали, что из родина Россия, и что они должны жить и работать в России. При этом они были интернационалистами. Тот же Иоффе, основатель самого известного в Ленинграде первоначального нашего физического института, оплачивал поездки сотрудников своего института за границу из гонораров, полученных им на Западе. Потом российскую советскую науку отрезали от мирового сообщества. Отрезали в 33-м, когда Георгий Гамов, посланный Иоффе же, сбежал на Запад. Отрезали в 34-м, когда Капица, который не хотел возвращаться, был просто заманен в СССР, на свидание с родными, и не выпущен обратно. Потом ее стали расстреливать расстреляли одного из самых молодых гениев СССР – Бронштейна. Арестовали Ландау и Фока. Двух коммунистов – австрийца Александра Вайсберга и немца Фридриха Хаутерсмана, кстати, это были два немецких коммуниста, которые приехали в СССР, один австриец, другой немец, и очень талантливых физика, они работали в Украинской физико-технологическом институте, который был одной из сильнейших школ. Их, представляете ли, выдали обратно Германии после подписания пакта Молотова-Риббентропа, наше мирное СССР. Кстати, в том же Украинском физико-технологическом институте были расстреляны три ведущих руководителя отделов – Шубников, Розенкевич и Горский. Просто весь институт был разгромлен. И, кстати, тогда же и Лейпунского и Обреимова, руководителей института, посадили, и тогда же арестовали Ландау, который тоже учился в этом институте. То есть действительно, расстреляли бы всех, но тут Сталин узнал, что союзники работают над атомной бомбой, и те, кого не расстреляли, те были спасены.

Так вот, российская советская наука выдержала все это. Она стала кончаться в 70-е годы, когда атомный проект и проекты завоевания мира потеряли смысл. Как ни странно, есть два точных соответствия в Советском Союзе вот этой бодяге про нанотехнологии. Одна эта история – с сооружением системы ПРО. Потому что в свое время, когда оп Договору об Ограничении стратегических вооружений СССР и США получили возможность оставить себе каждый по одному объекту, защищенному противоракетной обороной, США укрыли с помощью ПРО одну из своих военных баз, чтобы оттуда взлетело оружие возмездия и здесь все раздолбало. А СССР стал строить ПРО вокруг Москвы. Дело в том, что это было абсолютно нерациональное решение, потому что Москву в принципе защитить было нельзя – объект был слишком велик. Сбивать над ним ракеты – это значило все равно загадить его радиацией. Но ПРО вокруг Москвы расположили зачем – потому что Москва это и пансионаты в Подмосковье, это садики, это профсоюзные здравницы. Это земля. Это куча расходов, которые можно выбить под ПРО. По той же причине, кстати, и главки и министерства свои заводы пытались расположить в Москве. В ней не хватало рабочей силы, но часть среди этих садиков, которые якобы шла на завод, можно было оприходовать главку. То есть Про под Москвой – это были любые земли, отчужденные для нужд Минобороны. Вот именно тогда, во времена позднего совка, создание гигантских и важнейших для страны объектов уже не стало диктоваться нуждами государства, страшного, но государственного государства, а стало диктоваться нуждами его слуг.

Есть второй проект, который, как я уже сказала, практически соответствует истории с нанотехнологиями. Это история биотехнологий. У нас был такой академик – Юрий Овчинников, самый молодой член АН СССР. Он был зятем кого-то из ЦК. Так вот, в 70-е годы у нас вся валюта АН СССР расходовалась на биотехнологии – на химическое и биологическое оружие. Благодаря господину Овчинникову. Вот он эту идею продвинул, что надо делать биологическое оружие. Кстати, для военных это не имело значения. Потому что биооружие, то есть какой-то вирус, в который встроен особо поганый ген, от него можно защититься марлевой повязкой. Химическое оружие – это костюм химзащиты, в котором наступающая сторона через 20 минут теряет боеспособность. То есть для военных эти вещи были бесполезны, потому что им нужны точные цифры, им нужен поражающий фактор, количество пораженных противников. Им не нужно оружие неизбирательного действия, которое непонятно, сработает или не сработает, в зависимости от того, наденет или не наденет повязку вражеский солдат. Но на это грохнули все деньги. Тогда еще не воровали в прямом смысле слова. Но уже была бюрократическая зависимость. Если много денег, значит, ты большой начальник. И вот тогда российская наука, советская еще наука, стала пропадать. Потому что недорасстрелянная в 30-е годы, выжившая в 50-е благодаря атомному проекту, она стала разваливаться из-за огромного количества карьеристов, которые туда пришли, людей, осваивающих деньги, ну, и конечно, из-за того, что там все время проверялась наука на предмет ее соответствия постановлениям ЦК партии. И вот то, что происходит сейчас с нанотехнологиями, помимо того, что, как я уже сказала, это достаточно комично и достаточно неприятно глядеть, это такое творческое развитие идей господина Овчинникова и творческое развитие системы ПРО, оно, в общем, ставит на советской, на российской науке крест. Потому что все, Рождественских и Иоффе больше не осталось. Больше не осталось идиотов, которые будут готовы сидеть в этой России и делать что-то, что по сути своей абсолютно интернационально. Потому что и наука, и высокие технологии – это даже не твердое состояние экономики. Это газообразное состояние экономики. В условиях свободной экономики оно распределяется более или менее равномерно, и если свободной экономики нет, а есть корпорация «Нанотех», есть Ковальчуки и есть Сергеи Ивановы, то эта газообразная фракция испаряется туда, где есть свободная экономика. А сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире программа «Код доступа». Юлия Латынина. Напоминаю телефон прямого эфира — 783 90 25 – для москвичей, и 26 – для не москвичей. И смски – 985 970 4545. Вот у меня несколько вопросов по Интернету. Татьяна меня спрашивает: «Насколько я помню, во время визита «Хамас» в Москву, «Хамас» принимал патриарха РПЦ. По сообщениям прессы, хамасовцы сегодня громят христианские церкви в Палестине. Пожалуйста, прокомментируйте, зачем патриарх делает такие вещи?». И Андрей Иванов, видимо, из Омска, инженер, мне пишет очень смешное сообщение: «На днях был пожар в доме престарелых в одном из сел Омской области. При этом погибло 10 человек. Все местные СМИ говорят только о том, как наш губернатор здорово обеспечил пожарную безопасность, иначе бы в этом пожаре погибло бы еще больше человек». И Илья, это я, собственно, не вопросы цитирую, а интересные замечания, которые мне присылают по Интернету. Илья пишет мне: «Не могли бы вы подробнее рассказать о том, как Патрушев предотвратил теракты на саммитах в Санкт-Петербурге, Самаре и Сочи? Кто был арестован, кто под судом, кто убит, кто награжден?» Напомню, что вчера, выступая, товарищ Патрушев отчитался об успехах ФСБ в проделанной работе. Сергей миронов назвал его доклад блистательным, и в числе прочего были упомянуты вот эти раскрытые теракты.

Ну, вы знаете, это как анекдот про нового русского, который в Англии играет в карты, и ему говорят «Вы знаете, джентльмен карт не открывает, джентльмену надо верить на слово, что у него было каре», и после этого новый русский говорит «И тут мне такая карта поперла». Вот с отчетом Патрушева то же самое – проверить трудно, раскрыли они теракты в Санкт-Петербурге, Самаре и Сочи, но ведь поскольку проверить трудно, то значит раскрыли. И понимаете, тут как – вот я понимаю, что есть секретные операции, про которые нельзя рассказать. Вот всех убили, похоронили, никакого суда не было, на то они и секретные. Тогда Патрушев, получается, секрет разгласил, выдал государственную тайну, что собирались у нас теракты под Санкт-Петербургом и Сочи, все прошло тихо, все было ликвидировано, а Патрушев теперь секрет разглашает. Либо, если это не секретные вещи, то возникает, действительно, вопрос – а где суд, а где подсудимые, а кого приговорили? Правда, надо сказать, что теракты у нас стало легко раскрывать. Вот, например, на соцфаке МГУ студенты стали протестовать против декана Добренькова. Такой у них странный декан, который, по утверждению студентов, просто километрами списывает собственные учебники из чьих-то чужих творений. Однажды даже в его учебнике встретили студенты фразу о том, что его, декана, не пустили на мужскую часть инициации, потому что… дальше декан начинает писать о себе в женском лице – видимо, с творения какой-то женщины-антрополога списывал, — правда, пишет вот эта женщина-антрополог, меня не пустили на мужскую часть инициации. Или вот, в Костроме был замечательный случай – убили мальчика в тюрьме, которого следователь не выпускал. Он что-то там кошелек за 10 рублей украл, и корреспондент «Новой газеты» попытался об этом написать и зашел тюрьму сфотографировать на балкон соседнего дома. Тут же прибыл наряд милиции со словами, что он ищет террористов, которые пытаются взорвать тюрьму. Так что из этого очевидно, что по мере построения вертикали власти количество раскрытых терактов у нас будет возрастать. А почему я про студентов соцфака стала говорить, извините, я не дорассказала, — потому что их тоже привели в милицию и сказали, что они будут объявлены террористами. Вот этих террористов… может быть, это именно они пытались взорвать саммит в Санкт-Петербурге?

Вообще, это отдельная тема – заявления нынешней власти и то, как она себя ведет публично. Вот я две недели назад говорила о замечательном заявлении главы Ростехнадзора Пуликовского, который будучи сам обязан соблюдать порядок в шахтах, заявил, что о непорядках в кемеровских шахтах знали, о том, что вмешиваются в работу датчиков системы слежения за уровнем газа, что об это знал губернатор, что об этом знали собственники шахты. Возникает вопрос – видимо, все знали, за исключением господина Пуликовского. Заявление, после которого любой чиновник должен быть немедленно уволен за несоответствие профессиональное должности. Пуликовский был оставлен. А недавно я видела другое совершенно замечательное заявление – начальник столичного управления службы по борьбе с наркотиками, генерал-лейтенант Виктор Хворостян, на пресс-конференции заявил, что московские наркополицейские намерены в ближайшее время, цитирую, «провести внезапные обыски в дискотеках». Потому что там распространяются наркотики. То есть что-то не поняла 0 если хочешь пой мать наркоманов, проводи обыски. Если заранее об этом объясняешь, то впечатление может сложиться, что это такой открытый тендер – откупитесь, а то проверим. То есть это либо глупость, либо объявление о взятке. Или вот, допустим, товарищ Сергей Иванов, еще в бытность министром обороны – его спросили, как Россия будет отвечать на тот факт, что китайцы вывели оружие в космос и сбили там спутник, а он заявил, что это сообщение не имеет противоспутниковой основы. Вот так, знаете, думаешь, мы тут про ПРО шумим, мы тут вообще говорим, что у нас всюду враги, а китайцы становятся третьей космической военной силой, и министр обороны не знает, что по этому поводу сказать. Как я уже сказала, за такого рода вещи в нормальных странах надо увольнять. Причем заметьте, Сергея Иванова уволили с поста министра обороны, но уволили по совершенно замечательным причинам – не потому что он говорил такие вещи на посту министра обороны, а потому что он на посту министра обороны говорил такие вещи, а его как преемника надо сохранить. Он у нас фактически после Сечина человек номер два по объему доступа к Путину. Он у нас ближайший друг. И не должен быть ближайший друг на переднем крае обороны, чтоб его пресса могла трепать за такие вещи. Его перевели из министров обороны, где он вынужден отвечать за армию, в вице-премьеры, и там уже, не министр обороны, а вице-премьер Иванов стал говорить, допустим, о необходимости контроля за таможней и заявил, цитирую, что «необязательно осуществлять растаможку в узком горлышке на контрольно-пропускном пункте. Можно сделать так, чтобы растаможка проходила в крупных логистических центрах на российской территории. Таким образом чиновники не будут задерживать перевозку грузов». Я цитирую. Слушаешь это и думаешь – неужели первый вице-премьер не знает, что в России товары растамаживаются не на границе, что они именно и растамаживаются в крупных логистических центрах, и что у нас от этого возникает основная контрабанда, и что поскольку у нас борются две партии контрабандистов при дворе – одна совершенно отмороженная, а другая не совсем отмороженная, — то вот та, которая совершенно отмороженная, как раз и настаивает на том, чтобы растаможка продолжала происходить где она сейчас происходит, то есть где по дороге товар может исчезнуть или где на него могут быть полностью переделаны накладные. Это, как я уже сказала, один из многих примеров того, что у нас заявляют официальные лица, но заявления эти поистине удивительны. Хотя, с другой стороны, они выполняют полезную научно-просветительскую цель – они ликвидирует потребность в научно-фантастической литературе. Эфирный телефон – 783 90 25 и 26. Смски – 985 970 4545. И говорите, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, вы в прошлой передаче назвали Дмитрия Ганина мародером. Вы намерены извиниться за свои слова, потому что…

Ю.ЛАТЫНИНА: Простите, пожалуйста, вы, как я понимаю, комиссар…

Слушатель: Молодежного движения «Наши», да.

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Я уже ответила на вопрос.

Слушатель: Вы сказали, что извинитесь, если скажут, что будут другие виновные. И недавно сказали, что следствие… что Дмитрий Ганин не виновен, что…

Ю.ЛАТЫНИНА: Кто сказал?

Слушатель: И следствие закончено.

Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. Напомню, что в прошлый раз ваша комиссар позвонила в программу и заявила следующее – что эстонская полиция заявила, что Дмитрий Ганин не является мародером. И потребовала от меня извинений. Мы посмотрели, заявляла ли эстонская полиция такие вещи. Выяснилось, что эстонская полиция таких вещей не заявляла. Спустя несколько дней эстонская полиция подтвердила, что Дмитрия Ганин является мародером. Ваш комиссар, соответственно, тогда либо сглупила, либо соврала. Вот сейчас окончательно ясно, что она соврала. Видимо, вы почему-то повторяете эту ложь. Я должна вам сказать, товарищ комиссар, что у вас есть странные герои. У вас есть, например, герой Буданов, который убил и изнасиловал чеченскую девушку. Война – не очень хорошая вещь. И на войне происходят разные страшные вещи. И наверное, в мировой истории было много героев, которые убивали и насиловали девушек. И при этом были героями. Но нет в мировой истории ни одного примера, чтобы человек стал героем за то, что он изнасиловал и убил девушку. У вас герой Ульман, капитан, который расстрелял беззащитный чеченский газик. Почему-то в мировой истории существуют ситуации, при которых, в силу военной необходимости, действительно надо убивать невинных людей. Простой пример, я его как-то приводила – идет душманский караван по пустыне Регистан, в засаде сидит советская группа, мимо идет пастушок – пастушка надо замочить, чтобы он не предупредил караван, хотя пастушок не при делах. Но в данном случае имело место совсем другое. Кстати, пока эти люди, между тем как капитан Ульман первый раз убил чеченцев в газике, и между тем, как капитан Ульман окончательно сжег тела, там проехало несколько чеченский машин, они тоже были задержаны, их тоже пытались расстрелять, но тут подъехал нормальный русский военный, который является героем в этой истории, на бэтээре и спросил «Что вы делаете?», и других чеченцев капитан Ульман отпустил. То есть там не было никакого секрета во всей истории. Не было никакой военной необходимости. Это был просто грабеж, который пытались скрыть убийством. И почему-то получается, что если люди грабят и потом убивают, в России это преступление, а если это совершается в Чечне, то они у вас герои. У вас есть герой летчик Троянов, который героически заблудился над Литвой. Должна сказать, что это действительно выдающийся подвиг, потому что заблудиться над Литвой… еще бы он на Монако заблудился. У вас есть герой капитан Яранцев – браконьер, который захватил заложников. И у вас есть герой Дмитрий Ганин, который погиб в ходе драки со своими товарищами, которые арестованы эстонской полицией, и в трупе которого лежат в карманах ценники из киосков. У меня есть другой перечень героев России. у меня есть герой России – князь Михаил Тверской, который когда Орда решила уничтожить Тверь, по навету Москвы, потому что Тверь и Москва соперничали, и тверской князь отстаивал честь России, а московский князь побежал в Орду с доносом, что Михаил Тверской тут против Орды. Так вот, Михаил Тверской пришел к Орде и сказал «Убейте меня, но город мой пощадите», его убили. Его убили страшно. Его убили в том месте, которое называется Буденновск. Его там резали на части, жгли. А город Тверь пощадили. У меня герой Петр Первый. У меня герой генерал Брусилов. У меня герой Менделеев, Королев и Ландау. У нас разные наборы героев с вами, господа «Наши». Вас, «Наших», сравнивают с комсомолом, новым комсомолом. Это неправда. А знаете, почему? Комсомол – это было единственное место, в котором существовала молодая российская элита. Там были самые разные люди. Но люди, которые хотели делать карьеру, они шли в комсомол, потому что там надо было делать карьеру. Сейчас место для молодой российской элиты другое. Это Принстон. Это акционерное общество. Это банки. Сейчас молодая элита – это тот, кто ходит в университет, в секцию каратэ и еще работает в аудиторской компании на полставки. А вот кто ездит за мобильником на озеро Селигер, тот люмпен. И то, что ваши герои – это летчик Троянов, капитан Яранцев и Дмитрий Ганин, это неслучайно. Грабить ларьки и еще быть героем. Вот это действительно золотая мечта люмпена. Это неслучайно, что у вас Андрей Луговой ньюсмейкер. Человек, который, с одной стороны, служил в КГБ, с другой стороны, чего-то подрабатывал, охранял с бизнесменов, с третьей, имел заводик, с четвертой – ну вот как у него все там удачно устроилось с Литвиненко. Вот это не случайно ваши ньюсмейкеры и ваши герои. Вы хотите Россию свести до своего уровня. Вы хотите Россию свести до уровня Ганиных, Яранцевых и Трояновых. Вы хотите свести Россию до уровня некомпетентных грабителей ларьков. Я вам говорю – Россия другая. У вас не получится. Извиняться не буду. Для москвичей телефон – 783 90 25, для регионов – 90 26. Смски – 970 4545. И говорите, вы в эфире.

Слушатель: Владимир, Петербург. Вы забыли еще перечислить своих героев. Это, например, Шарон, который причастен к резне в палестинских лагерях, там детей убивали, я помню фотографии. Ваши герои – Соединенные Штаты, которые на Хиросиму и Нагасаки ядерную бомбу сбросили. Но не об этом. Я сейчас говорю про другое.

Ю.ЛАТЫНИНА: А вы знаете, можно не повторять за меня моих героев? Я их сама назову. Потому что когда вы говорите…

Слушатель: Подождите, а вы же повторили героев движения «Наши».

Ю.ЛАТЫНИНА: Давайте, Владимир, вопрос. У вас секунда, или я вас отключаю.

Слушатель: Да, вопрос такой. просто мне не очень приятно, что вы постоянно обманываете слушателей и меня в том числе. Вы обещали каждый день говорить о Ходорковском, и что-то запала у вас хватило всего на две передачи. Вы только единственное рассказали – как он покупал силовые органы, чтобы они его интересы защищали. А хотелось бы что-нибудь еще бы.

Ю.ЛАТЫНИНА: О Ходорковском?

Слушатель: О Ходорковском, да. То есть вы просто как-то свои слова забываете.

Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. Я с удовольствием хочу обратить ваше внимание в связи с Ходорковским на фигуру замечательного следователя, который вел дело по Ходорковскому. На фигуру господина Салавата Каримова. Очаровательный очерк о господине Каримове был только что напечатан в «Новой газете» Леонидов Никитинским. Я рекомендую всем его прочесть, потому что, согласитесь, интересно, кто у нас пользу государству приносит, кто у нас Ходорковских сажает. О господине Каримове очень мягко сказано в этом очерке, и напомнены две истории про следователя Каримова. Одна из них связана с директором городского уфимского рынка господином Мухамедьяновым. История такая. В Уфе совершается убийство – убивают двух гомосексуалистов. Вскоре после этого задерживают за это убийство директора городского рынка – вот этого господина Мухамедьянова, и почему-то при активном содействии следователя Салавата Каримова, который чуть ли не ОМОН дает для сопровождения, господин Мухамедьянов вскоре освобождается и куда-то улетает. Правда, через несколько лет, уже без Салавата Каримова, его все равно задерживают. В Уфе по этому поводу есть две гипотезы. Одна самая тривиальная. Это что господин Салават Каримов не побрезговал оказать помощь гомосексуалисту. Другая менее тривиальная, которая гласит, что на самом деле в этом голубом убийстве, видимо, было гораздо больше высокопоставленных участников, и Салават Каримов ни в коем случае не за деньги старался. Потому что эта версия опирается на тот факт, что у Урала Рахимова, сына президента Башкирии, Муртазы Рахимова, до сих пор нет семьи, до сих пор, насколько я понимаю, нет потомства. Очень разные слухи по этому поводу ходят – по поводу сексуальной ориентации сына президента. И вот, соответственно, две такие версии в Уфе. Что случилось, когда два гея, два мужских проститутки были зарезаны, и почему получилось так, что следователь Салават Каримов активно способствовал тому, чтобы главный подозреваемый улетел за границу? Был ли этот человек действительно главным подозреваемым, был ли этот человек действительно виновным или прикрывали еще кого-то большего? Напомню, что вообще такие истории в России не редкость. В частности, в той же Карачаево-Черкессии зять президента расстрелял семерых человек. Но слава богу, там нормальный суд, и зять президента все-таки сел. И другая замечательная история. Когда Салават Каримов вел дело по драке, не по драке, по убийству, в котором был замешан известный лидер преступной группировки, и дело просто исчезло из сейфа. Ключи, в частности, были у Салавата Каримова. Надо сказать, что после всего этого Салават Каримов покинул башкирскую прокуратуру, и казалось бы, возникают вопросы. Но вдруг именно этот человек оказывается у нас звездой российского правосудия и расследует сначала дело Гусинского, потом дело Голдовского, потом дело Ходорковского. И вот я думаю, если провести голосование, кто лучший представитель рода человеческого – Каримов или Ходорковский, — то каковы были бы результаты, особенно учитывая, вот представьте себе всю эту аппетитность дела господина Мухамедьянова.

Так, у меня еще есть несколько вопросов по Интернету. Хорошо, сначала телефон прямого эфира – 783 90 25 и 26, Смски – 970 4545. И говорите, вы в эфире.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Это Леша, я из молодежного движения «Наши». Вы все-таки наврали, что у него в кармане нашли ценники. Вы не правы. И насчет наших героев…

Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, извините, в данном случае наврала не я, а наврала эстонская полиция. Вопросы к эстонской полиции. Кстати говоря, меня вот тут по пейджеру спрашивают – «Вы уже не первый раз клевещете на советскую науку и технику» — ну, это в пандан «Нашим» — «обвиняя ее в заимствования с Запада. Приведите, пожалуйста, примеры. Если не приведете, значит, лжете». Ну, говоря о советских заимствованиях с Запада. Я уже упоминала только что о фирме Альберта Кана, которая спроектировала между 29-м и 32-м годом около 520 объектов – это, в первую очередь, заводы, танковые заводы в Сталинграде, Челябинске и Харькове, это самолетостроительные заводы в Томске и Карматорске, это автомобильные заводы в Челябинске, Москве и Сталинграде, в Нижнем Новгороде, Самаре, это Магнитка, Нижний Тагил, опять же, Сталинград, это станкостроительные заводы в Калуге и Новосибирске, прокатный стан в Москве, сталелитейные и прокатные цеха в Каменском, в Коломне, в Кузнецке, в Сормово, Ленинградский алюминиевый завод и, собственно, ничего плохого в этом нету, потому что понятно, что в 30-х годах советская промышленность не обладала достаточным количеством инженеров, чтобы спроектировать практически всю саму себя, но интересно, что об этом у нас почему-то никогда не упоминают. И интересно, что, в общем, пакет заказов тянул на 2 миллиарда долларов, и именно для этого надо было продавать хлеб на Запад. Именно для этого пришлось организовывать колхозы. Именно поэтому мерли люди. Именно поэтому несколько миллионов детей и взрослых умерло. И все это оказалось бесполезным, потому что продукция этих заводов оказалась буквально в первые же дни войны в руках немцев. А в области вооружения до Второй мировой войны это, прежде всего, танк БТ, которые производились в ужасающем количестве – 22 танка в день выпускал только Харьковский приборостроительный завод. Это танк, созданный американцем Кристи. Был закуплен совершенно официально. Его произвели, по-моему, около 17 тысяч штук. Это был самый массовый танк. Очень хороший. С идеальной компоновкой, которая потом была повторена в Меркаве. С двигателем, размещенным спереди. Это позволяло понизить его силуэт. У танка был один маленький недостаток. Цитирую Виктора Суворова: «Его нельзя было использовать на советской территории». Дело в том, что это был танк-агрессор. Это такая легкая танковая конница, как у Чингисхана, которая выходила на оперативный простор европейских дорог, сбрасывала там траки и завоевывала для Сталина Европу. То есть это был самый массовый танк, который производила советская промышленность, но который не сыграл никакой роли во Второй мировой войне, потому что он был предназначен не для оборонительной, а для наступательной войны. Очень показательно такое заимствование, как стратегические бомбардировщики. У Сталина не было стратегических бомбардировщиков. И вот почему. Дело в том, что если страна ведет оборонительную войну, ей нужна стратегическая авиация. Вот на страну нападают – страна летит туда, откуда напали, и бомбит все, что производит оружие. Так союзники Германию бомбили. Сталин конструкторов своих стратегических бомбардировщиков расстрелял и посадил. Потом, когда стало ясно, что есть ядерная бомба и что нужны средства ее доставки, стали думать над стратегической авиацией. Сталину повезло – в конце июля 44-го года американский Б-29 сел около Владивостока, его разобрали. Еще несколько Б-29 село на Дальнем Востоке. И на их базе построили первый советский стратегический бомбардировщик – Ту-4. с радиусом действия 6100 км и невысокой скоростью – 584, по-моему, км в час. То же происходило и с реактивными истребителями. Реактивной авиации у России не было. Первый реактивный истребитель – Як-15 и, по-моему, Миг-9, — имели немецкие моторы, потому что немецкие реактивные истребители к концу войны немцы построили. Реактивные истребители, по-моему, Миг-15 и Ла-15. Это очень смешная история, потому что у них стояли ролсройсовские движки, которые были куплены в 47-м году. Сталин не верил, что это произойдет. Какой же дурак станет продавать свои секреты? – сказал Сталин. Но тем не менее, вот эти движки Сталину продали. Причем они были воспроизведены с такой точностью, что даже на пропеллерах было выбито слово «Ролс Ройс» — вдруг это как-то чему-то способствует? Только Миг-19 и Як-25 были построены на основе советских уже реактивных двигателей. То же произошло с ракетами и радарами. Причем это не мое наблюдение. В 52-м году Капица написал об этом Сталину письмо. Он писал, что программа создания и разработки радаров, ракетной техники и реактивных двигателей… все это были пионерские исследования, которые начались в Советском Союзе, и все они сокращались по воле политического руководства. Их возобновляли только тогда, когда стало ясно, что другие страны разрабатывают такую же технику. Результатом этого письма было то, что Капица был фактически посажен под арест. В свое время замечательно из этой же серии следователь сказал Сергею Павловичу Королеву – «Нашей стране ваша пиротехника не только не нужна, но даже и опасна». У нас было… собственно, вот еще один проект, который, к сожалению, был заимствован Россией с Запада, это проект создания атомной бомбы, который тем более обиден, что наши ученые предлагали Сталину создать атомную бомбу – я уже называла имя Георгия Флерова, который из Воронежа писал письмо, — но, к сожалению, у нас была вот эта вот психология разведки: начинали работать над проектом не тогда, когда его предлагали советские ученые, а это были гениальные ученые, а тогда, когда об этом доносила разведка. И тот же Сергей Павлович Королев, благодаря которому мы первые вышли в космос, и тот же ракетный проект, который, кстати, начал разрабатываться, потому что Сталин понял, что у него нет стратегической авиации, и решил – тогда у меня должны быть ракеты. Так вот, тот же Сергей Павлович Королев, уже после того, как он выслушал сентенцию следователя о том, что «пиротехника» Советскому Союзу не нужна, был вынужден, уже предложив руководству проект ракеты с отделяющимися ступенями, продолжать строить немецкую Фау-2. Ее строили под именем Р-1, единички. Потому что руководство сказало – а, немцы там что-то сделали, давайте это повторять. И к сожалению, это был один из факторов, погубивших советскую науку, потому что решения в этой науке всегда принимали не ученые, а органы. А органы иногда принимают странные решения. И о том, как органы принимают решения, в следующий раз обещаю рассказать. До встречи через неделю.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире