'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 декабря 2006, 19:09

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 26 – для не москвичей и номер пейджера 725-66-33. Прошла неделя с момента смерти Литвиненко, его отравление по-прежнему остается главным международным и внутренним событием. Уже очень много следствием выяснено. Оно говорит, что выяснило и тот самолет, на котором полоний-210 летел из Москвы, и тот номер в отеле, в котором этот полоний был рассыпан, и тот реактор, в котором полоний был произведен. То есть, очевидно, что остается очень мало еще шажков, которые надо сделать, чтобы назвать имя человека, который в этом отеле жил, и который на этом месте в самолете сидел. Собственно, это самые убийственные данные, которые могут быть предоставлены уже сейчас, потому что очень часто говорят, что, типа, комментаторы клевещут на Россию, но вот хуже всех говорят о России как раз говорят люди, которые расследуют все это, говорит Скотланд-Ярд, поскольку ничего убийственнее тезиса о том, что реактор, где произведен полоний, находился на территории России, трудно себе представить. Ну, а вот это факты, и соответственно существуют версии. Основных групп версий у нас получается четыре. Если можно, я не буду обсуждать ту версию, что Литвиненко жив, что он отравился табачным дымом – так написала газета «Известия», что его убили «злые чечены». Есть версия о том, что его отравили враги (Березовский, Невзлин). Надо сказать, что эта версия в основном обсуждается внутри России. Это, знаете, как с вредителями. В 37-м году все в СССР знали, что падеж кур в колхозах устроили вредители. За пределами СССР этого никто не знал. И Березовский, как вредитель, никто за пределами страны версию Березовского особенно не обсуждает. Это, видимо, связано с тем, что 5 тысяч лет существует государство, и за это время много раз было так, что авторитарное государство убивает своих врагов: часть убивает, другую часть заставляет бояться; но еще не было, чтобы у этого авторитарного государства враги этого государства убивали друг друга с целью половину самих себя физически уничтожить, а другую запугать. У меня тут по Интернету очень много тезисов о том, что это не сделала власть, потому что власти это невыгодно. У меня вопрос. Интересно, как это невыгодно? С каких это смерть врага невыгодна власти? Ах, это свободному государству невыгодна! Ну, тогда напомню массу других поступков, которые мы совершили, нам было невыгодно. Было невыгодно сажать Ходорковского, было невыгодно отбирать «Сахалин-2». Выборы губернаторов отменять было невыгодно, грузин этнические чистки было устраивать тоже негодно. Нельзя сказать, чтобы выборы губернаторов отменил Борис Абрамович Березовский, хотя с точки зрения логики я вам в два счета берусь доказать, что мы не отменяли выборы губернаторов, потому что это невыгодно для демократического имиджа страны. Ну да, невыгодно. Я с одним своим приятелем чеченцем однажды говорю, как ты сделал нехорошо. Нехорошо же. Ой, говорит, нехорошо, но так приятно. Вот приятно. Ходорковского посадить – приятно. Выборы отменить – приятно. Литвиненко шлепнуть – приятно. Очень важно заметить насчет версии Березовского, что она нарочито нелепая. Если бы даже Литвиненко расстреляли из автомата, можно было бы спорить, кто это сделал. А полоний действительно брошен как визитная карточка, как роспись, оставленная бандой «черная кошка». И на это обстоятельство – брошенные визитные карточки, которые заведомо делают смехотворной версию врагов России – я прошу обратить внимание. Все остальные версии группируются вокруг того, какая часть власти это сделала, потому что, с одной стороны, можно себе представить вопрос: отдавал ли приказ о ликвидации Литвиненко лично президент Путин, на что, кстати, он у нас уполномочен недавно принятой думой законом. С одной стороны трудно себе представить ситуацию при которой личного врага Путина убивают без Путина. За это можно огрести. Но с другой стороны, легко себе представить ситуацию, что было не указание, а что-то типа крика: ох, как мне эта сука надоела. Помните, как Грачев кричал по поводу журналиста. Даже если такое указание было, то точно насчет полония Путин указаний не давал, и тогда была идея, что все будет тихо. Вторая версия, вернее, третья версия – это силовики, окружение Путина, которые пытаются продемонстрировать свою силу всем, и Путину в том числе, с целью, типа, заставить Путина пойти на третий срок. Кстати говоря, эта версия лучше всего согласуется с парадоксом визитной карточки. Такое преступление как раз и должно было быть очень демонстративным, не только чтобы отсечь Путина от Запада, но чтобы и самому Путину сказать, парень, не рыпайся, третий срок: вариантов нет. Мы при наличии такой версии видим нерешительного Путина, который вообще-то редко принимает решения, и решительных силовиков. Причем разрыв беспощадности между ними такой, что Путин первый должен бояться этого разрыва. Это очень важно понять. В американской стратегии 60-х годов военной было такое понятие «ruthlessness gap» — разрыв беспощадности. Считалось, что при равном количестве боеголовок русские имеют преимущество перед американцами, потоуму что американцы не могут себе позволить потерять столько, сколько русские. Вот Путин по отношению к своим же собственным силовикам – конечно же он как американец по отношению к советским войскам. И обратите внимание, что эта гипотеза насчет силовиков не противоречит до конца первой, то есть она не противоречит той версии, что приказ мог быть отдан в мягком виде: что-то, типа, «он мне надоел». Это получается как с грузинами. Путин сказал, что-то про коренную национальность, а Грузинов стали «грузить бочками». Вроде и возразить нечего: твой приказ, но исполнен так, что ты первый трясешься в углу, потому что воля и жестокость, которая при этом продемонстрированы, в разы превосходит твою, и даже пикнуть нельзя, мол, не я приказывал. Вот эта третья гипотеза: силовики, партия третьего срока. И цель – один человек, шарахнули при этом ядерной бомбой, причем почти в прямом смысле. Это то, что называется стратегия тотального подавления. Ну, и четвертая гипотеза, она уже сегодня прозвучала в печати – это некая частная, но тоже имевшая отношение когда-то к СБ-организации – в данном случае некая организация «Честь и достоинство», которую уже упоминают газеты. То есть в данном случае речь идет о решении на уровне майора, который вообще ничего не хочет в политическом смысле. Вот он просто хотел отмстить господину Литвиненко, как предателю. Не знаю, действует ли она в данном случае, но вообще действительно таких историй много. Вот есть история Мовлади Байсарова. Ну, овцы в горах Чечни знали, что Байсарова убьют, знал сам Байсаров, понимал, что обречен, от него даже охрана ушла. Причем вся история Мовлади Байсарова – очень простая ловушка: не замочит Кадыров Байсарова – слабак, замочит – беспредельщик. Ну, замочил на Ленинском проспекте, лично приехал бывший командир нефтеполка двоюродный брат Кадырова Адам Делимханов, нынче вице-премьер. Оказали, заметьте, Байсарову честь: ни какие-то там паршивые киллеры приехали – лично вице-премьер, ближайший родич Рамзана, застрелил из наградного пистолета. На это, кстати, мало обратили внимания, что Байсарова приехала мочить чеченская силовая верхушка. Это уважение ему было, почти как дуэль. С одной стороны был наградной «грач» господина Делимханова. а с другой стороны этот «хаттабщик», который был или не был, и которым Байсаров себя пытался взорвать или не пытался. Тут что важно, было ясно, чем все кончится – смертью Байсарова. И ясно, для чего устроено – как вилка для Рамзана Кадырова. Но кто устроил? Ребята, вы будете смеяться. Устроил майор отставной, человек, который вместе когда-то с Байсаровым работал, крали они людей вместе, не вместе – не знаю – но вот вроде бы он ушел со службы, вроде бы у него какой-то ЗАО или центр противодействия терроризму. Вот этот бывший куратор Мовлади Байсарова решает, что-то замутить. Вот он Байсарову рассказывает, как он был у Патрушева, как Кадырова сдали, надо только пошуметь. Потом он Патрушеву говорит, есть у меня такой Мовлади Байсаров, готов шуметь. Словом, проводят известную операцию «как женить русского парня на дочке Ротшильда и сделать его главой банка «Морган стен», если помните этот анекдот. Понятно, что какое-то одобрение у такого майора было, на такую операцию был спрос у силовиков. Понятно, что Алу Алханов действительно обещал Мовлади Байсарову пост вице-премьера, то есть пост того же Делимханова. Отсюда же и наградной «грач». Там же все продумано у чеченцев. Там же знаковое общество. Ты хотел занять пост вице-премьера, вот вице-премьер и приехал с тобой побеседовать. Но важно что. Вот весь этот спектакль, который хлебала Чечня, хлебала Россия, все Кирилл Рогов замечательно написал в «Коммерсанте», что отрадно, в Чечне не только, что налаживается мирная жизнь, но иногда эта мирная жизнь из Чечни выезжает и гастролирует то в Москве, то в Питере. Вот все эти гастроли в Москве – это операция одного майора, который хотел отличиться. И уровень, кстати, прижизненных публикаций Мовлади Байсарова о Кадырове – типа, «Время новостей» газеты, но никаких телеканалов. Как раз и говорила о том, что это была операция, задуманная на очень низком уровне. И мне кажется, что одна из всех версий самая правдоподобная – это третья. Помните, как у Булгакова, «чтобы черти меня взяли!», говорит персонаж, и черти его тут же и берут. Вот Путин хлопнул по столу, «ой, чтоб черти его взяли!». Ну, и черти человека взяли. «Нет, я не то имел в виду, я не полоний имел в виду, вообще-то была фигура речи». Поздно, Владимир Владимирович, — отвечает ему верное окружение, мы тебя бережем от врагов, мы тебя спасаем от врагов, а если ты хоть на нас цыкнешь сейчас, извини, мы тебя не убережем, случиться, не дай бог, что с тобой, враги тоже подложат полония. Но самое интересное, что ни одна из этих версий последних трех, которые я обсуждала, в принципе их нельзя исключить, они в принципе достаточно правдоподобны. И очень характерное состояние нынешней путинской России, в отличие от состояния тоталитарной сталинской России, что мы действительно не знаем, что там именно внутри произошло, потому что когда, например, Сталин отдал приказ убить Троцкого, и Троцкого убили, ни у кого не было вопросов, а что же там внутри случилось. Ну, ясно, что. А некоторый хаос внутри российской того, что называется вертикалью власти, дает основания предполагать самые разные версии того, что могло случиться, той цепи событий, которая привела к ликвидации Литвиненко. И телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 26 – для не москвичей и номер пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Простите, пожалуйста, у меня к вам такой вопрос, госпожа Латынина. Александр. Москва. Вам не кажется, что господин Гайдар, что с ним произошло, и реплика Чубайса в отношении того, что это та же судьба, которая постигла и Щекочихина, и Политковскую, это несколько завышенная оценка роли Гайдара. И тем самым даже и на него может пасть тень святости.

Ю. ЛАТЫНИНА – Тень святости – что вы имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ – А я просто напоминаю такую реплику Гайдара, когда у него спросили по вопросу пенсионеров, что у них тяжелое положение (стариков), он тогда он казал, ну, что же делать, это же отработанный материал. Вы помните такую?

Ю. ЛАТЫНИНА – Знаете, реплики такой не помню, даже не уверена, что Гайдар это сказал, а ему это не приписали. Проверю. Я честно скажу, что я не могу сказать, что случилось с господином Гайдаром просто потому, что надо сначала все-таки достоверно установить, что с ним случилось. В такой ситуации гадать на кофейной гуще. Но также даже не могу сказать, что имел в виду Анатолий Борисович Чубайс, потому что его высказывание о том, что это интриги сторонников неконституционного силового пути захвата власти в России, оно крайне двусмысленное. С одной стороны, оно дает возможность его интерпретировать как то, что это гад Березовский все замочил, а в другой стороны оно дает возможность интерпретировать именно как то, что это интриги силовиков, и тогда Чубайс намекал на то, что эта история с коробкой из под ксерокса-2, То есть Путину опять надо выбирать, с кем Путин: с силовиками или с более либеральными людьми. Потому что если он с силовиками, то он от них навсегда будет зависеть. Но в любом случае ведь вот что интересно. Что реакция Гайдара есть некая тавтология событий. Мы не знаем, что случилось с Гайдаром. А есть некоторый имидж, который создается в России. И имидж этот связан с тем, что людей мочат и это делают какие-то страшные люди. В России стало страшно жить. Эта всеобщая атмосфера паранойи, которая началась, после смерти Литвиненко, потому что мы проснулись в другой стране. Мы жили в стране, где врагов не мочат полонием-210, а стали жить в стране, где врагов мочат полонием-210. и после этого вполне серьезно любой человек, хоть так или иначе причастный власти, любой свой насморк сам будет рассматривать как то, что его отравили. А самое главное – возникает вопрос: что дальше. Вот я думаю, и Чубайс, и Гайдар, и все либеральные политики, и нелиберальные политики, и просто бизнесмены, все сейчас задаются вопросом, а что будет дальше. Если в течение трех месяцев мы имели историю с грузинами, историю с Политковской, историю с Литвиненко, то что еще успеют до 2008-го года? И я уже пыталась в прошлой передаче ответить на этот вопрос. Я назвала два довольно страшных варианта. Это якобы случайная смерть Ходорковского, потому что, типа, на всякого Ходорковского найдется свой Кучма; мы скажем, что это все произошло случайно, на Западе не поверят, опять будет вот этот раздрай. Другой вариант – какие-то чудовищные происшествия на Кавказе, либо теракты, либо такие же истории в Закавказье. Не забудем, что мы имеем в том же самом Закавказье Южную Осетию как великолепный полигон, где существуют силовики, где существуют люди, которые бегают без оружия, там все время происходят какие-то страшные вещи, которые мы не замечаем, потому что далеко, и мир не замечает, что это далеко. А если приглядеться, то мы видим, например, что в Южной Осетии каждую неделю разоблачаются заговоры против президента Кокойты. То четырех чеченцев убьют и скажут, что это они покушались на президента Кокойты. То арестуют накануне выборов бывшего чиновника осетинского Алана Парастаева и скажут, что он по наущению грузин пытался убить господина Кокойты. Вот где Алан Парастаев? Накануне 12-го октября (референдума) его арестовали, и показали с какими-то рыбьими глазами по телевизору. Очень странно, он производил впечатление человека, находящегося под действием психотропных препаратов. Он это говорил. С тех пор его, насколько я знаю, никто не видел. Мои друзья из Южной Осетии говорили мне, что там у него чудовищные избиения, что он говорит, что ничего подобного не говорил, рассказывали о его старой вражде с президентом Кокойты. То есть вот мы имеем такую странную ситуацию, такую маленькую республику, где происходит полигон этих вот мелких троцкистско-бухаринских процессов. Не исключено, что такого рода троцкистско-бухаринские процессы будут скоро происходить по всей России, и мы тоже будем иметь каких-то людей, которые признаются в том, что они хотели убить Путина, хотели убить еще чего-то. Я вам могу несколько назвать самых различных сценариев катастрофических того, что может произойти. Например, как ни странно, попытка убийства или убийство господина Медведева. Ведь в конце концов, если кому-то не нравится операция «преемник», самое лучший способ сорвать операцию «преемник» — это физическое уничтожение преемника с последующим введением террора по просьбе трудящихся. Я могу назвать еще одну ситуацию, после которой в России наступит бардак. Это ликвидация Рамзана Кадырова. Кадырова можно списать на ваххабитов, а после этого в Чечне начнется кровавая баня, там будет два десятка тысяч чеченцев вооруженных до зубов и прекрасно обученных, которые будут драться между собой. И кстати, ваххабиты, как явные миноритарии, в забеге не будут участвовать, и под это дело можно будет вводить любое чрезвычайное положение. Более того, самое смешное, что в ситуации когда что угодно творится, когда поджог Рейхстага, убийство Кирова, можно предсказывать любые вещи, вернее, фантазировать любые вещи, вплоть, например, до удачной или неудачной попытки покушения на самого президента. Потому что если гипотеза третья о силовиках верна, о которой я говорила, то, в конце концов, мы же не имеем людей, которым непременно нужно чтобы президент Путин оставался у власти. Им нужно, чтобы у власти оставалась система, эту систему создал президент, но она уже сформировалась на нем как на питательной среде. Она дальше может существовать без этой питательной среды, если питательная среда имеет какие-то иллюзии насчет того, что после 2008-го года она может уехать и кататься на яхте. Я понимаю, что все вещи, которые я говорю. Они такие, больше из области триллеров, чем из области аналитики. Но ведь ужас-то заключается в том, что у нас сейчас, кажется, политику пишут те, кто пишут триллеры. У нас если бы три месяца назад я тут сидела и попыталась рассуждать о том, что убьют Политковскую, убьют Литвиненко, то мне бы сказали, что я сумасшедшая, я бы сама себя посчитала сумасшедшей. Поэтому еще раз повторяю, ирония судьбы заключается в том, что у нас есть непрерывная эскалация насилия, которая будет продолжаться до 2008-го года, она может включать все что угодно, включая троцкистско-бухаринские процессы, убийство Кирова и поджог Рейхстага. И очевидно, что элита, в том числе и Чубайс, чувствуют, что это возможно. И любое событие независимости оттого, имеет оно отношение к этой эскалации насилия или нет, интерпретируют как еще одну точку на этой кривой. А что на этой кривой могут быть убийства либеральных политиков, это всем достаточно очевидно. Сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 26 – для не москвичей и номер пейджера 725-66-33. Вот уже после Литвиненко начали появляться другие новости. Очень много у меня по Интернету и по пейджеру вопросов насчет журнала «Forbes» и супруги московского мэра госпожи Батуриной. Она управляет журналом «Forbes». И почему журнал «Forbes» принял такое странное решение перепечатать номер. Напомню, что в журнале должна была выйти статья супруги московского мэра. И под угрозой иска «Forbes» долго колебался, потом принял решение переделать обложку, журнал все-таки выходит. Трудно сказать, кто госпоже Батуриной посоветовал такую вещь делать, потому что сегодня очень жестокий закон пиара – статья, которую обсуждают, не прочитав, она в сотни раз действеннее статьи, которую читают, не обсуждая. Трудно сказать, сколько бы людей прочло номер журнала «Forbes», посвященный госпоже Батуриной, но что Батурина пригрозила «Forbes» иском, об этом уже знает вся релевантная аудитория. Это напоминает другую историю иска той же госпожи Батуриной к газете «Коммерсант». Если вы помните, после обрушения «Трансвааль парка» «Коммерсант» опубликовал статью, из которой следовало, что госпожа Батурина и ее брат Виктор были крупнейшими кредиторами компании, владевшей «Трансваалем». И естественно московский суд опроверг «Коммерсант», правда, он не опроверг самих схем и расчетов. Он обязал опровергнуть «Коммерсант» подпись к фото о том, что Батурина приобрела «Трансвааль», не ставя в известность мужа. И таким образом все равно гласность все это дело получила. И хотя у нас с одной стороны есть суд, который так и не установил, кто же это у нас владельцы «Трансвааля», и адвокат Трунов, который так и не смог выяснить этот вопрос, а с другой стороны у нас есть эта статья газеты «Коммерсант», содержание которой известно всем, и в которой опровергнута только подпись под фотографией. Кстати, вообще некий сюр. В Москве падает аквапарк, и никто не может установить его истинных владельцев. Представляете, если бы такая история случилась в Нью-Йорке, и фамилия супруги мэра Нью-Йорка хотя бы мелькнула в связи с ворохом фирм, владеющих данным зданием. Где бы был мэр города Нью-Йорка? Очевидно, что господин Лужков, хотя бы судя по его сегодняшнему выступлению в Екатеринбурге, в настоящий момент в прекрасных отношениях с Кремлем, кстати, об этих отношениях можно косвенно судить по тому, продает или покупает «Интеко» активы. Несколько месяцев назад, если вы помните, все было иначе, тогда прошли слухи, что господин Лужков ступает в союз с Устиновым и Сечиным, и что последние, видимо, если это было так, то они намеревались использовать его против Дмитрия Медведева в предвыборной борьбе, потому что основным содержанием нынешнего политического момента в России является борьба между Сечиным, Медведевым за то, кто все-таки станет преемником после 2008: то есть Путин или Медведев. И тогда, видимо, не знаю, насколько клеветали на Лужкова, но Путин, видимо, этому поверил, потому что результатом этого стало увольнение Устинова. И в Южное Бутово, если вы помните, приехала Общественная палата разбираться с теми, кого там выселяют из домов. Лужкова скоро простили, Общественная палата замолчала, суды и выселения продолжаются, уже безо всякого шума, что свидетельствует о некотором цинизме нынешней власти: хотя бы помогли тем людям, которые тогда вот так власти подвернулись под руку, как способ скомпрометировать московского мэра. Однако всех, наверное, интересует вопрос, что все-таки будет с московским имущественным комплексом дальше. И тут можно сделать одно довольно циничное предсказание. Дело в том, что если посмотреть на то, какие именно виды бизнеса сейчас будут под самым большим ударом силовиков, то можно попытаться предсказать следующее, что крупные олигархи, и тем более западные компании, типа «British Petroleum», их вряд ли будет удобно атаковать, потому что это вызывает много шума. Короче говоря, не так уж это надо в ситуации, когда главным содержанием, как я уже сказала, является борьба за власть, а не за собственность. Зато бизнесы мэров и губернаторов, такие полузаконные, тем более бизнесы бандитов (это к Лужкову абсолютно не относится, но я говорю о типах бизнеса), они могут как раз оказаться сильно под ударом. Абсолютно типичный пример – это то, что происходит в Приморье, где очень долго мы все злословили по поводу того, что и губернатор Приморья носит кличку Шепелявый, и мэр Владивостока носит кличку Винни Пух, и вот их всех любит и лелеет центральная власть. И сейчас смотрите, как там интересно произошло. Там назначили нового начальника УФСБ по краю господина Алешина, и губернатор Дарькин уже продал весь свой рыбный бизнес. А у мэра Владивостока уже сидит его заместитель. И ясно, что бизнес такого рода не имеет надежду на защиту: ну, кто будет защищать мэра Винни Пуха. И уязвим примерно так же, как цеховики для воров в середине 80-х. И трудно предсказать, что будут большие переделы собственности до 2008-го, но можно предположить, что главным объектом атаки для силовиков, которые в принципе хотят есть, у них такое свойство: они все время ищут, чего бы сожрать. Так вот главным объектом атаки будет тот вид бизнеса, который не имеет сколько-нибудь серьезных шансов оправдаться в глазах публики при минимально серьезной атаке. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 26 – для не москвичей и номер пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. А вы со мной разговариваете?

Ю. ЛАТЫНИНА – Точнее, вы разговариваете со всей аудиторией «Эха Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ – Вот прекрасно! Первый раз дозвонился. Буквально за полтора года! Хотелось бы с вами как-то посоветоваться или что. Вы много говорите обо всех, но самые главные, мне кажется, бандиты – это депутаты.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да что вы!

СЛУШАТЕЛЬ – О них бы стоило поговорить. Сами для себя законы устанавливают, сами для себя пенсии устанавливаются в 30 раз больше, чем у остального народа. Вот эта самая главная, по-моему, гадость от них идет.

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, а вы уверены, что депутаты устанавливают законы сами для себя, а не так, как их попросили в Кремле?

СЛУШАТЕЛЬ – Они сами для себя устанавливают. Это кормушка такая, что никому и не снилось никогда.

Ю. ЛАТЫНИНА – А можно примерчик какой-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, смотрите. Они пенсию себе установили 75 % из федерального бюджета. Никого не слушая. И у них, допустим, оклад 120. Два часа пробыл депутатом, пенсия становится 90 тысяч рублей. Кому это такое снилось? Простой работяга отработал, допустим, 30 лет где угодно – 3,5 тысячи.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо большое. Я поняла, кто у нас самый главный расхититель народного добра. Мне, знаете, напоминает очень старую историю. Помнится, еще были шахтерские забастовки, был это 98-й год. Приезжаю я в город Шахты в Ростовской области, сажусь там на рейс с шахтерами и спрашиваю их, ребята, вот кто у вас главные враги. Они отвечают – директора. Я говорю, а почему. А воруют они много. Я говорю, а как они воруют. Ну, понимаешь, говорит мне рабочий, вот когда я иду с забоя, я обязательно прихватываю с собой ведерко с углем, а они, наверное (!), целыми составами тащат. Представление о том, что нормальный человек ворует ведерко, а директор – самый большой кровопивец, потому что он ворует целый состав, оно несколько примитивно. И признать, что у нас депутаты являются главными грабителями России, я никак не могу хотя бы по той причине, что еще в прошлой думе у нас, помнится, когда не было у правительства большинства, не было у власти большинства, были такие истории, что депутатам специально выделяли под их просьбу какую-то программу целевую освоения чего-то там в его, депутата, округе, а уж этот депутат потом договаривался с теми, кто осваивает, что ему 50 % отката. Если помните, на эту тему в Саратовской области некто господин Джилавян давал показания на господина Володина, что, дескать, Володин этим занимался. Правда, эти показания прокуратура сочла клеветой и возбудила на Джилавяна уголовное дело, потому что господин Володин из «Единой России», как-то, видимо, «Единая Россия» выше подозрений, как жена Цезаря. Что же касается нынешней думы, то там, по-моему, царит абсолютная голодуха. Если раньше было известно, сколько стоит голосование за закон, сколько стоит голосование за бюджет, то теперь все это дело переведено на административную основу. Нажал и голосуй. И по сравнению с операцией по отъему такой компании как «Юганскнефтегаз», которая стоила не 90 тысяч рублей депутатской пенсии, а, если помните, даже на аукционе она стоила 9,3 миллиарда долларов. А «Дразнер-банк» ее и вовсе оценил в 17 миллиардов долларов. Так вот, операция по отъему «Юганскнефтегаза» ценой в 17 миллиардов долларов, которая была произведена явно не депутатами, она, по-моему, сильно эту депутатскую историю перекрывает. Тут у меня по пейджеру просьба разъяснить, поподробнее рассказать о событиях в Приморье и о том, в чем обвиняется приближенные мэра Николаева. Напомню, что в Приморье сидит заместитель господина мэра Николаева господин Алан Будаев. Арестован он по следующему делу. Там были предприятия, которым город задолжал за услуги ЖКХ, и эти предприятия уступали свои долги не за дорого некой фирме «Приморская гавань». Уставной капитал ее был 10 тысяч рублей. А «Гавань» потом, естественно, стала сыскивать сполна с городского бюджета. Господин Будаев – как я уже сказала, заместитель Николаева и приближенный его. Мэр Николаев также известен как Винни Пух. Мэр Винни Пух всегда нестандартно работал над тем, что касается схем с долгами и частной собственностью в независимости оттого, шла ли речь о переделе строительного рынка и рынка автобусных перевозок, что было уже после избрания Винни Пуха мэром, или восстановления контроля над коммерсантами до избрания Винни Пуха мэром. И действительно напоминаю, что и я, и другие журналисты многократно смеялись над тем, что первым губернатором, утвержденным на своей должности президентом Путиным в рамках укрепления вертикали власти был Сергей Дарькин – губернатор Приморья, бывший, кстати, коммерсант того же самого Винни Пуха. И кстати, тот же самый Винни Пух тоже в рамках укрепления вертикали власти представлял в крае «Единую Россию». И вот мы можем теперь смело сказать, что концепция изменилась, что Дарькин продал не только свой рыбодобывающий, но и таможенный бизнес; что сидит начальник дальневосточной таможни, а это немаловажно. Даже сидит зам. начальника. И не только у господина Николаева сел зам., но и история невиданная – двух адвокатов этого зама Дмитрия Пекарникова и Сергея Моливанова просто избили в УБОПе, что, кстати, является абсолютным ЧП, потому что по крайней мере господин Моливанов направил жалобу на то, что его целую ночь пытали, что ему натянули шапочку на голову, сковали руки за спиной, что у него тяжелейшая черепно-мозговая травма, кровоизлияние в мозг и т.д., и т.д. и надо сказать, что даже в советское время адвокатов не били. То есть это абсолютно исключительные вещи. И все эти перемены, как я уже сказала, связываются с именем нового начальника УФСБ по приморскому краю господином Юрием Алешиным, и энтузиазма они не вызывают вот почему. Даже не потому, что бить адвокатов – это нехорошо, а потому что господин Юрий Алешин, он тоже в крае очень известный человек, примерно такой же, как Винни Пух и губернатор Дарькин. Та же самая «Новая газета», в которой я работаю, она в свое время публиковала распечатку сотрудников ФСБ, который делили находкинский морской порт. И вот там был как раз голос, похожий на голос главы УФСБ по городу Находке господина Юрия Алешина, который проявлял совершенно поразительную осведомленность в том, где как куда надо давить, куда надо пускать и не пускать судебных приставов и как там решать вопросы с судами в республике Калмыкия. Но это старая история, это история про то, как финансово-промышленная группа и находкинская УФСБ воевала за этот самый порт с не менее уважаемой финансово-промышленной группой «приморская прокуратура». Тогда, кстати, по-моему, приморская прокуратура и победила. Но вот этот хороший механизм конфликта, который показывает, что действительно ФСБ в России наступает по всем фронтам (не только в Лондоне, но и в Приморье), в большинстве случаев оно преследует достаточно частные интересы. А те люди, которые считали, что их минет чаша Ходорковского, потому что они, типа, не такие чистые, как Ходорковский, оказались наоборот в ситуации, что и их сожрут, и сказать им нечего, потому что, на самом деле, ну, что может сказать мэр по кличке Винни Пух. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 26 – для не москвичей и номер пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Юлия. Это Владимир. Браво! Браво! Не такой чистый, как Ходорковский – это шутка недели! (Смеется).

Ю. ЛАТЫНИНА – Вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Комментарий насчет Литвиненко. Конечно, есть много разных комментариев интересных, но что самое смешное, что какое может быть доверие к комментариям о гибели Литвиненко, когда комментирует все человек, который отплясывал на дне рождения Березовского? Неужели что-то другое можно было от вас ожидать?

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, пожалуйста, опровергните какое-нибудь.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну вот, ваши тезисы, пожалуйста, любой называйте, я буду опровергать. Любой.

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет, пожалуйста, вы опровергните мои слова.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо. Опровергаю. Вы говорите, Запад даже не рассматривает эту версию, что это Березовский…

Ю. ЛАТЫНИНА – Одну секундочку, опровергните, пожалуйста, не мои слова, а опровергните, пожалуйста, тот тезис, что Скотланд-Ярд сказал, что полоний произведен в России, что он прилетел самолетом «British Airways» и что он рассыпал в номере отеля «Millennium». Пожалуйста, очень интересно, как вы будете опровергать Скотланд-Ярд.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, скажу свои версии.

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет-нет, вы не версии говорите, вы тезис.

СЛУШАТЕЛЬ – Понимаете, я не Скотланд-Ярд, но я могу логически рассуждать. Березовский – этот бывший член Совета Безопасности. Я думаю, очень много связей сохранилось, огромное количество связей. У него огромные деньги. Человек с такими деньгами и связями может достать этот полоний, может быть, он его заранее раньше доставал, когда он был еще в России. Понимаете, он же не имеет срока годности, полоний, полгода и потом его выбрасывают. Это раз. А потом, допустим, это были наши. Они бы специально следили.

Ю. ЛАТЫНИНА – Хорошо, полоний не имеет срока годности – ваш тезис. Заранее был в Красноярске, достал его Березовский.

СЛУШАТЕЛЬ – Возможно, да. Возможно, он где-то был. Понимаете, возможностей у вашего друга очень много. Ведь я говорю, когда убит был Юшенков, никто и подумать на Западе не смог, что это сделал свой родной приближенный к Березовскому. Все Путина обвиняли. И вы в том числе. Я же помню ваши комментарии, что это Юшенков – это огромный соперник Путина, как же так он на выборах 2 % отнимет у него.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы помните мои комментарии?

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно помню!

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. По поводу двух фактических тезисов: гражданин Владимир сказал, что полоний не имеет срока годности, ему следует все-таки внимательнее читать статьи – период полураспада полония 138 дней. Если я не ошибаюсь, или 136. Короче говоря, через год это дело бесполезное. Второе. Господин Владимир не может помнить моих статей по поводу Юшенкова, что это сделал Путин, потому что я очень хорошо помню, как убили господина Юшенкова. Я тогда была на ТВС, было за час до эфира, мне пришлось, естественно, переписывать весь эфир. И я помню свой очень ехидный комментарий на эту тему, который дословно звучал примерно так. Ну вот, сейчас Кремль-то будет вешать на Березу, Береза это будет вешать на Кремль, а выяснится, что убили по каким-то частным делам. Что, собственно, и произошло. Мне очень трудно спорить с господином Владимиром, который пытается выступать экспертом, но даже забыл про период полураспада полония. Но мне кажется, что самое важное, о чем я говорила, я не останавливалась на какой-то одной версии. Я именно говорила о том, что самое поразительное при нынешнем состоянии российского бардака – это что, в отличие от сталинской России, мы так никогда ни не сможем узнать, кто это сделал, потому что вертикаль власти у нас устроена таким образом, что это может отмочить любой кусочек вертикали. Вот, к примеру, я только что говорила об истории Мовлади Байсарова, когда там есть реальная российская политика в Чечне, есть путинская политика в Чечне, которая, хорошая она или плохая, называется «поддержка Рамзана Кадырова». Типа, мы туда больше не лезем, пусть там все делает Кадыров. Это реальный мейн-стрим, это приказ. И есть отставной майор, который хочет восстановиться или отличиться, и который хочет продать ситуацию. И благодаря активности отставного майора получается такой бардак со стрельбой на Ленинском проспекте. И я могу привести другой пример, совершенно замечательный. Вот сейчас в страсбургский суд поступил, будет в приоритетном порядке рассматриваться иск от господина Говорушко. От господ Говорушко и Коршунова поступил иск, будет рассматриваться. Говорушко и Коршунов сидят почти три года. Это люди, которые были задержаны ФСБ в рамках расследования дел против компании «Ист-лайн». Самое интересное заключается в том, что не совсем понятно, где они были задержаны. В прокуратуре отвечают, что они пришли и сдались сами. В следственном деле нет указаний, что они сдались сами. А бабушка одного из подсудимых в своих письмах пишет, что ее внук Коршунов Максим Геннадьевич был задержан в ноябре 2003-го года на территории Китая. Грубо говоря, сунули его в мешок, перевезли через границу и сказали, что сдался сам. Надо сказать, что страсбургский суд, рассматривая эту жалобу во внеочередном порядке, он конечно рассматривает просто жалобу на слишком длительное содержание под стражей, потому что в страсбургском суде нет такой строчки о том, что человека, который, не будучи объявленным в международный розыск, был в мешке вывезен сотрудниками ФСБ в другую страну. Вот такого в страсбургском суде нет, им сложно представить. Но это тоже будет, очевидно, расследоваться. И позор будет вселенский. И понимаете, это все будет происходить на фоне истории с Литвиненко. Но самое интересное, что вся эта история с господином Коршуновым ведь чисто коммерческая. Это история все той же таможенной борьбы за передел таможенного рынка, которая тянется давно, которая тогда началась с компании «Ист-лайн», сейчас имеет по пути остановки в аресте двух замов дальневосточных таможен. В рамках этой истории уже две спецслужбы ходили друг к другу с ОМОНами. В рамках этой истории только что уволили зам. министра МВД за преступную связь с таможней. Кстати, по иронии судьбы этот зам. министра МВД помимо преступной связи с таможней был чуть ли не последний компетентный по криминальным расследованиям человек. И все это уже кончилось не таможней, а настоящей борьбой за власть в Кремле. Представляете, две спецслужбы ходят друг к другу с ОМОНами, а началось с того, что человека сунули в мешок и вывезли с территории Китая на территорию России. И вот это является основополагающей историей внутри российского государства. Не то, что есть некая вертикаль власти, которая следует строго выверенному плану, а то, что в рамках этой вертикали власти любая часть этой вертикали считает, что укрепление вертикали власти есть увеличение количества денег, причитающее данной части вертикали власти. И когда речь идет о том, что бы мочить врагов, типа Литвиненко, тут все хорошо, тут они совместно мочат врагов. А когда, допустим, одна часть вертикали терпит ущерб в своих действиях от другой части вертикали, то они начинают мочить друг друга. И очень трудно разобраться, какая из вертикалей вертикальная. И конечно (у нас уже осталось очень мало времени), все-таки основное впечатление: что бы ни произошло в Лондоне, большую поправку, как поправку на красное смещение, нужно делать на синдром безнаказанности, потому что люди, которые работают в России, они привыкли к тому, что можно сделать все, и скажут просто, что этого не было. Можно в 99-м году в октябре отстрелять грозненский рынок, убить там полтораста человек, а потом прокуратура скажет, да мы как грозненский рынок обстреляли? Да нет, вы чего-то путаете. Можно в станицу Бороздиновскую прийти, убить там 12 человек, после этого жители станицы скажут, вот, это сделал это человек, это сделал начальник разведки батальона «Восток»; а прокуратура скажет, да нет, что вы такое говорите, мы считаем, что это сделали другие люди. Вот это представление о том, что Скотланд-Ярд не будет вести себя, как российская прокуратура, что он занят совершенно другими делами, что он занят расследованием преступлений, а не делением бизнеса, это конечно у людей, сделавших это, вероятно, отсутствовало. Всего лучшего! До встречи через неделю!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире