'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 ноября 2006, 19:09

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. Сегодня естественно, главная тема – это убийство Александра Литвиненко. Абсолютное большинство вопросов, процентов 90 пришедших по Интернету, этой темы касаются. Вот из Ленинграда Илья напоминает, что когда пропал Завацкий в Белоруссии, разве устраивали истерику в официальных СМИ тамошние «леонтьевы» на предмет того, что его американцы убили: «Почему русским можно впаривать то, что даже Лука стесняется впаривать белорусам?» Александр из Нижнего Новгорода спрашивает, сколько стоит «полоний-210», в какую цену могло обойтись отравление Литвиненко российским спецслужбам: «Я бы хотел ознакомиться со сметой расходов как налогоплательщик». Эдуард из Санкт-Петербурга спрашивает: «Здравствуйте, кажется, что некоторые сторонники третьего срока громкими убийствами делают Путина своим заложником и хотят вынудить его остаться». И из Москвы Иванов: «С огромным восторгом слежу по телевизору за продолжением ликвидации. Следующих после Литвиненко предлагаю Ю. Латынину, А. Венедиктова, Л. Алексееву. Слава России!» Ну, Алексей, за что все-таки, по-моему, человеку 80 лет, как-то вы совсем, господин Иванов, не красиво выглядит ваш патриотизм. Так вот, по поводу Литвиненко. То, что произошло, я комментировала еще на прошлой неделе. И то, что произошло, подразделяется на внешнеполитические и внутриполитические последствия. Внешнеполитические последствия выглядят так, что в Лондоне собрался комитет «Кобра», который собирался последние два раза, когда взрывали лондонское метро, и когда раскрылась попытка взорвать аэропорт «Хитроу». То есть деятельность спецслужб, отравивших Литвиненко – официально заявлено уже лондонской полицией, что это «state sponsored terrorism» – терроризм, спонсируемый государством – приравнено к деятельности «Аль-Каеды». Что первым номером в «Скай-Ньюз» и в Би-Би-Си идет объявление о том, что все, кто побывал в том баре в то злосчастное 1-е ноября должны явиться, потому что это может быть опасно, они тоже могут быть отравлены, идет по всем мировым каналам, только у нас по НТВ и ОРТ первым делом идет сообщение о безоболочном взрывном устройстве в МГУ. Вот этот факт, заявление «state sponsored terrorism», то, что делом занимаются не подразделения по раскрытию убийств, а антитеррористическое подразделение, и то, что на баре этом несчастном висит объявление: «вследствие деятельности России – КГБ, мы закрыты» – это внешнеполитические последствия. То есть, понятно, что когда говорят о том, какая в стране демократия, когда говорят о том, какой в стране режим, все время подбирают определения: суверенная, не суверенная, народная, но на самом деле режимы, по большому счету, делятся на следующие категории: те, которые мочат своих противников «полонием-210», и те, которые не мочат. Вот раньше мы были в одной категории, теперь вы в другой. Что касается с точки зрения внутриполитической, то мы стали чаще просыпаться в другой стране. Мы несколько раз просыпались за время президентства Путина в другой стране: когда посадили Ходорковского, когда случился Беслан, когда отменили выборы губернаторов. Последние два месяца мы трижды просыпались в другой стране. Это когда начались чистки грузин, когда убили Политковскую и когда отравили Литвиненко. Это слишком часто стало. Что, на мой взгляд, произошло? Естественно, там не кончилось еще расследование. Что мне кажется важно понимать. Первое, что надо сделать, это надо сделать скидку на профессионализм исполнителей. Должно было быть примерно так, как у нас в свое время, помните, в Катаре ликвидировали Яндарбиева. И пока не поймали офицеров, которые это сделали, никто особо и не думал на то, что это сделали российские спецслужбы, то есть предположения такие выдвигались, но они были не очень основанные. И только потому, что поймали исполнителей, которые просто были очень низкой квалификации. Во-первых, они были блондины, что в Катаре, где люди черноволосые, натурально выделялось. Кроме того, что они были блондины, они еще и вели себя как блондинки. Они, взорвав Яндарбиева, на этой же самой машине поехали потом в супермаркет за покупками, поскольку машина засветилась на видеокамерах, то там их и взяли. И после этого возник скандал. То есть, все должно было быть, я думаю, шито-крыто, просто бы умер человек. Умер сравнительно быстро, умер сравнительно необычно. «Полоний-210», как мы видим, не был в течение трех недель обнаружен до самой его смерти. Но там кричал Борис Абрамович Березовский, что Литвиненко отравили. Но Березовский – известный крикун. Если помните, две недели назад, когда пришли первые слухи об отравлении Литвиненко, я сидящая тут, Юлия Латынина, сказала, да брешет он все, все время кричит «волки! волки!» Расчет был на то, что если бы это произошло тихо, если бы это произошло с нормальными исполнителями (а у нас просто хотели как хуже, получилось как всегда), то сидела бы тут очередная Латынина, которая нейтрально старается относиться к власти, и говорила, ну, знаете, ничего не известно, пусть мне сначала докажут, что его отравили. Ну вот, доказали, «state sponsored terrorism» — заявил «Скотланд-Ярд». И второе, что важно отметить, а почему это произошло. Я не знаю, искренне не знаю, даже невозможно предполагать, отдавал Путин этот приказ или нет, потому что если он его отдавал, то о чем же он думал. То есть, понятно, о чем он думал. Тогда понятно, что это третий срок, это кардинальное изменение российской внешней политики, тогда этот человек все для себя решил. Если он его не отдавал, то что же он решает в стране, если можно мочить Литвиненко с помощью «полония-210», не спрашивая его указаний. Но вот что важно понять, что случилось это в том числе и потому, что мир, в котором живет Кремль, президент Путин, существенно отличается от того мира, где живет Кондолиза Райс. Мир, в котором живет Кремль и вообще любые офицеры спецслужб, это касается и покойного Литвиненко, и здравствующего Путина, это мир немножко параноидальный. Это мир, где евреи отравили Арафата, Саакашвили ликвидировал Жванию, товарища Путина хочет убить товарищ Невзлин, где Буш лично приговорил Саддама. Помните, об этом я на прошлой неделе говорила, что причина, по которой Россия не среагировала на приговор Саддама Хусейна – это представление о том, что такие вещи решает лично Буш. И в этом мире естественно, что, типа, ну, все так поступают. Вот убирают Литвиненко. И тогда реакция западного мира, который, извините, охренел, рассматривается как враждебная, типа, не по-джентльменски. Вы, мол, Саакашвили прощаете Жванию, вы евреям прощаете Арафата, а нам вы тут кричите. И в этом смысле смысл фразы Путина, который в своем интервью попросил не придавать этому значения, не раздувать, он вполне очевиден. Типа, вот я по поводу Саддама же к вам не приставал, чего вы к нам пристаете. Одна из причин смерти Литвиненко – это кардинальное расхождение концепции мира по-западному и по тому, как он видится в Кремле. А сейчас перерыв на рекламу.

РЕКЛАМА

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 –для москвичей и 90-26 – для не москвичей, номер пейджера 725-66-33. По пейджеру мне Боб пишет: «Ясно, что взрывы в университете были организованы ГРУшниками для отвода внимания». Не знаю, ГРУшниками или нет, сомневаюсь, но действительно это очень показательно. Более того, Боб, мы просто вчера со своими друзьями сидели, обсуждали: типа, а вот что теперь власть будет делать. Первое, что мы выдвинули гипотезу, что что-нибудь случится, чтобы переключить внимание именно внутреннее. Потому что, извините, взрывы в университете Си-Би-Эс не показывает, а все показывают про Литвиненко. И Дмитрий пишет мне: «Латынина, вы сказали, что отравление в Лондоне – это фарс, устроенный интриганом Березовским. Человек умер в мучениях, а вы не считаете нужным извиниться. Это же аморально». Во-первых, извинялась еще на прошлой передаче. Вы, Дмитрий, плохо слушали. Во-вторых, извинилась еще раз и сейчас. И подчеркиваю, то, что я тогда сказала, это должна была быть нормальная реакция вменяемого человека, если бы эти ребята сделали все правильно. То есть, помимо всего прочего, этих ребят надо еще выгонять за профнепригодность, помимо всего остального, всех внешнеполитических следствий. Это как в случае с офицерами ГРУ в Грузии, которые попались на элементарных вещах. Ведь каков был мотив действий этих ребят, скорее всего? Мотив логики спецслужб: надо зарабатывать звездочки. Почему проводятся спецоперации? Потому же, почему бизнесмен зарабатывает прибыль. Есть известное определение бизнеса: «мы не производим алюминий, мы зарабатываем деньги». Так вот же и спецслужбы не спасают родину, они зарабатывают звездочки. Как заработать звездочку? Вот так, чтобы внутри спецслужбы все ходили гордые и говорили, вот есть предатель Литвиненко, мы его наказали, а снаружи разные Латынины и всякие другие либеральные комментаторы, в том числе и западные, говорили, ну, вы знаете. Ничего же не ясно, это как с гибелью, допустим, Стивена Кёртиса, который тогда в Великобритании (менеджер «ЮКОСа») разбился на вертолете, и никто не мог внятно сказать, почему. Я думаю, что сейчас в свете гибели Литвиненко английские спецслужбы, скорее всего, будут по-новому расследовать гибель Стивена Кёртиса; точно так же, как по-другому будут глядеть на отравление Ющенко; точно так же, как по-другому будут глядеть на утверждение грузинских властей, что это российские спецслужбы взорвали газопровод, идущий в Грузию, и что российские спецслужбы там готовили теракты. Помимо всего прочего, знаете, такой внешнеполитической и внутриполитической катастрофы трудно было ожидать, но я искренне могу предположить, без всяких скидок, без всяких реверансов в отношении президента Путина, что эта внешнеполитическая катастрофа произошла не из-за прямого указания президента, а просто потому, что кто-то на уровне майора хотел заработать звездочек. Это как вариант. Потому что эта гипотеза имеет массу недостатков, но точно также имеет массу недостатков предположение, что «полоний-210» можно было достать без санкции президента Путина. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 90-26 – для не москвичей. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Это Латынина?

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы в прямом эфире. Говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Ну вот, смотрите, вы обвиняете все время, но ведь никаким судом, ни следствием еще не доказано, кто это сделал.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Я повторяю слова английского «Скотланд-Ярда», что это «state sponsored terrorism». Конечно, я могла бы привести слова зам. министра обороны США, что это чудовищно повлияет на имидж России, что это слишком сильно для ФСБ; это уже очень много экспертов сказали. Вообще, на самом деле, понимаете, прошло… на минуточку, один вопрос. Кто может достать «полоний-210»? Ну, хорошо, ужасные враги Невзлин или Березовский грохнули Литвиненко. Где они взяли полоний? Чтобы строить такую штуку, нужны миллионы долларов и НИИ. Представим себе, чтобы с Литвиненко расправил отряд коммандос, высадившийся с ядерной подводной лодки, трудно было бы утверждать, что это сделал Невзлин, потому что очевидно, что у Невзлина нет ядерной подводной лодки, она есть только у государства. Можно было бы на худой конец предположить, что это Китай построит ядерную подводную лодку, но не частное лицо. Вот «полоний-210» — это та же ядерная подводная лодка, она не частная. И, кстати, у меня маленький вопрос. Почему тогда президент Путин фактически призвал не расследовать это преступление? Чем эксклюзивнее преступление, тем труднее его заметить, это правда. Но эксклюзивное замеченное преступление легче расследовать. И ведь уже день прошел. Очень многое выяснилось. Давайте задумаемся, как подойти… если бы вы были офицер спецназа ГРУ или, я не знаю, ФСБ, и решали бы задачу, как отравить Литвиненко чисто технически. То я думаю, вы бы сделали следующее. Вы бы взяли какого-то человека, с которым у Литвиненко есть контакты, старого знакомого, который там или охранял Березоского или вместе с Литвиненко служил, который продолжает иметь с Литвиненко какой-то или бизнес или деловые связи, потому что Литвиненко жил в Лондоне достаточно бедно, все время где-то стремился заработать. У него повадки абсолютно бывшего разведчика, то есть попытки пролезть во все дыры, попытки все объяснить заговорами, и он очень бережется, с одной стороны, а с другой стороны, идет на контакт со старыми друзьями, пытаясь из них добыть информацию, их тоже использовать. К такому человеку, имеющему, скорее всего, бизнес с России, то есть, поэтому безвластному, подводится, то есть, он используется (такой человек) втемную, к нему подводится какой-то агент, и этому человеку говорят, познакомь меня с Литвиненко. А зачем? Ну… поглядеть хочу. Какую-то муть гонят, психопрофиль составить. У нас к нему интерес, может быть, я сделаю ему деловое предложение. Пургу, словом, гонят. Такой человек, имеющий бизнес в России, имеющий старые связи с Литвиненко, не может отказаться от такой безобидной просьбы. Дальше случается то, что случается. И это один из очевиднейших методов ликвидации. И посмотрите, 24 часа не прошло со смерти, уже выяснилось, что был такой знакомый Андрей Луговой, и был такой Владимир вместе с ним. И Луговой уже дает интервью, не было Владимира. Я не поняла, что, убитый Литвиненко лжет? С какой стати? Вы не задумались, зачем господин Луговой и господин Ковтун вчера прибежали сюда на «Эхо Москвы» на наш эфир? А я вам скажу. Потому что господин Луговой, скорее всего, был использован втемную. И он боится, что его убьют. Тот факт, что он засветился, тот факт, что он легализовался, тот факт, что он прибежал в посольство Великобритании и что-то там сказал, что нет, я не причем, это его способ засветки, это способ легализации, это его гарантия, что его не убьют. Но как я сказала, уже на этой ранней стадии расследования выяснилось существенное расхождениями между показаниями одного человека, господина Лугового, который говорит, что такая-то была встреча, и такие-то были люди на этой встречи, и покойника, который говорит, что другие люди были на этой встрече. Сейчас опрашивают весь этот бар. Свыше тысячи человек посадил этот бар, там наверняка стояли камеры. Смотрите, под каким интересным предлогом созывает лондонская полиция людей, она им не говорит, вы нужны как свидетели, она говорит, вы знаете, может быть у вас, скорее всего, все в порядке со здоровьем, но, пожалуйста, загляните, как бы чего ни вышло. Кто-то обязательно припомнит, где кто сидит. То есть еще раз та же самая проблема, что мало того, что это привело к внешнеполитической катастрофе, сделано это было в точности, как в Катаре, то есть непрофессионально, за это увольнять надо. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Александр. Москва. Прежде всего, жалко человека. Отдал богу душу. Может, он в чем-то и прав был, но уж в нашей стране так все и бывает. Решения принимают наверху. Вот так.

Ю. ЛАТЫНИНА – Так, а вопрос-то? Ну, понятно, это комментарий. Я бы как раз поспорила. Понимаете, я не знаю. Очевидно, то, что случилось – это эпохальная вещь. Я думаю, что мы практически весь час ее и будем обсуждать. Но насчет того, что обязательно ли решения принимались наверху… Простой вопрос, есть такая республика Карачаево-Черкесия. В ней есть такой замечательный президент Батдыев. У Батдыева есть зять Алия Каитов, на даче которого было убить семь человек. После этого был еще расстрелян вице-премьер господин Ансар Тебуев, который, якобы, сказал, нет, я не могу покрыть это преступление, а потом еще был расстрелян начальник СИЗО, который вроде бы хотел, господин Каитов чтобы сидел не в СИЗО, а на даче, время от времени выезжал из СИЗО. То, что происходит в Карачаево-Черкесии (сейчас недавно я там была), трудно описать, потому что естественно все видят вот это, все видят фейерверки, которые запускаются в день рождения Каитова на его собственной даче, это притом, что теоретически, формально он должен сидеть в СИЗО, и формально идет процесс, на котором он является обвиняемым вместе со своими подельниками. И происходит некое полное разложение морали в селах, люди не передвигаются (карачаевцы), огромное количество оружия, в городе, уже не выясняют отношения мордобоем, сразу начинают стрелять. Россия все это, понятное дело, знает, потому что в карачаевские горы нагнано куча солдат. Возникает вопрос: если Россия это не знает, почему она нагнала туда кучу солдат? Если это Россия знает, почему она не снимает президента Батдыева. При всей чудовищности происходящего все-таки я никак не могу сказать, что это президент Путин лично приказал господина Каитову застрелить семерых человек или лично приказал его выпускать из СИЗО. Я не могу даже сделать такого предположения. Просто Россия так устроена. Просто такой бардак. Я не могу исключить предположения, что какая-то группа людей либо из желания спровоцировать дальнейшее обострение ситуации и заставить Путина идти на третий срок, либо просто из желания получить звездочки, устроила вот это. Еще раз повторяю, это не оправдание президента Путина, это, скорее, даже наоборот, это тогда диагноз того, чем у нас является вертикаль власти. Потому что, к сожалению, вне зависимости от того, давал президент Путин это указание, или нет, система устроена так, что такие указания возможны. И когда система устроена так, то обыкновенно у этой системы является два конца. Если указание дает лично президент, то это, как у Маркоса и Дювалье, кончается революцией, а если указания нет, а есть бардак, то это кончается, как в случае Николая II, ипатьевским подвалом. А сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа», которая, видимо, в этот день будет посвящена господину Литвиненко. И телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, 26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. Вот Владимир по пейджеру мне пишет: «Я не убивал Литвиненко, не рассказывайте сказки. Так я же не говорю, Владимир, что вы убивали, я сказала, что система так построена. Лена пишет: «У меня есть даже такая версия, которую я сама считаю маловероятной, что может быть человек звания ниже майора, но из той же структуры и влюбленный в Путина, которому очень понравилось, как Путин расправился с Ходорковским». Ну да, первый раз мы проснулись в другом мире, когда посадили Ходорковского. Иванов из Москвы пишет: «Уважаемая Юлия, вы прочли послание от Иванова, моя фамилия тоже Иванов, но я готов линчевать однофамильца, чувствую, что не живу в государстве, а на территории, где заправляет дворовая шпана. Хотелось бы, не надолго». Вот очень существенное сообщение от Эриха: «Дорогая Юлия, Литвиненко, Калугин, Гордиевский, Лизун и прочие изменники, они изменили присяге, как должны себя вести наши спецслужбы?» Я вообще-то думаю, что одним из основных мотивов ликвидации Литвиненко была именно месть. Это логика спецслужб: изменник должен быть наказан. Я помню, в свое время как я зашла в один из тиров спецподразделений, и меня изумило, что на мишенях висели фотографии Литвиненко и Басаева, причем фотография Басаева висела одна, фотографий Литвиненко висело четыре. Вы представляете соотношение ненависти. Басаева ненавидели в четыре раза меньше, чем Литвиненко. И конечно понятно, что урок, который из всего этого должен извлечь любой офицер ФСБ, типа, никогда не пикни, потому что действительно перебежчиков изменников, тех, кто встал на другую сторону, в спецслужбах ненавидят гораздо больше, чем врагов. И это должно было быть одним из основных мотивов, совершенно неизбежных мотивов ликвидации. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, 26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, Юлия. Меня зовут Игорь. Не кажется ли вам, что власти Великобритании тогда должны расследовать сведения о взрывах в домах в Москве в качестве подтверждения доказательства убийства Литвиненко органами России? Спасибо.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете, интересно, что во время всей этой истории про Литвиненко действительно никто не вспоминал о взрывах домов. Я остаюсь при своей старой точке зрения, что спецслужбы дома в Москве не взрывали. И я по-прежнему готова ее пояснять. В книге Литвиненко «ФСБ взрывает Россию» содержатся очень интересные сведения, представляющие оперативный интерес событий 94-95 года, когда он был непосредственным участником, когда там взрывались какие-то троллейбусы пустые без людей для оправдания агрессии в Чечне, когда там довольно долго и подробно рассказывается о механизмов взаимопроникновения бывших и нынешних агентов спецслужб и чеченской мафии. Вот это все, что касается 95-96 года, там действительно безумно интересный фактический материал. Что же касается утверждения, что спецслужбы взрывали дома в Москве, то это ровно из той серии, это то, что недоказуемо по-прежнему, это то, чем была бы смерть Литвиненко, если бы она была выполнена по правилам. И я еще раз поясню историю с Рязанью, как я ее понимаю, когда, если вы помните, был обнаружен гексоген в подвале жилого дома, и сначала ФСБ поблагодарило милицию и местных жителей за раскрытие теракта, потом выяснилось, что мешки туда клали офицеры, насколько я помню «Вымпела»; тогда ФСБ сделало хорошую мину при плохой игре и сказало, что, во-первых, там не было гексогена, а был только сахар, и что мы тут ошиблись при анализе, а во-вторых, это были учения. Я по-прежнему держусь той точки зрения, что в тот момент в России еще не настолько силовики отвязались, чтобы проводить подобные спецоперации, у них не было , чтобы это сделать. И историю с Рязанью гораздо легче можно объяснить как попытку якобы предотвратить теракт, то есть что было задумано. Вот эти офицеры ФСБ положили туда гексоген, скорее всего, это был действительно гексоген, а не сахар. А потом они бы должны были его вынуть и отрапортовать, как в случае с Александром Пуманэ, что мы тут раскрыли шайку террористов. Но просто, поскольку вследствие всеобщей бдительности заметили гексоген раньше местные жители, то сначала ребята попытались отвертеться, а потом им пришлось сказать, что все это была тренировка внимания. Но еще раз повторяю, даже история с Рязанью никак не свидетельствует о том, что дома в Москве взрывали силовики, тем более, что по почерку дом в Рязани и дома в Москве были совершено по-разному взорваны. Там один человек Чемез Гачияев или кто-то, может быть, другой закладывал взрывчатку, тут совсем другие люди. И трудно себе представить даже с учетом падения уровня наших спецслужб, чтобы на своей собственной машине офицеры ФСБ действительно поехали закладывать взрывчатку под дом. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, 26 – для не москвичей и номер эфирного пейджера 725-66-33. Хотя сейчас добавлю одну вещь. Еще одна из самых медвежьих услуг, которые могли оказать нашему государству те, кто убил Литвиненко, это то, что версия Литвиненко подтверждается его смертью. Смерть – это такая печать небесного нотариуса: этому прошу верить. Итак, говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер, госпожа Латынина. Евгений Анатольевич вас беспокоит из стольного города Омска. Я вопрос на пейджер задавал, но ваша девушка, может, перлюстрацией занимается…

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет, перлюстрацией не занимается, но на пейджер пришло 200 вопросов.

СЛУШАТЕЛЬ – Может быть. Не будем тратить время. Вам не кажется, что если это сделали спецслужбы наши по заказу, как вы говорите, нашего президента, они выбрали слишком дорогостоящий и слабо скрываемый способ; есть масса в арсенале средств, когда никто никогда не узнает, где и как и что. Надеюсь, вы об этом знаете. Это первое. И второе. Вам не кажется, что просто сама ситуация вокруг Литвиненко, вокруг его издания книги диктует кому-то воспользоваться этой ситуацией и сделать очередную провокацию против Путина? Например, тому же известному господину Березовскому.

Ю. ЛАТЫНИНА – А скажите, пожалуйста, что не будет провокацией против Путина? Что должно в России случиться, чтобы вы сказали да нет….

СЛУШАТЕЛЬ – Давайте мы не будем отвлекаться от темы. Я задал два вопроса. Мы не будем сейчас открывать дискуссию. Можно, да?

Ю. ЛАТЫНИНА – Да. Хорошо. Я, собственно, уже ответила на первый вопрос насчет того, что слишком дорогостоящий. Вы знаете, тут вчера сидел Миша Леонтьев и доказывал, что Литвиненко – параноик. Я, правда, не понимала, как из этого следует тот факт, что его не убили, но почему-то это все доказывалось. Сначала надо исходить из фактов. Две недели назад я здесь сидела и сказала, пока мне не приведут факты, что Литвиненко отравили, я в это не поверю. Как видите, приходится поверить. «Полоний-210» был обнаружен через три недели. То есть можно себе представить, что в радужном представлении людей, которые это делали, он не был бы обнаружен никогда. И как я уже сказала, весь смысл операции заключался в том, что если бы она была проведена по уму, то «полоний-210» никогда не обнаружен, но тут сидят какие-то странные люди, кричат, что Литвиненко отравили, хотели как лучше, получилось как всегда. Полоний-210 – это не та штуковина, которой может разжиться частное лицо. Она, как написал один из слушателей в Интернете, слишком дорогостоящая штука, «хотелось бы узнать, во что бы это мне обошлось как налогоплательщику». Второе – насчет очередной провокации. Действительно мы видели, что есть разные версии у российских властей, кто это сделал, но они сводятся к трем версиям. Во-первых, Литвиненко никто не отравил. Во-вторых, это сделал Березовский. В-третьих, Литвиненко – вообще параноик. Версию первую озвучивал более-менее президент Путин, когда он на вопрос прокомментировать отравление Литвиненко сказал, что в заключении нет что Литвиненко отравлен. В этот самый момент как раз собирался антитеррористический комитет «Кобра», и следствие по делу вел, еще раз повторяю, не убойный отдел, а антитеррористическое подразделение. Я все-таки замечу, что основным следствием любого политического убийства подобного рода является смертный страх оппозиции. Смотрите, как Хакамада как Рыжков осторожно комментируют то, что произошло, они вполне осознают, что, черт побери, они могут быть следующими. Посмотрите, как люди позатыкались. Скажите, пожалуйста, а зачем Борису Абрамовичу таким странным делом половину своих сторонников перемочить, Литвиненко и Политковскую, а в других селить смертный страх, чтобы они слова не могли раскрыть против Путина? Где логика? Может быть, тогда наоборот Борису Абрамовичу следует мочить сторонников Путина, и Борис Абрамович будет говорить, это сторонники Путина ведут внутри себя межфракционную борьбу и друг друга мочат. Тоже, знаете, что замечательно, что тезис насчет того, что это мочат враги, показывает, как можно сейчас объяснить любую смерть любую беду в России. Оказывается, что бы ни случилось сейчас в России, какой бы теракт ни случился, какого бы видного политика ни убили, какого бы видного журналиста ни убили, всегда можно будет сказать, оказывается, это сделали враги. И знаете, что очень интересно, что посредством этого нация делится. Это такая операция разделения нации на тех, кто верит, что во всем виноваты враги по должности, по службе, по убеждению, и на тех, кто в это не верит и следственно сам является врагом и может быть замочен, как агент врагов. Вот очень важно, что эта операция по сепарации нации. Я уже говорила насчет того, что я как раз сомневаюсь, что лично Путин принял это решение. Я сомневаюсь прежде всего потому, что это очень сильное решение, а президент Путин у нас никогда сильных решений не принимал. Гораздо чаще он очень долго тянул, какое решение принять, а когда надо было, выбирал самое слабое решение. Но зато когда решение принимали за президента Путина, он всегда одобрял, что бы плохого ни случилось. Беслан случится, и Путин всегда говорит, да, те, кто это сделали, правы. Ходорковского посадили, Путин всегда скажет, да, те, кто это сделали, правы. На моей памяти (я могу ошибиться, я знаю) три случая, когда в ход практически необратимых процессов президент Путин вмешивался и решал их не так, как это было угодно силовым структурам. Я сейчас перечислю эти три случая. Если кто-нибудь скажет, что я ошиблась, пусть мне еще добавит. Первое – это подлодка «Курск». Она утонула. Президенту Путину силовики морочили голову, что она сейчас всплывет, покрывая свои ошибки, говорили потом, что это американцы ее потопили. Но, несмотря на это, президент Путин велел «Курск» достать, велел выяснить причину. Оказалось, что это не враги потопили подлодку «Курск», а что взорвалась неисправная торпеда. Это был первый случай. Президент пошел не до конца, он не снял тогда достаточно большое количество руководителей Военно-Морского Флота за очевидную глупость, проявленную при том, что случилось. Там просто командующий Северным Флотом в этот момент гибели «Курска» стоял на мостике «Петра Великого», когда взрыв был такой силы, что «Петр Великий», находившийся в очень отдаленном месте, просто трепыхнуло. Главком спрашивает, а чего это. А ему говорят, это мы локатор включили. Он спокойно уехал, не дождавшись контрольного всплытия и сигналов от «Курска». Так вот, тем не менее, тогда президент Путин достал лодку и доказал, что это сделали не враги, что это сделала торпеда. Второй раз, когда тонут батискаф, тоже высказали генералы, да хоть он там потонет, главное, что никаких секретов врагу не выдадим. Президент Путин об этом услышал, об этом услышали случайно после того там какая-то женщина позвонила на Дальнем Востоке на радио и сообщила, что батискаф тонет, и президент Путин приказал, пусь придут иностранцы, достанут, если мы сами не можем. Эти люди обязаны жизнью президенту Путину. И третий случай, когда президент Путин вмешался в скандал с мобильниками, вмешался в деятельность очередной правоохранительной шайки, которая занималась перепродажей конфиската. Таких шаек очень много, но в этот раз эта правоохранительная шайка не просто слямзила конфискат контрабандный, а арестовала вполне законные мобильники фирмы «Моторола», которые ей законно принадлежали, были ввезены по «белой схеме». Когда она увидела, что они по «белой схеме», они сказали, что это не «Моторола», когда «Моторола» сказала, что это «Моторола», банда сказала, что они излучают. Поскольку все было чисто и бело, то президенту Путину нажаловался лично президент Буш. И так получилось, что через несколько месяцев, тем не менее, эта история получила обратку. То есть очередной такой бардачный сюжет, когда обычно у нас никого не находят, все-таки часть мобильников вернули, а по другой части, которая, якобы, была уничтожена, но на самом деле продана и зарегистрирована сейчас в сети, ведется расследование, кто ее украл. Это три единственных случая, когда президент Путин решительно вставал против людей, которые даже не проводили спецоперацию, какая-то глупость случилась, и президент Путин сказал, нет, надо расследовать. Во всех остальных случаях мы видим чудовищные вещи. Мы видим… я только что рассказывала история Алия Каитова. Вспомните историю станицы Бороздиновской, где фактически на наших глазах убито 12 человек, 12 аварцев, где все жители станицы показывают, что это сделал батальон «Восток», что это сделал начальник разведки батальона «Восток», Хамзат Гаербеков, и где прокуратура до сих пор не знает, кто это сделал, и ищет каких-то террористов и боевиков, которые вошли в станицу после батальона «Восток». Путин не вмешивается. Вспомним недавнюю историю между чеченским и ингушским ОМОНом, когда чеченский ОМОН поехал брать в Ингушетию в село Яндаре известного автоугонщика Герихана Тимурзиева, взял его, повез обратно, на блокпосту его встретили выстрелами. Стрелявший опознан, автоугонщик сам его опознал. Я ссылаюсь на слова начальника чеченского ОМОНа Артура Ахмадова, что это был дядя автоугонщика, исполняющий обязанности угрозыска города Назрани. Вообще автоугоном в Ингушетии занимается такая очень известная религиозная… секта, не секта…часть религиозного учения так называемые «батал-хаджинсы», «батлаки». До сих пор устанавливают, кто это сделал, кто же там стрелял в чеченский ОМОН и оставил восемь трупов и один ингушский труп, как ни странно, как раз этого самого и.о. начальника угрозыска; и какое может быть отношение к правосудию, если это нельзя установить. Правда, говорят, что после этого в Ингушетии уже пропало семь «батлаков», то есть там чеченцы сами навели порядок. Но я перечисляю случаи совершенно очевидные, когда в некие бардачные ситуации президент Путин не вмешивался. Поэтому моя гипотеза, что то, что произошло, оно тоже изнутри выглядит немножко по-другому, чем кажется западным странам, типа, вот это прямой приказ президента Путина. Скорее всего, это просто очередной ляп, страшный ляп. Просто понимаете, люди бегают по минам и рано или поздно они подрываются. Рано или поздно проводят люди мелкие спецоперации, и вдруг одна кончается чудовищным скандалом, которым вообще должны кончиться большинство спецопераций, которые проводятся, и большинство ляпов, которые совершаются, включая перестрелку между чеченским и ингушским ОМОНом или историю в станице Бороздиновка, которые по масштабам не меньше, чем история с Литвиненко, просто история с Литвиненко произошла на Западе. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Александр. Москва. Нужно признать только одну вещь, что КГБ (ФСБ) – это реальная сила, которая вскармливалась на протяжении 70-ти лет, и не удивительно, что выходцы из этой структуры находятся у власти. У меня вопрос такой в связи с этим. Во-первых, то, что все происходит – это следствие того, что вскармливалась эта структура. Вопрос такой. Насколько 90-е годы ослабили эти структуры? Будем ли мы в дальнейшем пожинать эти плоды еще дальше? Насколько у нас сильна эта структура сейчас?

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Ну, вот сейчас-то эта структура, мы видим, что она возрождается, и она приходит к власти. И основная проблема российской власти, что те люди, которые сидят сейчас у власти, которые составляют окружение президента Путина, они не привыкли руководить бизнесом. Они не привыкли даже заниматься политикой, они привыкли проводить спецоперации. Страной правят посредством спецопераций. Они привыкли уничтожать врагов президента. Если врагов нет, их создают. И обратите внимание, что у нас по мере построения вертикали власти все больше становится врагов. В этом смысле есть один вопрос очень важный, который мне задан по пейджеру. Это вопрос, что будет дальше. Очевидно, что есть два варианта ответа на этот вопрос. Как я уже сказала, обычно когда что-то случается, за  это никто не несет ответственность. Из того, что будет дальше, можно представить себе два варианта. Вариант первый. Жесточайшая чистка в силовых структурах. Понятно, что это не вернет Литвиненко к жизни, но это серьезный «damage control» серьезный контроль над ущербом, это способ извинения, это способ извинения перед Западом, ребята, это не я, это вот они там чего-то натворили. Это «перевод стрелок», это «вешание косяка» – называйте как угодно. Здесь даже не важно, кто на самом деле отдал приказ. Важно, что это способ извиниться и отдистанцироваться от того, что произошло. Так это жесточайшая чистка в силовых структурах. Возможно, вплоть до увольнения Патрушева, вплоть до увольнения Сечина, еще что-то в этом роде. И самое главное, что это покажет, что такого рода спецоперации… заставит задуматься новых дураков, новых майоров и новых подполковников. Другим вариантом если этого не произойдет, будет неизбежное нарастание количества вот этих ужасающих вещей. Потому что я уже говорила, за последние два месяца случилось слишком много: от Политковской до Литвиненко. Можно себе представить, что случится до 2008-го года, не важно, вследствие общего бардака, вследствие того, что Путина будут заставлять остаться на третий срок. Я могу предположить несколько вещей. Например, масштабные теракты в Южной Осетии. Это такой замечательный регион, где много оружия, где много спецслужб, где много людей с этим типом психологии: давайте чего-то замутим. Более того, такого рода теракты могут быть даже связанные с попытками ликвидации Саакашвили. Может быть это, не дай бог, какой-нибудь взрыв детского сада, в общем, нечто такое, что опять поделит мир относительно этого теракта на две неравные половинки: на одной половинке будет Россия, которая скажет, конечно это сделала Грузия, а на другой половинке будет весь другой цивилизованный мир, который скажет «ну, Россия дает!». Еще одним страшным вариантом, который можно представить себе, который окончательно отрежет Россию от цивилизованного мира, и  которого Путин больше всего должен опасаться в сложившейся ситуации – это убийство Ходорковского, внезапное, не отчего смерть Ходорковского где-то там в тюрьме. То ли он чего-то скушал, то ли его сокамерник прирезал как в случае с углубленным Кучмой. Это вещь, которая поставит на президенте Путине крест. Если в Кремле это осознают, то очень хорошо. Но проблема в том, что бардак в стране достиг такой степени, что совершенно необязательно, чтобы исходила с самого верха такая команда. Но запрет может исходить с самого верху. Как менее вероятные случаи можно предсказать политические процессы за шпионаж, особенно всяких правозащитников. Можно, ну, это уже из другой серии предсказать новые отъемы собственности у иностранных компаний, прежде всего «Кавыкту» я имею в виду. Вообще можно предсказать по мере углубления ситуации давление на иностранные компании, которые рано или поздно кончатся скандалом. Даже «Сахалин-2» и все, что мы сейчас имеем – это еще не такой страшный скандал, который может случиться после того, как какая-нибудь иностранная компания, даже совершенно не обязательно очень большая, у которой чего-то требует «Газпром», это может быть маленькая компания (сравнительно маленькая), типа «Моторолы», у которой потребовали взятку какие-то региональные власти или местные чекисты, в порыве ретивости замочили исполнительного директора компании, что-то в этом роде. Скандал может получиться как с Литвиненко. Ну и, наконец, одно из самых главных практически неизбежных следствий – это растущая атмосфера охоты на ведьм, атмосфера в которой каждый человек вынужден выбирать, он, собственно, кто. Он считает, что все что ни происходит, делают враги России, чтобы подставить Путина, погубить Россию, что это делают Невзлин и Березовский; или он вынужден выбирать и называть кошку кошкой, а козу козой и говорить, ребята, Россия катится по дороге на которой стоит указатель «диктатура». Это дорога в один конец. В том числе для существующей власти. И тогда этот человек рискует сам стать врагом, будучи врагом, он конечно тоже подлежит ликвидации и очень легко можно объяснить, кто его ликвидировал. Конечно же враги. До встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире