'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 октября 2006, 19:09

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Это программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. Сначала, если можно, я бы хотела заняться подведением итогов борьбы с грузинами, даже можно сказать, войны с грузинами. Но в том-то и дело, что воевали мы последние две недели не с грузинским государством, а с грузинским народом. И вот даже последний эпизод замечательный войны осуществился. В галерее Марата Гельмана десять неизвестных товарищей порвали картины художника, впрочем, мне неизвестного. Так же неизвестного, как товарищ по имени Джеки. Правда, это произошло после того, как какой-то гражданин американский купил у Гельмана карикатуры на президента Путина и пытался их вывезти; и вчера его задержали на таможне. Сегодня возмутились художником Джеки. Так вот, если не считать этого замечательного эпизода, можно подвести итоги следующим образом. Во-первых, было распоряжение президента Путина о защите интересов коренной национальности на рынках. Не знаю, как на других рынках, а на Переделкинском рынке, где харчуюсь я, закрыто 90 % ларьков. И в результате цены повысились на 20-30 %. Я долго думала, в чем тут защита интересов коренной национальности, а потом поняла, что коренная национальности – это, наверное, менты, силовики. Но собственно, наверное, их интересы действительно бесспорно защитили. Еще мы боролись с казино. Счастлива сообщить, что большинство казино, принадлежащих грузинским ворам, уже снова открылось. Причем мое первое и неправильное предположение заключалось в том, что, допустим, высшие лица государства позвонили им и сказали, ребята, давайте будем в доле, после этого они открылись. Так вот, выяснилось, что действительно были такие звонки, но со звонками товарищи глубоко опоздали, потому что кто-то другой уже был в доле. И я просто представила себе эту чудную картину времен вертикали власти. То есть, с моей точки зрения, там первая стадия распада государства – это когда государство наезжает на казино, принадлежащее ворам, чтобы получить от него долю. Вторая стадия распада государства – это когда какой-то мелкий майор или лейтенант наезжает на это казино, а потом он смотрит просто записи того, что происходит в казино, и обнаруживает, что там сидит его начальство или еще кто-то очень важный и оказывается уже давно в доле, просто уже давно законспирировано, что не узнали. Ну, и самое замечательное, что я хочу сказать, это конечно я не могу не восхититься неким литературно-художественным текстом, который тут довольно долго висел на сайте МВД РФ, и который сообщал о преступном сообществе, возглавляемом неким Джубой – грузинским вором – которое легализовало через банки: «Принт Банк», «Век-банк», «Инвесткомбанк Бэлком», «Центурион» и т.д. – около 8-ми миллиардов долларов, которые все были направлены в Грузию на маленькую победоносную войну, как сказал вышеназванный Джуба (цитирую пресс-релиз) в одном из московских казино. В этом, как я сказала, высокохудожественном тексте меня потрясло все. Для начала оказалось, что текст отредактирован. То есть 17-го октября повесили текст с перечнем банков, а 19-го октября перечень банков из текста изъяли. Дело в том, что, как я предполагаю, почему это произошло, потому что процедура отмывания денег, она в России в принципе сейчас не осуществляется точно так же, как, допустим, и существование казино без «красной крыши». И, скорее всего, творец этого высокохудожественного текста просто позаимствовал список банков, у которых отозвана лицензия, а потом его вызвали и сказали: «Ты, парень, чего? Ты понимаешь, кого ты перечислил? А если копаться будут за связь с грузинами?» И пришлось список вычистить. Дальше меня совершенно потрясла цифра 8 миллиардов долларов, направленная на маленькую победоносную войну, потому что конечно, если 8 миллиардов долларов направить в Грузию, Грузия наверное бы лопнула. А тут важно объяснить, что? Что любая контора по отмывке денег действует по принципу супермаркета. Это как бензоколонка, на которой заправляется каждый желающий. И нет сомнения, что в этих «помоечных» конторах отмывались в том числе и деньги, нажитые преступным путем, и видимо, в том числе и грузинами, хотя статистически основные потребители этой услуги – это наши чиновники. У нас просто очень большой рынок взяток, который сопоставим с объемом бюджета и понятно, что ни предприниматели, ни даже бандиты технически не нуждаются в таком размере этой услуги. Так вот, и в связи с тем, что, как я уже сказала, «помойка» банка, который функционирует по принципу «помойки» – это супермаркет; то сказать, что в банке отмыто 8 миллиардов долларов грузинской мафией – это все равно, что сказать, что в «Седьмом континенте» грузинская мафия закупает сахар на войну, предъявить в качестве доказательства пленку, как на кассе грузин тащит пачку сахара. Но самое главное – другое. В течение всей этой недели я пыталась уточнить у своих друзей, как этих которые действительно носят погоны, настоящие погоны, в отличие от составителей этого пресс-релиза, так и у людей авторитетных, а вот кто такой вор по кличке Джуба. Мне авторитетно заявили, что вора по кличке Джуба грузинского не существует. Это поразительная вещь, потому что, заметьте, как любовно расписан его образ в этом пресс-релизе, как высокохудожественно. Там не просто есть некий Джуба, там написано, что он в казино (какой образ возникает!) хвастался: я на маленькую победоносную войну… Отсюда понятно, почему не назвали какого-то настоящего грузинского авторитета, хоть, допустим, Шакро. Потому что наверняка есть грузины, грузинские авторитеты, которые «крышуют» «банки-помойки». Но ведь они-то могут обидеться, они-то могут предъявить. В этой связи у меня вопрос к составителям пресс-релиза, а как, собственно, зовут Джубу; и послали ли в Австрию, куда он якобы удрал, запрос, в котором по-настоящему обозначены его имя и фамилия; и обозначены эти 8 миллиардов долларов, которые он украл; и обозначены эти банки, к деятельности которых он причастен. И вопрос второй. Вот это они нам говорят публично, вот это доступно для критики, для лицезрения. Что же они следственных делах-то пишут? Что же это у нас происходит, если у нас есть одна милиция, нормальная милиция, которая, например, раскрывает дело по убийству Козлова, которая, например, недавно поймала убийц двухмесячного дагестанского ребенка. Это нормальные менты, которые работают, которые землю роют. И есть другие – вот эти замечательные составители высокохудожественных текстов, которые явно берут над ними первенство. Вот интересно, за разоблачение австрийско-грузинского авторитета Джубы деньги тоже поделят, как поделили деньги 10 миллионов долларов за самопроизводный взрыв Басаева? Страшно вообще-то. Номер эфирного пейджера 725-66-33, телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей. Говорите, вы в эфире. Алло. Еще раз повторяю телефон прямого эфира 783-90-25 и 26. Говорите, вы в эфире. Что-то у нас с эфиром не ладится. Есть у нас что-то с эфиром? Пропал пока эфир? Еще раз попробуем. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да-да. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Ю. ЛАТЫНИНА – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, вы не совсем правы. Вы все время негативную сторону…

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете авторитета по кличке Джуба?

СЛУШАТЕЛЬ – Я не знаю авторитета по кличке Джуба. Понимаете, любой журналист может…

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Человек не знает авторитета по кличке Джуба, но считает что я не права. Следующий вопрос. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Меня зовут Виктория. Я из Казани вам звоню. Я бы хотела узнать насчет встречи в Финляндии, которая вчера была. Там вопрос Грузии обсуждался наверняка, но нам о нем сказали так, слегка. Хотя «Евроньюс» много очень показывал. И что вы знаете об этом?

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет, вчера президент… опять у нас все получается о Грузии. Вчера президент Путин сказал удивительную вещь, он сказал, что сторонам конфликта Россия-грузинско-абхазского нужно набираться терпения, аккуратно возвращать доверие друг к другу и строить общее государство. А что, давно из уст России не звучало признания территориальной целостности Грузии, возможно, это связано с резолюцией Совета Безопасности ООН, в которой это признание содержится, и которую Россия почему-то называет пророссийской, хотя ничего хуже для России, чем эта резолюция Совета Безопасности, придумать трудно. Кроме этого президент Путин сказал, что Тбилиси пытается восстановить территориальную целостность военным путем. Это традиционное заявление российской стороны, которое кажется довольно странным, потому что лично я могу поделиться исключительно своими впечатлениями. У меня, когда я была в Южной Осетии и в Тбилиси, сложилось несколько впечатлений, одно из которых было то, что совершенно непонятно, чего хочет Россия. Потому что Россия не хочет воевать с Грузией, как я уже сказала, ментам гораздо приятнее воевать с грузинским бизнесом в Москве. К тому же существует ощущение, что, во-первых, не уверена, что состояние российской армии позволяет вести какую-либо войну, за исключением, может быть, того, если эту войну вести руками чеченским частей. Тогда они конечно высокопрофессиональные. Но тогда возникают другие политические риски. Совершенно явственно Грузия не хочет воевать за Южную Осетию, при этом она занимает какую-то довольно странную тоже шизофреническую позицию: грузинские министры заявляют, что если русские уйдут из Южной Осетии и Абхазии, имеются в виду миротворцы, то все будет хорошо. Это довольно комичное представление, неадекватное, на мой взгляд, о действительности. Для начала потому, что Южная Осетия и Абхазия не перестанут получать российские пенсии. В горах Южной Осетии не перестанут прятаться русские добровольцы и русские БТРы. И эта позиция Грузии, знаете, чего напоминает? Грузия – такая уникальная страна, которая всегда любила воевать чужими руками. Во времена Георгиевского трактата вместо того, чтобы воевать со своими врагами, Грузия сказала, пусть Россия воюет. Вот НАТО для Грузии – это такая Россия на современном этапе. Грузия хочет вступить в НАТО, и Грузия хочет, чтобы НАТО разбиралось с ее проблемами. Причем НАТО этого активно не хочет. Я не так давно видела натовских генералов, которые несли при мне Грузию так, как это не делает президент Путин, потому что это две замечательные силы, которые обе не хотят воевать: ни Грузия, ни НАТО. Кроме этого имеется еще чисто технический вопрос того, что у Грузии армии довольно долгое время не было. В 92-м году, как известно, Южную Осетию занимала не армия, а полиция. А вообще грузинская армия, оккупировавшая Цхинвал, – это была первая в мире армия, вооруженная собаками. Осетинам даже нельзя было отнять как следует оружие у этой армии. И когда мне осетины рассказывали, как они воевали, они говорили, ну, помнишь это был тот день, когда ты подбил танк. Понимаете, это был великий день, потому что, наверное, было много охотников подбить танк, но танк был только один. В Абхазии, насколько я понимаю, их было два или чуть больше. Но в Абхазии, кстати, воевала, правда, тоже не совсем грузинская армия, воевала (НЕ РАЗБОРЧИВО), то есть, грубо говоря, это некое такое воровское подразделение, которое явилось в Абхазию со списками цеховиков (кстати, не только абхазских, но и грузинских, и русских) и успешно потрошило. То есть там есть свои проблемы. Есть эта генетическая история отсутствия армии у Грузии, которую очень трудно, чтобы она взяла и появилась. Есть проблема 2004-го года, когда Грузия явно хотела захватить Цхинвал и даже захватывала высоты над ним и потерпела над ним поражение. А это уже при Саакашвили, заметьте. То есть уже то, что должно было быть современной грузинской армией. И есть чисто технический вопрос того, что, с одной стороны, Южная Осетия, казалось бы, 30 тысяч населения, и Цхинвал это, как пельмень на тарелке, место, которое элементарно взять, на первый взгляд, если у тебя есть армия. Потому что Цхинвал выглядит так: тебя везут на южную окраину города и говорят, это южный фронт, потом тебя везут на северную окраину города и говорят, это северный фронт. Дальше всех находится западный фронт – 47 километров от города. Но, с другой стороны, есть вот эта история вопроса, что Цхинвал не взяли ни в 92-м, ни в 2004-м году. И есть то, что явно не очень опытная, хотя и имеющая натовских инструкторов и бесспорно более современная, чем 14 лет назад, грузинская армия может напороться даже в Цхинвале на то, что является кошмаром современной армии, а именно на высокомотивированных партизан, готовых умирать за родину, и, причем, имеющих неограниченный доступ к российскому оружию, не говоря уже о деньгах. То есть в этом смысле все три стороны зашли в тупик. Что хочет Россия, вообще не понятно. Грузия пытает некие иллюзии, которые не поддерживает даже НАТО. При этом Грузия явно будет не готова воевать до той поры, когда она вступит в НАТО, и не сможет воевать после, потому что для того, чтобы провести любую операцию в стране НАТО, нужно согласие всех остальных 26-ти стран НАТО. Но как вы себе это представляете, что страны НАТО разрешат Грузии хоть чего-то там пальцем шевельнуть. И, наконец, есть Южная Осетия и Абхазия, которые страшно испуганы, которые, с одной стороны, очень рады российской поддержке. Этой российской поддержки, заметим, никогда не было. Вот сейчас и Грузия, и Россия, обе утверждают, что Южная Осетия и Абхазия обязаны своей независимостью россиянам. Это вранье. И Южная Осетия, и Абхазия обязаны своей независимостью своему народу, потому что, например, участие России в конфликте в Южной Осетии заключалось в том, что российские войска накануне ввода войск грузинской полицией ушли из города, написав на стене казармы: «осетины вас предали». Второй этап участия заключался в том, что господина Тореза Кулумбегова, который тогда возглавлял Южную Осетию, пригласили для переговоров в штаб российских миротворцев и сдали грузинам с рук на руки, говорят, за наличные. Я знаю ситуации, когда точно так же российские миротворцы отлавливали уже осетинских партизан и тоже сдавали их за наличные грузинам. И на самом деле России очень долгое время было наплевать, эти республики выстояли сами. Потом, когда Саакашвили и Путин поссорились, то Путин вспомнил, что действительно есть такая замечательная вещь, можно вонзить Грузии эту занозу в бок. Но республики живут в постоянном кошмаре, что сейчас Россия их кинет. Я думаю, заявление Путина о том, что они должны входить в состав Грузии, сейчас будет очень нервно воспринято, особенно Абхазией, которая значительно более независима по отношению к России, чем Южная Осетия. Но еще раз повторяю, там есть ситуация абсолютного тупика со всех сторон, абсолютной нерациональности со всех сторон, что это очень плохо, потому что когда начинается нерациональность, начинается вранье, обычно за враньем следует война. И есть очень печальное ощущение, о котором я говорила, кстати, в прошлой передаче, что конечно, есть группа людей, заинтересованных в войне. И это не российское руководство, это не грузинское руководство, это, грубо говоря, такие мелкие полковники российские, и в том числе дикие осетинские или абхазские гуси и российские гуси, которые понимают, что начало там войны — это приток денег и влияния. И самой простой способ начать такую войну – это, допустим, страшный теракт, совершенный в Грузии непонятно кем, взрыв роддома в Гори, группа людей, переодетых в грузинскую форму, вырезающих осетинские села и т.д., и т.д. Вот это очень страшно, на самом деле, когда слышишь президента Путина, который говорит, что это Грузия готовится к войне и одновременно подчеркивает миролюбивость России, начинают такие мурашки бегать по коже. Это мне напоминает такую историю о том заявлении президента Путина о том, что «ЮКОС» не будет обанкрочен. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, Юлия. Позвольте обратиться к вам с таким вопросом. И хотелось бы услышать комментарий. В Самаре проходят выборы мэра. И приехал чартерным рейсом в Самару известный специалист споров и комментариев господин Соловьев. И впечатление создалось такое, что он сменил свое амплуа и стал человеком, который взял на себя функции известного прокурора Вышинского. Это был, вы знаете, комментарий его двух спорящих людей, я не беру сторону ни того, ни другого из кандидатов в мэры, но потрясающей тенденциозности этот человек. И удивительно, как брать на себя функцию оплатить разговор двух спорящих сторон и отстаивать сторону одного, предъявлять претензии другому…

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо большое. Я вынуждена сократить ваш вопрос, тем более что я не могу ответить на него по одной простой причине: выборы завтра, комментарии и агитация запрещена. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей. У меня по пейджеру вопрос: «Прокомментируйте, пожалуйста, героический репортаж ОРТ про президента Путина о том, как он побывал в Дрездене и с оружием в руках защищал честь КГБ». Если вы помните, по-моему, это было в прошлое воскресенье, когда был показан репортаж о том, как Путин побывал в местах своей юности. Вряд ли это было ему приятно, потому что по итогам пребывания своего офицером КГБ в Дрездене Путин покинул этот город и вернулся на очень странное и очень низкое для побывавшего за границей человека место зам…. был вынужден уехать, короче говоря, из-за границы. Так вот, там была рассказана трагическая история о том, как толпа, громившая КГБэшников и сотрудников в штате, ворвалась в здание посольства, и на крыльце ее встретил с пистолетом в руках президент Путин. Что интересно, что в мемуарах президента Путина тоже рассказывается эта история только без всякого пистолета. Я подумала, что пройдет еще пара лет, и следующий репортаж будет о том, что президент Путин встретил их с пулеметом. А еще через пару лет он, наверное, их встретил с зенитной установкой. А еще через пару лет мы прочтем о том, как президент Путин возвел баррикаду и на ней долго охранял здание ФСБ, и его, наверное, представят, как и Леонида Ильича Брежнева за оборону Малой Земли, к награде за это. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте, Юля. Это звонит… Тимур меня зовут. Я звоню из Москвы. Я вообще житель Грузии. Я осетин по национальности. И я хотел выразить, вам не кажется, что мы давно уже помирились с грузинами?

Ю. ЛАТЫНИНА – Мы – это кто?

СЛУШАТЕЛЬ – Осетины с грузинами уже помирились давно. Нам в принципе делить нечего. Есть маленький (НЕ РАЗБОРЧИВО) президента Южной Осетии, который хочет отделиться от Грузии. Вам не кажется, если уедут оттуда миротворцы российские, что эти (НЕ РАЗБОРЧИВО) примут его танки и вместе с ними уедут оттуда?

Ю. ЛАТЫНИНА – Нет, вы знаете, я не могу говорить за весь осетинский народ, в отличие от вас, помирился он с грузинами или нет. Я видела в Грузии массу осетин, которые жили, кстати, совсем неподалеку от Южной Осетии, находились в прекрасных отношениях с грузинами. И я видела в Южной Осетии тоже массу осетин, которые, не будучи доверенными лицами президента Кокойты не симпатизируя ему, с нескрываемой ненавистью относились к грузинам, причем были при этом полевыми командирами. Меня поразили некоторые их высказывания. Некоторые их высказывания далеко оставляли слова президента Путина. Один из моих спутников, комментируя то, что происходит в Москве по отношению к грузинам, кричал, правильно, так и надо, они там в Москве отмывают миллиарды, а потом на эти миллиарды они нас убивают. И вообще все эти митинги оплачены американской разведкой. Это было очень смешно довольно слышать. Потому что, представляете себе Цхинвал, который как я уже сказала: тут южный фронт, тут северный фронт, а посередине Цхинвал – и вот стоит на северном фронте или на южном, и человек рассуждает о мировой геополитике. Но при этом это был человек (полевой командир), который умрет за это, что он говорит. И он явно в это верит. И я могу не уважать националистические чувства, но мне приходится уважать людей, готовых умирать за свои убеждения, в отличие от убеждения президента Путина, за которые тоже будут умирать в той самой Южной Осетии. Поэтому я никак не могу говорить за весь южноосетинский народ, а сейчас перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 26 – для не москвичей, номер эфирного 725-66-33. Вот по пейджеру меня просят прокомментировать ситуацию с отменой выборов в городе Дальнегорске, с политическим убийством кандидата в мэры от «Единой России» господина Фотьянова. Действительно, как только это убийство случилось, господин Грызлов сразу же объявил, что оно политическое. Лучше бы он этого, на мой взгляд, не заявлял. Хотя понятно, почему такой громкий резонанс. Дело в том, что покойный Фотьянов был довольно близким другом одного из приморских депутатов господина Усольцева. Видимо, от этого и поднялся шум. Иначе у нас просто слишком много убивают, чтобы шум поднимать. Но что касается политического убийства, то тут надо вот что иметь в виду, что в Приморье очень своеобразная политическая элита. Эта элита образовалась, во-первых, потому что в Приморье первый его господин – губернатор господин Наздратенко очень не любил олигархов и не любил бизнес, считал, что если кто-нибудь вырастет большой бизнесмен, то будет больше его. Поэтому в Приморье все крупные бизнесмены довольно искусно уничтожались, оставались «красные директора». «Красные директора» и их метод ведения предприятий – это была такая большая навозная куча, в которой заводились бандиты. И соответственно, политическая элита Приморья оттуда. Второе обстоятельство заключается в том, что Владивосток является морским портом, и что так же, как и в двух других морских портах, Санкт-Петербурге и Новороссийске, тамошняя элита носит преимущественно криминальный характер. И, наконец, третья причина криминализации Приморья – чисто экономическая. Она связана с тем, что основа экономики Приморья – это рыба и лес. И то, и другое производится так: покупается лицензия на один килограмм минтая, и ловится тонна; покупается лицензия на один кубометр леса и опять же рубятся тысячи кубов. И соответственно понятно, что в таком роде бизнеса олигархи приличный бизнес не заводят, а заводят бандиты. Поэтому вся политическая элита Приморья делится приблизительно на две части: одна представлена, допустим, характерный ее образец – это сам губернатор приморья Сергей Дарькин, бывшая кличка Шепелявый. То есть это такой криминальный коммерсант, владелец компании «Ролиз», многих других, которые он, кстати, сейчас продает. И другая половина этой элиты – это, допустим, мэр Владивостока по кличке Вини-Пух, по фамилии Николаев, который когда-то крышей Дарькина и был. То есть это либо бандиты, либо криминальные коммерсанты. В этом смысле господин Фотьянов принадлежал к первым. И даже когда-то он соратничал с Вини-Пухом, правда, они потом совершенно поссорились. И что интересно, что его конкурент на выборах господин Теребилов – как раз коммерсант, и даже говорят, что когда-то господин Фотьянов «крышевал» ларьки, принадлежащие господину Теребилову – в связи с чем интересно, что процесс выборов в городе Дальнегорске можно сравнить его с процессом перебивки крыши – главной проблемой города Дальнегорска, за что, собственно, шла рубка, был порт дальнегорский. Это абсолютно мертвый город с мертвым предприятием «Дальполиметалл», с нищими людьми. И вот этот порт, который находится далеко от Владивостока и соответственно далеко от федералов, далеко от пограничников – это место, через которое удобно вывозить лес в Японию. А как я уже сказала, это абсолютно криминальный бизнес. И вот за этот порт две главные политические силы и рубились. И конечно, нельзя не отдать должное партии «Единая Россия», что, учитывая то, что все представители различных российских элит будут стремиться в эту партию, видимо, количество мучеников в этой партии может возрастать. Я даже могу подсказать партии «Единая Россия» еще ряд лиц, в отношении которых готовятся провокации, или в отношении которых она может считать себя обиженной, преследуемой, несчастной. Во-первых, это сам мэр Владивостока господин Вини-Пух. У него сейчас большие проблемы: у него сидит, по-моему, один из замов. И вот в свете высказывания господина Грызлова о политическом убийстве совершенно неправильно описывает ситуацию как то, что, допустим, глава ФСБ по Приморью хочет отобрать бизнес у Вини-Пуха – надо говорить другое: это политическая провокация против человека, который представлял в крае «Единую Россию». Помните еще в Пензе, по-моему, был депутат, по-моему, Петухов его звали, которого мальчик обвинил в том, что его изнасиловали. Так вот, тоже можно сказать, что нет, это политическая провокация против членов «Единой России». Помните, еще была замечательная… вернее не замечательная, а очень печальная история в прошлом году, когда на льду Финского залива утонул (катался на снегоходе и утонул) водочный король-миллиардер, тоже член «Единой России», депутат Госдумы Кирилл Рогозин. Так вот, в свете высказываний Грызлова о политическом убийстве можно пересмотреть данные о смерти господина Рогозина. Это можно усомниться в том, что человек просто катался на снегоходе (был богатый человек, но водка – понятно, самый чистый вид бизнеса) и утонул. А можно предположить, что это было не что иное, как политическое убийство, заказанное врагами России с целью свержения конституционного строя. Номер эфирного пейджера 725-66-33, телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 26 – для не москвичей. И говорите, вы в эфире .

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, Юлия. Алекс. Томск. Можно два коротких вопроса?

Ю. ЛАТЫНИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Первый. Это вот недавно господин Мигранян в эфире «Эха» ссылался на какой-то закон 90-го года о выходе из Союза, по которому, якобы, Абхазия и Осетия де-юре являются независимыми государствами. То есть, есть такой закон или нет, что вы о нем знаете? И второй короткий. Это по поводу того, что теперь назначают сейчас президентов национальных республик наших, и они теперь перестают называться президентами. Это что получается, что субъекты Федерации уже не могут как-то (НЕ РАЗБОРЧИВО) своих глав, то есть как-то по особенному, то есть они все должны быть просто руководители или главы субъектов Федерации? То есть это законно? Или…

Ю. ЛАТЫНИНА – Ой, вы знаете, хоть горшком назови. Неужели оттого, что Шаймиева или Муртазу Рахимова назвать президентом или чем-то другим, у них объем власти изменится? Если отобрать у Рахимова нефть башкирскую, вот тогда у него объем власти изменится. А оттого, как его назовут, поверьте мне, не изменится ничего. Что же касается, не хочется уже столько… слишком много говорили о Грузии и непризнанных республиках. Там действительно сложная юридическая коллизия, которая заключается в том, что когда Грузия объявила о своем составе, что тот же самый закон, который удерживал Грузию в составе СССР, соответственно удерживал республики: Южную Осетию и Абхазию в составе Грузии. И согласитесь, что, с точки зрения юридической, очень странно, когда Грузия говорит, типа, да, вот этот закон не действует в той части, которая касается моей принадлежности к СССР, а что внутри – то мое. Вот в этой части закон действует. У меня еще есть несколько вопросов про Анну Политковскую. У меня есть вопрос, просьба прокомментировать пикет, вернее, разгон пикета памяти Политковской в Назрани. И вот Олег Борисович меня спрашивает: «Госпожа Латынина, у вас хватит мужества перейти ту грань, которую перешла Политковская». Действительно на этой неделе разогнали пикет памяти Политковской в Назрани, причем в Грозном не разогнали, а в Назрани разогнали. Кстати, забавно… ну не забавно, к этой ситуации слово «забавно» конечно не подходит – удивительно, что много раз склонялось в связи с Политковской имя Кадырова, которого она ненавидела, и о котором она много писала, и не упоминалось, например, имя президента Ингушетии Мурата Зязикова, о котором она писала конечно меньше. Но если вы посмотрите, что писали о Политковской все вот эти подметные вещи в «компромат.ру», то вы заметите, что во всех этих статьях одновременно обычно упоминался замечательный президент Ингушетии Мурат Зязиков, которого Политковская страшно оклеветала, о которого она вытерла ноги и т.д., и т.п., то есть, поймите меня правильно, я совершенно не обвиняю господина Зязикова, не подозреваю его в том, что он может заказать убийство Политковской, вообще не думаю, что он может совершить какой-либо поступок, даже самый жестокий и страшный. Статьи – это одно, разгон пикета – это по нему, а принятие решения – это, видимо, не то, чем отличается нынешнее руководство Ингушетии. И собственно, вот этот вопрос от Олега Борисовича: «Госпожа Латынина, у вас хватит мужества перейти ту грань, которую перешла Политковская», — по поводу этого вопроса я хочу рассказать одну историю. Это история жизни человека, которую Политковская спасла, потому что ведь Анна в какой-то мере не была журналистом, она была адвокатом. Адвокат – это даже более высокая профессия. Особенно бесплатный общественный адвокат – это человек, который защищает интересы униженных и оскорбленных, невзирая ни на что и веря только им. И вот была такая история. Был такой человек в Ингушетии Рашид Аздоев. Он был старшим помощником прокурора. Он пропал. Как мне говорили, он пропал оттого, что ехал в одной машине с Адамом Сычуевым. Это был тогда эмир Ингушетии. В данном случае не важно. Человек пропал. И Политковская очень много его разыскивала, очень много об этом писала. Его отец Борис Аздоев очень страшно об этом беспокоился. И Анна посвятила этому огромное количество душевных сил и мужества. Потом пропал второй брат Аздоева. Потом, насколько я помню, даже тогда и Анна, и Аздоев старший встречались с президентом Ингушетии. Как я уже сказала, Анна написала очень много статей по этому поводу. Потом, наконец, другой брат нашелся. А сам господин Аздоев старший его назначили (он тоже уважаемый юрист), его назначили на какую-то должность при Зязикове. И трудно сказать, почему нашелся второй брат, то ли его выпустили из застенков, то ли он где-то прятался, пока шла вся эта история с первым пропавшим Рашидом Аздоевым, которого так и не нашли. Но, собственно, почему я об этом говорю? А потом я вижу какую-то очередную подметную статью про Анну Степановну. И в ней интервью этого самого господина Аздоева, который всемерно хвалит президента Зязикова, говорит, какой он хороший. То есть я когда смотрела на эту статью, и когда я очень много читала статей Анны, я очень часто думала, да, неужели она не понимает, что ее используют. Причем ее используют те люди, которые потом, как Аздоев, вытрут ноги и просто будут делать то, что нужно для их карьеры, то, что нужно для них самих. И, возвращаясь к вопросу Олега Борисовича. Я всегда себе говорила, а вот меня использовать не будут, потому что я не хочу выглядеть дурой, я не хочу, чтобы потом те люди, которые с помощью моей решили какие-то свои проблемы, мне же в спину смеялись. Но есть одна маленькая проблема, и она заключается в том, что нас на страшном суде не спросят, тебя использовали или не использовали. На страшном суде спросят, а ты спас жизни или не спас, ты поступил по совести, или ты поступил, думая о своей репутации. И вот Анна спасала жизни. Она не думала о том, какие цели преследуют те люди, которых она спасает, которым она помогает. Она помогала людям. Она их спасала. И на страшном суде лучше всех будет ей. Во всяком случае, я думаю, лучше, чем многим из тех, кому она помогала. Поэтому, отвечая на вопрос Олега Борисовича, нет, к сожалению, у меня не хватит мужества перейти ту грань, которую переходила Анна Политковская. Она адвокат. Я просто наблюдатель. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, Юлия Леонидовна. Это Константин Михайлович вас беспокоит из Москвы. Я хочу первым делом поблагодарить вас за то подробное разъяснение, которое вы сделали насчет, если помните, убийств в пользу «ЮКОСа» — кому еще были выгодны. Мне было очень интересно это выслушать. Так что я вам очень благодарен. И благодарен за ваши только что сказанные слова относительно Анны Политковской. Я полностью с вами согласен и насчет журналистской ее и этой…. Но это несущественно. Но тем не менее, я хотел поговорить о Грузии. Но поскольку о Грузии много говорили, у меня другие вопросы. Если можно. Несколько вопросов.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да, с удовольствием.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы только что сказали (минут 10 тому назад) и это третий или четвертый раз относительно того, что гибель Басаева – это самовзрыв. Я хочу сказать, это всего лишь версия. Юлия Леонидовна. Я, например, знаю другую версию. И я верю в другую версию. Поэтому мне не понятно, почему версия выдается за истину в последней инстанции. И это характерно для многих «Эхо Москвы». Насчет Ходорковского я не помню, вы говорили или нет. Все время говорят, как известно, это дело чисто политическое. Сергей Бунтман говорил. Это ему известно. Мне это не известно. И очень многие вокруг меня, и очень многим… Поэтому не находите ли вы, что так нельзя говорить? Это снижает доверие к словам. То есть надо говорить, вы считаете, что это… У меня никаких претензий нет, что гибель Басаева – это самовзрыв. Я не считаю этого, потому что есть другая версия. Я читал…

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Да, вопрос понятен. Если бы я долго рассуждала о гибели Басаева, исключительно это утверждала, наверное, не рассматривая других версий, можно было предъявлять ко мне претензии, но я сказала через запятую. Наверное, к определениям и обстоятельствам образа и места действия нельзя предъявлять больших претензий, потому что тогда человек каждый раз будет вынужден бесконечно уточнять то, что он говорит. Что же касается чисто политического дела Ходорковского, то оно такое же чисто политическое, как и чисто политическое убийство Фотьянова, Только в случае Фотьянова делили порт дальнегорский, а в случае Ходорковского делили «ЮКОС». Я не могу признать существенными претензии налоговой инспекции и прокуратуры к Михаилу Ходорковскому по одной существенной причине: дело в том, что в результате всех этих уголовных дел имущество господина Ходорковского перешло, например, в компанию «Роснефть», председателем совета директоров которой является господин Сечин. И если бы оно перешло в какие-то другие руки, мы бы тут могли чего-то обсуждать. А когда люди, которые вытащили из кармана человека кошелек и заявляют, что это произошло, потому что этот человек не платил алименты, мне дозволено им не верить. Это первое. Что же касается самовзрыва Басаева. Действительно я как-то много раз это обсуждала. Я могу привести одну единственную причину, которая меня заставляет верить, что это был самовзрыв, а именно то, что через полдня после совершившегося (взрыв произошел в полпервого ночи), а в 12 – в 1 час следующего дня наши спецслужбы еще не знали, что у них там такое приключилось и докладывали по телевизору, что тут взорвались какие-то боевики, мы выясняем, какие и почему. И только когда они опознали останки Басаева и долго думали, чего же они такое сделали, то выяснилось, что они сделали спецоперацию, о чем и доложили. Более того, даже есть подозрение, что в связи с тем, что все это произошло ночью, просто не сразу попали силовики на место происшествия, потому что по Ингушетии ночью ездить опасно. Я вообще должна вам доложить, что сейчашняя Ингушетия производит достаточно жуткое впечатление. Мне неделю назад ровно довелось через нее ехать, я ехала как раз из Северной Осетии в Чечню. Это были какие-то странные люди в мирной республике на блокпостах с замотанными лицами, в поле расстилались какие-то палатки, танки, БТРы. Ничего себе мирная республика! Все они были какие-то зашуганные – по понятной причине, потому что там действительно очень много боевиков больше, чем в Чечне. И я просто помню, что я задремала минут на 5, потом открываю глаза, вижу надпись: «Речка Терек», я радостно говорю, ой, ребят, мы уже в Чечне. И окружающие начинают ржать. Тоже мне, дожили, что человек приезжает из Ингушетии в Чечню и радуется, что он наконец попал в мирное место. И, кроме того, к сожалению, относительно заявлений о ликвидации Басаева есть очень плохая статистика наших заявлений. Только что я комментировала заявление о грузинском авторитете Джубе, которого не существует, и тем не менее, его разоблачили. Есть замечательное заявление прошлого года от 8-го мая господина Патрушева о том, что они поймали матерого террориста Николая Панарина, который устраивал взрывы автобусных остановок в Воронеже. Причем помните, господин Панарин так удачно взрывал эти остановки, что всегда их взрывал после отхода автобуса. Поэтому жертв почти не было. К несчастью, была одна жертва – девушка, она погибла. Но там была взорвана масса остановок, и жертвы были минимальные. А потом террориста поймали. В доказательство того, что он террорист он привел оперативников к месту, где в землю был закопан Коран. Я понимаю, что воронежские оперативники свое представление об исламе черпали из датских карикатур. Но все-таки надобно им сказать, что мусульмане верующие Коран в землю не зарывают. Во-первых, потому что Коран – это не поваренная книга террориста, там немножко другое содержится. Это не специальная техническая литература, которую надо скрывать. А во-вторых, потому что верующий мусульманин не прикасается к Корану грязными руками, он не держит его ниже пояса. Так вот, после того как поймали этого чудо-террориста, господин Патрушев сказал, что тот признался буквально во всех взрывах, которые существовали, начиная от взрыва на Рижской и кончая расстрелом пензенских омоновцев и псковских десантников. И прошло полтора года, и об этом Панарине ни слова. Не было никакого процесса. Он исчез, как исчезнет грузинский авторитет Джуба или как исчезли те самые английские разведчики, которых разоблачил фильм Аркадия Мамонтова. Кстати, вот хороший новый сюжет для Аркадия Мамонтова – снять фильм про авторитета Джубу. Я не исключаю, что он через пару дней появился на наших экранах, и мы увидим некоего человека, который со спины в казино говорит: «Это будут деньги на маленькую победоносную войну». Вот. То есть статистика наших заявлений о разоблаченных террористах страшная, потому что господин Панарин куда-то исчез. Зато на следующий год тоже к 8-му мая господин Патрушев сказал, что он разоблачил 80 террористов. 80! И опять никто не спросил его, а, собственно, где эти 80 террористов и посчитайте их, пожалуйста, по пальцам. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей и 90-26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это Юля?

Ю. ЛАТЫНИНА – Да-да.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Это Илья из Петербурга. У меня такой вопрос. Вот во всех обсуждениях грузинской проблемы почему-то никто не называете один, на мой взгляд, очень важный факт. Вот передо мной справочник народонаселения стран мира 78-го года. И там дан национальный состав автономных республик. Так вот абхазы составляют всего 15, 9 %, а грузины 41 %.

Ю. ЛАТЫНИНА – У вас устаревший.

СЛУШАТЕЛЬ – Как при таком соотношении можно ставить вопрос о независимом государстве Абхазия?

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. В Абхазии сейчас проживает около 80 тысяч абхазов, около 200 тысяч грузин было выгнано в ходе этнического конфликта из Абхазии. И поэтому Грузия говорит, вы сначала верните этих грузин, а потом проведите референдум о независимости республики. Что делать, господа, время упущено. 200 тысяч выгнанных из Абхазии грузин – это плата за насильственную грузинизацию Абхазии, которая проводилась в течение нескольких десятилетий перед этим. Это де-факто так. В Южной Осетии формально говорят, что проживает 70 тысяч осетин. Грузины утверждают, что их там около 30 тысяч. Я думаю, что грузинские цифры ближе к действительности. Еще раз телефон прямого эфира 783-90-25 и 26 – для москвичей и не москвичей. У нас буквально осталась последняя минута. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. У меня, Юлия, вот какой вопрос. Почему так Грузия цепляется за Абхазию, за Южную Осетию?

Ю. ЛАТЫНИНА – Ни фига себе! А чего мы так цепляемся за Чечню?! Это вопрос территориальной целостности грузинского государства. На месте грузин я бы тоже цеплялась за территориальную целостность Грузии. А на месте абхазов, которым я в данном случае гораздо больше сочувствую, как маленькому и несчастному народу, который отстоял свою независимость с оружием в руках, а на месте абхазов я бы цеплялась за независимость Абхазии. Тут весь вопрос: кто на чьем месте. Точно так же по той же причине Россия цепляется за то, что Чечня входит в ее состав. А сейчас всего хорошего и до встречи через неделю!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире