'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 октября 2006, 19:08

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. Начинаю, естественно, с самой страшной новости за не только последний месяц и неделю, но, в общем, за очень долгое время – новости об убийстве Анны Политковской. Она была убита чуть больше двух часов назад в подъезде собственного дома. И можно констатировать, что это перелом в российской журналистике, это даже не убийство Дмитрия Холодова, это даже не убийство Хлебникова – это убийство человека, который был больше, чем журналистом – правозащитником, который всегда становился на сторону слабых и обиженных, и про которого можно говорить, вот тут ошибалась, тут преувеличивала, но которая никогда, ни разу в жизни не написала строчки, в которую она искренне не верила. Человек абсолютно фанатичных убеждений и безграничной храбрости, которой у меня такой храбрости, у меня лично нету. О гипотезах тут уже начали говорить: какое-то дело Османа Болиева. Тут даже написано: подарок ко дню рождения Путина – у меня уже по пейджеру пришло. Но Путину только такого подарка не хватало. Если вы посмотрите на последние публикации Политковской за последние месяцы – это только Чечня, и собственно, даже только Рамзан Кадыров. Политковская его ненавидела. И два дня назад был день рождения Рамзана Кадырова, и собственно, отсюда можно предложить только один мотив убийства и только два варианта того, что могло случиться. Один — это могут сказать это подарок ко дню рождения Рамзана. Нужен ли Кадырову такой подарок – тоже вопрос. И другой – это способ заявить Москве, что вот, Кадыров, де, неуправляемый, потому что существует страшное озлобление на Кадырова среди ФСБэшников, которых он выкинул из Чечни, среди части тех чеченских командиров, которые отстранены от руководства Чечней. Очень многие из них находятся в Москве, очень многие из них тоже бегают по коридорам Кремля и по ФСБ и рассказывают, что Кадыров такой-сякой, работает на американцев и тому подобные вещи. То есть в любом случае, я думаю, это история связана конкретно с Чечней и конкретно с Кадыровым, но совершенно два различных варианта того, почему это могло произойти. В любом случае я думаю, убийц Политковской не найдут. И, собственно, наверное следует добавить вот еще что. Вот тут даже в новостях упоминалось о попытке ее отравить – попытке ее отравить, когда она летела в Беслан. Я напомню, с чем была связана эта история отравления. Она так как-то невнятно прошла, еще даже вот как-то смеялись: вот, мол, Политковская опять рассказывает, что ее пытались отравить, это было действительно видимо, несмертельное отравление, но ее сняли с самолета, и в результате она не приняла участие в беслановских событиях. Так вот, что произошло, я поняла только когда я говорила в Лондоне с господином Ахмедом Закаевым, и у нас был разговор на тему, почему Масхадов и Закаев с 1-го сентября не приняли участие в переговорах. Закаев стал говорить, что он, дескать, до 2-го сентября не знал, кто захватил школу. Это было довольно странное утверждение. И естественно был мой вопрос, а как, ну, неужели вам никто не звонил. Мне звонила Политковская, сказал Закаев, и обещала перезвонить из Беслана. Но в Беслан она, как известно, не долетела. А я спросила, а кто-нибудь другой еще звонил. А мне звонил Бабицкий, ответил Закаев, но вот он тоже, как известно, не долетел до Беслана. Так вот, тогда понятно, что случилось. Политковскую убрали тогда с дороги не как журналистку, то есть не как человека, который способен описать события, а как человека, способного принять в них участие. То есть не как журналиста, а как действующее лицо истории, как человека, который, придя в Беслан, и немедленно, если начнется разговор о том, что случилось, и как можно связаться с чеченскими сепаратистами, немедленно бы сунула под нос телефон Закаева и сказала бы, звоните. Вот точно та же история произошла сейчас. Я не верю, что это какие-то журналистские материалы, расследования, которые ей попали в руки, и которые надо было предотвратить обнародование. Я еще раз повторяю, что ее убили как действующее лицо истории, ее убили как человека, на которого показывали как на личного врага Рамзана Кадырова. И очевидно, что это убийство действительно выгодно очень разным людям и очень разным группам. Но все это может быть связано в основном и скорее всего только с Чечней. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Юля. Сергей из Москвы. Вот хотел бы я спросить. Вы сами не боитесь, что вы можете быть следующей или еще какие-нибудь журналисты? У нас же сейчас начинается просто истребление журналистов, я так понимаю. И второе, по поводу Грузии. Вот эта вся истерия, вакханалия, которая творится у нас в Москве, это вообще когда-нибудь закончится? Как вы думаете?

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете, к вопросу о том… я не буду отвечать на первый вопрос. А к вопросу о… как известно, Путина бояться – в сортир не ходить. А к вопросу о втором – насчет вакханалии, которой закончится Грузия. Знаете, мы вчера это с друзьями обсуждали. И у нас был очень странный ответ на этот вопрос. Я вспоминала историю с Косой Тузла. Помните, когда тоже долго-долго кричали, чуть ли не войну собрались Украине объявлять, вдруг Коса Тузла сдохла, на следующей день ее просто не было в эфире, не было этой Косы Тузла. И почему ее не было? Ответ. Потому что на следующей день был арестован Ходорковский, и новость об аресте Ходорковского всю Косу Тузла абсолютно перешибла. Не стало Косы Тузла. И вот мы сидели вчера с друзьями, и последние буквально слова были, когда мы прощались, давай, в ближайшее время должна случится какая-то новость, которая выметет Грузию из информационного пространства. Вот, убили Анну Политковскую. Это сильно противоречит тому, что я сказала в первой части программы несколько минут назад. Но тем не менее, я не могу сказать, что это конечно не версия. Но вот так вот случилось. Что же касается Грузии, то понимаете, ну, тут действительно трудно понять, что происходит в России, потому что когда президент Путин говорит, что надо защитить интересы коренной национальности на рынках, когда Грызлов говорит, что еще не все санкции против Грузии введены, видимо, не расстреливают еще каждого десятого грузина, когда Грызлов говорит, что это не война против грузинского народа, а война против грузинских властей, то, извините, если детей проверяют в школах и в метро останавливают прохожих, причем здесь грузинские власти? Это все-таки, видимо, война против грузинского народа, и в том-то и дело, что, не объявив войну грузинскому правительству, мы объявили войну грузинскому народу, причем начали с излюбленного чекистами военного приема – атаки на бизнес. Грузин приравняли в «ЮКОСу». Причем понятно, что это как СПИД, это не остановимо. То есть если человек заболевает налоговыми проверками, то это не восстанавливается. И вопрос, чем это кончится – очень печальный ответ, потому что фактически, я думаю, это кончится появлением «голубых касок» в Абхазии и Южной Осетии. К сожалению, в том-то и проблема всех действий, которые делаются под влиянием эмоций, что они приводят к результатам, обратным желаемым. То есть мы уже помогли Саакашвили выиграть выборы. Он имел рейтинг 17 %, теперь он имеет где-то, по-моему, в районе 80-ти. Завтра Грузия напишет в ОБСЕ, что вот есть страна, где проверяют грузинских детей, где официальные лица говорят, что нам не нужны грузинские строители, где президент говорит, что надо на рынках защитить коренное население, и эта страна, очевидно, не может быть третьей силой в конфликте Грузии и непризнанных республик по тем же причинам, по которым, к примеру, Иран не может быть посредником между Палестиной и Израилем. Мне лично это очень жаль, потому что Южная Осетия и Абхазия завоевали свое право на независимость, и очень жалко, если в результате действий российского руководства необдуманных они его утратят. Короче говоря, если наша цель была свергнуть Саакашвили, мы подняли его рейтинг, если наша цель была обеспечить доминирование России в Закавказье, мы это доминирование утратили по тем же причинам, по которым распавшаяся Османская империя потеряла влияние на Балканы; и если наша цель была обеспечить неприем Грузии в НАТО, мы добились обратного, потому что, как я уже сказала, Грузия сейчас может доказывать, какой у нее нерациональный сосед, потому что единственное, кстати, что на Западе не любят, это фашизм. И нельзя все-таки не отметить одной вещи, что все это началось с ареста четырех офицеров ГРУ в Грузии. И нас какие-то очень странные пошли герои в последнее время в России. У нас один герой – летчик Валерий Троянов, который героически заблудился над территорией Литвы. Ну, представляете, размер Литвы, чтобы над ней заблудиться. Другой герой – капитан Юранцев, который не только занимался браконьерством, но и угнал норвежских рыбных инспекторов. И вот теперь у нас четыре героя офицера ГРУ, которые нарушали элементарные правила конспирации. И если бы в России было бы демократическое государство, то очевидно, что начальников этих офицеров сейчас бы всех поснимали с постов за позорный провал. А если бы в России было тоталитарное государство, то начальников этих офицеров скорее всего расстреляли за позорный провал. А эти четыре офицера при каком-нибудь Лаврентии Павловиче Берии просили бы политического убежища в Грузии, лишь бы их не выдавали России. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте, Юля. Добрый вечер. Вам звонит Георгий из Подмосковья. Понимаете, вот тут вы говорите о проблемах Грузии, все прочее. Есть радости у русского народа. Менталитет здесь ни причем. Понимаете?

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, Георгий. Я что-то не понимаю, о чем говорите вы. Я ни о каком менталитете не говорила. У меня впечатление, что вы выпили слишком много пива. Поэтому следующий звонок. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, номер пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это «Эхо Москвы»?

Ю. ЛАТЫНИНА – Да. это «Эхо Москвы». Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Очень приятно. Это Тимур из Санкт-Петербурга. Юля, то, что происходит сегодня в России, это не напоминает Германию 30-х годов, когда выбрали один народ виновным, объявили, что этот народ вывозит из Германии деньги, все, что она производит, травят немцев. И просто поменяйте Германию на Россию, евреев на Грузинов, и не кажется ли вам, что это одно и то же?

Ю. ЛАТЫНИНА – Ну, вы знаете, все-таки я бы… я не люблю, когда аналогии слишком сильные, хотя уже тут сама сравнила происходящее в какой-то статье с «хрустальной ночью». Но не то, что дело к тому идет, а России – это еще совершенно явственно откликнется, потому что это уже не Кондопога. А призывы насчет коренного населения, призывы насчет грузинских лиц, они прозвучали от президента, они позвучали от официальных представителей власти. И понятно, что Россия будет за это еще очень серьезно расплачиваться, потому что всякая империя – это империя многонациональная. И ни одна национальная империя просто никогда не существовала, за исключением Третьего Рейха, который, ну, и просуществовал свои положенное небольшое число лет. Вообще понимаете, в этой реакции самое странное – это история взаимоотношений с Грузией. Потому что если посмотреть на историю, то ведь что происходит. К власти после революции роз приходит враг Шеварднадзе – господин Саакашвили. Шеварднадзе Россию ненавидел по уважительной причине: Шеварднадзе считал, что Россия на него покушается. И одним из первых визитов Саакашвили был визит Саакашвили в Москву. Перед встречей с Путиным он молился в церкви. Что там было, почему, что у него не сложилось с Путиным, трудно сказать. Там господин Жвания покойный однажды мне сказал, что вот, мол, Саакашвили очень высокий, а в окружении Путина не очень много высокорослых людей. Возможно, там свою роль сыграла ненависть к революциям. Как у Николая I была абсолютная ненависть ко всему, что происходит революционного в Европе. И Николай всегда был против любой революции при этом очень часто оказывался в глупом положении, как например, он помог австрийцам подавить революционное движение в Венгрии, а через несколько лет те же самые австрийцы вместо того, чтобы испытывать благодарность, воевали против него в Крымскую войну. То есть когда люди так зашорены идеологически этим, как правило, пользуются, в любом случае у Саакашвили не было сначала синкрозии к России, наоборот он предложил фактически скупить Грузию, он назначил Каху Бендукидзе министром экономики Грузии, что опять же было эквивалентно призыву скупить Грузию. Этим воспользовались в лучших традициях управдома на троне Ивана Грозного, чтобы заставить Каху Бендукидзе дешево продать свой российских бизнес. Затем запретили вино. Затем запретили «Боржоми», кстати, «Боржоми» запретили в разгар переговоров с Бадри Патаркацишвили. Бадри, между прочим, помимо того, что он действительно является оппозиционером Саакашвили, он является очень серьезным оппозиционером. Это вам не Гиоргадзе. Бадри – это реально человек, у которого полпарламента столуется дома, человек, который многим был недоволен Саакашвили, человек, которому России было что предложить, например, избавление от федерального розыска. И вдруг в разгар этих переговоров, представляете, запрещают «Боржоми», которое частично принадлежит Бадри. То есть бедолага Патаркацишвили привык иметь дело с грузинскими ворами и забыл, что такое привычки российских чекистов. После этого о переговорах не было слышно. После этого, после того, как окончились эти переговоры, пришлось набирать людей, которые не очень котируются. Вспомним историю с Эмзаром Квициани – маленьким гордым свободолюбивым сваном, который вдруг по российскому телевидению объявил, что он поднимает мятеж против Грузии. Причем, знаете, мятеж, где он поднял – в Кодорском ущелье. Ну, Кодорское ущелье могут удержать две беременных бабы с автоматом. Но Квициани не смог удержать Кодорское ущелье, грузины его захватили. Со стороны Грузии тоже есть некий перечень ошибок или дерзостей, которые совершены. Например, бросается в глаза, что офицеры были арестованы конечно перед муниципальными выборами. И бросается в глаза, что грузины не очень ювелирно провели эту операцию, потому что главного из фигурантов дела господина Константина Пичугина они так и не смогли задержать. Он оставался в российском посольстве. То есть нет такого впечатления, что эффективная грузинская контрразведка сражалась против неэффективной российской разведки. Обе стороны были, мягко говоря, неэффективны. Уже очевидно совершенно, что Саакашвили использует российскую угрозу для достижения максимальной личной популярности, но он использует реальные факты. Его пиар основывается на фактах, в то время, как российский пиар, к сожалению, в основном основывается на вранье. И вот во всем это перечне взаимных обид есть одна, однако, печальная вещь, которая называется теракты. Вот помимо того, что Саакашвили переименовывает Кодорское ущелье в Верхнюю Абхазию, помимо того, что Саакашвили устраивает блокаду Южной Осетии, помимо глупостей с «Боржоми» или с запретом вина, есть еще и постоянные взрывы, кто-то всегда чего-то взрывает. Грузия говорит, что это Россия, Россия говорит, что это Грузия. И вот случилось следующее. Когда наших офицеров поймали и обвинили в этих терактах, ответом было белое лицо президента Путина и полная дискриминация по отношению к грузинским гражданам. Но просто хорошо, что не стали расстреливать каждого десятого. То есть я боюсь, что вот такая страшная реакция России и лично президента в ответ на обвинение российских офицеров в терактах и шпионаже, она очень много заставляет предполагать, кто на самом деле совершал эти диверсии. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Меня Георгий зовут. Вы знаете, я очень долго к вам дозванивался. Никак у меня не получалось. Наконец-то я сегодня к вам дозвонился. Бог с ними, с этими грузинами. Я хочу выразить соболезнование семье Ане Политковской. Когда в стране происходит такое убийство, мне становится страшно жить в этой стране. У меня слезы на глазах наворачиваются. Спасибо вам большое.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо вам. Могу только присоединиться, потому что я думаю, что еще раз можно только повторить, что кто бы ни совершил это убийство, это убийство есть, очевидно, следствие того, что российская правоохранительная система не выполняет своих функций, она выполняет функции дележки бизнеса, она выполняет функции преследования инакомыслящих. Вот замечательно арестовывали всех тех, кто ездил на альтернативный форум. Она даже вот может посылать офицеров ГРУ в Грузию, чтобы они там считали количество танков. Но российская правоохранительная система де-факто не существует. И те, кто убивали Политковскую, это знали. Сейчас новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа «Код доступа». Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. Еще раз повторяю номер пейджера 725-66-33 и телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей. Вот несколько сообщений по пейджеру. «Путин сам себе подложил бомбу, что творится в провинциях по отношению не только к грузинам, невозможно передать». Кстати говоря, о том, что творится. Вот в Оренбургской области проходит милицейская операция, которую так и назвали «Грузин». В порту Новороссийска запретили съехать на берег семи грузовым автомобилям под управлением грузинских водителей, прибывших на болгарском судне. Дальше продолжаю по пейджеру: «Это не просто откликнется, а будет кровавая бойня по всей стране». И первая реакция после смерти Анны : «Это подарок Путину ко дню рождения». Александр: «Анна была врагом кадыровщины». Маргарина Сергеевна: «Убийство Анны Политковской дело рук гэбухи – будь она проклята». Татьяна: «Я уверена, что Путин обрадуется гибели Политковской, это для него подарок. К сожалению. Соболезнования родным Политковской». Валерий: «Убийство Политковской – подарок не Кадырову, а Путину». Алла наоборот пишет: «Уважаемая Юлия, не верится, что еще в понедельник слышала голос Политковской на «Свободе». Как вы считаете, это наши спецслужбы, или это подарок на день рождения Рамзану Кадырову?» Я просто читаю некоторые из пейджеров. Аркадий из Екатеринбурга: «Уважаемая Юля. Сегодняшнее ужасное событие – это подарок коренных тварей своему начальнику ко дню рождения. Анна Политковская продолжила трагический ряд своих предшественников: Александра Меня, Галины Старовойтовой, Юрия Щекочихина и других». И Владимир пишет: «Юлия Латынина, убийство журналистки Политковской – это подарок подонков ко дню рождения их любимого президента», — не понятно какого… а, ну, президента – да. И Сергей пишет: «Уважаемая Юлия Латынина, наконец-то правосудие совершилось: журналистку Политковскую убили заслуженно. Туда ей и дорога. Не боитесь ли вы, что следующая можете быть вы?» Вас Сергей, точно не боюсь, потому что ребята, которые пишут на пейджер, они в основном режут кошек на кухне, или в крайнем случае они таджикских девочек 9-летних вдесятером пыряют в подъезде ножами, с «макаровыми» они не ходят. Так что вас, Сергей, я точно не боюсь. Хотя можете после эфира позвонить и оставить свой телефон. За себя, как я сказала, не скажу, а вот за Политковскую давайте поговорим. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Юля. Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Москва. Можно я коротенький анекдот расскажу? По существу.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да, сегодня самое время рассказывать анекдоты. Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – По теме. Умирает старый грузин, и около него собрались родственники и просят его сказать последнее слово. И он говорит, берегите евреев, берегите евреев. Его спрашивают, почему. Потому что уничтожат евреев, возьмутся за грузин. Это старый анекдот. И вот эти пророческие слова свершились. Потом будут армяне, азербайджанцы. Но будут эти фашисты, которые делают такие вещи.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Идею я поняла. Вообще могу действительно сказать, что за последние несколько лет Россия впервые сменила национальный лозунг: «Бейте евреев» на «Бейте грузин». Не уверена, что евреи от этого довольны. А вот у меня еще по пейджеру был вопрос. Как ни странно, он и в прошлой передаче был: «Юлия, а почему ничего не говорят об убийстве Козлова? Вам не кажется, что власти что-то скрывают?» Ну вот, это к вопросу об убийствах. Я думаю, что есть два ответа на вопрос, почему не говорят об убийстве Козлова, и почему очень быстро перестанут говорить об убийстве Политковской. Вот с убийством Козлова точно так же, как и с убийством Политковской, произошло нечто непредставимое. Нету в истории России ситуации, когда журналиста убивали за то, что он совесть журналистики, как в случае с Политковской, за то, что она выражала только свои убеждения, и все, и больше никаких. Точно так же в истории российского бизнеса и чиновничества нету случаев, когда чиновника убивали за то, что он исполнял свой долг, причем чиновника в ранге министра. Но проблема заключается в том, почему сейчас не говорят об убийстве Козлова, что такие непредставимые вещи в России случаются каждый месяц: вот то в Благовещенске ОМОН изобьет людей, то в Геленджике ОМОН изобьет людей, и опять ничего не будет. Или, допустим, происходит история, помните, известная, с Александром Пуманэ, которого якобы берут со взрывчаткой, чего-то он там собирался взрывать. Тут же его охайдакивают в отделении милиции до смерти, и сообщают, что мы предотвратили теракт, заказанный чеченцами. Или там… я перечисляю совершенно в произвольном порядке. Слиска берет, будучи обвиненной в том, что у нее 19 % акций завода «Трансмаш», и говорит, что она не покупала акции завода «Трансмаш», потому что они ей не по карману. Но при этом они у нее есть. Она просто говорит, что она за них не платила, потому что у нее нет таких денег. Можете себе представить, сколько времени продержится в американском Конгрессе конгрессмен, который скажет, что у него есть акции, но он за них не платил, потому что денег у него таких нет. Или недавняя история, когда чеченский и ингушский ОМОН чуть не перестреляли друг друга из-за автоугонщика. Напоминаю подробности этой истории. В Грозном угнали иномарку «кадыровцев». Даже не иномарку, по-моему, «десятку». Поняли, кто это сделал – это сделал Герихан Тимурзиев – известный ингушский автоугонщик. Поехали его брать в село Яндаре на трех газиках, там его взяли. Дальше, когда его везли обратно через границу, неизвестные лица в гражданской одежде, но с масками на лицах, обстреляли чеченский ОМОН, убили сразу одного человека. Командир чеченского ОМОНа господин Артур Ахмадов клялся мне, что этих неизвестных автоугонщиков опознал, что это был его дядя, и.о.начальника угрозыска города Назрани. После этого все залегли в кусты. После этого подъехал зам. начальника чеченского ОМОНа Бувади Дахиев – личность совершенно легендарная. Не имея оружия в руках, оружие у него оставалось зачехленном, он выскочил из своей бронированной «Волги» и побежал улаживать дела, после чего в него выстрелили четыре пули в упор. И что? Ну, дальше была перестрелка, дальше было еще куча трупов. И что? И ничего. И никто за это не несет ответственность, что на территории Российской Федерации родственники автоугонщика могут перестрелять людей, которые их пытаются задержать. Хотя я могу себе представить, что случилось бы в США, если бы ФБР откуда-то изымал государственного преступника, а родственники этого государственного преступника, служащие в местной полиции, пытались ФБРовцев перестрелять. То есть никому нет дела, каждую неделю у нас случаются в России вещи, которые в любой стране стали бы поводом для отставки не то, что министра, правительства. В Венгрии волнения случились оттого, что глава страны исказил данные о развитии экономики. Это новости просто с другой планеты. И просто информационный поток не выдерживает такого объема новостей. Оказалось, что убийство Козлова, которое в любой другой нормальной стране с нормальной инфраструктурой общества было бы суперновостью в течение месяца – вот все оно уже… тут убили уже Политковскую. И второе соображение по поводу убийства Козлова, оно очень печальное. Оно заключается в следующем. Козлов боролся с обналичкой. Обналичка – это прежде всего чиновники и таможня. Бизнесу, олигархам обналичка не слишком нужна. У них там все делается немножко другими схемами, но принять взятку и выдать взятку и заплатить по серой схеме – это и есть основной поток наличности. Поэтому, собственно, есть два кандидата, два вероятных кандидата теоретических на тех, кто мог убить Козлова. Понятно, что это люди абсолютно вне системы, вне банковской системы, вне бизнеса, вне олигархической системы. Это конкретно представители из того мира обналички, с которыми боролся Козлов; и результате усилий Козлова стоимость обналички поднялась с 2 % до 6. И более того, в результате усилий Козлова если раньше можно было открыть банк за миллион долларов, некоторое время «мыть» из него деньги, потом закрыть банк, из-за требований ЦБ открыть новый. Повторяю, это стоило миллион долларов. А в месяц такая хорошая «стиральная машина» могла отмыть миллионов 150. То есть это было «cost effective» — цена оправдывала затраты. Но после того, как Козлов сказал, что он будет следить за владельцами банков, чтобы они не открывали новые банки, вся эта система была порушена. Так вот, это могут быть, как я уже сказала точно абсолютно внесистемные люди, вне банковского бизнеса чисто и помойки. И варианта два. Если их найдут, окажется, что это отморозки-бандиты, которые не понимали, с чем они связали, не понимали, чего они делали. А если их не найдут, то это будут тоже отморозки, но скорее всего в погонах, потому что найти, я думаю, этих людей не очень сложно. Там большого ума не надо было сделать то, что они сделали. Но если эти люди чувствовали себя безнаказанно оттого, что они прикрыты погонами, то возможно, убийство Андрея Козлова послужило хорошей репетицией и хорошим примером будущим убийцам Политковской. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Захар Абрамович из Ленинградской области. Прежде всего, вечная память Анне Максимовне Политковской. Второе. «Новая газета» № 52 обозреватель Галина Мурсалиева берет интервью у профессора Осмолова. Галина Мурсалиева удивляется, что «Эхо Москвы» предоставляет слово такому человеку, как Проханов. А профессор Осмолов, который ас в психологии, говорит, да, «Эхо Москвы» доигралось. Оно не понимает, что после Проханова на радиостанцию «Эхо Москвы» придет только холокост. Каково ваше мнение? Прием.

Ю. ЛАТЫНИНА – Я думаю, что «Эхо Москвы», в отличие от «Вестей», которые избирательно, или любой другой существующей программы государственного телевидения, которые избирательно сортируют людей, которые у них выступают, и которые считают, что есть два мнения: начальственное и неправильное, и которые стараются только, чтобы в эфире было начальственное мнение, которые не считают, что слушатель способен разобраться, какое мнение верное и неверное. Так вот, в отличие от этих государственных средств массовой информации, «Эхо Москвы» предоставляю трибуну всем, чтобы слушатель, в том числе и вы, сам мог сделать выбор, когда люди врут, а когда говорят правду. Более того, учитывая, что правды, кроме как за редкими исключениями, на самом деле не существует, правда существует только относительно убийства. Вот если кого-то грохнули, то сделал либо тот, либо этот. Не может быть 50 х 50. относительно конфликтов – да, правда, как правило, бывает очень многогранной: и тот виноват, и этот виноват, и этот хорош. Так вот, учитывая то, что правды не существует, хороший журналист должен руководствоваться двумя принципами. Первое. Он должен к этой правде стремиться, пытаться говорить правду, а не врат. Второе. Он должен понимать, что он не истина в последней инстанции. Всю правду он не может сказать просто потому, что это человечески невозможно. У нас только один бог вездесущ и всеведущ. И наверное, зрители в Кремле считают, что еще вездесущ и всеведущ Константин Эрнст и господин Добродеев. Так вот, еще раз повторяю. Я в данном случае не руководитель «Эха Москвы», я один из ее обозревателей. Но «Эхо Москвы» считает своих слушателей конечной инстанцией того, что есть правда и что ложь. А государственные СМИ считают конечной инстанцией правды и лжи своих руководителей. В этом между нами разница. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это «Эхо Москвы»?

Ю. ЛАТЫНИНА – Да-да. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Вот я хотела бы спросить того, кто сейчас дает вот такие ответы, они утверждают, что у нас еще нет демократии?

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, это я даю такие ответы. Меня зовут Юлия Латынина. А они это кто?

СЛУШАТЕЛЬ – Вот именно такая, как Юлия Латынина, журналисты и радио все, и все СМИ, которые твердят, что у нас нет демократии. Да разве это возможно было бы при Саакашвили, если бы она сейчас так говорила там и при других.

Ю. ЛАТЫНИНА – А вы жили в Грузии?

СЛУШАТЕЛЬ – Что?

Ю. ЛАТЫНИНА – А вы жили в Грузии?

СЛУШАТЕЛЬ – Я жила в Грузии. И я дружила с грузинами. Но не с такими, как Саакашвили.

Ю. ЛАТЫНИНА – То есть при Саакашвили вы уже не жили в Грузии?

СЛУШАТЕЛЬ – Деточка, я уже очень старый человек. Поэтому я знаю, что я говорю.

Ю. ЛАТЫНИНА – А на чем все-таки базируется ваше утверждение, что при Саакашвили невозможна критика Саакашвили?

СЛУШАТЕЛЬ – Я не хочу сейчас с вами вступать в эту полемику совершенно. То, что он Гитлер без усиков – это совершенно точно…

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо. Вот это очень трогательно, что, во-первых, человек не знает, кто в эфире, но имеет сомнения по поводу, причем называет меня «они», хотя, в общем, «они» – это обращение только к королям. Я не претендую, я не Наполеон! Знаете, «они» — это Наполеон. Даже Владимир Владимирович – это не «они». Это покамест «он». Ну, что касается утверждения о том, что при Саакашвили критика режима невозможна, то я конечно хоть и деточка, тут уж, видимо, ничего не поделаешь, то я рискну предположить, что наша слушательница все-таки в данном случае почерпнула свои представления о режиме господина Саакашвили из российского РТР. Причем я должна поставить в упрек нашим средствам массовой информации, что они не только глупости говорят, они непрофессионально действуют. Чтобы объяснить, как можно поругать Саакашвили, я вам сейчас расскажу одну историю, которая, кстати, была в грузинских средствах массовой информации, которая была показана на канале Бадри Патаркацишвили, которая почему-то практически не звучала у нас. Это история убийства молодого человека, который имел несчастье быть близким приятелем девушки, которая приятельствовала супругой Вано Мерабишвили – главы МВД Грузии. Этот молодой человек зашел однажды в ресторан, где сидела супруга министра МВД и вот эта его молодая знакомая. Знакомая как раз перед этим ему отказала, сказала, что я не пойду с тобой, у меня чего-то голова болит. И вдруг он видит ее в этой замечательной компании и естественно начинает страшно ругаться. После чего супруга господина министра говорит своим нукерам, выведите молодого человека вон. Молодого человека вывели вдвоем и серьезно побили. И так получилось, что поскольку дело было зимой, то в конечном итоге он скатился с обрыва и умер на месте. Мало того, что все это произошло, так это произошло еще недалеко от особняка Бадри Патаркацишвили и попало на камеры этого особняка и демонстрировалось потом в прямом эфире. И по этому поводу был жуткий шум в Грузии. Хотя мне трудно себе представить, что если что-нибудь такое случится, ну, например, сын министра обороны в России задавит женщину, то это будет показано в прямом эфире, и будет обсуждаться в прямом эфире. Так вот, эта история случилась, шум был страшный. Видимо, вследствие чистого непрофессионализма наших государственных СМИ почему-то мы это не обсуждали, почему-то мы это почитаем разговляться какими-то собственными комментариями по поводу того, что происходит в Грузии. И наверное, это страшный позор, что после это шума господин Саакашвили не уволил Вано Мерабишвили. Наверное, это доказательство того, что что-то не совсем правильно происходит в Грузии, потому что трудно себе представить, что в Америке если такое случится, пусть господин Мерабишвили сам не виноват, пусть это его жена, более того пусть там был эксцесс исполнителя. Но вот такая штука случилась. После такой штуки в демократической стране министр полиции уходит в отставку, если не стреляется. Только у нас министр обороны, у которого что-то похожее случилось, продолжает рассказывать, какой он хороший, и какой него сын пострадавший. И это неправильно. Но грузинский избиратель по-прежнему имеет возможность судить, правильно это или не правильно. Прощает ли он господину Саакашвили господина Мерабишвили с этой историей или нет. В результате таких действий Саакашвили рейтинг его упал незадолго до выборов до 17 %, в результате наших действий рейтинг его поднялся за 70. Скушали? Если будете продолжать дальше в том же духе, посмотрим, что будет. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей, номер эфирного пейджера 725-66-33. И говорите, вы в эфире. Я еще раз повторяю телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 26 – для не москвичей, и номер эфирного пейджера 725-66-33. А вот у меня, собственно, еще несколько вопросов. Вот у меня по пейджеру вопрос про «суверенную демократию», доктрину «суверенной демократии», о том, что такое суверенная демократия, и как ее собирается отстаивать «Единая Россия». Напомню, что на этой неделе «Единая Россия» приняла на вооружение доктрину «суверенной демократии». Как в свое время, помните, была демократия народная в страх соцлагеря. Так она у нас теперь будет суверенная. На этой неделе мы получили практическое определение «суверенной демократии». «Суверенная демократия» – это страна, видимо, в которой убивают Политковскую, в которой убивают Козлова, и в которой вице-премьер Государственной думы может объяснять, что у нее есть акции 19 % завода «Трансмаш», но денег она за них не платила, потому что их ей подарили. Это практическое объяснение «суверенной демократии». Насчет теоретического объяснения я не знаю, получится ли, потому что, насколько я знаю, вот к Владимиру Соловьеву на воскресенье звали как раз членов «Единой России», они должны были там оппонировать кому-то, чуть ли не Кончаловскому, по поводу того, что такое в их понимании «суверенная демократия». Но насколько я знаю, они на запись не явились. То есть вероятно, на полемику как-то не очень решились. Что же касается самого представления о том, что в России нужна какая-то другая демократия, нормальная демократия в России не работает, то это как если бы к вам в дом пришел мастер по ремонту холодильников, и он бы сказал, что, вы знаете, у вас холодильник не работает, потому что в России законы электричества другие. Видимо, это какой-то неправильный мастер. А с законами электричества все в порядке. Когда слуги народа и те люди, которые должны защищать демократию, говорят вам, что это не они не в порядке, это в России должна быть другая демократия, не верьте слугам народа, они неквалифицированные, так же как мастер по ремонту холодильников. Они хотят чего-то другого. Да, демократия – это не способ решить все проблемы страны и это не способ, чтобы страной руководил гений. Как раз, как правило, при демократии гении страной не руководят. При демократии нет ни «александров македонских», ни «наполеонов», ни «цезарей», но зато при демократии никогда не встречается «калигул» и никогда не встречается «неронов». Демократия – это не способ сделать так, чтобы страной руководили гении — это способ сделать так, чтобы страной не руководили диктаторы и негодяи. Видимо, суверенная демократия – это что-то другое. Телефон прямого эфира 783-90-25 – это для москвичей, и 90-26 – для не москвичей. И последний вопрос в этом эфире. Говорите. Хорошо. Что-то тут у нас с телевизором. И я лично благодарность приношу нашим постоянным радиослушателям, типа Владимира из Петербурга, которые звонят в эфир регулярно во все эфиры каждый день, что сегодня, в день смерти Анны Политковской, даже они заткнулись, даже им не о чем о нас спросить. Еще раз повторяю, сегодня день переломный не только для российской журналистики. Сегодня день переломный для России. Нельзя пока утверждать, что случилось с Анной Политковской – боюсь, мы этого никогда не узнаем. Но это абсолютная перемена политического климата в России, это перемена журналистского климата в России, это использование журналистов скорее всего для решения частных внутрикремлевских или внутричеченских проблем или сведение счетов с теми иными руководителями, потому что сейчас все будут доказывать, кому это было выгодно, и зачем это было сделано. В любом случае это признак того, что отныне в России все можно. До встречи через неделю.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире