'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 сентября 2006, 19:08

Ю.ЛАТЫНИНА – Добрый вечер! В эфире – программа «Код доступа» и Юлия Латынина. Номер эфирного пейджера программы: 725-66-33 и телефон прямого эфира: 783-90-25 – для москвичей и 783-90-26 – для не москвичей. У меня огромное количество вопросов по Интернету, и большая их часть касается либо перестрелки между чеченским и ингушским ОМОНом 13 сентября либо, конечно, главной темы недели – убийства первого зампреда Центробанка Андрея Козлова. Президент Путин уже сказал, что убийство – это следствие ужесточения позиций государства в финансовой сфере, но в это как-то трудно поверить, потому что как раз Андрей Козлов был одним из немногих людей, которые занимали жесткую позицию в то время, как, казалось, что вокруг государство рушится. И казалось, что очень скоро люди поймут, что если у них есть какие-то проблемы, то эти проблемы можно решать с помощью оружия. Это убийство очень возможно будет раскрыто. Я могу объяснить, почему: потому что есть колоссальная разница между представлением убийц о том, каким способом решаются проблемы в банках, и это указывает на их достаточно низкий уровень и уровнем Андрея Козлова, который, действительно, высочайший профессионал и этот тот редкий случай, когда все то, что говорят о человеке на похоронах – это действительно правда. Андрей Козлов – это один из немногих. Так вот это убийство очень возможно будет раскрыто, и тогда мы, скорее всего, поймем, отчего родилась у этих людей иллюзия безнаказанности.



А иллюзия безнаказанности родилась примерно вот от чего… Вспомните убийство нашего коллеги питерского журналиста Максима Максимова. Долго казалось, что человек должен расследовать что-то такое удивительно… Когда его коллеги по агентству журналистских расследований без помощи, естественно, милиции раскрыли убийство, то выяснилась совсем смешная вещь: был старший оперуполномоченный милиции, который неправильно заводил уголовные дела и который продал машину, конфискованную по одному из уголовных дел. И за то, что Максимов хотел об этом написать, этот опер с помощью своих же агентов заманил куда-то Максимова на баню и там прикончил. То есть это была целая такая длинная операция, и человек чувствовал свою абсолютную безнаказанность. И цена жизни известного журналиста оказалась приравненной к цене статью о машину. Вспомним историю убийства главы «Алмаз-Антей» Игоря Климова. Казалось бы, убили человека, который был непосредственным ставленником одного из самых могущественных людей в Кремле – Виктора Петровича Иванова, председателя совета директоров «Алмаз-Антея». Убийство раскрылось совершенно случайно примерно через год, когда в рязанской тюрьме сидел киллер по какому-то другому делу, и он сказал: «Я этого еще какого-то Климова шлепнул». И тут оказалось, что вот этого Климова, который был, так сказать, опорой новой кремлевской промышленной политики, который возглавлял холдинг, который производит системы противоракетной обороны убили потому, что он параллельно делил какой-то маслозаводик к Питере имени Шаумяна, и были убиты практически все акционеры этого завода. И более того, к этому времени подоспела экспертиза оружия, из которого как раз стреляли в Климова, и оказалось, что и другие акционеры были убиты из этого же оружия. И тогда возникло два вопроса: во-первых, какого рода людей ставят нам на государственные холдинги, если они параллельно занимаются дербанкой мелких маслозаводиков; а во-вторых, какого уровня состояние правоохранительной системы, если чисто случайно раскрывается, в общем-то, элементарно раскрываемое убийство ставленника одного из самых могущественных людей Кремля.



Естественно, сейчас никто не знает, с чем связано убийство Андрея Козлова. Можно лишь предполагать, что та сфера, с которой он боролся – сфера отмывания грязных денег в грязных банках, она последнее время ведь, на самом деле, необычайно расширилась. Ведь в стране образовался целый третий middle класс силовиков, полковников, генералов, которые основные свои доходы получают нелегально. Эти доходы они где-то должны отмывать, и, если до начала дела ЮКОСа, у нас был положительный баланс капитала: у нас где-то за первые полгода 2003 года там около 6 миллиардов долларов пришло в страну, то уже за второе полугодие около 11 миллиардов долларов ушло, и с тех пор эта цифра нарастала. Но можно предположить, как я уже сказала, что речь идет о людях, просто не представлявших себе, как устроена финансовая сфера. Но представлявших себе просто как устроена финансовая помойка. Возможно, это как-то связано с историей «Содбизнесбанка», о которой уже много писали и говорили. История тоже достаточно фантастическая и тоже из серии о некотором непрофессионализме органов, потому что это – история банка, который был пойман за руку не просто за отмывание денег, а за отмывание денег, полученных за выкуп убитого директора КАМАЗа Виктора Фабера. И тогда, несмотря на то, что над убийцами уже шло следствие, банк даже не закрыли. Более того… Вернее, Андрей Козлов отобрал лицензию у банка, а наши прокуроры даже не позаботились менеджеров банка как-то закрыть. Их отпустили под подписку о невыезде, после чего эти люди стали привлекать в банк вкладчиков под повышенные проценты, то есть типичную банковскую помойку они с помощью вкладчиков, используя их как живой щит, как террористы – заложников, они хотели обезопасить. И когда банк все-таки накрылся, то демонстрации вкладчиков чуть не обернулись финансовым кризисом. Вот, к сожалению, убийство Андрея Козлова демонстрирует, что вопреки заявлениям о построении вертикали власти, существует полный распад правоохранительной ткани общества, при котором становится возможным представление о том, что проблемы решаются таким способом. Телефоны прямого эфира: 783-90-25 – для москвичей, 783-90-26 – для не москвичей. И номер эфирного пейджера 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло! Александр из Томска. Меня поражает готовность религиозных людей оскорблять что наших православных, что приверженцев ислама по любому самому незначительному или значительному поводу. Просто они готовы очень сильно оскорблять. Мне казалось, что вера должна их как-то защищать от таких вот выступлений. Но они, наоборот, все более и более уязвимы для каких-то уколов. Почему так происходит?

Ю.ЛАТЫНИНА – Александр, Вы знаете, могу только присоединиться к Вашему вопросу. Действительно, вот происходит некая такая удивительная вещь… И я думаю, что люди оскорбляются, потому что вера их жива. А вот я на прошлой неделе говорила о связи ислама и терроризма, вернее, я как раз говорила, что все великие мировые религии имели какие-то террористические ответвления. И когда, собственно, после передачи мне знакомые задали вопрос: «Вот ты говорила политкорретные вещи, а все-таки почем сейчас, несмотря на все то, что баскские террористы не мусульмане, что движение имени Тупакамаро (?) не мусульмане, все-таки почему сейчас в основном террористы – это мусульмане?» Ответ: террористы – это мусульмане, в основном, потому что ислам – это самая живая религия. Как это нам не печально признать. Вот христианство потухло – там пепел на этом месте, и очень мало они оскорбляются и очень мало христианских террористов. А ислам жив. И это пламя и обогревают, и от него можно сгореть.



У меня еще несколько вопросов, как я говорила, про перестрелку между сотрудниками чеченского и ингушского ОМОНа, случившуюся 13 сентября на границе между Ингушетией и Чечней. И надо сказать, когда я смотрела на то, как эту перестрелку комментируют, меня это совершенно изумляло. Для начала правозащитный центр «Мемориал» прокомментировал, что вот «кадыровцы» своим нигилистским отношением к закону изумляют даже много повидавших кадровых сотрудников. Похищения, пытки, бессудные казни, создание незаконных мест содержания арестованных и задержанных – все это обычная для них практика». Так сказал «Мемориал». Ингушский сенатор Исаак Астоев сказал, что это форменное издевательство над целой республикой и над его народом; гибнут сотни сотрудников правоохранительных органов ингушской республики и так далее. Это меня вот почему изумило, потому что в данном случае у перестрелки был совершенно конкретный повод, и заключался он в следующем: есть человек, которого зовут Герихан Тимурзиев – это известный угонщик машин, который специализировался на угоне машин в Москве, и я боюсь тут задевать национальные чувства, но, к сожалению, известно, что угон дорогих иномарок с выкидыванием из них людей – это, в основном, специализация ингушей, в меньшей степени дагестанцев и перебивают номера этих иномарок в Ингушетии и Дагестане. В Дагестане это вообще особый вид правоохранительного бизнеса даже более доходный, чем другой вид правоохранительного бизнеса, а именно добыча нефти из нефтяной трубы. Так вот, господин Тимурзиев всю жизнь воровал иномарки в Москве. Кстати, по-моему, как-то даже жену Грызлова так выкинули из иномарки. В данном случае, после того как в Чечне у «кадыровцев» стало много дорогих иномарок, а федеральные блок-посты убрали, то есть по Чечне стало ездить свободнее, стали угонять иномарки из Грозного, естественно, у кого угнали дорогую иномарку? Конечно, у «кадыровцев». Они поехали за этим Тумурзиевым в Ингушетию. Я не знаю, предъявляли ли они на въезде документы или не предъявляли. Ингуши уверяют, что не предъявляли, чеченцы, что предъявляли, но суть в том, что туда их пропустили. Когда они поехали обратно с Тимурзиевым, их остановили, потому что ингушским ментам последовала откуда-то сверху команда, можно представить себе, насколько высокопоставленна была эта команда, видимо, на уровне не меньше, чем министра, замминистра МВД Ингушетии, и после выяснения отношений… заметим, после выяснения отношений, то есть после того, как сотрудники ингушского поста поняли, что в машине сидит не какой-то несчастный ваххабит, непонятно почему похищаемый человек, а поняли, что в машине крадут известного автоугонщика. После этого началась перестрелка, в которой двухзначное число погибших.



Я удивляюсь одному: никогда еще я не помню, чтобы ингушская милиция вступалась за какого-то невинно увозимого в Чечню человека. Таких случаев действительно сотни. Ну, не сотни, но десятки по крайней мере. Почему в данном случае вступились за автоугонщика? Кто дал команду? Я могу сказать, по крайней мере, одно свое личное предположение, которое опирается на некоторые факты: два года как у меня валяются документы, которых я никогда не обнародовала, потому что они не представляли, в общем-то, известного интереса, — это документы о проверке, проведенной 2 года назад сотрудниками того же самого ингушского МВД об обоснованности регистрации и снятии с учета дорогих иномарок. Это буквально проверка, вот ее тут кипа, вся она перечисляет номера десятков и сотен иномарок, угнанных из Москвы и других мест, и незаконно поставленных на учет в одном конкретном месте и одним конкретным человеком – начальником МРЭО УГАИ МДВ РИ Муссой Медовым, которого по результатам проверки рекомендовалось снять с работы. А сейчас господин Медов является замминистра Ингушетии. Я не знаю, как это произошло, но снять его с работы не сняли… То есть еще раз обращаю Ваше внимание: когда похищали ваххабитов, когда похищали невинных людей, когда похищали бог знает кого, никогда почему-то с самого верха ингушского МВД не следовал вопрос «разберитесь, и задержите чеченцев, и не пускайте их обратно, и не пускайте обратно «кадыровцев». Сейчас, когда речь шла о человеке, который является профессиональным угонщиком машин и обязательно должен быть связан с кем-то из высокопоставленных или даже высокопоставленнейших сотрудников МВД Ингушетии, причем выяснить это, знаете, как два пальца… Вдруг последовала перестрелка. Причем тут «беспредел «кадыровцев», я не знаю. В данном случае имеется в виду не беспредел «кадыровцев», в данном случае имеется в виду вот тот же самый распад правоохранительной системы, который делает возможным, что кто-то из ингушских сотрудников отдал приказ любыми путями, видимо, не выпускать своего подельника в руки «кадыровцев». Телефон прямого эфира: 783-90-25 – для москвичей и 26 – для не москвичей. И номер эфирного пейджера: 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Юленька! Меня интересует, что происходило в Москве в ночь с четверга на пятницу около станции метро Добрынинская, а потом около станции метро Октябрьская? Если Вы знаете, поделитесь, пожалуйста!

Ю.ЛАТЫНИНА – А что там происходило?

СЛУШАТЕЛЬ – Какие-то дикие драки. Все было перекрыто. ОМОН.

Ю.ЛАТЫНИНА – Вы знаете, я не Господь Бог, и в ночь с четверга на пятницу я, воля Ваша, была в Чечне и ничего по поводу станции Октябрьская не знаю. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. И номер эфирного пейджера: 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло! Добрый вечер, Юля! Из Ингушетии Аслан. Как Вы считаете, специально ли Папа Римский подверг критике (неразборчиво).

Ю.ЛАТЫНИНА – Там… Аслан оборвался. Собственно говоря, Ингушетии у нас многовато для одной передачи. У меня есть еще вопрос по пейджеру: просьба прокомментировать назначение сына Патрушева на должность заместителя Игоря Сечина, то есть на должность советника Игоря Сечина. Напомню, что на этой неделе молодой сын директора ФСБ был назначен советником председателя совета директоров компании «Роснефть» и связь этого дела с многочисленными отставками в ФСБ по делу о «Трех китах». Подписано Андреем. Напомню, действительно, на этой неделе около 19 высокопоставленных сотрудников силовиков отправилось в отставку, причем прошла информация, что это связано с делом «Трех китов». Насколько я знаю, это в основном связано не с делом «Трех китов», у нас, видимо, знаете, как произошло? Вот есть такое постыдное дело «Тех китов», про которое известно, что в деле «Трех китов» давал приказания Бирюков, давал какие-то указания Застровцев и все отставки, которые случились и весь позор, который случился в благородном семействе валить на дело «Трех китов». С этим связано. Так вот, насколько я знаю, отставки в ФСБ связаны не с делом «Трех китов», а прежде всего с делом о китайской контрабанде, о котором я как-то тоже, помнится, говорила еще года полтора назад. Это очень смешное дело, которое началось после того, как две группы сотрудников силовых органов не поделили две перспективные кандидатуры на должность председателя тогдашнего таможенного комитета. Когда началось война, соответственно, между силовиками, и поскольку все, что идет в Россию из Китая является контрабандой, то сначала (неразборчиво) несколько вагонов контрабанды, предназначенные для одной группы, потом посмотрели, откуда пришел груз, приехали в Находку, хлопнули там 40 вагонов, а потом выяснился страшный конфуз: те люди, которые хлопнули 40 вагонов в Находке, обнаружили, что, собственно, груз-то шел, грубо говоря, их собственным покровителям. И даже был такой ужасный эпизод во всем этом деле, что в качестве получателя груза была указана военная часть, которая является отделом снабжения ФСБ. Просто в накладных. А человек, который получил этот груз, предъявил документы сотрудника ФСБ, и когда его, собственно, отловили и сказали, почему нельзя было груз оформить на контору «Рога и копыта», там последовал замечательный ответ: «А мы боялись, что наш контрагент нас кинет». Ну, нормальные нравы! Так вот, собственно, через полтора года это дело, наконец, не то чтобы доплыло до самых президентских верхушек, но просто очередной виток таможенной борьбы после назначения господина Бельянинова начальником таможни привел, собственно, ко всем этим отставкам. А что же касается сына Патрушева, то можно прокомментировать, что это у нас, действительно, стала замечательная традиция… Можно было заметить, что с приходом Владимира Владимировича Путина на должность президента, большинство государственных ключевых должностей заняли даже не выходцы из Питера, а члены дачного кооператива «Озеро», в котором проживал Владимир Владимирович. Видимо, вот в дачном кооперативе «Озеро» было такое скопление нестандартных людей. И сейчас можно констатировать, что не только члены сами дачного кооператива «Озеро» являлись самими умными, самими порядочными и самыми честными людьми в России, но и их дети унаследовали от отцов эти признаки, потому что… ну, вот смотрите: сын министра обороны у нас некоторое время работал в «Газпромбанке», Ковальчука младшего хотели вроде бы назначить, я даже не знаю, назначили или нет, но там очень долгое обсуждение было этого вопроса, на должность руководителя департамента национальных проектов. Вот теперь младший Патрушев будет советовать Игорю Сечину и, видимо, это сильно укрепляет между ними альянс, потому что Сечин сейчас находится в достаточно тяжелой позиции после отставки Устинова и, кстати, после этих 19 отставок в ФСБ. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. Номер эфирного пейджера: 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер! Примите, Юля, уважение…

Ю.ЛАТЫНИНА – Да-да, а вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, многих интересует, кто такой Сурков? Какое у него образование, какое звание, и какое влияние и значением он имеет в кремлевской администрации. Удачи Вам и спасибо!

Ю.ЛАТЫНИНА – Вы знаете, грешным делом, не знаю, какое образование у Владислава Суркова. Это, наверно, самый блистательный пиарщик России. Именно пиарщик, а не идеолог. Человек, который сначала работал в банке «Менатеп», потом в группе «Альфа», теперь мы видим, что он идеологически окармливает Кремль, и я думаю, что Сурков принадлежит к тому типу людей, которые прекрасно понимают, как устроена нынешняя власть, и которые, в общем, гораздо умнее средних представителей этой власти, тем более силовиков… Но поскольку он такой в чистом виде бизнесмен от пиара, он видит, что надо этой власти и он предоставляет этой власти инструменты для того, чтобы это осуществить. Я со своей стороны могу напомнить только один самый, по-моему, гениальный пиар-ход Владислава Суркова: именно когда силовики попытались его свалить и с этой целью стали говорить, что вот он тоже хочет быть президентом России, а у нас же нету никакого компромата, который может быть использован против чиновника: взятки, пьянки, девочки, мальчики – это все не компромат. Компромат – это желание занять место президента. Так вот Владислав Сурков вместо того, чтобы оправдываться, просто была опубликована серия статей, в которых говорилась, что господин Сурков наполовину чеченец, по отцу у него настоящее имя Асламбек Дудаев, и это был абсолютно гениальный пиар-ход, потому что ясно, что человек, являющийся наполовину чеченцем и сам об этом объявляющий ну никак не может сейчас претендовать на должность президента России. Это, на мой взгляд, показало абсолютное интеллектуальное превосходство господина Суркова над его противниками. Я должна заметить еще одну маленькую вещь, что в отличие от силовиков, которые отстаивают жесткий способ контроля над всеми управленческими структурами, господин Сурков отсаживает мягкий способ контроля с помощью пиара. Он считает, что с помощью пиар-технологий, добрым словом можно добиться значительно большего, чем пистолетом. Удачи, кстати, ему в этом. До встречи после новостей.

/НОВОСТИ/

Ю.ЛАТЫНИНА – Добрый вечер! В эфире Юлия Латынина. В эфире «Код доступа». Телефон прямого эфира: 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. Номер эфирного пейджера: 725-66-33. И по пейджеру мне пишет Мусса: «Кадыровцы» бесчинствуют и похищают людей, воруют деньги, а Москва в это время умиляется дешевому пиару вроде восстановления Грозного и усыновления русского мальчика Вити». Подпись, как я уже сказала, Муссы. Это, видимо, в связи с тем, что угораздил меня черт защищать «кадыровцев», которые, как я уже говорила в первой половине передачи, украли автоугонщика машин, и поскольку автоугонщик был, видимо, в доле с кем-то из высокопоставленных сотрудников МВД Ингушетии, их практически и расстреляли из-за этого дела. А наши правозащитники встали, естественно, на защиту человека, которого хотели украсть. Так вот хочу сказать Муссе, что, как уже говорила, я на этой неделе была в Грозном и два моих самых острых впечатления – это дым от стройки, которой стоит над Грозным. Вот над городом стоит густая пыль, от которой першит в горле, которой покрыты все деревья. Второе впечатление – это пробка на стоящемся проспекте имени Ахмата Кадырова… Ну там такие аккуратненькие бульварчики, скамеечки, естественно, везде портреты Рамзана Ахматовича Кадырова и его отца. Портретов вообще много. Если заходишь в любое чеченское учреждение – там всегда обязательно висит портрет. Если это одни портрет – это портрет Рамзана Кадырова. Если это два портрета – это два портрета Рамазана Кадырова. Если это три портрета – то, может быть, третий портрет будет Владимира Владимировича Путина. Но такого темпа и размаха строительства как в Грозном, так и в уже отреставрированных Аргуне и Гудермесе я не видела абсолютно нигде. Еще так получилось, что когда я туда ехала, я летела я в самолете с каким-то несчастным, пьяным русским строителем из Ботлиха, и когда он услышал, что я лечу в Грозный, он стал очень переживать, говорить, что вот Вам чеченцы глаза вотрут, они – гады, сволочи, ничего не строят, они все только пиарятся, и стал рассказывать довольно страшный случай, что когда он строил в Шали, его постоянно «кадыровцы» останавливали, били и требовали денег. Я спросила, а где же были федералы? Он ответил, что вот едешь – налево стоит блок-пост чеченский, а направо – федеральный. Чеченцы меня останавливают с моим пустым КАМАЗом и требуют денег, а подходит федерал и спрашивает, что случилось. Я отвечаю, что военный строитель и с меня требуют денег. «А-а-а», — говорит федерал и отходит. Вот, соответственно, с таким милым настроем я приехала в Грозный. Потом мне было, конечно, желательно, чтобы мне очки не втирали. И даже надо сказать, что, конечно, попытки втереть очки мне имелись, потому что надо понять, что это Кавказ, и когда горец оказался один с пустыми руками против двух автоматов, он всегда потом скажет, что он был против двух танков. Поэтому Кадыров строит Чечню, но всегда есть попытки сказать, что построено гораздо больше, чем есть.



Например, мы едем по Аргуну – с обеих сторон совершенно новая улица, кирпичные ворота, кирпичные стены, блестящие шиферные крыши. Я спрашиваю сопровождающего: «На чьи деньги?». «На деньги фонда Кадырова», — отвечает. Я говорю: «Ну давайте остановимся, зайдем». Останавливаемся. Стоит у ворот какой-то Али, чинит «копейку» – это его бизнес. Я говорю: «Али, вот на чьи деньги восстановлен Ваш дом?». «На деньги фонда Рамзана Ахматовича Кадырова. Дай Бог ему счастья и вечная слава! Чтобы мы без него делали. Рамзан Кадыров – наш… » Ну и так далее на 15 минут, смотрите по тесту, если кто не помнит, может посмотреть журнал «Советская Корея». Ну, это все абсолютно вполне искренне и тут же рассказывается душераздирающая история о том, что вот соседнюю пятиэтажку Рамзан Ахматович приехал инспектировать ночью на москвиче, потому что Кадыров это к Козаку ездит на «Хаммерах», чтобы понты колотить. А вот пятиэтажку он ночью, как полагается но москвиче, в одиночку, и если делают не так, то принимаются соответствующие меры к людям, которые делают не так. Короче говоря, захожу я внутрь этого прекрасного снаружи отреставрированного дома и, естественно, внутри – тот же бардак, который был в 70-е годы. Старенькая стенка, потолок провис – Али грустно говорит, что вот тут неподалеку шахид какой-то взорвался, главу администрации взрывал, значит, а у меня от этого потолок провис. Я спрашиваю, а почему потолок и стены не отремонтировали? Ну, Али бы, конечно, хотелось, чтобы отремонтировали стены, но и так 100 рублей, новая крыша и фасад – для него, конечно, грандиозный подарок и, в общем-то, если посмотреть по соотношению цена-качество, то, что делается – это, наверно, оптимальный вариант, потому что понятно, что нельзя во всей республике каждому жителю отстроить новый дом и если просто отстроить ему хотя бы стену и крыш – это абсолютно великое дело. Хотя когда я оборачиваюсь к сопровождающему и говорю, а вот Вы говорили, что весь дом отстроен, то он так хлопает глазами и делает вид, что он вот именно это и говорил, про стены и крышу.



Но, как я уже сказала, вот есть, действительно, грандиозная стройка, есть стройка человека, который впервые за много лет… у Чечни есть хозяин. Были до этого только грабители, московские ставленники, бойцы за веру, воины Аллаха… Хозяин появился впервые. Другое дело, откуда берутся деньги на эту стройку. Я вообще предполагаю, что самые худшие предположения о том, как собираются эти деньги, не доходят до действительности. Есть якобы добровольные пожертвования, 13-ые зарплаты, есть известная история про Муссу Бажаева – нашего известного московского чеченца «Группы Альянс», у которого «кадыровцы» просили 10 миллионов долларов. Мусса Бажаев пошел к Путину: видимо, он чего-то испугался, не знаю чего. Вышел от Путина и сказал: «Я 50 миллионов долларов отдаю в Фонд восстановления Чечни имени Ахмата Кадырова». Но дело в том, что происходит парадоксальная вещь: раньше эти деньги, которые выделялись на восстановление Чечни, воровали. При этом была специально разработана целая система воровства. Там одна из основных вещей, которая была: деньги перечислялись в конце года, 26-27 декабря, когда их просто не возможно, да… А их надо было или освоить до конца года или вернуть. Понятно, что 26 декабря деньги невозможно освоить, можно только украсть. Собственно, деньги так же перечисляются и сейчас и основная задача, которую выполняет Фонд Кадырова – он как раз берет деньги в долг, то есть кредитует и на эти кредиты строит, которые должны быть к концу года закрыты. Нехитрая идея – брать деньги в долг, но никому почему-то из предшественников Кадырова она как-то не приходила в голову. Предпочитали воровать. И пока предпочитали воровать и согласовывать с Москвой проекты, никаких вопросов у Москвы, куда деваются деньги, не возникало. А сейчас стройка идет, дома строится, но Москвы все время переживает о том, что проектно-сметной документации нету. Хотя когда документация была, а домов не было – это, почему-то, Москву не волновало.



И еще одна маленькая история, которую мне бы, конечно, хотелось бы рассказать – это как раз про пиар… Про усыновление русского мальчика, о котором мне Мусса написал. Напомню, что, дейтствительно, Рамзан Кадыров, по-моему, месяц или два это было назад, усыновил из детдома в Грозном русского мальчика Витю. Мальчик принял ислам, стал Виситой Кадыровым. Я просто хочу об этом особо рассказать, потому что я была в детском доме и то, что я увидела, меня поразило. Это не совсем детский дом в том виде, в котором мы привыкли его воспринимать. Это дом, директором которого является женщина – Берлан Касаева, чеченка, которая потеряла на этой войне мужа, братьев мужа, она осталась одна со своим сыном Хамзатом. Он полгода от горя еще в 95 году не вставала с постели. Потом она встала, идет по развалинам Грозного, видит, какой-то мальчик копошится в помойке. Она говорит: «У нас с тобой одно общее горе, пойдем». Мальчик, кстати, был русский. Потом к ней стали потихоньку приходить еще дети. Они стала их забирать. Она забирала чеченские семьи, забирала русские семьи. Она не делала различия. Дети услышали, стали приходить. Одна из девочек появилась на пороге ее дома со словами: «А здесь живет добрая тетя, которая кормит 3 раза в день?» Эту девочку потом усыновила чеченская семья. Но так случилось, что та чеченка, которая усыновила эту девочку, торговала на базаре в Грозном, а на базар, Вы помните это был 97 год, попала ракета «Земля-Земля». Там было несколько сотен трупов, чеченку убило, а вот эта усыновленная девочка чудом осталась жива, и снова потеряв уже вторую семью, выбиралась по телам. При этом она считала, что потеряла всю семью, потому что считалось, что этот детский дом Берлан Касаевой погиб от взрыва бомбы в каком-то там подвалов Грозного. И только чудом она их нашла в Натеречном районе, куда Берлан вывезла детей, и там в 3 комнатах дома жили 100 детей. Дети, которые бежали к ней отовсюду. Никакого, естественно, формального детского дома не было. Такие детские дома возникают только тогда, когда у людей страшное горе. Потому что, конечно, у всех этих детей страшное горе. На их глазах убивали их родителей, семьи. Все эти дети называют Берлан мамой. Почти никто не хочет уходить из этого дома. Было несколько передач «Жди меня», на которых часть этих русских детей нашла своих родителей. Две девочки уехали в Тверь к настоящей маме. Сейчас одна из них пишет письма Берлан: «Мама, я хочу вернуться как только мне станет 16 лет. Моя мама пьет. Я не хочу…» Она, собственно, мамой продолжает называть Берлан. И вот этот мальчик Витя, которого усыновил Кадыров – у него удивительная судьба. Как и все дети в этом детском доме, я боюсь, он гораздо больше чеченец, чем русский. Потому что русские бомбы федералов лишили его национальности. А то, что его мамой стала Берлан, сделало его чеченцем. И вот у этого мальчика, фактически, нашлась семья. Он был в детском доме вместе с другими своими сводными братьями и сестрами. По-моему, там было 2 брата и одна сестра. И так получилось, что отчим нашелся. Его отчим и отец этих братьев и сестры. Он забрал, естественно, детей к себе и Вите он говорил: «Витя, я тоже тебя забираю, потому что ну как же это?» А Витя отвечает: «Нет. Я хочу остаться в Грозном. Моя мама – Берлан. Мое имя – Висита. Я хочу принять ислам. Я хочу поступить в летное училище». Вообще очень много детей из этого детского дома, вернее приюта для детей, поступает в военное училище, потому что для горца быть воином – это правильно. Ну, вот уже после этой истории, после того, как Висита выбрал свою судьбу и стал уроженцем города Грозный, через несколько месяцев, по-моему, этот дом навестил Рамзан Кадыров, он там раздавал квартиры по обыкновению тем матерям, которые держат детей в этом детском доме и сами живут рядом, потому что у них больше нет другой возможности больше нигде жить. И вот он увидел этого Виситу и усыновил. И, конечно, я должна сказать, что это никакой не пиар хотя бы по той простой причине, что для кавказца усыновление – это не пиар. Поверьте мне. Рамзан Ахматович балуется пиаром очень много и часто. Ему вообще свойственно прекрасное чувство пиара, как всем великим актерам и великим диктаторам. Но в данном случае это немножко другое. И когда смотришь вот на этого новоявленного Виситу Кадырова, младшего брата Рамзана, который беленький, ушастенький и, кстати, на всех фотографиях в этом детском доме стоит впереди, как явный лидер, то понимаешь, что это действительно Висита. То понимаешь, что какова бы не сложилась его судьба через 10 лет, этот человек будет абсолютно верен именно роду Кадыровых, потому что еще до того, как Кадыров его усыновил, это человек сам выбрал свою судьбу, сказал, что хочет принять ислам и остаться в Грозном. Телефоны прямого эфира: 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. Номер эфирного пейджера: 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, Юля! Скажу Вам честно, складывается впечатление, что Вас нормально в Грозном обкатали-то. (Неразборчиво) хорошо поработали.

Ю.ЛАТЫНИНА – Угу. Представиться хотелось бы… Следующий звонок. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. Номер эфирного пейджера: 725-66-33. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Это Василий. Знаете, мне кажется, что тот случай, когда ингуши столкнулись с чеченцами – это тот случай, когда (неразборчиво).

Ю.ЛАТЫНИНА – Простите, знаете, Вас очень плохо слышно, поэтому чтобы не повторяться, я боюсь, нам придется включить другой звонок. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Владимир из Петербурга. Юля, в прошлый раз Вы сказали очень интересую вещь, что … (неразборчиво) потому что Россия как бы платит Чечне. Правильно? Не отказываетесь от…

Ю.ЛАТЫНИНА – Слушайте, ну, может быть, хватит Чечни?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы боитесь, да, моего вопроса?

Ю.ЛАТЫНИНА – Да нет, пожалуйста, задавайте, просто, знаете, в программе слишком много Чечни.

СЛУШАТЕЛЬ – Значит, смотрите: Чечня выиграла у России. Да? А Вам известно, что половина регионов в России дотационные? Значит, они все выиграли у России. Это раз. Далее. ГДР выиграла у ФРГ, потому что ФРГ является как бы плательщиком, то есть они платят. Ну, третье. Самое интересное, просто материал для Задорнова, юмориста. Грузия выиграла войну у Соединенных штатов, потому что американцы платят им зарплату…

Ю.ЛАТЫНИНА – Спасибо. Но я предлагаю другой пример. Например, Сюнну и Китайская империя. Когда китайцы не смогли отбить нападение варваров-сюнну, они стали платить им дань. Византийцы и болгары. Болгары, которым византийцы платили дань, чтобы болгары не осаждали Константинополь. К сожалению, каждая распадающаяся империя, когда она сталкивается с молодым и сильным народом на своих окраинах, который она не может победить и которому она не может противостоять с помощью не существующего больше в этой империи закона, она вынуждена или построить Китайскую стену, что, на мой взгляд, было бы оптимальным вариантом либо платить дань. Давайте называть честными словами те деньги, которые мы платим Чечне. Мне от этого больно, стыдно. Мне не нравится, что Рамзан Кадыров уже практически назначил мэра Пятигорска. Мне не нравится, что Чечня имеет территориальные…



У меня тут несколько по пейджеру несколько замечаний по поводу той самой драки, которая случилась с четверга на пятницу на станции метро, тут пишется, что это были какие-то драки националистов по поводу засилья чеченцев как раз в вузах. «У меня такой вопрос, Юля, что лучше национализм или интернационализм?», — тоже по пейджеру по поводу этой драки пришел вопрос. Знаете, когда я вспоминаю это слово «национализм», я всегда вспоминаю его происхождение. Иногда происхождение слов бывает очень важным для того, чтобы понять, как оно устроено. Напомню, что слово «националист» впервые появилось в конце XIX века во время так называемого дела Дрейфуса. Многие, может быть, помнят, что это было такое, а нет – так напомню. В это время как раз уже между Францией и Германией изрядно портились отношения. Французы, естественно, следили за немецкими шпионами, сидевшими в Париже, регулярно у немецкого резидента просматривали корреспонденцию из мусорного ведра, которую он туда бросал, и однажды французская контрразведка из этого мусорного ведра вынула письмо, так называемое бордеро – это перечень документов, согласно тогдашней французской фразеологии, которое явственно указывало, что во Франции среди высокопоставленных военных есть шпион, работающий на Германию. Полковник Анри, который руководил тогда французской контрразведкой, посмотрел на этот почерк и решил, что он похож на почерк французского военного Альфреда Дрейфуса, который, кстати, говоря был евреем, что имело большое значение для последующего разбирательства. Над Дрейфусом состоялся суд. На нем двое экспертов сказали, что это почерк Дрейфуса, двое, что это не его почерк. Дрейфуса лишил чина, сломали шпагу, обесчестили и сослали на Чертов остров, и на том бы, казалось, все забылось, если не считать волны антисемитской истерии, поднятой всем этим процессом. Через некоторое время французскую контрразведку возглавил другой человек – полковник Пекар, который был, кстати говоря, сам антисемитом и на том же первом процессе Дрейфуса свидетельствовал против него. И вот полковник Пекар, разбирая какие-то новые документы, в том числе и опять полученные немецкими шпионами, увидел, что шпион опять продолжает работать, и очень скоро он идентифицировал, что настоящим источником сведений являлся совсем другой человек, которого звали граф Эстерхази, кстати, венгерского происхождения, который служил во французской армии. Полковник Пекар пришел к начальству и сказал: «Вы знаете, мы не того человека посадили. Настоящий шпион – это Эстерхази. Он на свободе». Начальство ему ответило: «Слушай, мы тут с этим Дрейфусом столько натерпелись. Франция не вынесет нового скандала. Государственный долг – это молчать». Пекар молчать не стал. Тем более, что он довольно громко советовался. Дело выплыло наружу. Пекара решили полномочий, тоже судили – придрались к чему-то, тоже куда-то сослали. Но кошка была, что называется out to the back, и все начали рассказывать, что именно Эстерхази является шпионом, а не этот нечастный Дрейфус, который в этот момент сидит на Чертовом острове. Во Франции поднялся настоящий скандал, и что в нем было самое интересное…



Дело в том, что я начала все это рассказывать по поводу слова «национализм». Так вот именно тогда впервые было употреблено слово «националист» — это слово употребил господин Эстрехази, который напомню, являлся немецким шпионом, и на защиту которого поднялся практически весь французский военный истеблишмент со словами «лучшем нам оставить настоящего шпиона на свободе, чем рыться в грязном белье и выпускать невинного человека, тем самым скомпроментировав государственную машину». Так вот Эстерхази везде кричал, что он французский националист и, собственно, едва ли не изобрел это слово, а что всего интереснее было в этой ситуации, что Эстрехази в силу, видимо, каких-то личных черт характера и своего венгерского происхождения страшно ненавидел Францию. Он шпионил не для этого – ему нужны были деньги, он был мот, развратник, но помимо всего прочего вот по личным письмам этого человека, после того как вся эта история заглохла, и они были опубликованы, стало ясно, что этот человек, который выдумал понятие «националист», из-за которого все началось, там мало того, что он был шпионом и работал на немцев, так этот человек еще патологически ненавидел французов. Вот я Вам советую задуматься над этой историей и над истоками слова «национализм» и «националист» и сделать из этого соответствующие выводы. Телефон прямого эфира 783-90-25 – для москвичей, 26 – для не москвичей. Говорите, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер! Я хотел бы задать Вам вопрос по поводу этой вот этой вот (неразборчиво) организации ДПНИ. Что Вы можете по поводу нее сказать? А то вот такое ощущение, что все эти истории повторяются в таком комическом контексте. Мне все это напоминает работу (неразборчиво) охранки. Мы все знаем, к чему привела эта работа. Ну, сейчас это все повторяется…

Ю.ЛАТЫНИНА – Спасибо. У нас осталось ровно 30 секунд до конца эфира. Все, что я хотела сказать о движении ДПНИ, я сказала, когда я говорила о деле Дрейфуса и об истоках понятия «националист». В свою очередь скажу, что для меня примером патриота является полковник Пекар, который решился разоблачить настоящего шпиона и был за это лишен званий, а не полковник Анри, который в этом же деле пытался подделать улики, чтобы не ворошить грязное белье, и в результате утопил в дерьме всю французскую разведку и контрразведку на несколько ближайших десятилетий. Всего лучшего! До встречи через неделю!







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире