'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 августа 2005, 19:08

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире программа «Код доступа» и ее ведущая Юлия Латынина, как всегда в это время по субботам. Телефон прямого эфира программы 203-19-22 и пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Среди вопросов, пришедших по Интернету, естественно, самые важные вопросы — это вопросы про тонущий батискаф на Дальнем Востоке. И я бы хотела сказать прежде всего две вещи. Очень важно понять: мы весь месяц предыдущий мочили американцев за то, что у них не полетел шаттл. Вообще-то он мог и полететь, но американцам было не важно, что про них скажут, а было важно, что если шаттл полетит и взорвется, то это будет потеря человеческих жизней. Это вопрос другой культуры, и американцы тупо отменяли и отменяли запуск, даже не потому что им просто люди дороже, а потому что карьерная цепочка американцев выстроена таким образом, что вот если человек рапортует, что вот тут пимпочка стоит не на том месте и, возможно, все взорвется, то его за этот рапорт не увольняют, за паникерство не дают по ушам, а за катастрофу его увольняют. Вот сейчас ровно сутки батискаф лежал на дне, а о чем сообщали? Сообщали об успешном ходе учений и сообщали о блестящем ответе американцам министра обороны Сергея Иванова, который в ответ на интервью Шамиля Басаева компании ABC не то чтобы пригрозил поймать Шамиля Басаева, нет, он пригрозил более страшной вещью: он сказал, что он не будет давать интервью компании ABC. Напугал страшно.

Так вот. И ровно сутки батискаф лежал на дне, а речь шла об успешном ходе учений. Почему? Потому что было страшно признаться. Потому что батискаф запутался не в сетях, батискаф запутался в антенне. Антенна наша. Скажите, пожалуйста, что она там делала, кого она слушала? Должна была слушать близящиеся маневры американского флота? Поэтому сказать было нельзя. Это к вопросу о стимулах принятия решений в России. И второй вопрос, самый главный, еще более главный. Почему вдруг все проснулись, почему вдруг направили просьбы о помощи и американцам, и японцам, причем заметьте, что японские адмиралы послали на помощь свои суда раньше, чем получили одобрение японского правительства — они сначала послали, а потом запросили одобрения — потому что есть морская солидарность. Так вот почему все проснулись? Ответ: из-за президента Путина. Доложили Путину через сутки, судя по всему, доложили Путину, что батискаф лежит на дне. До этого не докладывали не только нам, публике, до этого не докладывали президенту. И президент сказал: все на фиг, главное — вытащить людей. Вот вы посмотрите. Сначала они молчали, потом они всех туда пригласили. Еще вчера министр обороны Сергей Иванов сказал, что «мне там нечего делать, мешать специалистам», сегодня он туда полетел, потому что его, судя по всему, лично послал президент.

Тут у меня очень много по Интернету вопросов типа почему Путин вчера не выступил, не обратился к нации с заявлением о людях в батискафе. Ну, что делать, у президента такая культура. Он не любит обращаться к нации, он любит решать вопросы келейно. Но очень важно понять, что он сделал гораздо более важную вещь, что вся спасательная операция, которая сейчас происходит, она происходит потому, что Путин велел. А иначе бы вообще затонули, может быть и не узнали бы, так, спустя месяц кто-то бы сказал, что что-то тут у нас, говорят, с подводным аппаратом не то. Помните, что было во время «Курска»? «Курск» тонул. Президенту Путину доложили, что он сейчас всплывет сам. И президент начал давать команды, тоже тогда позвал иностранцев, когда уже было поздно. Вот сейчас произошло наоборот. Как только Путину доложили, все завертелось. Он не поверил тезису, что вот это всплывет само. То есть Путин вполне понимает ценность своего окружения. Поэтому, если эти люди в батискафе погибнут, они погибнут из-за того, как устроено российское государство, в том числе и президентом Путиным, из-за того, кому он делегирует свои полномочия. Если их спасут, они будут обязаны жизнью лично президенту, потому что в критической ситуации он повел себя не так, как его назначенцы, а сказал: к черту, вытаскивайте их с кем хотите, чем хотите, и мне плевать на то, что перед этим министр обороны Сергей Иванов говорил об Америке; пусть вытаскивают американцы, пусть вытаскивают японцы, эти люди должны быть живы.

Телефон прямого эфира 203-19-22, номер эфирного пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы», и говорите, вы в эфире. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Сергей, из Череповца. Вопрос вот какой. Если мы говорим об американской телекомпании ABC, то мы совсем забыли о том, что два дня назад, по-моему, наши все телеканалы государственные показали небольшое интервью «Аль-Джазиры» с правой рукой Бен Ладена, и повторили все то же самое, что сделала американская ABC. Как должны были бы поступить американцы? Это первый вопрос. Второй. Наверное, во всем мире, если происходят такие трагедии, то министр иностранных дел — я так сужу по телепередачам — бежит на место трагедии. А у нас Иванов, по-моему, побежал на место сокрытия преступления своего сына, а потом только когда Путин дал по голове, он поехал туда. И значит что — все у нас в стране только великий Боже или царь Владимир Владимирович решит, тогда все начнут крутиться? Так вот послать эту страну куда подальше?

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо за вопрос. Я не буду комментировать вторую часть, потому что, ну, я уже собственно сказала, что поведение министра обороны Сергея Иванова, который еще вчера сказал, что я туда не полечу, а сегодня он туда летит, судя по всем, он получил действительно прямое указание президента. А что касается интервью телеканала ABC, то все-таки я бы не сравнивала тот отрывок из «Аль-Джазиры», который показали мы, это действительно коротенький отрывок, вполне информационный, и я не знаю, но мне кажется, что американцы и европейцы, наверное, его тоже показали. Все-таки ABC показало, целый час посвятило Басаеву, это действительно поступок сильно на грани риска, но меня сейчас интересует не поведение ABC, а меня интересует поведение наших властей. Вот министр обороны Сергей Иванов, у него в Чечне есть войска, у него в Чечне есть батальоны спецназа ГРУ, батальон «Запад» под руководством Героя России Саид-Магомеда Какиева, единственного чеченского военачальника, который воюет против боевиков с самого начала войны, у него есть батальон «Восток» Сулима Ямадаева, бывшего полевого командира, который перешел на сторону России, который совсем недавно отличился при зачистке станицы Бороздиновская, где убит был один человек и пропало 11. То есть Сергею Иванову разумно было сказать: вот Шамиль Басаев дал интервью ABC, наш ответ будет такой, что в течение месяца мои батальоны и мои люди поймают Шамиля Басаева. А вместо этого Сергей Иванов сказал: мы не будем давать интервью ABC. Ну, мне кажется, как-то уж очень характерно.

Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это Александр, Москва. Уважаемая Юлия, мы все сейчас молимся за то, чтобы все было благополучно на Дальнем Востоке, но обратите внимание, как только что-то случается, наши военные в первую очередь начинают что спасать? Они не начинают спасать людей, а начинают спасать собственные задницы на всех ступеньках своей иерархической лестницы. Понимаете? Вот это, к сожалению, алгоритм. То есть ничтожное управление в армии, ничтожное управление в стране, и вот это доминирует, и это определяет стиль нашей жизни. В этом вся проблема. Обратите внимание на то, что сейчас происходит. Они начинают принимать эффективные меры только тогда, когда туда собираются все, и министр обороны там, и начальник главного штаба, и так далее, только тогда они начинают эффективно действовать. Что, нельзя было сделать те операции, я 20 лет проработал…

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Тезис ваш понятен, собственно, он повторяет то, что сказала я, только вот еще раз: они начинают принимать эффективные меры, когда президент стукнул кулаком. Я не хочу сказать, что система управления в правильной стране должна быть выстроена так, что президент стукает кулаком и после этого все действуют, но, вот, действительно, в этой ситуации президент стукнул кулаком. Еще раз повторяю, если этих семерых человек спасут, они будут обязаны своим спасением президенту.

Еще вопросы по Интернету. Михаил пишет: «Юля, похоже, практика зачисток и карательных акций докатилась до Центральной России, до Подмосковья. Как иначе можно назвать штурм ОМОНа, который взял мирное поселение людей, коттеджный поселок около Истры?» Напомню, что об этом поселке и я раньше говорила. И, вообще, у меня очень много вопросов по Интернету по поводу этой самой несчастной Истры, просьбы прокомментировать слова господина Олега Митволя, главного нашего эколога, хотя он зам, о том, что если люди не разрушат свои дачи добровольно, то у них отберут московские квартиры, потому что, дескать, приставам надо платить. Ну, тут есть уже несколько вещей, о которых я говорила. Первое. Этот коттеджный поселок около Истры Екатерининские валы — это дома простых граждан, это не дома новых русских, это, в общем, домики для среднего класса, если не для бедного. Второе. Очень часто пишут, что его сносят из-за нарушения природоохранных норм. Так вот, его сносят по распоряжению самых разных судов и судятся с поселком самые разные суды, и достаточно сказать, например, что суд, защищая интересы Мосводоканала, опирался на постановление Совнаркома РСФСР от 23 мая 1941 года о защите интересов несуществующего социалистического государства. То есть когда находится пять причин для того, чтобы снести поселок, и одна из них незаконная застройка, другая — незаконное владение, третья — близость к воде и так далее, то, скорее всего, верна не пять причин, а верна какая-то шестая. Третье. Как я уже говорила, земли колхоза «Новый путь», которые расположены за поселком, выкуплены банкиром Сергеем Веремеенко, и жители утверждают, что если поселок снесут, то на этом месте построят яхт-клуб. Вот господин Митволь, комментируя этот тезис, что, дескать, снесение поселка нужно олигарху, он сказала, что, типа, это грамотный пиар и ничего подобного не будет. Значит, поэтому я хочу сослаться на интервью самого господина Веремеенко, которое было дано журналу «Форбс» в августе 2004 года, где как раз написано, что 76 га в районе деревни Лопатово сейчас принадлежит ООО «Баст Инком», оно отдано под строительство коттеджей, что руководителем ООО «Баст Инком» является жена господина Веремеенко Марина Сметанова, и цитирую буквально: у жителей поселка, то есть вот того поселка, который построен на этих землях колхоза «Новый путь» будет свое поле для гольфа, в будущем, возможно, и причал для яхт, мы будем делать что-то вроде гольф-клуба «Нахабино» — с размахом крепкого помещика рассуждает Веремеенко. Это по поводу пиара. Если кто-то пиаром и занимается, то, видимо, пиаром занимается сам господин Веремеенко, когда говорит, что на землях поселка «Новый путь» он построит коттеджный поселок, а где яхт-клуб можно построить — яхт-клуб можно построить только на месте поселка «Екатерининские валы». Возможно, это случайное совпадение, что колхоз «Новый путь» не был куплен Веремеенко, он был обанкрочен, и, возможно, это случайное совпадение, но решение о банкротстве этого колхоза вынесла та же самая судья, что и решение о незаконности строительства поселка для среднего класса Екатерининские валы. И четвертое. Вокруг этого самого Истринского водохранилища располагается куча незаконных построек, я сама, своими глазами, там видела очень богатые дачи, стоящие близко от воды, мне говорили, что это дача генерала ФСБ. Не знаю тут так это или не так, но ими господин Митволь не занимается.

И что мне хочется сказать в этой ситуации жителям поселка? Вот они сейчас слышат очень страшные заявления, они слышат заявление господина Митволя о том, что они могут лишиться своих квартир. Они должны понимать, что вот все это не просто давление на психику, что у них есть очень большие шансы победить, и что они победят ровно в том случае, если они будут держаться непоколебимо. Потому что, в общем, кто такой Сергей Веремеенко? Дело не в Сергее Веремеенко. Раньше-то это был партнер Сергея Пугачева, другого, более известного банкира, и все эти люди — Сергей Веремеенко и Сергей Пугачев — это такие люди, у них достаточно уникальная бизнес-судьба. Это люди, входившие в ближайшее окружение президента Путина, но из этого окружения они были фактически удалены. У нас вообще-то так не бывает. Путин — я не знаю, достоинство это или недостаток — но президент у нас друзей не выгоняет, друзей не отдаляет, считает, что это неправильно, что бы они не сделали. Вот как раз Пугачев и Веремеенко — это исключение из этого правила, связанное с тем, что, вообще-то, Межпромбанк и Пугачев, который его возглавлял, они очень хвастались близостью к президенту, они с самого начала прихода Путина на первый срок позиционировали себя, как ближайшие друзья президента, говорили, что вот тут есть путинский духовник, я тоже православный банкир, говорил Сергей Пугачев, и был предпринят им целый ряд проектов, которые все были очень скандальные и все не реализовались. Один из первых проектов был, когда на пост президента Якутии попытались избрать зам генерального прокурора господина Колмогорова, потому что Якутия — это «Алмазы России — Саха», понятно, что очень хорошо, если бы эта алмазная компания обслуживалась в Межпромбанке, тогда удалось снять президента Николаева с выборов, но в результате президентом стал, как известно, другой человек, и весь проект провалился, в том числе из-за скандальности его, потому что то, как давила Генпрокуратура на выборах в Якутии, было сочтено тогда Кремлем недопустимым. Другой был проект, также провальный, Пугачев и Межпромбанк попытались завладеть «Славнефтью». Если вы помните, «Славнефть» в конечном итоге купил Абрамович, причем это, в общем, было решение президента, и с самого начала было известно, извините, вот в нашей уродской системе власти, что типа «Славнефть» должна достаться Абрамовичу. В данном случае и Межпромбанк, и силовики, которые тогда с ним блокировались, просто пошли против президента, устроили скандал, достаточно грязный скандал, и все-таки не преуспели. Наконец, третий провальный проект, самый главный провальный проект, на котором, собственно, и окончилось партнерство Сергея Пугачева и Сергея Веремеенко, это были выборы в Башкирии. На выборах в Башкирии Путин решил поддержать Муртазу Рахимова. Я еще раз, я не комментирую тот факт, что у нас в Кремле решают, кто будет башкирским президентом, но я вот констатирую как факт, что президент Путин тогда решил поддержать Муртазу Рахимова. И вдруг среди его собственных силовиков, среди его собственных доверенных лиц рождается идея, что нет, давайте Сергея Веремеенко выберем главой Башкирии. И скандал, который из-за этого получился, он был настолько грязный, что фактически как бы банк и все эти люди, они были вычеркнуты из числа ближайших друзей Путина, и, собственно, был наложен запрет на их общение, и в результате Веремеенко и Пугачев попросту расстались.

Еще раз. Я сейчас не комментирую моральную сторону того, что я сказала, хорошо ли президенту отдавать «Славнефть» или назначать Рахимова. Я комментирую фактический стиль поведения данной бизнес-группы. Это наглость такая, использование правоохранительных органов, это сильное переоценивание своих возможностей. И жителям Екатерининских валов, которые теперь стали объектом атаки — смотрите, как начиналось: президент Якутии, «Славнефть», президент Башкирии, а теперь всего лишь Екатерининские валы — так вот жителям Екатерининских валов я хочу сказать, что на самом деле вот там ничего нет. Если вы посмотрите на деле, что с вами происходит, вы обнаружите, что там какие-нибудь три купленные судьи, пять купленных ментов и какой-нибудь маленький разводчик, который бегает от одного к другому и говорит «нам Путин сказал», и один любитель пиара Митволь. Публичность этого дела, несгибаемость — способ отстоять дома. Вот никто не велел сносить ваши дома. Достаточно скандала, и эти люди отступят.

Телефон прямого эфира 203-19-22, номер эфирного пейджера 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы, и говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Николай из Москвы. Юля, вы, может быть, слышали эту информацию в Интернете о фильме канадской «Хистори Чэннел» о «Курске», где воспроизводится как доказанная версия, на которую намекал в свое время Сергей Погребан, а именно, что «Курск» был атакован американской подлодкой «Тайфун» после того, как столкнулся с подлодкой «Мэмфис», и что, собственно говоря, все поведение президента Путина, за которое он подвергался такой критике, оно как раз и объясняется стремлением, то есть сознательная игра в идиота, именно, чтобы оттянуть на себя как бы общественное внимание и максимально как бы спустить на тормозах…

Ю. ЛАТЫНИНА: Вопрос понимаю. Тут две очень интересные вещи. Первое. Насколько я понимаю, вот этот фильм «Хистори Чэннел», это просто «утка», это такая вещь, которая у нас запущена в Интернете и нигде, кроме как в российском Интернете, не существует. А что это бред чистой воды — это известно любому человеку, который, допустим, прочтет книгу адвоката Кузнецова о том, как утонула подлодка «Курск». Что это бред чистой воды, это известно любому человеку, который хоть сколько-нибудь внимательно следил за ходом следствия, потому что, как я уже говорила и в прошлой передаче, и в некоторых других, было по «Курску» очень важное, очень технические продуманное следствие, которое доказало, по минутам воспроизвело весь бардак, который творился в этот момент в российских военно-морских силах, и которое показало, от чего и как утонул «Курск». Я сейчас прервусь на новости, потому что на самом деле вы задали вопрос, который гораздо более важен, чем кажется.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Я продолжаю отвечать на вопрос по поводу якобы демонстрации по каналу «Хистори Чэннел» документального фильма, в котором было доказано, что «Курск» сбила американская подлодка. Так вот, как я уже сказала, весь ход того, что произошло с «Курском», восстановлен следствием; восстановлен следствием, которым руководил наш доблестный прокурор Устинов. Выглядело это примерно так. В 11.30, я могу сейчас перепутать немножко время, но приблизительно, по-моему, в 11.30 на флагмане Северного флота корабле «Петр Великий», который находился в море на учениях, по нему «Курск» должен был стрелять, флагман подкинуло. Звук, раздавшийся в наушниках радистов был такой силы, что у них чуть не лопнули барабанные перепонки. Командующий Северным флотом, который в этот момент стоял на мостике, обратил, естественно, внимание на взрыв, сказал «а что это у вас тут тряхнуло?», на что находчивый офицер, который стоял рядом, ответил «это мы включили радар». Ну, лишь бы что-то ответить начальству. После того, как командующий Северным флотом, не дождавшись «Курска», который почему-то не стал стрелять по «Петру Великому», и не дождавшись контрольного выхода «Курска» на связь, покинул спустя несколько часов флагман, и, в общем, никто даже не озаботился судьбой «Курска», и буквально только что не через полдня вдруг люди сообразили, что что-то не так, «Курск» не всплывает, хотя уже должно было быть всплытие. Только после этого «Курск» начали искать и вспомнили об этом странном взрыве, от которого, еще раз повторяю, тряхнуло абсолютно все корабли флота, потому что они были на учениях. Собственно, вообще непонятно как, если учения были связаны с тем, что подлодка должна стрелять по надводным кораблям, как надводные корабли эту подлодку не отслеживали, которая должна по ним стрелять. Так вот. Через сутки с лишним, по-моему, «Курск» все-таки обнаружили, хотя это было очень медленно по сравнению с тем, как можно было это сделать. Президенту Путину, как я уже сказала, в это время доложили, что ничего страшного, сам всплывет. После этого началась спасательная операция, причем в это время люди на «Курске» еще были живы. Они не просто были живы, они передавали сигнал SOS, они, видимо, не знали азбуки Морзе, но те, которые там сидели, вот они непрерывно стучали SOS, и этот SOS звучал по корабельной трансляции, то есть как радио «Маяк», как сейчас радио «Эхо Москвы» у вас сейчас звучит в квартирах, точно также на всех палубах «Петра Великого» был слышен этот SOS, и люди старались и делали. Когда после ряда неудачных попыток российских водолазов пристыковаться к «Курску» и после того, как уже все замолчало, туда спустились норвежские водолазы и пристыковались, кстати, без проблем, то встал вопрос о том, действительно, что случилось с «Курском», кто за это отвечает. Было достаточно быстро установлено следствием, потому что президент Путин опять стукнул по столу, опять сказал поднять во что бы то ни стало, не важно, что оно лежит на дне, очень важно, что президент Путин действительно пошел против желания своего генералитета, которое предпочло бы, чтобы «Курск» остался на дне и чтобы господствовала эта версия насчет того, что его сбила американская подлодка. Так вот, «Курск» был поднят. Было установлено, что взрыв произошел из-за торпеды с перекисью водорода. И встал вопрос об ответственности адмиралов за то, что произошло. А вопрос был очень простой: если спасательная операция, хотя она и была начата с опозданием и велась бездарно, если спасательная операция началась после того, как люди были мертвы, то адмиралы ни за что не отвечают. А вот если они могли людей спасти, но не смогли, то это как бы другая статья. И после этого в деле «Курска» появилась единственная экспертиза, которая вызывает, скажем так, очень большие сомнения. Она основана на том, что в трупах людей, которые были подняты со дна моря спустя несколько месяцев после их гибели, врач на основании содержания тех или иных веществ в организме сделал заключение о том, что они умерли буквально спустя несколько часов, а не несколько дней после катастрофы. Напомню, что внутри «Курска» произошел пожар, там все действительно сгорело, но вопрос заключался в том, когда этот пожар произошел. И вот эта экспертиза дала ответ, что, типа, пожар произошел еще до того, как началась спасательная операция. Естественно, встал вопрос о том, что же тогда слышали все люди на палубах «Петра Великого», и ответ был дан еще одной экспертизой, которая была еще более удивительная, которая сказала, что это какой-то шутник сидел в подводной части надводного корабля и стучал SOS. Эти две экспертизы я не буду комментировать, но я хочу сказать, что тогда президент Путин, точно так же, как и сейчас распорядившись довести историю до конца, все-таки отдал приказ поднять «Курск», отдал приказ пустить туда иностранцев, поднять с помощью «Хелли Бертон», отдал приказ пустить туда норвежских водолазов, к сожалению, поздно, и таким образом правда почти вся, только не в той части, которая касается уголовной ответственности за халатность, она была установлена. И если бы тогда президент Путин этого не сделал, то, наверное, сейчас бы у нас американцы устроили не только Беслан, и не только революцию на Украине, но и потопили «Курск». И мне кажется, что вот очень симптоматично, что эта интернет-спамообразная «утка» была запущена не когда-нибудь, а вот именно сейчас. То есть люди, та часть властной элиты России, которая хотела бы, чтобы Россия была отделена от остального мира, которая хотела бы, чтобы русские воспринимали весь остальной мир и в том числе Америку, как своих врагов, которые только и делают, что вот устраивают Бесланы и топят «Курски», что несмотря на следствие, подписанное, ну, не кем-нибудь, а самим прокурором Устиновым, вот все-таки чтобы русские в это верили.

Телефон прямого эфира 203-19-22, номер пейджера 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы», и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Юля, меня зовут Мария Александровна, я из Москвы. И я хочу спросить, не очень корректный вопрос, откуда у Ремчукова такие деньги на покупку газеты? И почему Хинштейн отдыхает, почему не занимается этим вопросом? Ему что, команды еще не дали? Будьте любезны, прокомментируйте.

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Вы знаете, что Хинштейн отдыхает, это скажите спасибо. Когда Хинштейн отдыхает, это всегда хорошо, потому что даже если Хинштейн занимается человеком, который что-то нехорошее отмочил, у меня лично к этому человеку сразу рождается сочувствие. У меня даже, наверное, к Ремчукову родится сочувствие, если им будет заниматься Хинштейн. Кстати, по поводу вашего вопроса. Тут по Интернету Александр, дизайнер из Тулы, пишет: «Уважаемая Юлия, в связи с нестандартным ходом Ремчукова не стоило бы подсказать Владимиру Владимировичу следующее ноу-хау: в 2008 году он оформляет страну на супругу в качестве преемницы, а сам же остается фактическим владельцем ЗАО «Кремль». А что? Это и будет демократия с российской спецификой». По-моему, Александр задал лучший вопрос по Интернету за эту неделю. Напомню, что господин Ремчуков довольно близкий Олегу Дерипаске, главе «Русского алюминия» человек, купил «Независимую газету», и достаточно понятно, кто ее купил на самом деле. Хотя не совсем понятно, кто ее будет редактировать. Жена Ремчукова по телевизору сказала совершенно замечательную вещь, которая меня восхитила. Она сказала, что она способна справиться с этой газетой, поскольку раньше писала статьи в модные журналы типа «Я сама». Не знаю, о чем были статьи, о том, как готовить картошку или как носить платье. Ну, кстати, это к вопросу о том — мы часто, знаете ли, удивляемся, какие люди сейчас правят страной, и часто удивляемся, как олигархи выпустили из рук власть, потому что, ну, конечно, тот же господин Дерипаска или тот же господин Абрамович, они значительно умнее среднестатистических путинских чиновников. Но вот ответ на вопрос «почему олигархи выпустили из рук власть?», мы вчера наблюдали его по телевизору, потому что мы наблюдали редкий случай, мы наблюдали окружение олигарха, мы наблюдали гражданку Ремчукову, которая писала статьи в «Я сама», и поэтому может управлять «Независимой газетой». Мы наблюдали человека, который с гордостью приехал на шестисоттысячном «Бентли», в чем абсолютно нет ничего плохого, но мы наблюдали, знаете, такое спокойное семейное счастье людей, которые сильно по своему качеству отличаются от тех вот самых знаменитых олигархов, но решения которых не менее важны, чем решения самих олигархов. Вот качество окружения олигархов — такой же важный вопрос, как качество окружения президента.

Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Юля, я хочу вам напомнить из статьи «Завтра» Проханова, что политика Путина напоминает поет испуганной мухи, когда она бросками бросается в ту или иную сторону, и успокоившись, садится под абажур и тихо жужжит. Хорошо написано?

Ю. ЛАТЫНИНА: Ну, Проханов хороший стилист, что тут? Вы знаете, я бы все-таки не сказала, что это есть политический анализ политики Путина. Я могу к ней как угодно относиться, но я-то все-таки в данном случае выступаю, как журналист, а не писатель, поэтому прошу меня не комментировать испуганную муху. Василий Иванович спрашивает, кстати, как раз к вопросу о политике Путина, и, боюсь, к вопросу об испуганной мухе, и говорит о детях российских дипломатов как способе диалога с властью и ехидно советует, что может ли Бабицкий предложить Басаеву вместо терактов применять порку детей Путина, как действенный способ диалога с президентом Российской Федерации. Я, собственно, этот вопрос цитирую потому, что в Интернете у меня очень много вопросов об инциденте с детьми дипломатов в Польше, на который президент Путин сурово отреагировал, он поручил МИД России вступить в контакт с польскими коллегами и понять, что делают польские власти, чтобы адекватным образом отреагировать на этот недружественный акт. Действительно, акт совершенно недружественный, потому что, знаете, когда в Воронеже РНЕ забивает до смерти негра, это вряд ли просто так, и когда говорящих по-русски детей избивают в Варшаве, это тоже вряд ли просто так. Это национальная ненависть. Потому что русский в Польше — это то же, что кавказец в России. То есть если этот кавказец богат, если он выходит из шестисотого «Мерседеса», если он заходит в дорогой ресторан, то это не кавказец, он проходит по разряду «хозяев». Вот если он беден, если на нем куртка, а не пиджак, то ему — и кавказцу в Москве, и русскому в Польше — есть чего опасаться. В Польше действительно очень плохое отношение к русским. Если он мешочник, его изобьют. Если он перегоняет машину из Германии, его оштрафует милиция за не выключенные фары, если он из включит, то его оштрафуют через 10 километров за фары включенные, если у него украдут машину, то польские полисмены вряд ли примут у него заявление, а если и примут, то долго будут мурыжить. И вот я думаю, что очень многие из этих обманутых, избитых людей обращались в российское посольство. И я просто не помню, чтобы президент Путин по этому поводу делал какие-то заявления. И то, что случилось на этот раз, это действительно, совершенно правильно заметил Василий Иванович, избили детей дипломатов. И вот тут-то выяснилось, что, избив детей, оскорбили Россию. До этого не оскорбляли, когда мешочников били, не оскорбляли, а тут оскорбили так, что вмешался сам президент Путин. И вот эти слова президента Путина по поводу драки в Варшаве, они действительно отражают некую новую российскую реальность, это вот такая сословная реальность. В ней важно то, что происходит с детьми дипломатов. Но в ней не важно, допустим, то, что происходит, скажем, с российскими моряками в нигерийской тюрьме, по поводу которой, в общем, президент Путин не говорил ничего, которые сидят второй год, которые сидят в совершенно фантастическом обвинении, и только тут вот наше посольство, наконец, начало шевелиться; в ней, допустим, не важно, что происходит с аварцами, избитыми и убитыми в станице Бороздиновской, но в ней важно то, что происходит с детьми дипломатов, и это довольно такая страшная сословная реальность.

Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, а Ганапольский когда выступает?

Ю. ЛАТЫНИНА: Простите, пожалуйста, ну, посмотрите по сетке. Я вам что, справочная, как в таких случаях говорят обиженные женщины. Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Виктор, город Томск. С большим интересом вас слушаю. Есть несколько предложений. Ну, хорошо, они дали интервью с Басаевым. Так давайте дадим интервью с Бен Ладеном по Первому каналу. Второе. Сегодня был в магазине, наблюдал такую вещь нехорошую. Детишки лет по 12 собирали деньги, нищие детишки. Очень такая интересная вещь. Третье. Вообще в жизни есть такое выражение: каков поп, таков и приход. Всего хорошего.

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Насчет детишек не поняла, но что касается интервью с Бен Ладеном, то, понимаете, не даст Бен Ладен интервью Первому каналу, потому что он прячется, и он не пойдет на контакт с журналистами, потому что он, скорее всего, с большой вероятностью этот контакт с журналистами будет использован ЦРУ для того, чтобы его убить. Вот несколько вопросов по поводу Шанцева и по поводу Лужкова. Анатолий спрашивает: «Следует ли из того, что Шанцева назначили губернатором в Нижний Новгород, что Лужкова не оставят мэром Москвы?» И еще Борис спрашивает: «Неделю назад Лужков подал в суд на Абрамовича, и многие решили, что его попросили это сделать в Кремле. А вот теперь депутат Лебедев и старый противник Лужкова и тоже человек, вхожий в Кремль, напал на Лужкова. Что-то я не понимаю, они что, в Кремле, всех на всех просят наехать?» Ну, что касается Шанцева, это действительно один из самых умных ходов, который сделал Кремль за последнее время. Я имею в виду умных тактических ходов. То есть если до этого были какие вопросы, хочет Кремль, чтобы Лужков остался или не хочет, то теперь вопросов нет, хотя, опять же, не следует переоценивать роль такого поведения Шанцева, что он принял предложение, от которого невозможно отказаться, потому что всем надо понимать, что команда Лужкова, в ней очень многие люди давно уже бегали в Кремль, и не существовало команды, а существовала возможность сдать человека, который не будет, скорее всего, мэром Москвы. Это было не первое предложение Шанцеву, это был не первый случай, когда Шанцев принял предложение Кремля. И вот это не надо переоценивать. Но это впервые произошло явно. Это, конечно, очень сильный удар по Лужкову, и, как я уже сказала, очень умный тактический маневр Кремля, особенно, если учесть, что ведь Шанцев посвящен во всю внутреннюю московскую кухню, и когда человек, посвященный во всю внутреннюю кухню, оказывается на другой стороне, из этого проистекает масса неприятностей. Что же касается депутата Лебедева, который действительно на этой неделе, главы Национального резервного банка, Александра Евгеньевича Лебедева, который на этой неделе внезапно выступил в очередной раз с критикой против Лужкова — напомню, что Лебедев в свое время пытался баллотироваться в мэры Москвы, собрал, по-моему, 12% или 15%, в общем, не так мало для Москвы, как ни странно — и на этот раз Лебедев ехидно предложил узаконить форму ГЧСП — государственного частного семейного предприятия, сославшись на партнерство госпожи Батуриной и Юрия Михайловича Лужкова в строительном бизнесе. Он сказал, что это, возможно, очень эффективная форма работы, посмотрите, как много денег приносит. Я, откровенно говоря, не совсем поняла этот маневр господина Лебедева, потому что я обратила внимание на другую странную вещь. Дело в том, что буквально за несколько дней до того как Лебедев это сделал, у одной из принадлежащих корпораций, которая называется «Ильюшин финанс» прокуратура в Басманном суде арестовала акции, которые принадлежат господину Лебедеву, 39%. Надо сказать, что это совершеннейшее безобразие, и вот почему. Потому что «Ильюшин финанс» — это одна из немногих более или менее высокотехнологических компаний, которые действительно занимаются чем-то, что похоже не только на добычу нефти, а на производственные цепочки по строительству самолетов. «Ильюшин финанс», кстати, тоже вполне подходит под формулировку господина Лебедева «ГЧСП», потому что это тоже партнерство господина Лебедева с государством, непонятно, где там кончается государство и начинается господин Лебедев, так что он сомнительные комплименты отвешивает своим противникам. Но суть в другом. Если я правильно понимаю, ситуация очень простая. Она заключается в том, что в бюджете будущего года предусмотрено 200 миллионов на лизинг, на государственный лизинг, на лизинг самолетов. И существует практически две компании, которые могут на это претендовать. Одна «Ильюшин финанс», которая реально занимается производством, которая реально что-то пытается сделать, а другая какая-то очень небольшая компания, в которой зато много людей из Питера, из правоохранительных органов, вот таких вот опять же некрупных людей. Вот я только что говорила о феномене Межпромбанка. Желаний было больше, чем возможностей, в результате на этом люди погорели. Так вот, судя по всему, речь просто идет о том, что надо поделить 200 миллионов, заложенных в бюджет, и проще всего это сделать, утопив конкурента. Что при этом рушится одна из немногих жизнеспособных российских высокотехнологичных более или менее компаний — не важно, какие связи она с государством использует, как она сама является государственным семейным частным предприятием — это, в общем, очень показательный кусочек эпохи. То, что это произошло в Басманном суде, это, скорее всего, просто совпадение, потому что Лебедев явно не Ходорковский, у него вполне нормальные связи с властью, скорее всего, он отбрехается, и, скорее всего, он как-то отобьется от этого наезда, но то, что российская экономика разрушается по кусочкам просто потому, что кому-то надо поделить бюджетные деньги, это очень характерно. Так вот, собственно, почему я об этой истории заговорила? Потому что очень вполне возможно, что наезду Лебедева на Лужкова предшествовал наезд людей, как-то связанных с Лужковым. Я еще раз повторяю, для всех очень неясная история, кто стоит за наездом на «Ильюшин финанс», и может быть это просто чисто коммерческое предприятие, проплатили, так наехали. Но у Лебедева сначала возникли проблемы, а почему-то он потом обрушился на Лужкова. Вот как это связано, я не знаю, но я не думаю, что это какие-то команды из Кремля. Это, скорее, очень печальный симптом того, во что превращается наша российская экономика.

Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я Владимир, из Москвы. Скажите, пожалуйста, кто закрыл великолепную передачу по 3-му каналу Правдюка о второй мировой войне? Она была по понедельникам, крайне правдивая, необыкновенно правдивая, и вдруг исчезла.

Ю. ЛАТЫНИНА: Извините, Владимир, я думаю, что это вопрос к 3-му каналу, я на нем не работаю и ничего вам внятного по этому поводу сказать не могу. Телефон прямого эфира 203-19-22, и говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, Юлия. Это вас беспокоят из Нижнего Новгорода. Тут у нас все в эйфории от Шанцева. Но немножко вы не правы по поводу того, что… У нас тут бродят достоверные слухи, что Лужков сам предложил кругленькую сумму и в скоропостижном порядке…

Ю. ЛАТЫНИНА: Кругленькую сумму за то, чтобы Шанцева избрали мэром Нижнего Новгорода?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, не мэром, а губернатором.

Ю. ЛАТЫНИНА: Извините, я оговорилась. А как вы себе это технически представляете?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, вот коммерческая тайна, наверное, по-разному можно.

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Я понимаю, что слухи — в этом смысле у нас действительно уникальное государство, у нас по мере того, как уменьшается количество информации на телевизоре, все увеличивается количество самых фантастических слухов. Но, вы знаете, вот представьте себе это с точки зрения реальности. Есть, еще раз повторяю, московская команда. Ну, она всякая была. Для нее самое важное — это единство, точно так же, как и для путинской команды. Понимаете, есть один феномен таких закрытых команд. Если у вас непрозрачная финансовая, политическая, социальная деятельность, то вам очень важно, чтобы дерьмо не выплескивалось, извиняюсь, наружу, и чтобы никто не стучал, потому что, условно говоря, если один человек оказывается за пределами этой команды, то самые печальные последствия для конфиденциальной информации о хозяйственной деятельности этой команды. Вот обратите внимание, я уже говорила, что президент Путин никогда не увольняет друзей, никогда не наказывает друзей, что бы они не сделали. Кстати, это с человеческой точки зрения очень хорошая черта, она совершенно ведет к катастрофическим последствиям в российской экономике и политике, но она прежде всего связана с тем, что считается, что если человек уйдет куда-то на сторону, обиженный, вот как, допустим, ушел Касьянов, то будут большие проблемы, Бог его знает, чего он там расскажет. Вот ровно это произошло с Шанцевым. Человек ушел на сторону из закрытой корпорации «Москва», в которой, как мы знаем, многие вещи вызывают вопросы. Еще раз повторяю, что на самом деле человек ушел на сторону достаточно давно, потому что это очень правильный технологический прием. Если вы хотите разрушить противника — а для части окружения Путина, для силовиков Лужков является противником просто потому, что Москва очень жирный кусок собственности, не потому, что Лужков хороший или плохой, а потому, что это такой же жирный кусок собственности, как ЮКОС — так вот если вы хотите разрушить противника, вы должны переманить на свою сторону его людей. И очень важно, обратите внимание, например, что с ЮКОСом это не удалось сделать. Плохая или хорошая корпорация ЮКОС, но внутри нее оказались такие тесные отношения, что все акционеры ЮКОСа сидят там, и никто из них сейчас не трудится ни в Генеральной прокуратуре, ни генеральным директором «Юганскнефтегаза». А господин Шанцев, вот там корпорация «Москва» была организована на несколько других нравственных началах, чем корпорация ЮКОС, и господин Шанцев ушел в Нижний Новгород, как ему предложил Кремль, с очень, еще раз повторяю, серьезными последствиями для перспектив Юрия Михайловича Лужкова, но еще раз повторяю, что вся эта драка не связана с тем, что кто-то, Москва или путинские силовики лучше или хуже, просто дерутся две примерно одинаковые силы, но в данном случае одна — силовики — нашла очень хороший, тактически удачный прием.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире