'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 июля 2005, 19:08

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. В эфире программа «Код доступа». Я говорю из новой студии, и мне через несколько минут принесут и подскажут эфирный телефон программы. Не помню наизусть. Сначала естественно вопросы по Интернету. И надо сказать, среди огромного количества вопросов и про Суркова и про Дагестан, которые тут свалились, почему-то самое большое количество вопросов посвящено даче Касьянова. Вот две противоположные точки зрения. Михаил пишет: «Грустно видеть, как обвиняют невиновного (по определению, так как суда еще не было) человека — Касьянова в преступлении. В любом случае М. Касьянов выступает как добросовестный приобретатель имущества». И Александр пишет: «Г-жа Латынина, Вы не находите, что как только проворовавшегося уголовника или мошенника в особо крупных размерах ловят прилюдно за руку, так все квасные либеральные СМИ поднимают визг и выставляют дымовую завесу политического преследования этих персонажей». Вот две полярные точки зрения на дело М. М. Касьянова. И я думаю у каждого нормального человека с дачей-то все ясно. Понятно, что там с дачей все не так как у Хинштейна, потому что дачу приобретал не сам Касьянов, а некие подставные компании, еще раз, нет вопроса, как почему и кто купил дачу, я думаю у всякого вменяемого человека. И мне кажется вот какая странная вещь. К вопросу от Александра. Почему люди встают на защиту Касьянова. Потому что если даже журналист Хинштейн просто обнародовал этот факт, что господин Касьянов задешево купил то, что другие могли бы купить задорого, то этот факт мог бы вызвать естественную человеческую брезгливость. Но у нас сейчас другая немножко общественная ситуация. Куплено две дачи совершенно одинаковых совершенно одинаковым способом. Одна принадлежит Касьянову, другая – Фридману. И одна преследуется, а другая нет. И мне кажется, что у нормального человека при виде Касьянова, который покупает дачу, существует брезгливость по отношению к покупателю дачи. А при виде органов, которые за две дачи, купленные одинаковым способом, Касьянова преследуют, а Фридмана нет, существует брезгливость по отношению к органам. Это естественная человеческая реакция, с этим ничего не поделаешь. Конечно, надо сказать, что страдания Михаила Михайловича, вернее преследования Михаила Михайловича насчет дачи еще недостаточно, чтобы превратить его в оппозиционера, политзаключенного, совесть нации и так далее. Но тут есть одна очень важная вещь. Вы задумывались, а почему дача. Почему даже потенциального политического противника, такого как Касьянов пришлось брать именно за дачу. Что других грехов нет. Я думаю, все приблизительно могут себе представить и список постановлений, которые подписывал Касьянов в бытность свою премьером, которые иногда приносили выгоду тем или иным финансовым группировкам. И известная история с внешним долгом, который был действительно обменен так, что все иностранные инвесторы нам аплодировали и сказали: вот кредитный рейтинг России повысился. Но дело в том, что люди, которые знали, как будет структурирован этот долг заранее, как будет обменен этот долг Лондонского клуба заранее, они могли без всяких проблем заработать несколько миллиардов, даже не несколько миллионов на этом. И вот так получилось, что не знаю, было это или нет, но факт, если бы люди знали заранее, они должны были быть очень благодарны Михаилу Михайловичу. Так вот почему Михаила Михайловича взяли за дачу. У меня очень простой и грустный ответ на этот вопрос – потому что все остальные вещи они связаны с тем, что были еще соучастники. Если эти остальные вещи есть. Если есть такое предположение. Потому что если пытаться вспоминать вопросы о внешнем долге, это ковыряться в таких вещах, потому что операции с внешним долгом до сих пор остаются очень такими весомыми и приятными. Если ковыряться в вопросах подписанных постановлений правительства, то собственно те же олигархи, в пользу которых они подписывались, они по-прежнему остаются олигархами, эти постановления правительства им по-прежнему нужны. У них там абонемент, они продолжают это делать. Поэтому дача. Потому что все остальное соучастие. И конечно отвечая на вопрос, почему такое негодование либеральное по поводу уголовного дела на Касьянова — так потому что Касьянов очень правильно пиаровски поступил. Как только еще появились первые признаки его преследования, а они появились, когда был арестован совладелец «Метрополя» Тимур Карчава, который как говорят, достаточно много имел отношения к операции с внешним долгом. Так вот, в свою очередь эти первые признаки были связаны с тем, что на Украине произошла «оранжевая революция» и у нас своих ющенок стали выпалывать смолоду, так вот как только это случилось, Касьянов сразу пошел в атаку и сказал: я готов бороться против режима Путина. И в результате теперь действительно любое действие против него имеет эту окраску и это собственно очень удачное касьяновское решение. Итак, эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Санкт-Петербург, Александр. У меня вот какой вопрос. Я согласен с вашим сравнением аферы Касьянова и аферы нашего миллиардера, который тоже незаконно приобрел дачу рядом с ним.

Ю. ЛАТЫНИНА – Это не сравнение, это один и тот же человек продавал.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, я говорю, что понимаете, вы сравнили и сказали, что люди возмущаются поведением Касьянова, а вот поведением нашего олигарха не возмущаются. Так вот поведением Касьянова возмущаются, потому что он занимал пост государственный высший. Понимаете. И мне не очень нравится передергивание ситуации, которая, в общем, характерна для вас во всех передачах.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо большое. Я тогда на всякий случай, чтобы не передергивать ситуацию повторю, что я сказала. Потому что вы как-то очень странно пересказали мою мысль. Я сказала, что есть ситуация когда два человека одинаково богатых, одинаково имеющих административный ресурс, оба по одной и той же схеме, если не у одного и того же юридического лица, то у одного и того же юридического лица учрежденным одним и тем же физическим лицом, купили дачу. И извините, если эту дачу украли, если товары из магазина вывезли, взломав подсобку, то, очевидно, что это одинаково сделал и один и другой. Я не сказала, почему возмущаются Касьяновым. Я наоборот сказала, что странное дело, прокуратура не занимается Фридманом и занимается Касьяновым. И это показывает, что сами по себе подобные операции в России не считаются незаконными, а что история с дачей есть предлог. Я же не сказала, что Касьянов правильно приватизировал дачу. Просто, понимаете, когда, условно говоря, у человека отбирают кошелек, а потом говорят, что он не платил алименты, это не значит, что он платил алименты, это значит, что у него отбирают кошелек. Майорова пишет: «Почему вы лишаете нас, слушающих «Эхо» 15 лет, нет возможности пользоваться Интернетом и пейджером». Да пишите ради бога. Вот другой человек пишет Юрий. «Дачу потому что это всем понятно, украл дачу и рейтинг нулевой. А вы о какой-то экономике». Кстати тоже хорошая вещь, Юрий. Потому что дача вещь доходчивая. Сергей из Петербурга спрашивает: " Юлия, согласны ли вы с мнением Ольги Романовой о том что, Сурков имеет все ресурсы и стремится стать Президентом РФ?" Действительно Владислав Юрьевич Сурков последнее время стал очень публичным человеком. Опубликован его доклад. Но мне кажется, вот это суждение насчет Суркова понимаете, оно связано с тем, что во время времен Нерона единственный компромат — это желание занять место императора, не является компроматом ни вот эти самые дачи, ни операции с внешним долгом, ничего. На самом деле все эти дачи они служат инструментом. А единственное, что может скомпрометировать человека в глазах президента это рассказ о том, что этот человек хочет занять его место. И слух о том, что Сурков хочет стать президентом, бесспорно, направлен на то, чтобы схарчить Суркова, точно так же перед этим по той же схеме схарчили Ходорковского. Распространяют этот слух, по-видимому, противники Суркова, понятно, что там есть очень серьезное напряжение в Кремле, оно связано даже не только с дракой кланов, потому что кланы понятно всегда дерутся. Потому что кланы дерутся за рубль, за пирог, и невозможно поделить этот рубль правильно, потому что каждому кажется, что тебе должна принадлежать большая часть. Но у Суркова с той частью кремлевских, которая ассоциируется с силовиками есть еще такая принципиальная разница, которая заключается в том, что Сурков приверженец тонких технологий, а силовики они попроще. Там есть некая разница, скажем так, в интеллектуальном уровне и она, к сожалению, непреодолима. Так вот к этому слуху Сурков очень серьезно по всему отнесся. Во всяком случае, я только этим могут объяснить одну странную вещь. Сурков, который никогда не пиарил своей чеченской крови, вдруг сам лично в интервью заявил, что он по отцу чеченец. Более того, дальше газета «Жизнь», с потрясающей оперативностью едет в Чечне в село Дуба-Юрт, публикует там, что Суркова звали в детстве Асламбек Дудаев, что он до 5-ти лет жил в Чечне. И вот эту странную историю я могу расценивать только как сильный ход Суркова, потому что Путину стали шептать, что Сурков хочет стать президентом. Сурков прекрасно знает, что в том состоянии паранойи, в котором находится власть, нельзя просто придти и сказать: я не хочу стать президентом, ему ответят: мы знаем, ты хочешь. А вот сказать: я чеченец, как я могу стать президентом, это очень хороший защитный ход. Потому что это все равно что, представьте себе, королю в средневековой Испании доносят, что есть такой претендент на трон. И вот этот претендент на трон приходит и говорит: да я еврей, как я могу быть королем Испании. И есть еще одна забавная идея. Что в этой драке внутри Кремля Сурков, будучи антагонистом силовиков, может рассчитывать только на свои силы. Сурков не может рассчитывать на поддержку никакой части общества. Ни той, что поддерживает Ходорковского, допустим, либеральной демократической части общества, ни той, что сочувствует националистам. Он с другой стороны все равно свой, он внутри Кремля. Он вот такой. Он уже с той стороной, а с другой стороны он понимает, что если в борьбе кланов победят силовики, которые принципиально по-другому подходят к решению вопросов, то просто ножек и рожек не останется. Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Юля. Алексей, Москва. Если позволите у меня вопрос по событиям в Лондоне.

Ю. ЛАТЫНИНА – Ну давайте задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Не кажется ли вам, что Усама бен Ладен такой симбионист спецслужб и части политической элиты, которую называют «ястребы». А все эти теракты это всего лишь способ выжать из обывателя хороший военный бюджет. Поскольку я не вижу, какую пользу собственно теракты принесли мусульманам вообще в совокупности.

Ю. ЛАТЫНИНА – Спасибо большое за вопрос. Я кстати говорила частично об этом в прошлой передаче. Поэтому постараюсь быть краткой. Дело в том, что мусульманам эти теракты конечно не принесли никакой пользы, но Усама бен Ладен он не мусульманин, и, по крайней мере, не только мусульманин. Он экстремист. Заметим, что он человек, который использует ислам, религию в политических и собственных целях. И любой человек, который использует веру в бога, в аллаха в собственных целях он в значительной степени изменяет целям, которые проповедует, в том числе любая религия. Так вот, вопрос должен стоять не так, какую пользу эти теракты принесли мусульманам. Вопрос должен стоять так: какую пользу эти теракты принесли бен Ладену. И ответ очевиден: эти теракты делают имя бен Ладена известным, еще начиная с 11 сентября, второе, провоцируя ответную агрессию Запада, они превращают бен Ладена из одиночки-террориста из отщепенца в лидера, потенциального лидера того, во что может превратиться мусульманский мир. Это собственно есть цель бен Ладена спровоцировать ответную агрессию. Целью не является уничтожение башен-близнецов или повреждение транспортной инфраструктуры Лондона, а целью является превратить террористическую войну, то есть ту войну, которую ведут немногочисленные экстремисты на территории противника, не пользующиеся поддержкой местного населения в партизанскую войну, которую ведут против оккупационных сил Америки, Британии, кого угодно на собственной территории, в частности в Ираке. И пользуясь при этом огромной поддержкой населения. Благодаря тому, что Джордж Буш на эту наживку повелся, бен Ладен первую часть победы себе уже обеспечил. Если сейчас поведутся и на вторую, введут войска в Иран, то это будет действительно трагедия, потому что нет самого по себе противостояния непроходимого Запада и мусульманского мира, но бен Ладен усиленно нам всем навязывает картину мира, в которой это противостояние есть. И если Запад согласится с точкой зрения бен Ладена, то это может стать если не концом европейской цивилизации, то, по крайней мере, очень страшным для нее испытанием. Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Юрий. Москва. У меня вопрос по поводу Касьянова, мне непонятно, ну немножко пожульничал Михаил Касьянов, наверное, так вроде бы, почему вокруг этого нужно какую-то философию специальную разводить. Что-то такое усложнять. Затуманивать простые, в общем, дела. Но многие жульничают, вот попался, может быть, я не знаю ничего еще не доказано, но вероятно вот такое. Зачем?

Ю. ЛАТЫНИНА – Я просто не хотела бы повторять еще раз и бесконечно. История про Касьянова не самая интересная история, я начала с нее, потому что действительно больше всего по этому поводу было вопросов. Но поверьте мне, человек, который еще с одной стороны не является лидером, политическим лидером оппозиции и откровенно говоря, существует достаточно мало вероятностей, что им станет, а с другой стороны, который не только с дачей, а и со многим другими вещами много чего наделал, не стоит этот вопрос такого глубокого обсуждения. Если и есть в нем что глубокое и печальное, так это вопрос о том, что когда власть в обществе имеет достаточно низкий моральный кодекс, то, как правило, оппозиция не лучше. Проблема заключается в том, что нравственное состояние общества оно является более-менее константой. И если у вас приличная власть, у вас и приличная оппозиция извините, как в Америке. А если у вас власть извиняюсь, ворует, как можно предположить, то у вас очень редко ей противостоят такие люди, которые просто совершенно святые. Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Вопросик можно задать Юлии Латыниной.

Ю. ЛАТЫНИНА – Так собственно задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Юля, добрый день. Анатолий, Москва. Хотел бы прокомментировать, вчера в Интернете посмотрел, ответное заявление китайцев относительно и США, ядерная дубинка в ходу. Может быть…

Ю. ЛАТЫНИНА – Простите, я не понимаю, кто хочет прокомментировать вы или…

СЛУШАТЕЛЬ – Вы, вы, Юля. Я так интересуюсь политикой, но хотелось бы побольше ваше мнение узнать. Это просто, что очередное сравнение сил будущих либо это уже серьезно?

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете, единственное, что могу по этому поводу сказать, что у нас сейчас часто говорят, что США является противником России, это в рамках создаваемой идеи образа врага, в рамках того, что наша власть не совершает ошибок, но зато у нее есть враги. Так вот к несчастью или счастью российских военных, США, к сожалению, не подозревает о том, что Россия является их противником, США исходит в своей военной доктрине из двух точек зрения. Военные в основном, именно военные придерживаются той точки зрения, что их стратегическим противником является Китай. И это заявлено в большом количестве военных статей, доктрин. И очень многие те же самые военные базы в Узбекистане они рассматривают как плацдарм против Китая, а не как против России. В этом смысле США очень обеспокоены, что мы помогаем Китаю. В этом смысле достаточно иногда у нас парадоксально в результате нашей внутренней борьбы происходят некоторые парадоксальные вещи, при которых мы, объявляя США нашим врагом, вдруг какие-то отдельные государственные ведомства, условно говоря, этому врагу начинают помогать. В частности проекты, теперь уже проект «Транснефти» строительства нефтепроводов в Китай, который необходим, для того чтобы освоить месторождения нашей Восточной Сибири, там просто безлюдье. Иначе эта Восточная Сибирь погибнет и там, во-первых, надо добывать нефть, во-вторых, надо иметь, куда ее транспортировать. Так вот сначала ЮКОС, теперь уже не ЮКОС, а «Транснефть» пытаются строить нефтепровод в Китае, вот по этому поводу прокуратура почему-то усиленно недовольна. Я понимаю, что наша прокуратура решает какие-то свои частные проблемы с государственной компанией «Транснефть». У нас все время одни государственные компании или прокуратуры решают вопросы с другими государственными компаниями и занимаются враждебными слияниями и поглощениями различных государственных компаний. Очень странно для вертикали власти. Так вот я понимаю, что когда у нас прокуратура наезжает на «Транснефть» по поводу проекта строительства нефтепровода в Китай, она решает свои частные проблемы. Но выглядит это так, как будто прокуратура действует по заказу США, которым невыгодно усиление Китая и снабжение Китая нефтью. То есть это комично. Так вот проблема заключается в том, что военные американские в основном считают, что будущий стратегический противник Америки в 21 веке это Китай. Из этого они укрепляются в Средней Азии, атакуя, сжимая Китай с суши, поэтому они укрепляют тихоокеанскую группировку, считая, что это будет местом морских сражений. Поэтому они пытаются, допустим, отсечь Китай от России в частности добиться не поставок нефти, потому что это укрепит Китай, и политики наоборот они склоняются к идее противостояния не с Китаем, а с таким исламским миром. Вот когда политикам нужен образ врага, то политики почему-то предпочитают не ситуацию реально возникающей сверхдержавы, а скорее ситуацию, когда проще сделать врага из бородатого мусульманина, чем из трудолюбивого китайца. Хотя китайцев миллиарды и видимо тысячелетняя империя в будущем веке, вернее в нынешнем веке действительно будет единственным реальным противником существующей единственной сверхдержавы США. А сейчас новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА – Вот несколько вопросов по пейджеру. Елена Петровна по поводу Суркова пишет: «Юля, а почему Путин должен бояться претендентов на президентский престол, ведь он не имеет право выдвигаться на третий срок». Елена Петровна вопрос Полишинеля и вы знает ответ. Каха по Интернету: «Здравствуйте Юлия. Прокомментируйте, пожалуйста, вояж инкогнито В. Путина в Дагестан…», — и дальше Каха пишет, что факт секретности этого визита резко контрастирует со словами о том, что в Дагестане все в порядке. Действительно о визите Путина в Дагестан стало известно только после его отлета из Дагестана. И, наверное, у республики есть проблемы, если глава государства летает в нее тайно. Мы видим, что Путин увидел эти проблемы, он говорил о них горячо и много, в частности он указал, что для горных дивизий, которые формируются против боевиков, купили не ту обувь. Это серьезная проблема, несомненно, имеет прямое отношение к тому, почему Путин поехал в Дагестан анонимно. Кроме того, мы узнали, что горные бригады, по крайней мере, я с удивлением узнала, что горные бригады оказывается должны защищать республику от прорывающихся в нее извне боевиков. И, кроме того, вообще в этом регионе как сказал президент, находятся курорты Краснодарского края. Там миллионы наших граждан отдыхают, и эта зона должна быть защищена. Вот эти две идеи меня лично удивили. Потому что, во-первых, боевики не столько прорываются в республику, сколько в ней присутствуют. Покойный лидер джамаата «Джаннет» Расул Макашарипов вроде бы не прорывался в республику, его все время ловили в Махачкале, там и застрелили. И все предыдущие разы тоже он был в Махачкале, и в свое время вообще не было бы никаких проблем с Макашариповым, потому что арестовывали его в 1999 году после вторжения чеченцев в Дагестан, когда он был переводчиком Басаева. Выпустили его то ли за деньги, то ли под подписку о невыезде, но смысл заключается в том, что, то есть, то ли под подписку о сотрудничестве. Но когда он появился в Чечне после этого выхода из тюрьмы, то ему там сказали чеченцы: да ты, наверное, эфэсбэшник, потому что тебя отпустили. После этого Макашарипов вернулся в Дагестан, поклявшись убедить всех, что он не эфэсбэшник и убеждал тем, что он извиняюсь, мочил ментов. То есть история Макашарипова не имеет никакого отношения к внешним врагам, против которых надо сражаться с горными дивизиями, а скорее имеет отношение к тотальной коррупции. Когда за деньги выпускают даже террористов. Кроме того, мне кажется, что это странно когда человек прилетает в Дагестан и говорит, что надо защищать территорию нашей страны Краснодарский край. Я как-то говорила на прошлой передаче, что Россия подсознательно относится к Кавказу как к оккупированной провинции. И когда президент в Дагестане, где каждый день взрывают милиционеров и людей, говорит, что надо защищать, извините за каламбур, нечаянно получилось: милиционеров и людей. Так вот когда президент в Дагестане говорит, что надо защищать Краснодарский край, где отдыхают миллионы наших граждан, то вот это подтверждает тот тезис о неком подсознательном восприятии Кавказа как не территории России, которая не Краснодарский край, поэтому бог с ней. Что же до Дагестана, то есть несколько проблем. Слов, которые мне кажутся важными в Дагестане и ответы, на которые я не услышала, может быть, Путин их где-то тихо сказал, но, тем не менее, громко он их не произнес. Он не так громко о них говорил как о солдатских кирзовых сапогах. Первая проблема Дагестана, конечно, является коррупция тотальная. Вот простой пример. У главы госсовета Дагестана три сына, один заведует всем хлебом в республике, закупками хлеба, другой контролирует АО «Денип», это производство местной воды минеральной и сладкой. То есть в республике шутят, что сыновья перебиваются с хлеба на воду. Третий заведует нефтеперевалкой. Остальные родичи тоже не бедствуют. Очень часто говорят поэтому, что в Дагестане у власти одна национальность, один клан даргинский, это неправда, потому что должности в Дагестане очень широко продаются. А супермаркет, когда должности там продаются, там национальность покупателя не имеет значения. Правда очень часто должности продаются нескольким кандидатам, и те выясняют из автоматов, кто будет реальным обладателем должности. Почему я сказала, что коррупция это главное, терроризм это ее следствие. Потому что терроризм действительно является следствием коррупции. Объясню. Дагестан достаточно богатая страна, но что сейчас в нем происходит, это чиновники делят 1 млрд. федеральных денег. Из этой страны уехало несколько сотен тысяч дагестанцев. Допустим, что очень небольшая часть из них, десятая часть допустим 20 тысяч человек, поскольку уехавшие это действительно самые умные люди, извините, зарабатывают, скажем, 2 тысячи долларов в месяц. Это нормальная зарплата среднего менеджера, просто вы буквально по Москве посмотрите в любом институте, министерстве, крупной компании вы увидите, скорее всего, обязательно на должности вице-президента, начальника отдела выходца из Дагестана точно так же как сейчас в Америке вы достаточно легко в крупных компаниях найдете на должностях русских. Если человек зарабатывает 2 тысячи в месяц, то 24 тысячи в год, это означает, что он создает валового продукта в 5 раз больше. То есть 20 тысяч уехавших дагестанцев создают валового продукта на 2 млрд. долларов. Это просто математический расчет. Если бы эти люди оставались в республике, а я просто считаю, абсолютный минимум и нормально работали, то они бы создали 2 млрд. долларов, а так весь бизнес республики это делить 1 млрд. долларов, но зато этот миллиард долларов делает верхушка. А дальше происходит следующее. У людей нет работы, денег, потому что рабочие места не создаются. Потому что происходит пилежка госбюджета, а не создание рабочих мест. После этого приходит ваххабит и говорит: вот тебе 100 долларов и убей мента. Потому что фактически население разделяется на несколько слоев. Это с одной стороны человек, который является родственником правящей власти, он получает должность бесплатно. С другой стороны люди, которые получают должность за деньги, с третьей стороны люди, которые являются вооруженной охраной этих людей. А если вы не попали в этот круг, к вам приходит ваххабит и предлагает деньги за убийство людей. И в этих условиях, когда нет закона еще очень важно, возрастает клановость общества, родовые связи. Пример. В Дагестане убили министра финансов Гамида Гамидова, так министром стал его брат. Понятное дело, если за мебель заплатили, мебель должна остаться в семье. И в этой ситуации уже никому неважно ваххабит ты или нет, убийца или нет, важно одно, родственник ты или нет. Односельчанин ты или нет. Недавно в Гимринском туннеле была перестрелка. Видимо его хотели взорвать, обнаружили рядом взрывчатку. Во время в этой перестрелки со стороны террористов убили человека с удостоверением ФСБ, это не самое важное. Важно, что когда поехали арестовывать людей, которые закладывали взрывчатку и которые известны всей республике, то жители Гимры просто не пустили ментов в село. Это к вопросу о боевиках, которые извне. И правильно не пустили, потому что понятно этот человек всем известный, он не просто хозяин села, он человек, который защитит всех жителей села, если у них что-то случится. Другой вопрос. В Хасавюрте есть такой депутат Аджиев кумык, он заведует, его брат, кажется, местным газом, и вздумал этот брат собирать деньги за газ. Поэтому Кадырову Рамзану стукнули, что Аджиев боевик. Кадыров приехал его забирать. Была перестрелка. Люди, которые мне об этом рассказывали, утверждали, что с Кадыровым приехало 150 человек, а кумыков, ставших на защиту Аджиева было 400, я думаю, что эти цифры сильно преувеличены, потому что тогда трудно объяснить малое число погибших. Там погиб один чеченец с одной стороны, с другой стороны кумык. Но там был действительно бой. Если кто представляет себе географию, то с одной стороны речка, с одной стороны Чечня, с другой Хасавюрт. Через речку перешли чеченцы, кумыки, подоспевшие на помощь завалили мост через речку двумя грузовиками с гравием, чтобы к чеченцам не могло придти подкрепление, вот всю ночью была перестрелка, утром так и быть Кадыров, вроде бы говорят там был сам Кадыров, не солоно хлебавши, убрался на ту территорию. Так вот, это опять к вопросу о боевиках извне. И вот приезжает в этой ситуации президент Путин тайком, бранит за плохую обувь и разъясняет, что главная проблема Дагестана это отсутствие кирзовых сапог у формирующихся горных бригад, которые должны защищать границы России. Вот другой слушатель спрашивает: «Зачем этот приезда тогда?» Действительно, потому что президент не произвел никаких кадровых перестановок существенных, не говорил о коррупции в республике, Магомед-али Магомедов глава Госсовета Дагестана постоянно его сопровождал. И у меня есть гипотеза, почему этот приезд. В прошлом году уже была почти такая же история. Она заключалась в том, что в сентябре или октябре один из лидеров местной аварской оппозиции Сайгид-паша Умаханов, это мэр Хасавюрта собрал огромный вооруженный митинг фактически по просьбе некоторых людей в Кремле. И на митинге кричали: долой Магомед-али, обвиняли его в политических убийствах. После этого Магомед-али приехал в Кремль договариваться, я не знаю, какие формы имела эта договоренность, были ли при этом предъявлены какие-то коммерческие бумаги, но факт тот, что после этого господину Умаханову лидеру аварской оппозиции намекнули: все не митингуй больше, хватит. То есть в Дагестане просто открыто говорят, что Умахановым воспользовались, чтобы выжать деньги из господина Магомедова, который там в Кремль чего-то принес. И посмотрите в этом году такая же ситуация. Приезжает в Дагестан Дмитрий Козак, пишет доклад, страшный доклад, в котором фактически сказано, что в республике реально существует возможность, он говорит, что существует возможность, а она фактически уже реализована, существование там ваххабитских анклавов независимых от центральной власти. Что в республике тотальная коррупция, воровство. Что Кавказ отделится от России. Козак приезжает. Козак на конференции очередной, когда господин Магомедов предлагает ему проследовать после конца конференции на банкет, говорит: а где у вас тут столовая. После этого через некоторое время Козак поздравляет главу республики с 75-летием и вручает ему орден за заслуги первой степени. И тут же в Дагестан приезжает президент Путин, который показывает свое благоволение к главе республики. Такое впечатление, что на этот раз Козаком и его докладом воспользовались, точно так же как несколько месяцев назад воспользовались Сайгид-паша Умахановым и аварской оппозицией. То есть с целью надавить на господина Магомедова и заставить его принести в какой-то форме клятву верности людям из Кремля. В какой, можно себе представить, если быть циничными. И все это достаточно страшно, потому что проблема республики Дагестан вовсе не сводится к ее руководству, но очевидно, что как я уже говорила, тотальная коррупция в республике она не похожа на тотальную коррупцию в других республиках. Не происходит, допустим, в той же Кабардино-Балкарии, где больной, но достаточно всеми хвалимый президент Коков, такого тотального уничтожения экономики с выталкиванием людей безработных просто в террористы. Потому что в республике произошло две вещи. Первая, раковое перерождение экономики, которое основано либо на том, что люди, допущенные к кормушке, делят бюджетные деньги, либо на том, что безработные молодые люди делят деньги ваххабитов. И раковое перерождение политики, при котором на самом деле все государственные должности существующие не являются, по сути, государственными должностями, они являются некими инструментами в руках кланов. Это очень страшно, для того, что может произойти на Кавказе. Очень печально, что в ходе своего визита президент Путин, по крайней мере, публично известно в основном о его комментариях по поводу качества кирзовых сапог для горных дивизий. Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Сергей Павлович. Вчера я разговаривал с господином Венедиктовым, он ответил частично на мою реплику. Но сам, того не ведая, задал очень интересный вопрос, поставил проблему вернее. Я немножко вернусь к бен Ладену. Он сказал, отвечая на мой вопрос, что теракты в Лондоне показали, что якобы сначала не было террористов, потом они появились, это большая заслуга журналистов, то есть журналисты побудили власть предержащие, поощрили к тому, что действительно нужно искать именно террористов, они были найдены. Вечером Сергей Пархоменко прямо сказал: под давлением прессы — торжественно это заявил. И вот в чем проблему я вижу. Вот смотрите, где бы то ни было, случается какое-то ЧП. И естественно перед правоохранительными органами, может в Дагестане случиться, имеется несколько версий. И какая-то из них выгодна правительству, какая-то выгодна журналистам, а вернее тем силам, которые за ними стоят. Так что же нам теперь всегда верить той версии, за которой стоят журналисты, то есть соответственно так выходит согласно вчера тому мнению, которое я услышал. И в принципе согласно политике, которую в целом проводит и ваш канал. Благодарю. Ответьте, пожалуйста.

Ю. ЛАТЫНИНА – Сергей Павлович, вы знаете, я должна признаться честно, я не могу вам ответить. Потому что вы постоянно звоните вы тот счастливый слушатель, который дозванивается все время. Так вот, в ваших вопросах есть некоторая уникальная особенность, которую можно заметить. Она заключается в том, что я всегда, наверное, у меня проблемы с интеллектом, я не знаю, наверное, слушатели больше поняли вопрос. Я всегда не понимаю не только смысла вашего вопроса, я не понимаю фраз, из которых он составлен. Я честно не поняла, что вы спрашиваете. Причем здесь журналисты, террористы и почему в Лондоне. Я пыталась вслушаться и понять, каким образом лондонские власти, они что не стали бы искать террористов, если бы журналисты не настаивали или не нашли бы их. Или считали, что теракты случились сами по себе. Или журналисты были каким-то образом к этому причастны. Вы знаете, Сергей Павлович, извините ради бога, давайте мы послушаем следующего слушателя, может быть он будет не такой умный. И его вопросы будут доступны моему пониманию.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я член лиги сторонников того, чтобы отказываться говорить психиатрам, для того чтобы избежать недобровольного психиатрического лечения. Согласны ли вы с тем, что свобода граждан России увеличится, если любой гражданин России будет иметь право отделиться от России с территории, которая составляет в среднем 11 га. А эту территорию отделившийся человек сможет продать за 2 млн. долларов.

Ю. ЛАТЫНИНА – А почему именно за 2, а может, она будет стоить 15 копеек?

СЛУШАТЕЛЬ – Я так узнал, что примерно за 2 млн. можно продать.

Ю. ЛАТЫНИНА – Просите, а 11 га где? Потому что в центре Москвы 11 га стоят гораздо дороже, как показывает опыт с дачей Касьянова, они стоят гораздо дороже даже на Рублевке. А где-нибудь в Восточной Сибири, знаете, очень дешево. Вы где хотите отделяться?

СЛУШАТЕЛЬ – Вот я и говорю, что в среднем 11 га будут стоить.

Ю. ЛАТЫНИНА – Так, в среднем 11 га будут стоить 11 га. Замечательно, ответ гениальный. Следующий вопрос, пожалуйста. Или тут еще парочка вопросов по Интернету. Саша Андреев меня спрашивает: «Юля, как Вы думаете, готов ли господин Шепель вместе с начальником и другими его замами в качестве убедительного доказательства подвергнуться воздействию чудесного, бодрящего и освежающего снаряда, именуемого «Шмель»? Если вы помните, кто не помнит, то в начале недели господин Шепель, зам. генпрокурора потряс мир заявлением о том, что огнемет «Шмель» не является оружием зажигательного действия. Насколько я понимаю, имелось в виду, что огнемет «Шмель» это не ранцевый огнемет, это такой шарик, который выпускается из пускового контейнера и огненное кольцо которого выжигает все от 6 до 20 м вокруг. И вы знаете, меня больше всего потрясло для кого нужно это заявление. Потому что были люди, не просто солдаты, не просто «альфовцы», люди — отцы, которые врывались вслед за солдатами в Беслане в пылающий зал, и они видели просто, как в огне термобарического взрыва действительно мгновенно выжигающего воздух, сгорают их дети. Вот для кого это заявление. Матерям уже один раз сказали, что «Шмелей» использовали террористы. Это было в самом начале. Потом с этими несчастными «Шмелями» прояснилось. Случилась еще одна неприятная история, их передали комиссии Торшина, но комиссия Торшина так неудачно переписала номера, что оказалось невозможным установить, откуда эти «Шмели». Потом пытались их передать уже прокуратуре, создали целую инициативную группу для этого. Это было при посредничестве «Новой газеты». Прокуратура всячески старалась это сделать не публично. Говорила: зачем пресса, телевидение, мы так от вас этот контейнер примем. Навязали все-таки этот несчастный контейнер прокуратуре, ни слуху, ни духу, теперь есть несколько до сих пор оставшихся «Шмелей» и вернее пусковых контейнеров от «Шмелей» и гранатометов, которые просто хранятся у населения и никто их никому не отдает, потому что опять неправильно перепишут номера. Так вот я думаю, что вот эти заявления Шепеля на самом деле не рассчитаны на людей, которые пережили ту трагедию, на российскую публику, они рассчитаны на весьма специфическую аудиторию, на начальников господина Шепеля. Это нужно для самоуспокоения тех, кто приказал убивать террористов, а не освобождать заложников. Вот это им важно прочесть, что оказывается «Шмель» это бракованная разновидность пейнтбола. И что этими шариками пейнтбола по школе стреляли уже тогда, когда заложников в ней не осталось. У нас сейчас очень много таких заявлений. Известная история с Бороздиновской. Только что представитель Чечни при президенте РФ господин Эди Исаев заявил, что 11 человек похищенных в Бороздиновской живы и здоровы. Опять же очевидно, что это заявление не предназначено для родственников пропавших. Потому что они уже на следующий день после зачистки выкопали в развалинах сгоревших домов просто кучу жареной человечины. Они набили ими 4 пакета, отправили их на экспертизу. Вот это заявление предназначено для немногих людей, может быть даже для одного человека. Вот именно ему на стол или немногим людям кладут сводку новостей, из которой следует, что мы живем в наилучшем из миров. Там в мире, где огнеметы стреляют гвоздиками, а жертвы зачисток оживают по первому требованию прокуратуры. Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Эдуард. Москва. Юлечка, добрый вечер. Мы с вами уже беседовали. ЮКОС разгромили, да, а куда же делись все эти деньги? Кому стало легче?

Ю. ЛАТЫНИНА – Ой, Эдуард, вы знаете, это абсолютно такой…

СЛУШАТЕЛЬ – Где деньги как говорят в Одессе.

Ю. ЛАТЫНИНА – Я думаю, что кому-то стало легче. Кстати, во всяком случае, явно, что деньги не достались народу и более того я уже многократно говорила, что нечто странное произошло с теми самыми налогами, которые должны были быть насчитаны ЮКОСу. Потому что видимо эти налоги вернее цена, которая была заплачена за «Юганскнефтегаз» и должна была быть перечислена в Минфин, но какие-то там очень странные превращения произошли с деньгами, в принципе они такие же, как происходили с деньгами на залоговых аукционах, когда покупался сам ЮКОС Ходорковским. Но некоторая принципиальная разница заключается в том, что когда Ходорковский купил ЮКОС по дешевке, он стал частной компанией, в результате менеджмент компании с годами улучшился. А в данном случае ЮКОС превратился в часть государственной компании, которой руководят люди близкие просто члены администрации президента и есть подозрение, что эти люди не будут озабочены улучшением финансового состояния компании, а будут озабочены максимизацией немедленных финансовых потоков. И кстати тут замечательное примечание Георгия Васильевича по пейджеру. «Шепель очевидно имел в виду туристские примусы «Шмель» и «Шмель-2». Эфирный телефон программы 203-19-22. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Меня зовут Виктор. Я из Санкт-Петербурга. В прессе прозвучала информация, что в вас кидали помидорами, хотелось бы узнать, кто и зачем это сделал.

Ю. ЛАТЫНИНА – Виктор, господи, последние полминуты. Во-первых, я подробно отвечала на этот вопрос еще в прошлый раз. Даже слишком подробно, много чести для шпаны. Во-первых, не попали, во-вторых, я им надавала пощечин. Ну что же вы хотите больше от скромной девушки, на которую напали три молодых парня. Всего хорошего, программа «Код доступа» была в эфире. До следующей недели.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире