'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 декабря 2021, 19:07

А.Нарышкин 19 часов и 8 минут. Приветствуем всех слушателей и зрителей «Эха Москвы». Это программа «Код доступа». Юлия Латынина на своем месте. Добрый вечер!

Ю.Латынина Добрый вечер! Да, это Юлия Латынина. Слушать нас можно по «Эху Москвы», смотреть по YouTube «Эхо Москвы» и моему собственному, на который прошу не забывать подписываться.

И, конечно, я хотела начать с двух главных тем недели. Это история с Сокуровым. Конечно, не могу не вставить своих 5 копеек по поводу корвета «Проворный», который та лих сгорел. Напомню, что должно быть 8 корветов построено. А построено всего 2. Вот «Проворный» — это второй.

Знаете, это известная примета, что в стране, где с военных складов торгуют оружием налево и направо, склады хорошо горят. Экстраполяцией получаем, что в стране, где обещали построить 8 корветов, а построили 2, корветы тоже должны гореть часто.

Это помните, еще в чеченскую войну очень часто было, что большие деньги тратят на строительство какой-нибудь школы в Чечне, а потом в ответ на вопрос, что случилось со школой, отвечали: «Разбомбили».

И я начинаю все-таки не с Сокурова, а с замечательного закона, который укрепляет единственную базу, на которую опирается российский режим. Я имею в виду закон о введении QR-кодов для посещения разных общественных мест: общепита, ряда магазинов, культурных учреждений. Самолеты и поезда в это, заметим, не вошли, как решила Государственная дума. Самолеты и поезда коронавируса не распространяют. Мы чуть попозже к этому вернемся, почему она приняла такое гениальное с точки зрения биологии решение.

Вот отдельная вишенка на торте, что этот закон принят после того, как Путин сказал, что Омикрон — аттенуированный вирус, то есть фактически это прививка. Согласитесь, если это аттенуированный вирус, то у всех после Омикрона будет иммунитет против ковида, так надо, чтобы все заболели Омикроном, чего же принимать тогда QR-код?

Собственно, для чего приняли QR-коды? Объясняю на пальцах. В чем суть режима? В обдирании бизнеса. И, соответственно, эти QR-коды вводятся для единственного слоя общественного, который сейчас является главной поддержкой режима, — это люди, которые вводят швабры в бизнес или население тем или иным способом. Потому что вся российская бюрократия, она сейчас занимается введением швабр с той же целью, с какой швабру вводят во ФСИНе — чтобы посыпались наличные.

И вводятся все новые и новые законы как в феодализме: право первой ночи, право охотится на крестьянских полях. Закон о QR-кодах — это все то же самое право первой ночи. Понятно, что во всяческих магазинах каких-нибудь он выполняться не будет, потому что иногда суровость российских законов искупается их неисполнением. И так себе представляю: заходит какой-нибудь Петька в сельский магазин, говорит: «Валька, продай мне бутылку водки!» А Валька спрашивает: «Петька, а где твой QR-код?» Ну, а все остальные будут откупаться, чтобы не разориться, потому что закон.

Ю.Латынина: Для чего приняли QR-коды? В чем суть режима? В обдирании бизнеса

А закон НРЗБ супермаркетах. Заметим, заплатим за него мы. Потому что 20% была инфляция в ларьке у Навального, будет — 30%. Главное, не воспринимать этот закон как что-то что имеет отношение к борьбе против коронавируса. Точно так же, как не надо воспринимать путинскую Думу как то, что имеет отношение к парламенту, а Басманный суд как что-то, что имеет отношение к правосудию.

И если вы скажете, что на Западе тоже QR –коды, я вам скажу: А можно сначала у Запада заимствование что-нибудь другое, например, принцип неподкупности правосудия ну, или принцип тех же самых выборов.

Почему, собственно, не в поездах и не в самолетах. Почему Дума делает научное открытие, что коронавирус в поездах не распространяется? Очень просто. Потому что поезда и самолеты — это госкомпании. Соответственно, против кого направлено это дело? Против частников. Кто лоббировал? Роспотребнадзор, госпожа Анна Попова. Напомню, что госпожа Анна Попова является у нас соавтором удивительной вакцины, которая не вакцинирует. Единственная в мире фуфловакцина. Я не знаю, может быть, в Зимбабве тоже сделали свою вакцину из коры дуба, которая имеет схожий эффект. Это вакцина «ЭпиВакКорона».

Кстати, должна напомнить, что не успел появиться Омикрон, как вылезли люди из «ЭпиВакКороны» и сказали, что у нас 100-процентная эффективность «ЭпиВакКороны» от Омикрона, она не снижается по сравнению с эффективностью «ЭпиВакКороны» от других видов вирусов. Святую правду сказали, потому что ноль нельзя снизить.

И еще не забудем, что любой кризис — это время возможностей. И если, например на магазины российские, которые и так задыхаются тихонечко надавить и еще сделать им гадости, то потом можно скупить, например, некоторые сети супермаркетов.

А вообще в этом смысле мы должны понимать, что эпидемия — это для всех время возможностей. Вот для мировой бюрократии время возможностей научить людей покорно глотать от государства разные меры как нормальные, так и преувеличенные со словами «ученые сказали».

А вот для путинского режима, согласитесь, это прекрасная возможность разорить некоторые виды бизнеса под скупку. Никаких других причин введения QR-кодов после того, как Владимиром Владимировичем сказал у нас, что Омикрон — это что-то типа вроде прививки и, столько, хорошо бы, чтобы им переболели все, я не вижу. Потому что знаменитая система маркировки, которая, помните, оставляла одно время аптеки без лекарств. И сейчас я периодически вижу сообщения о том, как она разоряет другие магазины — обувные. Она все-таки недостаточна для того, чтобы полностью разорить всю торговлю России и отдать ее в государственные руки.

А вот QR-коды в российском исполнении могут бизнес доконать. Потому что еще: в российском исполнении от QR-кодов нет никакой пользы. Есть ли от необходимо польза на Западе — это тоже вещь… иногда есть, иногда нету.

Но что касается России, слушайте, какая может быть от QR-кодов польза в России, где половина населения купит бумажки о том, что она привита. Другая половина переболела ковидом и имеет иммунитет, но не получит эту бумажки, потому что эти бумажки сложно получать.

А третья половина населения — ну, извините, что у меня получается 150%, я в этом смысле как Элла Панфилова, но будет считать, что третья треть населения привьется какой-нибудь «ЭпиВакКороной», которая формально является прививкой, а по существу, как говорит Владимир Ильич Ленин, издевательство.

Что же касается важных, существенный вещей о вакцине, то я вам две важные вещи хочу сказать, которые меня совершенно поразили, и впервые я услышала это от Георгия Белова. Это вирусолог из University of Maryland. И когда я услышала эту очевидную вещь, которую мне никто до сих пор этого не объяснил, а я только слышала со стороны людей, которые за вакцину, что надо прививаться. И со стороны Ваксеров, что вот ваша вакцина не действует, потому что человек даже с Вакциной может заболеть.

Ю.Латынина: Почему, QR, не в поездах и не в самолетах? Потому что поезда и самолеты — это госкомпании

И у меня немножко голова шла кругом. И Георгий Белов объяснил мне одну простую вещь. Я побеждала, стала спрашивать других вирусологов, Константина Чумакова: «Это так?» — «Конечно. А что, вы этого не знали?» И я была совершенно потрясена, что это нам не сообщают, действительно, со всех билбордов. И я прошу вас это запомнить, очень простой принцип. На чем построена нынешняя стратегия вакцинации? На том, что человек получит иммунитет от коронавируса — это очевидно. Но при этом эта стратегия построена на том, что вакцины не могут дать, потому что ни одна из этих вакцин не дает иммунитета слизистых дыхательных путей.

Вот если вы хотите прервать трансмиссию вируса, а не просто сделать так, чтобы человек, который получил вакцину, не заболел вирусом, вы должны строить иммунитет дыхательных путей. Иначе говоря, вакцина, которую вы получаете сейчас, любая, она не дает… Как заражается человек? Он выдыхает. На его мукозной поверхности в носу у него, грубо говоря, даже если он привит, у него этого иммунитета нет. Соответственно, даже если он привит, он сам серьезно не заболевает, у него прекрасные шансы, это замечательно. Но он продолжает, действительно, распространять вирус, потому что на мукозных поверхностях у него этого иммунитета нет.

Соответственно, после этого иммунитет падает довольно быстро после прививки, в течение двух месяцев. И какая идеальная стратегия, чтобы иммунизировать популяцию? Очень простая. Человек, которые получает вакцину и не более тяжело, после этого самое идеальное — это как раз не надо ему носить маску. Самое идеальное, если он после этого пойдет и заразиться коронавирусом и переболеет им в чрезвычайно легкой форме и перестанет его распространять вообще, потому что у него получится мукозный иммунитет.

Собственно, ровно такая штука наблюдалась в свое время в Израиле с полиомиелитом, потому что первоначально, не так давно от полиомиелита прививали, если вы помните, живой вакциной, которая дает абсолютный иммунитет, потому что она попадает вам в желудок — то место, в котором распространяется коронавирус и, соответственно, вы являетесь не переносчиком, вы не болеете, у вас все замечательно.

Поскольку живая вакцина в очень редких случаях дает какие-то осложнения, то все-таки в какой-то момент передумали и стали прививать мертвую вакцину.

Соответственно, в Израиле в какой-то момент образовалась ситуация, когда полиомиелита на было, люди не болели, но при этом полиомиелита как вируса было до фига, потому что люди прививались мертвой вакциной, соответственно, у них размножался полиомиелит, они являлись переносчиками.

И идеальная ситуация была: после мертвой вакцины привить человека еще и живой. Вот когда у нас будут вакцины, которые действуют на мукозную поверхность, у нас будет аналогичная ситуация: мы сможем предотвратить вакциной сразу и трансмиссию вируса.

И это меня абсолютно ошарашило, потому что я впервые поняла, почему сейчас цифры заболеваемости между Флоридой и Калифорнией практически нет никакой разницы, притом, что во Флориде все ходят спокойно без масок, а в Калифорнии очень жестокий режим. Ровно потому, что если вы хотите прервать полностью трансмиссию, вы человека, который вакцинировался, должны выпустить без маски. Потому что да, конечно, индивидуально человеку важно, чтобы ему не заболеть. А государство в этой ситуации, конечно, должно заботиться о том, чтобы люди получили как можно быстрее полный иммунитет.

Я не буду сейчас говорить о гигантском, на мой взгляд, количестве ошибок, которые делали государства различные в ходе этой эпидемии, тем более, что часть этих ошибок была абсолютно неизбежна. Всем было страшно, все абсолютно не понимали, что это такое.

Я вам только расскажу одну очень смешную историю, на которую я недавно наткнулись в «Медузе*», объявленной иностранным агентом. Это о том, как стояла в Германии очередь из антипрививочников на прививку. Вы спросите, как это удалось? Очень просто. Это была прививка, неизвестно какая, она была белковая типа «НовоВакса», не испытанная. Ее сделал человек, которого зовут Винфрид Штёкер. Он сам антиваксер. Возникает вопрос, как получилось, что те люди, которые нам рассказывают про чипы, генетические эксперименты, «мы еще подождем, мы еще посмотрим на результаты», они взяли и встали в очередь за этой вакциной.

Догадайтесь, что сделал Штекер. Вот что он написал? Какой был адвертайзинг? Замрем, сделаем паузу и ответим: «Это элементарно, Ватсон, она стоила денег. Он продавал свою вакцину за 90 евро. Вот и все. Это основной закон надэкономический. Почему любой социализм проваливается? Потому что в глазах огромного количества то, что не имеет цены, имеет ценности. Если вам дают что-то бесплатно, вы думаете: «А где в этом сыре мышеловка?»

Ю.Латынина:Если на магазины, которые и так задыхаются надавить, то потом можно скупить, некоторые сети супермаркетов

Вот я долго думала, что объединяет людей в разных странах — от пакистанских имамов, которые рассказывают, что вакцина приводит к бесплодию, это специально делают неверные, чтобы уничтожить верующих; или тех людей в Нигерии, которые рассказывают, что вакцину сделали белые специально, чтобы заражать людей СПИДом; до американских республиканцев; до наших «крымнаших»; до наших доморощенных Шукшиных. Все очень просто: во всех этих странах вакцину давали бесплатно.

Я считаю, что именно главный фантастический прорыв, который произошел в этой эпидемии, что ученые сделали, действительно, совершенно потрясающие вакцины, особенно мРНК вакцины, но одновременно мы наблюдали просто какой-то неприличный перебор по части локдаунов и по части контроля населения. И мы должны понять, что единственный способ покончить с пандемией — это переболеть всем. А вот как лично вы перенесете эту болезнь, зависит от того, привьетесь вы или нет.

И в условиях, когда вакцины есть, государство, на мой взгляд, не должно заботиться о том, где и когда вы выходите на улицу и с кем встречаетесь, потому что это ваше личное дело. Люди должна быть перестать инфантильными. А уж в России, где все запрещено и ничего не работает, QR –коды смешны.

Я хочу, прежде чем перейду к Сокурову, рассказать историю, которую, на мой взгляд, пропустили. Это история, что, судя по всему у нас будет вторая серия пыточного конвейера. И Владимир Осечкин из Gulagu.net после того, как он опубликовал пленки, которые ему предоставил Савельев… Я не знаю, заметили вы или нет, на этой неделе была странная история. В какой-то момент вдруг Осечкин заявил, что к нему летит еще другой информатор и летит он сейчас на «России». И Осечкин заявляет это во избежание провокаций. И это меня очень удивило, потому что, что значит, «во избежание провокаций»? Человек летит на «России», не дай бог опять посадят самолет, как с Протасевичем. Наоборот, лучше промолчать, пока человек не приземлится.

И я звоню Осечкину и говорю: «Слушайте, а что это вы сказали, что это было? Почему никто не подхватил?

И история приблизительно следующая, она совершенно потрясающая. Человек, насколько я понимаю, из Красноярска, он тоже айтишник. И после того, как случилась эта история с Осечкиным, айтишников в Красноярске стали страшно чекисты дрючить, стали говорить: «Вот вы тут все предатели Родины».

Человек подумал… он очень молодой человек, я не знаю его имени, мы еще не знаем, как его зовут. Судя по всему ему около тридцатника. Он горбатится в Красноярске за копейки на папу Карло. Он может прилететь в Европу, устроиться в нормальную компанию, получить перед этим политическое убежище, и никто его не будет сношать, как эти чекисты. И еще он будет героем.

И, соответственно, он связался с Осечкиным. Насколько я понимаю, предполагаю, там есть не только пленки, там есть гигабайты непосредственно живой информации, когда просто Осечкин и люди, которые с ним работают, те же самые бибисишники могли просто смотреть вживую, что происходит в этот момент в камере.

Поскольку государство занимается в основном откатами, распилами и заносами, то эту часть безопасности не прикрыли. И некоторые время они любовались, все это списывал. А потом получилась накладка, потому что этот бедный айтишник не улетел на том самолете, на котором должен улететь. Соответственно, послал эсэмэску, что он улетел. И Осечкин начал публиковать какие-то внутренние документы, которые только этот человек мог предоставить. В результате этот человек уже сидит в самолете, а красноярские чекисты, во всяком случае, сибирские чекисты, я не сто процентов считаю, что этот человек из Красноярска, но я так поняла, что да. Новосибирские чекисты его вычислили и стали слать эсэмэски: «Вернись! А то мы тебя и туда… и сюда…». Можете себе представить, что они слали.

В итоге Осечкин сам его случайно немножечко спалил. Такая немножко сумбурная история. Но, я думаю, что Путин имеет очень некрасивое лицо, потому что он убрал одного начальника ФСИН со словами, что тут, оказывается, пытали. А теперь мы увидим, что это была не случайность. И мы увидим еще следующую серию.

Ю.Латынина: QR-коды для путинского режима — прекрасная возможность разорить некоторые виды бизнеса под скупку

И, конечно, когда я подумала, что у этих ребят из ФСИНа все течет, и это показывает уровень мотивированности этих персонажей, я, конечно, подумала, что правильно люди Навального объявили награда за данные об отравлении Навального. Потому что либо сейчас эти люди, которые всем этим занимались… ну, как минимум они будут смотреть друг на друга с подозрением и думать: «Кто из нас кого сдаст?» А как максимум они начнут применять «Новичок» в своих рядах.

И я подхожу к главной истории этой недели — к истории про великого российского режиссера Сокурова, который международно признанный, увенчанный режиссер, гений должен смиренно извиняться, не то чтобы его не арестовали, а реально боялся, чтобы его не убили. И вот это зрелище, когда академик РАН Кадыров объясняет Сокурову, кто он такой, и Сокуров извиняется, и Путин при этом не одернул все происходящее, — оно само по себе жуткое.

И я напоминаю, что рядом с этой историей, которая гораздо более крутая, чем кажется на первый взгляд, потому что весь свой спич, который Сокуров сказал, он ведь сказал в лицо Путину, он не сказал какому-нибудь вражескому телеканалу. И они давно с Путиным знакомы. И это сильное нарушение жанра, когда ты говоришь в лицо правителю, а тебе отвечают с экрана телевизора, в общем, какие-то другие люди, не правители. Я к этому вернусь.

Но ведь есть еще одна деталь, о которой надо упомянуть, что ведь одновременно практически произошло «ингушское дело». Люди, которые и без того сидят уже несколько лет по ингушскому делу, получили гигантские сроки от 7 до 9 лет. А я напоминаю, что такое ингушское дело. Это, в сущности, прокол Путина. Потому что вот Сокуров сказал про Кавказ, а Путин ему ответил: «Не расчесывайте». А вот кто расчесывал в ингушском деле? Есть граница административная между Чечней и Ингушетией, которая долго была предметом споров…

А.Нарышкин Давайте перерыв сейчас сделаем. У нас новости и реклама сейчас прозвучат.

Ю.Латынина Я остаюсь на собственном канале, мы на «Эхе» прерываемся на новости.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжается эфир «Эхо Москвы», программа «Код доступа». И Юлия Латынина.

Ю.Латынина Перед тем, как перейти к рассказу о самой сущностной вещи, которая произошла с Сокуровым в ситуации, когда человек напрямую обращается к императору, а ему потом за это рубят голову, что не одобряется даже в китайских рассказах.

Я хочу рассказать немного об ингушском деле, потому что, с моей точки зрения, это прокол Кремля. Все знают, что такое на Кавказе земельный вопрос. Собственно, везде земельный вопрос… Попросите Кремль отдать Курилы, и они поскачут и будут биться головой по потолку.

Вот между Ингушетией и Чечней нерешенный земельный вопрос. Административная граница проведена так, что Чечня считала, что это ее 32 или что-то в этом роде гектара. Ингушетия указывала на административные границы и говорила, что это их родовые земли, на которых стоят ингушские башни. Это вот как у тебя не личную грядку отобрать, а вековую личную грядку отобрать. И в 14-м году когда впервые Чечня претендовала на эти земли, Евкуров, тогдашний президент Ингушетии дал очень резкий отпор. А в 18-м году примерно одновременно с его переутверждением на третий срок, его позиция внезапно изменилась. Он сказал, что ничего такого страшного не происходит. Видимо, он дал в Кремле обещание разрулить эту ситуацию, а ситуация не разрулилась. Потому что когда люди поняли, что это размежевание произошло, они вышли на улицы.

Чтобы понять, насколько лояльные люди вышли на улицы, я напомню, что один из приговоренных по ингушскому делу — это бывший глава Ингушского МВД, который служил два года при Зязикове. То есть это означает, что весь народ, офигев, вышел на улицы. И на этом, конечно, спалили Евкурова, который был до этого момента совершенно замечательным президентом по российским меркам. Вот насколько бывают на Кавказе хорошие начальники, если не быть идеалистами, не считать, что там должны быть сплошные Джорджи Вашингтоны, он был очень хороший начальник.

И если Евкуров кому-то не смог отказать, — потому что он в 14-м году сказал нет, а в 18 году за переизбрание или по каким-то другим соображениям сказал да, — это, скорей всего, что его упросил лично Путин. Потому что Евкуров представляете себе, что значат для ингушей эти земли. И я не представляю, если его тогда спросил Кадыров или спросил Кириенко, то Евкуров не пришел бы к Путину и сказал: «Вы хотите, чтобы народ вышел на улицы?». Это значит, я логически выстраиваю, что Евкурова просил, надавил лично Путин, поставил это как условие. Соответственно, у Путина это просила Чечня. И Путин решил не отказывать или не мог отказать, или хотел дополнительно продемонстрировать этот замечательный принцип: разделяй и властвуй; или надеялся, что он это продавит зачем-то в пользу Чечни.

Но суть заключается в том, что вот потом Сокурову говорили: «Ты не расчесывай». Так зачем Владимир Владимирович в Ингушетии-то расчесал? Когда расчесал, абсолютно лояльные люди вышли на площадь. И когда эти люди вышли на площадь, они получили сейчас по 7-6 лет.

Еще раз возвращаясь к Сокурову. То, что он сделал, называется: личная речь, обращенная к императору. Вот есть такой китайский жанр в системе правления, где нет выборов, а таких не было в императорском Китае. Была очень популярная история о том, что чиновник обращается к императору с докладом, в котором рассказывает о несправедливостях, происходящих в государстве. И обычно считалось, что хороший император должен чиновника выслушать. А если в этой ситуации чиновнику рубят голову, значит, плохой император, он долго не проживет.

Обратите, внимание, что есть разные типы речей. Кстати, у нас на этой неделе так случилось, были продемонстрированы эти разные типы речей. Одну произнесла Дарья Навальная на вручении ее отцу Сахаровской премии. Это была абсолютно грандиозная речь, которая была обращена в первую очередь к европейской аудитории и к путинферштеерам — понимателям Путина со словами: «Ребята, что вы делаете? Остановитесь, перестаньте ему потворствовать». Но поскольку путинферштееры не вчера зародились и вряд ли от слов Дарьи Навальной устыдятся, то хорошо, эта речь имела четко выраженные месседж.

Ю.Латынина: То, что сделал Сокуров, называется: личная речь, обращенная к императору

За этим была речь Нобелевского лауреата Дмитрия Муратова, которая тоже имела совершенно четко выраженный месседж. И главная речь Муратова была, конечно, произнесена не на вручении Нобелевской премии. Она была произнесена значительно раньше, на Валдае, где Муратов попросил Путина отменить или пересмотреть закон об иностранных агентах. И, кстати, заметим, что после этого это возымело некоторый эффект. То есть это страшное ведомство, которое до этого выплевывало регулярно в пятницу списки иностранных агентов, тут машина забуксовала, на некоторое время остановилась, потом выплеснула еще 4 и опять остановилось.

Потом Муратов еще написал одно больше письмо Путину, в котором говорил о том, что большое количество бизнесменов, например, Абызов или Магомедовы сидят в тюрьме по организации преступного сообщества, что дает следователям абсолютно любые полномочия, которые приводят к тому, что эти люди теряют все, они абсолютно бесправные. У них отнимают бизнес. И нельзя ли что-нибудь сделать в этой истории с применением этой главы НРЗБ к бизнесменам.

То есть Муратов в этой своей речи, в этих своих объяснениях пытался воспользоваться Нобелевской премией как инструментом обращения к императору решить какие-то пусть частные, но очень важные для выживания общества проблемы.

Если кто читал Библию, может быть, помнит, как Авраам отреагировал на то, как милостивый господь Бог сказал ему, что он уничтожит Содом и Гоморру. Там есть абсолютно прекрасный диалог между богом и человеком, который очевидно скопирован с диалога между царем и льстивым царедворцем. И Авраам говорит: «Ну, что ж ты такой негодяй! Как ты можешь целый город уничтожить. Это же Гаага. Ты уничтожает и мужчин и женщин и не виноватых». А он говорит: «А вот если найдутся 50 праведников в этом городе, неужели ты его не пощадишь?» И Бог такой: «Ну, если 50 — пощажу». Авраам говорит: «А если 5 не хватит до 50, неужели ты уничтожишь город?». Бог говорит: «Ладно, если будет 45 — пощажу». Авраам говорит: «А если будет 40?» — «Ну, если будет 40 — пощажу. Авраам такой: «Вот я сподобился беседовать с господом, а я пыль земная. А вот если их будет 30? А если их будет 20? А если их будет 20?» И так он доводит до 10 праведников, за которых Яхве милостивый обещает пощадить город. Как известно, у Авраама ничего не получилось. Но попробовать-то он должен был?

И вот мне речь Муратова напомнила этот диалог Авраама с милостивым Яхве. Потому что так устроен жанр придворной речи.

И речь Сокурова, она была, конечно, речь придворного, прежде всего, потому что она прозвучала не в ВВС. Это не значит, что она была какая-то плохая или неправильно построенная. Любой жанр придворной речи, любой жанр доклада перед императором предусматривает, что император может ответить тебе сам. И вдруг Сокурову отвечают устами Кадырова или устами Соловьева. Если можно себе представить, что Кадыров ответил сам. Это легко представить. То вот когда какой-нибудь Дмитрий Киселев или Соловьев начинает рассказывать с экрана телевизора, что Сокуров — это абсолютный враг, то это слом жанра. Потому что личное обращение предусматривает личный ответ, а не лай из телевизора.

Но самое главное, что я хочу сказать не это. Потому что возникает вопрос. Хорошо, если такие вещи происходят в ответ на личное обращение к президенту, то каков же механизм обратной связи в обществе между государством, правителем и народом?

Как известно, главный механизм обратной связи такого рода называется выборы. У нас в России выборов нету. Есть вещи, которые называются, например, гражданские иски. Вот у нас, например, есть проблема, что у нас шахтеры взрываются в шахтах, потому что накидывают для выполнения плана на датчики метана тряпку. Надеюсь, у нас и на Западе такого нету, потому что в такой ситуации или в ситуации любой промышленной катастрофы человек обращается в суд с гражданским иском к компании, в которой это произошло и получает гигантские миллионные компенсации. У нас этого механизма нет. У нас вместо того, чтобы миллионы получали пострадавшие граждане… я говорила в начале программы, для чего у нас существует государство — для того, чтобы выбивать из бизнеса или из богатых граждан деньги. Из бедных тоже, но из бедных много не выжмешь.

Вот сейчас арестовали владельца шахты «Листвяжная» Федяева. Я надеюсь, что никто из вас не думает, что его арестовали для того, чтобы водворить справедливость. Его арестовали, чтобы поделить бизнес.

И я видела разные замечания о том, что вот раньше случались другие аварии на других шахтах. Владельцем одной из них был Абрамович. Вот Абрамовича, мол, не посадили. Ребята, значит, такая ситуация, что и Абрамовича могут посадить. Вам это понравится? Потому что, получается, что любой российский олигарх ходит под кирпичом, который может в любой момент на него упасть. И людям, которые пострадали, никакого проку с этого не будет, никаких денег с этого не будет. А олигарха разденут или его партнеры, или силовики или и то и другое. То есть механизм обратной связи отсутствует, потому что безопасность от этого в шахте не прибавиться, потому что люди, которые платят такое количество взяток проверяющим, у них еле на взятки хватает — куда им заботиться о безопасности?

И вот еще механизм обратной связи правительства с народом. Народ может выйти на площадь. Вы будете смеяться, в авторитарном Китае вполне могут люди по частным поводам выходить на площадь. Это Тяньаньмэнь разогнали, а вот такая ситуация, как в Ингушетии, конечно, — никогда бы не разогнали, не говоря о том, что она в Китае не произошла бы, скорей всего. Потому что там у чиновников голова на плечах, а не тыква.

Так вот там, как ни странно, очень часты сельские возмущения по частным причинам, типа тянут через село дорогу, а село не хочет этой дороги, или, наоборот, не тянут дорогу, а село хочет этой дороги. И к этим сходам власти относятся с достаточным пиететом. Они считают, что это сигналы с мест и что-то неправильно, надо поправить.

А вот в России мы видим, что нельзя выходить на площадь даже бывшему министру МВД при Зязикове по совершенно локальным поводам, причем поводам, вызванным ошибкой лично Путина.

Есть еще разные экзотические способы обратной связи типа Гаруна аль-Рашида, который ходил, как известно, в народ. Даже Николай I прогуливался по вечерам по улицам Санкт-Петербурга. А в «Капитанской дочке», если вы помните, Маша встретила императрицу гуляющей в летнем саду.

Понятно, что нашего императора гуляющим в летнем саду не встретишь, разве что рядом будут омоновцы, прикидывающиеся вазочками и статуями. Что остается? Механизмов обратной связи нет. Остается личное обращение. И я уже говорила, что это абсолютно труп в китайской империи, в китайской литературе, что если чиновник обращается к императоры и лично, а не за глаза ему говорит, что вот такой-то недостаток, то если хороший император — чиновника слушают, а если плохой император — чиновнику рубят голову.

Вот какой механизм обратной связи между правителем, находящимся в астрале и обществом, даже элитами общества. Мы сейчас имеем в России, на мой взгляд, таких механизмов только два. Один называется: донос. Вот, допустим, приходят к начальнику и говорят: «Слушайте. Братья Магомедовы. А знаете ли вы, что это они заложили Керимова французским властям и поэтому это не комильфо и поэтому Керимов сидел там за что-то там в Ницце». И на самом деле понятно, что это абсолютная шняга, потому что за то, что бы разорить и посадить Магомедовых занести деньги. Но начальнику нельзя же сказать, что занесли деньги. Поэтому приходят к начальнику и говорят: «А вот они работали на иностранную разведку».

Там Иван Сафронов работал на иностранную разведку, Карина Цуркан работала на иностранную разведку. Судя по всему, начальник верит. Когда начальнику говорят, условно, — я сейчас фантазирую, — это благодаря Абызову внесли в Америке в санкции, по результатам, которые мы видим, приходится предполагать, что такого рода сплетни не действуют.

Ю.Латынина:Я думала, что Сокурову ничего не будет, потому что это было обращение лично Путину

И второй механизм обратной связи, когда к начальнику приходят и говорят: «У нас тут есть материальчик и у нас есть сигнал». А начальник говорит: «Разберитесь», и думает, что он умыл руки.

И, конечно, когда Сокуров произнес свой спич, я первоначально была абсолютно уверена, что ему ничего не будет, потому что это было обращение лично знакомому Путину человека лично к Путину. И жанр подобного обращения требует, что если Путин недоволен, но он прямо в лицо отвечает, что ему было сказано в лицо.

И когда стало ясно, что Сокуров сначала боится быть арестованным из-за поднявшейся кампании, а потом боится быть убитым, то, я думаю, это был большой знак. О тотальном полном нарушении механизма обратной связи не только для Публики, которая с изумлением за этим наблюдала, но и для элиты, которая, я думаю, уже давно вздрагивает от каждого нового ареста.

Вот сейчас арестовали Ольгу Миримскую. Вы знаете, что это за женщина? Она и ее бывший муж Глубович, ведь, напоминаю, они когда-то работали с Ходорковским. И для того, чтобы остаться на свободе, они совершили все то, скажем так, что не совершили те люди, которые сели, которые работали с ЮКОСом. Я не хочу сейчас пинать человека, который попал в тюрьму. Но, казалось это человек, который столько добра сделал власти, — власть должна была его как-то поощрить. А поводу какой-то новой истории, чисто коммерческой власть его снова сажает. Как вы думаете, какой это сигнал элите.

И вы скажете, что есть одно ограничение, которое теоретически должно налагаться на власть — это внешняя политика. Потому что в XIX веке страна с таким уровнем государственной некомпетентности была бы просто завоевана и расчленена. Если бы в ней не произошел государственный переворот со стороны офицеров, которые бояться такого уровня государственной некомпетентности. Потому что мы все время смеемся, когда какой-то Ростовский суд публикует количество продовольствия, которое поставляется нашим войскам в Луганск и Донецк. И первое, что у меня возникает при чтении этого приговора, — эти 1300 тонн, которые они поставляют каждые две недели, и которых достаточно для того, чтобы прокормить 26 тысяч человек, они, действительно, поставляются войскам или половину еще раскрадено по дороге?

И напомню, что приговор-то был вынесен из-за того, что за это еще вымогали взятку. Вот когда правая рука не знает, что делает левая, в XIX веке такие режимы не выживали.

Сейчас демократические страны перестали воевать. И, с одной стороны, это очень хорошо, я поздравляю демократические страны, они живут в мире. А, с другой стороны, свято место пусто не осталось. И после того, как с международной арены исчезли демократические, но сильные страны, место держав, которые хотят воевать безнаказанно, заняли недемократические государства изгои.

И мы видим на наших глазах, что эти внешние ограничения тоже исчезают. На этой неделе мы видели, как российское политическое ведомство опубликовала совершенно фантастические условия, на которых Путин готов мириться с Западом. Эти условия были примерно такие: «А давайте снова разделим мир, как между Молотовым и Риббентропом в 39-м году или как между Рузвельтом и Сталиным в Ялте».

Возникает вопрос: а как могло Кремлю в голову прийти выдвинуть такое предложение? Ответ очень простой, если говорить одним словом — Афганистан. Байден ушел из Афганистана. После того, как Байден не отвечал на провокации Ирана. После того, как Байден, когда Путин начал присылать войска на границу с Украиной вместо того, чтобы сказать: «Если хочешь, воюй», позвонил Путину и предложил какие-то фантастические вещи типа «мы сейчас задержим помощь Украине, мы сейчас проведем саммит, на который не пустим страны Восточной Европы, а Россию на этот саммит НАТО пригласим». Надо сказать, что эта идея Байдена не встретила понимания у этих стран НАТО, которые должны были участвовать в саммите.

Слушайте, есть психология любого урки из подворотни в 90-х годах. Если ты накатываешь на коммерсанта и коммерсант тебе поддается, то тот компромисс, который он тебе предлагает, должен быть использован исключительно как плацдарм для следующего наезда.

После того, как Байден с Путиным поговорили, и оказалось, что Байден готов делать то, что Путин не мог представить себе в своих самых крутых мечтах, последовало вот это фантастическое предложение: «Давай, я буду царицей Небесной, как сказано в «Сказке о рыбаке и рыбке». И самое удивительное, что в отличие от «Сказки о рыбаке и рыбке», я не уверена, каков будет ответ золотой рыбки.

У меня осталась очень важная история, которую я начну рассказывать на «Эхе». И если я не успею ее рассказать на «Эхо Москвы», я продолжу ее рассказывать на своем канале.

Это история, которая почти не освещалась в России — к вопросу о международных ограничениях. Это немецкий процесс над убийцей полевого командира Зелимхана Хангошвили, где в Берлине приговорили к пожизненному сроку без права досрочного освобождения человека, которого зовут Вадим Соколов. Его признали убийцей Хангошвили. Я напомню, что его убили в августе 19-го года. Убийца выстрелил в чеченца и уехал на велосипеде, но попался, потому что нашлись свидетели того, как этот убийца снимал парик, сбривал бороду в кустах на берегу Шпрее, переодевался в шорты и сандалии, выкидывал в воду велосипед. И самое главное, он оптом пытался уехать после этого на самокате. Так вот у него был замок на электросамокате, которые не открывался. И пока он возился с замком, этот человек, его задержали вооруженные полицейские.

И напомню, что эта история произошла уже после того, как все отсмеялись над Петровым и Бошировым, после того, как все полюбовались солсберецким шпилем, и после того, как выяснилось, что несколько сотен агентов ГРУ получал паспорта с номерами подряд.

И вот случилось это убийство. Важна эта история двумя вещами. Первое: ничтожность повода, по которому это человека убили. И второе: бешенство Меркель. Судя по всему, это благоприятно сказалось на судьбе Навального, потому что если бы не убийство Хангошвили, я не уверена, что Меркель была бы в таком бешенстве по поводу того, что происходит с Навальным.

И произошло следующее. Это дело расследовал Bellingcat*. После того, как этого убийцу арестовали, его Bellingcat* идентифицировал как Вадима Красикова, человека, который одновременно и профессиональный сотрудник спецслужб и наемный киллер.

И когда Bellingcat* пробился к нам по свободно торгуемым базам данных, точно так же в деле Навального, он узнал, что этот Соколов получил свой ИНН в июле 19-го года за несколько дней до того, как подал на визу. То есть он уже спалился. Но самое прекрасное, как его вычислили. Потому что этот человек бы в розыске Интерпола за наемное убийство, а подала его в розыск сама Россия. В 13-м году он застрелил бизнесмена и тоже воспользовался для этого велосипедом. То есть вот такая прекрасная история. Наемный убийца убил человека, попал на камеры, был объявлен в розыск.

А.Нарышкин Вы Bellingcat* упоминали. Это иностранный агент. Минюст признал их иностранными агентами.

Ю.Латынина Да, причислен к лику иностранных агентов. Я думаю, что на этом я должна сказать, что продолжение этой истории я закончу на своем канале. Я отвечу, если получится на ваши вопросы. Призываю вас подписываться на этот канал, смотреть на нем видео про экологические катастрофы, над которым мы долго трудились. А с «Эхом Москвы» я прощаюсь на неделю. «Латынина ТВ». Шерьте и ставьте лайки.

* Meduza - СМИ, признанное иностранным агентом. Bellingcat - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире