'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 октября 2021, 19:07

А.Нарышкин Всем добрый вечер! В эфире «Эхо Москвы», программа «Код доступа». Юлия Латынина на своем законном месте. Добрый вечер!

Ю.Латынина Добрый вечер, это Юлия Латынина. «Код доступа», Галстук. И слушать нас можно по «Эхо Москвы» и смотреть по YouTube-каналу «Латынина ТВ» и YouTube каналу «Эхо Москвы». На «Латынина ТВ» у нас висит куча свежих видео, которые я вам рекомендую.

Я, как ни странно, хочу начать с положительной новости про акцию «Медузы*», которая, напомню, у нас теперь иноагент. «Медуза*» объявила акцию: «Написать Ивану Сафронову». Напомню, что Иван сидит в «Лефортово» по обвинению… ну, там он и Родину продал, как всегда. И запретил следователь получать его письма. И вот с сайта «Медузы*» это легко сделать — написать Ивану. Или получится эти письма передать или даже, если не получится передать, то все равно Иван знает, что они будут ему приходить.

Я, собственно, говорю об этой новости. потому что я все время поражаюсь, как «Медуза*», которая пишет, в общем, о грустных вещах, единственное из российских изданий, которое умеет смешить, развлекать и кучу всякого положительное приносить своей рубрикой «Шапито» и другими рубриками. Потому что это редкое искусство. Если вы посмотрите на поток новостей, помимо того, что вообще новости у нас хреновые, и как посмотришь, так ёкнешь, а помимо прочего современный новостной поток он устроен, чтобы генерировать кликбейт, а кликбейт, как правило генерирует те вещи, которые вы начинаете активно хейтить: «Ой, какой ужас! Какой кошмар, какие гады!» И «Медуза*» умеет как-то делать так, что вы ее читаете, а новости ее не хейтите, хотя они ужасно грустные. Я думаю, что это редчайшее искусство, которым только этот сайт отличается.

Ю.Латынина: Нет ни одного лекарства, ни одной вакцины со стопроцентной защитой и без побочек

И почему я говорю, чтобы написать Ивану Сафронову и прошу присоединиться к этой акции, я вам скажу в самом конце передачи, так что не выключайтесь.

Перехожу к тем новостям, которые, действительно, должны вызвать активный хейт, особенно активный хейт партии «Яблоко», которой просто захотелось лавров Кати Казбек. И тут даже у нас Сергей Иваненко лично заявил, что да, он просил не награждать Навального Сахаровской премией, а Навального все равно наградили. Я его поздравляю. Я хочу напомнить, что как раз партия «Яблоко», поскольку она по части реального преследования Навального никак не может конкурировать с другими государственными организациями типа ФСБ, ФСК или Следственного комитета или, тем более, «Новичком». Не надо тратить свое время на партию «Яблоко», которую надо просто забыть. Потому что на самом деле эти ребята делают это ровно для того, чтобы напомнить о своем существовании Кремлю. Поскольку они уже настолько вышли в тираж, что их заменили в Государственной думе партией «Новые люди», вот они пытаются напомнить, что они хоть на что-то сгодятся. А в общем, как мы видим, они даже не сгодятся на роль мумии в этом пантеоне, который представляет из себя Государственная дума.

Две новости были на этой неделе. Компания Pfizer сообщила, что она провела испытания бустерной прививки к ковиду своей собственной, третью фазу провела. Более 10 тысяч человек получили этот бустер. И результаты потрясающие. Этот бустер в 20 раз увеличивает шансы человека, который получил три Pfizer выжить против ковида. У нее становится 95-процентная эффективность прививки. Даже несмотря на то, что это старый Pfizer, они не поменяли s-белок.
Другая новость заключается в том, что президент России Владимир Владимирович Путин, выступая в дискуссионном клубе Валдай рассказал, что жители европейских стран приезжают в Россию, чтобы привиться российской вакциной от коронавируса «Спутник V», а затем покупает поддельные справки Pfizer. И, конечно, мощное заявление веслом в полтора Брежнева. Я думаю, мы скоро услышим, что европейцы приезжают за нашими «Ладами», потом вывозят их в Европу и там покупают справку, что это «Мерседес».

Я специально поставила эти два заявления рядом просто потому, что с точки зрения Владимира Владимировича, видимо, европейцы покупают «Спутник» (о результативности «Спутника» я буду говорить чуть дальше) вместо того, чтобы прививаться вакциной, которая вместе с бустером дает 95-процентную защиту от ковида. Это очень интересный способ мышления, потому что то, что Владимир Владимирович рассказывает, это анекдот, который ему принесли в синей папочке, видимо, привали при этом. Потому что я знаю анекдотические случаи в смысле исключительные, когда люди из Европы и Америки приезжали, но не потому, чтобы привиться «Спутником» потому что они считали его лучше, а просто в этот момент в их стране еще не было вакцинации для их возрастной группы, а им хотелось как можно скорее чем-то вколоться или они приезжали за чем-то заодно. Потому что у меня, действительно, приятельница приехала. Кстати, потом она очень тяжело заболела ковидом, несмотря на свою прививку.

Но дело не в этом, а в том, что все эти случаи являются анекдотами. То, что делает Pfizer, является двойным слепым рандомизированным исследованием. И об этом мышлении мифологическом, в котором анекдот, принесенный в папочке и, скорей всего, ложный, потому что моя приятельница, может быть, «Спутником» и привилась, но она точно никакой фальшивой справки не покупала, тем более, что это в Америке просто невозможно.

Так вот мир, в котором анекдот заменяет двойное слепое рандомизированное исследование, он вообще очень сейчас характерен во всем, что творится с ковидом. И я обязательно об этом буду говорить, но все-таки я сначала начну с другого. А именно, мы с котом Галстуком продолжим фальсифицировать выборы. Потому что это важнейшая новость — как именно было фальсифицировано электронное голосование. Все покричали, покричали, что это было неправда, все покричали, покричали, что оно было фальсифицировано. Ну, естественно, как именно сразу было ответить очень сложно. Потому что, может быть, это одна из причин, почему власть хочет сделать голосование электронным. Потому что если в обычном голосовании вы сразу видите вброшенные бюллетени, сейфы, у которых задняя дверца, оказывается, открывается, вы видите на пленке, как суют пачку бюллетеней. То в случае с электронными выборами это сразу, сию секунду сделать нельзя. А потом, через две недели вам говорят: «Ну, слушай, у нас тут уже другие новости. У нас тут Владимир Владимирович чего-то сказал. У нас во время испытаний на краповые береты чеченцев подвозили на машинах. Давайте лучше поговорим об этом».

Ну, действительно, давайте лучше поговорим об этом, потому что ужасно смешно, когда, с одной стороны, чеченцы хотят сдать на те самые краповые береты, которые во время первой и второй чеченской войны считались, соответственно, символами угнетения. А, с другой стороны, смешно, что в этом государстве все прогнило настолько, что, казалось бы, то, что является его основой, вот эти страшные люди с оружием в руках, которые обладают монополией на насилие, даже эти люди уже проскакивают вне очереди и их повозят на машинах.

Так вот, возвращаясь от краповых билетов к голосованию. Это не очень правильная ситуация, когда новость существует только в тот момент, когда она произошла, а потом, что именно случилось, не объясняют. Это все равно, как если бы новостью было только убийства, а когда убийцу найдут, тогда уже новости нету. Ну, какая разница? Это же было уже полгода назад. Вот, собственно, убийцы нашли. Убийцу нашли совместным трудом. Потому что я честно думаю, что, конечно, как именно фальсифицировано голосование, нельзя было бы обнаружить, если бы не эта замечательная способность интернета, способность сети, особенно Телеграма в данном случае служить самоорганизации людей, которые заинтересованы в том, чтобы найти преступление и понять, каким образом оно было совершено.

Вот точно так же думали российские власти, что они избегнут разоблачения в случае «Боинга» и не избегли благодаря Bellingcat*, точно так же Уханьская лаборатория и Питер Дашек думали, что они избегнут выяснения вопроса о том, как был именно создан коронавирус, но возникло содружество биологов и не только биологов под названием DRASTIC, и они много чего выяснили, и мы как-нибудь поговорим об этом.

Ю.Латынина: Судя по всему, в Кремле думали, что они моргнут бровями и все побегут прививаться

И, наконец, после того, как были удивительным образом перевернуты результаты электронного голосования в Москве, создался чатик программистов, в котором главную роль играл, конечно, Петр Жижин, молодой программист, еще несколько было людей, которые ему сильно помогали. Собственное расследование вела «Новая газета», ваша покорная слуга публиковала статьи. Андрей Заякин, профессиональный физик публиковал статьи. Я сразу хочу сказать, что это, действительно, новый прекрасный мир, в котором мы живем, потому что, конечно, никакие журналисты не могли бы это обнаружить. У журналистов нет просто квалификации расследовать, как фальсифицируют электронное голосование в отличие от обычного.

Итак, что мы имеем. Прежде всего, мы имеем то, что голосование электронное было организовано Департаментом информационных технологий в Москве, что, строго говоря, нельзя даже по закону. Вообще-то выборы должны проводить те организации, которые независимы от исполнительной власти. Даже формально в России ЦИК независим. И хотя неформально это не так, в законе, тем не менее, это записано. И, как мы видим, это очень важный момент, учитывая, что произошло дальше. Это давно уже было замечено, я просто перечисляю вещи, которые давно известны, но чтобы их напомнить и освежить, что, несмотря на то, что нам сказали, что все результаты электронного голосования пишутся в блокчейн, конечно, это не совсем так по ряду параметров. И, в частности, потому, что любой блокчейн предусматривает, что блокчейн существует на нескольких независимых серверах и, таким образом, если с одним сервером что-то случается, все другие видят, что что-то случилось. Это распределенная сеть. А если все сервера находятся и контролируются Департаментом информационных технологий города Москвы, соответственно, это такой же блокчейн, как Дума парламент, то есть фейковый блокчейн.

И вот было голосование, которое организовали те люди, которые, в принципе, лишатся власти, если они проиграют. Учитывая, как устроена российская система, очень сложно представить, чтобы все там было чисто и хорошо.

Но переходим к главной, второй истории. Как я уже сказала в списках избирателей, которые были поданы на электронное голосование, у двух миллионов человек отсутствовали их адреса в смысле они были на участках, где их надо было вычеркивать, но сам список выглядел вот так, там были: «Аня, Вася, Петя, Аристотель, Гай Юлий Цезарь, кот Галстук и кардинал Ришелье». И у них был написан телефон, у них был написан год рождения. И если вы скажете, что это выглядит скорее как список ников в чате, — да, примерно это так и выглядело. То есть возможность реально проверить у члена избирательной комиссии с правом решающего или совещательного голоса, а вот эта Аня или Петя существуют на самом деле или являются ботами, у них практически отсутствовала, потому что если человека зовут Сергей Петров, представляете, сколько Сергеев Петровых проживает в Москве, и как вы можете вычислить его и проверить по номеру телефона. Потому что даже если вы позвоните по этому телефону, если он не отзовется, то о часто люди не отзываются по телефону, а если он отзовется, то все равно, что вы ему скажете?

И вот все подозрения долгое время сосредотачивались на том, что какая-то часть этих людей, пусть даже небольшая является несуществующими личностями. Я сказала в прошлый раз, когда приводила пример, что кот Галстук на самом деле бот, или думали, что проголосовали за тех людей, которые умерли или думали, что проголосовали просто за тех людей, которые не пришли на голосование. Но Петр Жижин открыл, что все было еще проще. Потому что, конечно, список избирателей представляет из себя абсолютно фиговый листочек. И если вы хотите попасть в этот список со стороны, если вы настоящий избиратель, вы, действительно, должна зарегистрироваться на сайте Мос.ру или Госуслуги. Но если вы организатор голосования, то вы можете просто миновать регистрацию на сайте избирателей, можете просто миновать этот список, можете просто пройти к ящику и кинуть туда голос.

То есть что имеется в виду. Вот есть штука, называется первый блокчейн. Сейчас объясню. Может быть НРЗБ, что блокчейнов было два на этом голосовании. Вот считаем, что у меня тут стоит урна и считаем, что эта урна и есть первый блокчейн. В нее падают голоса избирателей. Эта урна опечатана, и если вы избиратель, то чтобы проголосовать и попасть вашим голосом в эту урну, вам надо зарегистрироваться. Ваш голос будет зашифрован очень сложным ключом. Это ключ разделяется на 7 частей. Этот ключ связан с ассиметричным шифрованием, это ключ с открытым кодом. Эти 7 частей разделяются перед голосованием. Эти 7 частей потом собираются после голосования, они хранятся у разных людей. И все это, действительно, было очень хорошо организовано. И Петр Жижин обращает внимание, что именно эта часть голосования с шифровкой голоса избирателя была сделана очень хорошо.

Но проблема заключается в том, если вы организатор, у вас есть другой ключ, и вы можете зайти к черного хода и положить в эту урну что угодно со своим ключом. И для этого вам даже не надо регистрироваться в списках избирателей. У вас есть функция, которая позволяет вам… Если переводить на обычные аналогии, это тот самый знаменитый сейфы, у которого снаружи был очень сложный замок, сложный код, который вскрывали, опечатывали с многочисленными процедурами, а сзади у этого сейфа не было задней стенки. Вот что нашел Петр Жижин.

И Алексей Алексеевич Венедиктов тут как раз сегодня днем говорил — он, видимо, невнимательно прочел статью Заякина и Жижина, которая была опубликована в «Новой» о том, что этот ключ, он не то что был очень простой — на самом деле цифровая подпись. И он, грубо говоря, висел на гвоздике в соседнем помещении, причем висел давно. Он использовался несколько раз. В данном случае не важно, что он использовался несколько раз и висел давно. В данном случае важно, что в переводе на язык простых реалий то, что обнаружил Петр Жижин, что первый блокчейн, в который стекались голоса людей, представлял собой опечатанный сейф без задней стенки. Не надо было никаких ботов, никакого кота Галстука, никакого голосования от лица умерших. Вот вы можете написать маленькую программку и с помощью этого ключа голосования вкидывать гигантское количество голосов, которое вам надо через заднюю стенку, как вы в запертый на ключ сейф без задней двери можете положить все что угодно. Потому что в блокчейне номер один — считайте, что это урна, в которой хранятся ваши голоса — нет никаких указаний на то, как появилась эта запись о том, что вы проголосовали. Она никак не связана с фактом вашей регистрации в списках избирателей на Мос.ру или на Госуслугах.

Тут вы скажете, допустим, у меня есть 10 человек пришло поголосовать. 6 человек проголосовали за «Умное голосование». 4 человека из них проголосовали за «Едро», и я принес еще 6 бюллетеней со стороны, через заднюю дверцу, и у меня получилось, что проголосовало 10 человека, а в урне 16 бюллетеней — проголосовало 160% избирателей. И ответ: да, именно это так произошло. Потому что я напомню, что в этой урне, куда сыпались все без разбору голоса избирателей без привязки к тому, что это и откуда было голосов больше, чем избирателей, потому что, как нам объяснили, были переголосование. И для того, чтобы отличить те голоса, которые были отменены, от тех голосов, которые продолжали существовать, был знаменитый второй блокчейн, точнее его нет, потому что его никто не видел. И якобы его целью было дать избирателю проголосовать избирать второй раз.

Вот если человек заставляли на работе проголосовать за «Единую Россию», он шел домой и голосовал за «Единую Россию», исправив тем самым выбор. Но это была официальная история. А реально, судя по тому, что мы видим, второй блокчейн мог делать совсем другое. Дело в том, что его реальная цель, похоже — это легитимизировать существование в первом блокчейне большего количества голосов, чем голосов избирателей. И, более того, легитимизировать удаление из этого блокчейна ряда голосов избирателей.

Ю.Латынина: Чтобы люди серьезно относились к «Спутнику», запретите вакцину, которая вроде настойки коры от дуба

Опять же переводя со сложного языка программирования на простой язык избирательной урны. Что происходит. Вот у вас есть целых 16 бюллетеней. Вы накидали кучу лишних бюллетеней в ваш первый блокчейн, в вашу урну. Вам надо какую-то часть бюллетеней вынести. Очень просто. Когда вы открыли заднюю стенку и вбросили к 10 голосам еще 6, у вас получилось 16 голосов на 10 избирателей. Напомню, что все эти голоса совершенно равны. Как и в нормальной избирательной урне, у вас нет никакой пометки, чтобы понять, какие голоса являются фальшаком. Но у вас есть второй блокчейн, и в нем теоретически написано, что те несколько голосов, которые вы вбросили, в нем должно быть написано что-то непонятно. И после того, как кончилось голосование, что вы делаете если мухлюете? Что вы делаете в обычной ситуации? Вы закрываете все это дело на ключ, берете книги избирателей и начинаете эти липовые голоса распределять между избирателями, а если совсем плохо, вы выкидываете настоящие голоса. Вот ровно вы это делаете с помощью блокчейна. Для этого надо время. Именно это и произошло. Потому что, если помните, нас лишили доступа к ноде избирателей. А у меня пока перерыв на новости, но я остаюсь у себя на канале.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжается прямой эфир «Эхо Москвы». Это программа «Код доступа». Смотрите ее на YouTube, слушайте по радио. Юлия Латынина. Вам слово.

Ю.Латынина. Да, это Юлия Латынина. И я договариваю историю, которая объясняет, как именно было фальсифицировано голосование. Напомню, что все это можно прочесть в совместной статье Заякина и Жижина в «Новой газете». «Новая газета» вообще очень много занималась фальсификацией электронного голосования. И если очень коротко, то, получается, что у нас есть два блокчейна. Первый — публичный, у него нет задней стенки, как выяснил Жижин. И в нем можно получить сколько угодно бюллетеней, но, естественно, если вы в него подкинули бюллетеней, их будет больше, чем избирателей. А дальше есть второй сейф, который никто не видел, в этом сейфе не хранятся бюллетени. Это второй блокчейн, в нем гранятся записи, которые позволяют приписать несколько бюллетеней одному избирателю и тем самым изъять их из оборота.

И проблема только что эти записи никто не видел, и они позволяют взять реальный бюллетень людей, которые проголосовали за оппозиционных кандидатов и сказать, что эти люди переголосовали. Тот же Петр Жижин сделал следующее. Он создал тестовое голосование с кандидатами Васи и Пети. Зарегистрировано это голосование — 0 избирателей. Выдал 0 бюллетеней. 100 бюллетеней вкинул в урну за Васю. Но когда он подводил итог — там есть еще одна дырка, которая позволяет подводить в первом блокчейне вообще любой итог, — он подвел результат: 46 миллионов голосов за Петю и 0 голосов за Васю, за которого он вбрасывал.

Еще раз. конечно, вот эта история с голосованием — это, конечно, очень похоже на историю со сбитым «Боингом».

А.Нарышкин Мы потеряли связь с Юлей. Надеюсь, сейчас восстановим…

Ю.Латынина Я бы вообще предложила людям, которые все это читали по строчкам, которые поднимали этот блокчейн, поскольку это достаточно сложные материи, устроить такой большой хепенинг, устроить новое голосование и всех пригласить желающих на него зарегистрироваться и показать, как его можно подделать в режиме пресс-конференции. Тот ключ, о котором говорил Петр Жижин и с которым входят с задней стенки, это, конечно, совершенно не тот ключ, который был разделен на 7 частей, где, действительно, все зашифровывалось. Просто у сейфа не было задней стенки.

Ю.Латынина: Заметим, что до сих пор никаких живых аттенуированных вакцин от ковида просто нету

Возвращаюсь я однако к главной истории с кошмаром, бушующем в России — с ковидом и с провалом вакцинации. Я не буду говорить долго о том, какие есть вакцины. Потому что у нас на канале висит ролик про историю, вернее почти часовой ролик про историю вакцинации. Но я хочу порассуждать вот на какую тему, которой в этом ролике нету. Мы впервые в истории человечества меньше чем за год создали вакцины, что еще совсем недавно казалось невозможным. И стало это возможно, прежде всего, благодаря генно-инженерным вакцинам, новаторским вакцинам, прежде всего, мРНК вакцинам, таким, как Pfizer и Moderna, и это очень хорошие вакцины получились, их легко производить огромными партиями; и аденовирусным вакцинам, в том числе, «Спутнику».

Заметим, что доселе существовали только другие виды вакцин. Это были мертвые вакцины, были живые аттенуированные вакцины, были белковые вакцины уже существующие. И обозревая пейзаж существующих вакцин, заметим, что до сих пор никаких живых аттенуированных вакцин просто нету от ковида. Есть мертвые вакцины, например, китайская мертвая вакцина Sinovac, но она имеет очень низкую эффективность. Даже без штамма «Дельты» у него была эффективность 50,03%. В принципе, должна быть неплохая белковая вакцина у Novavax. Но пока она еще не запущена в широкое распространение. Пока вся вакцинация идет за счет новых вакцин — мРНК и аденовирусных. И еще недавно нам говорили, что это невозможно и показывали пальцем на Трампа, который говорил, что это возможно. Но это произошло.

Кстати говоря, очень многие, в том числе, вирусологи серьезные думали, что эпидемия просто затихнет раньше, чем будут изобретены существующие вакцины. Но эпидемия не затихла. Наоборот, штамм «Дельта» стал более заразным. К сожалению, могут появится и более тяжелые штаммы. Напомню, что вовсе не обязан становиться вирус более благосклонным к людям. Например, вот сейчас мы сейчас раскапываем людей, которые были больны оспой, вернее близким родственником оспы тысячу лет назад, и раздались среди вирусологов и историков голоса, что, судя по всему, оспа в какой-то момент стала более страшным заболеванием. Я вообще думаю, что мы стоим на пороге такой исторической археологии, когда выкапывают человека умершего… от того, что называлось когда-то в античности проказой или каким-то мором и обнаруживается, что это были какие-то совершенно другие вирусы.

И, собственно, есть у всех стран проблемы с вакцинацией. У этой проблемы есть важное политическое измерение, которое заключается в том, что правительства поняли, что если они требуют обязательной вакцинации, они теряют рейтинг. И, соответственно, если они требуют этой вакцинации, то всегда есть силы, которые этим готовы воспользоваться. В частности, в Америке, мы видим, что республиканцы очень активно пользуются тем, что демократы топят за прививки. Оценку этому я сейчас не буду давать, если успею, дам.

Но, конечно, особо выдающийся случай произошел в России, где, я бы сказала, просто случайно произошел референдум, результаты которого труднее подделать, чем результаты электронного голосования. Потому что у нас есть выборы в Государственную думу, на которых победила «партия жуликов и воров». У нас есть референдум о вакцинации, когда Путин лично говорил, призывал вакцинироваться. И у нас есть 30% вакцинированных в России. Причем понятно, что часть из этих 30% вовсе не поклонники Путина. У меня все знакомые вакцинированы. У меня родители, которые были вакцинированы Pfizer, как только приехали летом в Россию, сразу вакцинировались дополнительно в качестве бустера «Спутником», прекрасно перенесли. Плюс есть еще есть какие-то люди, которые получали какие-то липовые справки о вакцинации.

Ю.Латынина: Не надо тратить свое время на партию «Яблоко», которую надо просто забыть

То есть получается, лично Путин сказал: «Вот мы тут сделали офигенную вакцину» — и процентов 15 ему поверили. Остальные решили типа «Сами прививайтесь своим шмурдяком», типа «Крым наш, а ДНК свою я портить не буду». То есть это такой референдум.

И, соответственно, возникает три вопроса: Почему так происходит в России? какие доводы у противников прививок? и, что собственно, делать человеку лично? Бог с ним с политической обстановкой, а лично — вот прививаться или не прививаться? Это же разные вопросы.

Итак, в России есть три вакцины, сейчас действуют. «ЭпиВакКорона» — это фуфловакцина, которая не может работать в принципе. И, извините, ваша покорная слуга говорила это до того, как она была принята на вооружение. Не потому, что я такая умная, а потому что мне это сказал Константин Чумаков и все нормальные вирусологи, что не было еще пептидный вакцины, и пептидные вакцины — это слишком короткая цепочка белка, чтобы это хорошо работало. Вот теперь проверено, известно, что это не работает. Потому что берут кровь людей с этой вакциной, впрыскивают в нее вирус — он там живет как дома.

Но поскольку соавтор этой вакцины — это глава Роспотребнадзора Попова, то, соответственно, вакцина разрешена. Я вообще думаю, что когда ее начали делать, наверное, как раз думали, что эпидемия закончится, а гранты можно будет освоить. И, в принципе, конечно, эту вакцину применять надо прекращать, Попову увольнять. Да, если честно, всех людей, которые это сделали, надо отдавать под суд. Как раз вот это заметьте, для ФСБ и Бастрыкина, чем иноагентов-то искать.

Вторая вакцина — это «КовиВак», которую так все-таки не назвали «ЧуВаком» — это вакцина Института имени Чумакова. Откровенно я колебалась, не прививать ли ей родителей. И не стала только потому, что мы, действительно, не видели результатов ее испытаний, третей фазы. А Sinovac — это мертвая вакцина, сделанная из убитого вируса. А другая мертвая вакцина китайская, как я уже сказала, видно, что не очень качественная. Там, кстати, есть некоторые технические сложности с производством мертвой вакцины именно для ковида.

Тем не менее, это затянувшаяся пауза, которая очень сильно беспокоит, что вакцина Чумакова до сих пор не публикует третьей фазы (что гораздо лучше, чем публиковать липовую третью фазу).

Ну, и третья вакцина — «Спутник», у которой с самого начала было несколько минусов. Первое: это аденовирусная вакцина как AstraZeneca, скажем, а аденовирусные вакцины, едва родившись, они как пейджер, проиграли гонку сотовым телефонам, проиграли стратегическую гонку мРНК-вакцине. Они хуже действуют НРЗБ все аденовирусные вакцины. Я когда искала данные, насколько хуже действует против «Дельты» «Спутник», с удивлением прочла высказывание Проценко, что человек, который привит «Спутником», у него в 4 раза шансы выше выжить против «Дельты», чем у человека, который вовсе не привит. Мне показалось, что это не очень высокие шансы. Ну, как это в четыре раза? Вот моим родителям 80 лет. Значит, они в 20% шансов были умереть без вакцины вообще, у них получается 5-процентный шанс. То есть, мне кажется, что 4 раза — это очень много. Но это в 4 раза лучше, чем ничего.

Кроме того «Спутник» появился в России, где культура клинических испытаний утрачена, а арбидол у нас в списках жизненно важных лекарств. Сначала ты работает на репутацию, потом репутация на тебя. И, конечно, человек, который посмотрит на то, как государство закупает арбидол, скажет: «Ну, вот я еще буду прививаться «Спутником»!»

И в третьих, медицинская промышленность в России находится в удручающем состоянии. Вопрос о способности некоторых крупных производителей «Спутника» масштабировать продукт остается открытым. То есть в переводе: вакцина из пробирки может быть неплоха, но конкретная партия, которую сварили в старом советском реактора в одном чане с вакциной от собачьей чумки при нарушенном температурном режиме при несоблюдении технологии, может быть очень невысоко качества. Это как «Москвич», может быть, в теории был и ничего автомобиль, но когда его собирали, получалось ведро с гайками.

И, в принципе, ученые, которые создали «Спутник», сделали все для исправления этих ошибок. Они насколько могли, качественно производили испытания, они печатались в «Ланцете». И в общем, да, мы видим, что вакцина «Спутник» работает. В Аргентине, например, 11 миллионов доз введено. На них по подсчетам аргентинцев пришлось 75 случаев тяжелой побочки. Это вдвое выше AstraZeneca, но это не так уж страшно. Да, есть вопросы к обстоятельствам проведения третей фазы, но она была. Промежуточные итоги опубликованы в «Ланцете». Да не полностью она защищает от «Дельты», защищает примерно на уровне AstraZeneca. Но, как я уже сказала, в 4 раза больше шансов — это ровно в 4 раза больше шансов, чем ничего.

Ю.Латынина: Человек видит как государство закупает арбидол, скажет: «Вот я еще буду прививаться «Спутником»!»

И вот мы видим, что Владимир Владимирович эту вакцину реально просто убил. Я не знаю, вот если бы в Кремле кто-то написал, как Кириенко писал план, что делать с выборами, — вот если бы в Кремле написали план, что делать, чтобы испортить репутацию «Спутника», то просто такое впечатление, что этот план по пунктам выполнялся.

Первое, что надо было реально сделать, чтобы его продемонстрировать президенту? Ну, конечно, привиться. Вот как Екатерина привилась от оспы. Но это же есть какая-то элементарная смелость. Я не сомневаюсь, что если бы президентом России был Навальный в такой ситуации, он может быть, с голым торсом в лесах бы не позировал, но «Спутником» бы он привился на камеру, как, кстати, многие другие президенты прививались.

Вместо этого Владимир Владимирович у нас до сих пор неизвестно чем привился, и вообще как это произошло. А вместо этого до сих пор к Путину, если кто-то с ним встречается, выдерживает недельный карантин. И Владимир Владимирович вместо этого объявляет, что у нас первая в мире вакцина, ответом чему, конечно, был громовой хохот, потому что о том, что вакцина есть объявляют не президенты, об этом объявляют научные журналы.

И это объявление Владимира Владимировича реально в значительно порушило «Спутнику» третью фазу. Потому что, что там произошло? Как только Путин сказал, что у нас есть вакцина и ей все стали прививаться, параллельно шли испытания третьей фазы. Очень многие люди, которые шли на эти испытания, шли, действительно, затем, чтобы получить вакцину. Поскольку они не доверяют российской медицине, они не только получали укол, они не знали, вакцина это или плацебо, они немедленно бежали, делали тест на антитела и, соответственно, видели, какое у них количество антител, писали об этом в Телеграме. Опять же образовывались такие группы исследователей, самостоятельные чатики в Телеграме, каждый мерился антителами. Соответственно, те люди, которые получили плацебо, сразу понимали, что у них плацебо, потому что антитела-то были, показатели-то были хорошие. И эти люди, которые хотели привиться, НРЗБ, они, соответственно, приходили в коммерческую контору, платили тысячу рублей, прививались. Тем самым выпадали из испытания. И, собственно, таким образом, эта третья фаза, хотя и была, она получилась насколько косая.

Вторая, я считаю, ужасающая ошибка Кремля — это признание этой «ЭпиВакКороны», псевдовакцины, которую сделал «Вектор», фуфловакцины. Ну, слушайте, ребята, это несерьезно. Если вы хотите, чтобы люди серьезно относились к «Спутнику», тогда ту вакцину, которая вроде настойки коры от дуба, вы должны немедленно запретить. Потому что если вы одной рукой утверждаете, что у вас есть серьезная вакцина под названием «Спутник», а другой рукой вы рекламируете прибор «Тор» от коронавируса, который использует нейтронную мегалаплазму для того, чтобы убить коронавирус, и другой рукой вы рекламируете «ЭпиВакКорону», то человек, которые даже не читает научных журналов, он спинным мозгом почувствует, что ему дурят голову.

И, конечно, совершенно фантастическая вещь была, которая способствовала дискредитации «Спутника» — то, что зачем-то в России устроили на казенные деньги войну против Pfizer. Вот какой осваиватель казенного бабла подсказал Путину эту безумную идею, что вместо того, чтобы просто лечить людей от ковида, даже это попытаться использовать для того, чтобы плюнуть в суп. Но вместо этого, конечно, следовало бы бросить все силы на регистрацию «Спутника» на Западе. И вместо этого «Спутник» до сих пор на Западе не зарегистрирован. В том числе, я сильно подозреваю, благодаря вот этой особенности наших российских заводов производить вакцину не по тем рецептам, которые сделали в Институте Гамалеи, а сварить что-нибудь слегка похожее.

И, конечно, седьмой пункт, который надо отменить, — это все эти безумные антипрививочники скрепоносные, которые начали рассказывать, что аденовирусная вакцина встраивается в ДНК. Если честно, у меня была гипотеза насчет этих антипрививочников, которая заключалась в том, что наше государство просто и не хотело, чтобы его жители прививались, потому что фармацевтическая промышленность у нас не развита. Между прочим, «Спутника» до сих пор произведено, по словами самих же людей из Гамалеи, только 60 миллионов доз (двойных). И тогда получается, свистопляска, которую они устроили, это была просто стратегия Кремля типа «Мы скажем, что у нас есть вакцина. А на самом деле люди не будут приходить прививаться, мы сможем ее экспортировать, тем самым экспортирую свое величие, а люди будут прививаться естественным путем, то есть фактически просто переболеют.

Ю.Латынина: Петр Жижин обнаружил, что первый блокчейн, куда стекались голоса, это опечатанный сейф без задней стенки

Это была моя гипотеза, но я должна сказать, что она на первый взгляд выглядит рационально. Потому что действия Кремля можно объяснить с точки зрения рациональности только этим соображением. Вы знаете, это, действительно, не так, потому что люди, которые устроили весь этот цирк с конями, они, действительно, переживают, что российский народ не прививается, у них в Кремле каждый день совещания, у них печалька, у них вопрос, почему это российский народ не прививается, он такой же животрепещущий, как малазийский «Боинг». И это, конечно, какая-то абсолютно комическая неспособность, свойственная любой монополии, в том числе, монопольной власти соотносить свои действия с последствиями. Когда-нибудь это, конечно, должно было откликнуться нашей российской власти. Потому что вот власть, она может быть всегда безумно глупа, это такое свойство власти, потому что человек, стоящий наверху власти делает что-то ужасно глупое, то всегда найдется большое количество людей, которые будут заглядывать ему в рот и пытаться найти в его глупости какой-то сакральный смысл. Монополия развращает.

Судя по всему, действительно, в Кремле думали, что они моргнут бровями и все побегут прививаться. Но все эти глупости наложились на мировое антиваксерство, которое, собственно, в Кремле думали использовать, чтобы нагадить Западу и которое бумерангом вернулось к нам.

И, конечно, этот феномен мирового антиваксерства, его, действительно, глупо сводить к действиям только российских властей, потому что это реальная история, которая пришла в западные страны, которую доселе мы наблюдали только в Африке или в Пакистане, где, скажем, африканцы рассказывали, что на самом деле СПИД, он передается через вакцину от полиомиелита, которую сделали белые, и это сделали специально, чтобы уничтожить африканский народ. Или в Пакистане Талибан* убивал вакцинаторов со словами, что «эти неверные прививают вам бесплодие». И вот теперь Африка и Пакистан пришли в широкие народные массы. Причем мы видим довольно хорошую корреляцию: чем невежественней на Западе человек, тем больше шансов, что он против прививки.

И, на мой взгляд, это, действительно, дико интересно, что случилось с цивилизованным миром за последние 60 лет, если участь, что когда была создана вакцина против полиомиелита, то просто об антиваксерах не слышали. Женщины выстраивались в очереди, чтобы привить свои детей. И тем, кто сейчас слушает и скажет «Ну, вакцина от полиомиелита, наверное, была лучше испытана, она была другая вакцина». Я извиняюсь, когда была создана вакцина от полиомиелита, это был, во-первых, тоже новый тип вакцины. Тогда Салк впервые создал мертвую вакцину. Многие считали, что она не помогает, что она должна быть живой.

А, во-вторых, слушайте, там была партия недоубитой вакцины, от которой дети заболели полиомиелитом. Там была предыдущая вакцина против полиомиелита, которая реально вызывала полиомиелит. И там были более некачественные тогда еще медицинские методы, которые не сравнить с современными испытаниями. И это удивительная перемена в общественном мнении: тогда стояли в очереди а сейчас люди говорят: «Нет, я знаю, что там чипы ставят и вышки 5G.

Я только на одной вещи хочу заострить ваше внимание. Совершенно потрясающий аргумент, что у этой вакцины — в смысле у «Спутника» или AstraZeneca, у Pfizer — есть побочка, она не дает стопроцентной защиты, я подожду настоящий вакцины, у которых побочек нету и привьюсь. И вот люди, которые это говорят, даже не понимают, насколько смешно то что он говорят с точки зрения науки, потому что, конечно, стопроцентную защиту без побочек дают как раз только фуфломицины. Вот когда вам продают витамины как лекарства против рака, тогда как раз пишут в объявлениях, что стопроцентная эффективность, и иконы стопроцентно эффективны, и всякие фуфломицины стопроцентно эффективны. Нет ни одного лекарства, ни одной вакцины со стопроцентной защитой и без побочек. Вот просто первый признак серьезного лекарства, когда вместо того, чтобы обещать сто процентов эффективности, сообщают о вероятностях того, что это будет эффективно.

Я не успела поговорить про «Мужское государство*», про которое я очень хотела поговорить в связи с хейтом, который существует в соцсетях. И я это, видимо, перенесу через неделю. Сегодня я, прошу прощения, была сегодня насколько сумбурная, потому что я уже говорила на моем канале — то понос, то золотуха. В прошлый раз я гриппом была больна, в этот раз у меня НРЗБ вертиго. Те, кто знает, это ужасная гадость.

Последнее, что я хочу сказать, что вопрос о том, по какой причине провалила Россия вакцинацию, не имеет отношения к вопросу о том, что человеку самому лучше делать вот с такими вакцинами. Ну, не завезли в Россию Pfizer. Я, кстати, забыла сказать, что абсолютная глупость, когда сейчас в России человек может привиться хоть Pfizer, хоть «Спутником», а нам по-прежнему делают вид, что в России нет и не может быть западных вакцин.

С того, что я начинала. Когда президент страны рассказывает анекдот вместо того, чтобы отчитываться о том, плохо или хорошо действует вакцина, когда он демонстрирует нам свое мифологическое мышление — это, собственно, самый главный признак того, что в стране все неблагополучно, и поразительно, что он при этом демонстрирует тот же тип мифологического мышления, что и антиваксеры, которые говорят: «Вот у меня знакомый умер… я в точности не знаю, но я слыхал», поэтому я прививаться не буду». Мне кажется, самое страшное, что мы видим, в этой истории с отторжением от вакцин — это насколько мифологическое мышление, основанное не на статистике а «мне тут одна бабка сказала» захватило современный мир.

Я остаюсь у себя на канале. Подписывайтесь на этот канал, приходите на него. А с «Эхо Москвы» я прощаюсь.

* Meduza - СМИ, признанное иностранным агентом. Bellingcat - СМИ, признанное иностранным агентом. «Движение Талибан» - террористическая организация, запрещённая в России. "Мужское государство" - экстремистская организация, запрещённая в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире