'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 10 июля 2021, 19:05

Е.Бунтман Это программа «Код доступа». Юлия Латынина. И я, Евгений Бунтман нахожусь в студии «Эхо Москвы». А Юлия Латынина у нас сейчас по Zoom. Здравствуйте! И много тем: Афганистан, Гаити и много всего другого. Добрый вечер!

Ю.Латынина Нет, Гаити у нас все-таки будет для слушателей моего канала, потому что это все-таки не так интересно. Напоминаю, что нас можно слушать по «Эхо Москвы», смотреть по YouTube-канал и «Эхо Москвы», на который не забывайте подписываться и на мой собственный канал «Латынина ТВ».

И все-таки я, конечно, хочу начать с Явлинского, который на этой неделе решил поработать Антоном Красовским в плохом смысле этого слова и спойлером «Умного голосования». Всех людей, которые думали, что «я проголосую за партию Явлинского, Явлинский отговаривает за себя голосовать со словами: «Мы против Навального. Кто за Навального, пусть за нас не голосует. Плюс он не включил в список партии тех, кто за Навального, сам снялся, чтобы не нести, если что, ответственности за успех «Умного голосования». И, конечно, во вчерашнем эфире меня это поразило. Мы видим, как Навальный был отравлен, сидит в тюрьме, подвергается пыткам, издевательствам, побудкам и раздеванию. В это самое время Явлинский говорит: «Ну, как можно поддерживать Навального? Он 10 лет назвал мигрантов тараканами». Ну, мы такие принципиальные. Кстати, напомню, что про тараканов заметила не просто Amnesty International, она заметила с подачи этой рашатудейской колумнистки Кати Казбек.

Дальше Явлинский сказал, что «Умное голосование» — это голосование за Путина, это провокация. В общем, согласно Григорию Алексеевичу Навальный сидит в тюрьме и занимается провокациями за Путина, а он, Григорий Алексеевич, весь в белом, и я даже знаю, что это за белое — это гуано. Оно белое тоже.

Плюс классический аргумент всех путинских пропагандистов, что когда Навальный выводит людей на улицу, их там бьют, — виноват кто? Ну, мы думали, что виноваты те, кто бьют. Нет, у Григория Алексеевича виноват Навальный. И, более того, Григорий Алексеевич еще умудрился сказать, что у Навального особые отношения с властью. Ну, то есть намекнуть тонко, что тот человек, который сидит в тюрьме и которого чуть не отравили «Новичком» и который снимает фильмы про дворец президента, — что, оказывается, этот человек тайный агент Кремля, а не то что Григорий Алексеевич Явлинский весь в белом гуане.

И, конечно, каждый человек, который это видит, раздирается между двумя желаниями. Одно — поливать Явлинского, как я это сейчас сделала (ну, не удержалась, извините), а, с другой стороны, обидеть Явлинского может каждый и совершенно безопасно. Для этого это, собственно, и сделано. Потому что важно понимать, что никакого Явлинского нет. Есть Путин, есть его подручные. Есть такая резиновая кукла под названием Явлинский, которую надувает Кириенко. И есть системная кампания Кремля. Вот заказчик — Путин, организатор — Кириенко, а исполнителей, имя им — легион. Это компания по уничтожению сентябрьских выборов и «Умного голосования». Эта кампания чрезвычайно методичная, системная и скоординированная. Конечно, ее ведет не ФСБ. Ее, повторяю, непосредственным исполнителем, прорабом является Кириенко, а исполнителей — масса.

Кампания эта началась давно. Еще, знаете, когда Собчак и Гудков пришли в администрацию президента и сказали: «А скажите, не нужно ли вам оппозиционной партии?» И им сказали вежливо, что такой партии, как хотят Собчак и Гудков, им не нужно. Помидоры нам не нужны. Потому что они понимали, что и Собчак и Гудков будут работать на себя, а не только на Кремль. Вот такая партия, как предлагали Собчак и Гудков, не нужна, зато есть масса других партий, которых я не помню названий. Эта кампания включает в себя отравление Навального и отравление Быкова. Она даже включает в себя отравление какого-то несчастного политика, даже не политика, а тролля из «Справедливой России», который с кем-то сотрудничал. Я все время забываю его имя. Беднягу отравили в поезде на Тамбов. То ли он не поделил финансирование, то ли еще что-то. То ли это был эксцесс исполнителей, то ли еще что-то.

В любом случае эта кампания включает в себя арест Пивоварова, изгнание Гудкова, арест Кэти Хараидзе, арест питерского депутата Максима Резника со словами «Вот тут у вашего дальнего родственника на квартире нашли марихуану и она ваша». Вот, собственно, пока Резник под домашним арестом и Явлинскому наша ведущая на «Эхе Москвы» говорит, что дело же явно выдумано. А Явлинский говорит: «Послушай, ты не знаешь никаких фактов». Так что, Григорий Алексеевич, Резник-то что — кололся, ширялся? Вы факты знаете, скажите?

Ю.Латынина: Важно понимать, что никакого Явлинского нет. Есть Путин, есть его подручные
Включает эта кампания в себя лишение активного избирательного права тех несколько миллионов людей, которые когда-либо помогали Навальному. Разгром ФБК(*), «Открытой России», изгнание из Вышки Анны Велликок, арест студенческого журнала DOXA — вот все это планомерные мероприятия даже не сомневайтесь. Это не личная инициатива. Вот есть список, план, который так любит Кириенко, и там есть строчечка, допустим. Конечно, там не написано «Отравление Навального» в этом плане, в нем написано: «Нейтрализация Навального». И вот Явлинский является строчечкой в этом списке мер. Смешно критиковать строчку, надо критиковать автора. Вот он является просто одним из исполнителей одной из мер.

Вот есть Кудрявцев, который мажет трусы, есть следователь, который арестовывает отца Ивана Жданова… А-а, извините, Кудрявцев, если верить по его беседе с Навальным он не мазал трусы, он, наоборот, их потом стирал. Так вот есть следователь, который арестовывает отца Ивана Жданова. А есть добровольно приравнявший себя к ним Явлинский. Гневаться на него глупо, как гневаться на исполнителя. Помните, человек, который спустил курок и убил Немцова, это Заур Дадаев. Ну, как-то не к Зауру Дадаеву мы будем предъявлять претензии. Конечно, есть заказчик преступления, есть организатор, есть исполнитель низшего уровня. Явлинский — исполнитель низшего уровня. Конечно, удивительно, потому что на роль таких строчек соглашаются другие люди: какие-то провинциальные следователи, какие-то донбасские маргиналы, исписавшиеся писатели, вышедшие в тираж любовницы, отвечающие за прессу чиновников и прочее. А во втором случае — человек, который когда-то был политиком.

Вы меня спросите, почему я в таком случае не предъявляю в таком случае Денису Проценко, врачу, главе Коммунарки, который идет на выборы от «Единой России» и тоже — строчка в этом плане, будем честны. Ответ заключается в том, что у Проценко другая профессия. Проценко — врач и го профессия: лечить больных. Если для того, чтобы лечить больных, ему нужно будет поцеловать бесу ручку — пусть целует бесу ручку. Мы видим, что бесу целует ручку он без особого вдохновения. Это не Мясников, не доктор Рошаль. Более того, я по этому поводу, по участию в грязной политической возне, и по изречению срамных политических заявлений я даже не брошу камень в путинского чиновника, который делает хоть что-то полезное, будь то Набиуллина или Собянин. Потому что у них профессия такая: быть чиновниками.

Но профессия Явлинского — политик, а он решил поработать Катей Казбек в буквально смысле, потому что он реально вспоминает ее аргументы. И вы скажете, а что же ему делать? Потому что больше политики в России нет. А если человеку не хочется есть «Новичок» как Навальный, если ему не хочется быть изгнанником? Ну, слушайте, есть масса способов. Можно было стать профессором, можно было отойти от дел. Можно было с репутацией Явлинского, вернее, и именем Явлинского (репутации как раз уже не сталось) уехать из России, быть профессором где-нибудь в Принстоне. Ну, вот он выбрал такой путь.

Мы должны помнить, что система перед этими выборами отсекла всех политиков, не только тех, кто не собирались с ней договариваться как Навальный, но и тех, которые собирались договариваться как Собчак и Гудков. И опять же я в них тоже не буду бросать камень, потому что политика — искусство компромиссов. Одни ходят ферзем, другие конем, можно так — можно так. Вот Собянин — я как-то говорила об этом — предлагал Гудкову быть главным в Москве. Гудков сказал — да. Кто-то сверху, видимо, Кириенко сказал — нет. Типа зачем нам, администрации президента умножать политический вес Гудкова? Зачем его вообще нейтрализовать таким сложным способом? Можно это сделать проще и дешевле.

И этих условиях Явлинский сказал — да, и ему сказали — да. Он согласился поработать инструментом нейтрализации выборов, строчкой в таблице мероприятий. И, конечно, полемизировать в данном случае против Явлинского и доказывать ему, что он делает что-то не то, — это все равно, что пытаться переубедить товарища майора не заводить уголовное дело на отца Жданова, потому что, дескать, там нет повода. Заведомо бессмысленное занятие.

Что делать, если вам это не нравится? Очень просто: чего хотят те, чьей строчкой в таблице мероприятий является Явлинский? Это очевидно: чтобы никто не участвовал в умном голосовании, никто не пришел на выборы со словами: «Все это бесполезно». Тогда можно будет нарисовать свои 80% и доложить Владимиру Владимировичу, как любит его народ. Значит, что надо? Участвовать в «Умном голосовании». Почему? Потому что раз в год и палка стреляет. Вспомним, как в Хабаровске случайно избрали просто из протестного голосования эдэпээровца Сергея Фургала. Оказался очень приличный губернатор. Так что то, что вас призывает таблица мероприятий — поступайте ровно наоборот и читайте статью Юлии Иоффе про Юлию Навальную. Совершенно блистательная статья про блистательную Юлию. Вы знаете, когда я читала эту статью, я подумала, что при всех женщинах, при всех телках, которых можно купить за деньги тем, кто у нас находится во власти на самом верху, они никогда не заполучат такую, как Юлия Навальная. Потому что чтобы получить Юлию Навальную, надо быть Алексеем Навальным.

Итак, я возвращаюсь к главной новости недели. К приезду в Россию делегации соседних носителей духовных скреп, которые еще круче наших, а именно Талибана(**). У нас в связи с тем, что у нас все поменялось к лучшему, была какая-то возможность показывать какие-то слайды. У нас там где-то Талибан есть. Это совершенно не касается того, что я буду говорить по «Эхо Москвы», это просто приятные картинки, если кто-то смотрит мой собственно YouTubе.

Ю.Латынина: Если для того, чтобы лечить больных, Проценко нужно будет поцеловать бесу ручку — пусть целует бесу ручку
Помните, Путин сказал, что после смерти Ганди и поговорить-то не с кем. Вот слава богу, то есть есть с кем поговорить, обсудить волнующие вопросы: ответы гнилому Западу, совместная оборона носителей чуждых ценностей и, возможно, построение какой-нибудь общей идеологии на основе синтеза принципов «Единой России», домостроя и шариата.

Ну, понятно, почему приехали? Потому что уходят из Афганистана американцы, и талибы становятся прямо на наших глазах — это происходит в режиме часов — талибы становятся хозяевами Афганистана. Правительственные войска бегут, переходят на их сторону, бросают все, что могут. И поскольку после того, как они получат Афганистан, надо будет переходить к какой-то содержательной повестке, то есть строить там государство, а не только воевать за аллаха, для такой организации как Талибан, этот переход к содержательной повестке так же, как, скажем, такой организации, как ХАМАС невозможен в принципе. Это значит, что она будет продолжать войну. Где? Конечно, в Таджикистане. А Таджикистан у нас часть ОДКБ и России придется в случае продолжения этой войны исполнять свои союзнические обязательства, что, совершенно ясно, Россия вряд ли соберется делать, потому что не очень приятно воевать настоящую войну против исламистов. И понятно, что после этого Таджикистан будет думать то же самое, что Армения: «Жалко, не вступили в НАТО». Потому что это тот неловкий момент, когда ты понимаешь, что те гнусные США, с которыми все время мерился Путин известным органом, пытался выдавить их с баграмской базы, — что вот эти войска американские еще де-факто (зачем они это делали, непонятно) несли обязанности по охране границ союзников путинской России. И как только они ушли, границу придется защищать Путину, что, как я уже сказала, он не имеет ни малейшего желания делать, потому что, заметим, что Кремль не сражается ни в одной настоящей войне. Он сражается всегда в гибридных войнах, которые отличаются тем, что в них боевые действия — только предлог для пиара, и поэтому их нельзя проиграть. То есть если цель вашей войны — устроить бардак в Донбассе и Луганске, если цель войны — сказать, что фашистские укры распяли мальчика на доске объявлений в Славянске, то эту цель легко достичь.

И когда мы поддерживаем кого-нибудь в Ливии или даже в Сирии, просто до широкой общественности не доходят известия о разгроме российских наемников под Дейр-эз-Зором или о том, что маршал Хафтар сбежал от турецких беспилотников. А вот когда Талибы захватят Таджикистан, все-таки это будет заметно. И, я думаю, талибы оценили, когда их пригласили и попросили Таджикистан не трогать. Я думаю, что они теперь точно думают: «Схватим!» Потому что помните, вот были известия, что Россия платит талибам за убийство военнослужащих США? Не знаю, платили или нет, судя по всему это был какой-то антитрамповский фейк, но точно радовались. И вот дорадовались — остались наедине с духовными собратьями и теперь, видимо, наш МИД должен прицениваться, брать этих прекрасных людей в ОДКБ или нет. Потому что я как-то не сомневаюсь, что Таджикистан, а то и Узбекистан сильно долго не проживет.

Конечно, понятно, что делегация талибов встречалась уже и с американцами. И на самом деле ничего такого особенного в этом нету. Если американцы могут встречаться с талибами, почему этого не могут русские? Если Байден может встречаться с Путиным, то почему русские не могут встречаться с талибами? Но самое главное — другое.

Я боюсь, что мне это придется говорить во второй части передачи. А самое главное то, что американцы уходят из Афганистана и там будет новый ИГИЛ(**), точнее Аль-Каида(**), потому что талибы — это Аль-Каида, они даже враждуют с ИГИЛ. Будут править Афганистаном. И вопрос: хорошо это или плохо? Ответ: неизбежно. Конечно, пожалуй, лучше было бы, если победил в обеих странах — и в Афганистане и в Сирии, и они бы сейчас выясняли друг с другом с помощью гранатометов, чей Аллах настоящий. А еще лучше, если бы всех, кто бегает по Европе с криками «Живите в средневековье, как мы требуем!», отправляли бы в Сирию или Афганистан жить, как они хотят, где бы их половину еще и расстреливали как шпионов Запада.

Но немного по порядку. Афганистан — это уникальная страна, которая живет хуже, чем тысячи две лет назад. Вот есть страны как Зимбабве, которые живут хуже, чем 50 лет назад. Но Афганистан превзошел их всех, потому что это одно из древнейших место на земле, через которое шли караванный пути, там стояли крупные древние города. Его завоевывали. Это было лакомое место. Его завоевывали все завоеватели от Александра Македонского белых гуннов-эфталитов. Потом это место было уничтожено монголами физически и экологически. Вот к вопросу об экологических катастрофах, которые, как известно, с точки зрения современных левых, вызываются в основном зловредными капиталистами. Так вот я хочу напомнить, что одна из крупнейших экологических катастроф в истории человечество было завоевание монголами Афганистана. Потому что до завоевания этого монголами Афганистан был страной зеленых плодородных долин и крупных торговых городов. Долины были уничтожены вместе с изысканной системой подводного орошения, так называемых кяризов. Города тоже были уничтожены, потому что монголам не нужны были ни города, ни поля. И с тех пор Афганистан превратился в страну бесплодных пустынь и гор, которую завоевать уже не мог никто — ни англичане, не Советский Союз, ни американцы. Правда, честно говоря, никто его и не собирался завоевывать, потому что никому он был не нужен. В частности, те же самые англичане, когда вели несколько войн в Афганистане. Не надо думать, что они пытались его захватить. Они просто пытались обезопасить от местных разбойников Индию.

Ю.Латынина: Явлинский согласился поработать инструментом нейтрализации выборов, строчкой в таблице мероприятий
Афганистан был одним из мест, откуда начался распространяться по миру современный исламизм. Сделано это было нечаянно американцами в ходе прокси войны с Советским Союзом. Как сказал в свое время по этому поводу Бжезинский, вы представляете, какие были ставки? В результате Советский Союз был побежден. Хотя сейчас мы видим, что как государство Советский Союз был побежден, но социалистическая идея, которая гораздо более страшная и опасная, ее победить трудно. И вот эта идея сейчас производит культурную революцию в США.

Но я не буду сейчас о социализме, я буду об исламизме, потому что то, что происходит сейчас в Афганистане в последние 20 лет, можно описать как цепь ошибочных решений, которую можно суммировать так: Нет сильного ислама — есть слабый Запад; б) больше нет смысла в колониальных завоеваниях для Запада, потому что сейчас не Запад завоевывает Восток, а, наоборот, происходят миграции и поглощение Востока Западом, как это происходило в конце Римской империи. И поскольку в современном мире нет ни экономического, ни демографического смысла в завоевании, тем более, такого не очень авантажного куска недвижимости, и в колонизации территории, то если вы не согласны действовать на этих территориях так, как китайцы Синьцзяне, а это единственно возможный способ действий, то нечего туда и соваться.

Бен Ладена можно было убить до 11 сентября как минимум дважды. Дважды представлялась эта возможность Биллу Клинтону, он мог это сделать в реальном времени, но он побоялся, потому что увидел, что рядом с бен Ладеном находятся другие люди — и что скажут правозащитники? Перерыв на новости.

Е.Бунтман У нас сейчас новости. Юлия Латынина. «Код доступа». Вернемся к вам через несколько минут.

НОВОСТИ

Е.Бунтман У нас возобновляется программа «Код доступа». Юлия Латынина у нас сейчас на связи.

Ю.Латынина Добрый день, это Юлия Латынина. И я не докончила своего ответа Евгению Бунтману, что я знала, что наш МИД регулярно заступается за наших наркоторговцев и преступников, арестованных в Америке или где-нибудь за рубежом, но что заступается за чужих наркоторговцев и преступников, арестованных где-нибудь на Гаити, — это новые высоты нашей дипломатии.

Я возвращаюсь к Афганистану. И я говорю о failed state. Я говорю с намеком, потому что failed state — это не только Афганистан. У нас теперь много таких.

И я напоминаю, что целью бен Ладена 11 сентября было ведь не взорвать башни-близнецы. Целью было вызывать ответный удар по террористам, назвать это ударом по мирному исламу, сказать: «Нас обидели. Эти нехорошие люди на Западе нас, высокодуховных обидели», заявить, что Запад — это агрессор. И вторжением США в Афганистан при Буше эта цель была выполнена. С тех пор американские войска не сделали там ничего хорошего. Как они себя там вели, можно заключить из депеш, которые опубликовал Ассанж. И что мы узнали из этих депеш? Что американские войска в тайных депешах вели себя ровно так, как они это говорили публично. То есть мы узнали несколько историй, которые мы не очень знали. Как однажды американские часовые, когда к ним шел глухой афганец, подстрелили его, потому что они кричали «Стой», а он не слышал. Или как однажды американские бомбардировщики разбомбили людей, которые растаскивали угнанный талибами грузовик, застрявший на переправе, эти люди оказались мирными жителями. Потому что когда талибы грузовик угробили, они разбежались, а из соседней деревни тут же прибежали и стали грузовик грабить. И отсюда, конечно, мораль такая, что не надо грабить брошенный талибами, угнанный у американцев грузовики.

Мы узнали из этих депеш, что афганская армия — это реальное скопище мерзавцев, наркоторговцев и педофилов, которым американцы вынуждены давать деньги. И зачем? То есть за это время с 60-х годов Афганистан из страны, у которой теоретически есть будущее, превратился в реальную духовную скрепу. Это страна, где нет ничего, где насилие представляет собой единственный путь наверх. И зададим себе вопрос. Вот посмотрите вокруг на окружающие вас предметы — на компьютер, через который вы меня слушаете и спросите себя: Можно ли это произвести в Афганистане? И ответ такой, что, наверное, 2300 лет назад, может быть, было можно. Если бы были компьютеры, то можно было подойти к Александру Македонскому, и он бы согласился наладить их производство.

А сейчас в Афганистане при первой же попытке что-нибудь там создать, к вам придет человек с автоматом, .как в России придет человек с корочкой и скажет: «Давай долю!». И это страна, в которой насилие эффективно в том смысле, что если человек в Америке убивает другого человека, он садится в тюрьму. А если он это делает в Афганистане, он становится большим человеком. Это страна, где 99% населения смотрит на больших белых как на полезных идиотов, дойных коров и трусов. И во многом они правы. Потому что в каждом конкретном случае афганец какой-нибудь 40-летний, который приедет в Европу, скажет, что «мне 15 лет, и я хочу, чтобы как малолетнего меня устроили в семью», он попользуется европейцами и их совершенно превосходно объегорит.

И, конечно, есть другой вопрос: если афганцы такие умные, почему они сидят в таком дерьме? А если европейцы такие дураки, которых может объегорить каждый афганец, то почему у них так все хорошо, богато и продвинуто? Понятно, то 99% афганцев такой вопрос себе просто не зададут, так же, как его не зададут себе 99% жителей многих других failed state. Я подозреваю, что его не задаст 60-80% русских.

Ю.Латынина: Есть резиновая кукла под названием Явлинский, которую надувает Кириенко. И есть системная кампания Кремля
Чтобы не задавать себе этот вопрос, существует специальный механизм отрицания, который называется религия. Вообще-то религия по происхождению для это способ отрицания смерти: Ой, я нее умру, я буду тут в загробном царстве, не Елисейских полях в раю с гуриями и так далее. В современном мире на Ближнем Востоке религия играет еще одну роль. Это некий компенсаторный механизм, который позволяет странам, которые находятся в очень плохом состоянии, думать, что да, мы живем в дерьме по сравнению с Западом, зато у нас есть духовные скрепы.

В России тоже есть эрзац религия, которая пытается выполнять эту роль. Поскольку всякая религия, которая не имеет непосредственно небесного компонента, является очень плохим заменителем настоящей религии, трудно посчитать банду клептократов, то, слава богу, в России больше шансов и в России это не выглядит так внушительно.

А Афганистана этих шансов нет. Я думаю, что их меньше, чем в Северной Корее. Потому что в Северной Корее то, что господствует — это государственная идеология, а в Афганистане — это первобытнообщинная идеология. Ее поддерживает не государство, а сама община, точнее те, кто имеет в ней право на насилие. Люди боятся не верить в эту духовные скрепы, потому что их просто расстреляют. В Афганистане не надо отрубать интернет, его и так нет. Там не надо не пускать детей в школы, там и так школ нет. А когда они есть, это религиозные школы. Не надо организовывать в Афганистане кампанию против прививок — какие прививки? В XVIII веке это тоже было — невежество население, и не только в Афганистане, а в огромном количестве стран, и в XVII веке, вся Европа была невежественной за исключение крохотной верхушки. Но тогда это не имело значения, потому что, скажем, в XIX веке в Афганистане была правящая верхушка, которая понимала, что страна лишится самостоятельности, если не будет вестернизироваться. Она будет колонизована. И правители тогда стремились к модернизации, чтобы сохранить свои шкуры.

Сейчас что изменилось? Очень просто: любой афганский правитель, не важно, талиб он или нет, он знает, что Афганистан независимости не потеряет. Либо он будет независим от власти Талибан, либо Запад будет для афганцев дойной коровой, как для нынешнего правительства. Соответственно, у правительств такого рода нет никакой внутренней потребности для модернизации. У них есть лишь одна потребность — поддерживать состояние отрицания в собственном населении. Потому что вот на Западе, если, конечно, там не построит Окасио-Кортес социализм со всеми вытекающими отсюда последствиями, то гигантский разрыв, который наблюдается и будет возрастать, между мирным процветающим и богатым Западом и странами, которые все глубже погружаются в кошмар средневекового невежества, он будет преодолеваться только за счет этой идеологической истории о том, что «а от у нас духовные скрепы, и они не попадут в рай».

Какие минусы в такой ситуации? Их много Самый главный минус заключается в том, что нельзя спасти человека помимо его воли и нельзя спасти народ помимо его воли. Вот если Бритни Спирс хочет глотать колеса, то если вы введете над ней опеку, она будет недовольна, и будет говорить, что вы посягаете на ее деньги. То же самое и с народами. Народ сам проснуться не может, народ не субъект. Могут проснуться только правители. Как я уже только что говорила, у правителей скрепоносных дыр в современном мире нет стимулов, чтобы проводить модернизацию. И даже любой правитель, который захочет его сделать, его сожрут, он не переживет естественного отбора.

Второй минус заключается в том, что такое государство может жить только войной по определению. Ну, примерно, как Чечня в 99-м году. Когда у вас страной правят полевые командиры, статус который укрепился через войну и насилие и заниматься собственно государственным строительством они не умеют, а умеют только воевать, как мы это видим, в секторе Газа, то эти режимы, их главная задача — вызывать против себя войну и сказать: «Вот мы воюем за нашего бога. Кто вы такие, чтобы спрашивать, почему у нас дороги не асфальтированные?» Если вы спрашиваете такое, значит, вы пособники неверных. Значит, сейчас расстреляем».

Значит, будут либо симулировать войну, как ее симулирует осторожный Кремль. Это будет называться гибридная война, и тогда это не так страшно. Тогда это будет напоминать Иран, который рассказывает своим подданным, как они страшно отомстили за смерть Сулеймани, но об этом никто из слушателей иранского телевизора не знает. Либо, как я уже сказала, что более вероятно, они полезут в Таджикистан, Пакистан, потому что все заверения талибов, что они не полезут, не стоят той туалетной бумаги, на которой они написаны.

А третье: возрастет количество терактов. Вот так же, как когда в Сирии было много ИГИЛа, возросло количество терактов в Европе, то, конечно, возрастет теоретически, скорей всего, количество терактов, спонсируемых талибами ровно потому, что это будет способ: ползучей экспансии за пределами Афганистана и б) способ вызвать огонь на себя и сказать, что опять нас обидели.

Очень важно, как на это будут реагировать западные политики. Потому что пока сейчас эта реакция в основном связана с беззубым на слова осуждением террориста и максимально одновременно заискиванием перед исламским избирателем и всемерное умножение числа избирателей, в том числе, исламских, зависящих от государства. Потому что сейчас мы наблюдаем удивительную ситуацию, когда люди приезжают на Запад из стран, разоренных войной, и вместо того, чтобы говорить, что вот мы, наконец, в свободном мире, живите по правилам свободного мира, леваки говорят: «Слушайте, у вас дома такие уникальные ценности, пожалуйста, сохраняйте их, мы перед вами виноваты, вот вам пособие». Леваки делают все, чтобы эти люди никогда не стали полноправными гражданами свободного мира, а оставались электоратом, голосующим за леваков, что, в принципе, так же безумно, как представляете, приезжали бы на Запад беженцы из СССР и им бы говорили: «Ребята, у вас тут есть такая уникальная культура: у вас есть парткомы, у вас есть чистки, у вас есть покаяние перед партией. Давайте мы все это в нашей стране вам тоже обеспечим, чтобы вы не отрывались он национальных обычаев».

Ю.Латынина: Власти никогда не заполучат Юлию Навальную. Чтобы получить Юлию Навальную, надо быть Алексеем Навальным
Если возросшее количество терактов заставит левые СМИ и левых политиков переменить мнение, то хорошо. А если нет, проблема будет опять же не в терактах, а том социализме, который наступает на Западе, в обществе, которое пожирает само себя и свои ценности. И мой печальный прогноз: скорей всего не факт, что это произойдет, потому что механизм отрицания развит не только в скрепоносных странах, в которых царит нищета, но и в западных левых газетах. Когда я смотрела, например, как левая пресса систематически принимает сторону террористов, которые хотят уничтожить каждого израильтянина, живущего на территории Израиля и говорит Израилю, который на это не согласен: «Вы неспособны к компромиссу»; я всегда думала: «Ребята, что будет, когда это придет к вам, когда будут взрываться ваши театры со словами «Вы тут перед нами виноваты»? И ответ: Это произошло. И выяснилось, что нет ничего такого, чего бы не мог переобъяснить себе левак как результат ужасов патриархальной структуры.

И чем больше будет уровень нажима со стороны торжествующего хама, я думаю, тем больше будет отрицания реальности у леваков. То есть чудес не бывает. Афганистан будет использоваться Аль-Каидой, как плацдарм для наступления на западное общество изнутри и для запугивания его самым обычным насилием, которое так эффективно в Афганистане и инфильтрацией через беженцев. Потому что мы видим, что инфильтрация агентств по делам беженцев разными людьми, которые объясняют им, например, в Германии, вы до сих пор не ходили в мечеть, если не будете ходить в мечеть, вас депортируют, а если будете ходить в мечеть, то у вас будут хорошие адвокаты и вас не депортируют.

Сдастся ли Запад без боя, мы увидим. У меня в любом случае большая надежда на прогресс науки и техники, которые могут вывести открытое общество на новый виток. Потому что представьте себе, если люди будут в открытом обществе через несколько десятилетий жить до 150, а рожать в 70, то и демография и стимулы этого общества могут резко измениться.

И этот анализ не имеет непосредственного отношения к России, потому что этого рода скрепоносные режимы… ну, тараканы заводятся там, где не убирают мусорное ведро. А эти скрепоносные режимы заводятся в том мире, где такого рода скрепоносным режимам перестали давать отпор, и где у правителей больше нет стимула модернизировать страну. Они заводятся в мире нового изобилия, потому что, как ни странно, как сказал, старина Гегель, благодаря диалектике всякая вещь переходит в свои противоположность. И изобилие и миролюбие Запада одновременно является трусостью и нерешительностью Запада.

Две вещи я бы хотела добавить. Одна — история с английским эсминцем Defender, который недавно вполне нарочно прошел по международно признанным территориальным водам Украины, и, причем 23 июня пришел британский эсминец, а 24 июня еще прошел фрегат Evertsen. Эсминец обстреляли. Он публично заявил… англичане заявили, что не заметили, что по ним стреляли (может быть, это русские занимались какими-то учениями). Потом британский МИД издевательски устроил историю, что якобы в какой-то мусорной куче нашли секретные документы, в который обсуждали британцы, как идти и решили идти через территориальные воды, которые официально является территориальными водами Украины, и это, таким образом, оказалось в прессе.

Почему я к этому хочу вернуться? Потому что вот Андрей Илларионов обратил важное внимание на одну деталь, что это же была группа кораблей НАТО и в ней был американский эсминец, и он участвовал в маневрах вместе с британцем и голландцем, но вместо того, чтобы пойти там, где они шли, он покинул Черное море. То есть все было, как два месяца назад, когда Путин тоже собирал войска на границе с Украиной, чтобы принудить Байдена к встрече, и британский патрульный корабль тогда вошел в Черное море. А два американских корабля, которые готовились как раз пройти через проливы, администрация Байдена дала приказ развернуться и уйти.

Еще несколько вопросов, которые мне задают тут в чате. Слушать нас можно по «Эхо Москвы», смотреть можно по YouTube «Эхо Москвы» и по моему собственному YouTube «Латынина ТВ», на котором я, кстати, останусь после того, как кончится передача на «Эхе» и я отвечу на пару вопросов.

Напомню, что у нас тут были дебаты с Александром Панчиным о происхождении коронавируса. Мы договорились их продолжить, если я не ошибаюсь, в понедельник в 11 часов, но это время еще может измениться.

Очень у меня вопросов про «ВкусВилл» о том, как они показали рекламу с лейсбийской парой, а потом снесли, и весь интернет аж целых три дня был полон негодования. Одни негодовали, что показали, а другие — что снесли. Что, собственно, и требовалось пиарщикам «ВкусВилл». Потому что это классическая удачная пиар-операция, когда любой пиар хорош, кроме некролога. Ребята заплатили 3 копейки и имели пиар на 100 рублей. Единственно, что абсолютное, конечно, блинство: они же реальную сняли лесбийскую пару а не актрис. И, мне кажется, что бедным девочкам, на которых сейчас это все обрушилось, им тоже надо было думать вперед на два шага и понимать, что пиарщики «ВкусВилл» их очень цинично и нагло используют.

Я обещала на прошлой неделе про новый роман Дмитрия Быкова «Истребитель», который я честно считаю просто гениальным и, наверное, одним из лучших, что Быков написал. Это вообще ужасно приятно, когда рассказываешь не только о всякой гадости, которая случилась, а о замечательных вещах, которые случились. И когда я читала этот роман, а это роман о 30-х годах, конечно, в нем очень много от платоновского «Чевенгура». Как ни странно, мне показалось — я даже Диме написала: «Ты читал вещи Виктора Суворова художественные? У него есть две повести очень хороших, которые я рекомендую. Одна называется «Выбор» ,другая — «Контроль». Которые, естественно, воспевают сталинское НКВД, но воспевают, конечно, не так, как бы хотелось людям из этого НКВД. Потому что роман Быкова, как это ни парадоксально, он так же, как роман Булгакова «Мастер и Маргарита», воспевает Воланда, притом, что он понимает, что это Воланд. Роман Быкова в значительной степени является гимном эпохе, который абсолютно не мог бы быть написан где-нибудь в 70-х, 60-х годах людьми, которых реально эта эпоха перемолола. Потому что это совершенно поразительный механизм синтеза, который у на возникает в последнее время и который ничего не имеет общего с вульгарным почитанием Сталина народом, которое выражается в этих наклейках на автомобили и безумных книгах людей типа Старикова и Мединского.

Но это немного другая история о том, что в 30-х годах, в 70-х годах у нас была либо официальная литература отвратительная, которая воспевала этот строй, выдавая его не за то, чем он является; либо литературу, которая, условно говоря, как у Солженицына показывала, как этот строй перемалывает людей. Но некоторое восхищение этим джаггернаут … Роман Быкова весь посвящен летчикам, которые летали и ставили рекорды, конструкторам, которые сидели в шарашках и конструировали самолеты, которые будут ставить эти рекорды. И в романе Быкова красной нитью проходит мысль, что весь этот строй был создан затем, чтобы поставить рекорды и распасться, и что это не могло произойти ни в одно другое время, и ни при одном другом общественном строе.

И это стремление в небо, в физическое небо в романе Быкова абсолютно парадоксально соседствует с описанием совершенно того, в каких чудовищных условиях это происходило. В нем это совершенно парадоксально соседствует с лирическими линиями, которые очень неожиданны в таких полупроизводственных романах. У Быкова, например, один из персонажей, к которому он весьма сочувственно относится, и который ставит рекорд за рекордом, всегда очень подозрительно относится к окружающим конструкторам, которые, кажется, вредители, которые нарочно поставили этот двигатель, чтобы он не летал, которые нарочно сделали такое крыло и которых не зря перед этим товарищ Сталин посадил.

И это то, что первым начал делать Суворов, который, с одной стороны, выдвинул Советскому Союзу и Сталину такое обвинение, которое еще никто не выдвигал, которое, с моей точки зрения, совершенно справедливо, а именно обвинение в то, что Сталин готовил Мировую войну, и что Сталин всю свою страну превратил в фабрику по производству оружия и собирался напасть на Гитлера, только не успел. С другой стороны, Суворов создал гимн этой войне, которую готовил Сталин и говорил, что это была наступательная операция, которая готовилась невероятной красоты и мощи.

И вот примерно то же самое происходит в романе Быкова, когда, с одной стороны, показан весь этот чудовищный ужас ГУЛАГа, причем показан на таком психологическом уровне, который доселе показывался только в «Котловане» и в «Чевенгуре» Платонова, а, с другой стороны, этому совершенно неприкрыто поется говорим.

И я подумала, какая удивительная вещь, что вот есть официальный культ Великой Отечественной войны, есть уже почти официальный культ Сталина, есть вот эти индийские ступы, которые мы строим главных православных храмов Вооруженных сил или что мы там еще строим. И они не могут воспеть сталинскую эпоху. А Дима Быков, которого они отравили «Новичком» на самом деле им создал такой гимн, который у них сами никогда бы не хватило ни таланта, ни смелости, ни, конечно, просто чувства связанности с небом, которое чувствуется в книге Быкова, написать. И еще я подумала, что, конечно, если это результаты «Новичка», кто, ребята, берегитесь Навального, когда он выйдет на свободу. Я поздравляю Диму с этим романом.

Я поговорю еще у себя на канале про Бритни Спирс, если хотите…

Е.Бунтман А мы вынуждены уже прощаться, потому что у нас новости.

Ю.Латынина А с «Эхо Москвы» я прощаюсь, видимо, до понедельника или до вторника.

(*) деятельность организации запрещена на территории РФ; также признан российский властями иностранным агентом

(**) группировка запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире