'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 марта 2021, 19:05

А.Нарышкин 19 часов и 8 минут. Это прямой эфир «Эхо Москвы». Программа «Код доступа». И Юлия Латынина здесь. Добрый вечер вам!

Ю.Латынина Здравствуйте, Алексей. Напоминаю, что «Код доступа» доступа можно слушать по «Эхо Москвы», а можно смотреть по YouTube «Эха Москвы» и можно смотреть по моему собственному YouTube «Латынина ТВ», на который я вам предлагаю не забывать подписываться, потому что на нем множество всяких других видео.

И, собственно, насчет «доброго вечера» я бы, конечно, подождала, потому что как-то, мне кажется, что для Навального вечер не добрый. Для него и так было как-то всё не очень хорошо с момента возвращения его в Россию. А теперь ФСИН говорит, что у Навального удовлетворительное состояние. И напоминаю, что приблизительно то же самое говорили, когда он лежал в коме после «Новичка», то есть радовать это не может.

Венедиктов правильный очень предложил вариант, чтобы к нему пустили врачей, которые его наблюдали в Германии. Точка. И, я думаю, что на это сейчас важно сосредоточить усилие. Потому что обратите внимание, что Алексей на здоровье не жаловался. То есть ему было уже сильно плохо, но я уже не говорю о том, что он не вполне выздоровел после «Новичка». Он железный человек, но здоровье его не железное. Он не долечился. Надо лечиться год — это то, что говорят врачи. Собственно, они так говорят на шару, потому что никому не известно, сколько надо лечиться, потому что таких прецедентов не было. Но всё то, что он описывает, хотя он описывает это как защемление нерва, как грыжу, но это одновременно то, о чем предупреждали врачи — что может отниматься нога. И как-то лечить это ибупрофеном в XXI веке… Обратите внимание, что это же было с самого начала, что Алексей вместо этого шутил, улыбался, рассказывал нам всякие смешные вещи, это был такой юмор висельника. Теперь, оказывается, что когда в «клетке» ходил из угла в угол — это не потому, что он просто ходил, а потому, что он уже тогда просто не мог сидеть. Мы это попросту не знали.

И, собственно, мы теперь как называется Голгофа. Современная российская Голгофа — это ИК-2 в Покрове. И в этих путинских ИК давно есть способы уничтожить человека, следуя инструкции. В частности, когда написали про Алексея, что он склонен к побегу и поставили ему видеокамеру, которая стоит над кроватью и фотографируют его все время, когда он спит. Но, несмотря на эту видеокамеру, приходит к нему человек раз в час в течение всего времени сна и раз в час аккуратно будит. Понятно, что это пытка, это ежедневная пытка, которая усугубляется невозможностью выспаться днем. Потому что, в принципе, в рамах превращения тюрьмы в пытку придуманы все эти удивительные инструкции, что нельзя встать на 10 минут раньше и нельзя встать на минуту-другую позже: за то и за другое ты можешь оказаться в ШИЗО.

И я напоминаю, что пытка бессонницей давно описана. Она еще описана в «Архипелаге ГУЛАГ». Цитирую Александр Солженицына: «Бессонница — великое средство пытки и совершенно не оставляющее видимых следов, ни даже повода для жалоб, разразись завтра невиданная инспекция. «Вам спать не давали? Так здесь же не санаторий! Сотрудники тоже с вами вместе не спали» (да днём отсыпались). Можно сказать, что бессонница стала универсальным средством в Органах, из разряда пыток она перешла в самый распорядок госбезопасности и потому достигалась наиболее дешёвым способом».

Ю.Латынина: Спросите себя: будет ли кто-то Навального, судьбу которого решает Путин, сживать со света без указки сверху

То есть то, что Навальный сидит в пыточных условиях… обратите внимание на то, что даже не то, что таблетки ему не передали, не передали лекарство — те упражнения на бумажке, которые написали ему для отнимающейся ноги, тоже не передали. И естественный вопрос: а по чьему распоряжению это делается? Кто за это отвечает?

У меня нету лично вопросов, что за это отвечает лично Владимир Владимирович. Потому что мы должны понимать, что всё, что происходит с Навальным, это решает Путин. Как это происходит, мы не знаем. Может быть, там происходит какой-то намек. Может быть, там происходит совещание. Может быть, Владимиру Владимировичу говорят, что мы тут посовещались и предлагаем вот это. Но я совершенно не сомневаюсь, что все особенности распорядка именно Навального докладывают Путину, и что он в своем бункере это изучает.

И вот мы должны представить себе, как этот человек, который летал со стерхами, позировал с обнаженным торсом, но не осмелился привиться на телевизор «Спутником», и, скорей всего, вообще не осмелился привиться «Спутником», который он рекламировал, что он внимательно изучает, что происходит с тем человеком, который осмелился бросить ему вызов, который осмелился разоблачить своих убийц, который после этого разоблачения и после фильма про дворец Путина прилетел в Москву. Мы видим это главное — чье решение. Помните, что «Новичок» — это не решение какого-то одного абстрактного ФСБ, что бы вам Познер не говорил, что он типа не представляет Владимира Владимировича, который… Я лично не представляю Владимира Владимировича, который этот момент упустит регулировать лично. Решение об аресте по прибытии — это решение Путина. Я не сомневаюсь, что всё, что происходит с Навальным — это лично решение одного человека. Просто спросите себя: будет ли кто-то Навальному, судьбу которого решает Путин, сживать со света без указки сверху.

И когда вы ложитесь спать, просто представьте, что Навального, когда он ложится спать, будят 8 раз за ночь. Вот представьте себе: Гарри Поттер сидит в Азкабане, а заведует Азкабаном Волдеморт и из него высасывают душу, но так, чтобы комар носа не подточил, чтобы сделать всё по инструкции.

И самая минимум идея, наверное — сделать так, чтобы Навальный превратился в бесконечного жалобщика и вместо своих веселых текстов писал бесконечные жалобы, по поводу которых кремлевские тролли громко кричали, что вот он ноет, потому что, судя по всему, есть уже отработанная на этот счет методичка.

И вторая вещь важная — чтобы это превратилось в обыденность, что важно Кремлю. И чтобы каждый раз, когда происходит какая-то очередная новость, что ему сделали мелкую пакость или даже не мелкую, мы бы зевнули и подумал: «Ну, это мы уже десять раз слышали», чтобы это не превращалась в новостной повод.

Я должна разочаровать Кремль, что любое происшествие с Навальным — это новостной повод. Вот раньше, 10 лет назад у них был новостной повод на ОРТ: «Путин распорядился провести в село Дрюкино газ», «Путин распорядился прислать девочке платье в село Урюпкино», «Путин, наконец, привился. Ура!» Мы даже не скажем вам, чем, но, скорей всего «Пфайзером». Нет, это не новостной повод, а вот у Навального отнимается нога — новостной повод. Мы видим, что даже Amnesty International отметилась по этому поводу, вынуждено реагировать. Оказывается, это контора, которой руководит Катя Казбек и прочие кремлевские тролли, мы должны понимать, что контора, которая сейчас заявит: «Надо помочь Навального», — что они, оказывается, соучастники того казбековского дерьма, которое им с себя не смыть. И они соучастники того, что происходит. Потому что одной из важных защит Навального было конечно международное мнение. И вот это Владимиру Владимировичу принесли, когда ему написали: «Вот смотрите, тут наши кремлевские тролли хорошо сработали Amnesty International больше не считают Навального узником совести» — можно делать с ним, что угодно.

Ю.Латынина: Я должна разочаровать Кремль, что любое происшествие с Навальным — это новостной повод

Так что в этом человеке, который стоит над Навальным с Камерой есть и маленькая доля Amnesty International.

И, к сожалению, мы понимаем, что жизнь Навального зависит от двух факторов. С одной стороны, это желание иметь заложника в переговорах с Западом. С другой стороны, это абсолютно личное чувство к человеку, который совершил два преступления: а) не умер тогда, когда его убили и б) нашел убийц и показал, какие они смешные и какие они недотепы. И собственно, то, что пытаются делать люди Навального, эта инициатива — митинг: зарегистрируйтесь по интернету, и он пройдет, когда наберется 500 человек (когда я вчера смотрела, там уже 300 тысяч набралось). Вот Леонид Волков по поводу всех этих инициатив замечательно сказал: «Мы пробуем новую».

В Кремниевой долине есть такая удивительная вещь, что в ней добиваются успеха не те люди, которые вот сделали один стартап — и он выстрелил, а добиваются очень часто успеха те люди, которые сделали один стартап — он протух, сделали другой стартап — он протух, сделали третий… А пятый — выстрелил.

Вот есть 115 миллионов просмотров фильма Навального про дворец. Их сторонники Навального пытаются конвертировать в 500 тысяч человек, которые выйдут на улицу. И, с одной стороны, кажется, что это очень страшно, это недостижимо, потому что каждый человек, который выходит на улицу, понимает, что он рискует как минимум штрафом, а как максимум потерей работы и так далее, и что это стена.

Но как сказал по этому поводу один персонаж: «Стена-то гнилая». Потому что да, там стоят щиты Росгвардии. Но кроме Росгвардии, мы должны понимать, там не стоит ничего. И, с одной стороны, Росгвардия — это такая вещь, я уже говорила, что Росгвардия, к сожалению, компенсирует всё. С Росгвардией ты можешь гулять по поляне как хочешь. Но если вы загляните за эту стену, вы обнаружите за ней абсолютную пустоту. Вы обнаружите за ней методички, которые опубликованы в «Медузе», о том, как «Единая Россия» собирается выиграть выборы. И выясняется, что она собирается выиграть выборы, подражая «Умному голосованию», учудив некий фейковый «умный голос» и главное, не говоря о том, что она «Единая Россия».

Вот тут один из людей Навального — его зовут Низовцев (посмотрите очень смешное видео) — в Москве стал подходить к людям с микрофоном, спрашивая, какова их реакция на замечательный праздник, который свершился — что Дума разрешила Владимиру Владимировичу избираться еще два срока подряд. И реакция людей была такая, что у 90% челюсть отвисала, глаза менялись, и они говорили гадости Владимиру Владимировичу прямо на камеру. человек 3 сказали, что они замечательно рады.

Мы должны понимать, что это, конечно, еще не белорусская ситуация, но за этой стеной — тоже пропасть, в которую власти видят, что они летят. И, собственно, почему она так злобствует? Именно потому, что они видят, что они летят в пропасть.

Дело в том, что за всё время правления Путина в России эти люди так и не стали тем, что называется «стационарный бандит». Знаете, есть известная теория Мартина Макгуайром о «стационарном бандите» и «кочевом бандите». «Кочевой бандит» — это тот, кто грабит. Это плохая форма правления и не дает ничего людям, которыми он правит в замен. А «стационарный бандит» — будь он монарх, будь он президент, — он дает в обмен на налоги безопасность и какие-то другие вещи. Вот обратите внимание, что в связи с квазиавторитарной формой правления в России…. Вот когда вы демократическая форма правления, вы думаете о том, как бы ваши избиратели за вас проголосовали, вы думаете, чего им дать. Когда вы монарх, вы думаете о том, что будут уделать ваши внуки — вы тоже думаете, что бы сделать для народ. Когда вы являетесь авторитарным правителем, который абсолютно нелегитимен и под вами все, с помощью которых вы управляете — ваши олигархи — являются абсолютно нелегитимными, то вы по определению думаете только об одном: как украсть?

И вот этот способ российского правления, когда эта власть грабит собственную страну и особенно это усилилось после 2008–2010 года, когда стало ясно, что эта власть теряет легитимность, — это нельзя скрыть никакой Росгвардией и никакой идеологией.

Еще одна история, которую уже упомянула. Это, конечно, удивительная история с прививкой Владимира Владимировича, который пиарил, пиарил «Спутник», заменяя собой, между прочим, публикации в научно лицензируемых журналах. Все-таки, знаете, Меркель не ходила по пресс-конференциям и не говорила: «Ой, какая хорошая вакцина Pfizer».

Ю.Латынина: После 2010г. стало ясно, что власть теряет легитимность — это нельзя скрыть ни Росгвардией и ни идеологией

Владимир Владимирович сначала не прививался, теперь привился, но нам не говорят, чем он привился и не показывают. И я уже сказала, полное ощущение, что ширнулся президент «Пфазером». И я по этому поводу вспоминаю две вещи. Одна случилось, когда Екатерина Великая привилась оспой. Потому что по тогдашним временам это было сильно рискованное предприятие. И Екатерина подала пример всем своим подданным. Собственно, когда она подавала этот пример… Собственно, есть такой очень известный экологический опыт. Взяли обезьяну и научили ее правильно добывать с ветки банан с помощью какого-то предмета. Обезьяна добывала этот банан с ветки, потом ее выпустили в стаю. И никто не последовал примеру обезьяны. Потом взяли другую обезьяну, тоже научили той же самой технологии, выпустили в стаю — на следующий день вся стая добывала банан таким способом. В чем была разница между обезьянами? Разница была в статусе. Первая обезьяна — это была молодая самочка, она была никто и звать ее никак. А второй обезьяной, которую выпустили, был альфа-самец. И вот когда выпустили альфа-самца, вся стая на следующий день стала ему подражать.

Это, собственно. Про Екатерину, потому что пример важнее слов. И это, собственно, про Владимира Владимировича. Потому что это очень смешно, когда президент рассказывает, что у нас лучшая вакцина, не предваряя, а заменяя собой публикации, потому что факт того, плохая вакцина или хорошая, она, конечно, доказывается не словами президента и не пиаром. Он доказывается публикациями в научно рецензированных журналах, которые, теперь, кстати, у «Спутника» есть.

А вот то, будет ли население прививаться этой вакциной, зависит, конечно, в первую очередь от того, подаст ли альфа-самец пример. И я заметила, когда готовилась к этой передаче… обнаружила видео, на котором Собянин докладывает Владимиру Владимировичу, что он привился — Собянин, — и при этом говорит замечательные слова: «Как бы я мог агитировать за эту вакцину, если бы я ею не привился?»

И вот мы видим Владимира Владимировича в роли лектора, который говорит: «Делай так, как я говорю», а не «Делай так, как делаю я».

Почему это, у меня есть, если честно свое объяснение. Помните весь этот сумасшедший дом, который начался по поводу вакцин, что они меняют человека, встраиваются в его генный год, делают его генномодифицированным. И все эти безумные круглые столы отца Сергия — полный мракобесный набор. Я боюсь, что это тот же самый набор, которым они питаются реально в Кремле. Как у нас Владимир Владимирович докладывает, что у нас крадут генетический материал русский, для создания генного оружия против русских, — они в это реально верят. А поскольку они в это реально верят, то они пригласили Логунова, создателя «Спутника» в институт Гамалеи. Им повезло, они один раз сделали, судя по всему, нормальный, хороший продукт, вполне на западном уровне, возможно, даже лучше AstraZeneca.

Но вот что случится, если на Берегу Слоновой Кости вдруг возникнет свой Логунов, который сделает что-то хорошее? Ну, конечно, вождь племени скажет: «Это ты наколдовал. Это черное колдовство». И, соответственно, реакция альфа-самца предопределит реакцию всего общества.

Между тем я перехожу к очередному литературному скандалу. Вообще, у нас снова литературоцентричное общество. У нас скандал с обвинениями в плагиате в адрес Яхиной. Скандал из-за «Чумы» Улицкой. Я, наверное, Не сумею сегодня об этих двух скандалах поговорить и подробно поговорю о них на следующую неделю.

И поговорю я про замечательную историю с презентацией книжки Киры Ярмыш во время ярмарки NоnFiction. И, во-первых, поздравляю Ярмыш с книжкой, потому что писателей у Навального прибыло. Я с удовольствием книжку прочту. Я еще не держала ее в руках, но те отрывки, которые я видела, я видела, что они написаны неплохо.

И этот скандал мне напомнил, что есть известное выражение Роберта Конквеста о том, что если вы хотите понять, как работает бюрократическая организация, то вы должны предположить, что во главе этой организации стоят ее злейшие враги. Потому что, конечно, то, что сделала ярмарка NоnFiction, — она распиарила книжку Ярмыш, отменив ее презентацию, как никогда не смогла бы ее распиарить ни Ярмыш, ни Навальный, ни Латынина, ни «Эхо Москвы», ни «Новая газета».

Вот помните Адама Смита: булочник работает на себя, но при этом увеличивает общее благо. Вот закон разлагающейся диктатуры заключается в обратно противоположном эффекте — в такой разлагающееся системе управления каждый винтик работает на умножении собственного блага, и в результате уменьшает ту пользу, которую должны его действия приносить власти.

Потому что провели бы презентацию — ну, сколько человек об этом написало бы? Это бы было событие одного уровня. Отмена этой презентации — это событие уже совершенно другого уровня, пиар совершенно другой. Вот Евгений Ройзман — большое ему спасибо, — вместо Ярмыш, которая находится под домашним арестом, представляет книгу Ярмыш. На всех стендах она стоит. И если бы там был какой-то реальный командный центр, решение принимали условно говоря, в администрации президента, то сказали: «Конечно, проводите эту презентацию в самом дальнем углу — и никто не заметит. Чем меньше напишут, тем лучше». Но там же принимает решение каждый поручик, и он думает не о том, будет или не будет шум. Он думает о том, как бы выслужиться перед товарищем генералом.

Ю.Латынина: Не сомневаюсь, что особенности распорядка Навального докладывают Путину, и он в бункере это изучает

И в данном случае руководители ярмарки не думали, будет или не будет шум. Их действия заключались в том, чтоб максимально обезопасить свои задницы. И в результате шум получился невероятный. Если бы у меня была там презентация, тоже, конечно НРЗБ

Мы остаемся на моем канале, а сейчас — новости на «Эхе Москвы».

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжается прямой эфир «Эхо Москвы». И это «Код доступа». Юлия Латынина. Юля, вам слово.

Ю.Латынина Напоминаю, что после того. как «Код доступа» кончится на «Эхе Москвы», можно будет задавать мне вопросы на канале «Латынина ТВ». И, кстати, хочу объявить, что я тут периодически стала писать в Твиттер совершенно непоследовательно. Потому что я сам призывала всех отписаться от Твиттера после того, как они забанили Трампа. Не потому, что Трамп мне так дорог, а потому, что мне дорога свобода слова. Мы, поговорим, кстати, еще об этом в связи с Собчак. Свобода слова — свобода слова, но как-то я обнаружила, что Твиттер — штука удобная, поэтому подписывайтесь на мой Твиттер, если что. Конечно, подписывайтесь на YouTube-каналы «Латынина ТВ» и «Эхо Москвы».

И еще одна важнейшая история на этой неделе — это, конечно, арест Шпигеля, и заодно пензенского губернатора замели. Если помните, этот человек прославился в позапрошлом году эпической речью о том, что массовая драка между русскими и цыганами в селе Чемодановка была результатом происков Америки. «Огромные деньги загоняют на подготовку людей», — рассказывал губернатор. Конечно, просто видно, как ЦРУ, ФБР и Госдеп, все вместе совещаются, как дестабилизировать ситуацию в селе Чемодановка. Это не анекдот. Это о сказал. И вот, действительно, оказалось, что деньги были немаленькие. Но оказались эти деньги не в селе Чемодановка у подрывных элементов, а у самого Белозерцева. Если верить следствию, загонял их не Запад, а хозяин «Биотека» Борис Шпигель.

Причем набрал губернатор на выборах 78% голосов. И как-то вот сейчас никто не за него на улицу не выходит, потому что. знаете, нарисованные избиратели на улицу не выходят. Это к вопросу о той пропасти, которая стоит перед Кремлем. Потому что, может быть, 500 тысяч — это не так плохо, если они выйдут на улицу. Но с той-то стороны выходят только росгвардейцы, которым платят зарплату.

Кстати, обратите внимание, совершенно удивительная история, что там арестовали какую-то женщину за фальсификации в пользу губернатора. По-моему, она была руководительницей одной из избирательных комиссий. И это опять к вопросу Роберта Конквеста о том, что поведение системы проще всего объяснить, если предположить, что в главе ее стоят ее лютые враги. Но вот эта тетка в чем виновата? Я думаю, что сейчас многие тетки, которые вбрасывали бюллетени пачками, лупают глазами и говорят: «Как же? Нам же велели — мы вбрасывали. Мы же не знали, что его потом арестуют, а заодно заметут и нас».

Понятно, что дело не в губернаторе, понятно, что дело в Борисе Шпигеле. Просто это несравнимые величины. А Борис Шпигель… Тут я, конечно, должна немножко рассказать об этом персонаже, потому что это такой Березовский от фармацевтики. Это такой динозавр ископаемый 90-х годов с огромными связями с большими понтами. Коллекционер, владелец огромной библиотеки, с тапочками, на одном из которых написано: «Всегда», а на другом «Прав».

Когда я здесь разговаривала со своими многими знакомыми, потому что я сильно интересуюсь фармацевтическим бизнесом, они мне рассказали несколько удивительный историй. Конечно, я свечку не держала, но в свое время Шпигель выиграл суд с фармацевтическим израильским гигантом Teva и якобы хвастался, кому решить дело в Верховном суде. В другом случае он якобы кричал на министра соответствующего: «Ты кому выдаешь лицензии?!», когда начались поставки российских препаратов, которые конкурировали со Шпигелем.

Еще раз повторяю, я свечку не держала, это могло быть не так, но те, кто знает Шпигеля, должны знать, что лоббистом он был, конечно, могучим.

И, собственно, гремел он ровно тогда, когда был дикий российский фарм-рынок. Тогда не было, наверное, на нем человека влиятельней, чем Шпигель. Потому что дело было не в заводах, которые у него были. Заводы были как раз советское барахло. А вот его ноу-хау — это было посредничество. Потому что вывести зарубежный препарат на российский рынок — это, собственно, и был бизнес Шпигеля. Если он посредничал — они выходили, если не посредничал — могли и не выйти.

Ю.Латынина: NоnFiction распиарила книжку Ярмыш, отменив презентацию, как не смогла бы ни Ярмыш, ни Навальный, ни «Эхо»

Если вас когда-нибудь удивляло, каким образом в нищей России в конце 90-х, в начале 2000-х при плохом состоянии медицины вдруг, действительно, за рубежом стали закупать дорогие препараты для больных — пусть не для всех, пусть это были какие-то куцые федеральные программы, — но почему на это тратились огромные федеральные деньги НРЗБ Это для лечения орфанных болезней. То, я думаю, что один из ответов заключается в том, что был Шпигель.

Помните в 90-е годы были спецэкпортеры. Покупал бизнесмен алюминий за деревянные рубли, вывозил на Запад. Там это стоило в несколько сотен раз или тысяч большей суммы в валюте. И на эти 2% он жил.

Вы скажете, почему же все так не делали? А потому что, чтобы вывезти на Запад, надо иметь лицензию и статус спецэкспортера. Вот Шпигель был специмпортер. Он делал то же самое относительно лекарств, но не вывозил, а завозил. И если западный фарм-гигант хотел выйти на российский рынок, проще всего было обратиться к специмпортеру Шпигелю.

Кстати, подробности этого сотрудничества становились предметом расследования американской SEC. И, например, в 16-м году SEC влепила уже упоминавшейся мной израильской компании Teva 520 миллионов долларов штрафа за коррупцию за рубежом. И в числе прочего там как раз описывала SEC взаимодействие Teva с неким неназванным высокопоставленным россиянином, который был сенатором и зампредом комитета Совета Федерации с 2003 по март 2013 и описано, как этот сенатор помог Teva включить лекарства, которые она продавала от рассеянного склероза (оно называлось Копаксон) как раз в госпрограмму. То есть его закупали за бюджетные деньги. НРЗБ.

В обмен он получил статус дистрибутора, скидки и уверения, что конкуренты Копаксона не будут Минздравом зарегистрированы. Ну, и как легко догадаться, как раз сенатором с 2003-го по 2013-й был Шпигель, в 2012 году SEC начала аналогичное расследование про Eli Lilly. И я напоминаю, что тогда Шпигель рассказывал точно так же, как и губернатор Белозерцев про «оранжевые революции», что нам не нужна помощь Запада и так далее.

Конечно, сейчас звезда Шпигеля сильно сдулась. Потому что российский рынок уже последние несколько лет капитально изменился. На нем появились реальные производители — Харитонин, Репик, Винокуров. И, с одной стороны, у них была гигантская административная поддержка, с другой стороны, это были реальные технократы, которые модернизировали производство и запускали импортозамещающие препараты.

Соответственно, они не нуждались в протекции Шпигеля, потому что, например, Винокуров, он зять Лаврова и партнер Чемезова. И ровно, наоборот, под их напором началась другая административная революция. Был взят курс на импортозамещение. Началось правило, на мой взгляд, очень страшное «третий лишний». В том смысле, что государство запрещало покупать у иностранцев, если на конкурс представлены два отечественных препарата. А то, что эти препараты могут быть плохо сделаны или плохо очищены или, что иногда бывает, как говорят, вот партию поставили на соискание лицензии и хорошо очистили на хромотографическом фильтре, а потом обычным пациентам стали ставить партии, которые подверглись менее тщательной очистке. Ну, это как-то упускается из виду.

Ю.Латынина: Шпигель превратился в динозавра, он создал в России спрос на современные лекарственные препараты

Более того. появились нормальные производящие фармацевтические компании, появились нормальные дистрибуторы, то есть те люди, которые, собственно, заняты логистическим бизнесом по доставке товара максимально комфортным способом по максимально низкой цене. То есть это был, действительно, дистрибутор, а не человек, который знает всех в правительстве. Это стал суперконкурентный бизнес, потому что маржа дистрибутора составляет сейчас 3% и люди за копейку удавятся, и нет никакой необходимости в эксклюзивных контрактах, потому что, собственно, зачем кому-то, особенно внутри России эксклюзивный контракт с дистрибутором?

Все соревнуются. Вот как мне замечательно сказал один из собеседников, каждый раз, когда эксклюзивный контракт — это плохо пахнет и вызывает вопросы.

Соответственно, Шпигель на этой фоне смотрелся бледно. Он по-прежнему считался в Кремле главным лоббистом по вопросу фармацевтики. Например, он выступал лоббистом маркировки лекарств. Но вот в 19-м году среди дистрибуторов его «Биатек» занимал 12-е место, притом что первая шестерка-семерка занимала 70% рынка.

Плюс понятно, что производство на этих старых заводах — из них какой-то он еще и продал — вообще не было сильной стороной Шпигеля. Вы представляете то, что описывает SEC: вы обеспечиваете эксклюзивный контракт, вы получаете право эксклюзивной дистрибуции в обмен на какие-то услуги, которые вам указаны какой-то западной компанией, и на фига вам какое-то производство?

И вот Шпигель превратился в такого динозавра, потому что он создал в России спрос на современные лекарственные препараты — это его такая заслуга, отметим. Просто этот спрос теперь по-другому удовлетворялся. И, соответственно, ему оставалась Пензенская область, где он традиционно был силен. Там стоял как раз один из его заводов. Там библиотека его.

И тут происходит ковид. Мало кто на рынке понимает, за что взяли Шпигеля, и я сразу скажу, что всё, что я сейчас, говорю, это моя собственная теория. Она основывается на следующем — на том, что я знаю и на том, что я домысливаю.

Смотрите, что произошло после ковида. Произошли, если вы помните, некие безумные административные решения, которые очень мало просуществовали, но они был абсолютно безумные. Одно из них было: Все тесты может делать только тот самый новосибирский «Вектор», который сейчас сделал вакцину, антитела которой обнаруживаются только тестами самого «Вектор».

Помните, Навальный публиковал, как ищут они не то на 15 тысяч рублей, не то на 100… Он просто не мог делать эти тесты.

Ю.Латынина: Навальный железный человек, но здоровье его не железное

А потом был еще более безумный документ о том, что дистрибуторами масок, которые может делать, извините, на коленке любой частник, может быть только структура «Ростеха». Ну, это был абсолютно мертворожденный документ. То есть он реально просто даже… Вот эта попытка ввести госмонополию на то, что государство физически не могло делать, в момент ковида, конечно, не могла устоять. И, конечно, первыми, кто разрушил эту монополию, были медицинские лоббисты. И оказалось, что ковид и Шпигель, они просто созданы друг для друга. Потому что Шпигель снова взорлил. И была, помните, история, когда московские власти закупили сотни тысяч нидерландских тестов на ковид, наплевав на эту самую монополию. А потом оказалось, что тесты ни нидерландские, а китайские, надежность их ничтожна. По всей Европе от них отказываются. И вдобавок их отпускная цена в Китае в пересчете на рубли где-то 400 рублей. А Шпигель распределяет их, продает по 2 тысячи рублей.

Потом были другие медицинские поставки. Потом был дистрибуция этих российских фуфломицинов. На 102% за год ковида вырос оборот компании. И дальше начинается очень интересная история, потому что к Владимиру Владимировичу после этого года начинают ходить, насколько я понимаю, чекисты и те самые государственники, которые не смогли удержать монополию над костюмами, масками, тестами и говорить: «А знаете, как эти частники нажились на масках? Давайте разберемся с масочниками. На людском горе нажились».

И, соответственно, в ночь на 21 марта Шпигеля принимают прямо в аэропорту. Потом берут его жену, потом берут его директора. Потом берут водителя представительства Пензенской области. Посмотрите на Шпигеля. Он такой огромный, весь опухший. Ну, понятно, что это человек очень больной, который реально переносил клиническую смерть. И вот когда видишь, как Шпигеля вносят в кабинет на носилках, и когда он говорит членам ОНК: «Я не жилец». Я не знаю, я не могу судить. Вот он говорит, что ему прямо чекист, который предлагал крышевать его бизнес, пришел в СИЗО и в камере сказал: «Ну, вот видишь. Я тебе говорил…». Я не могу судить об этом, но понятно, что эти сокрушительные аресты ровно для того, чтобы у Шпигеля всё отнять и чтобы он во всем признался.

А производства-то у него нет, заметьте, чтобы отнять. Дистрибуцию поделить нельзя, потому что логистика — такая штука, что она уходит между пальцев. Можно отобрать сферы влияния, можно раздеть как липку, а самое главное кэш. Кэша у Шпигеля много.

Почему у меня вызывает вопросы этот рассказ Шпигеля про то, что к нему в камеру пришел чекист и сказал: «Вот видишь?..», потому что я не понимаю, что у Шпигеля можно отнять. И получается, что у Шпигеля можно отнять главным образом кэш.

И я тут вас хочу сказать по поводу такого вида борьбы с коррупцией. Помните анекдот про ненастоящие елочные игрушки, которые завезли в магазин, которые выглядят как настоящие, а радости никакой?

Вот ненастоящая борьба с коррупцией выглядит точно так же. Потому что я полагаю — это мое собственное предположение, хотя основанное на истории о том, что я знаю, что ходили и жаловались представители госструктур о том, как частники нажились на ковиде, — что арестовали его, потому что госструктуры не смогли удержать этот безумной монополии на ковид, не простили частным операторам и теперь прибежали к Путину с бумажками о том, как частные операторы продавали дерьмовые китайские тесты по 5-кратной цене, чтобы сказать: «Вот, кто, оказывается, виноват в эпидемии» — народу. Оказывается, виноват Шпигель, и меня это, честно говоря, совсем не радует.

И последняя история, которую я хочу обсудить до того, как кончится «Код доступа». Напоминаю, что у нас останутся вопросы на YouTube-канале «Латынина ТВ».

Последняя история — это, конечно, история удачного интервью Собчак со «скопинским маньяком». Я поздравляю Собчак, прежде всего, с тем хейтом, который это вызвало. Потому что любой пиар хорош кроме некролога. И, совершенно, очевидно, что она именно на это и рассчитывала.

Ю.Латынина: Алексей шутил, это юмор висельника. В «клетке» он ходил из угла в угол потому что не мог сидеть

Но я бы две вещи хотела заметить. Первое: если вам страшно всё это смотреть, смотрите это всё как интервью с диктатором. Просто сравните этого человека с диктатором — маньяка, который запер двух девочек в подвале, сравните его с диктатором, который запер в подвале целую страну, потому что он понимает, что никто ему добровольно не даст. И вот этот удивительный маньяк, этот полный социопат, у которого полное отсутствие понимания, что он делает что-то плохое. Полная уверенность в своей правоте. Слушайте, да она характерна что для чекистов, что для маньяков.

И вот еще странно, что этот человек рассказывает, как он хорошо сделал девочкам в подвале, как он им там краски покупал, что он не пугал их иностранными агентами, которые сейчас будут пытаться достать их из скрепоносного подвала, где им было так хорошо.

Вы прикиньте, у него ничего не получалось с женщинами. А тут две молодые девочки в подвале. Захочет — принесет еду, захочет — нет. Трусики захочет — выдаст. А если менструация — то не выдаст. Тратиться ни них… Вот просто перепишите это на диктатора. И когда он рассказывает, как он оказался заложником ситуации, и что это он страдал, а не они страдали. И что он и краски покупал и даже в дом их сводил, и свое бабло на них тратил, а мог ведь не тратить.

По мне вообще так Бастрыкин и Патрушев должны срочно запретить это видео за то, что оно совершенно страшные вещи раскрывает о механизме власти. То, что творится в голове у человека, который каким-то способом получил власть (в данном случае над двумя девочками), — вот Александр Глебович Невзоров остроумно сказал в ответ на вопрос, можно ли платить маньякам за интервью, что мы им платим и НДС и подоходный налог.

А я вам так добавлю. Обратите внимание, как жалко звучит ложь и как жалко звучит социопат, когда он занимает низкий порядок на общественной лестнице, и когда кроме его лжи нет никакого другого человека, который за него эту ложь произносит. И нету способа сделать из этой лжи идеологию или религию.

Ну, вот представьте себе, что этот наш маньяк, который посадил уже целую страну, а не девочек, что у него много бабла, что у него есть какая-нибудь Маргарита Симоньян, ольгинские тролли. Сразу обратите внимание, как уже по-другому будут звучать его слова и как много оправданий можно ему придумать. Сразу можно представить дело в другом свете, что он не случайно держал девочек в подвале, а для того, чтобы оборонять их духовные устовы, потому что вдруг выйдешь из подвала — там, понимаете, агенты Запада, которые ищут, как дестабилизировать ситуацию в селе Чемодановка, с своими деньгами. И вообще он не насиловал этих девочек, он о них заботился, он разрешал учить английский. Он покупал им краски. Они сами, добровольно пришли в этот подвал.

Как вы думаете, если бы этот человек обладал большой властью, сколько бы нашлось свидетелей порассуждать о том, что они сами, добровольно пришли в подвал и сколько времени нужно каким-нибудь ольгинским троллям, чтобы превратить этот кейс просто в образец любви.

Вот я обожаю этот момент, что если вранье в свою защиту говорит социопат и преступник, то он выглядит как социопат и преступник. А если то же самое повторяют коллективно всему обществу, то люди начинают говорить: «Да, есть другая точка зрения. Давайте обсудим, всё не так просто». Да нет, ребята, всё так просто.

И уж, конечно, я не говорю о том простом обстоятельстве… что, ребята, вы что, охренели, чтобы обсуждать, имела ли право Собчак это снять? Не нравится — не смотрите. У вас же не показывает никто это насильно, как Навальному в колонии телевизор. Это называется свобода слова. Это народ против Ларри Флинта. Потому что как-то свободу слова начнут ограничивать в благих целях, ее немедленно начнут ограничивать и в злых. Это просто как дважды два. Вы офигели — защищать цензуру?

Я вообще прост молчу о том, что посмотрите любой западный современный детектив — половина из них написано о маньяках, потому что просто больше не о чем писать. А что вы Ксении предъявляете хайпожерство, так это все равно, как Песков или кто там предъявляет Навальному из кремлевских: «Он рвется в политику». Ну, конечно, Навальный рвется в политику, потому что политик рвется в политику. А автор стремится к тому, чтобы больше народ прочло.

Я бы хотела, чтобы у меня просмотры этого видео были, как у Ксении. Вы скажете: не ценой качества. Я вам скажу: ни фига. Если вы это обсуждаете, это и есть качество, потому что мало ли всякого трэша снимается о маньяках.

И если вы, действительно, абсолютно возмущены, я вам предлагаю другие какие-то кейсы, абсолютно возмутительные обсудить. Я продолжу уже, наверное, на «Латынина ТВ», но я вам предлагаю возмутиться кейсом, решением суда присяжных в случае 8-летней девочки Светы Дудиной, которую убили в кубанском поселке Звезда. А потом через несколько лет обнаружились надписи, сделанные мелом о том, где она захоронена. Пошли по этим надписям, нашли труп, нашли на надписях биологические следы соседа Николая Мишина. Арестовали этого соседа. Он во всем признался, рассказал, как убивал девочку. А потом присяжные его оправдали со словами: «Вы знаете, он тут говорит, что это сделал его покойный брат — убивал девочку, и что покойный брат оставил ему записку». Правда, записки нету и Мишин не может рассказать, она была написана печатными буквами или прописным и вообще, где она была.

Вот возмутитесь такого рода решение суда присяжных и подумайте — это к вопросу о маньяках, — что сейчас переживает семья этой девочки, у которой другая девочка, и они живут с соседом бок о бок. Вот к вопросу о людях, социопатах, которые умеют убеждать в свое правоте. Оказывается, это умеют не только диктаторы, оказывается, иногда можно убедить и присяжных.

Я остаюсь на «Латынина ТВ», где можно мне задать еще несколько вопросов. С «Эхом Москвы» и «Кодом доступа» мы расстаемся.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире