'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 февраля 2021, 19:05

А.Нарышкин 19 часов, 7 минут. Вы слушаете радиостанция «Эхо Москвы». Вы смотрите YouTube-канал «Эхо Москвы». Это прямой эфир и «Код доступа». Юлия Латынина с нами. Добрый вечер!

Ю.Латынина Добрый вечер! Итак, это Юлия Латынина. Меня можно слушать на «Эхо Москвы», меня можно смотреть на YouTube-канале «Эхо Москвы». К сожалению, у нас какая-то накладка с нашим собственным YouTube. Я не уверена, что сможем с ним разобраться в ближайшее время, но запись передачи, я надеюсь, мы вложим. И я также прошу, чтобы у нас записывалась эта передача по YouTube-каналу. Это относится к оператору.

А мы возвращаемся к нашим делам. Я призываю подписываться на мой YouTube-канал, несмотря на то, что у меня там накладка.

И, конечно, первая история, которая произошла ровно сегодня. Может быть, он не самая важная. Понятно, что эта история была для того, чтобы, наоборот, отвлечь наше внимание от Навального. Это, конечно, история о том, как Собянин отменил замечательное голосование, в ходе которого нам предлагалось выбирать ровно, как на российский выборах: между иностранным монгольским агентом Александром Невским и польским истребителем российской интеллигенцией и дворянством Феликсом Дзержинским. Действительно, просто как российские выборы между «Справедливой Россией» и «Единой Россией».

Обратите внимание, кто продвигал Дзержинского. Это был Союз офицеров, организация, которая очень близка ФСБ. Продвигали также коммунисты, потому что им очень важно перед выборами оторваться от Навального, точно так же, как Явлинскому и Зюганову очень важно оторваться от «Умного голосования» и стать распорядителями в своей партии вместо того, чтобы распорядителем в их партии было «Умное голосование».

И понятно, что памятник немножко смешно бы смотрелся, потому что ставился бы он не Дзержинскому, а Петрову, Боширову и Кудрявцеву. Потому что ставился бы он вот этим клоунам, черным, но клоунам, которые сейчас правят Россией, которые, слава богу, не могут правильно доотравить ни Навального, ни Скрипаля. Они персонажи черного, но юмора.

И, насколько я знаю, послать это всё на три буквы было решением Собянина. Я это говорю, потому что, конечно, у меня могут быть неправильные сведения, и я вот уже прочла в «Медузе» какую-то удивительную статью о том, что из администрации президента донесли, что это голосование было решением Собянина с целью отвлечь народ от Навального (в смысле, когда оно продвигалось). Но это смешно, потому что мы видели, кто был организатором. Тот же Союз офицеров. Но где Союз офицеров и где Собянин.

И, мне кажется, тут не надо городить этих политологических бредней, потому что имеет место быть бритва Окама. Партия силовиков, эфэсбэшники — хотели. Собянин их послал на три буквы. Сейчас, конечно, будут делать вид, что это сделал не Собянин, что это сделала администрация президента и так далее. В этом всем, честно говоря, противно разбираться.

Вторая история — это, конечно, то возложение цветов к памятнику Немцова, которое произошло сегодня. Напомню, что мемориал был зачищен, но оказалось, что московские власти разрешили возложить цветы.

Я не знаю, как для вас, но, мне кажется, что история с убийством Немцова всегда была ужасная, но после отравления Навального и особенно после расследования Христо Грозева и попытки отравления Кара-Мурзы, за которым, напомню, начали следить того же 27 февраля, когда убили Немцова очень многое перевернуло в этой истории, потому что первоначальная кремлевская версия была такая, что «ну, вот смотрите, это какие-то чеченцы, а мы тут ни при чем, это же «шахтеры», это «трактористы», «Путин был в ярости».

Я могу честно сказать, я сама купилась на эту версию типа «Путин был в ярости». Я сама очень долго рассказывала о том, что это была специфическая чеченская игра, чтобы сделать Кремль чем-то должным себе. Но сейчас мы понимаем, что, учитывая рассказ Ахмеда Закаева о том, что во время болотных митингов Путин зачем-то поехал в Гудермес разговаривать с Кадыровым — о чем можно было разговаривать с Кадыровым Путину в Гудермесе во время Болотной? Что было важнее Болотной в этот момент? — учитывая вторую историю о том, что мы вдруг понимаем, что эти два события — попытка отравления Кара-Мурзы и убийство Немцова должны были произойти практически одновременно. Просто очень долго за Кара-Мурзой ездили, и что оба этих человека — и Кара-Мурза и Немцов — это люди, которые лоббировали за западе «закон Магнитского» и одни из немногих людей в российской оппозиции, которые, действительно, имели вес на Западе, то создается полное впечатление, что решение об убийстве и того и другого принималось в одном и том же месте, и что способы убийства были специально разнесены, чтобы сделать возможность отрицания. В случае Кара-Мурзы мы знаем, что даже его собственный отец сначала не считал, что это отравление, потому что это не влезало ни в какие рамки. То есть он просил не обострять этот вопрос.

А в случае Немцова очень многие вполне добросовестные люди думали, что те, кто являлись исполнителями, в значительной степени исполняли приказ своего собственного начальника.

И третья история важнейшая, которая случилась на этой неделе. Собственно, Навальный, который становится главной информационной темой в России. Мы уже знаем, что упоминание Навального, они обгоняют упоминания Владимира Владимировича Путина. Я не думаю, что в Кремле людям это нравится.

И несколько историй с Навальным на этой неделе. Очень важная история об этапировании в колонию внезапно. Уже известно, что это колония во Владимире. И вообще, этапирование — это плохо по двум параметрам. Мы должны понимать первое: в колонии человека легче достать опять с теми же словами, что тут «шахтеры» и «трактористы», тут Навальный поссорился с каким-то заключенным, кто же знал? Помните знаменитую историю, как какой-то заключенный якобы сам решил порезать Ходорковского, правда, слава богу, не довел дело до конца.

И, собственно, та история, что Навальному написали: «склонен к бегству» — это особый цинизм, учитывая, что Навальный — это тот человек, который самостоятельно вернулся в Россию, чтобы сесть в тюрьму. Так вот эта полосочка, она специально для того, чтобы мучить человека в колонии. Она специально для того, чтобы поднимать его среди ночи, чтобы не давать выспаться. Она для того, что если он опоздает на минуту на построение, объявить его уже беглым и принимать соответствующие меры. Это первая часть, почему это плохо.

Ю.Латынина: Я сама купилась на эту версию типа «Путин был в ярости»

И вторая часть, почему это плохо. Обратите внимание, что они могли отправить Навального в колонию с самого начала, но вместо этого они устроили этот цирк с ветераном, и, конечно, он обернулся против них, потому что, как известно, любое упоминание в прессе хорошо, кроме некролога. И они-то, думали, что это как-то скомпрометирует Навального, но это скомпрометировало их, потому что Навальный вел себя так, что было совершенно ясно, что он был перед нами впервые чистокровный политический процесс, в отличие от процесса какого-нибудь Олега Сенцова. Лично я его уважаю, но этот человек рассказывал: «Я не виноват, я вот этого не делал». В отличие от Михаила Ходорковского, который особенно во время первого процесса надеялся (совершенно нормально, я не говорю, что это плохо) договориться и явно какие-то тому признаки подавал. Вот это был процесс, который Навальный использовал в качестве политической трибуны ровно так, как его использовали народовольцы эсеры в царской России. Это был информационный повод, который оказался очень в минус власти. Они постараются больше не давать информационных поводов.

Кстати, даже не совсем понятно, почему они решили устроить этот процесс, потому что, в конце концов, сейчас время ковидное, можно всё это было делать по видеосвязи. Можно даже из колонии по видеосвязи. Но, возможно, они это делали потому, что боялись, что, естественно, адвокаты Навального подадут апелляцию, будут подавать потом в ЕСПЧ и будут говорить, что право Навального на защиту было нарушено.

Но обратите внимание, что у Кремля была техническая возможность оставить Навального в «Лефортово», там, где совершенно точно была бы зона ответственности Кремля. То есть если бы случилось что-то с Навальным в «Лефортово», это уже нельзя было бы сказать, что, знаете, это какой-то человек на зоне.

И начинать расследовать новые дела типа о растраченных деньгах ФБК**, еще чего-то, как Навальный убил свою кошку или не свою кошку или соседскую кошку, или, может быть, не убил, но у нас есть сигнал — надо реагировать. И тому подобные вещи. Если они этого не делают, то из этого следует, что дело о растраченных деньгах ФБК**, скорей всего пшик. И вот это дело, которым угрожали, что он во время оскорблял прокуроршу тоже пшик. И дело о неуважению к суду. Видимо, никаких больше уголовных дел в ближайшее время против Навального не предвидится, потому что они поняли, что эти уголовные дела являются для Навального трибуной, являются лишним информационным поводом.

И, как я уже сказала, это, господа, плохо. Тем более, что тут подгадил еще Amnesty International. Я об этом записала отдельный ролик. Можно посмотреть на нашем канале, поэтому я не буду подробно об этом говорить, разве что вернусь с этой историей в конце программы. Но, конечно, это феерическая история, потому что сама по себе она напоминает знаменитый исторический анекдот, который случился с Ломоносовым, когда граф Шувалов сказал: «Мы тут решили вас, господин Ломоносов, отстранить от академии». На что Ломоносов посмотрел и сказал: «Ну, разве что академию от меня».

Вот моя матушка Алла Николаевна Латынина по поводу этой истории сказала: «Навальный для меня не перестал быть узником совести, а Amnesty International перестала быть правозащитной организацией».

Ю.Латынина: Памятник смешно бы смотрелся, потому что ставился бы он не Дзержинскому, а Петрову, Боширову и Кудрявцеву

Я более жестко отношусь к правозащитным организациям, потому что все люди, которые жили в 70-х, 80-х годах, они помнят, какую роль играли правозащитные организация тогда в Советского Союза, как они поддерживали диссидентов, а я, поскольку очень не люблю леваков, но я понимаю исторически, что правозащитные организации, очень многие из них, в частности, ACLU, появились как организации или полезных идиотов или просто агентов Кремля, что это были люди, которые изначально защищали левые идеи. И, действительно, в 70-х, 80-х годах был такой период, когда эти неконтролируемые леваки после доклада Хрущева поняли, что Советский Союз, оказывается, тоже тоталитарное государство и поддерживали и советских заключенных. Но, в принципе, это вся левая тусовка. Так что для меня эти люди никогда не были особым гарантом совести, особенно, когда я видела, как они поддерживали палестинских террористов и как всё, что говорят палестинские террористы, в устах Amnesty International превращается в светлую правду и как Amnesty International воюет с израильской военщиной.

То есть, в принципе, от Навального не убыло. Убыло только от Amnesty International. Но, конечно, проблема в том, что Amnesty International, которая приняла это решение под давление скоординированной компанией кремлевских троллей, это решение резко повысило шансы Навального погибнуть в заточении. Вот это мы должны понимать. И особенно эта фантастическая реакция Amnesty: «Ой, я чего мы такого сделали?» Ну, как, вы чела, который был отравлен в результате спецоперации ФСБ, который разоблачил своих отравителей, который назвал заказчиком своего отравления президента России Путина, который нанес ему сокрушающий удар, рассказав от Геленджикском дворце и после этого вернулся в Россию, где был немедленно схвачен, вы сначала дали ему «узника совести»— замечательно сказал Майкл Макфол: «Ну, ребята, тогда уж не давайте, никто бы и не заметил» — сначала дали, а потом под влиянием кремлевских троллей, под влиянием твитов Кати Казбек, о которой я еще поговорю, потому что это совершенно, действительно, уникальное явление: моистка, сталинистка, квир-активистка и колумнистка RT и дочка мультимиллионера, которая живет в Нью-Йорке — это вот просто, действительно, целевая аудитория Amnesty International, — вот вы поставили под угрозу его жизнь.

Речь ведь не идет о том, что Навальный там отсидит 2 года или 3, или 30. Речь идет о том, чтобы его не отравили в тюрьме. И международное сочувствие Навальному давало хоть слабую, но защиту. И не в том дело, что Amnesty эту защиту отозвала, потому что не так уж важна защита от Amnesty, а в том, что Владимиру Владимировичу положили на стол: «Вот видите, наша кампания достигла цели. Значит, можно его травить. Больше в этом Запад не участвует». Потому что мы же не знаем, что там происходит в Кремле. Мы знаем только, что они живут в информационном пузыре.

И одну маленькую деталь я хочу сказать. Я напомню просто, что арест Навального вызвал протесты по всей России. Это были мирные протесты. Десятки тысяч людей выходили на улицы городов под дубинки полицейских. Они знают, что они выходит под дубинки, штрафы и пытки. Они выходили. Их били дубинками, они светили фонариками, не сопротивлялись и кричали: «Мы без оружия». А их били дубинками, пытали арестованных в участках, их морили в переполненных автозаках и изоляторах. Им забывали доставить еду. Полицейские били женщин ногой в живот с размаха. Но те, кто вышел на улицы, вели себя мирно. Полицейские творили насилие, они били людей. Люди даже не сопротивлялись.

И вот об этом я хочу напомнить, потому что и на фоне этого говорит нам Amnesty International, что мы не можем ему статус узника совести, потому что он когда-то, в 2007 году призывал к насилию. Это же плевок не только в Навального. Это плевок в те около 200 тысяч людей, которые вышли на улицы и которых били полицейские, потому что Amnesty International нам подтвердила то, что утверждает Российский Следственный комитет, что Навальный призывает к насилию. Оказывается, у них там, в Amnesty International Маргарита Симоньян может заседать, можно сказать, в совете директоров.

И вы скажете, чего я привязалась к Amnesty, потому что судьи Басманного суда значительно страшнее. Ответ заключается в том, что над судьей Басманного суда висит наше государство. А над этими даже не висит. Это просто зажравшиеся международные бюрократы и сумасшедшие леваки, которые реально защищают палестинских террористов, которые — я буду об этом позже говорить — возились с узником Гуантанамо, который тренировался в лагерях Тораборо Моаззамом Беггом и возили его по всей Европе, чтобы он рассказывал вещи точно из методичек Аль-Каиды* о том, как страшно кровавые американские империалисты пытают людей в Гуантанамо. И когда их же собственная сотрудница Гита Сахгал их заложила и сказала: «Нехорошо подмахивать человеку, который является религиозным экстремистом, джихадистом, то, во-первых, Гиту Сахгал уволили а, во-вторых, исполнительный директор, если я не ошибаюсь, Amnesty International Клаудио Кордоне сказал, что джихад разрешен, если он в самозащиту. Этот полезный идиот даже не знал, что вообще-то «оборонительный джихад» — это такая ключевая фраза для исламистов так же, как «диктатура пролетариата» для Ленина. И что, с точки зрения бен Ладена, когда он взрывал башни-близнецы, он вел оборонительный джихад.

Ю.Латынина: Голод в Ленинграде — это были такие антисоветские сплетни, их распространение было чревато

Вот эти люди, которые носились с Моаззамом Беггом ставят совершенно серьезно в упрек ролик Навального 2007 года, которые, кстати, безвкусный ролик, он неприятный ролик, но вообще-то, в том ролике сказано, что тараканов мы давим тапкой, а если к нам врывается террорист — и показал Шамиль Басаев, который врывается, — нам для этого нужно оружие. Вот это ролик Amnesty International у нас не смогла пенести. Моаззамма Бегга она переносит спокойно. Палестинских активистов она переносит спокойно и поддерживает. И делает она это в тот момент, когда вот совершенно по-ницшеански: падающего толкни. И потом еще врет и не краснеет, потому что любая организация, которая ответственна — не знаю, вот Фейсбук использовали русские тролли, — они сказали: «Мы с этим будем бороться». И Amnesty использовали русские тролли. Они сказали: «Нет, это наши высокие моральные стандарты. Ну, просто было такое впечатление, что их ответ писала Мария Захарова.

Но я, впрочем, я перехожу к удивительной истории об оскорблении ветеранов, о том, что у нас теперь за оскорбление ветеранов постфактум после истории с Навальным будут давать 5 лет. Мне сложно сказать, что такое оскорбление ветеранов Второй мировой. Потому что у нас, когда чиновники отмечает концертом — подчеркиваю — начало блокады, — это оскорбление ветеранов или нет? Или когда умирает ветеран той же Великой Отечественной и, оказывается, он жил вчетвером в кухне и у него были лишних 40 сантиметров жилплощади, и чиновники его посылали и не давали новую жилплощадь. Это оскорбление ветеранов ли нет?

Мы понимаем, что оскорблением ветеранов будет заниматься именно Навальный. И тут я хочу сказать по этому поводу следующее. Дело в том, что есть древний ближневосточный, ну общий индоевропейский миф о том, как бог грома поразил чудовище. Согласно моему учителю Вячеславу Всеволодовичу Иванову это является основным индоевропейским. Зевс поразил Титанов. Балу поразил Йамму, Невский поразил псов-рыцарей. И уже скоро в школе будут проходить, как Путин вместе Золотовым и Хирургом в предыдущем воплощении поразили нацистов. Вот Путин спустился на батискафе, взлетел на истребителе, проскакал с голым торсом и победил НРЗБ в предыдущем воплощении. А в этом своем воплощении он разбил украинских и грузинских фашистов.

И вот на основе этого индоевропейского мифа у нас государство пытается создать новую религию, новый объединяющий миф о том, как в 41 — 45-х годах сталинская Россия выступила в роли светлого Мардука, поражающего чудовищ. Вот мы спасли Эстонию, Латвию, Литву, Венгрию, Европу (нужно подчеркнуть) от ужасов нацизма, а они неблагодарные твари. Можем повторить. И всё такое. Это играет роль гибридной войны, которую мы до сих пор ведем. Мы до сих пор воюем с нацизмом.

И с чудовищем Йаммом всё понятно, потому что Гитлер, действительно, чудовище. Некоторые проблемы имеют место быть со светлым образом бога грозы, который поражает это чудовище.

Вот к примеру у нас есть некий объект культа — блокада Ленинград, и согласно канонической культовой версии гитлеровцы зажали город в железном кольце, собирались взять его и уничтожить. Красная армия город спасла, хотя в городе погибли 600 тысяч человек.

А.Нарышкин Юля, у меня предложение. Перерыв давайте сделаем на новости и вернемся через несколько минут.

Ю.Латынина Давайте.

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжается прямой эфир «Эхо Москвы». 19-35. Это «Код доступа» и Юлия Латынина. Добрый вечер!

Ю.Латынина Да, это Юлия Латынина, которую можно слушать по «Эхо Москвы», смотреть по YouTube-«Эхо Москвы», которую, к сожалению, на данный момент нельзя смотреть по моему собственному YouTube, но я обещаю, что мы это запишем и я выложу все-таки.

Ю.Латынина: А что же мешало снабжать Ленинград осенью 1941-го года, когда еще навигация была?

Итак, я говорила о канонической версии блокады Ленинграда, о том, что там легко увидеть некоторые нестыковки, потому что, например, хорошо известно, что во время войны о блокаде ничего не говорили. Голод в Ленинграде — это были такие антисоветские сплетни, их распространение было чревато. Я недавно говорила о замечательной трилогии под названием «Тарантул» некоего человека товарища Матвеева. Он мастер социалистического реализма. Он пережил блокаду. И это, собственно, та самая трилогия, которая содержит те сведения о диверсантах, наводивших своими сигналами немецкие бомбардировщики на склады с продовольствием, о которых вспоминал Толстой, когда сравнивал с этими диверсантами акцию с фонариками. Так вот, согласно этой трилогии никакого голода в Питере нет, и там по страницам повестей гуляют полные управдомы и полные аптекарши.

И почему Сталин отрицал голод в Ленинграде? Ну, очень просто — потому что любой человек может просто посмотреть на карту и увидеть, что Ленинград, строго говоря, не был блокирован. Потому что да, немецкие войска перерезали железнодорожное и всякое сообщение с гордо на юге. Но их не было на Балтийском заливе, их не было на границе с Финляндией. Там стояли финские войска. Это отдельная история. Но самое главное — на восток от Питера находилось Ладожское озеро, самое большое пресноводное озеро в Европе общей площадью 18 тысяч квадратных километров и 60 километров берега этого озера были свободны от немцев. В общем, расстояние в 100 километров в зависимости от того, куда плыть любое оснащенное мотором плавательное средство посложнее пироги преодолевает за ночь.

То есть с точки зрения любых транспортных канонов блокады не было. Потому что да, был водный транспорт, он, слава богу, используется человечеством несколько тысяч лет. Даже, в общем, примитивные люди сумели на этом приплыть в Австралию. А, вообще, Римская империя вся снабжалась по воде. А в Северо-западном речном пароходстве, только в нем, не говоря уже о других компаниях, которые ходили по Ладоге, — в них были суда водоизмещением общем 420 тысяч тонн. 323 буксира, 960 несамоходных судов. По подсчетам Марка Солонина треть процента от этого числа в сутки обеспечивало снабжение Ленинграда. Более того, суда эти использовались еще в том же самом октябре 41-го года. Они по распоряжению Сталина из города вывозили станки. Но если вы вывозите на судах из города станки, то можно, очевидно, на этих судах завезти в него хлеб, было бы желание.

Почему не завозили? Тоже простой ответ: потому что Сталин готовил из Питера для гитлеровцев ловушку. Так же, как и в Киеве. Потому что весь город был в проволоке, в надолбах, в рогатках, в нем было 4 тысячи огневых точек. В домах было 17 тысяч амбразур. Было на улицах 25 километров баррикад, разведенные мосты, гранитные набережные. Вы можете себе представить, как в Питере с его набережными, одетыми в гранит, переправляться во время городского боя с одного берега реки на другой. И, соответственно, это всё была гигантская ловушка, и если бы немцы его взяли, они бы получили в придачу население огромного города, который надо кормить, поэтому, собственно, осенью 41-го года в город еды не завозили, а напротив, была знаменитая директива: «Ни килограмма хлеба, ни литра горючего» от 3-го июля 41-го года. И у нас есть до сих пор сведения о том, как уже кольцо осады замкнулось, а требовали вывести из города сахар в Вологду.

Ю.Латынина: Сталин понял, что немцы в ловушку, расставленную им, идти не собираются, и началось снабжение Ленинграда

Гитлер это сообразил, горд брать не стал. Принцип этот был сформулирован еще 20 сентября. Вот 20 сентября начальник генштаба группы армии «Север» записал в журнале принцип относительно Ленинграда: «Мы не заходим в город, и не можем кормить город». Более того, 12 октября он пишет, что капитуляция Ленинграда, даже если таковая будет предложена противником, не будет принята».

И когда Сталин понял, что немцы в ловушку, расставленную им, идти не собираются, началось снабжение Ленинграда. Тогда из города стали вывозить людей, тогда завозить стали продовольствие. По льду Ладоги тогда пошли грузовики, хотя, собственно, это было гораздо сложнее, чем завезти продовольствие в сентябре по воде.

Вот после того, как 22 января было принято решение об эвакуации населения, вывезли после этого по ледовой дороге 554 тысячи человек. До этого ножками прямо по льду ушло 46 тысяч. Почему так поздно было принято решение об эвакуации? Потому что Сталин считал, вероятно, что оно попадет в плен немцам, вот пусть они его и кормят.

То есть 600 тысяч человек минимум — мы не знаем, сколько точно людей погибло от голода — погибло потому, что Сталин выполнил свою же собственную директиву «не оставлять противники ни килограмма хлеба, ни литра горючего» от 29 июля. Он думал, что немцы возьмут Питер, не хотел им оставлять в Питере ни грамма хлеба. Ну, еще потому, что массовый голод для социально чуждых элементов и иждивенцев в СССР был не чем-то из рук вон. Для Сталина это был побочный эффект от методов, которыми он решал самые разные проблемы. А нужные люди, то есть аппарат НКВД, парбоссы и так далее в Питере не голодали, так же, как они не голодали во время голодомора. Они в это время кушали, цитирую: «Баранина, ветчина, куры, гуси, колбаса, салака, лещ, корюшка жаренная, заливная, отварная, икра, балык, сыр, пирожки». Цитата закончена. Это цитата из дневника инструктора отдела кадров Ленинградского горкома ВКПБ — не самая большая шишка — Николая Рибковского, который в начале марта поправлял здоровье в стационаре горкома партии. Как сообщал Рибковский, такой отдых в условиях длительной блокады города возможен лишь у большевиков. И я должна с ним согласиться, потому что генерал-майор Александр Вандегрифт американский при Гуадалканале и даже Паулюс в Сталинграде, немецкий фашист, когда их войска к подошве балыка не ели.

Так что при некотором рассмотрении каноническая история про Питер, который Гитлер морил голодом, пытался взять, но не смог, имеет существенные недочеты, а именно: Сталин не стал снабжать город, думая, что го возьмет Гитлер, а Гитлер не стал брать город, понимая, что его придется снабжать. А Сталин ни сразу понял, что Гитлер город не возьмет, в том числе, из-за дезинформации Жукова, который был послан в Ленинград и долго рассказывал Сталину, как он героически отбивал танковые атаки. Это вообще особая история про прибытие Жукова, потому что 14 сентября Жуков пребывает в город. И ему разведка докладывает, что под Ленинградом нет танков. И Жуков объявляет сообщение разведки провокационным, призывает разобраться с теми, кто такие сообщения отправляет. И начинает врать Сталину и рассказывать о своих грандиозных победах, рассказывает, что он 14 сентября отбил наступление, которое противник 3-4 дивизиями, введя в бой 2 танковых… То есть еще раз: немцы в это время пишут, чтобы вынудить город к сдаче они будут использовать только бомбардировку и измор. И те танки, которые были под Питером, они ушли в Москву. И это надо доложить, потому что это очень важно, мягко говоря, для войны. Это тактическая обстановка. Но Жуков рассказывает, какой он герой, как он отбивает танковые атаки.

И тем самым Сталин полагает, что город будут брать. Собственно, поэтому при Сталине и запрещено было рассказывать про просчет вождя, голод и людоедство в Ленинграде. Была это, скажем так, более разумная позиция, чем нынешняя позиция, которая предполагает, что люди идиоты, что не могут взглянуть на карту и задаться самым простым вопросом: А что же мешало снабжать Ленинград осенью 1941-го года, когда еще навигация была? И как случилось? Вот в начале войны там на складах хранилось 146 тысяч тонн хлеба-фуража. Так к 26 сентября там почему-то осталось 36 тысяч тонн.

Ю.Латынина: Скоро в школе будут проходить, как Путин c Золотовым и Хирургом в предыдущем воплощении поразили нацистов

И истошные телеграммы, которые уже в начале блокады продолжают требовать от ленинградского сахаросбыта срочно вывозить сахар в Вологду. Это вот один пример.

Другой пример: мы до сих пор не знаем, сколько русских погибло в той войне. Все-таки не меньше 20 миллионов. Немцев, которые потерпели поражение, мы знаем, погибло 6 миллионов. Сражались они не только с Красной армией. И когда нам приводят эти цифры потерь, всегда мы должны проникнуться размером подвига. Как мы смеем сомневаться в чем-то, за что отдали жизнь 20 миллионов соотечественников? Естественный вопрос: А почему такая разница между потерями? И причина тоже известна, и она заключается в том, что Красная армия воевала, не жалея жизни солдат, потому что Красная армия наступала через минные поля, а сзади шли чекисты из загрядотрядов. И, как объяснял генерал Жуков изумленному генералу Эйзенхауэру — цитирую: «Подходя к минному полю, наша пехота проводит так, как будто этого поля нет».

Это еще более-менее рациональный ответ, потому что, в конце концов, бывает на войне такая ситуация, когда взять высоту нужно кровь из носу, другого способа как атака в лоб через минное поле — нет. Но проблема в том, что в Красной армии тактическая ситуация часто была совсем другая. На абсолютно непреодолимые укрепления тысячами, десятками тысяч бросали солдат, они там погибали. Взамен бросали новых.

Это замечательно Николай Никулин пишет в своих воспоминаниях — это член-корреспондент Российской академии художеств, который в 41-м году попал связистом в артиллерийский полк 13-й, — о том, что в самом начале войны сложился костяк людей, которые посылали других людей на смерть, а сами не шли. И вот Никулин как раз под тем же Питером описывает картину геологических слоев трупов, которые пали в боях у станции Погостье. Цитирую: «У самой земли лежали убитые в летнем обмундировании — гимнастерках и ботинках, над ними рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках; выше — сибиряки в полушубка их валенках; еще выше — бойцы в ватниках и тряпичных шапках, на них — тела в шинелях и маскхалатах с масками на голове и без них».

И вот, собственно, люди, которые абсолютно бессмысленно бросали свои войска на штурм непреодолимых укрепленных позиций, они котировались как полководцы. И главным непревзойденным из необходимо был Жуков, который под Ржевом погубил свыше миллиона человек в битве, о которой даже не упоминали, потому что Ржевская битва была неудачной. Пока не произошли подвижки на других участках фронта, немецкие укрепления не были прорваны. Мой дед был ранен подо Ржевом, только поэтому остался в живых. И там вот были просто долины и рощи смерти.

И это происходило на протяжении всей войны. Вот воспоминания генерала Меллентин: «До самого конца войны русские, не обращая внимания на потери, бросали пехоту в атаку почти в сомкнутых строях».

Или вот немецкий офицер о боях под Киевом: «Большие плотные массы людей маршировали по минным полям. Люди в гражданском, и бойцы штрафных батальонов двигались вперед как автоматы. Бреши в их рядах появлялись, когда кого-нибудь убивало или ранило взрывом мины». «С расстояния 600 метров, — пишет немецкий генерал, — мы открыли огонь. И целые отделения в первой волне атакующих повалились на землю. Уцелевшие одиночки тупо шли вперед. Это было жутко, невероятно, бесчеловечно». Немецкий солдат пишет: «Бесчеловечно».

И, как я уже сказала, это происходило потому, что Красная армия была устроена уникальным способом. Она была устроена так, что высший командный состав не гибнул в мясорубках. Даже во Второй мировой войне американские, немецкие, английские, японские генералы воевали более-менее рядом с солдатами. Не всегда на передовой, но очень часто — близко.

А как воевали сталинские генералы? Вот они расходовали живую силу, отступали на переформирование. Это воспоминания Орешкина о том, как говорил его дед. И вот тот же Николай Никулин видит командира своей дивизии: «Я увидел при свете коптилки пьяного генерала, распаренного, в расстегнутой гимнастерке. На столе стояла бутылка с водкой, лежала всякая снедь: сало, колбасы, консервы. Рядом высились кучи пряников. У стола сидела полуголая и тоже пьяная баба».

Ю.Латынина: Я жестко отношусь к правозащитным организациям, для меня эти люди никогда не были особым гарантом совести

Естественно, в таких условиях людей расходовать очень просто. Это же не твои боевые товарищи. Это расходные людишки внизу. И понятно, что каждый из этих убитых, которые лежали у станции Погостье — геологические слои, — он погиб от немецкой пули, немецкого снаряда, немецкой бомбы. Вопрос: какое число и этих убитых погибло так же вследствие распоряжения их собственного начальства? Потому что во всех армиях мира катастрофически и абсолютно бесполезные потери считаются величайшим упреком полководцу. Таких полководцев презирают.

Вот лорд Эльфинстон, который погубил британскую армию в Афганистане, служит примером того, как не надо воевать. А у нас Жукову, этому «браконьеру народа русского», по выражению Астафьева, памятники ставят.

А уж коли начала, я продолжу. Скажем, еще один вопрос, и, кстати, это даже не вопрос о пакте Молотова — Риббентропа. Это не вопрос о том, что во Вторую мировую войну Советский Союз вступил союзником Гитлера, не вопрос о том, что в Польшу Сталин вторгся на 17 дней позже Гитлера, а это вопрос в том, что к этой войне Советский Союз, государство, на гербе которого был нарисован весь земной шар, готовился, по крайней мере, с 27-го года, когда Гитлера не было еще даже в проекте. То есть на самом деле даже раньше шла подготовка. Я очень люблю историю, которую рассказывает Суворов, о истории красного военного летчика Минова, который в 25-м году пытался купить во Франции 4 тысячи авиационных двигателей. Напомню, что у Гитлера на восточном фронте 22 июня было меньше. Но все-таки, действительно, настоящая подготовка началась с 27-го года, потому что советская индустриализация — это было строительство заводов, которые производили невиданное и неслыханное количество вооружений.

А царская Россия тоже, слава богу, худо-бедно что-то производило. У нее были фабрики, были заводы, но это был совершенно другой тип индустриализации. Тем более, заводы, которые производили либо танки, либо сталь для танков, либо электричество, чтобы выплавить сталь, из которой делают танки. А коллективизация с сопутствующим голодомором и истреблением генофонда русского крестьянства и, простите, конечно, не только русского, а и украинского и не только украинского — было просто способом изъять у крестьян зерно и оплатить им строительство американцами заводов для танков. И, соответственно, на начало войны там, где немцы имели на Восточном фронте 3628 танков, у Красной Армии было 12 с лишним тысяч танков. Там, где немцы имели 2500 самолетов, у Красной Армии было — 10 тысяч самолетов, и это было оплачено беспримерной кровью и страданиями русского народа.

Вот есть книга американцы Джона Скота, который как раз 5 лет провел на промышленных стройках Урала. Он писал: «Советский Союз уже с 31 года находился в состоянии войны, и его народ исходил потом, кровью и слезами. Женщины дети замерзали, миллионы умерли от голода. Тысячи попали под военные суды и были расстреляны в боевом походе за коллективизацию и индустриализацию. В течение всех 30-х годов русский вел войну — промышленную войну».

Естественно, возникает вопрос. Ну, а Гитлер-то пришел к власти в 33-м. А беспримерная гонка вооружений, которая называется индустриализацией, которая оплачена жизнями миллионов жителей СССР, она началась в 27-м. против кого собирался обороняться СССР в 27-м году? Если он собирался обороняться, то почему он производил преимущественно наступательное оружие? Вот вплоть до замечательного танка БТ, который показал себя прекрасно в Испании, проделал марш-бросок к реке Эбро, за 2,5 суток прошел марш в 630 километров. Блестяще проявил себя под Халхин-Голом: 800-километровый марш-бросок по монгольской степи. В августе 45-го года танки БТ ударили по японцам, пройдя марш-броском тоже 820 километров. И было там свыше тысячи танков. Потери составили 78 единиц.

Вот танк, он не воевал во время Великой Отечественной войны по одной простой причине: его очень трудно было использовать на русских дорогах. Его можно было прекрасно использовать в Европе, его можно было прекрасно использовать в монгольских степях. Возникает вопрос: А как же так получилось, что этот танк, которого к 40-му году был произведено 5300 штук, которого только одного всех типов БТ в Красной армии было больше, чем всех типов танков во всех странах мира? Как же так получается, что производили тот танк, который был оптимизирован не под войну на российской территории, если это должна быть оборонительная война?

А если Советский Союз собирался нападать в полном соответствии со своим гербом, на котором был изображен весь земной шар, в полном соответствии с коммунистической доктриной, то, наверное, как-то по-другому описывать динамику этой Мировой войны?

Есть множество других вопросов, которых я здесь даже касаться не буду, потому что каждый из них слишком сложен, чтобы я посвятила ему 1 абзац.

Как оценить приказ от 17ноября о том, чтобы разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск, что фактически означало гибель людей, которые оставались там, если бы этот приказ выполнялся? Как оценить заградотряды? Как оценить, что люди, которые попали в немецкий плен, что от них отрекались и потом отправляли в ГУЛАГ, потому что они были в немецком плену? Как оценить то беспримерное бегство, которое устроило Красная армия, столкнувшись с немцами в июне и в июле? Потому что либо эта армия, прекрасно вооруженная и гигантская отпраздновала по какой-то причине труса, и это был первый раз, когда русский солдат был трусом — как-то он не был трусом ни при Суворове, ни при Кутузове, — либо это была форма восстания против жестокости Сталина.

Ю.Латынина: Речь не о том, что Навальный отсидит 2 года или 3, или 30. Речь о том, чтобы его не отравили в тюрьме

То есть не буду я сейчас об этом говорить. Еще раз: с чудовищем Гитлером всё понятно. Это, действительно, чудовище. Проблема с лучезарным образом бога грозы, который борется с чудовищем. Потому что история Второй мировой очень плохо встраивается в историю о борьбе Фрода против Мордора, потому что Мордор был Мордор, а, с другой стороны, был не Фрода, с другой стороны был другой вид Мордора. И странно думать, что режим, который убивал своих граждан миллионами, который устраивал безумные процессы, который готовился к войне за мировое господство, который в союзе с Гитлером после пакта Молотова — Риббентропа поделил Европу и первые два года Второй мировой войны воевал в союзе с Гитлером вдруг 22 июня этот режим полностью переродился, и он стал исключительно носителем добра, а после 9 мая 1945 года, он снова вернулся к репрессиям.

Собственно, эта проблема с навязанным нам религиозным культом.

И, пожалуй, последнее, о чем мне остается поговорить, это, конечно, история про Катю Казбек, незаменимого ударника информационного фронта, которая беззаветно трудилась над разоблачением националиста и расиста Навального, которая, действительно, добилась — она и ее сподвижники, — что Amnesty International отменила этот статус узника совести. И подробнее я говорю о Кате Казбек в видео, которое у меня висит на «Латынина ТВ».

Что это такое? Это девушка, которая пишет о феминизме и ЛГБТ, восхищается Сталиным и Мао, печалится в своих колонках на Russia Today о том, что ничего не подозревающий белорусский пролетариат используется антикоммунистическими силами для цветных революций. Училась в Оксфорде, живет в Нью-Йорке в шикарной квартире. Университеты, оконченные ею — она еще Columbia University закончила, — она называет «безрадостными империалистическими организациями». Последние 10 лет она дает интервью о том, как она пишет свой первый гениальный роман.

Это дочка мультмиллионера Юрия Дубовицкого, основатели сети компьютерных магазинов «Белый ветер». И то, что она пишет, и те листки, в которых она сотрудничает — это такое душераздирающее сочетание дремучих кремлевских методичек с тотальной левой шизой. Очень меня обрадовало, что Катя боролась не только против западной олигархии за права угнетенных классов, но и за право дворца Путина называться апарт-отелем. Вот она сейчас сделала свой Твиттер частным, но там был просто гигантский, большой тред, что на самом деле это апарт-отель, а все-таки зловредный пропагандист Навальный выдает старую историю о геленджикском аппарат-отеле за резиденцию Путина. И еще он грязный пиарщик и дружбан олигарха Ходорковского.

И кампания эта, конечно, протекала строго по канонам нынешней Cancel culture, когда берется какое-то высказывание активистом консернутым ситизеном знаменитого человека и долбится в него, пока этого человека не отменяют. Вот, конечно, совершенно поразительная вещь, что позиция Amnesty International, действительно, является чутким отражением позиции Кати Казбек, наследницы миллионов, сталинистки и квир-активистки, автора долго сочиняемого романа о воспитании гомосексуальный чувств. Потому что эта раздутая международная псевдобюрократия Amnesty, которая не избирается никем, борется с «кровавой израильской военщиной», занимает примерно ту же экологическую нишу, которую десяток лет назад в Европе занимала Римская церковь, счастливо сочетавшая абсолютно непрозрачное… В общем. Amnesty International, господа — это партком. Плевать мне было на мнение этого парткома, если бы это не ставило под угрозу жизнь Навального.

Всего лучшего, с вами была Юлия Латынина. И то, что я говорила, более полно смотрите, пожалуйста, на «Латынина ТВ», куда мы постараемся вывесить эту несчастную передачу, если мы все-таки ее записали. Всего лучшего. До встречи через неделю.

* Организация запрещена в РФ
** Российские власти считают организацию иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире