'Вопросы к интервью

А.Нарышкин Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Это прямой эфир. Программа «Код доступа» и ее ведущая Юлия Латынина. Добрый вечер!

Мы начали уже на самом деле прямой эфир. Слушали, как вы договаривались с вашими подписчиками. Я еще раз проанонсирую: Юлия Латынина, «Код доступа». Это прямой эфир «Эха Москвы». Рад вас видеть и слышать. Хорошо, что вы с нами. Спасибо!

Ю.Латынина Так вы сказали, что мы начинаем в 6. Какой ужас!

А.Нарышкин Сейчас уже 19-07. Всё как часы работает.

Ю.Латынина Итак, это Юлия Латынина, «Код доступа», как люди могли слушать на «Эхо Москвы». А можно также смотреть нас на YouTube «Эхо Москвы», на моем собственном YouTube «Эхо Москвы», которого часть вы так неосторожно услышали.

И, собственно, к нам возвращается Навальный, как сказал Невзоров, за очередной порцией «Новичка». Видимо, подсел. В общем, Пасха в этом году наступает 17 января. Мне единственное жалко, что это авиакомпания «Победа», потому что правильнее было бы задействовать осла и ее молодого сына. Потому что, знаете, как-то мне это напомнило известную историю про одного язычника Порфирия, который шутил, что, дескать, почему это Христос в воскресенье явился своим последователям, а не образовался прямо в сенате на Капитолии. Но не в том Капитолии, который сейчас немножко покацали, а на том, римском. Потому что тогда бы все уверовали и, в общем, все бы сразу стали христианами.

Вот Навальный, собственно, это именно и делает. И хотя «Внуково» запретило снимать и запретило нам МВД приезжать туда, но как можно людям запретить приезжать в аэропорт? Аэропорт, как известно, это не место для митингов. И мне непонятно, как можно запретить людям приезжать в аэропорт кого-то встретить, каких-то других людей.

Ю.Латынина: Навальный, не словами, а поступками пробивает информационную стену
И непонятно, как можно будет им запретить на тот же Айфон что-то снимать. Ну, это, конечно, если самолет не посадят во «Внуково», а не в Магадане и не будет объявлено о какой-нибудь заложенной бомбе, и не сломается самолет и не произойдет вспышка коронавируса или какой-нибудь лихорадки Эбола и вспыхнет тотальный карантин. Можно вообще пойти на тяжелые меры. Можно, например, уронить на Воронеж ядерную бомбу, чтобы обсуждали именно это, а не прилет Навального. Потому что у меня ощущение, что заявления, которые были за последнюю неделю, когда Пригожин сказал, что памятник убитым журналистам поставит в ЦАР — такое впечатление, что лишь бы о чем угодно, только бы не о Навальном.

Кстати, я хочу, чтобы вы не забыли прекрасной истории о жучке, которые поставили начальнику штаба Любы Соболь. Простите, пожалуйста, я всегда тяжело раскачиваюсь, я всегда начинаю переживать в начале, потом у меня идет как-то поглаже. Но главное, что этот жучок размером, знаете, из того самого анекдота: «У нас самые большие микросхемы в мире». Это к вопросу о том, откуда у них руки растут, и сомневались ли вы, что можно неодоотравить «Новичком». У нас всё можно.

И, конечно, судьба Навального зависит, в том числе, от того, сколько людей придут его встречать в аэропорт и сколько среди них будет сторонников, и сколько среди них будет всяких золотарей и вот этих самых прилепинцев, захаровцев, сербовцев, которые уже объявили, что они будут тоже ехать встречать Навального в аэропорту, что, конечно, довольно смешно. Вроде есть какая-то гигантская государственная машина, которая вся работает против Навального, а в критический момент приходится полагаться на каких-то хулиганов. Понятно, что эти хулиганы просто куда-то испарятся, если увидят, что они в меньшинстве, потому что хулиганы — это, собственно, те, которые действуют только тогда, когда они пользуются поддержкой власти или находятся в абсолютно большинстве.

Впрочем, первое, что я хочу сказать вместо зубоскальства, это то, что это реально эпический поступок. Вот таких людей не осталось. Потому что когда я услышала, что Навальный возвращается… ну как, вот, с одной стороны, Путин, к которому две недели держат людей на карантине, чтобы попасть, который сидит в бункере, вернее, как выяснилось, в бункере — во множественном числе, по крайней мере, в двойном, потому что оборудованы идентичные бункеры в Сочи и в Москве, чтобы казалось, что человек бдит на рабочем месте. Вот человек, который до сих пор не привился той самой вакциной, которую он рекламирует.

Путин, который летает на истребителе, который позирует с голым торсом, но когда мы знали, что произошел Беслан, то Путин, летевший в этот момент недалеко, потому что он летел в Кабардино-Балкарию открывать школу, развернул свой самолет. С одной стороны, этот, который в бункере, летает на истребителе — а, с другой стороны, Навальный, который купил билет на «Победу». Вот когда последний раз российский чиновник на «Победе» летал. Ты понимаешь калибр человека, потому что таких людей мало во все времена, но такие люди делают историю.

И мы сейчас все обсуждаем, что случится с Навальным: его сразу посадят или подождут и отравят? И это, конечно, абсолютно характеризует, что происходит в России, что мы обсуждаем, что с ним сделают. Потому что спектр возможностей большой. Я всё время вспоминаю, к сожалению, Бенигно Акино, которого просто убили в первую секунду из снайперской винтовки, когда он вернулся на Филиппины.

Я хочу сказать, что у нас есть несколько развилок. То есть первое: запугать, чтобы не прилетел. И, собственно, на это был направлен весь трэш, который мы видели за последние несколько недель: заявление ФСИН, что арестуют, и вот эти прилепинцы, и вот эти SERBы — все они стремились выслужиться, вылизать одно место, добровольно записывались на роль Кудрявцева и «Новичка». Но я хочу обратить ваше внимание, что даже с этими заявлениями ФСИН не все в порядке, потому что ФСИН-то заявляет, но постановления суда у него нет. И если постановления суда у него нету, и они не озаботились постановление Басманного суда получить, то это значит, что у них есть санкция на то, чтобы пугать Навального, а санкции на то, чтобы арестовывать, лично у ФСИНа нету, потому что ее надо спустить сверху. И, собственно, это первая вещь — запугать. Это уже ясно, что это не получится.

Второе, как я уже сказала — не пустить, сказать, что самолет испортился, что карантин, что маловероятно, потому что карантин рано или поздно придется снимать, самолет, если произошел НРЗБ, можно прилететь на другом. В конце концов, как я уже сказала, можно приехать к белорусской границе на осле. Это было бы еще более эпично. Так что не пустить Навального можно только если лишить гражданства. Испытанная история с Солженицыным, но тоже как-то довольно глупо.

Третий вариант — это задержать при прилете и, причем, не обязательно надолго. Можно, например, задержать на 15 суток, отсрочить решение и посмотреть, будет ли по этому поводу обрывать Ангела Меркель провод или нет. Я думаю, что, к сожалению, это очень вероятный вариант. Я думаю, что и Навальный сам на него рассчитывает, тем более, я надеюсь, что Навальный летит не то что без страховки — понятно, что это, в принципе, полет без страховки, как на жердочке над пропастью, — но что там есть в запасе какие-то ходы, которые могут быть сделаны, если произойдет арест, в том числе, опубликование каких-то новых, дополнительных частей этого волнующего сериала про отравление Навального. Потому что я предупреждаю, что это сериал, что эти люди травили не только Навального, что это большая машина, которая работала. Хотя, конечно, понятно, что то, что уже сказано, трудно превзойти.

Но, тем не менее, мы видим, что капля камень точит. Вот только что Федерация хоккея, насколько я понимаю, отказалась-таки проводить чемпионат мира по хоккею у Лукашенко, потому что их устыдили. Их устыдил в основном Александр Филиппенко. И власть должна понимать, что после ареста Навального могут произойти еще какие-то дополнительные истории, которые сделают необходимой реакцию западных лидеров. И даже, скажем, в Америке Байден будет вынужден оторваться от всяких насущных вопросов типа немедленного предоставления трансгендерам посещать женские уборные — он только что в Твиттере написал, что это очень важно, — и заняться, в том числе, реакцией на арест Навального.

Понятно, что это очень бесит власть, что не она принимает решение, а за нее принимают решение.

И, наконец, четвертый вариант: просто посадить борт, просто отпустить Навального домой. Ну, может быть с приключениями посадить — может быть, в Нижнем Новгороде посадить, может быть, в Домодедово.

И самое неприятное для Путина это то, что он привык принимать решения о судьбе Навального. А в данном случае Навальный сам принимает решение о своей судьбе, а Путину остается только реагировать. И, несмотря на то, что формально только два противника перед нами в этом матче, есть на самом деле масса обстоятельств, которые нам не до конца известны, а самое главное, не до конца известны в Кремле. И они сейчас наверняка лихорадочно скребут за ушами с мыслью: А что еще есть у Навального, если его посадить, и как отреагируют западные государства на посадку Навального и не кончится ли по этому поводу «Северный поток-2»? Потому что «Северный поток-2» и так висит на волоске. И Ангела Меркель реально принимала большое участие в судьбе Навального.

И одна из вещей, которые мы видим, первое: у Путина Навальный перехватил инициативу принятия решений и полностью перехватил информационную повестку. Заметьте, что за эти несколько месяцев, что лучилось? Помните, как у нас было? Центром информационной вселенной был Путин. Путин поднял амфору, Путин аннексировал Крым, Путин наложил санкции, Путин рассказал на пресс-конференции, как играть в лапту. Что стало благодаря Навальному? Стало: «Он вам не Димон», «партия жуликов и воров». Одним словом, Навальный убил «Единую Россию». Стало: расследование о том, кто и как убивал Навального, расследование с Кудрявцевым.

Ю.Латынина:В Кремле понимают, что если с ним что-то не сделать, то в Россию прилетает будущий президент
Кстати, вы не заметили, вот интересный момент — почему Навальный сам говорил с Кудрявцевым? Ведь в Кремле они никогда ничего не делают сами. Их представление о власти — это то, что начальник не должен работать, начальник должен руководить. У них всегда помощники. Начальник руководит, начальник говорит: «Сделайте это». Под ним помощник заводит себе другого помощника, который говорит: «Сделайте это». И вот так у них процесс управления государством похож на организацию в России наемного убийства, когда заказчик выдает заказ и дает миллион долларов. А потом первый организатор берет себе 500 тысяч, находит второго организатора, который берет себе 250 тысяч, находит третьего организатора, который берет себе 125 тысяч. В конце концов, дело доходит до исполнителя, которому платят 3 тысячи долларов, как это было в случае с убийством первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. И в результате все это выходит на поверхность, потому что никто не хочет работать, а все хотят организовывать и брать за это большое количество денег. Вот так оно устроено, когда речь о наемных убийствах в России, и так оно примерно устроено в России с процессом управления.

И для этих людей совершенно немыслимо, чтобы самом взять и позвонить своему несостоявшемуся убийце. А Навальный не чурается того, чтобы самому делать работу. У него другой подход: Чего не позвонить-то — я что, сахарный что ли?

Кстати, извините меня за плохое предсказание, но я боюсь, что если Егор Жуков не бросит вот эту историю: «У меня пресс-секретарь «Команды Жукова» и не начнет всё делать сам, не ссылаясь на команду Жукова, то ничего из него не выйдет.

Я полностью перехвачена информационной повесткой о Навальной. И помните, после того, как произошло это фантастическое расследование об отравлении, там и Захарова, и Лавров, и еще куча российских чиновников начали нести, что это ЦРУ, что это сам Навальный себя отравил. И когда я готовилась к этой передаче, я вдруг поняла, что я уже не помню, кто из них чего говорил, какую чушь нес, и как эта чушь громко поролась и плакалась. Это совершенно не важно, как они отреагировали и как они пытались информационным шумом забить грандиозную историю, которая случилась.

И, конечно, еще одна важная вещь, которая случилась в связи с Навальным. Вот все говорят, что Путин построил гигантскую пропагандистскую машину этих самых фейк-ньюс. В том-то и дело, что нет, что она не работает. Пропагандистскую машину построил, например, Сталин. Пропагандистскую машину построили коммунисты. Извините, что я сама себя рекламирую. Я вывесила только что на YouTube большую часовую историю о том, как происходил процесс Сакко и Ванцетти, анархистов, которые в 20-х годах прошлого века были обвинены в ограблении обувной фабрики, которое они, действительно, реально сделали. И как коммунистическая пропаганда сумела так промыть мозги, что все решили, что Сакко и Ванцетти — это невинные жертвы.

Вот я, наверное, еще вскоре повешу историю о поджоге Рейхстага, который, вы будете смеяться, поджег безумный голландский коммунист Маринус Ван дер Люббе — и это всё прекрасно расследовано, — который был сумасшедший одиночка. Которую опять же коммунистическая пропаганда совершенно фантастическими способами с помощью моего любимого Вилли Мюнценберга раздула в историю о том, что якобы Рейхстаг поджег сам Гитлер, чтобы иметь предлог расправиться с коммунистами. Хотя, бесспорно, Гитлер воспользовался этим поджогом, чтобы расправиться с коммунистами и внедрить абсолютную тиранию.

Это я к тому, что на фоне этих монументальных достижений — хоть коммунистической пропаганды, хоть левой современной пропаганды, хоть какой-нибудь истории про глобальное потепление, — достижения Путина, они не то что микроскопические, а в том-то и дело, что вот эта машина путинской пропаганды не работает, потому что все эти лавровы и соловьевы, храбро бросившиеся в бой против Навального… пропагандистская машина для своего существования требует, прежде всего: а) широкого круга людей, заинтересованных в распространении данной пропаганды, например. коммунистической или левой и б) широкой группы реципиентов, которой от этой пропаганды становится приятно на душе.

Путинская машина пропаганды, она поразительно в этом смысле неудачна, потому что если вы посмотрите, кто что говорил про Навального, то вы увидите с удивлением, что практически все эти люди, они были официальные представители Кремля. То есть они не нашли даже никакого жалкого профессора на Западе, псевдоэксперта, придурка какого-нибудь, который мог бы повторить то, что говорит Соловьев или то, что говорит Захарова с умным лицом.

Когда за пределами тех, кто произносит эту пропаганду, практически нету ее потребителей, есть только люди, которым это вообще неинтересно, есть люди, которые живут в деревне с деревянным сортиром, но считают, что Крым наш. Они вообще не помнят, Навального отравили или он отравил, и как его зовут, и перепутают фамилию. Но, честно говоря, эти люди не являются действующими лицами истории. А со всеми, что касается действующих лиц истории, мы можем, конечно, уже сказать, что путинская пропаганда чрезвычайно проиграла.

Последнее, что можно сказать, это то, что Навальный возвращается, конечно, в другом качестве. Собственно, отравление перевело его в другое качество, сделало его международным политиком из российского оппозиционера. Будет ли это ему защитой или, наоборот, дополнительным фактором риска, мы увидим завтра. Но главный вопрос, что они пытались испугать его — он не испугался. И теперь Кремль загнан в угол, потому что или теперь Путин арестовать его в аэропорту со словами: «Тут он просрочил сроки появления своего во ФСИН» (или украл пожертвования), или отпустить домой. И показать тем самым, что все эти угрозы были блефом.

Понятно, что мы до конца не узнаем, почему было принято то или иное решение Кремлем, потому что, например, вы помните, что в Кирове Навальному дали внезапно условный приговор и думали, что вот это Кремль проявил милосердие. А теперь из расследования Христо Грозева мы знаем, что этот условный приговор был связан с тем, что за Навальным стали летать вот эти отравители. То есть, оказывается, это был не условный приговор, это был смертный приговор, который просто по независящим от Кремля обстоятельствам не был приведен в исполнение. То есть те два года, которые давали Навальному, заменили не условным сроком, а смертным приговором.

Тут ставки можно принимать, тотализатор: посадят или не посадят? Я думаю, что или вообще ничего не сделают… именно потому, что это будет отсроченное решение. Кстати, это очень точно заметила Собчак, что Путину не нравится, когда за него принимают решение. Он предпочитает принимать решения сам.

Или те же 15 суток. 15 суток выглядя как бы мелочью. Дальше можно посмотреть, как на эту будет реагировать мир. И если позвонит Меркель и скажет, что иначе она остановит строительство «Северного потока» или если за это время возникнут какие-то новые обстоятельства, то можно будет сказать: «Ой, но мы же его всего на 15 суток задержали».

Ю.Латынина:Машина путинской пропаганды не работает
В общем, собственно, не забудем, что еще одна вещь, которая влияет на настроения в Кремле, это то, что надвигаются выборы. И в Кремле должны чувствовать, что у них под ногами дрожит земля. Потому что они всегда подтасовывали на выборах, но еще сравнительно недавно, когда Путин выбирался даже без подтасовок у него точно нарисовывался второй, нормальный тур и было путинское большинство. А сейчас у них уже сильно рисуется твердое лукашенковское меньшинство — 20-30%, — которое при любом раскладе проголосует за власть. Меньшинство физически вымирает от водки, старости и от ковида с песней о Путине на устах. Им на пятки наступает обыкновенная физиология.

Это физиология 16-25-летнего самца, который приходит в этот мир, который хочет денег, самку, успеха, а обнаруживает, что сверху стоит этот альфа-самец, который в бункере с голым торсом, и в полной уверенности, что это не только голый торс, но и голый король. Это физиология, это то, почему происходит революция. Это то, почему происходила «арабская весна». Это то в значительной степени, почему происходили Black Lives Matter в Америке. Это, конечно, не такой молодежный пузырь, который надувается в странах арабского Востока, потому что был бы молодежный пузырь в России, как он был, скажем, в 17-м году, то революция ну нас была давно. Но это физиология, и это в Кремле не могут не понимать.

Перерыв на новости

НОВОСТИ

А.Нарышкин Продолжается прямой эфир «Эха Москвы». Это программа «Код доступа». И Юлия Латынина с нами. Добрый вечер, еще раз!

Ю.Латынина Да, добрый вечер. Это опять Юлия Латынина. И, собственно, я говорила о том, что надо возвращение Навального воспринимать в контексте тех самых выборов, которые Кремль пытается отменить де-факто, потому что они выжигают площадку всю. Вот мы видели, как только что заставили уволиться мэра Якутска Сардану Авксеньтеву. Кстати, отметим, что в отличие от Фургала ее не посадили. Это, видимо, одно из свидетельств того, что история со снятием Фургала была не столько политическая, сколько про бабки, потому что его завод понадобился людям, которые связаны с Ротенбергами. И вообще, если подумать, они все равно делают политические ошибки от жадности, а потом пытаются эти политические ошибки тактикой выжженной земли.

Я как-то задумалась: сколько Ротенберги стоили Путину избирателей? Дальнобойщики, Хабаровск, а вот в Москве скольких? Представляете себе, Москву, которую, действительно, реально перестраивает Собянин. А потом разворачиваешь контракт, и там видно, что по этом контракту досталось 5 концов, и очень часто это контракт с Ротенбергом. Представьте себе Москву с Собяниным, но без Ротенбергов? Видимо, для Путина его ближайшее окружение важнее, чем даже некоторые политические вещи, связанные с избирателями. Но будем считать, что то ли он такой бескорыстный человек и дает заработать деньги за счет власти своим людям, которые вокруг, то ли потому, что они зарабатывают эти деньги для кого-то другого, не для себя.

И вот я думаю, что в Кремле понимают, что в конце корячится Беларусь. Потому что ну, во там… ковид. Вы не представляете, какое количество врачей мне сейчас пишет просто одни и те же истории, что «нам перестали выплачивать ковидные деньги». Речь идет не о тех врачах, которые непосредственно работают в ковидных госпиталях, а о тех врачах, которые периодически сталкиваются с ковидом в нормальных больницах. «Но, пожалуйста, не называйте нас, потому что нас уволят». Представляете, как эти люди ненавидят эту систему, как плохо работает эта система, если она в предвыборный год считает, что нет, лучше не выплачивать нековидным врачам ковидные деньги, а лучше каким-то другим способом добиться признания.

И эта абсолютная система тотальной показухи, как случай с вакциной, которой непонятно, сколько людей привилось и непонятно, действует ли она на людей старше 65 лет, потому что ее на этих людях не испытывали. Вот эта система не умеет ничего иного, как кошмарить деньги, фальсифицировать выборы. И они думали, что можно будет врать бесконечно. И тут Навальный, который пробивает собой эту информационную стену и пробивает не словами, а поступками. И фишка в том, что сейчас очень много людей, которым мало было дела до навального — те же дальнобойщики, скажут: «Какой крутой мужик. Он вернулся». И в Кремле понимают, что если с Навальным что-то не сделать, то в Россию прилетает будущий президент. И ведь в какой-то момент у них проблема, что элита начнут рушиться. И, как мы видим сейчас утечку данных из окружения Лукашенко в прессу, и все эти бесконечные истории о том, кого еще Лукашенко заказал и кто еще из его окружения острокопытных велел трамбовать в концлагеря, — мы будем видеть такую утечку данных от российской элиты к Навальному.

Я перехожу ко второй истории, которую я хотела рассказать. Не знаю, какую часть ее мне удастся рассказать. Конечно, грандиозным событием, на мой взгляд, связанным с блокировкой Трампа в Твиттере…. Собственно, это просто часть этих событий, потому что это, действительно, эпохальный левый поворот на Западе. И мы привыкли, когда мы говорим о действующих каких-то вещах, что кто-то черный, кто-то белых. Но в России очень часто так и есть: одни черные, другие белые. Одни играют за команду Арагорна, а другие за команду Мордора. Но в жизни это не так часто. И вот, конечно, в грандиозной истории поединка американского истеблишмента с Трампом мы видим, что все хороши, потому что если эту историю начинать с разговора Трампа с госсекретарем Джорджии Раффенспергером, в котором Трамп безумные вещи говорит: «Я выиграл в Джорджии. У меня украли 300 тысяч голосов. Найди их, пожалуйста», то, конечно, Трамп выглядит чудовищно.

Ю.Латынина:Отравление перевело Навального в другое качество, сделало его международным политиком
Но эта история не с этого начинается, потому что, напоминаю, что она начинается с того, что когда Трамп победил на выборах, фактически, истеблишмент объявил ему войну.

И я только напомню один эпизод этой войны, когда было обнародовано так называемое досье Стила — досье «золотого дождя», в котором рассказывалось, как Трамп в Москве нанимал проституток, которые писали друг на друга, рассказывалось со ссылкой на источник А, источник В, источник С. Один был из МИДа, другой был высокопоставленный эфэсбэшник, третья была горничная в отеле и так далее. И на самом деле не было никаких источников, а был человек по имени Игорь Данченко, которого нанял писать всё это Кристофер Стил, который сам отставной козы барабанщик, и была дамочка по имени Ольга Галкина, она была его подружка по университету. Работала она потом пиращицей в Роспотребнадзоре или что-то в этом роде. На страничке ее написано, что она размещает разные материалы и занимается великой махаяной.

В самом по себе в этом не было ничего странного, потому что на то она и политическая борьба, чтобы юристы Клинтон нанимали каких-то людей, которые сделали этот черный пиар, и это является нормальной частью политической борьбы. Ненормальной частью политической борьбы было то, что в этом участвовали спецслужбы США, в этому участвовали и ФБР и ЦРУ, которые вместо того, чтобы закончить эту историю как полную фигню, начали ее пропагандировать.

И я напомню, что бывший глава ФБР Джеймс Коми, когда он публично заявлял, спустя год, что он не знает, спал Трамп с проститутками в Москве или нет, он это заявлял в тот самый момент, когда у него уже были протоколы разговоров с Игорем Данченко, и он понимал, что нет никакого источника А, никакого источника В, нет никакого источника С. И, кстати, о пропаганде. Вот я говорила, что пропаганда путинская, она не очень удачная, а в данном случае это была совершенно невероятная штука, когда полная фигня, которая написана теми же людьми, которые пишут, условно говоря, для скоро сайта Компромат.ру, которой российское общество не прошибешь. Вот абсолютно такого же рода фигня завладела умами людей настолько, что было целое расследование Мюллера, которое, как известно, ни к чему не привело.

Ю.Латынина:Язык ненависти не опасен, когда за ним не стоит сплоченная сеть
То есть бывший глава ФБР Коми, который имея перед глазами протокол допроса Данченко, говорил, что он не знает, спал Трамп с проститутками или нет, у меня возникает вопрос: чем он отличается от того следователя, который Навальному отвечает, что «нет никаких улик против офицеров ФСБ, что они там что-то с вами пытались сделать».

Вот совершенно страшно, что спецслужбы в этом участвовали, что это был такой заговор-лайт, это была дискредитация статуса президента, не физически президента, это была дискредитации, в том числе, и статуса президента. Это тот самый американский истеблишмент, который всегда очень волнуется по поводу вмешательства спецслужб в дела государства, в данном случае аплодировал ток же, как сейчас аплодирует этому снесенному Твиттеру.

Дальше мы видели предвыборную кампанию. Мы видели историю с лэптопом Хантера Байдена, в котором обнаружились крайне компрометирующие его е-мейлы, компрометирующие его отца, потому что там говорилось, что в ходе своей сделки с Китаем, там такое-то количество процентов акций будет зарезервировано для «большого парня» (Big Guy).

И мы видели, что якобы Твиттер снес Трампа за то, что он призывал к насилию. Твиттер снес тогда и эту историю. Все социльные сети ограничили эту историю, большинство социальных сетей. Это не было насилие. Твиттер тогда сказал, что это значит, данные получены путем хакеров. Это не были данные, полученные путем хакеров. Байден сказал, что это происки Москвы. Слушайте, ну это совершенно фантастически! Потому что Байден сказал примерно то же, что говорит Владимир Владимирович Путин, когда его спрашивает про расследование, нашу пропаганду Навального, они отвечают, что это происки заграницы.

И президент избранный президент Байден ответил так же. И когда я вижу на фоне этих событий победу Байдена, то у меня перед глазами бесспорно эти две вещи: история с досье Кристофера Стила, которая очень долго рассматривалась как заслуживающая доверия и история с лэптопом Хантера Байдена, которая была вынесена за скобки общественного мнения.

И меня поражают две эти вещи: меня поражает союз демократического истеблишмента с леваками, и меня поражает история, которая реально напоминает российские выборы 96-го года, когда нету фальсификаций на самих выборах, но когда информационная обстановка вокруг выборов явно, мягко говоря, не способствует их свободе.

Ю.Латынина: Абсолютная система тотальной показухи
После этого происходит чрезвычайное размывание правил голосования благодаря ковиду. Начинается голосование по почте, что всегда является менее надежным. Собственно, именно поэтому почтовое голосование запрещено во Франции. И после выборов Трамп говорит, что голоса у него украли. Мы все ждем доказательств. Потому что, даже в Беларуси нельзя украсть выборы без того, чтобы об этом не стало известно. И выясняется, действительно, некоторое количество не очень красивых вещей. Например, выясняется, что в Неваде различные организации если не устраивали лотерей, а говоря простым языком, раздавали деньги и устраивали лотереи среди индийского населения, коренного американского, чтобы те голосовали. Понятно, за кого эти люди, естественно, голосовали.

Но мы всё ждем доказательств. Но вместо доказательств нам лепят какую-то пургу на уши. И венцом этой пурги является разговор Трампа с госсекретарем Джорджии, который, конечно, абсолютно позорен. Потому что в этом разговоре — прочитайте его, есть полная распечатка в The New York Times, — если коротко его излагать, выглядит он примерно так. Трамп говорит: «У вас в Джорджии голосовало 5 тысяч покойников». — «Нет, господин президент. Проголосовало 2 покойника». Трамп говорит: «А вот в графстве Фултон все видели, как после того, как прогнали наблюдателей, стали выгружать из-под столов чемоданы, и это были фальшивые бюллетени». — «Нет, господин президент. Это видео давно объяснено». Эти бюллетени не были фальшивыми. Действительно, нехорошо, что наблюдателей выгнали». То есть наблюдатели ушли, потому что всем сказали, что закрываются на ночь. А потом позвонил начальник и сказал: «Ни фига вы на ночь не закрываетесь. И эти люди после того, как наблюдатели ушли, действительно, вытащили те самые ящики, в которых хранились те самые бюллетени, которые были положены на том же самом видео в те же самые ящики несколько часов перед этим, и стали их пересчитывать, причем довольно скоро пришли другие наблюдатели.

Трамп говорит: «Там резали бюллетени». — «Нет, господин Трамп, бюллетени не резали». И это говорит Трампу республиканец. Трамп начинает нести что-то про машины, которые считали выборы НРЗБ софт был неправильным. — «Нет, господин президент. Мы пересчитали вручную — там то же самое. Нет никаких 300 тысяч украденных голосов, господин президент. Вы проиграли».

И когда ты читаешь этот разговор, понятно, что в атмосфере этих выборов, действительно, могло произойти что угодно. Но когда ты понимаешь, что у президента США нет других доводов, кроме как пересказа какого-то бреда, который трижды уже был опровергнут, — ну, это называется… Слушайте, если выборы были подделаны, докажите это. Даже в Беларуси вылезает наружу. В Америке всё вылезает наружу. И, собственно, на этом своем хайпе, что у него, у Трампа украли сотни тысяч голосов, собственно, Трамп и проиграл Джорджию. И после этого начались эти ралли и призывы идти к Капитолию, шаман в Капитолии.

И дальше произошла удивительная вещь, по поводу которой я могу процитировать только моего любимого Томас Соуэлла, что удивительно, какое вдруг количество людей обнаружили, что насилие — это плохо. После того, как в течение всех летних беспорядков на CNN соревновались друг с другом прогрессивные люди — одни рассказывали, что уничтожение собственности — это не насилие; другие рассказывали, что если ты не хочешь быть изнасилованным — это в тебе говорит твоя белая привилегия. На наших глазах пытаются судить людей, которые угрожали толпе пистолетом, потому что эта толпа ворвалась на территорию из закрытого квартала. И вот этих людей судят.

И те самые люди, которые нам объясняли, что Black Lives Matter, даже если сожгли магазины, разграбили лавку — это всё во имя замечательной цели, вдруг обнаружили, что если толпа белых националистов громит Капитолий, то нет, вот тут это, оказывается, насилие, которое не может быть терпимо. Это совершенно фальшивое негодование со стороны левых и со стороны радикалов. Заметим, что 99% консерваторов очень плохо отнеслись к захвату Капитолия, потому что консерваторы, республиканцы — это партия закона и порядка.

Плохо — бунты — если речь идет о грабеже магазинов антифа и Black Lives Matter, плохо — когда белые националисты занимают Капитолий.

Но самое главное во всей этой истории другое. Потому что все это страшное негодование по поводу Трампа, сторонники которого заняли Капитолий… ну, слушайте, Трамп — это уже история, его уже нет. Если вы хотите бороться с насилием — арестуйте, посадите — и их посадят, — тех, кто зашел в Капитолий. И не надо вводить цензуру, не надо затыкать рот Трампу и его сторонникам, не надо сносить приложение Parler из App Store. Потому что Трамп, хороший он или плохой, но всё, он уже… И когда Твиттер объявляет Трампа иноагентом… то есть, простите, банит, ну, конечно, частная компания имеет право. Но «Газпром» тоже, знаете, когда банкротил НТВ, это был «спор хозяйствующих субъектов».

И когда я вдруг понимаю, что свобода слова, она вдруг, как выясняется, для тех только, кто говорит правильные вещи, а на тех, кто разжигает и подстрекает, свобода слова не распространяется, то, как бы вам сказать… Хиллари Клинтон еще в 18-м году говорила, что вы не можете быть вежливы с политической партией, которая хочет уничтожить всё, за что вы боритесь и о чем беспокоитесь. Слушайте, я-то как раз думаю, что демократия — это когда вы вежливы со своими противниками. А если вы предлагаете отменить и зачистить, то это уже какая-то народная демократия, с дополнением.

Как я уже сказала, Твиттер — частная компания. И право частной собственности для меня священно и нерушимо в отличие от представителей новейшего американского мейнстрима, для которых «уничтожение собственности, которое может быть заменена, не есть насилие».

Слушайте, но не надо регулировать Твиттер. Я буду очень рада, если Твиттер почувствует это тем, что из него уйдут пользователи в другие ресурсы. Потому что главный НРЗБ это не сервер, это именно мы. Твиттер — это отражение мира, в котором каждый постит, как хочет.

Вот иранский аятолла Хаменеи постит то, что холокоста не было, а китайский чиновник постит, что ковид сделали в США. А вот член редакционного совета The New York Times постит о том, что ей нравится мучить белых стариков.

А вот избранный вице-президент Камала Харрис постит твиты о том, что надо собирать деньги в залог для людей, которые жгли Миннеаполис, а Трамп постит о том, как у него украли выборы. Да, каждый сходит с ума по-своему, и это есть свобода слова. Потому что свобода слова — это свобода слова не только для правильных мнений. Это свобода слова для всех. А свободу слова для правильных мнений мы уже видели в Советском Союзе.

Я страшно рада, что Навальный пошел против значительного количества западного истеблишмента, когда он об этом сказал, потому что свобода слова неприкосновенна. Человек имеет право выражать какие угодно мнения. Он может верить во всё, что угодно — что под видом вакцины от короны вводят чипы и что в правительстве США сидят педофилы, и что Америка является расисткой страной. И если большинство этих утверждений кажется вам безумными. И если большинство этих утверждений кажутся вам безумными, во-первых, я должна сказать, что большинство вещей, в которых человечество верило и верит и которые образовывают так называемые религии НРЗБ не менее безумны. Но мы уже это проходили, когда на страницах газеты «Правда» свободно печаталось не любое мнение, а только правильное.

Ю.Латынина:Когда Трамп победил на выборах, фактически, истеблишмент объявил ему войну
И очень просто: если вы ставите сторожей над свободой слова, кто будет сторожить сторожей? Я в этом смысле призываю всех, кто сейчас пользуется социальными сетями, которые покушаются на свободу слова, переходить в Телеграм. Я вот в ближайшее время заведу себе Телеграм-канал. Не знаю еще, что я буду в нем писать, но я того его заведу просто из принципа. Я не знаю, как насчет Gab или Parler — они меня как-то смущают своей сильно прописанной консервативной направленностью, — я буду ждать нейтральную площадку.

Но еще раз: язык ненависти не опасен, когда за ним не стоит сплоченная сеть. Вот какую бы чушь не несли белые националисты… вот если человек пишет, что меланин дает черным большие интеллектуальные, физические и духовные возможности, пусть пишет. Меня это не смущает. Но меня смущает, когда этого человека зовут Кристен Кларк, и Байден выбирает ее для того, чтобы руководить в департаменте юстиции отделом гражданских прав. И этот человек заявляет, что ее работа — покончить с ненавистью.

Меня пугает, когда девушка по имени Хелена Дьюк закладывает родителей и говорит: «Это моя мама участвовала в штурме Капитолия». Ну да, такой американский Павлик Морозов. Но когда она после этого сразу говорит: «Я же хочу стать юристом и сделать мир лучшим местом. А теперь мама не будет платить за мой колледж». И она тут же открывает страничку о своем финансировании и ей переводят десятки тысяч долларов. Она тут же монетизирует эту историю. Вот это чистый американский Павлик Морозов, потому что Павлик Морозов, если вы помните, не монетизировался. Вот то, что эта история получает одобрение, в том числе, денежное, она меня, конечно, абсолютно пугает.

Еще раз: то, что происходит на наших глазах — неправда, что хотят уничтожить насилие. Хотят уничтожить те, кто не согласен с приходящей к власти в Америке ортодоксией.

Ю.Латынина:Свобода слова — это свобода слова не только для правильных мнений. Это свобода слова для всех
Я не поговорила о бедном Илларионове, которого поперли. Я хочу рассказать последнюю историю. Призвать к милосердию. Это история про Магомеда Магомедова, про братьев Магомедовых. Если вы помните, были такие владельцы «Суммы», крупной компании, которых арестовали, которые сидят. Собственно, истеблишмент не понимает, за что их туда посадили. Я эту историю знаю уже год с лишним, и всё время мне запрещали ее рассказывать. Потому что она выглядит следующим образом. Магомед здоровенный мужчина, у которого реально стали серьезные проблемы с сердцем. Ему нужна операция. Операция эта ему нужна была еще год назад. Она называется радиочастотная абляция, ее делают в Бакулева. Но ее не делают в тех тюремных больницах, куда его могут вывезти.

Еще год назад был разговор, что вывезете человека в Бакулева, сделайте ему операцию. Он не просится за границу. Он вернется в тюрьму. Потому что в противном случае он просто не доживет до судебного процесса. И вот 9 января Магомед просто теряет сознание. Ему не могут оказать нормальной помощи. Не потому что плохие, а потому что не могут. И вот я хотела тут говорить о Лиде Мониаве, о милосердии, но вот это последнее, что у меня осталось время сказать.

Слушайте, я знаю, что наша судебная система и ФСИН несовершенны. Выпустите человека до больницы, не до тюремной больницы, а больницы, в которой ему могут спасти жизнь. Не доводите до того, чтобы человек умер. Не за границу, как Навального. И поразительно, что год человек запрещал об этой ситуации говорить, чтобы не решили, что он, кавказский мужчина ноет. Вот мне сейчас кажется, что ситуация перешла в ту стадию, когда не говорить уже нельзя.

Всего лучшего! С вами была Юлия Латынина. А я постараюсь продолжать у себя на канале.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире