'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 ноября 2020, 19:08

А.Нарышкин 19 часов и 7 минут. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». И в эфире «Эхо Москвы» — программа «Код доступа» с Юлией Латыниной. Юля, приветствуем вас.

Ю.Латынина Добрый вечер, Алексей. В эфире «Код доступа». Слушайте вас по «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube-каналу «Эхо Москвы», по моему собственному каналу «Латынина ТВ». Не забывайте на них подписываться.

И, конечно, самое интересное — текст, который вышел на этой неделе. Это расследование «Проекта» про Светлану Кривоногих, которая имеет прекрасную недвижимость, яхту, 2 небольшим процента банка «Россия» и ее дочку, которая очень похожа на Владимира Владимировича. И, конечно, вы можете сказать, что в замочную скважину вроде как не хорошо подглядывать, но уж очень интересно. тем более, как бывший лингвист, я вам скажу, что язык был изобретен человеком был не для того, чтобы описывать дифференциальные уравнения, а вот в маленьком человеческом коллективе тереть язык и обсуждать, кто, с кем и при каких обстоятельствах. Люди обсуждали других членов племени и продолжают это делать до сих пор. И, в общем, многие события уйдут, а вот это расследование проекта и наше новое знание о том, как устроена Россия, останется.

И хорошо известно, как в России стать миллиардером. Можно быть массажистом Путина, можно быть тренером Путина, можно быть поваром Путина или его охранником. А вот если ты девушка красивая и не можешь быть тренером и охранником, как сделаться миллионершей? И издание «Проект» ответило нам на этот вопрос.

Вообще, знаете, «Проект» много на эту тему сейчас стал писать. У них было изумительно расследование про даму, которая называет сами Марина Амаффи. Она хорошая знакомая Эдуарда Худайнатова — это такая правая рука Сечина. И там у этой Амаффи был какой-то безумный бизнес с духами за 700 тысяч рублей с их рекламными роликами в стиле «прокурорский ампир». И они посещали этот бутик, на стене которого написано: «Мы эксклюзив, мы не для всех».

Там была какая-то феерическая история про женщину парфюмера, которая создала любимые духи Наполеона, когда ему сказали, что это был мужчина. И когда Наполеон сказал, что это сделала женщина, он приказал казнить парфюмера. Амаффи пришлось бежать. Эта история. конечно, просто из серии того, как Дунька из пятиэтажки представляет себе наполеоновскую эпоху.

Был изумительный у «Проекта» портрет Наили Аскер-заде, журналистки и миллиардерше, которая летает брать изумительно скучное интервью на самолете, принадлежащем — ну, там он долго переходил… но каким-то образом ВТБ принадлежал, причем столько был круче, чем у Светланы Медведевой.

Был только что портрет знакомой Золотова Дины Цилевич. В общем, какие-то специалисты — стал «Проект» — по гаремной теме. И очень интересная история всех этих морганатических браков, когда видно, что в этом круге есть своя мораль, не вполне христианская, но очень физиологически естественная.

Вот среди китайских партийных бонз это, например, просто считается нормой, потому что в Китае одним из символов успеха в жизни, как и в императорские имена, считается наложница.

Статус этих дам очень любопытен, потому что нельзя их, естественно, назвать женами. Жена требует регистрации. Любовницей тоже нельзя назвать, потому что любовница — это какие-то свободные отношения, а здесь всё очень иерархично.

Мне кажется, есть в архаических обществах слово совершенно точное, которое описывает такие отношения, при которых женщина является дорогой вещь, принадлежит мужчине, должна хранить ему верность. Дети являются законными, то есть они получают прекрасное содержание. Сама женщина получает прекрасное содержание. Но при этом мужчина не имеет никаких обязательств, и при этом женщина происходит из более низкой социальной среды. Это слово «наложница». Вот на иврите hpilegesh. Вот у Абрама была жена Сарочка, но у него была hpilegesh Агарь. Точный юридический термин.

Вот этот юридический термин, который потерялся во тьме веков, он в России оживает снова. И понятно, что это не одноразовые женщины. Там семья, там дети, там миллионы, миллиарды даже, частные самолеты, духи за 700 тысяч опять же. Но при этом эти люди не женятся. Хотя в любой момент они могли бы развестись и жениться. И, я думаю, что это, конечно, в первую очередь из соображений дележки собственности.

То есть такая история почти в духе XVIII веке. Вот есть Людовик XIV у него есть мадемуазель Лавальер, мадемуазель Монтеспан. Есть Людовик XV, при нем мадам Помпадур. Но все-таки у Людовиков это называлось «фаворитка». И фаворитки были публичные. Мадам Помпадур — все знали, что она мадам Помпадур.

Ю.Латынина: У Людовиков это называлось «фаворитка». И фаворитки были публичные

А вот эти истории с высокопоставленными наложницами, они такие оттоманские. Вот снаружи говорят о духовности и крепости семьи, и вот эти оттоманские истории — это, наверное, тоже крепость семьи, потому что это происходит, как за стеной гарема. Поэтому это принято скрывать. Простому смертному не полагается, в принципе, глядеть на гаремы султана и приближенных.

Это опять-таки только в России. Посмотрим на Лукашенко. Мы там тоже видим, как у него меняются прекрасные девушки.

Так вот на фоне всех этих духов и Аскар-заде то, что нашел «Проект» про Светлану Кривоногих, выглядит крайне скромно. Ну да, питерское жилье на Каменном острове, комплекс, который обнесен чуть ли не рвом с водой. Там живут какие-то ближайшие люди Путина. Там фирма, которой принадлежит 2,8% банка «Россия». Как мудро замечает «Проект», это ставит вопрос, кто на самом деле хозяин банка. Горнолыжный курорт. Дочка, отец которой неизвестен, отчество значится как Владимировна.

Соответственно, помощь, которую они получали от Сергея Ролдугина. Связанная с ним фирма дала как раз заем какой-то управляющей компании этого курорта. И, собственно, получил тот же оффшор, через который Светлана стала собственницей яхты. И вот уже «Собеседник» написал про эту яхту, что ее видели в сопровождении новейшего противодиверсионного крейсера Балтфлота проекта № 03160 «Раптор». Крейсер называется «Юнармеец Балтики». Есть фото. Но, с другой стороны, вдруг это было просто случайно. Ну, столкнулись, как в море корабли.

Как я уже сказала, это выглядит довольно скромно. Потому что есть, например, прекрасная стюардесса Шебунова, которая обслуживала самолет Шойгу, а потом родила двоих детей, которые, как говорят, похожи на Сергея Кужугетовича. А потом заработала миллиард — на чем вы думаете? — на подрядах Минобороны. То есть если вы не знаете, для чего в России армия, то это вот для того, чтобы ООО «Спецстройконструкция» поставляла Минобороны легкие стальные конструкции. Причем, знаете, красота схемы? Вот это ООО, которая при Шебуновой. И вот оно взяло в лизинг производственные линии, которые принадлежат одному из ВГУПов Минобороны, а поставляет их другому ВГУПу. Вот без Шебуновой это, конечно, нельзя сделать.

Так вот по сравнению этим или с духами Амаффи хорошая квартира, какой-то кусочек банка «Россия» — это просто реально скромный человек.

Все эти истории про Аскер-заде, про Шебунову они просто показывают, что если люди, пришедшие во власть, меряют свою власть дворцами, яхтами и машинами, то странно было бы, если к этому не прилагались женщины. Опять же, когда у вас не европейское, но вполне восточное отношение к женщине «Я альфа самец или нет!?», тогда, соответственно, этих женщин скрывают от постороннего глаз, и получается такая странная помощь советского обкома с турецким сералем. Потому что, в принципе, ничего нет страшного, чтобы развестись и жениться.

Вот миллиардеры в США постоянно разводятся. Есть такой замечательный термин Trophy wife (трофейная жена). Вот Мелания Трамп типичная «трофейная жена». Вон Сечин в свое время развелся, женился на Ольге Рожковой. Дама получила ребенка. Такого рода девушки есть… У нас масса девушек, которые мечтают не столько выйти замуж за богатого человека, сколько родить от него ребенка и получать от него алименты. Вот Ольга Рожкова куда-то свалила.

Но как-то у нас не трофейные жены, а трофейные наложнице в большинстве. Напомню, кстати, была единственная история, которую позволялось публично обсуждать. Это была история Сердюкова и Васильевой. Хотя там была несколько другая история, потому что Сердюков был зятем Зубкова. И разъяренный Зубков был одной из важных фигур в том, что случилось с Сердюковым.

И, собственно, главная причина проблем Сердюкова была именно та, что он распродавал то имущество, которым обросла армия, в том числе, которое сейчас мы видим с Шебуновой. И понятно, что, будучи министром, он и себя не забывал. Но уволили-то его не за коррупцию, а, наоборот, за то, что он вызывал дикое недовольство своими реформами и, конечно, за историю с Васильевой.

И сейчас, кстати, если кто не знает, Сердюков и Васильева поженились, родили суррогатного ребенка, еще двоих усыновили. То есть при всех запятых и графоманских стихах Васильевой, там, действительно, была такая сложная человеческая история, служебный роман, не гарем пополам с совком. И вот самое смешное, что именно эта история стала возможна для публичного обсуждения.

То есть, что мы, собственно, увидели из расследования «Проекта»? Что государство устроено достаточно просто. Вот зачем существовало китайское государство в 14-м веке? Ну, чтобы обеспечивать личные нужды правителя, императора и его гарем и чтобы об этом никто не знал. И вот, что называется. найдите 10 отличий.

Но я перехожу к фантастической истории, которая происходит в Минске. Я имею в виду историю с убийством Романа Бондаренко и прослушками Натальи Эйсмонт, личного пресс-секретаря президента Лукашенко, а также прослушками Дмитрия Баскова — это личный тренер, человек, который возглавляет Федерацию хоккея в Беларуси им заодно является личным тренером Коли Лукашенко, несколько я понимаю. И, собственно, эти люди фактически обсуждают операцию, в которой они участвовали и которая, прежде всего, и привела к убийству Бондаренко. Это история, выносящая мозг по всем показателям.

Итак, напомню. Вы, наверное, знаете, по крайней мере, большую часть этой истории. Роман Бондаренко был художник, который на «Площади Перемен», которая на самом деле представляет собой просто минский двор, рисовал постоянно эту муралы. 11 ноября во двор приезжают «бусики». Люди, которые выли из них, начинают срезать красно-белые ленточки. Во двор выбегает Роман Бондаренко. Его избивают. Через сутки он умер. Повреждения, не совместимые с жизнью. Его заносят в «бусик», дальше передают ментам. И прямо уже тогда есть видеокадры. И кто-то узнает людей. И сначала начинают говорить, что в этом избиении был замешан высокий спортивный деятель. Потом начинают говорить, что что-то это человек очень похожа на главу федерации хоккея, личного тренера Коленьки.

И после этого Лукашенко объявляет, что это была пьяная драка. «Один пьяный рисовал чего-то. Другим представителям народа это на понравилось. Этот то ли травмирован был, в нетрезвом состоянии — это признано было», — говорит Лукашенко. Это было вранье, как и многое, что говорит Лукашеску.

Врач больницы Артем Сорокин, который пытался его спасти, сказал, что это неправда, что этот человек был трезвый, что у него был ноль промилле в крови. И этот врач Артем Сорокин и журналистка Катерина Борисевич, которой он это рассказал, — сейчас они оба арестованы с формулировкой, что врач разгласил врачебную тайну, хотя на самом деле мы понимаем, в чем проблема — что врач сказал, что Лукашенко солгал (эка невидаль).

И, собственно, по этому аресту становилось ясно, что происходит что-то чрезвычайное, потому что, что так раздражило агрофюрера? В общем, не первый человек, которого забили насмерть. И по всей Беларуси к этому времени начинается акция совершенно духоподъемная, о которой я буду долго говорить — о врачах, которые стоят в коридорах больниц, о медсестрах, которые стоят, повернувшись спиной, положив руки на стены и держат бумажку, на которой написано «0 промилле».

И не совсем понятна все-таки степень истеричности реакции Лукашенко. И тут сливается в прессу первая порция разговоров, которые произошли, когда еще Бондаренко был жив. И мы слышим голоса уже упоминавшегося Баскова, его тезки, тоже Дмитрия Шакуты — это чемпион мира по тайскому боксу, которые типа в ужасе и растерянности обсуждают: «А что делать? Когда мы его били, он был еще жив. Это, наверное, все-таки не мы». И уже тогда становится понятно, что это не какие-то титушки, оказывается, были, а были люди, близкие к Лукашенко.

Но дальше публикуется еще более потрясающая порция переговоров. Это переговоры с ними Натальи Эйсмонт, то есть женщины, которая… ну, не просто, конечно, номер два в Беларуси, но это крайне высокопоставленная, занимающаяся крайне агрессивную позицию чиновница, очень красивая, кстати.

Ю.Латынина: Говорят даже не их промытые мозги. Это говорит их печенка

Почему, самое смешное, записали эти переговоры Эйсмонт? Потому что вырубили интернет, и она звонит по телефону. И они там договариваются, как они будут ходить по дворам и срезать эти ленточки. Они обсуждают подробности, как их будут прикрывать омоновцы, как они будут снимать или не снимать номера с машин. Они рассуждают, сколько их будет — вот 2 бусика, 10 человек, 11 человек… плюс водитель.

Она там очень смешную фразу говорит, что «у меня есть от российского посла два ящика «масандры». Самое главное, что они вдруг начинают разговаривать, намекать на какие-то силовые меры. Эйсмонт говорит: «Караев сказал, что есть задача не просто ставить на место…». Собеседник начинает нервно смеяться. Они всегда нервно смеются. Мелькает слово «багажник». «Скажу другу, у него есть инструмент боевой — чтобы взял». «У меня, — говорит Эйсмонт, — есть один с резиной, я собиралась его себе взять». То есть, вы представляете, пресс-секретарь президента договаривается с Главой федерации белорусского хоккея о том, что они идут играть роль примерно тех самых людей… ну, сербовцев, которые в России срывают таблички «Последнего адреса», на Немцовом мосту людей бьют.

И сразу несколько вопросов возникает, когда слушаешь эти потрясающие записи. Вопрос первый: Что, у Лукашеску так мало сторонников, что личный тренер сына и женщина пресс-секретарь пошли на эти полумокрые дела? Ну, все-таки у Путина там… где Путин, где Песков, представляете — а где какой-нибудь Моторола? Вы можете представить Пескова, который лично подсыпает яд Навальному, который лично бьет активистов?

То есть, несмотря на то, что это все-таки преувеличение, возникает впечатление, что ладно, что Лука не может собрать проправительственных демонстраций. Он о ней все время объявляет и все время их не собирает. Он, похоже, не может собрать проправительственных титушек? Это какой-то аут, что люди, которые пошли по дворам в Минске резать ленточки, это пресс-секретарь и личный тренер сына президента.

Конечно, второй вопрос, кто слил? Потому что явно, что прослушивали это не заграничные спецслужбы, на которые любит грешить Лукашенко. Это, скорей всего, прослушивало КГБ. И если мне скажут, что речь идет о борьбе башен, и кому-то выгодно закопать Наталью Эйсмонт, я не верю. В такое время в борьбу башен я не верю.

Я верю в то, что люди, которые это слили, скорей всего, из КГБ, они боялись, что они будут в скором времени отвечать перед народом за это убийство. И они хотели, чтобы народ знал, что это сделал не КГБ и что это сделали вот эти. Чтобы это было написано к тому времени, когда свергнут Лукашенко, что называется, в уголках глаз золотыми иголками.

Ю.Латынина: Он от этого сами себя заводят. Им хочется чувствовать превосходство над жертвами

И, собственно, на этом фоне мы видим в Беларуси опять ковровые избиения в изоляторах с изощренными издевательствами садистов. И на фоне этих ковровых избиений видим вот этот фантастический поток духоподъемных видео, когда врачи больницы и медсестры стоят в коридоре, подняв руки и держат эту надпись «0 промилле». Что тут духоподъемного? Потому что мы понимаем, что стоит практически весь персонал больницы, и это стоит не одна больница.

У нас есть выборка: социальная группа «белорусские врачи». И мы видим, что эти врачи против Лукашенко. Это не 10% врачей и не 50 и не 70, а это 99 реально. Эти люди боятся вступать в прямую силовую конфронтацию с палачами, будем откровенны, потому что мирный характер белорусской революции тем и объясняется, что люди в первую очередь очень боятся идти на автомат. Совершенно разумное опасение, потому что, я не верю, что когда ты ненавидишь диктатора, когда ты видишь, как он бьет палками, когда он издевается, что люди, которые в этот момент продолжают сохранять мир, что они такие уж принципиальные непротивленцы.

Я думаю, что они просто понимают, что если идти на автоматчика с голой пяткой, то он тебя убьет. Они боятся убивать палачей — совершенно нормальное человеческое чувство, я бы тоже боялась, — но они не боятся демонстрировать свое к ним отношение.

И это очень важная вещь, потому что есть страх перед Лукашенко, видимо, никакого другого чувства у народа к этому человеку не осталось. Помните, как говорил Нерон: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». Чем Нерон кончил, известно.

Кроме страха перед Лукашенко, есть давление коллектива. Вот все врачи вышли на эту акцию, а ты не вышел. Как ты потом будет смотреть им в глаза? Давление коллектива работает, мы видим на этих видео, работает в эту сторону. И это давление больше, чем давление палачей. И в общем, это внушает оптимизм, заставляет полагать, что картофельный фюрер, действительно, обречен.

Потому что белорусы выбрали не оптимальный вариант протестов. Все-таки если есть «кровавое воскресенье», за ним должна следовать революция 1905-го года. Если расстреливают мирную демонстрацию — это не очень естественно — утираться. Если тысячи людей оказались ужасающе избиты в изоляторах — мы теперь выучили эти названия: Окрестина, Жодино, мы даже в России знаем эти называния, конечно, мы знаем их не так хорошо, как Освенцим и Бухенвальд, но все-таки они войдут в истории, — после этого неестественно вставать на лавочки и снимать при этом обувь.

Как я уже сказала, это значит, что люди боятся, что если они рыпнутся, их будут убивать, — это вполне нормально. Вот казалось, что Лукашеску может остаться, потому что да, правит он на штыках. Вокруг не осталось никого, кроме садистов, которых он натаскал на избиение собственного народа. То есть есть узкий слой оккупантов. И, собственно, их чрезвычайная жестокость, которая сейчас происходит, она, видимо, тоже от трусости, потому что они тоже понимают, что им этого никогда не простят — не простят этих сладострастных избиений, не простят садистских издевательств: «Пойте гимн!» Он от этого сами себя заводят. Им хочется чувствовать свое превосходство над жертвами.

Это такое гигантское изнасилование белорусского народа, которое происходит. А насильники, они редко бывают смелыми. И никакой идеологии за этим нет. То есть они повторяю как заведенные: «Вы агенты Польши!» И прочий бред. Но говорят даже не их промытые мозги. Это говорит их печенка.

Если вы когда-нибудь сталкивались с показаниями уголовников в суде, то любой уголовник, особенно, чем меньше он и гнуснее, он все начинает объяснять: «А эта бабка меня оскорбила… А эта бабка, сучка, она мне не дала».

Я прерываюсь на новости

Новости

А.Нарышкин: 1934. Продолжается эфир «Эхо Москвы». И это «Код доступа», Юлия Латынина, Добрый вечер, еще раз.

Ю.Латынина Добрый вечер. Это Юлия Латынина. И я возвращаюсь к истории о том, что, несмотря на то, что не оптимальный способ протеста выбрали в Беларуси, и казалось, что запугивание может работать. И таки может, но не в том случае, если за пределами этих садистов и присланных российских пиарщиков вообще никого нет в группе поддержки. Вот если на улицу выходит 100 тысяч человек — насилие работает. На улицу выходит 200 тысяч человек — насилие работает. Но если у тебя все врачи стоят по коридорам больниц или, по крайней мере, видно, что это большинство, и что это происходит во многих больницах, то утрачивается даже не легитимность, она давно утрачена, а утрачивается просто досочка, которая проложена над бездной.

Ю.Латынина: Если есть «кровавое воскресенье», за ним должна следовать революция 1905 года

Потому что вы мне скажете, что есть Венесуэла, где насилие сработало. Но это не Венесуэла. В истории Венесуэлы есть идеология, в Венесуэле есть база поддержки режима, которая, конечно, гораздо шире. Потому что, во-первых, в Венесуэле задействованы не только менты, а вся армия, которая реально в Венесуэле стоит в магазинах и реально стоит на нефтяных месторождениях. И люди в армии понимают, что у них есть еда до той поры, пока они стоят в магазинах и нефтяных месторождениях.

Более того, есть бедняки в Венесуэле, которые знают, что да, конечно, в магазине ничего нет, страшный дефицит. Но у них же есть какие-то распределители. Люди получают типа заказов, если ты придерживаешься правильной политической ориентации. И эти бедняки понимают, что если завтра Мадуро кончится, то цены взлетят в 10 раз.

И, конечно, Беларусь — это перед нами такой интересный эксперимент, потому что понятно, что во времена Салманасара какого-нибудь сирийского общество было устроено ровно так: был народ, быдло, который содержал правящую верхушку; была правящая верхушка, которая сидела, естественно, не на штыках, потому что штыков не было, но сидела на мечах. Мечи уже были и копья уже были.

И вот сейчас люди это видят и слышат. Они слышат разговор пресс-секретаря президента о том, что их будет 12 человек, которые пойдут срывать эти ленточки, и у них будут задачи еще более серьезные. Это они, с одной стороны, слышат, а видят они врачей и медсестер, поднимающих руки во всей стране.

А там. во время этих разговорах госпожа Эйсмонт, вернее голос, похожий на госпожу Эйсмонт… они реально планируют, что водитель должен быть в машине на шухере. Пресс-секретарь президента это планирует! И месседж такой: больше некому! Скоро Коленька пойдет.

Вот Гарун аль-Рашид ходил по Багдаду, чтобы узнавать беды народа. Эти гаруны аль-рашиды будут ходить по Минску, чтобы срывать бело-красное звездочки.

Так еще маленькая деталь из этих разговоров: один из водителей отказался, якобы отказался. Он сослался на то, что уже выпил. И обсуждают участники разговора второго водителя, говорят: «Он какой-то в деле не проверенный, не очень надежный.

Эта история показывает, что под ногами Лукашенко абсолютно разверзается бездна. И, судя по всему режим в эту бездну сползает. Потому что если такие разговоры сливаются в сеть, это значит, что люди, которые их слили каналу NEXTA — напомним, что основатели канала чуть ли не террористами объявлены — уже понимают, что Лукашенко шатается.

Сложно понять, каким образом это обрушится, но, я думаю, Россия не раз пожалеет, что в этой ситуации поддержала Лукашенко, который неоднократно ее кидал, и, как следствие очень много потеряла в глазах жителей Беларуси.

Еще одна история. Дебют очень яркий на этой неделе Марии Певчих. Канал Навального порадовал нас историей про Юлю Навальную, у которой, оказывается, папа — генерал КГБ и живет до сих пор в Лондоне. Точнее, этой историей порадовал нас Олег Кашин. Он с совершенно серьезным видом сообщил, что отец Юли до сих пор жив, что он не умер, как она говорит в интервью Дудю. Умер не отец Юлии, а отчим, а отец, если верить Кашину, жив-здоров, в прошлом был секретарем посольства в Лондоне. Возможно, там сейчас и проживает.

В общем, Кашин констатировал, что семья жены Навального весьма непростая и кагэбэшная. И причем надо было смотреть, с каким апломбом всё это Кашин произносил: вот день рождения отчима такой-то, день рождения у отца такой-то… Просто дока в этом вопросе.

И проблема в том, что оказалось, это полная неправда, что отец Юлии Навальной простой сотрудник НИИ, умер в 44 года давным-давно в 90-х годах. В Лондоне не был. В Лондоне нет никакого отца гэбэшника. То есть то, что Кашин озвучил — это какое-то полное досье Стила.

И самое поучительной в этой истории, что, конечно, не Кашин это придумал, это ведь кто-то ему подсунул. И обратите внимание, это они так составляют досье. Всегда считается, что журналисты болтают языком, они несерьезны люди, они всё путают, а вот секретные службы, они-то зато всё знают. Уверяю вас, господа, секретные службы, они ровно так составляют досье, как мы это видим у Кашина или как это мы видим в знаменитом досье Стила, когда берут какого-то лузера, лузер высасывает из пальца. Второй лузер это пересказывает, третий лузер это переписывает, четвертый лузер пишет это в совершенно секретном материале. А поскольку материал совершенно секретный, то он никогда не публикуется, то его и проверить нельзя. И это остается такой удивительной историей.

Вспомните, временами какие-то удивительные из недр нашего ФСБ происходят сливы, не сливы, но что-то типа доклада о том, как малайзийский «Боинг» — не тот, который грохнулся в Украине, а помните, который потерялся над Тихим океаном — дескать, его украли американцы. Посадили куда-то на остров. То есть фантазию этих людей никогда ничего не сдерживает.

И отдельно, конечно, доставляют эксперты НТВ, которые нам рассказали, что Мария Певчих — это «девочка ведущая на смерть», потому что она училась в Лондонской школе экономики, как и дочка Лаврова. И личность этих экспертов, один из который потом Рюриковичей и Романовых, и Габсбургов.

Ю.Латынина: Утрачивается просто досочка, которая проложена над бездной

И, собственно, когда я смотрела на это видео Навального — потому что, врать не буду — не буду, конечно, смотреть передачи НТВ, — я вспомнила 2005 год. Письмо против Ходорковского. Помните, было такое обращение деятелей науки и культуры в связи с приговором, вынесенным Ходорковскому. Его тогда подписала куча народу: Лео Бакерия, Ирина Роднина, Анастасия Волочкова… А потом они стали от своих подписей отказываться. Отказалась артистка Светлана Светличная, отказалась певица Надежда Кадышева, перед этим Волочкова отказалась, Буйнов, Роднина, Зельдин. Лео Бокерия то ли отказался, то ли как-то сказал, что типа не то подписывал.

И, собственно, это я к тому, почему сейчас на НТВ не находится никого кроме этого родственника Рюриковичей, который рассказывает нам про «девочку, идущую на смерь»? Да ровно потому, что те люди, которые еще ровно в 2005 году подписывали эти письма, он сейчас уже не подписывают. Это к вопросу о Беларуси. Вот я говорила только что у Лукашенко вообще не на кого опереться за пределами круга омоновцев и ближайших единомышленников. Вплоть до того, что его пресс-секретарь вынуждена лично бегать по дворам, срывать ленточки.

Конечно, у нас еще не та ситуация, но у нас ситуация, когда история поплыла. Потому что среди людей, не связанных непосредственно для своего желания с режимом, как-то уже неприлично встать… ну да, Кашин, конечно, исключение, и то, Кашин, заметьте, никогда нам не рассказывал, что Навальный сам себя отравил, что его отравили немцы, что его отравила Мария Певчих и так далее. Кашин работал на другом фронте. Это даже для Кашина было омерзительно.

То есть обратите внимание, абсолютно выродилось качество людей, которые еще в 2005 году могли оказать поддержку режиму, а сейчас кто из подписантов письма тогдашнего, 2005 года против Ходорковского подпишет письмо, что украинский «Боинг» сбили сами украинцы и о том, что Навального отравили немцы или Скрипалей отравили немцы.

Это вопрос, собственно, о том, что мы стоим в начале этого пути, который, мы видим, чем завершается в Беларуси. И это к вопрос о том, какая должна быть пропаганда. Пропаганда не должна быть изощренной. Мы знаем, что самые убедительные образцы пропаганды в мировой истории были фантастическим и небрежно сделанным враньем.

Вот «Протоколы сионских мудрецов» — вещь неубедительна. В 30-х годах по образцу «протоколов» была сделана другая вещь, которая называлась: Меморандум Танака — это была подделка 1931 года о том, как японцы собираются завладеть миром. Она пользовалась большой популярностью. В ее подлинность верил даже Рузвельт. Но ее оригинала не было даже на японской языке. Ее сочинили китайские коммунисты, естественно, на китайском. Ну, не знали они японского!

Это вот как письма Игнатия Антиохийского деве Марии были сразу сочинены на латыни. Хотя персонажи, естественно, тоже не знали латыни, потому что дева Мария знала арамейский, а Игнатий Антиохийский говорил на греческом.

И в этом смысле вся история усеяна подделками, которые ничуть не менее безумны, чем рассказы российской пропаганды о том, что «Боинг» сбили «укры», а Навального отравили то ли немцы, то ли Певчих, а Скрипалей отравили англичане.

Ну, слушайте, в конце концов, известная история про сторонников мессии из рода царя Давидова. Этого мессию распяли. И тут к этим сторонникам приходят его апостолы и говорят: «Слушай, думаешь, всё кончилось? Мы тебе скажем. Мы видели его воскресшим. Он придет снова. Давай нам денежку на содержание революционной организации». И, как мы знаем, эта прекрасная история про то, что он воскрес и придет снова, продолжается две тысячи лет.

Я, собственно, не буду сейчас об этом говорить. У меня трансляция на канале продолжится после конца эфира, я расскажу по этому поводу историю безупречной подделки, которая идеально была сделана и никому не оказалась нужна. Это высокоученая подделка Евангелия, в котором говорилось, что Иисус был гей, а его тайное учение было, скажем так, учение, в ходе которого молодые люди познавали друг друга. Но это потом, на моем канале. Сейчас я не буду тратить время, тем более Алексей Алексеевич не любит, когда я ухожу в исторические экскурсы.

Но главное, что я хочу сказать — что главное в подделке? Наличие потребителя. Наличие большого количества людей, которые говорят: «Да, мы хотим в это верить». Вот то же самое досье Стила было абсолютным безумием, но в США было большое количество людей, которым так не нравился Трамп, что они готовы верить в досье Стила.

Так вот главное, что надо пропаганде — чтобы были потребители. И мы видим, что в Беларуси для лукашенковской пропаганды потребителей нет за пределами производителей.

А в России мы видим, что они на глазах исчезают. Потому что очень мало людей за пределами некого узкого, малореферентного круга готовы поверить в то, что Навального отравила Мария Певчих. Хотя, например, скажем, если говорить о коммунистической пропаганде, то на Западе гигантское количество людей в 20-х годах было готово верить, что голод, который устроили большевики в Поволжье, на самом деле был устроен кровавыми империалистами, чтобы задушить молодую Советскую Россию.

И это крушение легитимности — вещь даже более серьезная… одной из его примет являются как раз эти странные эксперты, которые называют себя потомками Рюриковичей и других, видимо, НТВ не может найти.

Ю.Латынина: В России на пальмовом масле стало всё благодаря путинским санкциям

Кстати, уж коли мы заговорили о Навальном, я хочу прибавить буквально два слова. Вот тут Иноземцев написал большую статью, что это типа большая победа режима оказалась, что они выперли Навального из России, потому что Навального смотрело много народу, его YouTube собирал огромное количество просмотров, а теперь Навальный исчез с повестки дня. Да, Навального смотрело много народу, а сейчас не смотрит, потому что Навальный не ведет свой YouTube. Но есть большая разница между статусом популярного комментатора и статусом лидера.

Ну и что, что Навального смотрело много народу, а сейчас не смотрит? Галкина, я думаю, смотрело еще больше народу. Дело в том, что большая часть вещей, большая часть переворотов в общественном в общественном мнении в мире связана не со словом, которое кто-то сказал, она связана с событиями, которые произошли. И в этом смысле отравление Навального с санкции самых высших лиц Российского государства, как это уже очевидно — это настолько событие, которое и повысило статус Навального (слава богу, что он выжил) и перевернуло и без того высокое место Навального в российской реальной, не кремлевской политической иерархии, что это событие и его, слава богу, счастливый конец просто перебивает все просмотры, которых сейчас у Навального нет на YouTube.

К вопросу об этой потихоньку просачивающейся как в землю, исчезающей легитимности — это, собственно, к вопросу о том, что они пытаются в Кремле это как-то поправить. Мы видим, только что «Медуза» напечатала, что есть установка, чтобы две трети голосов получила «Единая Россия» на приближающихся выборах. Для того, чтобы это сделать, нужно сделать массу вещей. Можно, например, как-то поднять уровень жизни населения. Можно постараться бороться с эпидемией. Можно, скажем, не сажать хабаровского губернатора Фургала и не сажать на его место совершеннейшего шута.

Но мы прекрасно понимаем, что все эти вещи для современного Кремля уже неисполнимы. Таким способом бороться за голоса избирателей для них даже уже и непривычно. В некоторых местах это, может быть, есть. Но они, с одной стороны, ставят себе задачу забрать две трети голосов в Думе, но при этом ставят и другую задачу: собрать как можно больше денег с людей в ковид. Вот эта идея, что люди — это новая нефть, она, конечно, явно на глазах нашим государством исповедуется.

И я рассказывала о нескольких историях в прошлых передачах. Я рассказывала фантастическую, на мой взгляд, историю про тюремные колл-центры, о том, как люди, которые являются мошенниками и которые звонят от имени ваших банков — «Сбербанка», других банков — людям с тем, чтобы отнять у них деньги, — что до половины российских следственных изоляторов и исправительных колоний имеют эти колл-центры, что является символом какого-то абсолютного распада самого государства.

Я рассказывала историю про черную фарму на прошлой неделе. И я рассказывала историю про маркировку, в том числе, маркировку лекарств, когда в разгар эпидемии ковида они вводят эту свою безумную систему, согласно которой ни одну упаковку лекарств нельзя продать, не позвонив Большому брату, а у Большого брата занято. И из российских аптек исчезают лекарства. Сейчас они немного ослабили эту систему. Сейчас они разрешили в аптеках продавать, не ставя в известность Большого брата. Но, ребята, это всё для того, чтобы по 50 копеек получать с каждой пачки лекарства.

И вот еще парочка изумительных историй. Я их потом, может быть, расскажу более подробно. История, которая меня поразила в Германии и вообще в Европе. Сняли с продажи, что бы вы думали? Вафельный торт «Аленка» как опасной для жизни и содержащей канцерогены, потому что эта «Аленка» на самом деле сделана на пальмовом масле, как и всё, что сделано в России. Причем, что компания, которая продает эту «Аленку» в Европе, выпустила пресс-релиз на немецком языке и призвала потребителей вернуть товар, потому что он опасный.

Я подумала: Ё-мое! Значит, в Европе они выпускают пресс-релиз на немецком языке, потому что эта штука на пальмовом масле. А в России на пальмовом масле стало всё благодаря путинским санкциям. В России на пальмовом масле — от сыра до мороженого. Кусок сыра оставьте на столе — через день он приходит в такой вид, что на него глядеть страшно, не что есть.

И интересно, у нас то творог горит, то приходит известие, что из 5 тонн сырья удачливый чувак сделал 30 тонн сливочного масла. И в России-то вафельный торт «Аленка» и ничего другое, сделанное на пальмовом масле не отзывают.

Вторая история, которая касается напрямую российских диабетиков. Как знают уже, наверное, все, и Голикова тут заявляла, что основные мишени ковида с тяжелым течением и смертельным исходом — это диабетики — несколько миллионов человек в России.

И тут в разгар ковида — к вопросу о маркировке, к вопросу о черной фарме — принимается решение, которое угрожает, если я правильно понимаю, 280 тысячам из них, то есть тем людям, которые страдают диабетом, но принимают от него конкретный препарат, но не просто инсулин, а называется «Инсулин гларгин 300», — вместо него они обречены на российские аналоги. А поскольку российских аналогов нет и препарат, который называется «Инсулин гларгин 300», защищен патентом, это препарат Sanofi, он называется Туджео, то глава ФАС пишет письмо, которое приравнивает этот защищенный патентом препарат, которому аналогов российских нет, к незащищенному Гларгину 100, дженерики которого в России есть.

То есть есть огромный рынок инсулина. Всегда, конечно, на этот рынок была куча охотников, не будем говорить о Брынцалове. И инсулин сейчас в России продается двух видов. Есть обычный инсулин, который выпускает множество иностранцев и россиян. Есть пролонгированный инсулин, вот этот инсулин гларгин, который надо колоть только один раз в день. У него есть два варианта: вот этот Гларгин 300, который защищен патентом и Гларгин 100, у которое есть дженерики. Он подороже. И вот эти дженерики выпускают две российские фирмы: «Герофарм» и «ПрофитМед». Профитмед — это тот же самый Харитонин, который «Фармстандарт», Голикова (мадам Арбидол) и всякое такое.

Ю.Латынина: Кашин работал на другом фронте. Это даже для Кашина было омерзительно

Теперь я напоминаю, что инсулин — белок. Как всякий белок, он может взывать иммунную реакцию. И, судя по всему, что Инсулин гларгин 300 более концентрированный и у него меньше побочных эффектов, то есть он, в принципе, лучше. Но если один инсулин человеку подошел, лучше не трогать, лучше его с инсулина на инсулин не пересаживать.

В большинстве стран не трогают, потому что в большинстве стран не экспериментируют над собственным населением. Вот если есть иностранный инсулин — и замечательно. А если уж сделали свой, то он должен быть безупречен, потому что к дженерикам требования очень высокие, к биосимилярам — это когда речь идет о белке — в США и Европе проверяют строже, чем оригинальные препараты. А у нас, когда сделали эти биосимиляры, откечекственная фарма… Вот я посмотрела на сайте «Герофарма». Я нашла исследование со 180 пациентами Open Label. То есть исследование очень низкого качества. И оно опубликовано в журнале, который по значимости 75-й из 90.

Итак, что происходит с инсулином в России? Сначала пробивают упрощенную форму регистрации дженериков российских. Потом вводят правило, что если есть два российских производителей, то иностранный вообще снимается с торгов. Потом еще вводят удивительное правило о наценке в 25% для российской фирмы. То есть представьте себе, участвуют две российские фирмы в торгах. Одна дает 100, другая дает 101. Победившей фирме платят 124. А иностранца, которые предлагал 90, вообще снимают с торгов, потому что он третий лишний. В результате потребитель получает менее качественный инсулин, цены на него не падают. И это всё происходит уже в течении многих лет. И это страшная проблема для российских диабетиков. Но еще в тот момент, когда происходит ковид, часть российских диабетиков… Если ты хочешь получать лекарства от государства, ты внезапно обнаруживаешь, что именно в разгар ковида тебя переводят на тот инсулин, который ты никогда не пробовал.

Это значит, что эти 280 тысяч человек, которые сидят на инсулине Туджео, для вас они не избиратели, значит, для вас куда важнее прибыли этих двух российских компаний, чем голоса этих избирателей. А потом вы эти голоса будете добирать не мытьем, так катаньем.

А.Нарышкин Время вышло у нас, Юля, спасибо!

Ю.Латынина Я продолжаю у себя на канале. И, соответственно, выхожу…

А.Нарышкин Юлия Латынина с вами прощается до субботы. А сейчас мы слушаем в эфире «Эхо Москвы» новости.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире