'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 08 августа 2020, 19:09

Ю.Латынина Добрый день! С вами Юлия Латынина. И «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхе Москвы», смотрите нас на YouTube-канале «Эхо Москвы» и на моем собственном YouTube-канале «Латынина ТВ», на который не забывайте подписываться. Читайте книжки.

Вот читайте — у меня в «Новой газете» вышла большая статья про инфантильный социализм. «Новая» Даже решила, что статься настолько спорная, что разослала ее соучастникам «Новой газеты»: вот, мол, публиковать или нет, спорная статься. Потому что она, собственно, описывает тот движущий слой, который делает эту культурную революцию — поколение американских миллениалов, которые до сих пор живут на деньги родителей и учатся профессиям типа «гендерная наука». Профессию эту потом надо как-то монетизировать.

И, собственно, создание этой новой церкви инфантильного социализма — это и есть такая монетизация этой профессии. И это удивительный новояз. Вот назовешь все достижения прогресса «белой привилегией» и вроде как совсем другое становится.

И о механизме, которым активное, но фанатичное меньшинство навязывает свои идеи и выбрасывает на помойку истории всякие расистские пережитки вроде свободы слова.

Но к новостям. Накануне бомбардировки Хиросимы Хезболла(*) в Ливане показала, что то, что американские умники делают с помощью всяких Опенгеймеров, Фейнманов, каких-то тангенсов и прочих сложных вещей, — она, Хезболла(*) может сделать с помощью двух вечных ингридиентов Failed state: самого обыкновенного нитрата аммония и раздолбайства.

В Москве вслед за «Сетью»(*) посадили участников «Нового величия». В Перми гособвинитель запросил реальные сроки для Александра Котова и для Александра Шабарчина, и Данила Васильева. Это ребята, которые привязали к фонарю манекен с лицом Путина.

Ю.Латынина: Ливан принадлежит к числу тех стран, которые вместо прогресса испытывают явный регресс
В Хабаровске снова вышли на поддержку Фургала. Это произошло уже после того, как губернатор Дегтярев отменил продажу правительственной яхты, которую решил продавать Фургал и вернул полеты чиновников бизнес-классом, которые тоже отменил Фургал. Мне кажется, он нарочно просто…

Там всякий криминал проехался по городу на «Мерседесах» с сигналами, что «Дегтярев — ваш губернатор, вы куда рыпаетесь?» Удивительный такой союз между властью, ЛДПР и криминалом.

Кстати, история с Фургалом уже переросла рамки Хабаровска. И, я думаю, что Кремль не ожидал, что он поскользнется на этой банановой кожуре, и что и в других городах будут выходить в поддержку Фургала. Потому что Фургал больше, Фургал уже точно так же, как в Белоруссии: Светлана Тихановская — гораздо больше, чем Светлана Тихановская.

Собственно, я с братской Белоруссии и начну. Там завтра выборы. Там съехавший с глузду батька и огромный силовой аппарат цепляются за власть.

И два диджея, которые согнаны в порядке разнарядки на провластный митинг вместо программы врубили песню «Перемен требуют наши сердца». И самое прекрасное, что люди, согнанные на этот митинг, зааплодировали. А потом водители стали на площади Минска гудеть и ездить с этой песней.

То есть это был тот момент, когда капли, которые легко смахнуть, потому что ну что стоит один человек с одиночным пикетом? Да засунул его в каталажку, дал ему 10 суток, да и всё, — и вот капли превращаются в цунами, которому невозможно противится.

Поаплодируем же этим двум диджеям. Кирилл Галанов и Владислав Соколовский, вы неимоверно круты. Они работали во Дворце молодежи, их согнали на митинг — и они это дело врубили. Такие вещи остаются в истории, как уже остается в истории Хабаровск.

Вот куча артистов не приехала в Белоруссию на проправительственные митинги. Я бы, честно говоря, на их месте поехала и спела бы песню Цоя. Если бы петь умела.

Я хочу сказать очень простую вещь. Вот все обсуждают, что завтра и послезавтра будет в Белоруссии. Один из ответов заключается в том, что это зависит от результатов голосования, потому что если люди придут на выборы, и из них хотя бы 50% проголосуют за Лукашенко — это будет одна история.

Понятно, что там набросают, накидают, что там фантастические нарушения, что там наблюдатели стоят напротив участков с биноклем: их не пускают внутрь. Все равно, если придут и проголосуют против Лукашенко, а, тем более, 70–80%, накидать будет очень сложно.

То есть это как в анекдоте: Нехай, что если проголосуют против и батька не останется, — но надо купить лотерейный билетик. Вот Абрам все время молится — в лотерею выиграть, и бог говорит Абраму: «Хоть купи лотерейный билетик». Вот тем, кто против батьки, обязательно надо купить лотерейный билетик.

Потому что напомню, они еще там забацали совершенно фантастический проект, который называется «Голос». И, собственно, он заключается в том, что человек регистрируется в этом проекте, указывает в чат-боте, за кого он голосует и на каком участке, а в день выборов он и лицевую и оборотную сторону бюллетеня отправляет в этот чат-бот.

Уже в начале недели было в системе более 750 тысяч человек. Напоминаю, что избирателей в Белоруссии менее 7 миллионов. То есть это в некоторых крупных городах, в некоторых участках уже покрытие, приближающееся к 100%. Потому что он запустился всего неделю назад.

Это будет, конечно, большая битва цифры с диктатурой. Потому что. в том числе, «Голос» разработали те белорусы, которые, собственно, трудятся замечательными айтишниками в других странах мира. И он будет openSUSE, то есть все данные, кроме, естественно, личных данных избирателя, можно будет проверить.

Ю.Латынина: Если бы оно не взорвалось в Бейруте, рано или поздно взорвалось в других городах, в том числе, европейских
И вообще такие системы как «Голос» — это, конечно, приближающиеся решения цифровой демократии в наш век. Потому что проблемы с голосованием и с Big data начинаются во многих странах. Так вот спасибо, что системы типа «Голоса» дают нам эту возможность. Очень жалко, что не было такой системы на Российском псевдо референдуме.

Ну, и посмотрим, что будет, потому что, как я уже сказала, зависит от двух факторов. Первое: сколько проголосует против и сколько за. И второе: черт его знает, от чего. Всегда есть факторы типа Фургала или типа кто-то врубает песню «Перемен», и все аплодируют — и стена рушится.

И при этом у меня есть серьезное подозрение, что, несмотря абсолютно взаимную антипатию Москвы и Минска, о которой я еще буду говорить и вернусь к задержанным вагнеровцам в конце программы, но, тем не менее, у меня подозрение, что один режим не устоит без другого.

Теперь важная, конечно, международная история на этой неделе — это история про город Бейрут. Это не история про нитрат аммония и про порт. Это история про деградацию Ливана, который еще в 50-х годах был страной первого мира, а сейчас — четвертого. И если подумать, это удивительно, потому что обычно считаем, что XX век был веком прогресса. Вот Ливан принадлежит к числу тех стран, которые вместо прогресса испытывают явный регресс.

Собственно, что произошло? В 13-м году предприниматель Гречушкин грузит на старое корыто, купленное у соседа киприота НРЗБ 2750 тонн нитрата аммония. Судно идет в Мозамбик. За него заплатило аванс правительство. Капитан называл, что типа Гречушкин получил миллион долларов. Но, разумеется, это всё морские байки. Ну, это даже смешно. Это то, что рассказывают матросы.
Гречушкин не платил зарплату предыдущему экипажу, искал попутный груз. Судно сначала зашло в Пирей, потом в Бейрут. Бейрут — это такой пиратский порт. Это один из портов, в которых царит беспредел и вымогательство, особенно по отношению к таким лохам как Гречушкин.

То есть это обычная схема в таких портах. Там накручивают левые счета и услугу, придираются к состоянию судна и документам. А если попросил помощи капитан судна из-за аварии — просто любую сумму можно насчитать на срочность. Судовладелец начинает спорить. Пока судно в порту, свои местные компании поставляют ему всё втридорога, судно вязнет в долгах. Так делали не только в нигерийских портах, не только в Ливане. В России так делали.

Известная история была, как в Питере бандиты под левым предлогом задержали 6 пароходов, 2 года сидели пароходы без зарплаты, угрожая открыть кингстоны и затопить так, чтобы перекрыть вход в порт.

На Камчатке вообще был очень прибыльный бизнес. Там схема была такая. Правоохранители ловили контрабандистов. Их товар как скоропортящийся уходил с аукциона за бесценок при срочной продаже коммерческой структуре. Та поставляла его в Японию по обычной цене. Говорят, собственно, структура принадлежала той самой организации, глава которой патриарх Кирилл простодушно тут сказал, что даже иерархи считают, что у него лично 6 миллиардов долларов. Я так не считаю. Может быть, у него 4 миллиарда долларов.

Кстати, наши русские экипажи знамениты тем, что они в ответ на этот беспредел часто отвечают сами беспределом, то есть просто реально лупят по башке этого местного судебного маршала, забирают у него «калашников», кидают его в трюм и просто удирают из-под ареста, иногда под пальбу.

Вот я знаю историю, когда так двух африканцев во Владивосток привезли. Причем второй не захотел возвращаться в родную Нигерию и долго работал шофером у судовладельца.

Собственно, в Бейруте, где порт контролирует Хезболла(*), там была та же самая история, потому что, когда стали грузить попутный груз — классика жанра: «Вы знаете, вы тут погнули крышку люка». Без взятки грузить отказались. Гречушкин, соответственно, отказался от всего, не заплатил ни капитану, никому.

Ю.Латынина: Нет в нашем мире продуманных террористов. Они есть только в голливудских фильмах
А самое удивительное, что судно потом утонуло. Утопили его прямо у портовой стенки из-за течи. Потому что после отъезда капитана и старшего механика местные просто не смогли справиться с поддержанием парохода наплаву. То есть, согласитесь, вообще, судно не меньше миллиона всяко стоит. В конце концов, его металлолом можно продать — все равно 400 тысяч выручишь. Какой уровень технологий должен быть в этом порту у Хезболлы(*), чтобы просто оно утонуло.

Кстати говоря, то, что судно было оформлено на компанию, в которой было только одно судно по принципу «один оффшор — одно судно» — это совершенно нормальная практика, здесь не надо видеть никакого заговора, потому что так делают все судовладельцы, чтобы не нести всеми остальными своими судами ответственность за то, что происходит с другими судами.

Причем обратите внимание, что в нормальных портах такие вещи достаточно быстро разрешаются, если в порту пароход застревает по какой-то причине: владелец разорился, не платит за стоянку, срочный ремонт. Тогда местный суд быстро накладывает на судно арест. Судно и груз продаются с аукциона.

Прежде всего, деньги идут экипажу в счет долгов по зарплате, только потом кредиторам. Груз переходит к новому покупателю, он его вывозит. Никаких проблем, это все может занять несколько месяцев, максимум два-три года, если уж какая-то совсем замороченная юрисдикция. Но вот если судебной системы нет, как в случае Бейрута, то тут происходит то, что там происходило. И, собственно, тут и пароход утопили и груз взорвался.

Еще раз: в нормальной стране этого не может происходить. Вы знаете, в Израиле был в порту Хайфы завод, который делал токую же селитру. Там, вообще, были склады, в которых было 10 тысяч тон этой селитры. Давно говорили экологи, что надо перенести, потому что не дай бог что-то пропадет. Давно перенесли.

Что дальше произошло. Хезболла(*), видимо, пыталась ту селитру продать. Это уже написала газета Bild. Через связанную с собой фирму, почти 3 тысячи тонн. Кому? Асаду, своему союзнику. Но там таможенники давили на суд, а судья не одобрил покупку, видимо, потому, что сэкономили на взятке. То есть хотели украсть, но даже этого не смогли.

В общем, оставили это все на складе. Причем есть фото, как эти мешки лежат. Понятно, что там эта селитра потеряла свой товарный вид, потому что она спеклась, превратилась в неразбиваемую массу. Но, конечно, в жизнь не поверю, чтобы там лежало все 2750 тонн. Понятно, что ее понемногу воровали и перерабатывали. Заодно хранили в том же порту другую взрывчатку, которая, собственно, и загорелась первой, когда стали делать раздолбайскую сварку.

И две вещи я хочу сказать. Первое: я хочу, чтобы все понимали, что то, что взорвалось в Бейруте, если бы оно не взорвалось в Бейруте, оно бы рано или поздно взорвалось в других городах, в том числе, европейских. Не потому, что кто-то ее туда специально для этого завез, а потому что, когда ее по беспределу отжали у владельца, ее контролировала Хезболла(*). Никаких других способов использования этой взрывчатки не существовало.

Второе: поскольку порт контролируется, как и всё в Ливане, Хезболлой(*), нет никаких шансов, чтобы там лежало 2 750 тонн селитры с 14-го года и чтобы их не скоммуниздили, не съединороссили. То есть это был склад Хезболлы(*), на складах Хезболлы(*) рванула взрывчатка. А перед этим, видимо, рванули там ракеты, или что там было — взрывчатка, отобранная по беспределу.

И четвертое: это, конечно, вопрос обезьяны с гранатой. Потому что если страна управляется террористической организацией — а Ливан управляется Хезболлой(*), — то такие вещи происходят. Это вот как «Боинг» над Украиной. Это «Боинг-2». Дайте обезьяне гранату — рано или поздно это произойдет.

Кроме этих очевидных умозаключений есть ряд неочевидных. Вот, например, у меня вопрос. Представьте себе, приходит такой корабль в Бейрут. Капитан уходит, садится новая команда, выходит в море, подходит к американскому авианосцу или просто к обычному круизному лайнеру. Авианосец говорит: «Уйди! Куда идешь?» вот до авианосца остается 300 метров, корабль взрывается. Сколько остается от американского атомного авианосца? Ну, наверное, не больше, чем от Бейрута.

Что мне нравится в этой ситуации, что, получив в свои руки атомную реально атомную бомбу, просто случайно по беспределу украв груз, Хезболла(*) даже не задумалась, что можно снять такой голливудский фильм со взрывом авианосца и предпочла просто тупо заработать бабла, продав Асаду, да и там не смогла.

Потому что вот знаете, нет в нашем мире продуманных террористов. Они есть только в голливудских фильмах. А есть Донбасс. Вот в Ливане Донбасс. А всякий Донбасс подразумевает, что человек еле умеет писать и читать. Потому что, если бы он умел писать и читать, он бы занимался другим делом. Точно так же, как эти вагнеровцы, которые ехали в Белоруссию.

И вот мы смотрим на голливудские фильмы и думаем, что там такие продуманные люди, которые строят сложные схемы, а на самом деле это, в общем, клиенты интерната, скажем так, для детей с навыками первичной грамотности, которые так же, как в Донбассе, думают о том, как забацать большие бабки и строить всякие схемы, которые не получаются.

Теперь, собственно, важная вещь, которую я хочу сказать. Это как раз история о том, что мы привыкли считать, что XX век — это век прогресса. А Ливан представляет собой образец супербогатой страны, которая деградировала за несколько десятков лет до уровня Луганска. Счастливая мечта американских левых, что никакой полиции. defund the police — вот этот лозунг реализован в Ливане. И мы видели, чем оно кончается.

А, вообще, если, конечно, называть главную причину деградации Ливана, она очень смешная и очень простая, она называется: мультикультурализм. Вот мой любимый Томас Соуэлл. Я очень всем сейчас рекомендую этого экономиста, великого просто американского мыслителя. Он как раз говорит, что это новоязовское слово «мультикультурализм», которое выговорить-то сложно, заменило хорошо знакомое, старое слово «балканизация».

Балканизация — это когда в одном государстве проживают разные этнические, религиозные общины с непримиримыми противоречиями, что автоматически ведет к деградации общественных институтов и замена их паравоенными организациями, которые защищают интересы этих общин. И автоматически эти организации в основном состоят из уродов, потому что сейчас не XII век и в XXI веке умные люди зарабатывают другим способом.

И я как-то не могу, поскольку я еще историк, и, в том числе, очень много занимаюсь именно этим регионом… Вообще, чтобы было понятно, городу Бейруту 5 тысяч лет. И вот носители иврита поймут, что такое Бейрут. Это бейрут — колодцы. Это не на иврите, а на ханаанском, потому что 5 лет назад это был ханаанских город.

И 3,5 тысячи лет назад там сидел какой-то несчастный человек, которого звали Риб-Хадда, вообще-то, он был царь соседнего Библоса, но он сбежал от разбойников как раз в Бейрут, и писал фараону, потому что это как раз тогда была провинция Египта: «Война разбойников против меня жестокая. Наши сыны и дочери, и утвари — больше нет их в доме, потому что они проданы в землю НРЗБ для нашей еды, чтобы мы выжили».

Вот как сказал другой древний человек, которого звали Экклезиаст, ничто не ново под солнцем. И вот как это начиналось? Напомню, что после того, как Ливан перестал быть частью Римской империи, долгое время там не было ничего хорошего, пока в XIX веке в нем не начались вновь обширные контакты с Европой, и в нем не началось, прежде всего, разведение шелковичного червя. И тогда был грандиозный бум шелководства НРЗБ, который повлек за собой рост банков, рост университетов.

Именно тогда построили этот порт, который в основном возил этот шелк в Марсель. Британцы построили дорогу от Хайфы в Сирию. Это была супекрутая дорога.

Тогда Бейрутом правили совершенно потрясающие люди. Например, там был человек, которого звали Салим Али Салам, который начинал никем, который вырос в олигарха. И этот олигарх не считал, что надо придерживаться Бейруту и Ливану своего уникального нравственного, духовного пути. Как раз его дочка, которая училась в Англии, первая в Бейруте сняла покрывало со своего лица. Дружил с христианскими епископами.

Ю.Латынина: Кремль и Лукашенко по любому договорятся
И самое главное, что тогда это был христианский город. В 1911 году на 77 тысяч христиан населения приходилось 36 тысяч мусульман. Опять же тогда просвещенные леваки еще не знали, что весь Ближний Восток — это непременно место, где господствует ислам, а все остальные религии… в общем, им там не место.

И вот после того, как в 43-м году получает Ливан независимость, это процветание продолжилось. Тогда слово «как бейрутская лира» означало стабильность финансовую. Поскольку суннитское население к этому времени увеличилось, то все богатые суннитские государства приезжали в Бейрут отдыхать. Женщины в бикини. Сумасшедший рост недвижимости. Плюс всякие изгои, диссиденты из арабских стран туда приезжали. Все бейрутские банки имели очень высокий рейтинг. Через них тогда вся ближневосточная элита отмывала свое бабло.

И проблема началась после войны за независимость Израиля, в которой, если вы помните, арабы проиграли. И согласно резолюции ООН надо было создать два государства: Израиль и Палестину. И после проигранной 6 арабскими государствами войны против Израиля та часть Палестина, на которой надо было организовать арабское государство, отошла Иордании.

И, собственно, в этот момент может было организовать Палестинское государство на этой территории. Но вместо этого Иордания организовала на этой территории PLO — Организацию освобождения Палестины.

Вы спросите, чего же они собирались освобождать, если эта территория в этот момент находилась в Иордании? Ответ: они собирались уничтожать Израиль. Это и называлось «освобождение», как у Оруэлла.

И, собственно, я вам рекомендую прекрасную книгу Леона Юриса The Haj, в которой прекрасно описано, что при этом происходило, и как весь народ, согнанный в лагеря беженцев, становился заложником террористов, и ему нечего, собственно, было делать, и у него не было никакого вертикального роста, как воевать. Потому что любую фабрику, любое производство, которое пытались организовать на этой территории — первым делом туда приходили боевики, и происходило всё, как на Донбассе.

Так вот король Хуссейн завел себе этот рак. После того, как в 67-м году он проиграл войну Израилю, то годику к 70-му Арафат и его товарищи, они подумали очень простую вещь: «Вот с Израилем воевать как-то сложно, у них есть армия, они стреляют. Мы тут сидим в Иордании. Большая часть иорданского населения — палестинцы, правит ими хашимитская династия. Мы как раз пронизали всю структуру этого общества. Мы в армии, мы в столице, мы среди высокопоставленный чиновников. Почему не свергнуть этого короля Хуссейна, не забрать себе власть в Иордании?»

К этому времени вообще в Иордании можно было палестинцу убить иорданского солдата, играть головой в футбол — и все молчали. Но когда они попытались убить короля Хуссейна, тот в ответ начал тотальный террор. В ответ было убито несколько тысяч палестинцев. Просто лупили по палестинским лагерям из танков, артиллерии и минометов.

Поскольку и убили не кровавые евреи, про прогрессивной мировой общественности до этого дела не было.

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Это опять Юлия Латынина. «Код доступа». Слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и моему собственному YouTube-каналу «Латынина ТВ», не забывайте на них подписываться.

Я говорю о том, как произошло превращение Ливана из прекрасной страны в распавшееся государство. И возвращаясь к 1970 году, когда после того, как Организация освобождения Палестины пыталась убить короля Иордании Хуссейна. Ответом ей был сплошной террор. Организацию освобождения Палестины выкинули из Иордании. У них нашелся новый патрон — Сирия, потому что, естественно, ни одна нормальная страна не брала их себе на территории, в том числе, и Египет. Но сирийцы тоже не стали селить этот рак на своей территории, разъедающих государство, а поселили их в Ливане.

И вот, собственно, это было начало конца. В процветающую богатую страну завезли Донбасс. И я не могу отказать себе в удовольствии процитировать статью Дэвида Шиклера из The New York Times — это еще та The New York Times, из 80-х годов.

Так вот в крошечные деревеньки приходят палестинцы, арендуют дом. Сначала делают казино, потом перестают платить деньги. Когда хозяева просят дом обратно, показывают просто фигу. Типичное было поведение. Вот один молодой палестинец Юсеф Алифре говорит: «Хорошо, что они ушли, — это после войны, когда их израильтяне выкинули, — потому что когда кто-то из них чего-то хотел, он брал это, а если его просили заплатить, он убивал владельца».

Или вот решили ограбить дом него Хухайро Латки. Зашло подразделение. Сказали: «Мы слыхали, что у вас тут американский шпион». Американского шпиона не нашли. Но когда подразделение вышло, то холодильник, телевизор и всё прочее уехали вместе с ним.

Автомобили просто отбирали как у владельцев, так и у торговцев. Особенно популярно было отбирать их на блокпостах. Если заплатишь деньги, можно было получить машину обратно. У фермеров забирали часть урожая. То, что осталось, продать было невозможно. Потому что цены стали ниже, потому что покупатель, который покупал теперь продукты фермеров, должен был платить PLO. Фермеры стали разоряться, люди перестали работать. Вот прекрасный рассказ человека, который заведовал дорожным строительством. Жалуется: во-первых, PLO ворует оборудование; во-вторых, раньше рабочие работали 8 часов, а теперь они работают 5, а если сделаешь ему замечание, он может тебя и застрелить.

Как я уже сказала, полиции больше не было, как хотят левые. Вот жалуются полицейские: «Если кто-то кого-то застрелил, палестинцы его сразу защищали». Скоро в страну приехали разные искатели Донбасса из Бангладеш, Шри-Ланки и так далее. Города превращались в военные базы. Оружие хранилось около церквей и больниц. Еще популярностью пользовались археологические раскопки в Сирии. 12-летние мальчики кооптировались в войска.

Это нравилось далеко не всем палестинцам. И вот описывает, в частности, автор статьи, как ливанские доктора пытались давать мальчикам белые билеты, и мальчики жаловались, что если они не будут тренироваться как боевики, они не смогут устроиться учиться в школу, которую финансируют агентство по делам палестинских беженцев.

Вы спросите: Как же так, при чем здесь школа и при чем здесь боевики? Очень простой ответ Юсефа Саеда, 25-летнего палестинца: «Персонал школы — это члены PLO.

Вместо светофоров в города использовались автоматы Калашникова. Едет такой, стреляет перед собой, чтобы ему расчистили дорогу.

Теперь, конечно, так больше не пушит, а пишут вот так. Вот отрывок из книжки, которую напечатал НРЗБ Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона: «Наплыв палестинских беженцев из Иордании в начале 70-х годов дестабилизировал обстановку в Ливане». Естественно, была резня. Христианский городок Дамур был например, вырезан весь. Тогда на Запад побежали первые беженцы, в основном это были христиане-марониты. Другие христиане стали делать свои организации, которые тоже занимались насилием. Теперь в Ливане уже, с одной стороны, были PLO, с другой — фалангисты. Происходила постоянна резня, поскольку палестинцы параллельно обстреливали территорию Израиля. В итоге в 82-м году израильтяне вошли на территорию Ливана. PLO была вынуждена уехать из страны.

Ю.Латынина: Если придут и проголосуют против Лукашенко, а, тем более, 70–80%, накидать будет очень сложно
Была известная история с Саброй и Шатилой, которая произошла после того, как фактического лидера фалангистов Башира Жбари избрали президентом, тут же его взорвали. Сделали это, видимо, сирийцы, потому что фалангисты тогда думали на палестинцев. И при полном попустительстве израильской армии они вырезали лагеря беженцев Сабра и Шатила. Это были районы, которые находились в Бейруте.

И, собственно, как я уже сказала, слово «беженцы» не совсем в данном случае применимо. Потому что речь идет о деклассированном населении, которое специально своим же начальство, в том числе, женщины и дети, содержатся в таких ужасающих условиях, что единственным способом вырываться из этих условий и сделать карьеру — это стать боевиком. Женщины и дети в этих ситуациях служат щитом для боевиков.

И это было, собственно, вторым этапом, потому что после того, как PLO покинуло страну, то об этой стране вспомнил Иран и стал финансировать уже другие организации, которые, в конечном итоге, превратились в Хезболлу(*) и которые были уже не суннитские, а шиитские. И пока в стране было 30–40% христиан, страна была приличная. Как только христиане убежали, большая часть их покинула страну, то что — ту замечательную дорогу, которую построили россияне, разрушили, блокировали.

Сейчас Ливан получает 80% питания за границей. И, собственно, тот самый генерал Сулеймани, которого угрохал Трамп, он построил Хезболлу(*) как раз, который разъел изнутри Ливан. И на сегодня все богатые страны Персидского залива просто запрещают своим гражданам ехать в Ливан, потому что они сунниты. А Хезболла(*) — шииты. То есть страна 80% нефти и 80% продовольствия получает за границей.

И, собственно, бардак, который царит в стране, мы можем видеть по истории этого судна, которое было схвачено с тем, чтобы его конфисковать, но вместо того, чтобы его конфисковать, его угробили. И вместо того, чтобы продать его груз Асаду… тоже не получилось, а взорвались сами.

Сколько там электричества не будет в городе, непонятно. Там раньше было где-то не очень долго — несколько часов в день электричество. Армия — это Хезболла(*), аэропорт контролирует Хезболла(*), порт контролирует Хезболла(*). И в 2005 году Хезболла(*) и сирийцы взорвали Рафика Харири, премьера. Это был самый богатый, влиятельный суннит в Ливане, который, собственно, напрямую работал с семействами саудовцев. И после убийства Харири всё, конечно, начало идти к новой войны.

Это к вопросу о дифандинге полиции и мультикультурализме, который, как ехидно замечает Томас Соуэлл, на самом деле называется «балканизацией».

Собственно, я перехожу к российским делам и к делу «Нового величия», организации, в которой на 10 участников разного возраста от 17 лет приходилось 4 провокатора, включая, собственно, его организатора. Он известен как Руслан Д. Судя по всему, это какой-то Раду или Родион Владимирович Зилинский — запомним это имя.

И приговор «Новому величию», когда девочки получили условный срок, а мальчики получили, грубо говоря, по 7 лет, был, собственно, предопределен двумя вещами: это мощной компанией в защиту Анны Павликовой и Мирии Дубовик, и второе: словами Путина о том, что — кажется, Сванидзе обращался к нему с делом «Нового величия» со словами, что «это всё провокатор придумал» — и Путин сказал: «Я просил прокуратуру разобраться. Они мне материалы прислали, — цитирую Путина. — Организация «Новое величие», у них целью является, это у них в документах — свержение действующей власти, неконституционного строя. Для этого они проводили сборы, готовясь к проведению терактов в отношении органов власти. У них там холодное и нарезное оружие, пару гранат». Ну, понятно, этот глас вождя — страшное дело. Бросили пластиковый стаканчик.

То есть, вообще, резонно. Путину сказали, что прокуратура сшила липовое дело, следственные органы сшили липовое дело. Он спросил прокуратур, она ответила: «Мамой клянусь! Это не так. Такие ужасные террористы…». Путин поверил. Вот какой у нас доверчивый президент. То есть явно распоряжение шло с самого верха: «Девок, раз пищат, освободить. Мужиков — закатать!»

Главный вывод из дела «Нового величия»: ребята, если вас в сети незнакомый чувак начинает изо всех сил склонять: «Давайте свергать кровавый режим и с этой целью вооружаться» — вот помните, что это, скорей всего, господин Зелинский, которому очень хочется новых наград и звездочек.

И дело выросло из истории Мальцева. Если помните, был очень странный такой мужик, который, на мой взгляд, чистый провокатор, который назначил прямо вот на такую-то дату революцию в России с бухты-барахты, как гром среди ясного неба. Он был громоотвод, конечно. Все, кто в его чат писал, всех их брало ФСБ на заметку. Люди, которые были поклонники Мальцева писали что-то, пока на них не вышел этот «Зелинский».

И у меня самый первый вопрос к Владимиру Владимировичу как к человеку, который выходец из тех самых силовых структур. Этих людей обвинили в том, что они хотели свергать власть. И Владимир Владимирович говорит, что у них был какой-то устав с какими-то документами. А можно узнать: если они хотели теракты делать, почему их не взяли с поличным при подготовке терактов?

Я ничего не имею против провокации. Я напоминаю историю 2009 года в США, когда 4 чернокожих, обратившихся в ислам ребят — один из них был, кстати, эмигрант из Гаити — вместо того, чтобы уехать обратно на Гаити из «кровавых американских Штатов», он решил взорвать 2 синагоги и сбить «Стингером» военный самолет. Вот они фоткали эти синагоги. Они купили то, что они думали, было «Стингером». Они поехали взрывать… Вернее, одна была синагога, другая — Еврейский культурный центр. Они поставили 3 машины около этой синагоги и этого центра со взрывчаткой, как они думали. Потом поехали дальше взрывать «Стингером» самолет. Самолет должен был быть военный. Тут их взяли. И тут оказалось, что чувак, который на это всё их подбил и считали они, что он афганец, а он был пакистанский эмигрант, который стал осведомителем ФБР после того, как попался на мошенничестве.

Вот Владимир Владимирович говорит: «Готовились к боевым действиям, в том числе, к проведению терактов». Вот первый вопрос, который должен задать профессионал: Ну, так если готовились, чего их не взяли с поличным, как в Бронксе? Потому что документ, на который ссылается Владимир Владимирович, устав, написал как раз тот самый провокатор и специально написал те самые формулировки, которые подводили 17-летниюю девочку под гигантский срок. Я думаю, что, наверное, Зелинский сейчас доволен, отмечает свою победу как настоящий мужчина с товарищами, тоже настоящими мужчинам.

Самый главный вопрос: Если этот человек написал устав и снял помещение, чего же он не спровоцировал этих людей, действительно, на то, чтобы они куда-то не заложили бомбу? Очень простой ответ: потому что они этого не собирались делать. И, более того, 19-летняя Анна Павликова хотела покинуть организацию, а провокатор Зелинский уговаривал ее остаться.

Путин жжет дальше: «Для этого они проводили сборы. У них там холодное оружие…». Я не буду говорить о том, что у нас ЧВК Вагнера проводит сборы. И по версии «Комсомольской правды» у нас некоторому количеству людей — 180 человекам, может какой-то чувак с неизвестного телефона позвонить и сказать: «Ой, поехали в такую-то страну заниматься военной деятельностью!» И они все снимутся и поедут со словами «Смерть — наша профессия и оплачивается наш бизнес, и наш бизнес идет хорошо!»

Слушайте, ну один раз они коктейль Молотова изготовили, в другой раз стреляли из самозарядного карабина Симонова. Третий раз коктейли бросали в стену, на которой был нарисован Чиполлино. Слушайте, у нас тут в военторге целый «Бук» купили и «Боинг» им сбили. Ну, это так, это вот мировоззрение Путина. Он искренне считает, что если кто-то кинул пластиковым стаканчиком в полицейского, то, конечно — ужас!

И у меня плохие новости для тех, кто посадил «Новое величие». Потому что помните замечательную стену на суде? Там очередного сексота допрашивают, и он возмущается, что эти страшные молодые люди — девочки и парни молодые 19-летние — раздавали на разрешенном митинге листовки, а содержание листовок: Путин — вор, и что не надо избирать Путина на новый срок. А дальше адвокат спрашивает: «А что экстремистского в призывах не избирать Путина на новый срок? Естественно, сексот не может ответить.

И я должна разочаровать и сексота и начальников, что да, этим детям дали по 6 и 7 лет за листовки, на которых было написано, что Путина не надо избирать на новый срок. Но по независимым опросам этого же придерживается сейчас не то 60, не то 70 процентов населения российского. 70 миллионов посадить довольно трудно.

Собственно, это к вопросу о других безумных делах вроде дела Сафронова, который рассекретил чешской разведке настолько секретные сведения, что ему пока, собственно, не сообщают, что именно он рассекретил. Кстати, обратите внимание, что петиция «Новой» о рассекречивании дела Сафронова набрала в интернете change.org уже 87 тысяч голосов. Эту передачу гораздо больше народу смотрит.

Это такая новая история, удобная для нашей новой инквизиции, когда человек не может защищаться, потому что он до сих пор, судя по всему, не может понять, в чем его обвиняют.

А между тем начался суд над Ефремовым. Я знаю, я не забыла про Белоруссию, я обязательно к ней вернусь. И именно после Ефремова, потому что это очень похожие истории. И началось ровно о том, что я говорила: Ефремов, который признавал вину, просил прощения, теперь сменил пластинку и говорит: «Я не помню». На суде выступил, в частности, Владислав Женжебир — это человек, которого Ефремов тоже чуть не сбил. Он ехал со стороны Парка культуры. Тут ему навстречу вылетает тот самый ефремовский джип. Женжебир успел затормозить. Потом же он повернул за «Чероки» и видел, собственно, все с начала до конца. И товарищ с ним сидел, второй человек в его машине, тоже видел с начала до конца всю аварию и подтверждает, что Ефремов был в машине за рулем.

Выступал бармен Кирилл Пухов, который днем уже пьяного Ефремова сопровождал домой. Было видео с нагрудного регистратора сотрудника ДПС, то самое, где Ефремов предлагает: «Давайте я уйду, а потом заплачу вам деньги». На всё это пока Ефремов мог только объяснить, что преждевременно говорить, узнает ли он себе и что это сделал мистер Хайд. Всё это мерзко и отвратительно. И госканалы ликуют, показывают нам это омерзительное зрелище, растирая Ефремова в пыль со словами: «Вот так ведет себя оппозиция. Мало того, что людей давит, так еще и врет». Ну, это у нас оппозиция всегда людей давит, видимо, сын Иванова и вице-президент «Лукойла» у нас теперь в оппозиции. Как задавят — так переходят в оппозицию.

Как я уже сказала, это глубоко недобросовестная тактика со стороны адвоката, которая максимизирует гонорары и известность адвоката, а для клиента в этой ситуации неизменно кончится сроком. Адвокат убеждает клиента: «Я тебя вытащу, не бойся, у меня связи». И, действительно, клиент может испытывать эйфорию, потому что всегда найдется группа маргиналов, которая будет говорить, что его подставили. Уже есть эти маргиналы у здания суда, они там толкутся, они рассказывают друг другу, что за рулем был каскадер. А они, как всегда, сделались большими экспертами в деле ДПТ, они рассказывают, какой должен быть тормозной путь у машины, как должны были надуться подушки безопасности.

У Ефремова был правильный инстинкт — повиниться или правильные советчики. Кстати, тут в «Медузе», кажется, я видела интервью Виталия Чернышева, первого его адвоката. Это был, действительно, образец адвокатской этики. Человек ничего не сказал против своего клиента.

Ю.Латынина: Артисты не приехали в Белоруссию на проправительственные митинги. Я на их месте приехала и спела песню Цоя
Ю.Латынина Я могу сказать следующее: Ефремов не хотел убивать несчастного водителя «Деликатески» Захарова. Это не было случайностью — ДТП, это было закономерностью, потому что если ты ездишь пьяный за рулем, то у тебя повышенный риск сбить человека. Но это не было его осознанное решение.

Вот то, что происходит сейчас — это осознанное решение Ефремова. Человека характеризует ошибка, но еще больше его характеризует реакция на ошибку. Я понимаю растерянного, испуганного человека, перед которым корячится немаленький срок и который родился с серебряной ложкой во рту, который внезапно всё потерял, и рядом с ним нет никого, кто оградил бы его от услуг разных Хлестаковых.

Но вот Ефремов сказал: «Предал я всех. Больше нету Ефремова». Он предал всех и Ефремова не стало не тогда, когда он убил человека, а вот когда он ввязался в этот позорный фарс. Понимаю я мотивы Ефремова? Да, но не прощаю. И, прежде всего, не прощаю потому, что это глупо, потому что его поведение свидетельствует о том, что это человек, не умеющий планировать вперед и поддающийся самой откровенной и смешной разводке.

И, собственно, возвращаясь по этому поводу к вагнеровцам, которые в количестве 33 лбов жили в санатории, кстати, недалеко от резиденции Лукашенко. Санаторий «Белорусочка».

Вот в прошлую субботу я рассказывала, что нет… Я откровенно и честно скажу, что я купилась, конечно, на кремлевскую тезу и стала рассказывать, что это не бывает, как в Черногории опять пересылали 600 евро Western Union, указывая в качестве обратного адреса штаб-квартиру ГРУ. Нет, это было почти именно так. Потому что эти люди, которые якобы опоздали на летевший в Стамбул самолет, вели переговоры о заселении в санаторий еще накануне. Одно из их электронных писем было направлено 24 июля в 16-31 за 19 часов отлета стамбульского самолета, собственно, таким образом, история о том, что они летели то ли в Судан, то ли в Венесуэлу — это легенда прикрытия. Батька, который утверждает, что они приехали совсем для другого, прав.

Ну, бывает. Знаете, это называется: если у тебя паранойя — это еще не факт, что тебя не хотят убить. Или вот когда Геббельс утверждал, что поляки, расстрелянные в Катыни, были расстреляны Сталиным, Геббельс, как ни странно, тоже был прав. Потому что, знаете, вот выбирать между батькой и Москвой — это тяжелая задача.

Собственно, эта история о том, что они за 19 часов до отлета самолета, когда они могли дойти до этого аэропорта пешком… И вообще эти люди, которые строились в 22 часа 30 минут на поверку, не пили, ни курили, вели правильную жизнь, они не напоминают людей, которые в составе 33 лбов опаздывают на самолет. Об этом я не буду говорить уже подробно. Кто хочет, тот может прочитать мой текст в «Новой газете» или посмотреть текст, который я выложила во вторник на YouTube.

Только скажу две вещи. Во-первых, конечно, что все рассказы политологов о том, что Путину нужен Лукашенко, и Кремль никогда не будет устраивать «цветной революции» в другой стране — то просто откровенный газлайтинг. Потому что, я напоминаю, что был переворот в Черногории, тот самый, деньги на который посылали через Western Union. И, что интересно, по версии обвинения, эти диверсанты должны, с одной стороны, привести к президентскому дворцу народ, который будет протестовать против подтасованных результатов выборов, — а напоминаю, что черногорский премьер тот еще жук, он сидит еще дольше Лукашенко, он чуть ли не с 91-го сидит, правда, с мелкими перерывами, — а, с другой стороны, надо было стрелять в этот народ, вызвав тем самым окончательное возмущение.

То есть, судя по всему, эта мысль: Организаторы «цветных революций» сами стреляют для того, чтобы спровоцировать беспорядки, — она в Кремле стала настойчивым НРЗБ. Я не говорю, что планировалось именно это. Я не знаю, что планировалось. И, я думаю, что мы никогда не узнаем, потому что Кремль и Лукашенко по любому договорятся.

И заметим, что на этой неделе из Минска не доносилось ни звука. Но что касается рассказа «Комсомолки» о том, как этих бедных головорезов подставили кровавые украинцы, каждый раз, когда мы попадаемся с поличным, то, оказывается, что Скрипаля отравили сами англичане, «Боинг» сбили сами украинцы. И напомню, что в «Комсомолке» опубликовали просто бездну всяких бумаг, нарисованных, я думаю… точнее, не я думаю, а Дмитрий Андреевич Муратов думает, что их нарисовали на том же самом компьютере, на котором рисовали историю про летчика Волошина. Там были и несуществующие номера, с которых им якобы звонили. Причем биллингов к этим номерам не прикладывалось. И билеты, которые покупали якобы в Киеве и контракты, которые были несуществующие.

Ну, во-первых, до этого прекрасного объяснения не додумались даже Петров с Башировым. Надо было им прийти и сказать: «Мы, действительно, российские разведчики Чепига и Мишкин, и вы знаете, нам пришло электронной почтой: «Не хотите ли вы слетать в Солсбери и постоять в такие-то даты перед собором?» А сейчас мы выяснили, что эту электронную почту посылал Ходорковский».

Но я просто бы на два момента хотела обратить внимание. Первое: что у нас сам товарищ Песков и также российский консул официально заявили, что, дескать, задержанные боевики отправлялись в Венесуэлу. То есть, получается, что по версии «Комсомолки» Песков и консул отмазывали кровавых украинцев.

И вторая заключается в том, что если принять версию «Комсомолки» за правду, что 180 человек практически в военной части все одновременно подписали некие фиктивные бумаги и строевым шагом отправились на выполнение операции в соседнюю страну, и начальство даже не слышало, что они ушли от казармы, то получается, что это начальство этих людей подставило, потому что больше некому.

Как я сказала, я не думаю, что начальство подставляло своих людей. Я думаю, что это чистый «летчик Волошин». И, собственно, я хотела говорить об успешном фейке, хотела рассказать вам второй раз подряд о досье Стила, которое, как выяснилось, источником главным был некий лузер по имени Игорь Данченко, который даже не имел грин-карты, пытался все время получить рабочую визу в США. И это совершенно потрясающая история, потому что это вам не летчик Волошин, и это вам не украинцы, которые подставили вагнеровцев. Потому что это история, которая сделана на том же тупом уровне, что и летчик Волошин. Но, несмотря на это, она владела умами значительной части американской левой элиты в течение несколько лет. И, собственно, это удивительная история о том, что качество фейка не имеет значения, а имеет значение, существует ли среда, в которой есть спрос на этот фейк.

Вот я горда констатировать, что спроса на летчика Волошина в России нету в думающей части общества, а спрос на досье Стила в американской элите, к сожалению, был. Потому что самые удивительные фейки, если на них есть спрос, в них можно верить. Например, можно верить, что человек, который пытался поднять 2 тысячи лет назад восстание в Иудее и был вместо этого распят позорно римлянами как самый последний преступник, — вот его ученики сказали: «Не бойтесь, ребята, сейчас через несколько дней он воскрес, он сейчас придет с войском ангелов на облаках, всем даст золотые троны, всем даст вечную жизнь». И если существовал спрос на эту историю, то, как мы видим, эта история жива аж 2 тысячи лет. Досье Стила и летчик Волошин явно проживут гораздо меньше.

Вот теперь я обещаю, что во вторник я запишу историю про досье Стила. С вами была Юлия Латынина и «Код доступа».

(*) группировка (организация) запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире