Время выхода в эфир: 25 июля 2020, 19:06

Ю.Латынина Добрый вечер! С вами Юлия Латынина и «Код доступа». Слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube-каналу «Латынина ТВ», по YouTube-каналу «Эхо Москвы», на который не забывайтесь подписываться.

Назначение Дегтярева-Банного вызвало новый взрыв негодования в Хабаровске. Пришло больше, чем в прошлую субботу, а вы прошлую субботу пришло больше, чем в позапрошлую, десятки тысяч человек пришли. Кремль спешно принял закон об узаконенной фальсификации голосов… ой, простите — о 3-х дня голосования в сентябре.

Но я все-таки рискну начать с положительной новости, что не часто мне приходиться делать. А именно: в Институте Гамалеи сделали вакцину против коронавируса. Это векторная вакцина, которая прошла две фазы испытаний. И даже глава российского Фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев ее себе вколол — и жив-здоров. Это очень круто. Причем сначала появились рассказы, что русские сделали вакцину и вкололи начальникам, и русские олигархи — кажется, это Bloomberg написал — имеют защиту против коронавируса. Это, конечно, производило комическое впечатление, потому что не те в России начальники, чтобы испытывать на себе вакцину, как Екатерина Великая.

В этом смысле Дмитриев крутой чувак. Я думаю, он сделал свои поступком много для продвижения вакцины Гамалеи, больше, чем некоторые испытания. Но только в этом смысле крутой. Я не хочу сказать, что Дмитриев вообще замечательный чувак.

Потом еще появились рассказы опять же в западной прессе, что русские хакеры взломали места, где производятся вакцины, то ли Оксфорд взломали, то AstraZeneca взломали, в общем, всех вместе. Я, конечно, не сомневаюсь, что русские хакеры, действительно, там чего-то взломали. Но в России каждый занимается своим делом. Хакеры из ГРУ ломают, ученые делают. Я как-то не уверена в двух вещах. Первое: что хакеры вообще смогли прочесть то, что они взломали, и второе: я как-то не уверена, что они передали ученым, потому что, я думаю, что в славных советских традициях это слишком секретные сведения, чтобы передать этим балаболам.

Кстати, не только в Гамалеи делают вакцину, там в «Векторе» что-то делают. Вот стало известно, что все-таки в Гамалеи, действительно, неплохо сделали. Денис Логунов — человек, которые непосредственно этим занимался, дал даже интервью «Медузе». Это как раз тот случай, когда у нас в России была крутая эпидемиология и вирусология. Мы исторически граничили со всякой среднеазиатской чумой. Большевики с этим реально боролись.

И, конечно, я тут не со своих слов будут рассказывать, я буду рассказывать со слов тех вирусологов, которые в основном уехали из России, в том числе, со слов Константина Чумакова, который сын знаменитого советского вирусолога Чумкова, который как раз в FDA сейчас как раз в офисе вакцин.

И кто-то уехал, кто-то остался. Вот Гинзбург сделал, действительно, отличный институт. Логунов, который сделал, собственно, вакцину — это человек, который долго был в США и вернулся ровно потому, что Гинзбург предложил ему несравнимые условия. Там реально новейшее оборудование. И то, что они сделали так быстро — это не случайно, потому что они уже три года занимались векторной вакциной против MERS, достаточно близкого родственника COVID.

Теперь в чем хорошие новости и в чем плохие. Кроме того, что это суперкруто, ничем особенным — и это хорошо — эта вакцина не выделяется. Она построена на том же принципе, что и оксфордская вакцина, китайскую вакцину так же делают, Johnson & Johnson на том же принципе делает вакцину. И это хорошо. Потому что в изготовлении вакцины, как в изобретении колеса, особых прорывов, в общем, не существует. И если бы мне сказали, что вот мы сделали что-то такое, свое, особенное, как у нас в рекомендациях депздрава по поводу лечения короны, если помните, были какие-то фуфломицины — кагоцел и так далее, — а вот, слава богу, вакцина Гамалеи — это полный мейнстрим качественный. Это очень хорошо. Это векторная вакцина. То есть берут аденовирус, встраивает в него специфических ген, в данном случае это был ген, кодирующий специфический для короны S-белок. Перед эти его переводят из РНК в ДНК, потому что коронавирус — это РНК. Соответственно, вставили этот ген в геном аденовируса. Аденовирус — телега, и на ней приехал груз.

Что плохо. Есть две большие проблемы, которые не зависят от самого Института Гамалеи, а зависят от характера коронавируса, То есть если эти проблемы будут, они будут у всех вакцин этого векторного типа и да, возможно, у всех вакцин против коронавируса. Одна из них называется ADE-эффект — это антителозависимое усиление реакции. Суть его заключается в том, что вакцинация не ослабляет заболевание, а усиливает его.

Причина этого усиления заключается в том, что некачественное антитело связывается с вирусом, как и положено, но после этого вирус не убивается, а антитело, наоборот, затаскивает его в клетку. То есть вместо того, чтобы служит для того, чтобы убить коронавирус, оно служит проводником, ключом, чтобы отпереть ворота, как если выслали сторожей, чтобы запретить врагу проход, а сторож был подкуплен и облегчил врагу подход. Это свойственно целому ряду вирусов, в частности, желтой лихорадки, Зико, Денге, ВИЧ это свойственно. К сожалению, свойственно целому ряду коронавирусов.

Вот Логунов говорит, что ADE-эффекта у его вакцины нету. Ну, будем надеяться.

Вторая неприятная история. Обычно вакцина действует так: она продуцирует антитела, которые в крови живут три недели — то, если угодно кратковременная иммунная память. Есть долговременная иммунная память, потому что антитела производятся плазматическими клетками, и пока они стимулируются, они продолжают производить. А если вирус исчез, эти плазматические клетки отмирают. Но в большинстве случаев часть этих клеток превращается в клетки памяти. Они уходят в костный мозг и сидят там. И когда вы в следующий раз сталкиваетесь с этим антигеном, они быстро просыпаются, из них быстро возникают плазматические клетки, они снова быстро начинают вырабатывать антитела. Но вот для некоторых антигенов память хорошая, а для некоторых эта память не возникает.

То есть, грубо говоря, есть кратковременная память, но не возникает долговременной. И вот это плохая новость, потому что это происходит с сезонными коронавирусами. Напоминаю, что часть простуд, которыми мы болеем, вызывается сезонными коронавирусами. И возможно, это происходит с уханьским вирусом, потому что мы видим людей, которые в марте переболели и сейчас болеют опять. Это, например, происходит с ВИЧ. Вот почему нельзя создать вакцину против ВИЧ. Вообще-то, можно, но она действуют три месяца. Клетки памяти просто не возникают для этих вирусов. И есть серьезные основания опасаться, что это будет так же, как с ВИЧ просто потому, что этот вирус хотя он совсем другой, он по структуре похож на ВИЧ — это сильно гликированные белки, покрытые сахаром, и, соответственно, возможно, что они и будут вести себя одинаково.

То есть еще раз: это не проблема российской вакцины, это не проблема вакцины Гамалеи — это проблема коронавируса.

Хорошая новость тут вот какая: у организма есть огромное количество обеспечить иммунитет, кроме антител и плазматических клеток. Вообще, 20% генома уходит на то, чтобы создать иммунитет. Существует, например, огромное семейство Т-лимфоцитов, которые самые являются действующим агентом, которые сами распознают клетку, инфицированную вирусом, убивают эту ветку, где сидит вирус. Это другая ветвь иммунитета, которая основана на клеточных ответах.

Вообще, там целый зоопарк, там огромная армия специализированных клеток, которые обмениваются друг с другом цитокинами. И вообще есть масса способов. В некоторых случаях в борьбе против вируса преобладает одна система, в других — другая. И, соответственно, в этом смысле очень хорошо, что это векторная вакцина. Есть тоже одна из компаний, которые готовят вакцину Moderna. Она готовит вакцину на основе мРНК, где есть РНК, и есть белок, который доставляет, собственно, РНК, и тогда, видимо, вырабатываются только антитела и появляется НРЗБ клеточный иммунитет.

Ю.Латынина: В России каждый занимается своим делом. Хакеры из ГРУ ломают, ученые делают

Соответственно, векторные вакцины, которые активируют все ветви иммунитета и вырабатывают самый лучший системный ответ: они просто чистенький белок туда засовывают.

Даже если все страшные вещи, которые я сказала, оправдаются, за исключением ADE-эффекта, и вакцина получится слабенькая — еще раз повторяю: не в связи с тем, что плохие вирусологи в России или плохие вирусологи на западе, а в связи с тем, что так устроен этот вирус, — уже это позволит выиграть время. Потому что уже, смотрите, появилось какое-никакое лечение против короны, и уже мы приблизительно понимаем, что на ранних стадиях надо давать ремдесевир; если человек серьезно заболел, надо давать ему антикоагулянты, противовоспалительные, антигистаминные средства. Все-таки есть серьезные основания полагать, что рано данный хлорохин помогает против этой болезни.

Вот совсем недавно опубликована еще очень интересная работа, где врачи, профессора увидели, как вирус убивает легкие: он препятствует сжиганию углеводов и как следствие жир появляется внутри легочных клеток, потому что это ему нужно, чтобы размножаться, и, собственно, поэтому пациенту с высоким сахаром и холестерином находятся в группе риска. И они стали проверять, есть ли какие-то лекарства, которые снижают, собственно, холестерин, как они действуют на вирус. И они нашли обыкновенное лекарство, очень старое, которые называется Трикор, он же Фенофибрат — это предыдущее поколение, это даже не статины, которое очень хорошо действует на легкие больных вирусом и в течение 5 дней там их убивает. Но это сравнительно новая история.

И последнее, что я хочу сказать, что нам все время говорят, что русские срезают углы при испытании. На самом деле там особых углов, как я понимаю, Институт Гамалеи не срезал, кроме того, что команда вся привила вакцину сама себе. Но я вас скажу так, господа, нам все уши прожужжали про то, какой это страшный вирус, про локладун, про то, что из комнаты выйти нельзя. И вирус, действительно, очень неприятный, хотя мы понимаем, что второго локдауна в Москва, например, точно не будет, потому что в недемократическом обществе, в обществе, которое не платит своим гражданам субсидии по болезни, локдаун — это как раз тот случай, когда лекарство хуже болезни, потому что демократические страны — это отдельный вопрос. Но вот мы видим, что в Москве Собянин пытался делать как в демократических странах и даже как в Китае и получил такой негатив в свой адрес, какой не получил даже Беглов, который не делал не хрена.

Ю.Латынина: Кроме того, что это суперкруто, ничем особенным эта вакцина не выделяется

Потому что то, что творилось в Питере, это был просто ад. А если вы посмотрите отзывы тех людей, которые попали в московские больницы или прочитаете статью любимой мной Елены Костюченко, у которой свыше 500 тысяч, по-моему, уже прочтений собрало это эпическое полотно о том, как московские врачи боролись против короны, — здесь дело не в экономике, а в мироощущении. В ситуации, когда люди не ценят свою жизнь, им не платят за то, чтобы они сидели дома, значительная часть не ценит свою жизнь, локдаун совершенно точно неоправдан для властей.

Так вот в этой ситуации, мне кажется, ребята, либо штаны снимите, либо крестик наденьте. Если это такая страшная проблема, то максимально оправдано срезать все те углы, которые можно срезать, которые касаются бюрократии и которые не касаются, собственно, медицинских проблем. Потому что у них, знаете, очень просто. Я к чему рассказывала, что коронавирус серьезная штука — по одной простой причине. Вот я думала: я хочу, чтобы мои родители заболели или нет? Ответ: не хочу, и готова сидеть где угодно и делать что угодно, чтобы этого не произошло.

И по поводу вакцины у меня тоже простая штука. Вот меня спросите, вколю ли я себе сейчас вакцину Гамалеи? Отвечаю: вколю. Родителям — пока подожду. Они — группа риска. Мне бы хотелось более широких испытаний.

То есть я могу честно сказать: да, для меня это круто, потому что да, в мире делается 140 вакцин, из них всего несколько серьезных, и то, что Институт Гамалеи оказался одним из серьезных, для меня это крута. И когда мне там, Константин Чумаков говорит: «Ну, это же элементарно, Ватсон, все знают, как делать правильную вакцину». Ну, для развитой страны элементарно. Но вот Зимбабве не сделала, Украина не сделала. А вот все-таки по этому фактору, по вакцине мы оказались близко к странам первого мира — это респект, это круто и это уважуха Логунову.

Кстати, об Украине . Там произошла совершенно потрясающая история, которую на этой неделе мало кто заметил в России почему-то. Напомню, что в середине недели мы проснулись с известием, что какой-то сумасшедший террорист в украинском Луцуке захватил автобус с заложниками, пригрозил их взорвать, потребовал, чтобы президент Украины опубликовал у себя в Фейсбуке видео со словами: «Фильм «Земляне» 2005 года смотреть всем». Тут я должна сказать, что этот чувак был совершенно серьезный. У него не было взрывчатки, как он рассказывал, что он чего-то заминировал вокруг, но у него были гранаты, у него была Ф-1, вооруженный до зубов человек. Что такое Ф-1 в автобусе? Это 5 трупов, если бросишь. И вот президент Зеленский записал видео, опубликовал, и террорист заложников отпустил. И после этого его взяли.

То есть еще раз, на минуточку. Абсолютно, казалось, безвыходная ситуация. Вы представляете, чтобы наш российский президент опубликовал такое видео? У него, по-моему, и Фейсбука-то нет. 13 пассажиров утром 21 июля. Террориста звали Максим Кривош. 2 судимости, одна на 18 лет. Тяжкие психические расстройства. В общем, просто очень похож по психопрофилю на этого схиигумена Сергия. Но вместо того, чтобы захватить под свою власть сотни людей в монастыри и скиты в непроходимых уральских лесах, изгонять бесов и так далее, захватил Кривош всего лишь автобус, что, согласитесь, менее опасно.

Кстати, вы заметили, что в России, несмотря на всю неделимость родины и уголовную статью, как-то Кремль охотно — странно — терпит всякие новообразования: тоталитарные эти скиты на Урале, куда не ступала нога мента, Чечня, Таймыр опять же. Ну это же просто антикапиталистическая мрачная утопия: вся власть принадлежит корпорации на Таймыре, точнее оффшору.

И главный критерий тут простой: Кремль терпит те или иные территории, где с правами человека еще хуже, чем в подконтрольной ему России. Вот персидского царя в свое время называли царем царей потом, что на самом деле его территория была рыхлая и плохо контролируемая и там жили другие цари. Вот в этом смысле президента Путина можно назвать царем Сергия, Чечни и Таймыра.

Так вот Максим Кривош захватывает автобус, поздравляет подписчиков с «Днем антисистемы», требует от Зеленского видео про этот фильм «Земляне». Фильм снят зоозащитниками, вегнами — борются против расизма, сексизма, за права животных. Еще Кривош нас обрадовал мыслью, что государство — главный террорист. И для того, чтобы подтвердить самоочевидную для всех нынешний американских ультралевых истину, он потребовал от всех высших украинских чиновников, включая премьера, спикера, министра обороны, МВД, главу СБУ, олигархов Ахметова и Коломойского, Пинчука, Порошенко и Виктора Медведчука опубликовать в своих сетях и на YouTube видеообращение со словами «Я террорист в законе». Видимо бедный Кривош насмотрелся репортажей из Портленда и Сиэтла

Ю.Латынина: Это не проблема российской вакцины, это не проблема вакцины Гамалеи — это проблема коронавируса

Вообще, согласитесь, несправедлив мир: захватил автобус — псих; если захватил целую страну в заложники — вождь и президент. И вот он требует от Зеленского видео. И Зеленский звонит ему, они говорят. И Зеленский убалтывает его сначала на то, чтобы освободить 3 человек. И как-то Зеленский постарался ради Медведчука… В общем, короче говоря, террорист забыл про Медведчука и Порошенко, а за всех отдувался Зеленский, даже за Порошенко. Потому что он опубликовал это видео, соответственно, тот, как договаривались, выпустил людей — его арестовали.

И вот еще раз: вы представляете себе, что бы от Путина потребовали террористы и он бы опубликовал бы какое-то видео? Ну, слушайте, куда там! Мы же на уступки не идем, нас же не нагнешь. Помните Беслан? Ну, конечно, тут не сравнить. С одной стороны, 13 человек, с другой стороны, свыше 1100. Но механизм же тот же: террористы требовали переговоров. Путин не то что на переговоры не пошел. Он потом рассказывал, что в переговоры с террористами вступать нельзя, и даже, более того, нам сказали, что террористы такие странные: они не требовали никаких переговоров, вот они прислали заложницу с телефоном, а телефон оказался неправильный. А потом они выкинули из окна видеокассету — и нам сказали, что на ней ничего не оказалось, хотя кадры из этой кассеты потом показывали по телевизору. И вообще террористы захватили только 350 человек — ну, чего там с ними говорить-то?

Поскольку террористы захватили, как я уже сказала свыше 1100 человек, то, услышав, что их 350, они осатанели, они перестали давать детям пить — дети пили собственную мочу. Они говорили: «Сказали по телевизору, что вас 350 — вот и останется 350».

У нас президент Путин постоянно подчеркивает, что он выходец из ФСБ и его специальность: спецоперации. Он пытается править миром посредством спецопераций и гибридных войн. Но когда в Беслане террористы захватили школу, Путин, который тогда летел из Сочи в Нальчик, развернул самолет и полетел в Москву. Беслан он оставил другим. Это была операция не его уровня. Подумаешь, 1128 человек, из них 777 детей. То дело — Донбасс.

Президент Зеленский не выходец из спецслужб. Он по профессия, когда я последний раз проверяла — актер-комик. Он не правит Украиной посредством спецопераций. Но когда в Луцке террорист, вооруженный до зубов гранатами, захватил автобус, то бывший актер Зеленский, не имеющих антитеррористических навыков, позвонил террористу сам, он вел с ним переговоры сам, хотя террорист этого не требовал, он взял всю ответственность на себя. Он отдувался за Порошенко и за Медведчука, которых он ненавидит. И если бы этот сумасшедший взорвал автобус, конец был бы Зеленскому, потому что в конкретном украинском политическом климате, мы прекрасно понимаем, что тот же самый Порошенко, тот же самый Медведчук и Тимошенко и так далее не упустили бы возможность раскатать по асфальту президента-комика, который «да, вот он решил поговорить с террористом и уболтать — и в результате потеряли жизни людей».

Собственно, в этом разница между выборным политиком, который думает об избирателях и выборах и вождем, которого не нагнешь.

Что касается переговоров с террористами, то их следует вести обязательно и ровно так, как Зеленский: чтобы уболтать их, расслабить, освободить часть заложников и подготовиться к штурму.

Слушайте нас по «Эхо Москвы» и смотрите нас по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и «Латынина ТВ», на который не забывайте подписываться. А я перехожу к главной теме недели — к назначению Михаила Дегтярева врио губернатора Хабаровского края, потому что это то совершенно что-то невероятное.

Ю.Латынина: Вколю ли я себе сейчас вакцину Гамалеи? Отвечаю: вколю. Родителям — подожду. Они — группа риска

То есть понятно, что такое назначение Дегтярева. Это человек с репутацией клоуна, с фотографиями с Жириком в бане. В принципе, это такой политический Павленский. Помните, был такой художник Павленский, который сначала у нас яйца прибивал на брусчатке, чтобы его заметили и носили на руках. Его носил на руках, кстати, Театр.doc. И в этом смысле Дегтярев очень похож на Павленского, но поскольку он во власти, он не собственные яйца прибивает, а всё время вносил законопроекты о прибивании яиц других россиян. Они по-разному назывались: законопроект о запрете хождения доллара… Он рассказывал разные удивительные вещи, например, про то, как у него 5 долларов висят на холодильнике и приманивают еду. И когда там были доллары, то еда была с нитратами и генномодифицированными продуктами, а как только он повесил 500 рублей с православными крестами, продукты стали качественные.

Я когда впервые это услышала в передаче Невзорова, я решали, что Невзоров по своему обыкновению шутит. Нет, господин Дегтярев это реально рассказывал в программе «25 часов». Там много чего было: запретить иностранному бизнесу использовать бренд «Водка»; штрафовать российских юниоров за отъезд за рубеж в профессиональные спортивные команды; законодательно закрепить что-то за Дедом Морозом. В общем, короче — троллинг, чтобы тебя заметили.

Ю.Латынина: ЛДПР — партия легкого политического поведения, но в тяжелых обстоятельствах такие партии дорого стоят

Еще легко заметить, что в партии Жириновского есть два крыла. Одно крыло состоит из авторитетных бизнесменов, которые решили пойти во власть с билетами эконом-класса. Это вот Фургал, это Глущенко какой-нибудь. А другое крыло состоит из молодых и красивых мужчин, часто начинавших помощниками Жириновского. Обыкновенно мы можем найти их фото с Жириновским в бане.

И вот хабаровские мужики, которые поднялись за Фургала, они могут посмотреть на фото молодого и красивого Дегтярева с Жириновским в бане и воспринять это как совершенно конкретный месседж Кремля — кого он им присылает в губернаторы.

Потому что, знаете. в марте 2018 года разгорелся скандал из-за заявления журналиста Рената Давлетгильдеева, который обвинил Жириновского в сексуальном домогательстве, утверждал, что политик трогал его за ягодицы, а потом его «за руку пытались вывести из здания помощники Жириновского и отвести его в корпоративную сауну».

И вот, как мы видим на фото господина Дегтярева, он ездил с Жириновским в сауну без всякого насилия.

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Это опять Юлия Латынина, опять «Код доступа». Слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и по YouTube-каналу «Латынина ТВ», на которые не забывайте подписываться. И я говорила о господине Дегтяреве. В общем, Дегтярев не посрамил ожиданий, когда его назначили в Хабаровск. Потому что сначала он заявил, что он выйдет с удовольствием к жителям Хабаровска, но позже, так как есть первоочередные задачи. Согласитесь, это прекрасно, что у врио губернатора, который назначен в город, который митингует две недели подряд, есть более первоочередные задачи, чем выйти к митингующим. Потом он заявил: «Не уйду». Потом о заявил, что «не выйду», забыв свое первоначальное обещание, что выйдет. Чего стоит его кокетливое заявление, что он по-прежнему будет ходить в баню с начальниками.

Слушайте, я думаю, может быть, вы ему там джакузи выроете, протестующие, перед зданием администрации? Может быть, он тогда выйдет с вами в джакузи попариться.

На мой взгляд, конечно, это означает, что справедлива чисто коммерческая версия ареста Фургала. То есть дело не в политике, дело в заводе «Амурсталь», который приглянулся Ротенбергам, который один может поставлять стальные конструкции дешево для моста на Сахалин. Потому что если бы Кремль, действительно, волновала политика, никогда бы не назначили Дегтярева.

Я напомню, что эта история про то, что «ах, выиграл спойлер — и Кремль обиделся», она как-то не держит воды, потому что я уже говорила, что выборы в Мосгордуму благодаря «Умному голосованию» выиграла целая куча спойлеров, никто их не арестовывал, что Фургал вполне себе человек системы, член супермаркета под названием ЛДПР, точно умеет договариваться: скажут отнести — отнесет, попросят договориться — договорится. Поэтому единственное политическое объяснение, которое теоретически было возможно, было то, что это такая акция по удешевлению ЛДПР в преддверии сентябрьских выборов. Вот на них ожидается протестное голосование. Придут новые Фургалы. Опять же ЛДПР, почуяв кровь в воде, она к этому будете готовиться. Потому что когда вы партия проигрывающих спойлеров, вам цена одна, а когда вы партия выигрывающих спойлеров, цена повышается. И, соответственно, да, ЛДПР — партия легкого политического поведения, но в тяжелых обстоятельствах такие партии особенно дорого стоят. То есть можно было предположить, что арест Фургала — это такая демпинговая операция по сбиванию цены.

И согласитесь, если назначают в ответ губернатора из ЛДПР, то эту теорию назначение Дегтярева напрочь опровергает, потому что назначение Дегтярева увеличивает цену ЛДПР, а не снижает.

И, таким образом, мы опять снижаем к версии, которую впервые высказал Сергей Игонин. Напомню, что в 17-м году 50% «Амурстали» попадает в руки Фургала и его партнера Мистрюкова. Еще 50% отходит Павлу Бальскому, исторически связанному с Ротенбергами. Он бывший член совета директоров банка Ротенбергов. Он глава Национального союза ветеранов дзюдо, высший совет которого возглавляет Ротенберг. После победы Фургала, якобы ему неожиданно говорят: «Слушай, ты нарушил договоренности — не снялся. Гони акции».

В результате, когда Фургал отказывается в ноябре 19-го года, Мистрюкова сажают. Обратите внимание, совсем не политическая история. Мистрюков не только дает показания на Фургала, но и продает акции тому же Бальскому. Вот вы представляете себе, как держат человека в «Лефортово», и до него никому нет доступа, даже с членами ОНК он отказывается встретиться, но он успевает дать доверенность жене (интересно, при каких обстоятельства?) на продажу акций.

Цена вопроса: грандиозное вероятное строительство моста на Сахалин, которое обещает быть даже более сладким, чем Крымского моста. Для которого «Амурсталь» самый быстрый и дешевый поставщик. И посмотрите статью Ирины Тумаковой в «Новой газате», где она пишет, в частности, что за два дня до ареста губернатора, соответственно, весь кредит завода выкупает компания «Армада» у банка «Восточный», в том числе, она выкупает даже заложенную долю жены Фургала. Получается, что завод принадлежит Бальскому на ¾. Достаточно один раз просрочить выплату долга компании, принадлежащей ему же на 100% — и залог переходит в руки партнера семьи Ротенбергов. Соответственно, получается, что первичной была коммерческая версия. А всё остальное — это предлог, чтобы разорвать Фургала.

А что хабаровчане посмотрят на снимок губернатора в бане и могут воспринять это назначение как дополнительное унижение, — ну, так, мало ли что? В конце концов, вот есть исторические прецеденты. Сегун Тукгава Синаеси назначил молодого и красивого Янагисаву своим канцлером. Король Эдуард передал все дела королевства в руки молодого и красивого Пирса Гавестона, а потом, когда барона Гавестона повесили, в руки не менее молодого и красивого Хью Диспенсера и его отца. А король Джеймс сделал молодого и красивого Джорджа Вильерса всесильным герцогом Бекингемским. Ну, чем Дегтярев хуже герцога Бекингемского?

Я не могу сказать, что это какой-то роковой шаг Кремля, потому что Кремль прекрасно понимает, что если в России будет революция, то она начнется в Москве или, в крайнем случае, в Питере, а не в Хабаровске. Да, это особый регион, это Дальний Восток. Но я хочу сказать, что у Путина, у системы, построенной Путиным, всегда отсутствовала обратная связь. Это было принципиально. Это была главная характеристика построенной системы. И это очень редкая вещь. Потому что необязательно быть демократией, чтобы иметь обратную связь.

Вот, например, Китай — не демократия. Но там обратная связь между управляемыми и управителями всегда была очень сильная, в частности, через показатели экономического роста, которые предоставляют губернаторы. Или, например, агентство «Синьхуа», которое мы знаем как информационное агентство, оно всегда действовало внутри Китая, в том числе, как инструмент обратной связи. Начальник филиала агентства в той или иной провинции всегда был вторым после главы провинции человеком там, потому что именно он собирал все сведения, что происходит в провинции и докладывал наверх. С обирал, в том числе, не открытые сведения, то есть действовал как такая контрразведка своеобразная.

И в Китае очень развит институт жалобщиков, когда реально человек, если что-то такое невероятное случилось, может добежать до Пекина. Конечно, если ему повезет, это может превратиться в крупную общенациональную кампанию. В Китае очень много возмущений на локальном уровне, когда то или иное село чем-то недовольно, жители начинают протестовать, и власть к этому прислушивается.

А в России было абсолютно наоборот. Тебе попало от какого-нибудь среднего начальника — ну, попало и молчи. А если ты начинаешь возмущаться, то ты просто преступник, ты пошел против системы. И система тогда тебя закатает в асфальт. И до поры до времени это действовало, потому что это отбивало охоту жаловаться. А вот сейчас мы видим, что то, что система лишена отрицательной обратной связи, в результате делает так, что эта система идет вразнос.

Ю.Латынина: Несправедлив мир: захватил автобус — псих; если захватил целую страну в заложники — вождь и президент

Хабаровск — это, конечно, ничуть не переломная точка, но это симптом, и эта не та соломина, которая сломала спину быка. Но это очень серьезная нагрузка на спину быка, которая всё тощает, а нагрузка всё увеличивается.

И, собственно, понятно, что в Кремле понимают, что происходит что-то не то и пытаются как-то с этим «что-то не то» совладать в силу своего понимания картины. И поскольку они не могут отменить главную причину недовольства, то есть отмену демократию в России и все большее недовольство центральной властью, они пытаются ловить курей, которые выпили воду из плотины.

Вот только что в России фактически отменили выборы сентябрьские, даже те жалкие, которые были, потому что понятно, что распространение принципа 3 дней голосования означает, что за 3 дня голосования будет вброшено сколько надо Кремлю. Но опять же это означает, что Кремль — я уже об этом говорила — больше не решается действовать мелкими вбросами, каруселями и прочими способами подкрутки и подправки системы, которыми он действовал даже в 11-м, 12-м году, потому что тогда объем вбросов не превышал 10, максимально 15 миллионов.

Сейчас, с точки зрения Шпилькина на последнем референдуме речь шла минимум о 26 миллионах вбросов. Это ужасное число для Кремля, особенно если мы представляем себе, что значительная часть людей, которые голосовали за поправки вполне серьезно, за вот эти патриотические поправки типа «Россия — родина слонов» и прочее, и половина из тех людей, которые голосовали за эти поправки, были против бесконечного продления полномочий Путина, для чего все, собственно, и затевалось.

Собственно, кстати, в Хабаровске мы имеем ту же самую картину, потому что вначале люди протестовали против того, что у них забрали Фургала, которого они сами избрали. Обратите внимание, что это был протест: а) ядерного электората Путина, б) он не был связан ни с какой экономикой, он конкретно был связан с тем, что «вот мы выбрали губернатора — а вы у нас его утащили». И люди топили за Путина и против непонятно кого, кто арестовал Фургала. А после того, как назначили Дегтярева, даже самым тупым уже стало всё ясно, уже никто в этой толпе за Путина не топил. Уже то, что кричали, это было несладко.

И, собственно, помимо отмены выборов мы видим то, о чем легко было догадаться: мы видим нарастающий террор-лайт. Потому что, конечно, Кремль исповедует тактику, что не надо прибегать к тяжелому оружию, когда есть возможность обойтись легким, а, во-вторых, всегда есть возможность наращивать дальше конфликт.

Мы видим, что хотели избить Егора Жукова. Мы видели, что избили члена штаба Навального, который вел репортажи из Хабаровска. И мы видим, что Навальный вынужден закрыть ФБК. Чтобы было понятно — это очень тяжело, он вынужден закрыть ФБК по иску Пригожина. И, конечно, надо понимать, что Пригожин играет тут ту же роль, что знаменитые шахтеры и трактористы в Донбассе. Но вот не они сбивали «Боинг», и не Пригожин утюжит Навального. Кремль ведет против Навального гибридную войну и изо всей силы пытается сделать вид, что ее ведут шахтеры и трактористы; сделать вид, что «Ну что вы! Это личная инициатива Пригожина. Ну, вот кто-то избил мальчика Навального в Хабаровске — но это же хулиганы его случайно избили».

И в основном пока Кремль бьет по деньгам, потому что повальная конфискация техники, повальные аресты счетов. И надо понимать, что ликвидация ФБК — это очень серьезно, потому что Навальный живет на пожертвования, а люди, которые делают пожертвования, они не переходят автоматически с одного адреса на другой. Кто-то забудет переподписаться, кто-то вообще забьет на это дело.

Ю.Латынина: Дегтярев — человек с репутацией клоуна, с фотографиями с Жириком в бане. Это такой политический Павленский

И в рамках этой же гибридной войны не только против Навального, но и против всего российского общества — это, конечно, приговор историку Юрию Дмитриеву, который оказался ожидаемо легким, потому что, как вы видите, все приговоры — приговоры Серебренникову, приговор Дмитриеву, — они прямо пропорциональны от степени общественного возмущения. И Дмитриева, в конце концов, приговорили к сравнительно незначительному сроку, который приведет к тому, что он может выйти на свободу в ноябре, и мы, гражданское общество, должны сказать: «Ой, ну, слава богу, помучили и отпустили — только помучили».

Еще одна новость, на которую, я хочу, чтобы вы обратили внимание, а именно: Благовещенский суд арестовал 8 рабочих. За что же он их арестовал? Очень просто: они работали на заводе «Газпрома». Им не платили деньги. Им не платил деньги подрядчик строитель. Они попытались спросить, что же такое происходит. Тогда их уволили. Тогда они разгромили офисные помещения компании подрядчика. И вот после этого их, собственно, и приняли за хулиганство. То есть посмотрите, как хорошо: людям не выплатили зарплаты, а когда они возмутились — посадили. На мой взгляд, чего же сажать-то? Уж лучше сразу расстреляйте. Помните, Ленский расстрел бы как раз в этих местах.

Я возвращаюсь к еще одной теме — коронавирусу, с которой я начала. Помните, пару месяцев назад известный филиал китайской Компартии под названием Всемирная организация здравоохранения, начал нам нагонять очередную волну паники со словами: «Знаете, тут появились тесты на коронавирус, но человек, который сдал тест на коронавирус и показал положительный результат, то есть он болел, ему все равно выходить из дома нельзя, потому что, может быть, это тест реагирует на антитела от других коронавирусов». Как только я это прочла, я тут же звоню моему любимому Косте Чумакову и говорю: «Слушайте, у меня вопрос: если тест не может отличить антитело от другого коронавируса, обычного, который, например, простудный — будем называть их простудными коронавирусами, хотя это не очень точно, потому что очень небольшая часть наших простуд вызывается коронавирусами, где-то 3–4%, — то, может быть, антитело от простудного коронавируса помогает и от нашего страшного?» И Константин мне говорит: «Да, такая гипотеза рассматривается. Очень возможно, что этим объясняется разная смертность по странам». У меня глаза вылезают на лоб. Я говорю: «А почему я этого не слышала?» Чумаков смеется, говорит: «Ну, подайте на грант заявку».

Тем временем у нас стали реально получаться не такие цифры заражения, которые обещали. То есть понятно, что это серьезная болячка. В Италии были случаи, когда вымирали целые семьи. Но статистически не получается того, чем нас стращали. И вот Сэр Джон Белл, профессор медицины в Оксфордском университете, тот самый, который возглавляет оксфордскую вакцину, вдруг заявил, что у значительного числа людей, вероятно, имеется фоновый уровень иммунитета, и это происходит именно от других коронавирусов, которые выступают как прививка».

Напомню, что вот эта история, что антитела от одного коронавируса могут быть приняты за антитела к другому коронавирусу тестом, они могут быть приняты за антитела к другому коронавирусу и организмом и действовать как что-то, что его прекращает, в общем, естественное предположение, настолько естественное, что его без всякой подсказки сделала ваша покорная слуга с филологическим образованием.

И как-то странно, знаете, через несколько месяцев карантина, через десятки миллионов людей, которые потеряли работу, нам говорят: «Ой, знаете, у вас в прошлом году был насморк, может быть, он обеспечил вам иммунитет». Слушайте, а, может быть, это раньше стоило сказать? Может быть, стило использовать безвредный коронавирус как вакцину? Потому что если сэр Джон Белл прав, то он, в общем-то, в переводе сказал что? — «Вот мы тут делаем вакцину, но вообще-то она уже есть. Она, может быть, не очень качественная, но она точно безвредная». Потому что, чтобы резко снизить шансы умереть и тяжело заболеть, вам достаточно было переболеть насморком.

Ю.Латынина: Не упустили бы возможность раскатать по асфальту президента-комика,«решившего поговорить с террористом»

Я бы меньше всего меньше хотела бы выглядеть как ковидиот. Это серьезное заболевание. Мои родители — в группе риска. Я дрожу над ними ровно так же, как раньше, потому что я понимаю, что будет вторая волна. И не отела бы видеть тут перед вами как Владимир Владимирович, который заявляет, что эпидемия пошла на спад, а сам сидит в бункере. Но я о том, что этот совершенно естественный страх эпидемии был использован самыми разными людьми, в том числе, экспертами совершенно недобросовестно, и что есть, к сожалению, большая разница в нашем мире между учеными, которые, как в Институте Гамалеи или в Оксфорде, делают вакцины, и между экспертами, которые нас пугают разными, подчас не оправдывающимися обещаниями.

Раньше эти обещания и предсказания делали пророки, а теперь вот если сверху прицеплено, что это сделал эксперт, то мы все поднимаем лапки и говорим: «Ой, какой ужас!» И это одна из главных проблем современного мира. Ни теории заговора, ни истории про чипирование и вышки 5G, а, конечно, гораздо более серьезная проблема. Это профессор Фергюсон английский, который напредсказывал 500 тысяч трупов в Британии. А до этого он предсказывал в 2001 году, что, может быть, 150 тысяч англичан умрет от ящура (умерло 200 человек). В 2002 году он говорил, что, может быть, 50 тысяч умрет от коровьего бешенства (умерло 177 англичан).

И я очень боюсь, что сейчас вот эта история о том, что героическая всеобщая самоизоляция была единственным способом победы над коронавирусом — вот в The Bell прекрасно написал Виталий Козаков, я даже его процитирую — «Эта идея станет частью общепринятого восприятия реальности, оспаривать которую будет неприлично».

И я уже говорила об удивительных вещах, которые творятся с ВОЗ. Вот фантастическая история Марии Ван Керхове, известнейшего эпидемиолога, которая работает на ВОЗ. Она тут некоторое время назад сказала, что если у человека нет симптомов COVID, но он вряд ли разносит болезнь. На следующий день она говорит: «Ой, мы передумали». Вот простите, мне это не кажется наукой. Мне кажется, что доктора Мария Ван Керхове прогнулась перед ВОЗ, которая хочет больше паники.

Ю.Латынина: Если бы Кремль, действительно, волновала политика, никогда бы не назначили Дегтярева

Или напоминаю фантастическую история с хлорохином, который в качестве лекарства от COVID пробовали с самого начала, который хорошо известен, примерно, как аспирин только в Африке. Он помогает от малярии. 80 лет его едят в Африке как витамины. Хлорохин первоначально показал хорошие, обнадеживающие результаты против ковида. Потом его похвалил Трамп — и появилось огромное количество работ, которые рассказывали, что хлорохин не помогает, а некоторые даже рассказывали, что он убивает, что было странно, потому что в качестве лекарства от малярии они никого не убил.

Другое дело, что любое лекарство может убить, смотря в каких дозах его есть, даже аспирин. И все эти тексты, которые рассказывали, как хлорохин вреден, они обладали одной очень интересной особенностью: они не прошли процедуру научного рецензирования, которое, как нам рассказывают, должно быть для всякой научной работы.

И вот сейчас появились тексты, прошедшие процедуры научного рецензирования, гораздо более существенные, которые опровергают эти тексты, и которые говорят, что хлорохин все-таки, пусть не очень значимо, но полезен, если его давать на ранних стадиях. И даже Lancet — это один из крупнейших журналов медицинских — должен был просто отозвать эту статью, которая говорит о том, какой плохой хлорохин.

Но и это еще не всё, потому что мы видим американских экспертов, которые подписывают письмо, в котором совершенно реально сказано, что если вы вышли на протест против расизма, то COVID вам не передастся, а если вы выйдите на другой протест, то COVID вам передастся. То есть люди, которые называют себя экспертами, просто как Путин: собираться можно за эта, а за это — нельзя.

Еще раз: я согласна, что COVID — это серьезное заболевание. Я понимаю, что наш мир, к сожалению, не состоит из идеальных решений. Вы принимаете решение, оно максимизирует какой-то один параметр, но всегда ухудшает другой. Скажем, если вы оптимизируете транспорт под полную безопасность, то вы скажите: «Давайте машины будут ехать со скорость 10 километров в час». Да, безопасность будет, но вы потеряете в экономике огромные ресурсы. Более того, из-за этих экономических потерь вы потеряете человеческие жизни.

И я понимаю, что вначале информации было мало, и надо было делать выводы тут же, сразу на основании неполной информации, что, собственно, и является политическим процессом. Но сейчас-то вроде ее достаточно. Сейчас нам, наверное, настоящие ученые должны сказать: «Ребята дети могут ходить в школу, потому что они не распространяют вирус. А взрослые пусть сидят по домам».

Ю.Латынина: Президента Путина можно назвать царем Сергия, Чечни и Таймыра

Но я не вижу этих выводов до сих пор. А вместо этого я вижу то, что говорю выше, когда результаты по хлорохину определяются тем, что надо замочить Трампа; когда американские эксперты нам совершенно серьезно говорят, что на одни демонстрации можно выходить, а ну другие нельзя. Вот вирус, он такой, сенситивный.

Ни в коем случае я не хочу здесь сказать, что, дескать вот их нравы, вот типа на Западе чем они занимаются, как говорят наши штатные кремлевские пропагандисты. Нам, к сожалению, до их нравов далеко. Нам бы эти проблемы. Но я понимаю, что именно из-за того, что даже наука в публичном исполнении превратилась на Западе в свой антитезис, в политически обоснованные пророчества, и именно из-за этого в странах третьего мира, которые не дошли в своем развитии до уровня Запада, происходит вообще черт знает что и, в том числе, в нашей стране.

Всего хорошего, до встречи на следующей неделе! С вами была Юлия Латынина на ««Эхо Москвы»» и «Латынина ТВ». Не забывайте на нас подписываться.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире