Время выхода в эфир: 23 мая 2020, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и по моему собственному каналу «Латынина ТВ». Не забывайте, пожалуйста, на них подписываться, шерить и ставить лайки.

И о «вертолетных деньгах», которые, как гласит нынешняя кремлевская мудрость, не надо разбрасывать населению с вертолета — они же их проедят. И вот я на прошлой неделе предположила, что «вертолетные деньги» — это те деньги, на которые «Роснефть» закупала для своего собственного служебного вертолета икорницы.

И вот я предлагаю термин «вертолетные деньги» заменить термином «панцирные деньги». Деньгами надо стрелять из системы «Панцирь». Стоит система «Панцирь» недорого на экспорт, где-то 14 миллионов долларов. И если вы наберете: «Панцирь-С-1 и Триполи», вы увидите этот самый «Панцирь», который возят по улицам Триполи. Наконец, наши «Панцири» даже в Триполи. Правда, он там захваченный. Он захваченный у войск маршала Халифы Хафтара, которому очень сильно надрали хвост и разбили. И наши денежки идут не только на войну в Сирии, но и на войну в Ливии. И понятное дело, эти денежки гораздо нужнее вечному лузеру маршалу Хафтару, — который уже задолжал 150 миллионов долларов нашим вагнеровцам, которым он, кстати, не платит, — чем какой-нибудь бабушке или дагестанским врачам в Хасавюрте.

И возьмем предысторию этого грандиозного разгрома. Есть такой вечный лузер Халифа Хафтар, который еще вместе с Каддафи делал переворот и очень хотел быть главой Ливии в 1969 году. То есть, я думаю, просто большая часть моей аудитории еще не родилась, когда Хафтар уже хотел быть главой Ливии. Вместо этого он позорно проиграл войну с Чадом и попал туда в плен. Вот вы можете себе представить, чувак проиграл войну — нет, не с Америкой, не с Южной Кореей — с Чадом. Вы представляете себе, как выглядит армия республики Чад?

Ю.Латынина: Всегда найдется проект, куда мы вбухаем деньги, будь то венесуэльская нефть или ливийский маршал Хафтар

Из плена в Чаде его вывезли в Венгрию. Там он получил американское гражданство. То есть это реально агент ЦРУ. И, в общем, этот человек в своем желании стать главой Ливии работал со всеми: он работал с израильтянами, он работал с американцами, он работал с европейцами разными. В конце концов, от него все отстали, потому что мы знаем, что если человек полный лузер и от него уже все отстали, никто уже его не поддерживает, как какого-нибудь главу Зимбабве, то всегда найдется верный вариант под названием Россия. И всегда найдется в России безнадежный проект, в который мы вбухаем деньги, будь то венесуэльская нефть или ливийский маршал Хафтар.

И вот мы вбухали в него кучу всего, поставили этих «Панцирей», поставили ему вагнеровцев. Там разное называется количество людей русских, которые у него стреляют. Кто-то говорит тысяча, кто говорит 2,5 тысячи, кто говорит 3 тысячи. Ну, 2,5 тысячи, видимо, самое адекватное число.

Он объявил еще в прошлом году, что захватит Триполи. Естественно, не захватил. Более того, он отказался нашим вагнеровцам платить и задолжал им 150 миллионов долларов с формулировкой, что они, оказывается, небоеспособны. Ну, конечно, грабить бензоколонки в Донбассе — это не то, что воевать в Ливии, но как-то, знаете, даже обидно, потому что подобное обвинение со стороны человека, который умудрился попасть в плен войскам республики Чад, — ну, чья бы корова мычала.

Значит, в общем, в придачу к неоплаченным вагнеровцам мы поставили ему «Панцири», самолеты, дроны. Вот сейчас туда прилетели после поражения несколько самолетов. Правда, единственное, что Объединенные Арабские эмираты тоже платят Халифе Хафтару. И, судя по всему, часть этого счета оплатят все-таки ОАЭ.

И, собственно, вот так валандался в грозных попытках «сейчас я захвачу Ливию в течение года» этот человек. А тут война в Сирии закончилась, и туда пришли турки — в Ливию — и своими дронами разнесли всё.

То есть реально российская техника… Ну, вот мы привыкли, что израильские самолеты уничтожают наши установки, американские самолеты, если что, помните, как под Дейр-эз-Зором нехорошо получилось? Вот турецкие дроны и турецкие военные части, смешанные с перковавшимися исламистами, разбили бедного Халифу Хафтара, выгнали его с ключевой военной базы, которую он занимал. Турки хвастаются, что они уничтожили 3 установки «Панцирь». Трудно сказать, турки, тоже могут приврать. В этом смысле они совершенно как Мария Захарова. Что Эрдоган, что Владимир Владимирович — тут примерно два одинаковых в том, что касается фейк-ньюс. В общем, короче говоря, они утверждают, что они уничтожили 3 этих «Панциря». А один «Панцирь» они возили по улицам Триполи. Отбили эту военную базу, отбили 20% территории, которую занимает Хафтар.

Ю.Латынина: Грабить бензоколонки в Донбассе — это не то, что воевать в Ливии

И вы спросите, а чего мы там забыли? За что, собственно, сражаемся-то? А ответ очень простой. Ну, конечно, что касается нефти, мы уже вкладывались в нефть в Венесуэле — мы видим, как хорошо получилось. Об этом я буду говорить позже.

Но, прежде всего, если вы посмотрите на замечательную конфигурацию этого побережья, Триполи — это же такое место, откуда можно отправлять в Европу миллионы и миллионы беженцев. И, собственно, сражаемся мы за эту стратегическую полоску земли, за метр европейской государственной границы будущей, с которой можно нагадить Европе. Собственно, и турки сражаются за то же самое. Плюс у них еще, конечно, зудит в голове идея восстановления Оттоманской империи. Плюс господин Эрдоган в очередной раз девальвирует свою лиру, в точности, кстати, как мы свой рубль. И, естественно, когда национальная валюта идет вниз, безработица идет вниз, количество жертв коронавируса идет вверх, то, конечно, очень важно сказать населению, что вот мы тут восстанавливаем бывшую блистательную Порту.

Так вот, вдумайтесь, главная идея этих наших операций в Ливии — это иметь возможность в любой момент сделать так, чтобы у соседа корова сдохла, и в Европу побежали беженцы. Хотя я могу сказать, что когда Европа видит, что беженцы — это не просто несчастные люди, о которых им так хорошо рассказывали правозащитники, а беженцы — это некая контролируемая субстанция, которую напускают на нее страны-изгои типа России или стремительно становящейся изгоем Турции, то как-то в Европе быстро понимают, что к чему. Потому что индивидуальных беженцев они жалеют, а вот когда они видят махинации стран-изгоев, они сразу быстро нажимают на кнопку. И если вы помните, вот только что тоже турки попытались наводнить Европу беженцами, и греки стали отстреливаться просто-напросто.

Так вот после того, как на этой неделе раздолбали Хафтара, сразу прилетели к нему еще 6 «Мигов» и 2 «Сухих». Сам Халифа, вернее его споуксмены сказали, что ничего они со своей базы Аль-Ватыя они не убежали, что это было, как у Толстого — «стратегическая ретирада» с ненужного нам объекта.

Причем, знаете, это ведь даже уже не пиар. Потому что мы как-то тут не слышали на первых полосах газет, что мы кому-то вставили в Ливии, мы боролись с какими-то террористами. Это у них реально такая геополитика. Ну, правильно, что в разгар эпидемии делать, на что тратить деньги — на население? Ну, как сказала Собчак, они же их проедят. И, как сказал доктор Мясников, это записано в книге судьбы: кому суждено умереть — тот помрет. Прекрасный у нас пресс-секретарь для коронавируса! Просто, я думаю, коронавирус должен быть доктором Мясниковым очень доволен.

Поэтому лучше тратить деньги на Хафтара, на «Панцирь», на «Миги» и на «Сухие». Еще раз: я не за тамошнее правительство, потому что там абсолютно такие же уроды, как Хафтар. Я просто с вопросом: а чего мы там потеряли и какой мыслимый прибыток может быть России и гражданам России и вообще кому-либо, кроме того, чтобы потешить свое самолюбие, что один какой-то урод, которого мы спонсируем, чуть больше выиграет в Ливии, чем другие тамошние уроды?

Юлия Латынина. «Код доступа» на «Эхе Москвы». Не забывайте подписываться на YouTube-канал «Эхо Москвы» и на YouTube-канал «Латынина ТВ».

А между тем, пока мы тратим деньги на маршала Хафтара, другие глупые страны, которые не знают, что есть такая замечательная штука, как геополитика и что можно захватить какой-нибудь ливийский берег и оттуда грозить шведу, они тратят деньги на вакцины. Огромные деньги на это выделило американское правительство. И вот в понедельник компания Moderna заявила об успешных испытаниях вакцины против коронавируса. Это была вторая фаза.

Ю.Латынина: Триполи — это же такое место, откуда можно отправлять в Европу миллионы и миллионы беженцев

Причем речь шла о совершенно удивительной вакцине, которая устроена по принципу, по которому ни одна действующая вакцина и одобренная еще не работала. Потому что раньше вакцины работали так: брали живой вирус и убивали его формалином, и тогда получалась мертвая вакцина. Когда его вводили внутрь, то организм чувствовал этот вирус и начинал вырабатывать к нему антитела. Но сам вирус был мертв и ничего с организмом сделать не мог.

Другой вариант, лучший — это живая вакцина, когда берется живой вирус, но, поскольку его аттенуировали — его провели через ряд животных в лаборатории, он стал помягче, и он не может учинить такой беспредел, который учинял его близкий родственник, но, тем не менее, его чувствует организм, вырабатывает антитела, которые заодно защищают и от первоначального вируса.

Постепенно образовался и третий вариант, когда берут белок из вируса, этот белок вводят в организм, и организм реагирует на этот, уже чужеродный белок.

И вот только были в проекте вакцины, которые состоят из информационной РНК, то есть речь идет о том, что в организм человека вводят не вирус и не кусок вируса… собственно, по сути, вводят кусок вируса, вводят информационную РНК, которая синтезирует тот белок, на который среагирует организм и, соответственно, клетка прочтет инструкции этой РНК, сделает этот вирусный белок. Самого вируса там при этом не будет, есть только отдельные его куски, которые запустят реакцию иммунной системы и сделают антитела.

Причем это просто сделано в пробирке. И как они проверяли эту вакцину. Они встроили в мышь — фаза испытаний первая была такая — тот самый человеческий рецептор, который связывается с этим вирусом и проверяли, действует ли на эту генетическим модифицированную мышь эта вакцина. Теперь они посмотрели, что происходит с человеком после трансгенных мышей. Всё получилось очень хорошо.

У китайцев есть уже вакцина, которую они испытывали на обезьянах. У них вакцина не эрэнковая, она основана на убитом вирусе.

Вообще, кейс с Moderna — эта технология… до сих пор нет в мире ни одной вакцины, которая получила одобрение FDA и которая использует эту информационную РНК, и если, конечно, Moderna это сделает, то это будет прорыв не только в лечении коронавируса, а это будет просто прорыв в такого рода технологиях, потому что относительно их использования существовали большие опасения.

В частности, существовали не подтвердившиеся опасения, что если делать такую вакцину, то, наоборот, у человека, когда он заражается этой болезнью, может эта болезнь протекать в более сильной форме. Есть такие парадоксальные ответы для нескольких болезней. Например, вот есть такая ужасная вещь, которая называется лихорадка Денге, и к ней очень сложно придумать вакцину, потому что эта тварь — представляете, что они делает? — у нее есть несколько разновидностей, и если человек заболеет одной разновидностью лихорадки Денге, а потом он заболеет другой разновидностью лихорадке Денге. И вот второй раз у него болезнь будет протекать не легче, как при большинстве болезней, а тяжелее, потому что возникнет такая ужасная вещь, когда антитела связываются с белком, но не убивают его, а, наоборот, это запускает всё большие и большие проблемы в организме.

И вот это не подтвердилось, то есть вакцина оказалась нормальной. И вообще, кейс Moderna мне очень интересен, потому что эта эпидемия привела к тому, что мир людей, которых мы грубо знаем как ученые, разделился, грубо говоря, на два мира. Один из них называется ученые-врачи, у другой из них называется эксперты.

Ученые-врачи — это, собственно, те люди, которые быстро начали делать вакцины, быстро начали делать моноклональные антитела, быстро начали выяснять, что мы знаем про этот вирус и не знаем. А эксперты — это те прекрасные люди, которые в основном работают на государство, и начали писать многостраничные доклады типа профессора Нила Фергюсона о том, как всё плохо, о том, как все не получится, и как нам всем надо встать, лечь и замереть.

Ю.Латынина: Коронавирус должен быть доктором Мясниковым очень доволен

Вот профессор Нил Фрегюсон, о котором я только что упоминала — это, собственно, тот человека, из-за доклада которого английское правительство, Борис Джонсон перевернулись на 180 градусов. И Борис Джонсон, который сказал сначала, что «мы, англичане не будем жертвовать своими свободами, своей безопасностью и да, многие умрут, но мы продолжим жить, как жили», когда ему принесли доклад Фергюсона, и там получилось, что умрут в Англии 500 тысяч человек без строжайшего карантина, буквально за день перевернулся и сказал: «Всё, вводим карантин». Карантин ввели. Теперь вот выясняется, что доклад Фергюсона, как это сказать… был построен на очень неграмотных математических расчетах. Вот просто стали ехидничать другие ученые и другие практики, что если бы такую штуковину принесли в частную компанию, и частная компания попыталась существовать на таком программировании, то она бы немедленно разорилась, а человека, который это делает, немедленно уволили.

Собственно, я уже говорила, что главная проблема этой эпидемии и главная проблема современного мира — это не разные фейки и не странные люди типа Михалкова, который нам рассказывает о том, как вирус делал Билл Гейтс, чтобы жидко чипировать человека. Тут, у нас, кстати, кроме Михалкова какой-то еще… не помню, как это называется в стихах, Всероссийский церковный сбор или что-то в этом роде или Всеславянский собор или Христианский собор подал в прокуратуру жалобу, чтобы разобрались насчет этого жидкого чипирования и не Билл ли Гейтс причастен к вирусу.

Так вот не эти люди опасны, потому что они настолько маргиналы, даже если они как Михалков имеют все ордена и медали, что они, конечно, выглядят просто как шуты гороховые, а опасны как раз люди типа Нила Фергюсона, которые обладают всеми необходимыми регалиями, которые умеют говорить красивые слова, которые строят наукообразные модели, а на самом деле их модели, извините, являются такими же фейками, как рассказы Никиты Михалкова только с красивыми привешенными финтифлюшками и гораздо более страшными, потому что Михалкову никто не верит, наверное, кроме десятка российских губернаторов и вот этих наших депутатов, которые сейчас носят обереги научные от курса, которые хорошо прочищают прану, — а Нилу Фергюсону и его товарищам верят.

И очень большое количество сейчас, обратите внимание, появилось всяких пугающих историй о том, что как только стало понятно, что дети не болеют коронавирусом, мало болеют и, более того, не являются его разносчиками, то сразу появились трагические истории, что, вот, может быть, тут у 10 детей обнаружилась болезнь Кавасаки, это может быть, связано с коронавирусом…

Ю.Латынина: На фоне этого наш способ лечения — это патриарх, которые объезжает Москвы с иконой — умиление

И вообще, произошла удивительная вещь. Я уже сказала, есть врачи, есть эксперты. И врачи-ученые очень серьезно относятся к этой болезни, но понимают, что вот эти страшилки про Кавасаки — это как если бы вам написали ужасающую статью о том, что люди применяют анестезию при лечении зубной боли, и за последние два года не меньше 10 человек по всему миру от этой анестезии умерло, что, скорей всего, совершеннейшая правда. Ну что, из этого следует, что анестезию, что ли, не применять?

И вот, с другой стороны, эти замечательные эксперты, которые быстро поняли правила игры. Которые быстро поняли, что любой метод и любая вакцина, любое лекарство против вируса, могут быть немедленно раскритикованы на месте со словами «это еще не прошло процедуру научного рецензирования». Вот помните, как после того, как Трамп похвалил «Хлорохин», появилось гигантское количество статей о том, что «Хлорохин» просто убивает своих пациентов. И в этих статьях было написано примерно следующее: «Мы тут посмотрели историю болезней ветеранов американского госпиталя. Люди, которые принимали «Хлорохин», — среди них умерло больше, чем среди тех людей, которые не принимали «Хлорохин». Естественно, статьи типа этой тоже не прошли никакой процедуры научного рецензирования и являются грубейшими манипуляциями данными, потому что, скорей всего, в этом несчастном госпитале тем людям, которые были тяжело больны, давали «Хлорохин», а тем людям, которые были легко больны, не давали «Хлорохин», поэтому их так и умерло. И я совершенно здесь не говорю ничего по поводу «Хлорохина», который, кстати, судя по всему, даже если и действует, то не бог весть какое лекарство, во всяком случае, не является изменителем игры (game Chang).

Это я к тому, что развилось гигантское количество экспертов, которые нам объясняли, что всё, конец, даже если у вас есть антитела, то это не гарантия, что вы не заразитесь снова. И было такое впечатление, что мы все должны замереть, лечь и вообще не встать. И некоторое время их голоса только и были слышны.

Ю.Латынина: У нас Следственный комитет — главный борец с коронавирусом

И, наконец, подоспела тяжелая артиллерия, подоспели настоящие ученые. Подоспела Moderna. Начинаются опыты с оксфордской вакциной, которую англичане обещали сделать чуть ли не к сентябрю, октябрю. Правда, на этой неделе они опубликовали довольно печальный результат. Они на мартышках испытывали эту вакцину, и, судя по всему, она защищает человека, если повезет, от серьезной болезни, но мартышки, которые получили эту вакцину, они, по-прежнему, распространяют этот вирус и болеют. Что, кстати, не обязательно плохо.

Я думала, что это ставит на вакцине крест, но мой добрый знакомый Константин Чумаков, на которого я периодически ссылаюсь, который, собственно, является научным директором отдела вакцин в американской FDA, сказал, что это не значит, что это уж очень плохая вакцина, потому что, таким образом, если человек немножко поболеет, но не поболеет серьезно, может быть, в конечном итоге, для популяции это приводит к достаточно нормальному иммунитету. И многие вакцины сделались такими хорошими, что прекратили циркуляцию дикого вируса, а это тоже в некоторых случаях бывает опасным.

А вот еще одна компания Sorrento нашла коктейль с моноклональных антител, которые помогают против болезни. Еще раз напомню, что такое моноклональные антитела. Это не лишнее, потому что уважаемый NEWSru.com, когда он говорил об открытии Sorrento, было пояснение, что моноклональное антитело — это антитело выращенное из клона. Моноклональное антитело — это тело, которое нейтрализует совершенно конкретный белок. Это, если представить себе клетку в виде двери, у которой есть замок со скважиной, но моноклональное антитело — это ключ, который можно повернуть в этой скважине и, скажем, вызвать апоптоз, то есть запрограммированную природой смерть именно этой клетки именно с этим белком. Это может быть, например, раковая клетка. Но в данном случае это может быть, соответственно, клетка инфицированная вирусом.

И вот на фоне этого наш способ лечения — это патриарх, которые объезжает Москвы с иконой — умиление. Но, вообще, главным органом по борьбе с эпидемией в России, конечно, как мы видим, является Следственный иммунитет. Вот у нас на днях задержали эти доблестные люди 38-летнего дизайнера Екатерину Храпченкову. Причем повезли на допрос, всё серьезно, изъяли ноутбук. Обвинение заключалось в том, что она увидела в сети «Перекресток» защитное средство. На них было чего-то по-китайски написано. Она решила, что на них написано, что они должны быть бесплатные. А на них всего лишь по-китайски было написано, что надпись означает знак качества. И она своим открытием поделилась в Фейсбуке. И чего?

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Это опять Юлия Латынина, опять «Код доступа». Я говорила о том, что у нас главным средством борьбы с коронавирусом является по России Следственный комитет. Причем понятно, что Следственный комитет и прочие люди, они борются не с коронавирусом, а с теми, кто говорит о коронавирусе вещи, которые не хочет начальство, чтобы они произносились. Вот реально у них крышу сорвало. Теперь в России врач, если он не пожалуется, что нет средств индивидуальной защиты, он заболеет, а если пожалуется — сядет.

И, собственно, в этой же ситуации… Государственная дума, представители ее обратились в прокуратуру. Они хотят принять меры к изданиям, которые перепечатали новости из Financial Times и The New York Times о том, что российская статистика по коронавирусу не стоит гроша выеденного. Вот интересно, каким образом это сделает статистику более реальной. А организация, которая Следственному комитету жаловалась на Билла Гейтса, она, оказывается, называется Всемирный русский народный собор.

И их больше всего вот что беспокоит — что «Билл Гейтс, он гад, — пишут они, — представляете, очень много вкладывался в здравоохранение…». Действительно, Билл Гейтс спас жизнь сотням миллионов человек. Он потратил миллиарды долларов в развивающихся странах. Поскольку он в этом разбирался, он предупреждал, что может быть серьезная эпидемия. И вот у наших победоносцев и мракобесов это вызывало большое опасение. Ну, примерно, как у чукчи из анекдота, который рубил под собой сук и назвал колдуном человека, который предупредил его, что он вместе с суком рухнет. Они потребовали разобраться, откуда этот колдун знал, что сук рухнет и откуда этот гад, который спас, как я уже сказала, сотни миллионов человек, узнал, что может быть эпидемия. Вот они, представители русского собора, они, естественно, об этом не задумывались и не знали.

Кстати говоря, все эти михалковы, мясниковы, русские соборы, они, конечно, очень большая проблема. Ну, вот в XIX веке тоже в России была масса косных людей, в том числе, всяких победоносцевых. Но даже Победоносцев не говорил, что это врачи распространяют холеру, с холерой бороться не надо, кому положено — те умрут. В этом смысле существовала в XIX веке разница между европейской элитой, которая могла быть сколько угодно славянофильской и быдлом, и быдло не бывало элитой. И сейчас, когда у нас наверху оказались люди, у которых мышление примерно такое же, как у старейшины племени где-нибудь возле речки Замбези, — это, конечно, с одной стороны, несовместимо со статусом России как цивилизованной страны, а, с другой стороны, это показывает, что вряд ли такое положение долго продлится, потому что просто страна, если вверху у нее такие люди, она просто исчезает с мировой сцены, и с ней что-то происходит.

И, конечно, не бывает так… мы не можем себе представить, чтобы в XIX веке какого-нибудь человека типа Мясникова поставили бы пресс-секретарем при эпидемии холеры.

И вот эта история, когда у нас Следственный комитет — главный борец с коронавирусом, — ну, ребята, ну отстаньте. Ну, ошиблась девушка, которая написала в Фейсбуке, что китайские СИЗы должны распространяться бесплатно, а это был, оказывается, всего лишь знак качества. Это вообще ни о чем. Вы врете, здрав глаза о смертности. У вас дагестанский министр говорит, что у во всей республике от ковида погибло 27 человек, из них 40 — врачи.

Собственно, почему в Дагестане прорвалось? Потому что Дагестан — это живое общество. Потому что, с одной стороны, там, конечно, свадьбы и мечети, на которых заражается гигантское количество людей, а, с другой стороны, все всех знают. И когда власти говорят, что там 27, или сколько они там говорили, официально трупов от коронавируса, — а как же в одном горном селе похоронили 20, а в другом 15?

Ю.Латынина: Людей типа Абызова и братьев Магомедовых не отпустят, но на КТ то их свозите
И дальше понимает министр здравоохранения, что ему за это отвечать не перед начальством, а, в том числе, перед народом. И дальше это вырывается наружу, дальше происходит встреча, виртуальная, естественно, между Путиным и руководством Дагестана. И во время этой встречи спикер парламента Хизри Шихсаидов, что говорит? Правильно: он говорит: «Владимир Владимирович, весь народ Дагестана ждет голосования за поправки в Конституцию». Ну, конечно, вот весь народ Дагестана в то время, как люди пачками умирают, только этого и ждет.

И это происходит, несмотря на то, что олигарх Сулейман Керимов вбухал кучу денег в период пандемии. Он покупал аппараты, медикаменты, всё, что у него просили, он покупал. Потратил примерно 1,5 миллиарда рублей. И это происходит в Дагестане, где, как я уже сказала, прорвалось наружу, потому что там все всех знают, там невозможно скрывать.

Вы представляете, что происходит сейчас в СИЗО? Вот Лефортово. Туда по случаю карантина не пускают адвокатов, не пускают правозащитников, не пускают продукты, нельзя передавать витамины. А, заметим, что люди, которые там сидят — Абызов, Магомедов, Михальченко — они очень разные (на Михальченко пробы негде ставить), но все остальные-то, в общем, жертвы аппаратной войны, и все остальные чиновники, которых посадили не за то, что им предъявляют и бизнесмены, которых посадили не за то, что им предъявляют. Вот сейчас. наконец, появились сведения о том, что там эпидемия, что диагноз COVID у Михальченко, что диагноз тот же у Зиявудина Магомедова — это один из совладельцев компании «Сумма». Ну, разрешите им хотя бы продукты передавать и самое главное — свозите их хотя бы на КТ.

Вот в Америке сейчас отпускают по случаю от коронавируса из тюрем массу людей, кстати, в том числе, таких, которых лучше бы не отпускали. Я понимаю, что это несбыточная мечта — сказать нашим российским властям, что люди типа Абызова и братьев Магомедовых, что они не представляют собой никакой общественной опасности и что их вполне спокойно можно отпустить под домашний арест. Ну, хрен с ним, домашний арест. Понятно, что у них зуб на вырос — не отпустят, — но на КТ их свозите. Не делайте вид, что у вас в «Лефортово» ничего нет.

Ю.Латынина: Настоящая война пришла в Россию. Это война с коронавирусом

Собственно, эта эпидемия отрицания, лихорадочное отрицание сигналов, которые передает периферическая нервная система, она распространилась уже с коронавируса на некоторые другие коммерческие компании. Вот у нас тут «Роснефть» подала иск на 43 миллиарда рублей к РБК, о чем я буду говорить чуть позже. А перед этим я хочу поговорить о концерне «Радиоэлектронные технологии», который называется КРЭТ. В его состав входит Уральский приборостроительный завод. Все они вместе часть «Ростеха». И вот они как раз наняли адвокатов на 72 миллиона рублей. После чего? После того, как в больницах сгорели производимые ими аппараты «Авента-М». Ну, скажите, что происходит с нормальным заводом, когда загорается аппарат, который вы произвели, и при этом уносятся жизни? Очевидно, нормальный завод начинает разбираться, от чего загорелся аппарат. А вот этот завод начал разбираться в массивной информационной компании, которая, по его мнению, устроена, чтобы дискредитировать «Ростех».

Теперь я скажу следующее. У меня предложение вышеназванному заводу. Если вы не хотите, чтобы вам не говорили, что у вас горят аппараты искусственной вентиляции легких, сделайте так, чтобы они не горели.

Вообще, после того, как эти аппараты загорелись, я стала разбираться. Про них довольно много сведений. В том числе, понятно, что это отечественное чудо: комплектующие 80% закупаются за рубежом. И вы спросите, а зачем? Если комплектующие за рубежом, может быть, мы сразу их будем за рубежом покупать, не будем у завода, который фактически играет роль посредника, да и не факт, что закупает самые лучшие комплектующие? Это, оказывается нельзя, потому что с лета 19-го года эти самые ИВЛ аппараты включены в список товаров, которые можно закупать только у отечественных производителей.

Более того, до этого УПЗ добивался отмены закупки импортных аппаратов через суды и управление ФАС в разных местах: в республике Тыва, в Самарской области. Вы не представляете, что у них было написано в исках. У них в исках было написано приблизительно так: «Вот вы предъявили требования — вы, больница, — которым должен соответствовать аппарат, а наш аппарат этим требованиям не соответствует, поэтому вы должны эти свои требования отменить». Представляете, вот люди производят дощечку, на которой, скажем, катаются безногие, а какая-нибудь структура помощи инвалидам объявляет конкурс на коляску с электрической тягой для инвалидов; и вот эта структура, которая производит дощечки говорит: «Смотрите, как неправильно организован ваш конкурс. В вашем конкурсе могут участвовать только коляски. А мы требуем, чтобы внесли дощечку».

Но это еще не всё, потому что журналисты с удивлением выяснили, что вот этот завод, который входил в «Ростех», он в прошлом году заключил контракты на поставку 30 аппаратов российским больницам. Но есть, например, фирма, которая называется «Марксон», и в ней по данным Федеральной налоговой службы числиться всего один человек, и начальник у нее явно подставное лицо, и вот она заключила контракты на 51 аппарат «Авента-М». Причем от 44 из них заказчики отказались, потому что это не соответствовало техническим требованиям конкурса. И это не единственная фирма. Есть еще аналогичная компания «Союз», есть еще какие-то такие компании.

Естественно, у меня вопрос — зачем? Есть могущественный «Ростех», который легко может продавить включение этой техники в перечень товаров, которые можно закупать только отечественного производителя. Не смейте закупать иностранные «Мерседесы», покупайте только наши «Жигули».

Ю.Латынина: СИЗов везде кроме Москвы не хватает. Признай проблему, как на Западе, кликни клич — нет…

О’кей. Зачем же при таком ресурсе поставлять через какие-то мартышки? Ответ очень простой: цена напрямую у производителя «Авенты-М» стоит 1,4 миллиона рублей, а эти продавали аппараты с наценкой и в 60% и 80%. Зачем супермонополист одновременно берет дилера-мартышку с наценкой 80%?

Ребята, если ваши аппараты не за 1,4 миллиона рублей можно продать в больницу, а за 2,6 миллиона рублей, как их поставляла компания «Техинфо» в город Уфу, так, может быть, вы сами их будете продавать по 2,6 миллионов рублей, а разница чтобы шла не в эти странные компании, а чтобы она шла на усовершенствование ваших аппаратов? Глядишь, они и гореть перестанут.

В этом смысле у меня предложение к компании, которая производит эти аппараты «Авента-М». Если вы не хотите, чтобы ваши аппараты горели, сделайте так, чтобы они не горели.

Собственно, аналогичное предложение у меня к компании «Роснефть», которая тут на днях подала иск к РБК по поводу статьи. Статья называлась: «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте «Роснефти». И говорилось в ней — напомню предысторию, — что «Роснефть» у нас в апреле вернула государству свои вложения в Венесуэлу. Это приблизительно где-то 8 миллиардов долларов Формально (или неформально, мы не знаем) одной из очевидных причин была та, что Венесуэла попала под санкции — там Мадуро что-то… наркоторговля и всякое такое прочее — вот мы это передадим государству, и «Роснефть» не попадет под санкции. Как будто американцы бьют не по паспорту, а по морде.

Ну, хорошо. Значит, всё это передали государству. Дальше государство в обмен на это дает «Роснефти» пакет её акций — 9,6%, что так же странно, учитывая качество этих вложений венесуэльских, как если бы вы пришли в супермаркет, купили колбасу, а вам за то, что вы купили колбасу, еще и приплатили.

Итак, всё это передается государству, это передается некой компании «Росзарубежнефть», которая одновременно учреждается. И вот выясняется, что дальше «Росзарубежнефть» передает это некому рязанскому ЧОПу, который зарегистрирован по адресу: Рязань, Южный промузел, дом 8. И я, как только посмотрела, что еще зарегистрировано по этому адресу, — оказалось, что там располагается принадлежащий «Роснефти» рязанский НПЗ. И, собственно, этот ЧОП с уставным капиталом 250 тысяч рублей принадлежал как раз «Роснефти».

И вот после того, как «Роснефть» передает свои венесуэльские активы государству, уставной капитал этого ЧОПа тоже раздувается до 322 миллиардов рублей — видимо, собственно, и внесли в него эти активы. Переходит он под контроль «Росзарубежнефти». И, честно говоря, когда я увидела эту операцию, я своим глазам не поверила. Я стала спрашивать своих друзей: скажите, а зачем они это сделали? Если они хотели сделать так, чтобы не было предлога американцам санкции против них вводить, зачем же они передали эти акции ЧОПу, который раньше был их? На что мне ответили: «А зачем государственный обвинитель в документах ЮКОСа нашел подпись Карла Маркса? Ну вот некоторые вещи необъяснимы.

И вот после этого «Роснефть» заявляет, что она подает на РБК в суд. И самое удивительное — она пишет в пресс-релизе, что РБК ввел в заблуждение общественность, создав впечатление мнимости ранее анонсированной сделки, о полном выходе «Роснефти» из бизнеса в Венесуэле. Согласитесь, это такое новое слово в судебной практике.

Ю.Латынина: Мясников заявлял 19 марта, что эпидемия сойдет в середине апреля — достаточно, чтобы его гнать метлой

То есть получается, что «Роснефть» не оспаривает фактов из публикации РБК. Она не оспаривает, что в Рязани есть ЧОП, что этот ЧОП зарегистрирован был по адресу рязанского МПЗ, что он перешел под контроль «Росзарубежнефти», эти венесуэльские активы перешли к этому ЧОПу, а оспаривает оно впечатление, которое должно создастся у читателя при чтении этой информации. Да, конечно, когда мы читаем, что рюмочная в Твери… ой, простите — рязанский ЧОП становится владельцем актива, в который вложили около 8 миллиардов долларов, мы должны думать, что это совершенно обычная сделка. Ну, вот как грязи таких. Вот разве неизвестно, что в рязанских ЧОПах находятся лучшие специалисты по добычи нефти из битуминозных песков Ориноко?

Вообще, это далеко идущий принцип. Вот, например, у «Роснефти» убытки за первый квартал этого года 156 миллиардов рублей. Тоже можно подать на РБК в суд со словами, что да, конечно, это правильное утверждение, и оно содержится в собственной отчетности «Роснефти», но его публикация вводит общественность в заблуждение и заставляет их предполагать, что «Роснефть» плохо управляется.

Собственно, у меня опять же есть предложение. Есть «Роснефть» не хочет, чтобы у публики создавалось, несомненно, ошибочное впечатление, что сделка о выходе «Роснефти» из венесуэльских активов, мнимая, и что стоит просто попросить не вешать эти активы на свой бывший рязанский НПЗ.

И я возвращаюсь на этой прекрасной ноте ровно к тому, с чего начинала — с истории о цитокиновом шторме пропаганды, который развернулся вокруг коронавируса и истории о том, что тот уровень производства фейков, которыми всегда жила наша российская власть, потому что, в общем, мы производим только нефть, коррупцию и фейки, как-то с коронавирусом это перешло все границы.

И я хочу обратить внимание, что вся эта пропаганда, она как-то удивительно неудачна. Потому что пропаганда, она, в принципе, устроена так, что она превращает неудачу в успехи. Она замазывает промахи, она преувеличивает достоинства, она преуменьшает недостатки. В этом смысле российская пропаганда времен коронавируса совершенно уникальна пропаганда, потому что делает она всё ровно наоборот: положение, которое и без того плохое, она делает значительно худшим, чем оно есть.

Посмотрим по пунктам. Кремль прозевал начало эпидемии, ошибся в оценке ее серьезности. Это так. Но, в общем, то же сделали все западные правительства, никто из них не оценил серьезности происшедшего. Мэр Флоренции 4 февраля запускал флешмоб «Обними китайца». Журналисты американские… вот 5 марта американская журналистка Сара Краудер пишет статью о том, как коронавирусная паранойя разрушает бизнес китайских ресторанов в нью-йоркском Чайнатауне и говорит, что в эти дни мы должны сделать для него больше и бывать в нем регулярно, поддерживать все рестораны любым способом, каким можем.

Я уже говорила, что эта ошибка была вызвана: а) враньем Китая, который сильно преуменьшал цифры смертности, б) враньем подконтрольной Китаю ВОЗ. То есть пролетели все, не только Путин. В этом смысле упрекать Путина, что он в феврале не предвидел эпидемии, которую в это время не предвидел доктор Энтони Фаучи, как-то немножко нечестно. Хотя, кстати, заметим, правительства Японии, Тайваня и Южной Кореи, они знают, как врут китайцы, они к этому времени все поняли и своих спасли.

А дальше происходит невероятное, потому что да, объясняли, что не очень опасен коронавирус, я тут сама это объясняла, потому что я тоже это заглотила. Когда уже стало всё ясно, когда уже в Италии началась эпидемия, российская официальная пропаганда продолжала объяснять, что России коронавирус не грозит благодаря исключительным качества ее руководства. И цитирую депутата Мосгордумы Людмилу Стебенкову: «У нас есть Роспотребнадзор, не имеющий аналогов в мире. Учите матчасть», — это она отвечает Навальному.

Мясников, который сейчас у нас назначен пресс-секретарем по коронавирусу, говорит, что эпидемия сойдет на нет в середине апреля. Только заявляет он это 19 марта. Этого уже достаточно, чтобы этого человека гнать поганой метлой, как англичане погнали своего Нила Фергюсона.

И дальше этот маховик раскручивается и продолжает выдавать безумные рассказы о качестве российской медицины просто кощунственные на фоне того, что мы видим в Дагестане. Кощунственные на фоне больниц, которые превращаются в кластеры заражения коронавирусом.

Возьмем историю со смертностью. Ну, уже не смешно, уже написали все, включая The New York Times, уже не написал только ленивый. По-прежнему, наши бегают с выпученными глазами. Прекрасно понятно, что та смертность, о которой мы рассказываем — меньше 1%, не только ясно, что она фейковая — ясно, как она сделана. Ясно, что врачей в больницах заставляют, если человек умер от любого сопутствующего заболевания, ставить диагноз любого сопутствующего заболевания, и даже если просто не пришел тест на коронавирус, а человек уже умер, говорить, что коронавируса у него не было. В результате мы видим большое количество людей, которые в России умерло от коронавируса молодыми, потому что у молодых реже сопутствующие заболевания.

Средства индивидуальной защиты. Практически везде кроме Москвы их существенно не хватает. Вот «Альянс врачей». еще месяц назад я цитировал слова: «В Реутовской больнице катастрофические не хватает СИЗ». Тогда этот человек не осмелился подписать свое письмо, запуганные Следственным комитетом. Теперь Реутовская больница, мы видим, превратилась в рассадник коронавируса.

СИЗ не хватало и на Западе. Но, казалось бы, признай проблему, как это делают на Западе, повинись, кликни клич, начни решать, благодари волонтеров за любую тряпку. Нет. Реакция официальной пропаганда — попытка отрицать очевидное и рассказывать, что маски, которые везет Анастасия Васильева в Новгородскую область, заражены коронавирусом лично Навальным.

То же самое с тестами на коронавирус. Чувствительность тестов низкая. Она была низкая в России, она была низкой в США, В Америке тоже не хватало тестов на коронавирус. Для всего нормального мира это был повод засучить рукава, приняться делать более точные тесты. Только у нас в России доктор Мясников опять утверждает, что точность российских тестов 98%.

Но, конечно, самое главное — это заражение больниц и врачей, когда больницы вместо того, чтобы стать местом излечения, становятся местом распространения инфекции. Тоже это происходило и в Италии, Испании и везде. Тоже это широко обсуждалось. Только в России не просто это отрицалось, когда врачи криком кричали, заведующие больниц запрещали им это говорить, потому что они боялись утратить деньги за обычных больных, страховые деньги. Возможно — мое предположение — они могли и взятки бояться утратить.

И как объяснить этот цитокиновый шторм, как объяснить то, что российская пропаганда начала пожирать сама себя? Я долго думала, и мое единственное объяснение заключается в почти тотальной некомпетентности начальников за редкими исключениями, которые поставлены в России. Потому что все эти начальники уже очень давно привыкли, что они не являются подотчетными народу. Они не имеют никакого отношения к реальности, они являются подотчетными только одному человеку. Этого человека зовут Владимир Владимирович Путин. И этому человеку надо рассказывать только положительные новости. Единственное, за что эти начальники отвечают, это за то, чтобы рассказать, что у них всё хорошо, за то, чтобы уничтожить тех людей, которые говорят, что, может быть, у них все нехорошо. И система полностью потеряла, в принципе, обратную связь.

Вот, в частности, те же самые истории с путинским указом о выплате врачам дополнительных денег, который не исполняется, несмотря на то, что даже уже Путин топает ногами и руками и так далее. Почему он не исполняется? Ну, очень просто. Потому что если вы докладываете, что у вас в районе 4 человека заболели коронавирусом, а на самом деле там их 400, то вам и нужны выплаты для 4 врачей, которые сражаются с 4 людьми, а не для тех людей, которые сражаются с 400 людьми.

В этом смысле, знаете. я много раз говорила, что Владимир Владимирович никогда не решится на настоящую войну, потому что настоящие войны проигрывают. Он решится только на пиар-войну, гибридную войну, потому что гибридная война — это, собственно, не война, в которой надо победить. Это война, в которой надо сделать гадость, дождаться ответного удара и громко закричать: «Меня обидели! Мальчика в Славянске распяли!» и так далее.

И вот настоящая война пришла в Россию. Это война с коронавирусом. И выясняется, что наше начальство снизу доверху за некоторыми исключениями настроено на то, чтобы вести настоящую войну в точности так, как гибридную, то есть врать, интернет производить фейки. И оказывается, что даже эти фейки производятся чрезвычайно плохо. И насколько они плохо производятся, мы, собственно, видимо, увидим на близящемся референдуме о продлении навечно полномочий Владимира Владимировича.

Я заканчиваю свои дозволенные речи на «Эхе Москвы». Всего доброго, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире