Время выхода в эфир: 25 апреля 2020, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина и «Код доступа», как всегда в это время по субботам. Напоминаю, что нас можно слушать на «Эхо Москвы», смотреть «Код доступа» можно на YouTube «Эха Москвы» и на моем собственном YouTube «Латынина ТВ», на который прошу вас не забывать подписываться.

Я начну с бумажки, которую хочу вам процитировать. Это письмо МВД: «Во исполнение указания министра, — бла-бла-бла — Колокольцева от 01.04. 2020, — то есть 1 апреля 2020. — В связи с введением в Российской Федерации карантина по предупреждению заражения коронавирусной инфекцией продлить срок нахождения в командировке личного состава, находящегося в Северокавказском федеральном округе до 5 сентября. И платить дополнительную выплату в размере 5 должностных окладов ежемесячно, а по окончанию командировки — разовую выплату в 12 должностных окладов». Начальник — генерал-майор полиции Мишагин. Мы постараемся эту бумажку прикрепить на YouTube. Это одна бумажка.

А вот другая бумажка из города Тамбова, которую мне любезно переслал «Альянс врачей» о том, что в больнице города Тамбова 3 апреля было объявлено медперсоналу, что зарплата за апрель месяц будет уменьшена до оклада без премиальных — это где-то 13 тысяч рублей для врачей, остальным работникам, соответственно, еще ниже.

Вот, собственно, вам и ответ: в больнице Тамбова получат оклад 13 тысяч, а эти получат 5 окладов плюс 12 окладов премию. Оклады, кстати говоря, у милиционеров не очень большие. Будем считать, что это где-то 4–12 тысяч — в пятикратном размере.

Или вот другая бумажка из Зубцовской ЦРБ, где говорится о стимулирующих выплатах, которые обещаны Путиным. Некоторые стимулирующие выплаты, действительно, высоки, некоторым, действительно, платят 80 и даже 100 тысяч.

Но вот, например, фельдшеру на скорой помощи стимулирующая выплата — 11 тысяч, фельдшеру по приему вызовов — 5591 рубль. То есть, получается, что фельдшер получает стимулирующие выплаты 5 тысяч. Ну, вы можете посчитать, сколько стимулирующая выплата 12 окладов в Северокавказском военном округе милиционерам. Вроде войны там сейчас нет. Разве что разгонять демонстрацию COVID-диссидентов в Северной Осетии.

То есть как-то вот получается, что люди, которые будут разгонять демонстрацию, будут получать вот такие деньги, а фельдшер в Тамбове будет получать 13 тысяч. Мне кажется, что это дает очень хорошее представление о том, кого власть считает важным для своего существования и для борьбы с эпидемией, а кого власть считает не важным. Потому что денег в России нет, всем давать — бюджет треснет. Путин какие-то деньги выделил, но если посчитать, куда идут эти деньги, то около 80 миллиардов — это действительно деньги, которые идут на помощь гражданам и малому бизнесу, а остальные практически пойдут в госкорпорации.

И в этой связи мы узнаем, что 17 регионов России к 22 апреля заключили контакты на 430 миллионов рублей в рамках подготовки рекламы того самого всероссийского голосования, и будут на них закуплены брендированные воздушные шары, магниты на холодильники, фляжки, термокружки и наборы из 4 видов семян в индивидуальной упаковке. Это очень вдохновляет. Согласитесь, брендированные воздушные шары — это то, что нужно сейчас, когда по данным социологических опросов 24% опрошенных отвечают: «Я полностью лишился дохода», а 32% отвечают, что доходы значительно снизились.

Этим людям будет, кстати, очень приятно узнать, что в тот момент, когда они полностью лишились дохода, скажем, администрация муниципального образования Кимовский район — это в Тульской области, где 73 человека, — проводит тендер и уплачивает 1 миллион 347 тысяч рублей на «Оказание услуг по размещению информацию в печатных изданиях». Ну, на пиар, проще говоря.

Вот мы видим, что деньги есть. Деньги есть на ментов и на рекламу самого режима. Я еще поговорю об этом размещалове в печатных изданиях. А Кимовскому району у меня предложение раздать все эти деньги — 1 миллион 300 — 13 нуждающимся семьям в своем районе по 100 тысяч, и о вас напишут все, даже центральные газеты без всякого размещалова.

И, собственно, здесь мы переходим к главному. В России образовалась гигантская проблема. Она заключается в том, что эпидемия в России развивается по наихудшему (итальянскому) сценарию, когда больницы становятся хабовой инфекцией и заражают и врачей и пациентов. И это связано, во-первых, с нехваткой средств индивидуальной защиты в больницах.

А, во-вторых, что более страшно, о чем говорит «Альянс врачей» и зачем их, собственно, вызывают в прокуратуру, — это действия главврачей в больницах, которые не предназначены под вирус. Отрицают нехватку этих защитных средств и скрывают случаи заражения персонала вирусам. Почему? А потому что так устроена система страховой медицины: они должны принимать пациентов и получать за них страховые деньги, а иначе они будут как та самая больница в Тамбове, о которой я только что говорила, у врачей останется доход типа по 13 тысяч базового оклада.

Я напомню, что есть хрестоматийный пример. Это башкирская больница Куватова. Там администрация после вспышки двусторонней пневмонии сначала запрещала брать мазки на коронавирус, а потом глава республики, когда врачи стали жаловаться на нехватку СИЗ, когда они стали это делать публично, — глава республики Хабиров заявил, что республика богатая и побираться запретил. Набирала больница новых и новых больных, а старые больные, которые не проявляли симптомов коронавируса, разъезжались во всей республике, разнося заразу. И мотивировалось это как раз тем, что «прекращение приема очень дорого обойдется больницу» — руководством.

Ю.Латынина: У нас министр здравоохранения сам себя дисквалифицировал

И, в конце концов, вот сейчас даже есть уголовное дело, что тоже достаточно смешно, потому что в Италии тоже были случаи заражения, и никаких уголовных дел не было. То есть, собственно, в Италии болезнь в значительной степени распространялась через больницы, и никаких уголовных дел не было, потому что… Ну что ж у нас Следственный комитет каждой бочке затычка? Тут надо не уголовное дело, тут надо, чтобы главврачи этого не делали.

Совершенно то же самое было в Сыктывкаре. Там была больница Эжвинского района. Есть екатеринбургская больница №1, есть Покровская больница в Петербурге. Тоже врачи публично жалуются на нехватку средств защиты. Главврач громко возмущается, говорит, что это всё неправда. Вот в Покровской больнице на момент, когда я проверяла 32 случая коронавируса, в том числе, среди врачей.

И я просто читаю письма, которые мне пересылает «Альянс врачей». Цитирую: «Катастрофически не хватает СИЗ», «На протяжении того момента, как появился COVID-19», «Наше руководство не может оснастить средства СИЗ», «Специальных комбинезонов нет даже у реаниматологов. Масок нет вообще, отсутствуют одноразовые маски», «Нет ИСЗ в отделении, масок и респираторов ни одного» — это всё из Воронежа, из Реутово, из Томска, из Нижнего Новгорода, из Ленинградской области.

Почему я не называю в данном случае конкретных больниц — потому что некоторые просят сохранять анонимность. А анонимность они просят сохранять, потому что боятся репрессий.

Вот, собственно, московская поликлиника. Она, кстати, принадлежит Управлению делами президента. Цитирую: «Официально у нас нет COVIDа. По КТ и рентгену запрещено даже упоминать заключение о COVID. Заведующая рентгеном запретила, пригрозив работой в другом месте, если напишем такой диагноз».

Или вот Колпино: «Когда мы говорим, что не хотим рисковать пациентами и гонять их без толку, то наша администрация начинает угрожать»

Вот Нижнекамск. Цитирую: «Палаты переполнены, люди кашляют и задыхаются. Не проведено ни одного теста на коронавирус. В газетах и на сайте мэрии, по телевизору говорят о спокойной ситуации». Эта больница обращалась в СМИ. Они отказывались оглашать информацию.

Я говорила на прошлой неделе о ГТБ имени Виноградова №64, где пневмония есть среди сотрудников отделения кардиореанимации. То есть это самое страшное: попадает в больницу человек с инфарктом, и когда он в такой ситуации подхватывает коронавирус, то ему уже ничего не поможет. И вот главврач Ольга Шарапова… Она, кстати, у нас депутат Мосгордумы, провластный; она там, кажется, формально не в «Единой России», но в рамках всей этой операции прикрытия. И вот цитирую письмо: «Главврач Шарапова заявляет, что ничего страшного, это ваша больничная флора и отказывается проводить тестирование сотрудников на коронавирус из-за боязни проведения карантина и закрытия больнице».

Вот после того, как эта история с 64-й больницей стала известна, вроде бы Собянин там устроил разнос, появились в отделении маски, выделили даже в больнице ковидный корпус. Но вот мои респонденты говорят, что не сильно много после этого изменилось.

Собственно, эта нехватка больничных средств и заражения — это проблема сейчас во всем мире. Можно посмотреть видео, в котором британские медсестры ходят в мешках из-под мусора. И я уже говорила, что в Италии так распространялась болезнь. Отсюда такая ужасающая итальянская смертность — 13%. Хотя, она, конечно, очень сильно завышена, но, тем не менее, 13% попавших в больницу умирало. И ровно так распространялась болезнь через врачей.

В общем, во всем мире эта проблема служила предметом осознания ужаса и вопроса «Что мы можем сделать?» и национального траура. У нас это служит предметом отрицания. У нас министр здравоохранения сам себя дисквалифицировал, написал донос на лидера «Альянса врачей» Анастасию Васильеву, — как она смеет говорить, что нет масок.

У нас вызывали нейрохирурга Шухрая в прокуратуру по этому же самому.

И начальники отрицают, потому что они привыкли отрицать проблемы вместо того, чтобы их решать; главврачи — потому что они боятся, что больницы закроются на карантин и, как следствие, не получат денег за пролеченных пациентов.

В конце концов, российские врачи обратились с письмом к директору ФСБ. Вот те врачи, с которыми я разговаривала, они были в полном отчаянии. Они говорят: «Власть врачей кинула. Министры — в астрале. Смерть одного реаниматолога в провинции — это сотни трупов. А власти э того не понимают». Притом, что средства индивидуальной защиты — самое смешное — многие из них легкодоступны для закупки в Москве, и это миф, что их не достать.

Ю.Латынина: Анонимность больницы просят сохранять, потому что боятся репрессий

И вот врачи объявили конкурс. Они не только написали это письмо в ФСБ, но еще стали искать знакомых генералов, которые смогут его доставить. И после того, как они это письмо написали, мои знакомые мне радостно звонят и говорят: «Вот смотри, услышал нас Путин. Он на совещании по поводу коронавируса сказал… посмотри пленку 1.52 минуты, Путин там говорит…». И так, немножко напряглась, поскольку это проблема номер один, а Путин говорит о ней через 1.52 минуты с начала совещания. Ну, включила и вижу, что Путин там говорит совсем о другом. Он говорит о том, сколько Россия производит средств индивидуальной защиты и как у нас всего этого много». И я немножко обалдела, потому что, к сожалению, видно, что вождь находится в астрале.

После этого мне рассказали, что это письмо, в том числе, доставили Дмитрию Пескову, и Песков пришел в ужас. Потому что он не знал, что ситуация такая. И после этого я вижу заявление Дмитрия Пескова, цитирую: «Врачам в российских регионах, где ощущается нехватка оборудования и средств защиты следует прежде всего обращаться с жалобами в местные минздравы, а не в СМИ». То есть если Песков и был впечатлен и если он пришел в ужас, то по его публичным заявлениям это незаметно, потому что то, что он говорит — так люди обращались в местные минздравы, а оттуда им переадресовывает в их следственный комитет, и в следственный комитет их вызывают со словами: «Как вы смеете говорить, что у вас ничего нет, когда у вас всё есть?»

Собственно, это самое важное сейчас — техническая вещь. Нет для борьбы с эпидемией сейчас более насущной проблемы, в том числе, и в Москве, потому что никакие 5-звездочные гостиницы, в которых, действительно. селят московских врачей, никакие обеды от Раппопорта и Новикова не могут спасти ситуацию, если проблема распространения инфекции в больницах будет отрицаться, а врачей, которые будут о ней говорить, будут прессовать.

Заметим, что очень часто сейчас претензию предъявляют Собянину, что, мол, в ходе реформы здравоохранения в Москве сократили количество коек. Вот я как раз хочу сказать, что это абсолютно популистская претензия. Потому что современная больница — это не место, где лежат на койке, это место, где лечатся. Вот как замечательно сформулировал мне мой приятель Майкл Мирерв, американский врач русского происхождения, который сейчас работает в Пенсильвании — и, кстати, у нас большой стрим с ним лежит на канале чисто по поводу коронавируса, — больница — это место, где оказывают высокопрофессиональные медицинские услуги, которые нельзя оказать дома. И в Америке любая койка в течение нескольких секунд может быть переоборудована в реанимационную, потому что в реанимационной есть все мониторы, оборудование, CPAP, high flow nasal cannula, если это надо поставить.

А вот эта койка на железных ножках и с железной сеткой, если на ней желтая простыня с дырками и с потолка сыплется известка в палате, — это местом оказания высокопрофессиональных медицинских услуг не является. И можно честно сказать, что ни одной современной койки Собянин не сократил.

Вот то, что он уничтожил в рамках реформы здравоохранения — это была совершенно ужасающая советская и постсоветская практика, при которой бабушки приходили в больницу подлечиться, чтобы просто полежать или лежали дольше, чем требуется, чем лежат в современных западных странах. И выписывали, скажем, не на следующий день после операции, а на пятый.

Почему? Потому что это была абсолютно уродливая система компенсаций, потому что медицинское страхование платило больнице за количество дней, которые пациент провел в больнице. При этом если провел меньше 5 дней, то не платило вовсе. И, естественно, возникала абсолютно безумная ситуация, когда приходит человек в больницу и просто там валяется, и нет ни медсестер, ни оборудования, ни внимания, ни лекарств, зато больница получает за это деньги.

И как раз Собянин эту идиотскую практику заменил вполне разумной, когда больница начала получать страховые деньги за пролеченный случай вне зависимости от того, там человек находился полчаса и трое суток.

Собственно, это вряд ли изменило характер российской медицины, потому что тут нужны другие реформы, но хуже, во всяком случае, точно не стало. Так что предъявлять Собянину сокращение вот этих самых железных ножек и панцирных сеток даже в условиях эпидемии — это, конечно, демагогия. Потому что чем лежать на этих железных ножках, лучше лежать дома.

Но мы видим, что реформа здравоохранения и, в частности, история о том, что больница получает деньги, если она кого-то пролечила, привела к этой гигантской проблеме, которую сейчас следует решать, — о том, что главврачи (прежде всего, это делают главврачи) говорят: «Да нет, ничего страшного. Мало ли, что у вас нет средств защиты. У вас нет тут никакой эпидемии. Вы все немножко кашляете, но это всё наша внутрибольничная флора. А иначе мы не получим денег».

И это, кстати, вторая, действительно, глубочайшая проблема. Потому что мы видим, что сейчас повсеместно, что те больницы, которые не лечат COVID, в них врачи перестают, действительно, получать денег, потому что за что они будут получать, если пациенты не идут или, тем более, больница закрыта?

И вторая важнейшая вещь, которая происходит, продолжается и которую не решают наши власти, — это поддержка населения. Вот в четверг замечательно сказал Навальный, что как воевать в Сирии и помогать Африке — мы богатая страна, а как давать гражданам — так оказалось, что у нас нет денег.

И вот сейчас, когда в Америке всем, грубо говоря, кто хочет, выплачивают по 1200 долларов, когда в Великобритании ты может получить до 1700 фунтов (это порядка 200 тысяч рублей, у нас только на Северном Кавказе в командировке мент может заработать подобную сумму), — когда это выплачивают повсюду, позиция российских властей… У меня, конечно, сильное подозрение, что Путин бережет бумажку на черный день, и что перед голосованием, перед поправками в Конституцию, в тот момент, когда оно будет объявлено, он, конечно, чего-то вытащит, и люди, которым дадут 5 копеек будут абсолютно благодарны.

Ю.Латынина: Мы на уровне Ирана в борьбе с эпидемией

Вот то, что правительство сидит на кубышке с деньгами, — мне кажется, что мы видим очень наглядно цену путинскому хвастовству и путинскому НРЗБ. Потому что ваша покорная слуга много раз говорила, что одной из главных причин, по которой будут кончаться режимы, подобные нашему, — что они просто не смогут обеспечить медицинской защиты населению. Потому что самое важное у человека, что у него есть, это жизнь, и когда он увидит, что в средневековой стране, в которую стремительно превращается Россия, этого лекарства нет, этого метода лечения нет, а в другом мире есть, то это будет одной из главных вещей, которые заставят людей задуматься: «А как же они говорят, что мы все обогнали и всех поставили на колени?».

Вот сейчас за исключением Москвы (не потому, что она Собянина, а потому что просто Москва европейский город) по всей России мы видим, что мы на уровне Ирана в борьбе с эпидемией.

Так что эта история случилась несколько раньше, чем я себе представляла. Но одновременно произошла эта история с деньгами. Мы видим сейчас наглядно цену Путина для нации — цену Путина в медицинском обслуживании, и цену Путина в том, что правительство запретило людям выходить на улицы, и в тех странах, где оно это делает, оно выдает им компенсации. А мы же говорили, что крутые, мы же говорили, что мы всех поставили на колени, а теперь нам говорят — денег нет. И вот это означает, что цена Путина для нации, она совершенно конкретная.

Вот посмотрите последний фильм Дудя о русских, которые приехали в Кремниевую долину, и как они там процвели. О чем, собственно, фильм Дудя, кроме того, что понятно, что каждый даровитый мальчик, который его посмотрел, скажет: «Так, я срочно уезжают в Кремневую долину»? Допустим, вот очень скромный подсчет. Вот представим себе, что эти ребята, которые уехали (не только в Кремниевую долину), они зарабатывают 200 тысяч долларов каждый. Это очень скромное допущение, потому что понятно, что многие из них зарабатывают миллионы. И представим, что уехавших — миллион. Из несколько миллионов уехавших миллион всего лишь зарабатывает 200 тысяч. На самом деле, конечно, понятно, что они зарабатывают гораздо больше, и уехало гораздо больше миллионов, и 200 тысяч для уехавшего процветающего человека вполне скромная сумма.

Обычно то, что получает человек, это 1/5–1/6 того, что он производит. То есть эти 200 тысяч умножим на миллион, получаем — 200 миллиардов долларов, которые они получают зарплатой и умножаем на 5, получаем — триллион долларов ВВП, который они производят. Сколько у нас ВВП всей России? 1,5 триллиона — это если с нефтью. Это вот сколько стоит Путин. То есть если в России 1,5 триллиона долларов ВВП, то мы можем смело заметить, что за время правления Путина люди, которые производят, по меньшей мере, столько же ВВП, просто уехали из России.

И мы видим, что происходит в Северной Осетии митинг. Не только потому, что там собрались сумасшедшие COVID-диссиденты, а просто потому, что у людей нет денег, и нехватка денег у людей превращается в отрицание самого заболевания. И мы видим, кому деньги раздают. Деньги раздают ментам в Северокавказском военном округе. Я не знаю, что происходит в центре России, но вот тут — у меня есть бумажка: 5 окладов в месяц и 12 — после окончания.

Я напомню, что есть 5 мер Навального, которые он предлагает. В них он предлагает потратить около 10 триллионов из 17 триллионов Фонда национального благосостояния. Я напомню, что профессора ВШЭ, Чикагского университета Константин Сонин, а так же известнейший экономист Сергей Гуриев и многие другие российские экономисты тоже призвали… опубликовали письмо, в котором говорили, что надо дать деньги населению.

И я напоминаю, что это безумная ситуация, когда государство запрещает людям работать, но практически не поддерживает их. И хотя у нас нет такого количества денег, как есть на Западе по причинам, о которых я говорила выше, вот те 10 триллионов рублей у нас точно есть, Если это не чрезвычайная ситуация, когда надо помочь людям, то какая тогда еще чрезвычайная ситуация?

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Я говорила о деньгах, которые сейчас власти тратят, вернее, не тратят надлежащее количество на поддержку бизнеса и на поддержку граждан. Те деньги, которые они тратят, они, во-первых, чрезвычайно невелики, во-вторых, несоизмеримы не только с западными… ну, с западными — скажут, понятно, мы столько не заработали. Хотя, с другой стороны, как же это получается, что мы столько не заработали, если нам все время говорят, что мы типа круче Запада и утерли нос Америке, утерли нос Португалии какой-нибудь. Вот у нас хуже, чем в Португалии в связи с поддержкой народонаселения.

Но эти деньги совершенно несоизмеримы по сравнению с теми деньгами, которые тратят власти на субсидии разному крупному бизнесу. Какая-нибудь «Роснефть» 9 миллиардов долларов просаживает в Венесуэле. И несоизмеримы с теми деньгами, которые находятся в Фонде национального благосостояния на черный день. А что сейчас, как не черный день?

Одновременно мы видим, что власти продолжают тратить, может быть, не такие большие, но вызывающие стыд деньги на какие-то невероятные вещи типа рекламы, что надо голосовать за поправки в Конституцию. Не много это, с одной стороны, 400 миллионов рублей на это потратить. Это, действительно, не спасет российских пенсионеров и российских безработных, но это очень стыдно тратить эти деньги в этот момент на ролики о том, что вот врачи борются с коронавирусом — давайте проголосуем за поправки в Конституцию, чтобы им было сподручней бороться.

Чтобы им было сподручней бороться, не надо голосовать за поправки в Конституцию, надо покупать средства индивидуальной защиты, а не вызывать к прокурору тех врачей, которые говорят, что их у нас нет.

Ю.Латынина: Чем лежать на этих железных ножках, лучше лежать дома

И я посмотрела, на что еще прямо сейчас региональные бюджеты тратят деньги. И там, конечно, есть очень смешные траты. Вот, например центр закупок республики Соха прямо сейчас закупил на 2,6 миллионов рублей ботокса. И написано в конкурсе: «Поставка лекарственных препаратов для граждан в целях их социального обеспечения». Меня очень интересует, кого это в республике Соха ботоксом обеспечивают в целях социального обеспечения?

Но я сосредоточусь только на одно и очень немногие расходы озвучу. Просто расходы власти на пиар самих себя любимых.

Вот, допустим, Петропавловск-Камчатский закупает «услуги по освещению деятельности председателя и депутатов городской думы Петропавловска-Камчатского. Статьи, интервью, заметке, комментарии, информационные сообщения. Не много — 192 тысячи рублей. Такое впечатление, что это прямо кому-то так и идет.

Но, вообще, я даже не знала, если честно, что у нас размещалово просто на сайте государственных закупок так же оплатится.

А вот Фонд обязательного медицинского страхования республики Бурятия. Тоже не много — 38 тысяч рублей. Это все они в начале… А вот Полянское сельское поселение Выборгского района Ленинградской области на то же самое примерно выделяет 497 тысяч рублей. А, соответственно, уже в Костромской области — уже 800 тысяч рублей на это выделяют.

А вот Бокситогорский муниципальный район. Подготовка и размещение информационных материалов о Бобкситогорском муниципальном районе в периодическом печатном издании — 50 тысяч.

Деятельность администрации города Иркутска — 1 миллион 999… Как скромненько-то! Не написали — 2 миллиона. 1 миллион 999. Прямо как, знаете, в супермаркете продают не за 2 доллара а за 1 доллар 99 центов.

Администрация Здвинского района Новосибирской области — 120 тысяч рублей.

А вот прекрасное: город. Пермь, оказание услуг по созданию и размещение информационного материала — 4 миллиона 207 рублей. Но это только администрация города Перми. А в Пермском крае есть еще Министерство сельского хозяйства, оно тоже хочет, чтобы его деятельность осветили и размещает по этому поводу на сайте госуслуг заказ на 400 тысяч рублей. Министерство культуры пермское тоже не отстает от Министерства сельского хозяйства и размещает — это всё апрель, март — 581 тысячу рублей. Но Министерство социального развития еще есть в Перми, и оно хочет о себе любимом — 749 тысяч рублей. И, наконец, у них есть еще Министерство транспорта, и там уже начальная цена опять — 1 миллион 999 тысяч и 500 рублей.

Больше всего мне понравилась администрация муниципального образования Кимовский район Тульской области. 37 тысяч человек. Хотя о себе любимых — за 1 миллион 347 рублей. Слушайте, Кимовский район, сколько у вас бедных людей. Возьмите просто, выберите в лотерее 13 человек, раздайте им по 100 тысяч — о вас напишут даже центральные газеты, включая газету «Ведомости». Правда, я не знаю, может быть, главный редактор Шмаров запретит и об этом писать, потому что это подает нехороший пример. Но, тем не менее, старая бы газета «Ведомости» бы написала, новая газета «Ведомости», как мы знаем… ее быстро слили в унитаз. А затем, собственно, и назначили этого самого Шмарова. Слушайте, по-моему, говорящая фамилия.

Приморский край. «С последующим размещением в периодическом печатном издании — 17 миллионов рублей».

А вот муниципальное образование Курумканский район — это Бурятия, в нем 15 тысяч человек живет — в нем скромнее — 1 миллион 214 тысяч рублей. И так далее. Вот Джидинский район Бурятии — 900 тысяч рублей…

Просто нет возможности читать всё…

Сахалинская область. Два контракта. Один — 500 тысяч. Другой — 2 миллиона 500 тысяч. Третий — 476 тысяч.

Для оказания услуг по созданию и распространению информационных материалов о деятельности Архангельского областного собрания депутатов 3 контракта. Один — на 2 миллиона 280, потом еще 560 тысяч и третий — 300 тысяч.

Что я хочу сказать всем этим министерствам, Архангельскому областному собранию депутатов. Хотите разместить — пожалуйста, возьмите эти 3 миллиона рублей, пойдите в ближайший дом престарелых, отдайте, и об этом напишут все бесплатно.

Что я сначала хочу сказать Краснодарскому краю, который размещает сначала один контракт на 1 миллион 400 тысяч, на другой — 2 миллиона, и третий — на 1 миллион 893 тысячи. Пойдите в ближайшую больницу, в которой работает 100 медсестер, дайте им по 50 тысяч рублей — все напишут о том, что вы сделали.

Что я хочу сказать Джидинскому району Бурятии, который тратит 900 тысяч рублей на себя любимых. Идите и купите на них маски — и все напишут.

Что я хочу сказать Кимовскому району, который хочет 1, 3 миллиона. Купите бахилы — и тоже об этом все напишут.

Вот это совершенно потрясает, что это какой-то пир во время чумы, что они как жили раньше, и вот где-то у них это вертелось, так они не считают, что это прервалось. Потому что в тот момент, когда 20 с лишним процентов населения говорит, что «у нас кончились деньги вообще», а 30% с лишним говорит: «У нас большие проблемы с деньгами», — вот эти прекрасные люди кто-то 100 тысяч, кто-то 200 тысяч, кто-то 4 миллиона — на то, что, по сути говоря, является, извините, размещаловом и на то, что, извините, никто на самом деле читать-то не будет. Мы же знаем, периодически эти статьи появляются. Какой-нибудь депутат навестил какой-нибудь коровник или какой-нибудь роддом, и они попадают в большую прессу только тогда, когда оказывается, что роддом был давно закрыт, и депутат, таким образом, пролетел.

Ю.Латынина: Мир знает цену иранским угрозам в отличие от китайских

Мы в экстремальной ситуации. Я не уверена, что те вещи, которые мы делаем и те вещи которые делают в мире, правильные. Совершенно точно некоторые виды лечения, которые применяются сейчас, неправильные.

Вот все сначала кричали: «Вентиляторы! Вентиляторы! Люди сажали на вентиляторы. Сейчас в Нью-Йорке приходят данные: 88% людей, которые сидели на вентиляторах, умерли. О’кей, значит, до последнего не надо сажать людей на вентилятор. Но, судя по всему, в Италии была такая большая смертность, потому что людей сразу сажали на вентиляторы вместо того, чтобы как можно дольше просто давать им кислород.

Всё время приходят разные истории. Сегодня нам говорят «хлорохин действует», завтра нам говорят — «хлорохин не действует». Сегодня нам говорят — ремдесивир, завтра нам говорят — ремдесивир не действуют. Сегодня нам говорят — всем надо самоизолироваться, не вылезать на улицу, а то умрет столько-то. Потом оказывается, что многие из этих цифр, были, действительно, преувеличены. И мы видим, например, что в Швеции, похоже, отсутствие карантина не приводит к перегрузке медицинской системы. Одновременно мы понимаем, что, условно говоря, шведский опыт трудно распространить на Россию, потому что в Швеции человек живет один в квартире, и в Швеции люди гораздо более дисциплинированы.

Мы находимся в очень плохой истории, у которой нет хорошего решения, потому что если карантин ослабить — повышается смертность, если карантин затягивать туже — страдает экономика.

Кроме того мы должны понимать, что помимо смертности от коронавируса есть гигантская проблема смертности от других болезней, которые не лечатся во время коронавируса. И все те операции, скажем, от рака или сердечнососудистые операции, которые сейчас остановлены, они дадут гигантский прирост смертности, возможно, не меньший, чем смертность от коронавируса.

В ситуации, когда это происходит, очень, возможно, что через год мы оглянемся на многие меры и увидим, что они были неправильные. Очень, возможно, что через 50 лет вообще не будут понимать, в чем проблема с коронавирусом, потому что помимо того, что будет вакцина, — мы видим, что дети очень легко переносят эту болезнь, — скорей всего, она с некоторой вероятностью превратится в детскую болезнь типа ветрянки, которой ты в детском возрасте переболел, и дальше она всю жизнь с тобой (антитела) будем надеяться, и ничего страшного не происходит.

Но сейчас, когда мы вынуждены и власть вынуждена принимать решения в отсутствии информации, очень важно не принимать заведомо мерзких решений. Очень важно, чтобы врачи получали не меньше, чем менты, которые разгоняют демонстрации в Северокавказском военном округе. Очень важно не размещать безнравственно деньги на размещалово, на рекламные ролики о том, как важно менять Конституцию.

И, конечно, я думаю, следует обратить внимание вот на что. В четверг Навальный привел абсолютно фантастическую статистику Яндекса, которая заключается в том, что индекс самоизоляции людей в Москве не вырос после того, как была введена пропускная система, после того, как от самоизоляции перешли к этой жестокой пропускной системе.

У меня своего мнения никакого по этому поводу нету, потому что тут должны быть не мнения, а цифры. Но когда я увидела эти цифры, я была абсолютно поражена, потому что, если честно, я не думала, что московское население настолько ответственно, и к тому же его по «Первому каналу» грузили этими путинскими каникулами, шашлыками и прочим и рассказывали, что коронавируса нету. Какие-то безумные бабки, которые… я не помню, как они называются — эти «бабушки за Путина» проводили недавно тут торжественную церемонию захоронения коронавируса как фейка, которого нету со словами, что наш Владимир Владимирович от всего этого одним дуновения дыхания излечит.

Вот факт заключается в том, что в Москве вместо самоизоляции, которую я чрезвычайно приветствовала как меру, которая возложена на одного человека, ввели жесткую палочную систему с получившимися в результате большими полномочиями ментов и с давками в метро, которые, действительно, продолжались недолго и были ликвидированы. И мы видим, что индекс самоизоляции согласно Яндексу, который видит всё, не возрос. То есть эти полномочия ментов абсолютно лишние. И я понимаю даже панику в мэрии, которая всё время говорит, что у нас продолжают расти случаи заражения и нам скоро не хватит мест в госпитале. Но похоже, что нужно безболезненно вернуться к самоизоляции.

Собственно, мы еще вернемся к коронавирусу. А пока я не могу не поговорить о прекрасной истории с нефтью, которая на этой неделе — правда, это специфическая американская нефть WTI оказалась ценой минус 37 долларов. То есть 37 долларов давали тому формально, кто заберет этот контракт.

Конечно, это был довольно технический момент, который был связан с торговлей фьючерсами. И, конечно, эта цена на нефть минус 37 долларов, она снесла крышу у всех. Больше всех она снесла крышу у Окасио-Кортес, которая по этому поводу протвитила, что вот это самое время массово инвестировать в «зеленую инфраструктуру». Для тех, кто не понял юмора, объясню, что в «зеленую инфраструктуру» еще можно более-менее инвестировать, когда цена на нефть высока, когда цены на энергоносители высоки, и, соответственно, очень дорогие инвестиции в «зеленую инфраструктуру», и очень дорога зеленая энергия может хоть как-то конкурировать с ценой на более традиционные энергоносители. Когда нефть стоит минус 37, даже эта специальная техасская нефть, то тогда как раз в «зеленую инфраструктуру» совершенно не надо инвестировать, потому что нефти — залейся. То есть Окасио-Кортес взяла такой высокий уровень в конкурсе на самый тупой твит по поводу отрицательной цены нефти…

Ю.Латынина: Мы находимся в очень плохой истории, у которой нет хорошего решения

Но, в общем-то, после этого наш зампредседателя Совбеза Дмитрий Анатольевич Медведев обиделся и решил победить товарища Окасио-Кортес, потому что он заявил, что «обвал этих цен напоминает картельный сговор. И с учетом нашего опыта в газовой сфере предлагаем продавать нефть по принципу take or pay. (бери или плати). Это он в Фейсбуке написал.

Я объясняю зампреду Совбеза Российской Федерации, что картельным сговором является ОПЕК, вернее, являлась. Вот горстка коррумпированных петрократий искусственно держала завышенные цены. Игорь Иванович Сечин, отказывая участвовать в ОПЕК+, привел к рыночному знаменателю, подорвав по дороге как российский рубль, так и всю российскую нефтяную промышленность.

После этого сначала нам объясняли очень долго, то есть не очень долго, но очень громко после этого гениального маневра Сечина, как это здорово, что Россия вышла из ОПЕК+, как она сейчас разорит американских промышленников, какой это блестящий стратегический маневр. Леонтьев нам это говорил. После этого оказалось, что насчет американской промышленности — да. Но русская промышленность нефтяная пошла на дно.

Тут нам стали говорить другое, нам стали говорить: «Как мудро Путин сейчас договориться с Дональдом Трампом и саудовским принцем о том, что они заключат все-таки новое картельное соглашение. По дороге нам забыли сказать, что в результате этих действий Сечина роль регулятора нефтяного рынка, этого сборища обвешенных золотом арабов, перешла к президенту США, тех самых США, которые они хотели разорить, забыв, что США в отличие от России являются не только производителем нефти, но и потребителем, и что, конечно, американские производители, конечно, очень страдают от того, что произошло, но вот американские потребители, то есть это почти 300 миллионов американцев в результате в этом месяце сэкономят где-то от 170 до 200 с лишним долларов на своих автомобильных поездках. Правда, большей части их некуда ездить.

Собственно, второе к Дмитрию Анатольевичу: к картельному сговору это не имеет отношения, потому что этот картельный сговор осуществляют компьютерные программы. Они просто закрывали фьючерсные сделки молниеносно в связи с условиями рынка, и в от так получилось. То есть двойка по IT.

Ну, и, конечно, предложить перейти на take or pay — это, конечно, прекрасно, потому что. действительно, такие контракты есть у «Газпрома». Их все меньше и меньше уважают на Западе, все от них стараются избавиться, потому что они кабальные. И у меня вопрос: с какого барана? На какой планете живет этот человек? Вот саудиты продолжают вытеснять российскую нефть с рынков. Ничего не получилось, даже когда они с повинной головой пришли и к Саудовскому принцу и к Дональду Трампу. Нефть никто брать не хочет. Нефть вообще российская очень плохо торгуется. Она идет по скидке 4–5 долларов к тренду. Хранилища переполнены.

Проблемы купить нефть за копейки нет, и тут, значит, Дмитрий Анатольевич предлагает заключить долгосрочный контракт, чтобы если покупатель не взял, он все равно бы заплатил.

Вот представляете, вы приходите в магазин и видите, что вся колбаса продается со скидкой 90%, шикарная, отличная колбаса, лучше российской — арабская колбаса, нигерийская колбаса. И скромно стоит один продавец и говорит: «Слушайте, у меня есть идея. Моя колбаса стала такая дешевая, что давайте заключим долгосрочный контракт на мою колбасу, что ты у меня ее будет продавать следующие 10 лет, а если не купишь, то все равно заплатишь». И покупатель такой говорит: «Чего? А вам… как бы… аптека за углом», — как говорит наш шеф.

И, собственно, в пандан Трамп решил повысить цену нефти самым надежным способом: пригрозил вчера топить иранские суда. И иранцы громко сказали: «Да, но если Трамп посмеет разинуть рот на наши иранские суда, то мы дадим ему достойный ответ, и мы уже показали…». И, конечно, нефть после этого… Знаете, как карп лежит на прилавке, его вынули из воды, и он так — хлоп! — хвостом, но видно, что он уже дохлый. Вот она как этот карп — хлоп! — хвостом. Раньше это просто сносило крышу у всех нефтяных трейдеров. А сейчас она как-то не сильно пошла вверх, в том числе, по двум причинам.

Во-первых, мир знает цену иранским угрозам в отличие от китайских. Все узнали эту цену, когда, помните, Трамп в январе хлопнул Касема Сулеймани, и иранцы кричали: «Пасть порвем! Сейчас немедленно накажем!» И американские демократы исходили на дерьмо и говорили: «Сейчас будет Третья мировая война!» Вы помните, что американские демократы обещали нам из-за этого ошибочного решения Трампа Третью мировую войну? И где эта Третья мировая война? Разве что она идет с коронавирусом. Разве что это иранцы изобрели коронавирус, но до этого, правда, никто даже среди сторонников теории заговора не додумался.

Потому что очень просто: иранцы усвоили уроки Путина. Зачем воевать? Воюя, можно проиграть. А можно не проиграть, а просто по телевизору отчитаться о победе и громко сказать, что «мы замочили всех кровавых цээрушников, которые замочили нашего любимого генерала Сулеймани».

И второе, почему цена нефти не идет на нефть и что, я думаю, внушает хозяевам нашей взбесившейся бензоколонки ужас, — это, что, вообще, больше не будет высокой цены на нефть. Почему? Да просто люди будет меньше летать и ездить ближайшие два года.

Я как-то даже подумала: вот проблема пробок, она, может быть, будет уменьшаться сама собой, потому что за время коронавируса огромное количество людей, а главное — работодателей поймет, что перемещение человека из одной точки пространства в другую в тот момент, когда есть Zoom, когда есть Skype, когда есть интернет, — это тяжелая, бесполезная, отрицательная работа, которая не только ничего не прибавляет, но, наоборот, уменьшает продуктивность этого человека, потому что он два часа ехал, чтобы с кем-то поговорить час, а мог это же самое сделать дома. И многие поймут, что работник, который работает дома — это способ дополнительной эксплуатации работника, потому что когда он работает в офисе, он работает 6 часов, а когда он работает дома, так он работает и утром и вечером, и днем.

И, собственно, последняя парочка историй, которые я хотела рассказать. Это, конечно, феерическая история о поставке в больницу №6 во Владимире просроченных аппаратов ИВЛ. Я напоминаю канву. Есть человек, о существовании которого я никогда не знала. Его зовут Григорий Аникеев, он родился в селе Дутово Владимирской области. Он стал делать пельмени, создал крупный холдинг. Естественно, депутатом он стал от «Единой России». Но вот я посмотрела: действительно, дофига тратит на благотворительность. И он говорит: «Я хочу оплатить вентиляторы для легких». Это было, когда еще не было ясно, что они не так уж нужны.

И чиновники департамента здравоохранения Владимирской области ему рекомендуют: «Вот оплати там». Он оплачивает 6 миллионов рублей из своего кармана. Какое-то ООО из Костромы. И они оказываются просрочены на 15 лет. То есть, вы понимаете гнусность этих чиновников? Они даже не из бюджетных средств в данном случае. Они пришли к благотворителю и говорят: «Дай нам денежку, мы купим». А чувак-то классный. Помните, я вам рассказывала про американца Майкла НРЗБ, который тоже вылез куда-то в Америке и говорил, что «Бог нам послал Трампа», и я сначала думала: откуда ты такой вылез? А потом я посмотрела и увидела, что этот Майкл НРЗБ бывший наркоман, который сделал крупную компанию, стал давать гигантские деньги на благотворительность, и сейчас его компания шьет повязки для врачей. И я подумала, что если ты делаешь такие хорошие вещи, то ты можешь пороть любую чушь.

Вот то же самое, если этот депутат Аникеев покупает на свои деньги благотворительные вещи, то он может вступать в любую «Единую Россию». И тут своего не упустили чиновники ухватить клок.

Всего лучшего, до встречи через неделю! С вами была Юлия Латынина. Да, я не поговорила о замечательном законопроекте, который позволяет ментам… да, собственно, все позволяет ментам и делает, главное, их безнаказанными. Собственно, чего о нем говорить, всё ясно. Постараюсь, может быть, поговорить на следующей неделе.

Всего лучшего, до встречи через неделю! Не забывайте, пожалуйста, подписываться на YouTube каналы «Эхо Москвы» и «Латынина ТВ», не забывайте, что у меня есть куча книжек как художественных, так и про историю христианства и куча разных видео на «Латынина ТВ».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире