Время выхода в эфир: 11 апреля 2020, 19:07

Ю.Латынина Здравствуйте! С вами Юлия Латынина и «Код доступа». Удивительная эпоха полного коронавируса, когда в мире вместо военного коммунизма наступает коронавирусный коммунизм, а президент России широким жестом обещает всем пять хлебов и две рыбы за чужой счет. А мэрия Омска публикует ролик о том — пожалуйста, посмотрите этот ролик, — что мы победим коронавирус, проголосовав за поправки к Конституции.

Слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube «Эхо Москвы» и по моему собственному YouTube «Латынина ТВ». Не забывайте подписываться и на «Эхо Москвы» и на «Латынина ТВ», потому что там куча всяких других видео, в том числе, на моем YouTube куча актуальных видео про глобальное потепление, потому что, согласитесь, очень актуально; мы как раз сейчас живем, как хотела нас заставить жить Грета Тунберг: самолеты не летают, фабрики не работают.

Странно, что Грета не призывает выключить еще ИВЛ, которые ведь тоже потребляют электроэнергию. Вот их еще надо выключить, тогда совсем будет утопия.

И возвращаемся к новостям. После того, как США выделили на помощь бизнесу и людям 20% от собственного ВВП или 2 триллиона долларов, а Евросоюз 500 миллиардов евро, Путин снова обратился к нации и на этот раз рассказал ей про половцев и печенегов. Цитирую: «Дорогие друзья, всё проходит и это пройдет. И печенеги нашу страну терзали и половцы. Со всем справилась Россия. Вместе всё преодолеем».

Вот это «вместе» мне особенно нравится, потому что помните, господа, когда государство Российское говорит: «Братья и сестры» или «вместе», оно собирается вам вдуть и крепко вдуть. Потому что, что такое вместе? Вот в городе Питкяранта в Карелии школьники из малообеспеченных семей получили продуктовый набор аж на 2 недели: 2 сосиски, 5–6 картофелин, маргарин и так далее. Можно посмотреть, довольно широко эти фотографии сидят в сети. Вот, Владимир Владимирович, вы уверены, что это вместе? Вы тоже едите сосиски и маргарин?

Или вот выделили 10 миллиардов рублей на всех медиков по всей России. А «Баклан-Арена» у нас стоит в Петербурге 43 миллиарда рублей. А на плитку и бордюры в Москве выделено 12 миллиардов рублей (это, по-моему, на плитку) и на бордюры — 19, итого: 31.

Слушайте, вы знаете, я как-то горячий сторонник плитки. Я принимаю аргумент, что когда плитку кладешь на улице, то там в три раза увеличивается посещаемость магазина, соответственно, увеличиваются доходы бюджета. Но как-то сейчас по этой улице явно никто не будет ходить, увеличивая в три раза посещаемость магазина. А плитка уже лежит и хорошая. Вот, может быть, как-то повременить с плиткой?

Или вот Навальный смотрел, сколько стоят дворцы одного Медведева и насчитал на 50 ярдов рублей (это без рыболовного островка, который только что обнародовало издание «Проект») Ну, мы понимаем, что у Путина дворцов больше, потому что негоже подчиненному иметь столько же дворцов, сколько начальнику? У него один дворец в Геленджике стоит 1 ярд долларов, то есть 70 миллиардов по нынешнему курсу.

Слушайте, может быть, Владимир Владимирович продаст этот свой дворец и, смотрите: вместо 10 миллиардов рублей на всю борьбу со всем коронавирусом в России (это притом, что плитка и бордюры стоят 30) можно будет выделить 70 миллиардов (стоимость дворца). Или, может быть, хотя бы в соседнюю деревню — насчет слова «вместе» — рядом с некоторыми дворцами газ провести?

Потому что чего вместе-то? У них VIP-лаборатории, которые проверяют их на вирус. ИВЛ им точно хватит. И за руку Путин здоровается, обратите внимание, потому что, как сказал Песков, людей, которые к нему допущены, предварительно проверяют. То есть раньше была должность пробовальщика царской пищи, а теперь есть должность проверяльщика тех, кто идет к Путину, на коронавирус. И у них на них тестов хватает. О тестах мы будем говорить позднее.

Вот Борис Джонсон — можете посмотреть видео в сети, — как он заходит в обыкновенный супермаркет, там фотографируется с друзьями, пожимает руки. Вот напожимался — теперь лежал в реанимации. Слава богу, выздоровел. Вот Борис Джонсон был, действительно, вместе. Он был в супермаркете. А Владимир Владимирович когда последний раз стоял в очереди в супермаркете?

Вместе — это как? 70% россиян не имеют сбережений. На этом фоне у Навального мы читаем о самолетах Наили Аскер-заде и на этом фоне мы читаем о духах Amaffi за 770 тысяч рублей, производимых для избранных любовницей правой руки Сечина. Вот скажите школьникам, которым дают 2 сосиски с маргарином, что вот есть духи Amaffi за 770 тысяч рублей и это мы вместе.

Это Путин будет есть сосиску с маргарином вместе? Это Путин останется без сбережений из-за карантина вместе? Это Путину будет приходить эсэмэска от банка: «Уважаемый хозяин кафешечки такой-то, вы тут не заплатили кредит. Да, у вас есть отсрочка платежа, но помните, что как только отсрочка кончится, вам придется заплатить всё вместе с процентами»? Или, наоборот, это школьники из Сыктывкара будут жить во дворцах Медведева, пилить плитку, пилить «Баклан-Арену»? Вместе-то — что?

Еще раз: когда эта власть говорит «вместе» — это значит, что она не хочет заплатить за то, что в демократической стране платят миллионы. Зато мы вместе победили печенегов. Видимо, в ближайшее время у нас будет введен День победы над печенегами и половцами. Единственная проблема, правда, что ее не было, потому что бедных половцев уничтожили для нас татары. Причем половцы сначала предлагали русским князьям вместе бороться с татарами, но князья показали им средний палец. Вот так мы совладали с половцами.

Так что, конечно, мы в ближайшее время услышим, что коронавирус появился в результате скрещивания печенегов с половцами, и динозавров истребили тоже мы, а наши неблагодарные западные партнеры отказываются признавать роль россиян в истреблении динозавров.

Надо сказать, самое удивительное в этой цитате про печенегов и половцев, что эта прочувствованная цитата является дежурной и бэушной, потому что Путин же совещался о лесных пожарах 10-го года точно тогда, когда его губернаторы ему докладывали: «Всё хорошо, прекрасная маркиза» в то время, когда Россия горела, и там тоже Владимир Владимирович говорил: «И печенеги Россию терзали и половцы и псы-рыцари. Россия всё выстояла, всё пережила». И самое удивительное — на это уже не обратила внимание, а Шендерович написал, — что Путин просто цитирует российского адвоката Федора Плевако, который защищал женщину, обвиняемую в краже жестяного чайника: «Печенеги терзали, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на неё, взяли Москву. Всё вытерпела, всё преодолела Россия, Но теперь, теперь… Старушка украла старый чайник ценою в тридцать копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно».

То есть эта сентенция Путина опровергает, что история повторяется дважды в виде трагедии и комедии, потому что в речи Плевако сначала была комедия. Он издевался над патриотами. А Путин говорит эту старую издевку XIX век совершенно всерьез.

И, собственно, перейдем к тому, как по-настоящему дела обстоят с коронавирусом в реальности, а не там, где Путин лечит его взглядом и поражает ракетами «Авангард». И скажем, что пока надвигается необъятная катастрофа, потому что в России был центр начинающийся эпидемии, он находился в городе Москве. Москва тоже не посередине эпидемии. Как сказал Собянин, не на плато, не в середине, она у подножия. Но Русские люди не ездят в большинстве своем в Европу. В Европу ездят москвичи. А русские люди ездят в Москву.

И вот вместо того, чтобы запереть эпидемию в этом центре, благодаря распоряжению Путина о каникулах, приблизительно 3 миллиона человек, в том числе, инфицированные коронавирусом, разъехались по региона. Это такой антикарантин. Это безумный приказ, и через 3–4 недели там начнется то, что сейчас начинается по Москве. И вот что там будет?

Вот у меня отчет МЧС о том, как обстоят дела в разных регионах.

Республика Марий Эл. В наличии 247 штук медицинских одноразовых масок. Это в фармацевтических организациях.

Башкирия. Отсутствуют расходные материалы для проведения тестов, недостаточное количество средств индивидуальной защиты органов дыхания, недостаточно количество защитных костюмов и так далее.

Астраханская область. Отсутствует возможность провести мероприятия по закупкам средств индивидуальной защиты — масок и прочего. Отсутствует возможность провести закупку реагентов и расходных материалов. Отсутствуют пробирки для проведения анализа на коронавирус. Ограниченное количество дезинфицирующих и антисептических средств в медицинских организациях. Недостаточно ИВЛ. И так далее.

Еще раз повторяю, это отчет присланный МЧС со всех регионов. Если вы думаете, что самое страшное — это те места, что я огласила, то это не самое страшное. А самое страшное в этом отчете то, что Саха, Сахалин Чукотка, Магадан, республика Алтай, Хакассия, Алтайский край, Кемеровская, Красноярский кран, Курган, Тыва, Свердловская область, — у них у всех вопросы отсутствуют. Они докладывают начальству, что у них всё есть — вот это страшно.

Ю.Латынина: Мы сейчас живем, как хотела нас заставить жить Грета Тунберг: самолеты не летают, фабрики не работают

А вот письма врачей, которые мне переслала Анастасия Васильева, лидер независимого «Альянса врачей»: «По официальной статистике в нашем городе всего 3 случая заражения коронавирусом. По факту же во всех больницах сложно найти пациента без двусторонней пневмонии, не проведено ни одного теста на коронавирус. У врачей нет масок, перчаток. Мы работаем по 2 суток без сна.

А по телевизору говорят о свободной ситуации и что наш город чуть ли не единственный в Татарстане, где нет зараженных коронавирусом людей. Мы обращались в местные СМИ, но они отказываются оглашать информацию. За март 2019 года было зафиксировано 79 обращений с двусторонней пневмонией, а за март 20-го их уже 1300 человек. Ну, как тут можно говорит о сезонной вспышке?».

Другое письмо из Ставрополя: «После начала пандемии и после появления заболевших у нас запретили менять маски и халаты. Выдали только пару штук. У нас нет ИВЛ. А сегодня на совещании медсестер нам сказали, что будут принудительно вычитать из зарплаты по 1 тысяче рублей на химзащиту».

Вот еще одно письмо из Уфы, оно уже публиковалось, его публиковал Навальный: «В 20-х числах марта в РКБ (Республиканская клиническая больница имени Куватова) у несколько пациентов отделения гематологии развилась неясная двусторонняя пневмония. Администрация списала всё на основное тяжелое заболевание, никаких мер не предприняло. В те же дни появились случаи пневмонии в других отделениях. Число пациентов и врачей с признаками ОРВИ шло на десятки. Мазки на новый вирус брать запретили».

Смысл письма понятен. У пациентов пневмония, тестов нет, врачи тоже заболели, тоже пневмония. Вместо тестов и карантина пациенты десятками выписываются из больницы каждый день, будучи потенциально зараженными.

Вот реакция главы республики. Глава Башкирии говорит, что врачам теперь отныне запрещено просить о помощи, цитирую: «У нас богатая республика, как вы смеете просить о помощи?» Если вы помните, это человек работал в администрации президента. Его же назначили не затем, чтобы он решал, а чтобы он докладывал: «Всё хорошо, прекрасная маркиза».

Вот Калач-на-Дону. Татьяна Ревва из больницы записала обращение, в котором говорит, что в больнице 2,5 аппарата ИВЛ. 2 заняты больными, у одного сломан компрессор. После этого на нее руководство больницы написало заявление в полицию. Ее вызвали на допрос.

Всеволод Шухрай из Москвы, из Бурденко, известный хирург дал интервью «Настоящему времени» о том, что его больнице очень плохо дело обстоит. Его тоже вызвали на допрос — как он смеет разглашать эту врачебную тайну.

Ю.Латынина: Русские люди не ездят в большинстве своем в Европу, русские люди ездят в Москву

В Новгороде Великом Руслан Уразгалиев тоже дал интервью о том, что ничего не готово. Тоже начал выяснять Следственный комитет, как он смеет это говорить.

Это не единственные случаи. Я могу привести еще несколько случаев. Я знаю, по крайней мере, еще один случай. В городе Сочи, когда врача, который говорит правду, что защитных средств в больнице нет, вызывают в Следственный комитет. То есть все эти губернаторы — мерзавцы, которые восприняли кремлевское указание, что поддерживать оптимизм. И очень просто они поддерживают оптимизм, отрицая, что что-нибудь происходит. Это значит отрицать, что нет средств защиты. Это значит, что больница становится очагом инфекции. И, соответственно, это просто скрывается: «Как ты смеешь нам портить прекрасную картину, которую мы нарисовали начальству?»

Вот альтернативная история. Жительница Златоуста Челябинской области Наталья Денисова (я называю ее имя, потому что ее имя по всему интернету) из Таиланда 14 марта приехала. Самоизолировалась как положено. Ни кашляет, ни чихает. Через 11 дней после ее прилета приходит сотрудница Роспотребпозора и вдруг как-то берет мазок. Наталье вообще показалось, что это какой-то многоразовый мазок.

На следующий день приходит паническая бумажка, что у Натальи коронавирус.

Во-первых, даже, представим себе, этот мазок, был, действительно, положительный, а зачем тащить ее в больницу, где она перезаразит всех, и где все тоже без средств защиты, если 80% людей переносит коронавирус без симптомов, и у Натальи никаких симптомов нет. Нет, ее тащат в больницу. Ей не показывают результатов, потому что она понимает, что этих результатов нет, и что это какой-то бред, потому что мы все знаем, что у нас по 3–4 дня делается у нас анализ на коронавирус, и он неправильные дает ложноположительные и ложноотрицательные результаты. И в Златоусте это точно не могло произойти вот так прямо через несколько часов.

Ее туда тащат. Она занимает собой место в койке. И в сетях в Златоусте пишут, что она вот-вот помирает, а она вообще не больна. И врач смеется и говорит: «У меня тут таких, как вы несколько». Зачем это происходит безумие? Потому что нигде в Европе ничего подобного не происходит. Видимо, потому что эти же самые негодяи, они будут докладывать, что они Наталью Давыдову пролечили и вылечили и вот у них хороший процент излечимости, не то что в какой-то Италии.

Город Сестрорецк. Там возбуждено уголовное дело против Анны Шушпановой, активистки местной. Она написала на одном из форумов, что был человек с положительным тестом на коронавирус и поехал домой на общественном транспорте. При этом, собственно, на этом форуме другие жители подтверждали, что такая штука была, во-вторых, она получила эти сведения от другого человека, его зовут Андрей Романов. И он считал, что эта информация правильная, он звонил на петербуржскую горячую линию о коронавирусе, он звонил в администрацию Курортного района в Петербурге. Он звонил в федеральную горячую линию. И только потом он позвонил этой несчастной Шушпановой.

Возникает два вопроса. Ребята, во-первых, давайте для начала проверьте, человека с положительным коронавирусом, действительно, направили домой на автобусе? Если так, то все вопросы к Шушпановой снимаются вообще. Если нет, второй вопрос: Шушпанова, когда получила эту информацию от человека, который явно считал ее реальной, она считала ее реальной? Тогда все равно, какой к ней вопрос.

То есть, подытоживаю. В течение многих лет на руководство областями в Кремле ставили самых позорных, самых трусливых воров. Бездарность была необходимым качеством. Без этого не ставили. Как Симоньян на RT. Теперь этим людям сказали: «А с вирусом вы боритесь, как хотите. Денег у вас нет, полномочий у вас нет, но только не создавайте панику и создавайте положительный образ вождя».

И они восприняли это, что бороться надо не с вирусом (потому что с вирусом они не умеют бороться), а с врачами. И губернаторы и вирус оказались на одной стороне. Губернаторы, объективно говоря, в большинстве регионов России, по крайней мере, я думаю, что, может быть, есть какие-нибудь сознательные губернаторы, они не вошли в те примеры, о которых я говорю, но в значительной части регионов России губернаторы ведут себя так, что от эпидемии погибнет как можно больше людей. Потому что они считают, что их накажут не за то, что у них погибнут или не погибнут люди, а их накажут за то, что они скажут: «У нас не все хорошо, прекрасная маркиза».

Ю.Латынина: Когда власть говорит «вместе» — она не хочет заплатить за то, что в демократической стране платят миллионы

Поэтому они будут заводить уголовные дела на тех, кто сказал, что нет масок. Потом они будут подделывать цифры и писать про двустороннюю пневмонию. А потом про тех людей, которые умерли от вируса. Потом они будут заводить уголовные дела на тех, кто сказал, что их сосед умер от вируса, даже когда он умер от вируса, но зато они будут выпускать ролики о том, как сплотиться вокруг Путина и голосовать за его вечную власть. А фоне складов с трупами, ролики будут смотреться особенно убедительно.

Вот это Чернобыль в чистом виде. Недаром наша власть так обиделась на этот фильм, где было показано, как и почему во время катастрофы ложь убивает. И заметим, что именно эти действия этих губернаторов и будут создавать панику, потому что наше начальство забывает, что наш российский обыватель самый верный путинец, когда речь идет о силе и Крыме. Вот когда ему показывают по телевизору, как мы нагнули Америку и как ракеты летят во Флориду, тут у него закатываются глаза и всё хорошо. И он рассуждает, что сейчас американский доллар рухнет и так далее.

Как только беда приходит к нему, мы видим, что глубоко в подкорке у него сидит абсолютное недоверие к начальству. И мы видим каждый раз, что когда происходит какая-нибудь «Зимняя вишня», по городу ходят безумные слухи о количестве трупов, которые преувеличены, потому что все считают, что власть врет.

Когда происходит взрыв в Магнитогорске, власть говорит, что там взорвался газ — а я считаю, что там взорвался газ, — никто не верит и считает, что газ врет. Когда стоит кому-то сказать, что что-то там случилось на Балаковской АЭС — и весь город разбегается, хотя это полная фигня, это просто кто-то сказал в Твиттере. И я предсказываю, что именно по регионам люди будут впадать в абсолютную панику именно потом, что когда речь будет идти об их жизнях и жизнях их близких, они, конечно, абсолютно не будут верить роликам этой предельно некомпетентной администрации.

На фоне этого большинства регионов резко отличаются своим поведением два российских региона, о который я хочу сказать. Первый — это Чечня. И второй — это Москва. Кадыров абсолютно правильно сделал, что закрыл Чечню. Это, кстати, не моя оценка, это оценка лидера «Альянса врачей» Анастасии Васильевой. И после того, как Рамзан закрыл Чечню, я стала пытаться узнавать, что там происходит внутри Чечни, готовы ли они? Потому что закрыть-то мало. А маски там есть?

И, конечно, тут надо сделать поправку на любую информацию, которая доходит из Чечни, потому что она может быть как-то цензурирована. Но из того, что я знаю, получается, что там просто Рамзан ввел режим контртеррористической операции против вируса. И вся эта машина, которая умела ловить ваххабитов, обратилась против этого несчастного комочка ДНК; что обеспеченны люди, действительно, врачи масками и средствами защиты, что все находятся в состоянии полной готовности; что перепрофилирована в Грозном как раз самая новая больница республиканская клиническая под вирус. В Шали перепрофилирована больница.

Ю.Латынина: Когда люди вешают на себя антивирусные бейджи — на каком уровне они будут бороться против коронавируса?

Причем там еще ничего нет. Запрещены любые массовые сборища, в том числе, что очень характерно для Чечни — похороны и свадьбы. В одном из районов нарушили запрет. Умер уважаемый человек, 200 человек собралось на похороны. Тут же налетели, всех проверили. Нашли 3 человек с коронавирусом. То есть в Чечне, как в Китае: жестоко, но эффективно.

И второе место, где эффективно — это, конечно, Москва. Там не как в Китае, там как в Европе. Плитку может, там кладут, но с эпидемией там реально борются. И опять же я прикрываюсь, это не мои слова, это слова Анастасии Васильевой. Потому что когда я ее спрашивала — лидера «Альянса врачей», самого оппозиционного нашего независимого профсоюза врачей трудно заподозрить, что она будет говорить хорошие слова о власти, — первые ее слова, когда что происходит: мы должны говорить, регионы отдельно и Москва отдельно. Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Итак, я говорила о том, что есть два региона, где дела обстоят по-разному, но хорошо. Это Чечня, и Москва. С Чечней, как я уже сказала, там вся эта репрессивная машина, которая умеет бороться с ваххабитами, обрушилась на коронавирус. Не мои слова, а слова Анастасии Васильевой, лидера «Альянса врачей»: есть Москва и есть вся остальная Россия. Есть объективные причины. Москва — это город с высоким уровнем доходов. Москва — это город с высокой обеспеченностью. Москва — это город, в котором врачи зарабатывают в среднем 100 тысяч рублей в то время как в регионах они в среднем зарабатывают 20 тысяч.

Но другой фактор — это вменяемое руководство. Вот Анастасия Васильева потрясающе сказала: «Москва — это Европа». Это был очень точный диагноз. Вот если Чечня — это Китай, и она действует по образцу Китая, то Москва — это Европа, и она успешна или неуспешна по образцу Европы. Потому что в Москве тоже во многих местах не хватает того, этого… тех же масок, тех же средств защиты, но точно так же, как этого не хватает в Европе, мы сейчас видим, что в Европе тоже не все гладко. Это, опять же цитируя Анастасию Васильеву, небо и земля.

Где-то мне тут писали: «УКБ №4 на Спортивной. Нормальные костюмы есть только в реанимации. В отделениях обычные медицинские маски 1 штука в день». Но это небо и земля. И я никогда в жизни не думала, что похвалю человека, которого зовут Глыбочко — это ректор 1-го меда и это родственник Володина. Они какие-то… свояк, что ли. Я, если честно, не понимаю, в этих сложных жениных родственников. И вот им костюмы поставили в 1-й мед, и эти костюмы были такие жуткие. И вот этот Петр Глыбочко, свояк Володина говорит своему заму: «Одевай этот костюм и будешь сидеть на совещании».

Ю.Латынина: В речи Плевако издевался над патриотами. А Путин говорит эту издевку XIX века всерьез

И вот к этим объективным показателям того, почему лучше в Москве есть субъективные качества руководства. Я опять сегодня, чтобы мне не говорили, что я отмазываю Собянина, буду цитировать нашего самого оппозиционного медика Анастасию Васильеву, которая говорит: «Собянин не боится признавать ошибки. Собянин говорит Путину, что эпидемия есть, и она будет серьезной». Это не значит, что у Собянина всё идеально, потому что меня глубоко, как и всех, потрясла эта история с перекладыванием свежей плитки прямо в разгар эпидемии на фоне фразы Собянина, что если всем раздавать деньги, то бюджет лопнет. И когда мы с Васильевой обсуждали эту фразу, она сказала: «Ну да, плитка идет одним курсом, а эпидемия идет другим курсом».

Меня, как и Ярослава Ашихмина, моего знакомого, прекрасного кардиолога, глубоко потрясли рекомендации Минздрава Москвы, когда они рекомендовали какой-то кагоцел и еще какой-то фуфломицин. Вот прямо люди, которые это писали, прямо реально делали деньги на крови.

Вот я говорила с человеком, который врач и который сейчас пишет для Собянина рекомендации. И он пишет не то, как надо делать, а его спрашивают: «Что мы делаем не так?» И первое, что сделал Собянин — это опять не мои слова, это слова профессионального врача-кардиолога Ярослав Ашихмина — назначил на борьбу с коронавирусом хороших, профессиональных врачей, не генералов от медицины, которые дербанят деньги в министерствах. Заметим, он выделил для борьбы частные клиники, в том числе, например, клинику МЕДСИ. Одновременно — чтобы было понятно — в Питере был издан безумный указ, что если врач на совместительстве, он не имеет права работать в частной клиникой. То есть фактически в Питере частные клиники закрыты. А в Москве они тоже запряжены в коронавирус.

В результате если в регионах мы имеем этот абсолютный бред — вызовы врачей в Следственный комитет со словами «Как вы смеете говорить, что в больнице нет средств защиты» — и она стала источником заражения, то У Собянина последнее его обращение: «Начиная с понедельника ситуация стала ухудшатся, идет быстрый рост тяжелых больных с пневмонией. Если раньше в больницы ежедневно поступало около 500 человек, то сегодня уже 1300». То есть Собянин публично говорит то, за что в других регионах и даже в Москве врачей вызывают в Следственный комитет.

Ю.Латынина: Рамзан ввел режим КТО. И машина, умевшая ловить ваххабитов, обратилась против несчастного комочка ДНК

Собянин селит врачей в московских гостиницах, в том числе, Marriott, «Тверская», «Националь». Кормят врачей рестораторы. Вы представляете, что будет с этими гостиницами? Они же не отмоются. Меня страшно греет, что врачи будут жить в «Национале», что приходя после этой безумной смены, потому что они же работают там по 12 или 20 часов в памперсах без еды, потому что пока ты разворачиваешься и сворачиваешься, ты не можешь ни поесть, ни попить. Они как рамадан держат. И вот после этих безумных смен эти врачи или эти санитарки, медсестры будут иметь, то, где многие из них никогда не жили.

Я, конечно, понимаю, что ля «Националя» это тоже не пройдет бесследно и что часть героических врачей в порыве классового гнева поотрывает там ручки. Это нехорошо, но такова человеческая природа.

Вот всего этого мы не видим в других регионах. Мы видим, кстати, безумные какие-то приказы местных начальников, которые заставляют врачей подписывать какие-то бумажки, что «мы тебя можем расстрелять, если ты без масок не будет бороться с коронавирусом».

Мы можем сравнить заявление Собянина: «Я точно вам говорю, никакого пика еще не наступило. На данный момент мы только около подножия этого пика, но никак не в середине» и заявление Владимира Владимировича: «Дорогие друзья, наша страна не раз проходила через серьезные испытания. Печенеги ее терзали и половцы. Все пройдет и это пройдет. Вместе преодолеем».

Вторая вещь, которую я хочу. Что главное в этой картине, в этой эпидемии? Первое: средства защиты, потому что без них больницы превращаются в рассадники инфекции, как в Италии или как в Африке при эпидемии Эболы.

Второе, что главное: тесты. У нас абсолютно задница с тестами. По данным у нас 900 тысяч тестов якобы сделаны в России. Если по данным с полей, мы этого массового тестирования не видим. Если это правда, то у нас получается, что у нас смертность 0,4%, меньше, чем в Пакистане или Уганде. И вот многие уже посчитали, что это какая-то абсолютная липа.

Воспользуюсь подсчетами Марка Солонина, которые он мне прислал вчера. Потому что вот как: в России на 1 миллион населения 7 469 тестов. Это больше, чем в Америке, но при этом НРЗБ России расходуется 91 тест и находится 1 зараженный, а даже в богатейшей Норвегии, которая первое место в мире по числу тестирований на душу населения, там на 19 тестов 1 зараженный. «Возможный вариант объяснения диспропорции, — цитирую Солонина, — вранье от начала до конца. Второе: негодные тесты. И третий: всё правильно, проведен миллион тестирований, выявлено всего лишь 12 тысяч зараженных. Почему так мало? Потому что тестировали не заболевших, а своих, классово близких, своих тестировали поголовно.

И то что происходит, это невероятно, потому что у нас до сих пор практически более-менее по всей России сохраняется монополия этого Новосибирского «Вектора». Все говорят, что тесты плохие, что тесты некачественные, ненадежные. Они чуют вирус, когда там миллион частиц, а другие чуют, когда тысяча частиц. Все мы слышим реальные истории о тестировании. Первый тест отрицателен. Тест долго отказывались делать. Сказали, что тест неясный. А у меня нет COVID, наоборот, меня держат и ждут, чтобы я заболел. И в результате просто адские новости.

Например, несколько дней назад это было. За ночь в Коммунарке умерли два пациента, им было 69 и 80 лет. Сначала написали, что они умерли от коронавируса, потом было опровержение: «Уважаемые читатели, у погибших пациентов не было подтвержден диагноз COVID-19. Приносим свои извинения». Как ехидно замечает в своем ЖЖ Андрей Мальгин, это что, у них за 3–4 суток не удосужились взять анализ на коронавирус в московской больнице, отведенной под лечение коронавируса? Или перед смертью пациенты успели от него вылечить?

Ю.Латынина: Меня страшно греет, что врачи будут жить в «Национале» после этих безумных смен

Вы будете смеяться, но так и произошло. В Туле женщина 93 года, болела коронавирусом. Ее выписали из больницы, на следующий день она умерла. Нет, сказали, это не коронавирус, она успела выздороветь от него и умерла.

Частные медицинские сети начали тестировать на коронавирус в российских регионах «Хеликс» и «Гемотест», а потом Роспотребпозор остановил тестирование именно в региона. В Москве оно продолжается.

«Инвитро» сначала то заявляла, то потом стала отказываться, насколько я понимаю, именно в регионах. Опять же в Москве лучше ситуация. «Архимед» принимает. Клиника «Мать и дитя». Объявляют, что можно сдать тест на коронавирус на дому по линии Роспотребнадзора. 17 тысяч тестов Москва делает в день, и это, видимо, действительно тесты, которые она делает.

Скажем прямо, у этого бардака есть два смягчающих обстоятельства: действительно, очень много ложноположительных и ложноотрицательных тестов по всему миру. Но мы видим, что Москва первая нарушила монополию Роспотребнадзора и этого безумного «Вектора», который, судя по всему, не имеет ни мощности, ни экспертизы, который за 15 тысяч рублей, как об этом раскопал Навальный, нанимает в это время вирусологов.

И Москва завозит со всего мира по 5 тысяч опытных тестов, чтобы посмотреть, они качественные или нет (это, действительно, большая проблема). В Великобритании была такая же фантастическая история, что там некоторое время была монополия на тесты. Но там исправились. У нас по-прежнему затык. В России по-прежнему нет ни одного теста на антитела. То есть если кто-то переболел вирусом — посмотреть, переболел он или нет.

И мы видим, снова Москва принимает правильное решение. Это решение, конечно, не XXI века, но XVIII: всех, кто выглядит и болеет, как будто он болеет коронавирусом, считать коронавирусом. Если у него пневмония, считать, что это коронавирус. Потому что в этой ситуации те, кто вводит монополию тестов — это опять деньги на трупах.

И в этот момент, когда президент России должен сказать нам: Все лаборатории, которые могут делать тесты, пусть делают тесты, он ходит весь такой в белом и говорит: «А мы с печенегами боролись». Владимир Владимирович, да если бы мы боролись с печенегами, как вы с вирусом, так у нас бы была тут Великая Печенегия от Белого моря и до Тихого океана.

Почему лидер так себя ведет? Да очень просто — потому что он думает, что всё прекрасно, ему так докладывают. Посмотрите на совещания Путина и ученых, в котором первым делом выступал некто Иван Дедов, научный руководитель предполагаемой дочери Путина, эндокринолог. Это было просто кино из истории города Глупова.

С чего началось совещание. Вдумайтесь, этот человек ученый, он должен объяснять Владимиру Владимировичу, что такое коронавирус, как с ним бороться. Кто-то вот объяснил Рамзану Ахматовичу. Рамзан Ахматович тоже у нас, знаете… правда, он у нас академик РАЕН, но, все-таки, согласитесь, Рамзан Ахматович… не из Сколково. И объясняет этот Дедов: «Я убежден абсолютно, что Россия выйдет с минимальными потерями. Залогом такой веры является то, что просчитанная политика государства… Для команды Владимира Владимировича сегодня характерно самообладание и компетентность». Этот человек сидит перед Путиным и вместо того, чтобы рассказывать ему, как бороться с коронавирусом — он эндокринолог, он врач, — рассказывает, что «для вашей, Владимир Владимирович, команды характерно самообладание и компетентность». Дальше он начинает растекаться просто в восторге от того, какие чудесные слова нашел Путин при том самом обращении к нации, над которым если не вся нация, то весь Фейсбук просто ржал.

Следом выступает глава Института «Микроб». «Начать я хотел с того, чтобы процитировать вас, Владимир Владимирович…». Он Владимиру Владимировичу цитирует Владимира Владимировича, чтобы объяснить тому, как надо бороться с вирусом. У покойного Кахи Бендукидзе на стене кабинета висело: «Не пересказывайте с моих разговоров с третьими лицами».

Вот как не надо руководить людьми? Ответ: если они начинают пороть пургу и начинают вас хвалить вместо того, чтобы говорить конструктивные вещи, просто надо останавливать, иначе вы непрофессиональный руководитель. Если вам начинают с того, что «вы солнцеликий», надо сказать: «По делу, пожалуйста».

«Вы замечательный…», — третий человек выступает, глава Центра вирусологии «Вектор». Вот этот самый «Вектор» со своими негодным тестами. И вместо того, чтобы объяснить, почему у них нет тестов, почему они такие некачественные, он говорит: «В нашем центре первый геном вируса бы расшифрован еще 20 февраля, а в настоящий момент определены геномные последовательности 55 вирусных изолятов».

И Михаил Гельфанд, крупнейший наш биолог российский пишет: «Да это вранье, — в Фейсбуке поскольку Гельфанд выражается матерно, я не буду повторять полностью его, — Где (женщина легкого поведения!) эти последовательности? — пишет Гельфанд — Опубликован 1 (один) и не векторский геном российского штамма из более чем 3000 мировых. Лживые сучьи ничтожные суки».

Цитата закончена. Я ее поясняю. Все успешные исследования сейчас о коронавирусе, они публикуются в открытом доступе, потому что полнота сведений важная для решения проблемы. И вот есть 3 тысяч расшифрованных последовательности, которые лежат в открытом доступе. И в открытом доступе только 1 из России, а не 55, и это не «Вектор», а это НИИ гриппа имени А.А.Смородинцева.

И вот это качество принимаемых им решений: Garbage In, Garbage Out. Путин этим окружен. Как может бороться с эпидемией человек, который всерьез рассказывал публично, что из России вывозили генный материал и как бы из этого не сделали биологическое оружие против русских.

Когда у нас в ролике «Первого канала» некто, кого зовут Игорь Никулин (он называет себя вирусологом), бывший член комиссии ООН по биологическому оружию, он говорит, что коронавирус сконструирован из трех вирусов летучих мышей и змей плюс четыре вставки от вируса иммунодефицита. И дальше рассказывает, что такой природной мутации быть не может. Это он на «Первом канале» говорит. Представляете, что они Путину рассказывают? Если Песков приходит с бейджиком, который антивирусный! Слушайте, ну несолидно, надо было приходить сразу с какой-нибудь иконкой биоинформационной, которая просвещает прану.

Вы думаете, что у нас депутаты, когда болеют, они в США лечиться едут? Да, конечно, умные едут в США, Израиль или Германию. Но знаете, что у нас есть такие, которые за большие деньги лечатся пантами марала, биоинформатикой и прочей ерундой. Вот когда люди, которые лечатся пантами марала, вешают на себя антивирусные бейджи, считают, что из России вывозят генетический материал, чтобы сделать оружие против русских, — вот на каком уровне они будут бороться против коронавируса?

Третий важнейший момент, который касается коронавируса — компенсации. У 70 россиян нет сбережений. Зато мы знаем, что у Марины Амаффи из Балашихи, любовницы правой руки Сечина есть духи за 770 тысяч, которые она продает.

Британия сколько дает компенсацию? До 1700 фунтов. Трамп сколько дал? 2 триллиона долларов. Европа — 500 миллиардов. Путин пообещал на три месяца компенсации по 5 тысяч рублей тем, у кого есть дети до 7 лет. Вопрос: а что будет, когда ребенку 8? Он обещал вот сейчас, последний раз — по 80 тысяч рублей врачам (только врачам), медицинским работникам, другим не врачам — 25 и 50. А у меня вопрос, кстати: А ординаторы? Вот молодой врач, который еще не кончил институт или уже кончил, но он в ординатуре, и он работает за 2 тысячи рублей. Он точно так же работает эти 12 часов или 24, он получит что-нибудь?

И было обещано безработным автоматически выплачивать пособие в размере МРОТ, то есть 12 130 рублей. Как известно, у нас вроде бы безработных не должно быть, потому что люди, наоборот, на каникулах за счет работодателя. А если работодатель разорился, то, видимо, к нему придет прокуратура, будет спрашивать, почему он не выплачивает людям. Это вот последнее, что ему не хватало, чтобы умереть.

И, наконец, вместо того, чтобы давать людям деньги они реально, уронив рубль сейчас, рассуждают о возможности ограничения цен, после чего, как мы знаем, все исчезнет, как исчезло в Венесуэле.

И я просто подумала: население трудоспособное в России 86 миллионов, официально работает 46. Еще раз: у 70% этого населения нет сбережений. Просто давайте возьмем сильно завышенную цифру — 60 миллионов человек пособий и сумму в 1000 долларов. Это хорошая, серьезная для России сумма. Это 60 миллиардов долларов пособий. Что такое 60 миллиардов долларов? Это одна Олимпиада плюс-минус. Общая стоимость «Силы Сибири», которая никогда не окупится — 70 миллиардов долларов. Они 10 миллиардов долларов выделили медикам. 20 миллиардов выделяют Маргарите Симоньян. Они 10 миллиардов врачам и медсестрам… Я вот запуталась с этой московской плиткой, но на плитку точно 12 миллиардов. У нас один день войны в Сирии стоит 174 миллиона рублей. Это 70 дней войны в Сирии. При этом накопленные запасы России — 18 триллионов рублей. 10 миллиардов — это одна двухтысячная.

Вот вы всегда интересовались, что такое демократия. Вот вам цена демократии. В США демократия, и люди получают 20% ВВП на поддержку бизнеса и людей. Тут врачам, получается — одна двухтысячная от уже имеющихся резервов. Ну, и вторая двухтысячная — до 7 лет детям.

И параллельно покупает у нас государство — «Сбербанк» у Центробанка — за 2 с лишним триллиона рублей. Параллельно у нас есть контрсанкции, которые стоят россиянам 450 миллиардов рублей — это в ценах 15-го года. У нас Владимир Владимирович тут на виртуальной «двадцатке» обратился к главам государств со словами: «Ради коронавируса давайте отменим санкции». Ну, так отмени сначала свои собственные контрсанкции и нечего бомбить Воронеж в это время.

И одну цифру я хотела бы озвучить особо. 10 миллиардов, которые будут израсходованы на зарплаты медикам — это борьба с коронавирусом. 10 миллиардов на 140 миллионов человек. Открываем постановление правительства от 6 апреля свежее и читаем: «Выделить управлению делами президента… бюджетные ассигнования в размере 1 миллиарда 117 тысяч рублей на проведение мероприятий по предупреждению распространения новой коронавирусной инфекции, включая организацию медицинской помощи прикрепленному контингенту. В переводе: в то время как на 140 миллионов человек выделили 10 миллиардов, на проверку себя любимых — вот чтобы к Путину ни дай бог не зайти с коронавирусом — на VIP-тесты они выделили 1 миллиард с лишним.

Теперь я скажу, почему Запад раздает эти деньги. Не только потому, что это коронавирусный социализм и не только потому, что это демократия. По очень простой причине. Это деньги, на которые перезапустится экономика. На Западе, в том числе, выучили урок 2008 года, что не надо ждать, пока лопнут банки, пока начнут разоряться компании. На эти деньги запустится спрос.

Почему сейчас Кремль не дает денег ни народу, ни мелкому, ни среднему бизнесу? Очень просто: потому что ему не нужен этот бизнес. Они, гады, от государства не зависят. Они вот еще навальному денег подкинут. Та экономика, которая существует в России, те люди, которые богатые в России вокруг Путина — это люди, которые богаты в основном или от нефти или от госзаказов. И то, что мы имеем в России, это то, что в XVII, XVIII веке называлось вторичным закрепощением.

Вот был такой феномен в Восточной Европе, когда в Европе Западной развивалась буржуазия, и люди становились от этого всё более свободными, города получали все больше и больше прав. А в Польше и России князья, большие крупные землевладельцы вдруг поняли, что в этой Европе что-то интересное происходит, и там много вкусных, интересных вещей и замечательных штучек, которые можно импортировать. Что могли князья предложить Западной Европе? Ответ: какое-нибудь сырье — пеньку, лен и, конечно, зерно. И они брали это зерно, его экспортировали, чтобы импортировать всякие предметы потребления. Как взять зерна больше? Ответ: закрепостить крестьян.

И вот у нас тоже происходит в России вторичное закрепощение. У нас сырьевая экономика. Эти ребята экспортируют нефть на Запад, импортируют всё остальное. И их совершенно не интересует, что будет с кафе, потому что зачем, если там, в Сыктывкаре будут маргарин с сырой мукой жрать?

Теперь — на что они надеются? Очень просто: они надеются, что коронавирус не чума и карантин коронавирус не убьет, как уже понятно, коронавирус пришел навсегда и будет в популяции как грипп. Поэтому единственной причиной серьезного карантина является желание сгладить пик эпидемии во времени и растянуть, чтобы всем хватило вентиляторов.

Демократические страны готовы платить за эту теоретическую возможность огромные деньги, потому что иначе их правительство проиграет выборы. Людям не нравится, когда рушится экономика, но жизнь человека еще дороже. В России за пределами Москвы этой теоретической возможности нету.

И в этих условиях глушить пик эпидемии для Кремля не имеет смысла. Ровно наоборот: чем больше народу быстрее переболеет, тем быстрее возникнет групповой иммунитет. Кроме этого Путин не демократический лидер, он не зависит от мнения избирателей. Это избиратели зависят от его мнения. Он очень богатый правитель очень бедного народа, который вспоминает слово «вместе» только тогда, когда надо на народе проехаться. И в этих условиях авторитарной, циничной и непрофессиональной клептократии разумно делать ровно то, что она делает. То есть снять с себя всякую ответственность, потому что, знаете, это не пилить деньги на «Силе Сибири».

Кто хочет что-то организовать, пусть организовывает, мы не препятствуем. А так будут минимизировать не жертвы коронавируса и информацию об этих жертвах. С точки зрения экономики бесчеловечная стратегия, но абсолютно оправданная.

Путин очень любит вести гибридные войны, потому что их нельзя проиграть. Он понимает, что любую настоящую Россия продует. Вот стратегия Кремля: превратить войну с коронавирусом в гибридную. Во всем мире война идет по-настоящему, а мы будем вести гибридную войну с коронавирусом. Воевать будем, что, дескать, тут кто-то распространяет фейки, что тут коронавируса много, что коронавирус Россию не возьмет, что его сделали в американской лаборатории и так далее. Есть некоторые обстоятельства, которые эти фейки могут облегчить, потому что в России при прочих равных действительно может быть меньше смертность, потому что у нас есть прививка БЦЖ и потому что в России может быть выше, как и в африканских странах, естественный иммунитет.

Я, собственно, завершаю радиопрограмму. Поскольку мне есть еще что сказать, как у того радио, у которого еще много идей, то я, собственно, продолжаю после маленького перерыва программу на YouTube-канале «Латынина ТВ» и на YouTube канале «Эхо Москвы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире