'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 декабря 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! С вами Юлия Латынина. И «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхе Москвы». Смотрите на моем YouTube-канале «Латынина ТВ». Мы как раз перевалили за 100 тысяч. Подписывайтесь, тем более, что там выкладывается много всякого кроме «Кода доступа» и даже кроме «Глобального потепления».

Как раз я хочу похвастаться, что я записала большую лекцию по моей книжке, а и именно биографию апостола Иуды Фомы, он же Иуда Близнец. И собираюсь это выложить то ли во вторник, то ли в начале января, как раз, когда меня не будет две недели. Если честно, я просто хочу написать повестушечку, и повестушечека и «Эхо» вместе — это очень тяжело.

Мы возвращаемся к событиям этой недели. Необыкновенный переполох в курятнике устроил вчера в центре Москвы член «Единой России» с младых ногтей, воспитанник ДОСААФ и почитатель «Национально освободительного движения». Это который вот верный путинец, («Национально освободительное движение» — Евгений Федоров). И звали его Евгений Манюров.

И вот в праздничный день создания ВЧК… Хотя не совсем понятно, почему мы празднуем создание ВЧК, оно же ОГПУ, оно же НКВД, оно же КГБ, оно же ФСБ, потому что, согласитесь, что эта организация прекрасная убила гораздо более россиян, чем, скажем, гестапо убило немцев. И вот этот Манюров около 6 вечера зашел в приемную ФСБ на Кузнецком мосту. Прямо выглядел как игиловец(*): в черной куртке, с автоматом. Просто как из фильма «Матрица».

Обнаружил, видимо, с удивлением, что там стоит сканер, который не пускает оружие дальше. Манюров застрелил одного из эфэсбэшников, вышел на улицу, побежал по Лубянке, по дороге постреливая в прохожих и дэпээсников, в которых, как выяснилось, в этом суровом месте были переодеты чекисты.

В общем, одинокий псих с «Сайгой» бродил час по центру Москвы. И мы теперь знаем, что ему надо было с собой брать пластиковый стаканчик — вот тут бы среагировали сразу.

Манюрова застрелили. Поднялся невероятный шум. Судя по всему, в ФСБ решили, что чуть ли уже не Навальный берет Кремль, то ли высадился совместный десант ИГИЛа(*) и пиндосов, то ли прилетели инопланетяне из американского фильма «День независимости». Был введен план «Крепость».

Количество террористов необыкновенно умножилось. Сначала сказали, что их было три. И я полагаю, что это число было получено простым умножением того факта — это мое предположение, что сразу три человека отрапортовали, что они террориста обезвредили. Как мы теперь знаем благодаря расследованию «Медузы», помимо террориста подстрелили еще одного человека. Потому что продолжалась стрельба… то есть вот как минимум одна жертва — это то, что стрелял не террорист, а что стреляли защитники от террориста. Но план «Крепость» — напоминаю, сотрудники обязаны вернуться на работу, получить оружие, ожидать приказа, причем не только в Москве — в других крупных городах. Доложили о стрельбе, которая велась в несколько точках Лубянки, потому что там, конечно, действовал целый отряд.

И всё вот это радостно снимали гражданские из кафэшек, которыми кишит первопрестольная в этом месте. И вот это, собственно, подкосило всю эту прекрасную историю. Потому что представьте себе, как бы дело обстояло, если бы этих видео не было. Тут же нам сообщили, что преступников было трое… нет, семеро… Нет, 15… Нет, 37… Что они отстреливались из гиперболоидов инженера Гарина, что всё это был навальнинско-исламисткий(*) заговор по заданию из Госдепа. 37 чекистам дали бы орден за ликвидацию 37 террористов (получили бы даже секретутки). Снарядили бы очередного Чепигу и Мишкина в Лондон ликвидировать организатора.

А тут мы видим, что в прямом эфире одного мужика, которого в центре Москвы у подножия Лубянки пытаются ухлопать и ухлопывают час, и параллельно ранят еще прохожего, потому что какому-то чуваку надо отчитаться, что он ухлопал террориста, а террорист уже ухлопан — ну, давайте тогда подстрелим прохожего и скажем, что он тоже. Причем — час. Это человек, которые не брал, слава богу, заложников. Слава богу, что он не ворвался в любой из этих ресторанов, в детский мир, переполненный детьми.

Ю.Латынина: В цифровом мире рейдерство не работает, потому что нельзя захватить то, что утекает между пальцами
Конечно, как всегда, я считаю, что во всем виноват Собянин. На самом деле при прекрасном мэре Лужкове вот это место, центр Москвы, вы помните, как оно выглядело? Там какие-то бесконечные машины, бесконечные колдобины, между которыми перепрыгивали редкие прохожие. А теперь как положили плитку и расширили, поток людей просто увеличился в четыре раза. Как следствие увеличился доход местных заведений, И вот они во все эти в заведениях, прошедшие по собянинской плитке, сидели и снимали. А не было бы плитки — сидели бы по домам, и можно было бы докладывать начальству всё, что хочешь.

Собственно говоря, после того, как преступник был застрелен, я полагаю, как я уже сказала, что рассказ о трех террористах родился из трех рапортов о героической ликвидации трех злоумышленников. Пришлось отыгрываться на журналистах. Вот корреспондента «Коммерсанта» просто прогнали, а вот журналистку канала Baza, которая пришла его матери раньше следователей, то есть которая лучше их выполняла работу, так ту били по лицу. Ну, естественно, если террорист уже мертв, надо же отомстить.

Тут, я считаю, можно помочь делу… Вот неприятная история, согласитесь. Каждый раз, когда происходит демонстрация, то возникают эти золотари в бесконечных комических шлемах, имперские штурмовики. А тут вот все имперские штурмовики как-то не проявили себя. И выяснилось, что эта организация не только велика, но и чрезвычайно беспомощна, когда речь идет о событиях экстраординарных.

Конечно, можно помочь делу, если обязать всех террористов заранее подавать заявку на теракт. Вот помните, как в городе Глупове обязали заявку на пожар подавать до оного? Вот тогда бы всё оцепили.

Но, конечно, на самом деле понимаем, что когда всё это случилось, они охраняли ваше всё, то есть президента. А Детский мир… Ну, в общем, это странно, что в государстве, что оно такое супер-пупер силовое и которое тратит на содержание силовиков деньги бесконечно больше, чем то, что они тратят на детские больницы и прочее, и вот одиночный псих с «Сайгой» час бродил по центру Москву.

Конечно, на самом деле психи непрогнозируемы. Но обратите внимание, что псих оказался не левый, не оппозиционный, а псих оказался примерно из того контингента, который у нас радостно воюет в Донбассе. То есть не совсем понятно, был ли он нодовец, но, по крайней мере, там литература была обнаружена нодовская. Псих оказался членом «Единой России» с младых ногтей. Стрелять учился в ДОСААФ. Тоже, согласитесь, организация не навальнинская. И, собственно, по этому поводу можно понять, почему администрация президента, допустим, воздерживается от наиболее радикальных решений, которые ей предлагают всякие горячие головы типа вот давайте создадим специальные отряды титушек, которые будут бить участников штаба Соболь и так далее. Ну, потому что если создавать эти отряды титушек, каждый нормальный человек понимает, что в них могут попасть не совсем вменяемые люди и дальше у них сносит крышу и дальше происходит стрельба на Лубянке в центре Москвы.

Соответственно, сейчас, видимо, чекисты разрываются между двумя противоположными желаниями. Первое: любой чих подверстать под великий заговор против государя, который только они сорвали. Ну вот, помните, в Магнитогорске они долго-долго пытались внушить через тот же Телеграм-канал Baza, что там были страшные исламисты(*), которые взорвали подъезд. Или как они пытаются стряпать «московское дело».

И второе желание: поскольку сама государственная машина считает, что в нашем благословенном отечестве терактов не происходит, и даже все психи в диспансерах голосуют за «Едро» (ну, правильно, они же психи)… Посмотрим, какая тенденция победит.

Но пока одна тенденция для меня радостная. Вот Саша Баунов написал очень правильную вещь на сайте «Эха Москвы», что никто не обрадовался стрельбе по чекистам. Это важно, что если в XIX веке российская публика с восторгом потирала руки, когда террорист, кстати, даже и не псих, стрелял в какого-нибудь московского губернатора, то сейчас… просто процитирую Баунова: «Свобода — такая материя, которая исчезает с первым убийством другого. За нее иногда, в очень редких случаях можно заплатить своей жизнью, но когда ты начинаешь платить чужой, она исчезает». По счастью у нас общество не левое. Обратите внимание, что американские леваки, они, надо сказать, абсолютно фигеют, когда кто-то начинает харасить сторонников Трампа. Они считают, что это и есть круто. А вот это замечательно сказал Баунов, что российская оппозиция не радуется, что пришел какой-то псих и убил какого-то эфэсбэшника, у которого жена и дети, по каким-то своим безумным мотивам, даже если с этим эфэсбэшникам у оппозиции сильные разногласия по вопросу о том, как устроена российская власть.

Если бы не эта новость, я бы нашла с новости хорошей, которые бывают редко в России. Я имею в виду попытка наезда структур бизнесмена Александра Мамута на веб-сервер Nginx. Просто редко когда в России попытка рэкета кончалась столь быстро и бесславно. Я рассказывала об этом на прошлой неделе.

В субботу начались события, веером 12 декабря в четверг в офисах этого крупнейшего сервера в мире, а также в домах руководителей (там еще в два дома пришли) начался обыск по уголовному делу. Оказалось, что Nginx принадлежит — кому бы вы думали? — разлагающемуся трупу «Рамблера». Это, вообще, круто было, что веб-сервер, который обслуживает треть трафика в мире, оказывается, принадлежит «Рамблеру», который уже лет 15 как полностью труп.

Так вот это было в четверг, а уже в понедельник — фантастическая скорость — вдруг «Рамблер» неожиданно (впервые мы слышим положительную новость про «Рамблер), естественно, это бы не сам «Рамблер», а это был, прежде всего, Герман Греф и даже не только Герман Греф, а даже, несколько я знаю, из администрации президента звонили и говорили: «Вы чего тут, с дуба рухнули?» — так вот по указанию Грефа проводится совет директоров и издается пресс-релиз.

Слушайте, я таких пресс-релизов не видела. Потому что если перевести этот пресс-релиз на русский язык близко к тексту, то там сказано примерно вот что: «Мы, «Сбербанк». и «Рамблер» не имеем к этому наезду никакого отношения. Это все сделал Мамут, который передал права требования по этому наезду еще в 2015 году какой-то свой фирмочке Lynwood. А когда он продавал нам «Рамблер», он не сказал нам, что есть эта история. Мы были не в курсе. Мы расторгаем контракт с этой фирмочкой. А так как Мамут нам при продаже сказал, что нет никаких проблем с интеллектуальной собственностью, мы оставляем а собой право отыметь Мамута за то, что он нас так надул».

И, конечно, это удивительная история о том, что происходит в мире здравого смысла, если тебе важна репутация. Я в прошлую субботу сказала, что, скорей всего, инициатором наезда является олигарх Мамут, но если Греф, «Сбербанку» которого сейчас принадлежит «Рамблер», закроет глаза, то он будет автоматически соучастником. И Греф не то что не закрыл глаза, он их так широко распахнул, и он так широко врезал Мамуту, просто разорвал его на клочки.

И, конечно, я буду теперь с интересом следить за судьбой олигарха Мамута. Напомню, что помимо всех замечательных вещей у него на сына оформлена еще ростовщическая контора — кажется «МигКредит» она называется. Я могу сейчас перепутать называние, — которая как раз самых бедных… Это вот те ростовщические конторы, которые вообще надо запретить и которые запрещены в нормальных странах, и долги по которым сейчас становятся одними из страшных проблем российской экономики. И вот одна из них принадлежит… записана на сына Мамута.

Я теперь буду с интересом следить за господином Мамутом, потому что, откровенно говоря, я думаю, деловой мир заключит из этой истории, что у Мамута плохи дела, раз он на это полез.

Ю.Латынина: Стрелявший псих оказался примерно из того контингента, который у нас радостно воюет в Донбассе
И я напомню кратное содержание, чего там происходило. Потому что Nginx — это самый популярные веб-сервер мира, который используют 37,7% от общего количества сайтов.

И, собственно, есть три российских компании с российскими корнями, которые состоялись в мире как интернет-компании, а не просто в России. Это, конечно, Nginx, это ABBYY Давида Яна, которая занимается проблемами распознавания и искусственным интеллектом, и компания Касперского. К сожалению, у нее возникли проблем, на мой взгляд, достаточно незаслуженно. Ну, вот получается, после Касперского — два.

Nginx — это та штука, которая принимает ваш клиентский запрос, обрабатывает его и передает ответ на ваш запрос обратно. И самое потрясающее, что Nginx — это Open source. То есть когда Сысоев начал его делать в 2002 году и в 2004-м, не только Сысоев его делал. Гигантское количество людей писали для него код. И это тоже следующий вопрос: а если эти люди, представьте себе, «Рамблер» бы это забрал, а эти люди сказали: «Извините, пожалуйста, этот код наш, пожалуйста, отдайте его. Запрещаем вам им пользоваться». И все, Nginx бы просто не было.

При этом никаких Сысоеву заданий на разработку Nginx тогдашний исполнительный директора «Рамблера» Игор Ашманов не давал, и он это подтверждает. То же самое подтверждает Андрей Копейко, Тогдашний непосредственный начальник Сысоева. Более того, при найме Сысоева на работу оговаривалось, что у него есть свой проект. Если вы посмотрите на сайты тех лет, но на странице для разработчиков «Рамблера» тех лет Сысоева называют разработчиком Nginx и дается ссылка на его личный сайт. И «Рамблер» и Nginx в те года выставляются на одних и тех же выставках. И «Рамблер» тогда не знал, что его обокрали.

Вот замечательно сказал Павел Плечов — он директор Музея имени Ферсмана, — что «Рамблер» имеет примерно столько же авторских прав на Nginx, сколько котельная женского общежития ремонтно-строительного треста №1, где трудился кочегаром Цой, на песни Виктора Цоя.

И вот Сысоев, который разрабатывает бесплатный и остающийся бесплатным продукт, в 2011 году регистрирует, тем не менее, Nginx компанию с офисом в Калифорнии. И она начинает продавать дорогую платную версию этого продукта с разными примочками и свисточками — bells and whistles, как говорят по-американски — крупным корпорациям. И, собственно, вот эта компания, несмотря на то, что эта часть ее деятельности — это очень небольшая часть всей деятельности, только она в 670 миллионов долларов была оценена в этом году, когда она была продана.

А «Рамблер» тем временем катится под гору. Это, конечно, несчастная история, потому что начиналась она еще до всяких политических историй, когда «Рамблер» выкупили у разработчиков, начали передавать от инвестора к инвестору, и поскольку им занимались люди, которые в отличие от Сысоева очень плохо понимали, что, собственно, такое программирование (ну, примерно как я, потому что чушь я вам тут буду рассказывать; уж из меня программист, как из этого самого… пуля) . Владельцем «Рамблера» в какой-то момент стал Потанин, потом Мамут пополам с Потаниным.

А вот тут важный момент. В январе 17-го года Мамут был вынужден выкупит долю Потанина на 295 миллионов, а «Рамблер» к этому времени, конечно, столько не стоил. И в 2019 году Мамут продает этот хладный труп «Сбербанку» примерно за 170 миллионов долларов (46%). И, конечно, в составе этой кунсткамеры к этом времени находится не только «Рамблер», который погиб, как я уже сказала, по интеллектуально-техническим причинам, но, скажем, замученные и замоченные «Газета.ру» и «Лента.ру». Это уже чистая политика.

Ю.Латынина: Тот, кто не умеет управлять сложными цифровыми активами, начинает думать, кого бы грабонуть
И, оказывается, теперь, что в 2015 году «Рамблер» этот кусочек своих прав передал компании мамутовской Lynwood Investments. И причем тут такая дивная вещь. Я спросила председателя совета директоров «Рамблера» Льва Хасиса, сколько заплачено было и оказалось, что вот Lynwood, эта конторка, она не заплатила, а только пообещала в 2015 году, если ей удастся оторвать весь Nginx, все 670 миллионов долларов, то, так и быть, она 3 копеечки или 4 даже, может быть, «Рамблеру» заплатит. Причем эта конторка молчала о своих правах и в 2015, и при продаже Nginx. А ведь согласитесь, там американцы делали due diligence, они бы постарались урегулировать любые разумные претензии. Даже в арбитраж не стала обращаться, а вот так, сразу всеми четырьмя копытами, как всегда, по-русски — уголовное дело.

И тут, оказывается, что уголовное дело не состоялось. Я напоминаю, что, вообще, в цифровом мире рейдерство не работает, потому что нельзя захватить то, что утекает между пальцами. Потому что, как только вы его захватываете, оно исчезает. Ну, кто же останется работать в России, если он будет объектом захвата?

В этом смысле, конечно, эта деловая стратегия была результатом просто просчетов Александра Мамута, который заплатил за холдинг большую сумму, чем ту, за которую он впоследствии его продал. Вообще, тот, кто не умеет управлять сложными цифровыми активами так, чтобы они росли в цене, естественно, начинает думать, кого бы грабонуть, чтобы возместить убытки. Вот это абсолютно классическая иллюстрация того, как устроена российская экономика, и почему люди, которые не умеют заниматься управленческой деятельностью… потому что в значительной степени под управлением Мамута «Рамблер» пришел к тому, что мы сейчас видим. И тут, значит, вспомнили, что у нас есть такая золотая дойная корова, жалко, что не наша.

И это потрясающе положительная новость была, как я уже сказала, невозможна без реакции IT-сообщества. Потому что буквально взорвалась сеть. И речь шла на о фейсбучных комментариях, речь шла о профессиональных программистах, которые просто требовали от своих коллег покинуть «Рамблер» и «Сбербанк». вплоть до того, что официальный комментатор «Яндекса» на официальной странице, но, правда, в комментариях написал, что ругаться матом от лица компании нельзя.

И, соответственно, всё это жесточайшим образом било по планам главы «Сбербанка», потому что Герман Греф позиционирует себя как адепта цифровой экономики. Административный вес у Грефа куда весомей, чем у Мамута. И я напоминаю, что у Грефа было два убойных момента.

Во-первых, конечно, эта прекрасная история, что «Рамблер» при продаже «Сбербанку» в 19-м году был оценен в сумму где-то в 350 миллионов долларов, но при этом уступил компании Мамута, причем за некоторую сумму, которую, возможно, получит в будущем, право требования на актив, который стоит 670 миллионов. Несложно заменить, что если принять логику Мамута, то получается, что Мамут вывел из продаваемой «Сбербанку» кампании самый ценный актив. Это готовое уголовное дело. Я в данном случае не люблю, когда деловые споры начинаются уголовными делами, но я также большой поклонник стратегии око за око, зуб за зуб.

И я напоминаю этот замечательный пресс-релиз, что «Сбербанк». при покупке «Рамбера» получил гарантии об отсутствии нарушений интеллектуальных прав со стороны третий лиц в отношении Rambler Group и отсутствии оснований для судебных разбирательств, — это я просто цитирую пресс-релиз. — Гарантии оказались нарушенными. Госбанк оставляет за собой все права, связанные с нарушением холдинга Александра Мамута предоставленных гарантий». То есть в переводе: «Сбербанк». послал Мамута на три буквы, и пригрозил оторвать еще, если Мамут будет продолжать.

Вывод: Nginx от серьезных неприятностей спасла солидарность программистов и забота Германа Грефа о своей репутации. Положительный месседж от этого дела, а именно то, что в цифровой экономике репутация и цеховая солидарность означает слишком много, чтобы серьезные игроки вроде Грефа захотели поменять ее на доходы от банального рэкета; что господин Мамут был очень наивен, полагая, что ему удастся провернуть операцию, при которой все репутационные и цифровые убытки понесет Греф, а доходы от гринмейла останутся Lynwood.

Так что Мамуту теперь придется вернуться к кредитованию неимущих по 358% годовых. Это бизнес «МигКредита». Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Опять Юлия Латынина. Опять «Код доступа», как всегда в этом время в субботу. Напоминаю вам подписываться на наш канал. Напоминаю вам о моей новой книжке «Христос с тысячью лиц». Напоминаю вам о том, что 24 января я выступаю в Тель-Авиве. И осталось последние 15 билетов, и как их можно купить, написано в описании на мое видео на YouTube.

И перехожу к изумительному расследованию «Новой» про спецоперацию пригожинцев против Любови Соболь, про подписи «мертвецов», про акции, про обливание говном. И, конечно, прежде всего, автор этого материала журналист Коротков… ну, прежде всего, понятно, что это опасно, потому что посмотрите в эти бумаги — там, в частности, предлагались атаки на ключевых членов штаба и членов их семей. Это не осуществилось, слава богу, видимо, ровно потому, что кураторы всего этого процесса понимают, что когда вы отдаете не государству лицензию на насилие, то кончается это ровно так, как произошло на Лубянке позавчера.

Также, когда Коротков пишет такие статьи, — это вам не о «кровавой гэбне» писать. И две вещи я хочу сказать, что удивляет. Ну, первое: секретные операции, они же должны быть секретными, а тут всё это течет, причем не первый раз. Там всё время мы видим какие-то публикации: планы расчленения Америки, то вот эти расписки «Столько-то я, Мангушев получил… 300 тысяч рублей на операцию «Любовь», «Я, Шепеленко Арсений Александрович получил 750 тысячи и 100 тысяч за операцию «Сеня говорит». Это помните, когда вдруг какой-то активист, якобы разочаровавшись в Соболь, а на самом деле, как мы видим теперь, засланный, начал рассказывать, какие страшные порядки царят в штабе Соболь. А вот Иванов Сергей Викторович получил 130 тысяч рублей за операцию «Говномет». Ну, когда говном обливали, ну как меня.

Ну, ребята, такие вещи не должны течь, как вода в душе. И второе: это неэффективно. Я даже сейчас не буду говорить с точки зрения того, кто собирался голосовать за Соболь и вот, когда он увидел эти операции, вы думаете, он раскаялся?

А вот просто посмотрите на происходящее глазами президента, и вы поймете, что для них это тоже контрпродуктивно, потому что там тоже не идиоты сидят, и они не нуждались ни в операции «Домик», ни в операции Говномет». Им предлагали услуги, которые им были не нужны.

Три важные новости, которые прошли незамеченными. Они важнее «прессухи» президента, только при одном упоминании о которой, признаться, сводит скулы. Вообще, эта пресс-конференция — это немножко такой, наполнитель для эфира, когда не знаешь, о чем говорить — ну вот говоришь о том, что Путин дал пресс-конференцию и сказал на ней то-то и то-то.

Три новости. Первая: «Кузя», «Адмирал Кузнецов» — ремонт будет стоить 1,5 миллиарда долларов, — написал «Коммерсантъ». В переводе: это выгорел, действительно, весь первый энергоотсек, и, как я сказала на прошлой передаче, это конец «Кузе». Вот наш славные недоавианосец сходил к Сирии, дымя так, что все окрестные галки разбегались. Потерял там два самолета. Это небоевые потери: просто свалились за борт.

Приехал, встал на ремонт. Стали его тут же вытаскивать с ремонта, чтобы грозить учениям НАТО, проходящим у берегов Норвегии. В процессе вытаскивания утопили единственный плавучий док такого размера, который есть в России и который нужен для ремонта «Кузи». Потому что, видите ли, на берегу отключилось электричество. Видимо, автономное электричество у нас только для ФСБ, когда будет план «Крепость» и для различных резиденций Владимира Владимировича.

Значит, на него свалилась эта кран-балка, которую почти год не могли поднять. Потом, конечно, построили на «Звездочке» стеночку, не док. Поставили «Кузю» около стеночки, и там он сгорел.

И вот не скажешь, что виноват израильский самолет, который не увернулся. Вот такова на самом деле наша вставшая с колен держава, которая собиралась грозить Норвегии «Кузей», но пришлось придумать что-то другое.

Вторая история. «Медуза» опубликовал любопытнейшую статью о долгах «Первого канала». И сейчас я не о долгах, а о цифрах. Цитирую: «В среднем выпуск новостей на «Первом канале» в 2018 году, — то есть с тех пор цифра еще упала, — смотрели 2,8 миллиона человек», — это подсчет Mediascope про просьбе «Медузы». Для сравнения: В ноябре 19-го на сайт РБК заходит 2,6 миллиона человек. А дневная аудитория Яндекс.Новости— 7 миллионов человек. Не знаю, кто смотрит Яндекс.Новости. Новости же сейчас про то, что какой-то начальник ведомства открыл новый курятник.

«Медуза» при этом не привела данных по Навальному. Я напомню, что выпуски «Навальный LIVE» собирают стабильно 800 тысяч и до миллиона. Если речь идет о расследованиях, то там будет: «Он вам не Димон» — 32 миллиона просмотров, Вот Костин и Аскер-заде сейчас только в YouTube — 5,3 миллиона просмотров. А, кстати, я помню, что я задолжала рассказа, как, кому и почему выдает кредиты ВТБ, но сначала тут право первой ночи у «Новой газеты».

Это я к тому, что это другая информационная среда. Вот когда Владимир Владимирович пришел на трон и, если вы помните, перед всякой нефтью, перед всяким ЮКОСом он забрал телевидение, потому что он считал, что это не орудие информации, а это орудие пропаганды. И это была правда.

Но вот это орудие у него в руках сдохло и пожелтело. Эта другая информационная среда, кстати, стала и на Западе. Потому что посмотрите, что произошло в Великобритании , где все старинные, традиционные СМИ поносили в основном Бориса Джонсона как исчадие ада, и он не просто выиграл выбора, а выиграл их с разгромных счетах.

И в тех же США еще 10 лет назад такой президент как Трамп, которому СМИ с самого начала его президентства объявили войну за то, что он Трамп, и которому в СМИ вынесли импичмент буквально с самого начала президентства — это были просто такие бесконечные новости о будущем: «Сейчас мы покончим с Трампом… Сейчас мы покончим с Трампом…». И вот сейчас ему вынесли импичмент, и он был бы уничтожен. Он бы никогда не победил на следующих выборах, и все сидели бы, смотрели телевизор и слушания по импичменту и глотали бы это.

А что сейчас? А сейчас просто после этого мартышкиного суда в конгрессе упали рейтинги тех каналов, которые всё это показывали. И после импичмента количество людей, которые считают, что импичмент не нужен — после слушаний по импичменту — количество людей, которые считают, что они будут голосовать за Трампа, особенно из числа колеблющихся, возросло.

То есть еще раз: это другая информационная среда. Вот опять же, просто возвращаясь к тому, с чего я начала передачу. Ну, обсуждали ли бы мы 10 или 15 лет назад перестрелку на Лубянке с такими подробностями? Ну, совершенно точно не могла бы «Медуза» проанализировав те видео, которые ей прислали, сказать: «Слушайте, а вот тут одного гражданского, кажется, подстрелили доблестные чекисты». Может быть, это как-то связано с тем, что чекисты сразу отрапортовали, что тут террорист был не один, и их было несколько? Может быть, они кого подстрелили, того и хотели объявить террористом?

И когда это происходит в новой информационной среде, и девочка в кафе стримит то, что происходит, говорит: «Ой, вон бегут дядьки с автоматами», — то тут, ничего не сделаешь.

Ю.Латынина: Nginx от серьезных неприятностей спасла солидарность программистов и забота Грефа о своей репутации
И это, не говоря уже о качестве аудитории, потому что на Навального подписаны классами школьными. А программу «Время» смотрят пенсионеры.

Третья новость. Собственно, она особенно играет на фоне того, что случилось на Лубянке, потому что в Москве происходит совершенно чудовищная эпидемия эвакуаций от звонков о террористической угрозе. За 19 декабря эвакуировали почти 170 тысяч человек, причем 90 проверок пришлись на школы и детские сады.

До этого 10 декабря 400 объектов эвакуировали 1200 человек. И, как замечательно заметил Валерий Ширяев в «Новой газете» (я полностью с ним согласна), нет никакого сомнения, что речь идет об учениях. Почему? Три признака. Первое: гигантский геморрой людям, которые под это подпадают. Вы пришли купить ребенку игрушку — тут вас выволакивают со словами «У нас тут террористическая угроза». При этом, несмотря на эти массовые истории, телевидение о них молчит, говорят только соцсети. Опять же к вопросу о другой информационной среде. И самое главное, молчат органы, которые отвечают за телефонный терроризм. Потому что они должны сказать: «Да мы сейчас этих негодяев найдем, мы разорвем их на куски!»

Обратите внимание еще на то, кто является объектами эвакуации. Прежде всего, это школы, детские сады, суды, больницы. Почему? Да потому что они некоммерческие учреждения и ни при каких обстоятельствах они не станут обращаться в суды и требовать компенсации и виновных.

Третье. Очень смешная деталь, которую подметил Ширяев: время поступления звонков полностью совпадает с рабочим днем в конкретном регионе. То есть они эвакуируют людей, они отрабатывают свои учения в абсолютно комфортное для пожарников ментов и так далее время. Потому что, условно говоря, если бы был один телефонный террорист или даже группа, и они бы сидели где-нибудь, скажем, в Москве, — фиг бы они звонили в Хабаровск в тот момент, когда удобно хабаровским пожарникам.

И очень ограниченное количество звонят по аэропортам и вокзалам. И ни в этом из них нет реальной эвакуации опять же потому, что это создаст такой геморрой и гарантирует остановку рейсов.

И вот в разгар всех этих гигантских учений, которые должны были продемонстрировать царю-батюшке, как офигительно наши менты готовы ко всем этим страшным ситуациям, случилась настоящая стрельба, и мы видим, что они чесались, пока застрелили этого психа, час.

И, собственно, понятно, что на самом деле на неожиданное событие очень тяжело реагировать. Я в свое время запомнила потрясающие кадры о том, когда сказали президенту Бушу про 11 сентября — а он в это время сидел где-то типа как на нашей новогодней елке, на детском утреннике сидел, — и ему подбежали, сказали, он продолжил читать сказку про «жил был у бабушки серенький колик» или что-то в этом роде, потому что это не умещалось в его мозги и он не знал, что предпринять.

Это, с одной стороны, так: на все неожиданные ситуации реагировать тяжело. Но, с другой стороны, собственно, эти специальные органы, они затем и специальные, что это их профессия — быстро реагировать на неожиданные ситуации. И они не справились, потому что мы видим, что их профессия на самом деле превратилась в оборону Кремля от пластиковых стаканчиков.

И я все-таки поговорю о пресс-конференции Путина. Вот, как известно, Иисус Христос обещал прийти два раза, он обещал, что у него будет второе пришествие, причем очень скоро после первого. И как-то вот до сих пор не исполнил второго обещания. Владимир Владимирович в этом смысле выгодно отличается от Иисуса. Он является народу дважды в год, то есть даже чаще, чем благодатный огонь и исполняет примерно те же функции. Ну, обычно он дарит в ходе этих пресс-конференций или прямых линий или селу — газопровод, или отвечает на вопрос… Вот этот вопрос ему был задан: «Владимир Владимирович, вы невероятный стратег с потрясающей харизмой». Вот интересно, что отвечать на этот вопрос? «Вы ошиблись, я четвертый член Троицы»?

Вот в древности был такой жанр энкомий — это хвалебная песнь. Вот наша «прессуха», конечно, вся в жанре энкомия. И когда я смотрела на это и смотрела, допустим, на американские слушания по импичменту, которые, как я уже сказала, были довольно низкого качества и были достаточно предвзятые, тем не менее, это два мира — два Шапиро. Вот эта разница: у кого жемчуг мелкий, а у кого суп не соленый. У нас — суп не соленый. Потому что представить себе, что любой американский политик будет вот это говорить, и его после этого не разнесут по клочкам… да даже если бы Обама такое говорил, все равно CNN его бы разнесло по клочкам.

И, конечно, несколько вещей я хочу сказать. У все отписались на тему того, что Владимир Владимирович живет в неком виртуальном мире, причем этот виртуальный мир находится и в прошлом и в настоящем, потому что, конечно, его реплика о том, что когда он пришел на Лубянку, там еще был человек, который выдавал тела, потому что утром расстреляли — вечером выдали тело, утром расстреляли — вечером выдали тело… Ну, как? Не выдавали тела. Врали, не говорили, что погиб.

Но, с другой стороны, можно сказать, что это какая-то мелочь и оговорка. Но вот есть не мелочи и не оговорки. Есть, например, история, которую Владимир Владимирович сильно пропустил через себя, очевидно. Это история отлучения России как государства от Олимпиады за систематический допинг, за систематический мухлеж. Владимир Владимирович сказал, что это двойное наказание.

Ю.Латынина: На Навального подписаны классами школьными. А программу «Время» смотрят пенсионеры.
И как-то неловко говорить, что это не двойное наказание, потому что сначала нас отлучили за допинг, а сейчас нас отлучили за совсем другое. Нас исключили за то, что нам дали шанс исправиться и попросили представить настоящую базу с настоящими данными спортсменов, и мы это базу подделали и принялись неловко и глупо врать. Вот, собственно, это все равно, что сказать, что, условно говоря, человеку дали условный срок грабеж, он во время этого условного срока пошел и побил одного из свидетелей, что тот с ним ничего не сделал, и ему дали второй срок за то, что он побил свидетеля. И человек сказал: «Ну как же меня два раза за одно и то же наказывают?» Нет ни за одно и то же.

Но самое удивительные для меня в этой истории было вот что. Вот Владимир Владимирович явно переживает. Он страшно огорчен. И у меня вопрос: а почему тогда не предоставить настоящую базу, потому что это единственное, что от нас просили?

Вот это как в анекдоте про Абрама, который всё время молится, чтобы он выиграл в лотерею, и, наконец, Господь ему говорит: «Абрам, купи лотерейный билетик». Ведь это всё, что надо было. Потому что, действительно, международное олимпийское движение и международный спорт — это крайне бюрократическая и коррумпированная организация, которая совершенно не хочет ссориться с Россией, и она многократно шла на уступки, и, собственно, то, что произошло в прошлый понедельник, в мире было воспринято абсолютно как капитуляция пред Россией, потому что, что сказал глава WADA? Он объявил, что Россия как страна будет исключена на 4 года из международных соревнований, а те спортсмены, которые «чистые» — пожалуйста, могут принять участие. И абсолютное возмущение в мире вызывало это решение WADA. Паралимпийка Виктория Аггар назвала решение «насмешкой над системой» и «бесхребетным».

Боб Келер, глава ассоциации, которая называется «Всемирные атлеты», сказал, что это решение подрывает доверие к WADA, потому что это было, с их точки зрения, капитулянтским решением.

И вдруг в России, с совершенно другой стороны, чиновники начинают объяснять российскому населению, что это происки Запада. И возникает вопрос: Ребята, ну WADA же уже много раз и международный спорт много раз прогибался перед вами — что же вы их поставили в такую ситуацию, что они не могли бы прогнуться перед вами и сказать: «Ну, все нормально, да, Россия предоставила настоящую базу, мы все видим, все вопросы сняты»?

Это совершенно потрясающий момент, когда Кремлю… президенту явно хочется одного, а спортивной бюрократии явно хочется другого. Потому что если бы мы предоставили настоящую базу, то означало бы, прежде всего, увольнение этих всех бюрократов. И, соответственно, спортивные бюрократы, ну и, соответственно, Следственный комитет и все эти прекрасные люди предпочли работать на себя, нежели на это горячее желание Кремля.

Вообще, должна сказать по поводу российских спортсменов. Почему-то мы их называем спортсменами. Я бы хотела напомнить, что они фактически являются госслужащими. Они часть такой условной государственной корпорации под называнием Госспорт. И существует она ровно за тем же, зачем существуют остальные российские государственные корпорации: чтобы осваивать бюджетные деньги, на которые красиво и хорошо живет менеджмент корпорации. Никаких других задач все эти государственные корпорации, в том числе, и наш условный Госспорт, просто не имеют. Потому что все остальные задачи — это пиар, и это способ оправдать, почему они должны получать бюджетные деньги на хорошую жизнь.

И абсолютное большинство российских спортсменов — мне как бы это неловко говорить, люди хорошие, но правда дороже — не зарабатывают себе на жизнь своей деятельностью. Вот все эти универсиады, спартакиады, даже олимпиады, в которых они участвуют, не окупаются, и не приносят дохода. Огромное количество видов спорта не зрелищные с точки зрения здорового образа жизни, их существования тоже бессмысленно, потому что нет, эти спортсмены не ведут здоровый образ жизни. Они ведут разрушительный образ жизни, они накачиваются допингом, а изнуряющие многочасовые тренировки с самого раннего возраста мешают и полноценному образованию и развитию интеллекта.

Иначе говоря, это бюджетники, как врачи и учителя, только хуже, потому что врачи и учителя, действительно, нужны, чтобы лечить и учить. А спортсмены — это белковый наполнитель для гигантской спортивной инфраструктуры и вот той самой бюрократии, и строительства всех этих стадионов, бассейнов, комиссий, комиссий…

Заметим, что те спортсмены российского происхождения, которые зарабатывают деньги сами, они или молчат о Путине многие из них, как Анна Курникова или скажем, самый дорогой российский легионер в истории НХЛ Артемий Панарин открыто критикует президента.

То есть вот есть некое уродливое образование «любительский» спорт, который на самом деле существует на деньги бюджета и «Бассейна». Напомню, что «Бассейном» у нас в России называется второй бюджет, с которого поступают, я бы сказала, окаты с откатов. Причем на самом деле практически со всех сделок, которые вы только можете вообразить.

Так вот этот российский уродец в первую очередь порождение международной спортивной бюрократии, которая конечно — я много раз это говорила, — одна из самых коррумпированных и никчемных бюрократий современного человечества. Потому что вот это постоянное расширение соревнований за счет всяких этих керлингов, фарисейское требование этого любительского статуса участников — конечно, всё это спортивная бюрократия делает под себя. Но одновременно это оборачивается гигантским подарком авторитарным режимам, которые не могут обеспечить ни развития экономики, ни высокого уровня жизни, ни сколько-либо качественных медицинских услуг. И желают скомпенсировать эти недостатки за счет условной нашей корпорации Госспорт.

Я помню, что лет 10 назад я сижу в компании прелестных девиц с головами, набитыми соломой, и одна из них говорит: «Слушайте, вот как Россия всех уделала!» — «А что случилось? Может быть, я что-то пропустила». — «Ну, вот Дима Билан победил на Евровидении. И мы в спорте всех победили».

Поскольку сама по себе победа в спорте ничего не значит, ну ничего абсолютно не меняется в России и в мире от того, что в соревновании по какому-нибудь керлингу победил Пупкин, а не Смит, то понятия старательно подменялись. И все время внушалось зрителям, что пятиборье, биатлон — это такая разновидность гибридной войны. Вот шахтеры, трактористы — на Донбассе, и биатлонисты и керлингисты — на Олимпиаде. «Можем повторить» и всё прочее.

И во всем этом охотно участвовали служащие госкорпорации Госспорт, то есть сами спортсмены. Они пили свои коктейли, которые разрушают здоровье. Они учились по остаточному принципу — те из них, которые еще в школьном возрасте. Они рассказывали о том, как они сражаются за Родину. Вот у нас только что глава федерации бокса Умар Кремлев заявил от имени российских боксеров, что они не хотят ехать на олимпийские игры без флага, «потому что для нас самое главное, чтобы боксеры выступали под флагом России».

Ю.Латынина: Телевидение в руках Путина сдохло и пожелтело
Ребята, если для вас самое главное государство, а не спортивная победа, то, извините, сражаться за Родину — это такой эвфемизм, по которому эти чиновники получали все больше денег на свою армию накачанных некачественной российской химией бойцов, и когда они искренне утешали себя словами, что все так делают… Потому что, например, Дмитрий Медведев отлил в граните: «Ну, а другие страны что, безгрешны? Мы же знаем все эти примеры». Ау, Дмитрий Анатольевич! Разница между американским и французским спортсменом, который на свой страх и риск ест допинг и между российской системой государственного допинга, она примерно так же, как между частным венчурным фондом, который инвестирует, ошибается — и разоряется, если ошибается, и Российской госкомпанией, которая вкладывается в заведомо неокупаемый проект с целью получения отката.

Иранцы сейчас расстреляли кучу своих граждан в ходе подавления очередного иранского Майдана. И представьте себе, что иранское правительство скажет: «А чего? Все убивают своих граждан. Сколько людей убивают в Нью-Йорке!» Действительно, в Нью-Йорке убивают достаточно много людей, и в Чикаго. Но это делает не государство.

И кончая этот спич, я напоминаю, что для того, чтобы WADA закрыло глаза на то, что русское государство не только писает в бассейн, но делает это с вышки, достаточно сделать одну простую вещь: уволить нынешних спортивных начальников, назначить других, сказать: «Ой, эти спортивные начальники, они были виноваты. Вот вам настоящая база, берите». И всё, как я уже говорила, международная бюрократия труслива, коррумпирована, нуждалась в любом предлоге, чтобы замять скандал. Но это было невозможно, потому что, как я только что сказала, спортсмены в России на самом деле существуют не для того, чтобы показать Западу кузькину мать, а для того, чтобы оправдать существовать той самой спортивной бюрократии, которая принимает решения, и, естественно, она не могла принять решение о самоувольнениии.

Я попрощаюсь с вами. И напомню вам подписываться на YouTube-канал «Латынина ТВ», покупать мою книжку «Христос с тысячью лиц». Напоминаю, что у меня в издательстве «Эксмо» выходят и другие книжки, та же «Промзона», та же «Охота на Изюбря». И напоминаю, что на нашем YouTube-канале висит множество разных других полезных видео, в том числе, про глобальное потепление, о котором там безопасно на своей пресс-конференции говорил Владимир Владимирович Путин. И, может быть, мы вывесим во вторник видео по апостола Иуду Близнеца.

Всего лучшего, до встречи через неделю!

(*)-организация (группировка) запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире