'Вопросы к интервью
01 мая 2004
Z Код доступа Все выпуски

Программа «Код доступа»


Время выхода в эфир: 01 мая 2004, 19:08

1 мая 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Юлия Латынина

Ю.ЛАТЫНИНА: Сначала в этот праздничный день несколько вопросов из интернета, который все празднуют по-разному: Евросоюз празднует тот факт, что у него теперь стало 450 млн. человек населения, втрое превысило население России, у нас тоже свой маленький праздник «Трансвааль» все-таки не открылся, потому что хотели открыть, таки не открыли радостное событие, которое, возможно, вызвано тем, что накануне открытия очень много телевизионщиков суетилось, хотело туда попасть. Видимо, хозяева, — напоминаю, — не установленные хозяева «Трансвааль-парка» решили все-таки не дразнить гусей. И вопросы по интернету — много вопросов о деле Ульмана и суде присяжных. Ирина Романова пишет: «Как можно с точки зрения здравого смысла объяснить, что Сутягина, который никого не убивал, осудили на чудовищный срок, а людей, которые хладнокровно расстреляли мирных жителей — оправдали?» И от Алексея Розанова: «Как вы считаете, нужен ли нашей стране такой суд присяжных? Ведь последние три приговора Мужахоевой, Ульмана и Сутягина показали, что в нынешней России присяжные готовы отправлять на полжизни в тюрьму людей, чья виновность вызывает большие сомнения, и отпускать на свободу тех, кто мало того, что убивает невинных людей, так еще потом и трупы их сжигает». Напомню, что в деле Ульмана присяжные решили, что он и его люди, расстрелявшие гражданских лиц, не виноваты, что они действовали в рамках своей служебной компетенции, ловили террористов, и хотя в УАЗике террористов не оказалось, поскольку уже оказался труп, то проще было всех убить. Так решил народ. Не следует думать, что присяжные постановили, что это была военная операция. На мой взгляд, присяжные постановили следующее что у российских военных есть право расстреливать чеченских стариков, женщин и детей. Так им, чеченцам, и надо. То есть присяжные признали право российских военных на геноцид. Собственно, это обычная история, потому что суд присяжных, к сожалению, не отражает то, что думает закон, а отражает то, что всегда думает народ. Например, в Америке суд присяжных с легкостью выносит приговоры крупным компаниям по искам, которые называются «тортс» — это иски, связанные с тем, что разные глупые люди не по назначению использовали продукцию компании и из-за этого потерпели ущерб. Например, есть знаменитый случай, когда какая-то дама решила подсушить кота, и сунула его в микроволновку. Кот в результате погиб, но раз в инструкции к микроволновке не было указано, что в ней нельзя сушить котов, то дама выиграла 8 млн. долларов по иску к производителям данной микроволновой печи. Вот не следует думать, что присяжные, которые присудили эти 8 млн. долларов, были такими глупыми. Они считали, что есть крупные компании, которых надо наказать — мы крупных компаний не любим. А есть мелкий человек, которому надо 8 млн. долларов. Так решают американские присяжные. Наши выносят приговоры по другим делам. Но еще раз — суд присяжных не отражает законно, или незаконно. Суд присяжных отражает мнение народа. Мнение народа — право российских военных на геноцид, — этот суд присяжных подтвердил. Проблема заключается в том, что когда в следующий раз дети тех, кто погибли в этом несчастном автобусе, захватят очередной Центр на Дубровке, или взорвут метро в том, что произойдет, в тех сотнях людей, которые погибнут, наверное, будут виноваты и эти присяжные. Ольга спрашивает: «Госнаркоконтроль требует проверять студентов на употребление наркотиков. Как вы думаете, поможет?». Богатая идея проверки студентов. У меня нет большого доверия к ведомству под названием «Наркоконтроль» — у меня есть замечательный случай, когда один из моих знакомых его планировали назначить на заместителя этого ведомства, но попросили 250 тысяч взятки. Он, естественно, не дал, поскольку вопрос на чем отбивать эти деньги. Понятно, — менты еще могут отбивать на каких-то меньших делах, а на чем может отбивать человек, назначенный контролировать наркотики? Напомню, что «Госнаркоконтроль» во главе с В.Черкесовым — это ведомство бывших налоговых полицейских, т.е. людей, по сути не приспособленных к оперативной работе, к стрельбе и гоньбе по притонам. Поэтому они занимаются другим. Например, они, как известно, арестовали одного ветеринара за то, что тот колол кетамин кошке. И совершенно искренне обвинили его, что в данном случае имело место сбыт наркотика — в виде укола, сделанного кошке. Поскольку кетамин является наркотиком, хотя для кошек он не запрещен. В другой раз они провели рейд по книжным магазинам и изъяли продукцию, — в Ульяновске, например, — якобы пропагандирующую наркотики. Тоже богатая идея наверное, книжные магазины заплатят, чтобы к ним больше не проверяли. И конечно, в этом смысле идея со студентами совершенно замечательная — как я уже сказала, налоговые полицейские, которые не привыкли оперативной работе, а привыкли перебирать бумажки, — для них это полный кайф — сидишь, проверяешь, все студенты к тебе приходят, и все должны освидетельствоваться. Уменьшит ли это количество наркоманов среди студентов, что, как известно, является большой проблемой? Вот за рулем тоже пить запрещено. Уменьшает ли количество гашишных проверок количество людей, которые пьют за рулем? Это увеличивает только взятки гаишникам. И ваши телефонные звонки.
ТИМУР: Вы сказали, что якобы русские солдаты осуществляют геноцид в Чечне чеченцев, но вы почему-то зыбли о том, что там творилось до 94 года, как там выгоняли из домов русских, резали глотки?
Ю.ЛАТЫНИНА: Я ничего не забыла. Я отвечала конкретно на вопрос о том, что командира спецназа Ульмана признали невиновным после того, как он убил мирных людей. Если бы меня спросили, что я думаю по поводу Шамиля Басаева, я бы, наверное, отвечала о Шамиле Басаеве. Меня спрашивали о, Ульмане.
ДМИТРИЙ: Мне никто не может ответить на вопрос в четверг было заседание правительства, пенсионеров и инвалидов хотя лишить льгот, и эти льготы перевести на деньги. Я с реформой согласен, но такой вопрос интересно, как будут платить инвалиды по зрению в общественном транспорте за проезд. И второе — мне звонила знакомая, Она больна сахарным диабетом, и на лекарства надо 3 тысячи рублей в месяц. А компенсация всего 900 рублей.
Ю.ЛАТЫНИНА: Очень много вопросов об этом было и на прошлой программе. Я устала немножко на них отвечать, потому что все-таки вопросы к правительству, а не ко мне. Я не думаю, что человек, который тратил 3 тысячи рублей на лекарства по диабету, что он их не все получал в качестве льгот. А в 90% районах страны за исключением Москвы, люди, которые якобы имели льготы по лекарствам, на самом деле ничего из этих льгот не имели. Зато ежедневно, ежемесячно страховые медицинские компании за них получали эти деньги, и эти деньги крали. Потому что из так называемых льгот надо четко понимать одна сотая, в лучшем случае, доставалась пенсионерам. Все остальное доставалось людям, которые называют себя чиновниками, государственниками, которые присосались к бюджету. К сожалению, денежные компенсации получаются неполными по этим льготам, и пенсионеры иногда не получат всего того, что получали по льготам, но вот чиновникам придется в десятки раз хуже. И каждый раз, когда пенсионер думает, как хуже придется мне, потому что я не получаю льготу пусть он все-таки подумает, что то, что он клевал как курочка в виде льгот, рядом шел огромный поток, который шел в чей-то карман. И еще вопросы по пейджеру. Максим спрашивает что означает вызов Потанина в прокуратуру, и кто будет следующий олигарх. Напомню, что в четверг пришло сообщение, что В.Потанина, главу «Интерроса» вызвали в прокуратуру, после чего он спешно покинул страну и уехал в Израиль. Рынок, как и следовало ожидать, при этом грохнулся, «Норильский никель» потерял полмиллиарда долларов. Все это было полное вранье — Потанина никто не арестовывал и никуда не вызвал. Он к этому времени уже несколько дней находился за границей по случаю майских праздников, и это все был просто слух, чтобы сыграть на бирже. И все это было просто и не интересно, если бы не один момент. Дело даже не в том, что наше общество находится в таком состоянии, что немедленно готово поверить, что олигархов сейчас будут хватать как евреев, и запихивать в гетто. Дело в том, что я считаю, что этот слух не мог быть запущен без соучастия Генпрокуратуры. Еще раз слух господствовал на рынке несколько часов. И прокуратура, Генпрокуратура должны были об этом слышать. Для того, чтобы прекратить этот слух, прекратить панику на рынке и для того, чтобы люди и компании, запустившие этот слух и решившие на нем нажиться, не получили свои вожделенные миллионы долларов а суммы их прибыли могли включать сотни миллионов долларов, — для этого Генпрокуратуре в течение первых 5 минут достаточно было снять трубку, позвонить на «Интерфакс», и сказать никто Потанина не арестовывал, никуда не вызывал, и вообще это все полная фигня. Таким образом, у меня появляются достаточные основания предполагать, что Генпрокуратура, вплоть до самых своих высших чинов, в этой ситуации была замешана. Более того, если бы она не была замешана, я не представляю себе, что те брокерские компании, которые запустили слух, чтобы у них сейчас не оторвали головы. А головы у них не оторвут вот увидите, деньги были поделены. Это деньги в основном иностранных инвесторов, которые пришли на рынок, которые были наказаны на 500 млн. долларов за один день, и эти иностранные инвесторы сейчас поймут, что степень коррупции в российских правоохранительных органах достигла такой степени, что просто люди могут спокойно запустить такой слух, чтобы положить в карман большие деньги. А что при этом станет с экономикой страны, и что из нее сбегут все инвесторы в общем, этим людям плевать.
ВАСИЛИЙ: Почему на суде, когда судили Ульмана, не судили человека, который приказал Ульману это сделать?
Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, вы так агрессивно меня спрашиваете, как будто я Ульмана защищала. По-моему, наоборот. К тому же на суде, насколько я понимаю, не было никаких доказательств, что Ульману после его телефонного разговора с начальством, было приказано добить раненых. По-моему, это была инициатива самого очередного российского героя. Вот у нас был герой Буданов, теперь к нему прибавился еще один герой, борец с террористами, Ульман.
НАДЕЖДА: Вы сейчас говорили про Генпрокуратуру и Потанина. У меня по аналогии всплыла очень давняя история, — тогда еще про оружие, как оно делалось, учитывалось. Каким образом в горбачевское время удалось вооружить Карабах. Когда каждая цифра на автомате была учтена.
Ю.ЛАТЫНИНА: Вас было очень плохо слышно. И я, честно говоря, плохо поняла.
ВЛАДИМИР: Я живу на Кавказе. Я думаю, что, не находясь здесь, нельзя обсуждать чеченский вопрос мне так кажется. Огульно охаивать и военнослужащих, и местных жителей. Вы просто не представляете всей ситуации. Конечно, ваше мнение дорого для народа. Но все-таки нужно иногда приезжать и пожить в той же Чечне на месте.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я не говорила о чеченских командирах, я не говорила о том, сколько людей убили они. Ответьте мне пожалуйста, когда г.Ульман расстрелял мирных жителей, вы считаете это хорошо?
ВЛАДИМИР: Вы понимаете, дело в том, что мое сугубо личное мнение — если человек не останавливается правоохранительным органам, то значит у него есть причина, чтобы не остановиться.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я согласна. Но потом этот УАЗик был остановлен. Один человек был застрелен. Уже было ясно, что внутри УАЗика находятся мирные люди. Почему их расстреляли потом, после того, как десантники проверили УАЗик?
ВЛАДИМИР: Ну это со слов кого?
Ю.ЛАТЫНИНА: Это сами десантники признают, что они это сделали.
ВЛАДИМИР: Вы же знаете, как у нас всего добиваются, всех признаний.
Ю.ЛАТЫНИНА: Знаете, Владимир, по-моему, вы как раз типичный представитель присяжных. Вы рассматриваете дело уже максимально облегченное, адаптированное к ментальности наших присяжных. На самом деле мы не знаем, почему вообще десантники стреляли по этому УАЗику. Они сейчас говорят, что стреляли, потому что у них была директива на розыск террористов. У нас вообще все наши народные герои разыскивают террористов. Полковник Буданов, напившийся, и праздновавший день рождения своей дочки, пошел тоже разыскивать не кого-нибудь, а, как известно, чеченскую снайпершу. Правда потом она оказалась голой. Маленькая проблема. Эти ребята тоже остановили УАЗик потому, что искали террористов как нам сказало обвинение. Но опять маленькая проблема, уже установлено — в УАЗике они расстреляли мирных жителей. И обвинение это не может не признать, и присяжные это не могли не признать, так же, как и вы. Вместо этого присяжные сказали — да фиг с ним, расстрелял мирных жителей и правильно сделал. И вы солидарны с присяжными.
ВЛАДИМИР: Я вообще считаю, что эти суды не должны вести присяжные. А должны независимые какие-то судебные инстанции. Но никак не присяжные. Люди некомпетентны, они не имеют права судить. Даже независимый суд, пускай из коллегии различных народов, но профессиональные люди. Люди, которые получили образование, могут разобраться в ситуации. А собрать с улицы, а потом их запугать под любым предлогом в нашей стране ничего не стоит. Тем более нет защиты свидетелей.
Ю.ЛАТЫНИНА: Мы обсуждаем все то, с чего началось. Потому что суд без присяжных, как, например, над полковником Будановым, тоже был, мягко говоря, крайне предвзятым. И получается, что и судью можно купить, и присяжного можно купить. Но еще раз подчеркиваю я говорила о том, что присяжных не купили и не запугали. Что присяжные признали право российского народа на геноцид. Точно так же, я не сомневаюсь, если бы чеченские присяжные судили не Ульмана, а любого чеченского террориста они бы его отпустили. Не потому, что он не совершал убийств, а потому что они признали бы его право совершать убийства. Два народа находятся в таком состоянии, что каждый из них считает себя вправе уничтожать друг друга. Вот о чем я говорила. И поверьте, это не имеет никакого отношения к тому, кто в этой войне прав, и кто виноват. Потому что это такая война, в которой уже нет ни правых, ни виноватых, в которой есть бесконечные убийства с обоих сторон.
ВЛАДИСЛАВ: Все-таки по поводу геноцида. Давайте все-таки поосторожнее с этим термином. Геноцид это совсем другое. Давайте поосторожнее. Скоро у нас День Победы. Вы знаете, что творилось с евреями во время войны?
Ю.ЛАТЫНИНА: А вы думаете с чеченцами происходит что-то лучшее?
ВЛАДИСЛАВ: Это была моя реплика. А вопрос такой — по поводу опубликования ЦРУ, по поводу развала России как ваше отношение?
Ю.ЛАТЫНИНА: Тут у меня, как всегда конфликт интересов — примерно в это время выходит программа с М.Максимовской на РЕН-ТВ, где в своей рубрике я говорю об этом докладе. Поэтому коротко. Думаю, что эта проблема совершенно реальная. Это не пиар, это реальный доклад экспертов, который, правда, все эти предсказания произносит уже примерно десяток лет, но это не значит, что они не могут оправдаться. Потому что страны, находящиеся в такой степени бардака и в такой степени внутреннего неустройства, как правило, в истории просто распадаются на части или завоевываются. И хотя ядерное оружие в данном случае служит могучим фактором сдерживания, оно все-таки не может защитить целостность страны полностью. Существуют три фактора, которые делают эту проблему реальной. Первый фактор — это армия. Какова наша армия она, к сожалению, показывает в Чечне. Это армия, которая не умеет воевать, которая умеет грабить. Это достаточно принципиальный вопрос, потому что современная армия должна быть профессиональной, массовая армия, которая существует у нас, просто устарела, как род войск, как кавалерия во Вторую мировую. И причины, по которым наши генералы противятся переводу армии на профессиональную основу, достаточно печальны это, прежде всего, коррупционные причины. Генералы понимают, что с профессиональной армией труднее воевать, и что она не будет строить дачи для генералов. И естественно, это создает предпосылки для просто завоевания и расчленения страны, потому что есть исламский мир, и есть Китай, которые не завтра, не послезавтра, но в исторической перспективе для нас представляют опасность. Второй фактор это внутренние сепаратистские тенденции. Почему-то власть, которая много внимания обращает на бизнесменов, на олигархов, перестала заниматься сепаратистскими настроениями внутри республик. Собственно, есть одна очень интересная вещь — когда в стране нет армии, а война есть, то война перепоручается каким-то вассальным княжествам, вассальным князьям, которые как варвары выступают для империи в качестве ее войск. Вот так, например, происходит в Чечне с г.Кадыровым, который верен России до тех пор, пока ему это выгодно. Но менее очевидно, что в России есть еще несколько вассальных княжеств — это Татарстан, Башкортостан, Калмыкия. В Калмыкии, например, наши сторонники вертикали власти не смогли сменить президента. Сменили только главу МВД республики. С самым мягким обвинением, которое внутри элиты циркулировало по поводу г.Садыкова, главы МВД республики — владение сетью подпольных нефтеперерабатывающих заводов. В Башкирии было то же самое. Муртаза Рахимов был оставлен. Кремль попытался выставить против него кандидата, это был г.Веремеенко. После первого тура выборов Муртаза Рахимов был вызван в Кремль. После переговоров Рахимова в Кремле пришло приказание в Башкирию членам штаба Веремеенко штаб закрыть, двери опечатать. фотографии опечатанных дверей прислать в Кремль. Считается, что переговоры включали в себя обещание г.Рахимова, главы республики, отдать в собственность «Газпрома» нефтеперерабатывающие заводы республики, которые как раз перед выборами были скинуты на офшорки. Офшорками, видимо, владел сын Рахимова, Урал. Я оставляю в стороне вопрос о том, этично ли менять заводы на выборы, но фокус в том, что г.Рахимов, судя по всему, не выполнил своего обещания. Это вот тот самый случай, когда страна распадается изнутри. Потому что если посмотреть на то, что происходит во многих наших республиках и не только республиках, — это достаточно страшно. Вот передо мной лежит документ соглашение МВД республики Башкортостан с неким российским благотворительным фондом «Народный дом социальной защиты», возглавляет который четырежды судимый г.Фомичев. Соглашение фактически легальное — о выбивании долгов. Там предмет соглашения, обязанности министерства, «министерство оказывает содействие фонду в выполнении действий погашения просроченной дебиторской задолженности, принятой при договорной переуступке прав и требований от предприятий», и так далее. Фактически этот договор договор рэкета. И самое смешное, что человек, с которым заключен договор, Фомичев, он потом попадается на сбыте фальшивых долларов. Он хотел 500 тысяч фальшивых долларов сбыть, сбыл только 150 попался. На суд приходит министр внутренних дел республики, и говорит — это был наш агент. Он добывал вот эти доллары по нашему приказу. Ребята, очнитесь, — 150 тысяч долларов, слишком большая выборка. Нет, чтобы 5 тысяч долларов купил И на мой взгляд, если российской власти надо чем-то заниматься, ей надо заниматься вот этим. Не компанией ЮКОС сначала, не олигархами, а вот тем, что происходит вот в этом самом нутре. Потому что это страшно. Когда генерал-майор юстиции позволяет себе писать письмо, на котором сверху написано — генеральному директору ОАА «Салаватнефтеоргсинтез», а в середине написано прошу вас выделить столько-то тонн нефти такой-то такому-то АОЗТ «Ласточка» — передо мной эти документы лежат. Ребята, чем генерал-майор юстиции занимается? Но у нас не занимаются Башкирией, Татарией, не занимаются Калмыкией. У нас наоборот, славные люди из Башкирского МВД, из башкирской прокуратуры, в лице следователя Салавата Каримова, занимаются ЮКОСом. И это полный распад правоохранительных органов, — конечно, который не только для национальных республик характерен, — который является третьей причиной возможного распада России. Потому что не бывает так, чтобы власть была одним, и занималась только деньгами, а страна жила в состоянии гражданской войны с этой власть. Страна жила в состоянии, при котором милиция, ФСБ, различные правоохранительные органы и чиновники смотрят на простого гражданина, предпринимателя, просто на человека как на законную добычу. Они смотрят на него как дворяне на крестьянина в советское время Это касается действительно не только национальных республик. Что у нас происходит на Дальнем Востоке? Есть партия «Единая Россия», есть человек, который называет себя лидером ее на Дальнем Востоке, его зовут Николаев, его кличка «Винни Пух» — это бывшая крыша губернатора Дарькина. Это человек, который был охранником известного криминального авторитета по кличке «Баул», который в свое время утонул, или не утонул, — там была странная история, потому что Баул был кандидатом в мастера спорта по плаванию, — но утонул. Поскольку на г.Николаева и его партнера, г.Глотова, двух охранников, были записаны Баулом акции рыболовного предприятия «Турниф», то они стали рыбопромышленниками. Просто знаете, как на подставных лиц записывается? Ну а реальный хозяин мертв, вот они и стали рыбопромышленниками. После этого большинство других хозяев «Турнифа» либо продали акции, либо оказались мертвыми. Но всем на Дальнем Востоке и Приморье хорошо известно, кто такой г.Николаев. Хорошо, я не настаиваю, чтобы с г.Николаевым по кличке «Винни Пух» что-то сделали правоохранительные органы — бог с ним. Но этот человек пожимает руку Шойгу, комментирует на местном телевидении президента Путина, говорит, что он лидер «Единой России» в регионе. Ребята, просто вычеркните его из «Единой России». Не надо никакой прокуратуры. При Ельцине «солнцевских» вычеркнули даже не из правящей партии, вычеркнули из партии ЛДПР, сказали не пойдет. У нас все-таки бандиты не хозяева. Не надо, еще раз повторяю, никакой прокуратуры. Покажите, что вы не хотите сотрудничать хотя бы с бандитами. И не думайте, что такие вещи партии власти просто сходят с рук. Не думайте, что если «Единую Россию» возглавляет на Дальнем Востоке человек по кличке «Винни Пух», то это для власти никак не откликается. На том же Дальнем Востоке, в Хасанском районе, убили прокурора. Выяснилось, что прокурор нанимал для того, чтобы строить свою дачу, солдатиков, рабов. Ну, как всегда это делают прокуроры и генералы. У него дома был карабин, солдатик это заметил, пришел, когда сбежал из части, за этим карабином, чтобы не бегать без оружия. А на даче был прокурор. Солдат прокурора застрелил, и побежал дальше. Солдата поймали. Но это все присказка. А главное вот что на суде солдат сказал — понимаете, я из Хабаровска. У нас Хабаровск — город воров. Я не могу придти домой из армии. Я могу вернуться домой только из тюрьмы. Вот вертикаль власти. Так кто стоит по вертикали власти в Хабаровске? Покойник Джим, вор в законе, его наследники? И после этого, когда мне говорят, что Россия может к 2015 году распасться на несколько государств, я считаю эту опасность вполне реальной. Она распадется, если у нас не будет армии, если у нас будут продолжаться центробежные устремления в национальных республиках, и распадется, если наши правоохранительные органы будут рассматривать все гражданское население как свою законную добычу, как тех, на кого можно охотиться.
ВАЛЕНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ: Вы не подскажете мне, каков порядок подбора присяжных, и кто их подбирает?
Ю.ЛАТЫНИНА: Лучше в этом смысле обратиться к экспертам-юристам. Я примерно представляю, как их подбирают в Америке, когда сначала собирается так называемое Большое жюри, где около 150 присяжных вызывают, около ста приходят, и потом из этого количества уже формируют 12 присяжных, которые судят каждое конкретное дело. Известно, что присяжные должны не общаться между собой по поводу дела, известно, что присяжные должны быть ограждены от источников сторонней информации о деле. Они должны слышать только то, что говорится на процессе. Теоретически присяжных нельзя подкупить, теоретическим им нельзя угрожать. В Америке присяжным редко угрожают, но иногда все-таки подкупают. Суд присяжных не панацея, но, наверное, это как демократия, — все-таки это самый худший суд, не считая всех профессиональных.
ГРИГОРИЙ: Вот сейчас хотят убрать льготы у ветеранов. Это с какой целью — чтобы полностью обескровить стариков, которые остались после войны?
Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, я только что отвечала на этот вопрос, и отвечала на него всю прошлую передачу. Поэтому извините.
ЮРИЙ: Только что по НТВ, по «Личному вкладу» было передано, что Потанин все-таки был вызван в Генпрокуратуру и был допрошен. Так где правда? Был он, или нет?
Ю.ЛАТЫНИНА: Не был, вранье.
ВАСИЛИЙ: Наверное, я некорректно поставил вопрос о том, почему не судили на суде того человека военного, который дал приказ уничтожить свидетелей преступления. Почему он не был привлечен к ответственности?
Ю.ЛАТЫНИНА: Потому что это был российский суд, российские присяжные и российские военные.
БЕЛОВ: Я вас слушаю в городе Ивантеевке Московской области. Вы не скажете, почему бы вам не провести такую идею на телеканале РЕН-ТВ, чтобы на этом телеканале хотя бы можно было бы посмотреть фильм «Покушение на Россию»?
Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знает, во-первых, вопрос о показе фильма это вопрос к руководству телеканала, а не ко мне. Я думаю, что в тот момент, когда телеканал РЕН-ТВ, или любой другой телеканал покажет фильм «Покушение на Россию» это будет последним днем существования телеканала. Напомню, что в этом фильме озвучивается идея, что дома в Москве в 99-м году взорвало ФСБ, чтобы привести Путина к власти. Что касается меня, то я эту идею просто считаю спорной. И, кстати говоря, хороший вопрос к вашему вопросу по пейджеру от Олега: «Березовский написал письмо, опровергающее письмо Ходорковского это что, разброд в стане либералов, и с кем вы больше согласны»? Вот действительно, Борис Абрамович написал письмо в пику Михаилу Борисовичу, сидящему в тюрьме. Мне казалось, что в этом письме будет больше содержательных вещей, чем те, которые сказал Борис Абрамович. Он просто попытался, по-моему, спорить с Ходорковским по строчкам у него это довольно плохо получилось. Например, я запомнила строчку — Борис Абрамович говорит — ну как же, Ходорковский пишет, что нельзя ставить Путину в вину «Норд-Ост», когда Путин публично говорил, что газ был безобидным, а столько людей погибло. Вот это явная передержка. Потому что и Борис Абрамович, и люди вокруг Бориса Абрамовича, и Ирина Хакамада в первый день своего выступления в качестве кандидата в президенты, не просто ставили Путину в вину «Норд-Ост», а пытались доказать, что президент Путин «Норд-Ост» и организовал. И, на мой взгляд, это очень существенная вещь в том, как ведет себя Б.Березовский, и в том, какого вида оппозицию он видит Путину, и в том, что он вообще хочет сказать России. Потому что Путин, на мой взгляд, не белый и пушистый человек, и, наверное, в «Норд-Осте» было много страшных вещей, которые мы еще будем разгребать. Непонятно, почему убили всех людей, которые были в «Норд-Осте». Один из ответов что все эти люди были записаны как информаторы ФСБ. Еще раз повторяю были записаны, не значит были информаторами ФСБ, не значит, что ФСБ организовало этот теракт. Это просто значит, что полуразложившееся ведомство готово записывать в информаторы всякого, кто продаст ему гранату или какую-нибудь информацию в своих личных целях. Просто впаривало начальству, и этих людей записало в информаторы. Возможно, даже снабдило их каким-то документами, позволившими им проехать так безнаказанно в столицу. Возможно, что было предупреждение о готовящемся теракте. Насколько я знаю, по ФСБ было такое предупреждение. Считалось, что оно будет где-то ко дню рождения Путина. День рождения прошел, — успокоились. Страшная история о том, как умерли люди. Если разбирать все по полочкам видимо, просто в силу безобразной, чудовищной организации спасательной операции, которую как раз организовывали не федеральные власти, а Ю.Лужков. Но вот так случилось, что вопреки преподанным нам в школе урокам гражданской обороны, спасательную операцию не сумели организовать. И газ, в общем-то, сам по себе не очень ядовитый, вызвал чудовищные последствия не потому, что люди отравились газом, а просто потому, что когда их оттуда выносили, их клали лицом вверх, и они теряли сознание, у них западали языки, и они умирали. Они заходили в автобусы, которые их ждали, и там у них западали языки. Там они умирали. И никто не мог даже организовать движение автобусов по кругу, как во всех учебниках гражданской обороны. Автобусы там столпились. Принципиальные недостатки в организации спасательной операции, гражданской ее части, которые заключались в том, что людям не оказывали помощь на месте, как это делается на поле боя, а людей везли в больницы, как это делается с гражданскими людьми, которые заболели каким-то диабетом. Это вопрос логистики как оказывать как на поле боя, или как заболевшему человеку. Все это, на мой взгляд, прежде всего, вина Ю.Лужкова. Там даже были кадры, как он присутствовал после штурма, помогал выносить людей, а потом вдруг эти кадры куда-то делись. Есть совершенно чудовищные вещи о том, как предупреждали о том, что готовится теракт. В данном случае я могу пересказывать только слухи, но говорилось, что террористы приедут из Тверской области, потому что в ней осело много чеченцев, там много чеченцев в милиции, там просто трудно контролировать всю ситуацию. Даже не в Чечне, а просто в российской области трудно контролировать вот эту террористическую ситуацию. Но все, что я сейчас рассказываю, я долго рассказываю, это сложно. Я не знаю, правда это, или нет, но я надеюсь, что это правда. Это сложная правда, потому что правда всегда сложна. А Борис Абрамович Березовский ищет чего-то простого, которое очень легко объяснить людям. Вот надо сказать на самом деле «Норд-Ост» организовал Путин. Зачем Путину «Норд-Ост» организовывать — совершенно непонятно. Это геббельсовская ложь. Да, она проста и доходчива. А правда сложна и ее долго объяснять. Она не так хорошо ложится в память, как ложь. Но в том, что делает Борис Абрамович это бесконечное презрение к народу. Это представление о том, что народ быдло, и народу можно впарить все, что угодно. В том числе, что Путин взорвал «Норд-Ост». И это огромная ошибка Б.Березовского. Потому что право на геббельсовскую ложь имеет только власть. Когда Березовский был у власти, он мог себе позволить геббельскового масштаба пропаганду. По иронии, кстати, в результате этой пропаганды партия «Единство» стала правящей партии России, преобразовавшись в «Единую Россию», а Путин был избран президентом. Но теперь Березовский не у власти, и геббельсовская ложь делает смешным только его самого. Еще раз повторяю — ложь это оружие власти. А оружием оппозиции может быть только правда, как она ни сложна, тягомотна, сбивается на какие-то детали, которые сложно усвоить. Оппозиция обязана говорить правду, иначе она обречена.
ВАДИМ ФЕДОРОВИЧ: Я вам звоню из Иркутска. У меня такое мнение и вопрос одновременно. Вся страна не может разобраться с МВД, прокуратурой. Мне кажется, это основной вопрос нашего мнения — для народа, для развития страны во многом. Нельзя ли было бы по вашему радио хотя бы организовать детальный разбор, почему все-таки МВД не выполняет своих обязанностей, и чем они заняты. И какие есть причины. Как можно их работу наладить, — конструктивно и тщательно.
Ю.ЛАТЫНИНА: Знаете, я думаю, что вопросов, почему МВД не выполняет своих прямых обязанностей, конечно о чем я минут 20 назад красочно повествовала, даже опуская некоторые самые неприятные детали, о которых тяжело говорить по радио, не имея документального подтверждения. Детали вроде того, как прокурор меняет пять управляющих на пяти предприятиях, облагая данью МВД, судебных приставов, и честно говорит я миллион заплатил за назначение, надо отбить. Детали вроде того, как прокурор обращается к новоназначенному главе региона, и говорит с тебя 300 тысяч. «С чего это?» спрашивает глава региона. «За прописку. Ты не согласовал свою кандидатуру с прокуратурой, избираясь». Что конструктивного тут можно предпринять, я честно, не знаю. И думаю, что любая реформа не может это исправить, потому что в существующей ситуации не только силовые органы, но и вообще чиновники превратились в некое третье сословие. Тот средний класс, которого так не хватало в России — мелкий бизнес. Я не говорю о крупном бизнесе генпрокуроров, их замов. Я говорю о повседневном бизнесе всех людей, которые имеют какую-то должность, и которые ее рассматривают как высокодоходный финансовый инструмент. Это тот средний бизнес, который в России существует вместо среднего бизнеса, который существует на западе. На Западе третье сословие мелкий бизнесмен — чинит телевизоры, содержит пиццерию, прачечную. В России мелкий средний бизнесмен — это гаишник, сержант, майор, — как придется. Это зампрокурора. Это человек, который приходит к коммерсанту, и говорит ты мне должен. И, к сожалению, этот средний бизнес является опорой власти в настоящей ситуации. Точно так же, как третий класс в Италии 20-х годов, мелкий лавочник, явился опорой Муссолини, опорой фашизма. И проблема заключается в том, что я не знаю, как эту ситуацию исправить. Но власть не хочет эту ситуацию исправлять, и для нее силовики являются тем сословием, на которое оно опирается, как, скажем, в царское время царская власть опиралась на дворян. А простые граждане, пенсионеры, предприниматели, все вместе являются эксплуатируемым населением, они являются крепостными, которых эксплуатируют эти дворяне. Мой час истек, до встречи через неделю. До свидания.








Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире