'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 ноября 2019, 19:07

Ю.Латынина Добрый день! 23 ноября 19-го года. С вами Юлия Латынина и «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхо Москвы», смотрите на YouTube-канал «Эхо Москвы» и на моем собственном YouTube-канале «Латынина ТВ». Тем более, что я честно выполнила свое обещание и вывесила там большое видео про глобальное потепление. Не забывайте подписываться на «Латынина ТВ».

У меня во вторник, наконец, начала продаваться книжка «Христос с тысячью лиц», как всегда не без приключений. «Аллюзию» в тексте книжки заменили на «иллюзию», и очень небольшое количество слов, которое там было на иврите, которые при верстке было, аккуратно перевернулись справа налево.

У нас на этой неделе много событий. Принят удивительный закон, который позволит объявить иноагентами примерно 3 миллиарда жителей планеты. Есть эпическая история с покражей унитазов. Есть гениальная фраза «цап-царап».

Но я хочу начать с удивительной вещи, что в этом году «основной индекс Московской биржи обновил исторический максимум. Капитализация российского рынка акций превысила 48 триллионов рублей или 45% ВВП — это больше, чем на развитых рынках крупных экономик. У меня нет данных сейчас по Японии, но это значительно выше, чем в США, Китае, Германии, Великобритании , или, скажем, в Индии».

Вы скажете, что Латынина сошла с ума. Нет, я цитирую дословно Владимира Владимировича, который 20 ноября выступал на инвестиционном форуме «Россия зовет». Миру как раз вот он сказал про «цап-царап» и перед этим сказал слово в слово именно это. Это высказывание ВВП о ВВП.

Я благодарю моего коллегу по Телеграм-каналу «Союза независимых журналистов» Владислава Иноземцева, который привлек мое внимание к этому дивному высказыванию.

Это из серии, знаете, советской старой: Хотите, чтобы у вас продукты были в холодильнике, подключите холодильник к телевизору.

И, конечно, когда президент России это говорит, возникает только один вопрос: Они чего там, в Кремле курят? Вот опять же из анекдота: «У вас все не курят?» — «Нет». — Значит, у вас свинарник горит.

Система экономики не имеет никакого отношения к отсутствию демократии. Она имеет отношение к качеству управления
Человек, который невнимательно слушает эту цитату, решит, что это вообще про то, что российский рынок больше американского. Это, конечно, смешно, потому что вся капитализация российского рынка меньше капитализации одной американской кампании Amazon или даже Google.

Но вот внимательный взгляд, если перечесть, поймет, что это об отношении капитализации и внутреннего валового продукта. Показатель, который мало чего показывает, но это тоже неправда. Потому что отношение капитализации рынка к ВВП страны находится по клику в интернете.

На первом месте находится Гонконг, у которого это составляет фантастическую фигуру 1000%. За ним, как ни странно, Южная Африка — 243%. За ними Швейцария, Сингапур. А вот что касается США, в день оглашения этой информации президентом капитализация рынка США составляла 147% от ВВП.

А вообще, если говорить о 19-м годе, об упомянутых Путиным странах, то показатель выглядит так: Россия, как я уже сказала — 49%, Япония — 102%, Индия — 86%, Германия — 50%, Великобритания — 113%. Китай — 86%, США — около 170%. Как мы видим, все названные Путиным страны выше или куда выше.

Еще раз повторяю, что это очень сомнительный показатель, потому что понятно, что Германия круче Маврикия, а по этому показателю она оказывается немного ниже.

Но я не совсем понимаю, что президент говорил, когда он говорил, что у него нет данных по Японии. Они находятся ровно в один клик. То есть это та же самая проблема, в рамках которой Владимир Владимирович говорит, что Большая российская энциклопедия заменит Википедию. Это говорит человек, который не видел в глаза интернета и не понимает, что то, что он преподносит, те неверные сведения, которые он преподносит своим слушателям как результат сложной работы внутренних Кремлевских аналитиков, на самом деле являются общедоступной информацией, которая находится на один клик и проверяется в один клик, что это совершенно не так.

Кроме того, понятно, что на самом деле фраза-то построена так, чтобы невнимательный слушатель подумал, что мы обогнали по капитализации рынок США, что, конечно, совершенное безумие, потому что. напомню, что ВВП Америки — это 21,5 триллионов долларов, Китая — 15,5, а Россия находится в этом списке 13-я, у нее — 1,6 триллиона долларов, что в переводе означает, что три американские компании — Microsoft, Apple и Amazon имеют совокупную капитализацию в два российских ВВП. Кроме того, штаты Калифорния, Техас и город Нью-Йорк имеют больший ВВП, чем вся Россия.

И, собственно, по тому же интернету легко видеть, что всё это является непосредственным следствием политики нынешних властей. Потому что, если вы помните, как раз, когда нынешний президент приходил к власти, было очень популярно сочетание «страны БРИК» (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Вот все наши коллеги по БРИК, включая Бразилию, нас обогнали.

Китай имеет 15,5 триллионов ВВП, второй ВВП в мире, строит в год 5 тысяч километров скоростных дорог, стоит на 5 миллиардов долларов нефтехимии. Китайские инвестиции, высокие технологии растут по экспоненте. В 2010 году Китай инвестировал в высокие технологии всего 887 миллионов долларов, в 14-м году инвестировал 11 миллиардов, в 15-м году — 35 миллиардов. В 18 — 50 миллиардов.

Вот график, который я постараюсь показать в YouTube — график инвестиций в высокие технологии. России там просто нету. Потому что у нас высокие технологии — это инвестиции «Роснефти» в фонд «Иннопрактика», возглавляемый Екатериной Тихоновой. Никаких высоких технологий для распила и отката не надо.

И какие, вообще, к черту, инвестиции, если любому идиоту, если он захочет что-то производить высокое, для того, чтобы производить какие-то высокие технологии, их придется, прежде всего, импортировать какие-то части, придется экспортировать то, что получилось, конечный продукт, потому что в России нет рынка для высоких технологий. И понятно, что к нему тут же придет ФСБ.

Ну какие высокие технологи в стране, где человек, которого зовут Денис Кабрер из Зеленограда, он покупает на сайте AliExpress за копейку — за 3 тысячи рублей лампочки-камеры, чтобы за детьми наблюдать. А жене не понравилось, он понес их продавать, потому что они кричали по-китайски, что «мы за вами наблюдаем». Его схватило бдительное ФСБ, возбудило уголовное дело за попытку сбыта шпионского оборудования. А если бы этот бедный мужик это производил, согласитесь, это бы отжали.

Или там фермер Васильев из Курганской области из Китая заказал GPS-трекер для теленка. Получил посылку, его на почте прямо задержали эфэсбэшники. Значит, шпион инвалид 3-й группы — 4 года колонии. Но хорошо, там Путину рассказали, он сказал: «Нет, отстаньте от товарища Васильева». А если бы Васильев производил трекер?

А вот у меня вопрос: все эти трекеры, все эти лапочки, их производят в Китае. Китай, кстати, недемократическое государство. Как же в «китайское ФСБ» не арестовывает всех этих производителей лампочек? Как же они не заботятся о национальной безопасности? Почему же они, глупые, считают, что национальная безопасность заключается в том, что страна будет второй в мире, а, возможно, через некоторое время и первой по ВВП, вместо того, чтобы давать эфэсбэшникам новые звездочки на погоны?

И, кстати, обратите внимание, самое смешное, что любая компания… Вот то, что делает ФСБ, это же, в принципе, что означает? Что для них не существует российской компании, которая может производить какое-то видеооборудование и конкурировать на мировом рынке, потому что для любой компании важная вся цепочка. То есть, чтобы конкурировать, у вас должна быть вся цепочка продуктов, в том числе, и те камеры, которые позволяют наблюдать за детьми более-менее скрытно. То есть ФСБ заранее считает, что не может быть российского производителя, который вообще хоть как-то в этой сфере конкурентоспособен.

Господствующее сословие в России — силовики, которые умеют только раскрывать заговоры против государя
И, конечно, это уже нельзя списать на ельцинский режим, потому что это да, такая чудовищная модель, когда власть боится, что самостоятельный бизнес будет недоволен качеством управления, и поэтому хочет построить систему экономики, как в древней Ассирии, чтобы царь раздавал блага, и не было бы в стране людей, которые зарабатывают деньги иначе, через эти розданные блага, потому что взамен тогда эти люди будут лояльны.

Заметим еще раз, что эта система экономики не имеет никакого отношения к отсутствию демократии. Потому что в Китае демократии тоже нет, а высокие технологии есть. Она имеет отношение к качеству управления. Она имеет отношение к тому, что господствующее сословие в России — это силовики, которые не умеют ничего производить, которые даже управлять не умеют, которые умеют только раскрывать заговоры против государя. Если заговоров нет, они их создают.

И когда руководитель страны настолько не знает современного мира, что он сообщает Urbi et orbi о том, что по отношению капитализации рынка к ВВП мы обогнали США и Китай. И, скорей всего, он не понимает, что это не суперсекретные данные, а что это данные, которые в интернете может найти, знаете, 7-летний, а по нынешним временам даже 4-летний ребенок.

Вот, собственно, те технологические компании, которые в стране есть, их государство с увлечением доламывает, как вот Яндекс. Вообще, знаете, наша экономическая модель, на что похожа? Вот тут мы вернули Украине три судна, потому что Морской трибунал так решил и потому что без этого, Путину сказал, что не будут встречаться в Европе. И попутно в процессе возвращения выломали из них всё, включая унитазы и розетки. Вот экономическая модель, которая сейчас существует в России, — это такая универсальная модель выламывания унитазов из всего, до чего дотянутся руки. В том числе, например, по выламыванию унитазов из «Яндекса».

Потому что очень смешная на этой неделе история произошла с изменением корпоративной структуры управления «Яндекса». И напомню, как развивалась события. Была гениальная компания, созданная гениальным Ильей Сегаловичем, который придумал софт, который, действительно, на тот момент, забил, действительно, все конкурирующие российские софты типа «Рамблера». И, действительно, «Яндекс» стал национальным поисковиком.

В 2013 году Илья Сегалович умер. Остался второй сооснователь «Яндекса» Волож. И, собственно, начинает «Яндекс» портиться по мере порчи государства. Теперь вот Яндекс из поисковика превратился в некую поисковую машину, которая индексирует пригожинские помойки. И во время митингов Навального, чего у них, какие новости выходили? О повышении надоев коров или что-то в этом роде. То есть такая цифровая проституция.

Когда мне надо найти нормальные новости, я пользуюсь Гуглом, а когда мне надо найти вот эти самые пригожинские помойки, я пользуюсь Яндексом.

Но это еще мелочь. Потому что все это сопровождалось соответствующим падением капитализации. Вот сейчас Google имеет 890 миллиардов долларов — это чуть больше половины, как я сказала, российского ВВП всего. «Яндекс» имеет капитализацию 13 миллиардов на сегодняшний день.

И посмотрите в сторону, куда движется Google — в сторону высоких технологий. Облачные технологии, создание различного железа, дополненные реальности, искусственный интеллект.

В сторону чего движется «Яндекс»? Правильно: Яндекс.Такси, Яндекс.Еда. И понятно, что это два сопряженных процесса. С одной стороны, «Яндекс» просто не может развиваться как Google, потому что у него недостаточно для этого денег и потому, что у него просто недостаточно для этого в России мозгов, которые бегут из России, чтобы строить искусственный интеллект для «Яндекса», как они делают для Google .

А, с другой стороны — это важно — эта стратегия выбрана намерена Воложем в качестве защиты. Потому что компания, где есть дополненная реальность и искусственный интеллект, она просто не выживет в современной России. Её поглотит какой-нибудь «Ростех» со словами: «Госбезопасность!» А так вот есть шанс отбиться: «Ну, ребята, зачем национализировать сервис по доставке еды?»

Но государству все равно мало, несмотря на то, что «Яндекс» развивается в этом достаточно, скажем, не высокотехнологичном направлении, то есть это регресс, в принципе, компании. По бизнесу это хорошо, но с точки зрения высоких технологий это регресс.

И вот я уже упоминала смерть Сегаловича, которая сыграла, конечно, очень печальную роль не просто в том смысле, что ушел замечательный человек и потрясающий математик, а в том, что в «Яндекса» еще акции разных классов. И акции Сегаловича и Воложа как двух основателей, они, когда Сегалович был жив, имели 10 голосов вместо 1.

Яндекс из поисковика превратился в некую поисковую машину, которая индексирует пригожинские помойки
И вот сразу после смерти акции Сегаловича были переведены в другой класс, и, соответственно, это стали акции, у которых всего один голос и, соответственно, доля голосующих иностранцев — а «Яндекс» компания публичная, — она в компании резко выросла. И тогда государство начало пугаться. И тогда начались всякие истории. Сначала с отдачей «золотой» акции «Сбербанку».

Потом в прошлом году посыпались новости, что «Сбербанк». покупает «Яндекс». Вот когда в октябре прошлого года об этом «Ведомости» написали, вот ровно на миллиард тут же рухнула капитализация компании. Тогда сделка не прошло.

Не прошло и года, государство снова решило постучаться в дно руками некого депутата Горелкина, который предложил ограничить до 20% долю иностранного участия в значимых информационных ресурсах. То есть на этот раз без всяких глупостей в виде выкупа и мало ли, что там сервис по доставке еды, — ну, просто убить высокотехнологичную компанию и все дела. Собственно, она тут же чуть не убилась. Она потеряла миллиард долларов через несколько часов после этого известия. 100 миллиардов рублей потерял «Яндекс» в капитализации. Буквально он находился в состоянии свободного падения.

И, судя по всему, бедный Волож пытался искать защиту. А, как мы видим, администрацию президента вопрос «Яндекса» реально заботит. Её не заботит, видимо, что в России у половины населения и сколько там, нет туалетов нормальных (они во дворе стоят), не заботят пенсии, но «Яндекс», который прекрасно обходится без внимания администрации президента и без этого внимания жил бы гораздо лучше, вот, конечно, ее заботит.

И, видимо, одна из главнейших проблем для них была связана с акциями, которые если Волож продаст, превратятся в акции, в которых в 10 раз меньше голосов. И в результате, что происходит? Волож обязуется не продавать эти акции. То есть обязуется не выполнять действие, которое абсолютно фундаментально для функционирования фондового рынка и нормальной кампании.

Ты создаешь компанию, в том числе, для того, чтобы иметь возможность продавать акции. Это все равно, что человеку сказать: «Теперь ты ходи в магазин, но не покупай там колбасу». И вот «Яндекс» учреждает некий международный фонд. Он будет учрежден голландской компанией Yandex N.V в Калининграде. Получит она от «Сбербанка» «золотую акцию». Небольшое количество российского юрлица «Яндекс». И вот — внимание! — этот фонд «может отстранять директора компании, если тот будет угрожать национальным интересам».

Плюс он выдвинет двух из 12 директоров в совет директоров. Злодеи никакие, никакой Грелкин не войдут. Войдут представители ВШЭ, МФТИ, МГУ, Фонд поддержки московской 58-й школы. При этом кандидатов этих представит администрация президента.

То есть если смотреть на это со стороны чисто технически, то понятно, что «Яндекс» вывернулся. Вместо того, чтобы государство полностью уничтожило компанию, как оно собиралось, оно просто сказал: «Вот у меня есть рубильник. Я отдаю вам, государству, рубильник, за который вы в любой момент можете дернуть и убить компанию. И я вам отдаю в доказательство того, что я не буду себя плохо вести и я по-прежнему не буду индексировать митинги Навального».

То есть это как бы «Яндекс» надел на себя пояс смертника, взвел курок и этот курочек отдал государству, сказал: «Ребята, в любой момент вы можете нажать на кнопочку и меня подорвать. И понятно, что чисто технически всё, скорей всего, в практическом исполнении останется по-прежнему. То есть по-прежнему будут руководить компанией те лица, которые руководили и, слава богу, не будет всех этих безумных горелкинских проектов, которые уже отозваны.

Но давайте просто посмотрим на это в стратегической перспективе. Вы можете себе представить, чтобы Google или Facebook сказали американскому государству: «Слушайте, мы тут делаем фонд. Мы тут надеваем на себя пояс смертника и государству отдаем рубильник»? Как вы думаете, что бы после этого случилось с их капитализацией.

Ну, хорошо, сейчас туда назначат приличных людей, я не сомневаюсь. А если когда-нибудь в исторической перспективе туда назначат депутата Горелкина или какого-нибудь Ашманова, или кто у нас там был? — омбудсмен Мариничев. Вот назначат какого-нибудь интернет-лузера, который в отличие от Волажа не смог создать свою компанию.

А вот знаете, у меня прекрасная идея. Опубликовали прекрасную пленку, как жарят вагнеровцы шашлычок из какого-то несчастного сирийца, предварительно отпилив ему голову. Отпиленную голову тоже показывают, как пилят. Так знаете, буднично. Они там не то чтобы как игиловцы(*)…. Игиловцы(*) всё как бы жутко делают. А тут они похихикивая, советуют, как отпиливать, как поджигать. И только что «Фонтанка» выяснила, что один из этих прекрасных людей сейчас как раз занимается патриотическим воспитанием молодежи.

Давайте назначим этих прекрасных людей, которые, может, умеют перочинным ножиком отпилить голову в управляющие компании «Яндекса». Строго по профилю: пилить «Яндексу» ножиком голову. И, конечно, если владельцы не могут защитить интересы «Яндекса» и прогнулись перед администрацией, то, конечно, как люди, которые назначены кремлевской администрацией, не будут прогибаться этой же администрации?

Яндекс надел на себя пояс смертника, взвел курок и этот курочек отдал государству
Честно говоря, мне, конечно, казалось, что проще было бы всего этого не городить, а просто продать «Яндекс» «Сбербанку». Что называется, «пропал калабуховский дом», так пропал. Вообще, честно говоря, если бы я была сторонником теории заговора (я не сторонник теории заговора и считаю, что не надо объяснять заговором то, что можно объяснить некомпетентностью), то я выдвинула бы следующее объяснение — что всё происходящее с «Яндексом», это такая многоходвая операция государства по распилу денег для создания национального поисковика.

Помните, в свое время разные лузеры от интернета, которые не смогли победить «Яндекс», сказали: «Пусть государство выделит денег, и мы создадим наш национальный поисковик». На что им, конечно, ответили: «Ребята, а вы в своем уме? У нас есть национальный поисковик. Он называется «Яндекс». И тогда, конечно, разумная идея: Давайте убьем «Яндекс», а после этого выделим из государства деньги на создание национального поисковика.

Как я уже сказала, я это в качестве шутки говорю. Пожалуйста, еще раз повторяю, не надо объяснять заговором то, что можно объяснить некомпетентностью.

И, собственно, я вот так зубоскалю, а я просто представляю себе, что сейчас думают люди, которые делали «Яндекс», тот же самый Волож. Вот представить себе, что сейчас переживает Волож, я реально не могу, потому что хотя я как потребитель регулярно бросаю в него сапогом, но я же прекрасно понимаю, что для него это тяжелее, чем для меня. Потому что я оттопырю губу и пойду в Google. А для него это реально дело всей жизни, и оно, как я уже сказало, трансформировалось в сервис по доставке еды.

И деться некуда, потому что если послать их все и не индексировать новости так, как просит Кремль, но завтра придет депутат Горелкин и будет руководить «Яндексом». Ну, вот Волаж и думает: «Давайте я задушу свою любимую компанию собственными руками.

Вот это как раз пример того, что цифровая экономика несовместима с ассирийским способом производства. Самое главное, что все эти потуги Кремля чего-то ограничить, они, судя по всему, зря, потому что Илон Маск скоро уже запустит свои спутники. И вот как страус, от современно интернета не спрячешься за духовность депутата Горелкина. И духовность она плохо влияет на капитализацию.

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Опять Юлия Латынина, опять «Эхо Москвы» и «Латынина ТВ», Не забывайте подписываться на мой канал «Латынина ТВ», тем более, на нем висит новое видео про глобальное потепление. Напоминаю, что у меня на этой неделе, наконец, вышла книжка «Христос с тысячью лиц», и что 24 января я буду в Тель-Авиве. Ссылки на билеты под этой передаче на сайте «Латынина ТВ».

И, собственно, я говорила в первой половинки о вымирании высоких технологий в России. Вы знаете, 250 миллионов лет назад было такое пермско-триасовое вымирание видов, которое случилось в результате трапповых извержений в Восточной Сибири, судя по всему, когда в воздух были выброшены миллионы тонн серы. И просто изменилась кислотность моря, например. А на земле пошли серные кислотные дожди. И вот леса умирали под этими дождями, а в море в изменившейся кислотности не выжили 95% организмов.

Вот у нас тоже меняется кислотность нашей экономики, и вымирают в ней всякие «Яндексы», а побеждают в ней, условно говоря, всякие интернет-омбудсмены мариничевы. Это, собственно, к другой знаменитой фразе, которую замечательно произнес Владимир Владимирович на этой неделе, когда он сказал: «Цап-царап…», что вот, дескать, американцы истратят деньги на новые технологии по добыче сланцевой нефти, а потом мы у них — цап-царап. Владимир Владимирович, а вы уверены, что вы сможете сделать цап-царп?

Я скажу, чего можно запросто цап-царап в России. Унитазы из украинского корабля. Драгоценные металлы из шифровальных станков, которые вот недавно украл бурятский какой-то военный полковник. ЮКОС можно украсть, деньги космодрома «Восточный», деньги из бюджета вообще. Но вы уверены, что сможете украсть передовые западные технологии?

Вот я не уверена, что у нас осталась экспертиза не только их создать, но их украсть. Потому что может ли украсть передовые западные технологии Берег Слоновой Кости?

Или вот к вопросу о том же самом цап-царап. У нас как раз тоже в Государственную думу внесли поправки в Гражданский кодекс о возможности выпускать в России лекарства без согласия патентообладателя — такой большой цап-царап. Ребята, а вы уверены, что вы сможете выпускать эти лекарства? Или вы можете выпускать только разные арбидолы, которые лучше было бы не выпускать.

Вообще, конечно, ломать такую страну как Россия с такими мозгами и такой научной и производственной базой, это надо быть очень плохими управленцами.

Законопроект об иностранных агентах — физических лицах уже одевает пояса смертников на всю блогосферу
И, собственно, на фоне этого цап-царапа принят с космической скоростью закон об иностранных агентах — физических лицах. Это еще круче депутата Горелкина и «Яндекса», потому что это законопроект, который уже одевает пояса смертников на всю блогосферу, которую можно в любой момент подорвать, потому что в нем сказано, что любой человек может быть признан иностранным агентом при выполнении двух условий.

Первое: он распространяет информационные материалы. И второе: получает деньги из иностранных источников. Причем совершенно не важно, когда он получает деньги. Связи между этими событиями не обязательно должны быть. То есть вы в детстве получили грант и поехали, условно говоря, учиться в какой-нибудь университет в штате Висконсин, а потом вы чего-то написали в Фейсбуке — и вы иностранный агент. Более того, естественно, организации тоже уже давно могут быть иностранными агентами при таких условиях.

И вот я подумала: на кого закон распространяется? Во-первых, закон автоматически признает иностранным агентом президента США Дональда Трампа и с ним еще 200 миллионов пользователей Твиттера, которые не живут в России. Еще есть миллиард пользователей Инстаграма, 2,5 миллиарда пользователей Фейсбука.

Все из них, кто не живут в России, первое: они пишут? — пишут. Второе: они имеют доходы из иностранных источников? — имеют, даже если они безработные. Значит, всех их можно занести в список иностранных агентов, послать предупреждение, при повторном нарушении оштрафовать — внимание! — на 5 миллионов рублей.

Слушайте, представляете, как этот закон может пополнить казну? Вот 3 миллиарда, по крайней мере, человек сейчас где-то что-то пишут в разных Фейсбуках. Умножьте это на 5 миллионов рублей, получится 3 триллиона долларов. Слушайте, буквально исполнение это закона принесет России 3 триллиона долларов, почти в 2 раза больше нашего ВВП, если, конечно, найдется идиот платить.

Согласно букве закона иностранными агентами, конечно, являются «Газпром» и «Роснефть». Они делают разные информационные релизы? Делают. Они получают деньги из иностранных источников? Получают. Вон «Газпром» за первые полгода заработал 23 миллиарда долларов за экспорт.

Зарубежным агентом точно так же является — к гадалке не ходи — прокурор города Москвы Денис Геннадиевич Попов, счастливый обладатель многомиллионной зарубежной недвижимости, с которой семья получает доход. Как установил Навальный, в частности, в Черногории там 8-квартирный дом, который сдается. Получает доход из-за рубежа? Получает. Является источником разных сведений? Конечно, является. Он вообще ньюсмейкер.

Или там Дмитрий Рогозин. У него же там Фейсбук какой-то или Твиттер есть? Или даже если нету, он является источником всяких пресс-релизов? Является. «Роскосмос» получает деньги за старты от зарубежных компаний? Ну, понятно, что он очень часто эти старты срывает, но деньги-то получает? Получает.

Опять же, конечно, является любой блогер, даже российский на YouTube, у которого включена монетизация, потому что если приходит ему 3 копейки, и он блогер, а 3 копейки приходит от YouTube, — теоретически иностранный агент.

Кстати, автоматически иностранным агентом по этому закону является, заметим, любой производитель этих самых высоких технологий. Потому что по определению он, конечно, будет себя рекламировать в интернете. У него сайт будет. По определению опять же будет продавать все за границу. Автоматически иностранными агентами становятся все наши соотечественники, работающие за рубежом, имеющие Фейсбук. Вот за время правления Путина Россию покинуло больше 2 миллионов человек — вот 2 миллиона только одних иностранных агентов. Ну, как при Сталине.

За время правления Путина Россию покинуло больше 2 миллионов человек — вот и иностранные агенты. Ну, как при Сталине
Или там, допустим, соавтор этого закона православнутый миллиардер Андрей Клишас (29-е место Forbes, издатель собственного научно-познавательного журнала про такс, коллекционер эксклюзивных моделей часов), — Фейсбук у него есть? Вроде бы есть? На чем он ездит, Клишас, у нас? На «Майбахе», принадлежащим оффшорам с британских Виргинских островов.

Да вообще, он кто был? У него был работодатель «Норникель». А кому принадлежал «Норникель»? Кипрскому оффшору Olderfrey Holdings Limited. А как я уже сказала, там ограничения по сроку давности нет. Вот сотрудничал с Olderfrey Holdings Limited — всё, иностранный агент.

Понятно, конечно, что и «Роснефти» и «Газпрома», и Клишаса, и прокурора Попова всё это не коснется. Понятно, что это не коснется ютуберов, которые пишут о собачках или состоят на содержании властей. Нас уверяют даже, что рядовых блогеров это не коснется. Ну, и тут ситуация ровно как с «Яндексом». Вот «Яндекс» своими собственными руками надел на себя пояс смертника и отдал красную кнопку администрации. Захочет — нажмет, не захочет — не нажмет. Относительно «Яндекса» есть надежда, что не нажмет.

Точно так же абсолютно на всю российскую блогосферу надели этот пояс смертника. В любой момент кто-то может нажать на кнопку. В принципе, это понятное продолжение тенденции. Власть сознает, что интернет представляет для нее огромную опасность.

Вот Навальный выпустил расследование про Рогозина. И там вообще ни о чем. Там про какой-то дом, дачный участок и про две машины. И вчера уже только посмотрел миллион человек. Это уже сопоставима рядовая программа Навального с аудиторией программы «Время», не говоря уже о расследованиях, которые смотрит по 26 миллионов.

У них не получается конкурировать. Вот сколько посмотрело картину «Крымский мост», на которую они засадили бездну денег? За 5 дней, — пишут, — картину посмотрело 175 тысяч зрителей. Чего?! У Навального только подписчиков миллион.

При этом понятно, что они не могут просто запретить YouTube. Почему? А потому что развелось большое количество ботов, троллей, людей, которые пилят государственные бабки на всех этих YouTube-проектах, накрученных лайках, на подписках. И, собственно, эти люди не хотели бы убивать свой бизнес. Они являются экспертами для государства в области YouTube.

И, собственно, это такой закон, по которому тролли и фейко-блогеры будут по-прежнему осваивать бюджеты. Ну вот, чтобы, если в очередной раз кто-то во власти скажет, что Россия по отношению капитализации рынка к ВВП обогнала все страны мира, то никто не сможет физически ничего возразить, потому что не будет субъектов, которые будут возражать.

И, конечно, это связано с тем, что ложь всё больше становится неконкурентоспособной. Вот я тут издевалась над Олегом Соколовым, рачленителем, что у него нет группы поддержки, поэтому никто не верит в его вранье. Вот он тут на этой неделе опять новую выдал историю. Пронеслась новость о том, что он якобы попытался во время следственного эксперимента совершить самоубийство.

Да, ребята, это всё фигня. Это как вот он рассказывал, что он собирался пойти и покончить самоубийством в Петропавловке на глазах туристов в костюме Наполеона. Ну, еще раз: человек, который ножиком прилит голову и руки возлюбленной, не собирается после этого кончать самоубийством в Петропавловке. Он просто вам врет, чтобы сделать картинку покрасивше, и чтобы вы прониклись к нему состраданием. Это картина — рисование психопата, это пиар.

И, конечно, когда человек, одетый в бронежилет, на глазах ментов хватает какой-то ножик, чтобы зарезаться, — ну, вот как он может зарезаться в бронежилете, представьте? Да, конечно, это всё полная фигня и та же самая работа на пиар.

Но я к чему? Что даже профессору Соколову, получается, больше веры, чем нашим победителям унитазов.

Собственно, как выглядит конкурентоспособная пропаганда, очень интересно звучит на примере слушаний в конгрессе импичмента Трампа. Вообще, у меня такое ощущение, что на Западе, не только в Америке, происходит революция. Она такая, довольно медленная. Но как всегда в революциях к власти приходят самые крайние.

И революция эта связана со всеобщим избирательным правом. Вы знаете, вот профессор Пржеворский в свое время нам объяснил, что демократии не выживают в бедных странах, что, получается, 1 человек, 1 голос, 1 раз. Мы видели это на примере России. И проблема заключается в том, что они не выживают и в богатых.

При этом в бедных они заменяются диктатурами, а в богатых они заменяются правлением того, что американцы сейчас очень любят называть словом deep state (глубокое государство). По-моему, есть очень хорошее старое советское слово, это слово «номенклатура».

Вот, поскольку Трамп является президентом, которого выбрал американский избиратель, но которого не выбирала номенклатура, то с первого дня ему была объявлена война. Было ясно, что его обвиняют в том, что он Трамп.

С первого дня мы смотрели этот бесконечный сериал о том, что Трампа сейчас вот-вот снесут. То это был сговор Трампа с русскими, то это была встреча Трампа-младшего с Весельницкой, то Трамп был виноват в том, что да, с русскими был не связан, но когда расследовали, связан ли он с русскими, он так громко возмущался этими облыжными обвинениями, что это было препятствием правосудию. То есть был бы Трамп, а статья найдется.

Есть ли у номенклатуры повод так действовать? Есть Трамп — человек эксцентричный, Нарцисс. Без сомнений можно представить убедительный кейс, что он не полезен для США. Но, с моей точки зрения, еще более опасным для США президентом был Барак Обама, который, скажем, извинялся перед каждым диктатором-параноиком, который ненавидит США. И даже когда номенклатура не любила действия Обамы и пыталась им как-то препятствовать, а это случалось довольно часто, она никогда не выносила публично белье наружу.

В случае Трампа делала по-другому. Не успел Трамп стать президентом, как мы из каждого утюга услышали, что он ставленник русских. Как мы знаем теперь, это было вранье, это было фальшивое досье Кристофера Стила.

И поразительно, что у нас, в авторитарной России, когда мы читаем какое-то творение троллей, что у Соболь муж — некрофил, у нас не рождается ничего, кроме брезгливой усмешки. А вот когда американская номенклатура прочитала, что Трамп заставлял проституток мочиться друг на друга, то вот эта выдумка (она абсолютно и из того же типологического ряда), они пришли в экстаз.

И мы видели удивительную историю с комиссией Мюллера, которая расследовала сговор с русскими и которая бесспорно должна была расследовать и то, откуда происходит досье Стила. И вместо этого слона-то она и не заметила. Она рассказывала о том, что вот кто-то из адвокатов Трампа пытался коммуницировать с каким-то русским мошенником, которого приняли за члена «Единой России» и так далее.

И, в общем, сейчас закладывается справедливое подозрение, что досье Стила — это был не просто черный пиар, а это, судя по всему, была часть попытки американских спецслужб, попытки той самой номенклатуры устроить то, что можно называть государственным переворотом-лайт. Не то что это был государственный переворот в виде заговора, а вот номенклатура считает, что этот человек не должен быть президентом.

И, собственно, не успела кончиться история с русскими, как началась история с Украиной. Это тоже очень характерная черта пропаганды: пропаганда никогда не помнит, что было вчера. Она всегда говорит: «Вот сейчас, сейчас…». И мы видим, что да, это история серьезная, потому что мы понимаем, что произошло, что президент Трамп хотел договориться с президентом Зеленским, чтобы он завел дело против Хантера Байдена, и была президенту Зеленскому обещана морковка в виде военной помощи и встречи с Трампом.

Но, по-моему, тут какой момент. Это очень трудно доказать. Это доказать так же трудно, как, скажем, доказать, что 2 миллиарда долларов, которые были пожертвованы в фонд Клинтонов — это плата за административный ресурс, это торговля влиянием. Трамп и Клинтоны делали примерно то же самое: торговали влиянием. А такого рода торговля, они никогда не совершается под письменные бумажки. И когда мы понимаем по понятиям, что происходит, это одно. Но процессы над любым американским гражданином, в том числе, над американским президентом, они не могут происходить по понятиям, потому что по понятиям происходят судилища на ЮКОСом.

И был ли Трамп в своем праве? Я вам расскажу историю, которая меня в свое время поразила. Это была история о том, как сэр Уинстон Черчилль (по-моему, он был в этот момент первым лордом Адмиралтейства) принял решение перевести английский флот на нефть, и перед этим продал, имевшиеся у него акции Англо-иранской нефтяной компании.

Он не был богатым человеком. Это была для него страшная финансовая потеря, потому что в результате его решения акции многократно вырастали в цене, и Черчилль понимал, что он не может себе позволить, чтобы кто-то в парламенте заподозрил, что он, Черчилль лоббирует переход с английского угля на иранскую тогда нефть в целях личного обогащения.

Вот по стандартам Черчилля разговор Трампа с Зеленским стандартам Черчилля не соответствует. Но проблема заключается в том, то поведение вице-президента Джо Байдена, сын которого сидел в борде компании Burisma, на которой пробы негде ставить, в тот самый момент, когда Джо Байден стал курировать отношения с Украиной, было, по меньшей мере, так же предосудительно. Его тоже сложно доказать, но по понятиям это очень странно, когда компанию Burisma расследуют на предмет коррупции, — компанию, которые принадлежит бывшему министру Януковича, а Джо Байден в этот момент требует уволить расследующего эту компанию прокурора

. Ну, найдите мне во всей этой байденовской истории 10 отличий между вице-президентом США Байденом и каким-нибудь единороссом или любым героем расследований Навального, у которого бизнес записан на жену, тещу, дочку и так далее.

Более того, мы знаем, что была еще более фантастическая история в 13-м год, когда Пекин практически объявил Южно-Китайское море своими территориальными водами, и Джо Байден вместе с сыном на правительственном самолете прилетели в Пекин, и ожидалось, что Байден что-то скажет по этому поводу, и Байден ничего не сказал.

Трамп — президент, может и не лучший в истории США, но я точно могу сказать, что он американской демократии не угрожает
А через некоторое время, буквально через несколько дней китайские государственные финансовые структуры дали фирме его сына 1,5 миллиардов долларов. Но простите, пожалуйста, это такая же плохая история, как та история, которая случилась у Трампа.

И когда я вижу позицию Адама Шиффа, который руководит House Intelligence Committee, по этому вопросу, она для меня удивительна, потому что шеф говорит, что отказывается вызывать Хантера Байдена для дачи показаний и говорит, что «его слушания не послужат инструментом для проведения тех же самых фейковых расследований против Байденов, которыми занимался Трамп».

То есть в переводе на русский язык представим себе какого-нибудь судью из Басманного суда, который судит Навального за то, что тот в политических целях ославил какого-нибудь единоросса Метельского, и соратники Навального отвечают: «Ну давайте все-таки посмотрим, есть у Метельского всё это или нет» А судья отвечает: «Эти слушания не буду инструментом для поведения этих самых фальшивых расследований, в которых обвиняется обвиняемый».

Еще раз: если бы все происходящее было обычной распрей между республиканцами и демократами. Можно было бы пожать плечами и сказать, что это и есть свободная страна, потому что свобода возникает не тогда, когда все работают в едином порыве на благо страны, а когда различные политические партии делают гадости для собственного блага, а избиратель выбирает между ними.

Но, мне кажется, что то, что происходит в США, выбивается и этой максимы, потому что это все меньше напоминает обычную конкуренцию между республиканцами и демократами и все больше это напоминает войну номенклатуры против выбранного избирателями президента.

И президент не вызывает в этой ситуации, кстати говоря, симпатии не только потому, что он делает не самые лучшие вещи, но еще и потому, что он не умеет управлять номенклатурой, а без этого, извини, парень, как бы собираешься управлять государством, если ты не можешь управлять вот этими людьми, которые должны выполнять приказы, а вместо этого срут тебе на голову?

Этот президент, может быть, не лучший в истории США, но я точно могу сказать, что Трамп американской демократии не угрожает. А вот победа номенклатуры в какой-то итерации через насколько выборных циклах или на следующий выборный цикл даже, она, мне кажется, более опасна для американской демократии.

И что меня в этой ситуации занимаем и что мне ужасно нравится, это то, что даже когда мы видим вранье, это вранье должно быть чрезвычайно конкурентоспособным, потому что это вранье должно быть продано американскому избирателю, оно должно быть продано не какому-то кремлевскому небожителю, который потерял связь с действительностью… А массу людей обмануть очень сложно.

И вот когда нам республиканцы доказывают, что мол, Трамп во всех своих взаимодействиях с Зеленским заботился об искоренении украинской коррупции, — просто смешно. Потому что понятно, что Трампу на украинскую коррупцию накласть с высокого унитаза.

Или, когда, с другой стороны, выступают, например, карьерный бюрократ Фиона Хилл и говорит, что, «вы знаете, Трамп задержал военную помощь Украине — это было против интересов США», ей тут же немедленно припоминают: «Слушай, девушка, ты же сама писала в Washington Post во время президентства Обамы в 2015 году статью, в которой написала, что не надо давать Украине летальную военную помощь».

И спорят-то, получается, и в конгрессе и будут спорить в сенате и в СМИ, — спорят об интерпретациях. Вот точно так же, как в случае с комиссией Мюллера. Мюллеру нельзя было ничего придумать. Ему можно было сделать вид, что досье Стила не существует. Ему можно было обойти некоторые острые углы, но он не мог возвести на Трампа напраслину как бы этого не хотелось истеблишменту.

И вот если сравним все происходящее в конгрессе с делом ЮКОСа, когда реально сказали во время первого дела, что ЮКОС не заплатил налогов. А потом сказали, что владельцы не только не доплатили налогов, но всю нефть они украли и украли ее на 60 триллионов долларов. Честное слово, ВВП России 1,6 триллионов долларов (это сейчас после роста), а украли на 60 триллионов. И это была не случайная опечатка. Она кочевала из документа в документ, и из документа в документ кочевал остров Гибралтар, из документа в документ кочевала подпись Карла Маркса.

Вот я понимаю, что острова Гибралтара и подписи Карла Маркса, и 60 триллионов долларов в конгрессе не будет, потому что в отсутствии конкуренции теряется конкурентоспособность пропаганды. А да, пропаганда точно так же, как товары на рынке соревнуются, и правильная цена — это не то, которую устанавливает какое-то агентство, а это цена, которая возникает из-за конкуренции товаров.

Точно так же истина — это не такая штука, которую устанавливает какое-то агентство или какой-то консенсус. Истина — это то, что возникает в результате соревнования пропаганд. Вот эту истину мы узнаем во время следующих американских выборов. Проголосует американский избиратель за республиканцев, за Трампа или проголосует он за Элизабет Уоррен или кто будет представлять в этот момент демократов, — и это, собственно, будет процент с конкурентного установления истины.

Всего лучшего, до встречи через неделю. Покупайте мою книжку «Христос с тысячью лиц», смотрите на моем YouTube-канале «Латынина ТВ» большой разговор про глобальное потепление. Не забудьте, что 24 января я выступаю в Тель-Авиве. Билеты вы увидите под ссылкой на «Латынина ТВ». Всего лучшего, до встречи через неделю!

(*)группировка (организация) запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире