Время выхода в эфир: 02 ноября 2019, 19:03

Ю.Латынина Добрый вечер! Суббота, 2 ноября 19-го года. Юлия Латынина. Как всегда, в это время по субботам слушайте на сна «Эхе Москвы», смотрите на YouTube-канале «Эхо Москвы», на моем собственном YouTube-канале «Латынина ТВ». И главное, подписывайтесь на «Латынина ТВ» и ставьте лайке, потому что нам станет легче, когда мы перевалим через 100 тысяч подписчиков. И мы идем прекрасными темпами.

Новость номер один: в Уральском округе тестировали суверенный интернет. И результат был блестящий: опыт полностью удался — сеть легла.

Вообще, чтобы понимали, что такое суверенный интернет. Это берешь, допустим, тыкву или, допустим, духову плиту. Получаешь лицензию. Говоришь, что это новейшая сертифицированная ФСБ система стоит… ну, сколько хватит и тебя фантазии — миллион, так миллион, миллиард, так миллиард. Втыкаешь в духовую плиту кабель, сеть, естественно, ложится, пропущенная через плиту. И говоришь: Ура! У нас почти всё получилось. Вот видите, это новейшая сертифицированная разработка. Нам только еще нужен миллиард на доработку. Плита должна быть побольше. Давайте в следующий раз возьмем не газовую, а электрическую.

То есть вы должны понимать, что это и является целью суверенного интернета: это отключение России не от мирового интернета, а от интернета вообще, но с обязательным распилом бабок в процессе. Потому что, конечно, самое интересное — это кто производил или импортировал это самое оборудование для отключения интернета и сколько это стоило?

Потому что такое интернет? Это свобода. Потому что нормальный человек, когда приходит в интернет, не смотрит там Киселева. Он будет смотреть там фильмы, будет смотреть Навального. Киселева он не будет смотреть. Если случайно увидит, поставит кучу дизлайков. А Путину надо, чтобы смотрели Киселева.

Что надо сделать? Элементарно, Ватсон, надо выключить интернет и включить телевизор. Потому что интернет несовместим с авторитарным режимом и со структурой общества типа каменного века.

Вообще, что такое идеал наших властей? Они сами об этом много раз говорили: это страна Византия. А какой интернет в Византии?

Ю.Латынина: В Уральском округе тестировали суверенный интернет. И результат был блестящий: сеть легла

Есть одна гениальная история. Вот были греки, был Аристотель, был Платон. Как говорила одна известная особа, «вот это вот всё». А потом в Византии был такой «историк» Михаил Пселл, который, когда выкололи глаза очередному императору, написал текст о том, как повезло этому императору, что ему выкололи глаза, потому что у него теперь отверзлись очи духовные».

Вот суверенизация интернета — это выкалывание глаз под завывание о том, что теперь распахнутся очи духовные в виде телевизора. Но обязательно в нашей суверенной клептократии, в нашей духовной клептократии машинка для выкалывания глаза должна очень много стоить и должна быть сертифицирована в ФСБ. Потому что если просто выколоть шилом глаза, как в этой простой Византии, там много не заработаешь.

И вот все удивительные люди, которые у Путина были и есть советники по интернету, — обратите внимание, какое количество из них это просто неудачные интернет-предприниматели, которые не смогли сделать свои коммерчески успешные компании, поэтому вместо этого занялись регулированием интернета.

А вот был Путина такой советник по интернету Герман Клименко, который как-то сам признался, что у него в голове меньше 19 миллионов нейронов. Чтобы было понятно, у обычного человека в голове 86 миллиардов нейронов, а у Германа Клименко — меньше 19 миллионов, это примерно, как у одной лягушки.

Вот дымчатая бурозубка — я посмотрела, — она имеет 36 миллионов нейронов. Домовая мышь — 71. Вот значит, путинские советники по интернету до дымчатой бурозубки не дотягивают.

Естественно, Клименко — это уже дважды сбитый летчик. Сначала он не очень преуспел в соревновании с Фейсбуком, а потом он не очень преуспел, когда Володина турнули.

И там сейчас новые интересанты. Но идея, я еще раз повторяю, очень простая: выключить интернет, но при этом еще очень сильно заработать.

Еще одна новость этой недели. Солдатик Шамсутдинов, который в ядерной части расстрелял сослуживцев, в том числе, офицера, который накануне макал его головой в унитаз, в который перед этим демонстративно пописали. Я сильно подозреваю, что половина ребят, которые сейчас об этом слышат, примеряют это на себя и думают: «А вот что, если меня заберут в армию и там будут макать головой в унитаз, — что я буду делать?»

И кто-то думает, что правильно досталось садисту, а зачем досталось еще тем, кто стоял рядом? Даже если они принимали участие в процессе, понятно, что они были не главные заводилы.

А кто-то думает: «Там ядерная часть. Если бы вместо автомата Шамсутдинов, чтобы уж всем сестрам по серьгам, еще бы на ядерную кнопку нажал после того, как он всех пострелял,— вот чего бы было?».

Собственно, если бы это был просто изолированный случай, грех ужасаться одному изолированному случаю. Но мы видим, что всё больше опять становится случаев «самоубийств» в армии. Скорей всего это убийства. Все больше становится случаев расстрелов. Это значит, что армия опять возвращается в состояние дедовщины, из которого она вышла при Сердюкове, потому что, напомню, что при Сердюкове у нас резко дедовщина пошла на убыль.

У нас перед Сердюковым был министр обороны Иванов, у которого у солдата Сычева ножки отвалились сами, потому что Иванову об этом не докладывали. У нас был Сердюков, который реально реформировал армию и реально превращал ее из места, где солдаты строят дачи генералам, где существует гигантский «Арбатский военный округ», место, которое производит цемент, в нечто боеспособное.

Разумеется, будучи путинским чиновником, Сердюков это делал своим фирменным способом духовной клептократии. То есть все эти здания, все эти цементные заводы продавались кому надо и понятно, за какую цену. Но не забывайте ни секунды: все эти генералы ненавидели Сердюкова не потому, что он воровал, а потому что он реформировал армию. Когда просто воруют — им было это просто как по маслу.

И вот с Шойгу все вернулось на круги своя. И я напоминаю, что армия с дедовщиной, она, программа, небоеспособна в современной войне, она не способна воевать. Естественно, она способна делать массу других вещей. Например, она способна строить дачи генералам. Она способна безгласно потреблять гнилую капусту по тройной цене и тройное мясо. Она способна на зачистки. Она, конечно, способна, как во Вторую мировую войну, наступать по минным полям, если сзади заградотряд идет.

А, вообще, что такое дедовщина? Это такой интериоризированный заградотряд каждый день и бесплатно.

Естественно, армия с дедовщиной она способна вымещать свою ненависть, свою боль, свой страх на гражданском населении. Вот когда в конце Второй мировой наступала Красная армия по дорогам Кенигсберга, и вдоль этих дорог ногами верх валялись штабеля мертвы немок и к живым, еще не изнасилованным немкам выстраивалась очередь, — вот на это армия способна такая.

Она, кстати, способна расстрелять демонстрацию. Я, кстати, не исключаю, что её к этому готовят. Но вот в современной войне, где солдаты передвигаются небольшими группами под воздушным прикрытием, где они имеют связь со спутниками, где для этого нужен высокий уровень интеллекта, пользование сложной техникой, абсолютная товарищеская взаимовыручка: «Сам погибай, а товарища выручай», — конечно, такая армия не боеспособна в этой войне.

Вот только что американцы сделали фантастическую операцию. Прилетели 700 мин — грохнули аль Багдади. Вот представьте себе солдатика Шамсутдинова в этой операции. Опустим то, что для того, чтобы участвовать в такой операции, нужно быть мужчиной. А, собственно, суть дедовщины — это заставить солдата перестать быть мужчиной, сделать его озлобленным, дрожащим, ненавидящим весь мир существом, которое свою злобу вымещает потом на подчиненных.

Есть моя любимая «Игра престолов», есть в ней замечательный персонаж Грейджой, которого один единственный садист мучитель превращает в дрожащего, безвольного Рика. Вот в «Игре престолов это делает целый один персонаж с одним единственным персонажем, а у нас этот прекрасный опыт повторяется в масштабе всей армии. Естественно, Рик, он воевать не способен, он способен только убивать и предавать.

Ю.Латынина: Это и является целью суверенного интернета: отключение РФ не от мирового интернета, а от интернета вообще

Кроме того для участия в сложных операциях нужно уметь использовать сложное военное оборудование. Опять же систем дедовщины устроена так, чтобы превратить мужчину Рика, и, соответственно, Рик не умеет использовать сложное военное оборудование.

А, в-третьих, какой аль Багдади? Первое бы, что сделал бы рядовой Шамсутдинов в такой операции, если бы он оказался позади своего офицера мучителя, — он был застрелил этого офицера и сказал бы, что это сделали игиловцы*. НРЗБ так оно и происходило. Потому что помните, когда у нас был разгар дедовщины? 90-е годы. Армия Грачева. И была чеченская война. И по всей стране вешались солдаты. Вешали солдат. Расстреливали солдаты друг друга.

А вот во время чеченской войны почему-то этого не происходило. И, конечно, можно было догадаться, что это происходило потому, что Шамсутдиновы в то время просто стреляли в своих мучителей, и мы не знаем, какую часть чеченской войны мы проиграли, и какая часть застреленных солдат была застрелена не просто чеченскими боевиками, а просто застрелена теми, кого они мучили.

И я сказала, что при всем при том было единственное время, когда армия готовилась к современной войне.

А теперь она снова превращается в место, где дедовщина, где из солдат делают риков, и, конечно, где делают эти ядерные ракеты «Буревестник», которые врываются прямо над российской территории. Ну, и, соответственно, представляете, сколько можно заработать на ракетах, которые не там, где надо взрываются? Потому что не знаю, как насчет города Вашингтона, но Неноксе и Воронежу от ракет «Буревестник» точно не поздоровится.

Кстати, обратите внимание, что дедовщина — это классический случай контрпродуктивного поведения группы интересов, когда есть некая ситуация, которая существует для какой-то одной цели. В данном случае армия существует для того, чтобы воевать и, как говорят, защищать границы Родины.

А на самом деле благодаря тем группам интересов, которые руководят этой армией, она существует совсем для другого — для того, чтобы осваивать деньги на псевдоядреных ракетах и для того, чтобы строить дачи генералам. Для этого нужна дедовщина.

Еще одна потрясающая новость на этой неделе, которая была, с одной стороны, ожидаема, а, с другой стороны, каждый раз, когда думаешь, что это дно — снизу постучат.

У нас, вообще, органы не оставляют ученых своим вниманием. Потому что вот в процессе, который мы наблюдаем и который, я надеюсь, не состоится — превращения России в Папуа — Новую Гвинею, — вот в этой истории ученые явно лишние. И у нас то, значит, кто-нибудь разинет рот — по-моему, это как раз Минобрнауки сказало, что получать разрешение ученым на встречи с иностранными коллегами и отчитываться.

У нас есть дикие истории об аресте ученых, которые все, что они сделали, судя по всему — то есть мы не можем сказать точно, — но, судя по всему, вся их преступная деятельность заключала в том, что е-мейл послал, как Виктор Кудрявцев, арестованный за госизмену, коллеге, по-моему, в австрийский университет.

Но даже на фоне этого растущего маразма меня поразили обыски в ФИАНе. Я напомню, что ФИАН, помимо того, то у него 85-летний юбилей сейчас, это 7 нобелевских лауреатов, это место, где сделали водородную бомбу. Это основы современной оптики, электроники. И вот кабинет, где сидел Келдыш, перевернули вверх дном, а самого директора ФИАНа, членкора Колачевского задержали автоматчики, когда он в тапочках шел мусорное ведро выносить.

Ну, понять, что все эти трогательные продукты путинской эпохи, когда они втроем падают в обморок от брошенной пластиковой бутылки, ну, естественно, задерживать членкора с мусорным ведром, ну как не с автоматчиками? А вдруг он, не знаю, колдовать умеет? А вдруг у него в ведре какая-то страшная ядерная бомба скрыта?

И когда я услышала об этой позорной истории, мне, конечно, сразу захотелось узнать. Потому что у меня был, конечно, ряд логичных предположений. Самое логичное из них заключалось в том, что ФИАН в свое время отбился от того, чтобы быть включенным в эту гигантскую, создаваемую Ковальчуком государственную корпорацию. И вот теперь это ФИАНу прилетела такая ответка.

Плюс у ФИАНа огромные земли в Троицке, да и в центре Москвы. Всегда принято раздербанить. Плюс еще сейчас выборы в академию на носу. Колачевский как раз баллотируется из членкоров в полные академики. И вдруг после того, как Колачевского отпускают, он говорит, что его допрашивали в связи с делом о контрабанде. Сейчас я расскажу, в чем заключалась контрабанда фирмы «Триоптикс» в Германию «двух оптических окошек» размером с крышку небольшой кастрюли, задержанных на таможне. Там все 6 окошек, если я не ошибаюсь, стоили 12 тысяч евро. «Триоптикс» имеет к ФИАНу то отношение, что, будучи высокотехнологической компанией, она снимает у ФИАНа площадь.

И тут я, знаете, просто падаю, если бы я не сидела, потому что дело фирмы «Триоптикс» я хорошо знаю, потому что мне еще три месяца очень хотелось об этом писать. Но мне участники этого дела сказали: «Ой, слушай, не надо — через общих знакомых я узнала, — наобещали».

Рассказываю, что это за оптические окошки. Есть такой ученый Сергей Канорский. Это очень хороший оптик, реально просто ученый мирового класса. Работал, кстати, в институте Макса Планка. И вот несколько лет назад его дочка учреждает этот «Триоптикс». И занимается эта фирма, вы будете смеяться, самой что ни на есть наукоемкой деятельностью. Это редко сейчас в России.

То есть что они делают? Они покупают обычные стекла оптические, наносят на них специальное покрытие — продают. Очень высокомаржинальный бизнес. Хотя, как мы увидим, сама фирма была копеечная. И, собственно, я думаю, одна из главных проблем того, что с ней происходит. Потому что кто-то думал, что там золотые залежи, а там оказалось, на три копейки, и, естественно, в таких случаях люди начинают работать на не то, чтобы содрать бабло, а просто на то, чтобы звездочки получить и разоблачить врагов.

Напоминаю, что такое оптическое покрытие. От оптического стекла в зависимости от его марки отражается больше количество света — от 3 — 8 процентов. Иногда это мало, иногда это много. Например, если это объектив и в нем много линз, представьте себе, что-то отражается — какое будет плохое общее пропускание. Плюс нежелательные блики из-за переотражения.

Если, например, вам нужно зеркало, которое, желательно, чтобы отражало 100% света, то если отражается не 100% — это мало. И, соответственно, вы наносите специальный пирог, специальное покрытие, которая рассчитано так и нанесено так, чтобы соответствующие отражающиеся фотоны компенсировали друг друга. И это не бог весть какое по нынешним временам умение, достаточно рутинная вещь. Но и расчет покрытий и техническое исполнение самого нанесения — это достаточно высокомаржинальная, а главное, это действительно высоконаучная операция.

И вот в мае 18-года этот «Триоптикс» заказывает в Китае 6 стеклянных окошек, наносит это самое антиотражающее покрытие и продает Германии, где они нужны местной радиостанции — защитные окна корпусов лазерных метеорологических приборов для измерения направления скорости ветра. 4 окошка уезжают в Германию без всяких проблем.

Более того, поскольку это самое обычное стекло, самая обычная марка стекла, они входят в утвержденный федеральной службой технического и экспортного контроля список, для которого не требуется специальных разрешений. Поскольку всем понятно, что иметь дело с русской бюрократией опасно, специально фирма подстраховывается, пишет в эту самую службу, получает дополнительную бумажку, что разрешения не требуется.

Ю.Латынина: Армия опять возвращается в состояние дедовщины, из которого она вышла при Сердюкове

И вдруг в декабре оставшиеся два окна задерживают на таможне. ФСБ отправляет их на экспертизу. У нас, вы знаете, искусство экспертиз — вы можете посмотреть на экспертизу творчества Егора Крида и так далее — развито сейчас в совершенстве. Чего хочешь, найдут. И получает оно в результате экспертизы две бумажки с совершенно сказочными страшными словами о том, что «указанные окна могут использоваться в системах наведения на расстоянии более 10 километров с воздуха». А другая экспертиза, которую проводит ОАО «Швабе» нашла, что специалисту неизвестно оборудование гражданского назначение, где возможно использование подобных деталей.

То есть, вы понимаете, какая грандиозная история получается. Фирма «Триоптикс» наносит ущерб Родине, отправляет за рубеж стекла, которые натовские враги поставят в лазерных целеуказателях, нацеленных на Москву ракет.

И когда я слышала об этом деле еще 3 месяца тому назад просто взвилась, потому что мне очень хотелось написать. Потому что, конечно, это дело — концентрация тупости и невежества, которое убивает российскую экономику, и того самого произвола. Потому что эти дела означают, что нельзя в России сделать никакой высокотехнологической продукции. Потому что нет такой высокотехнологической и даже низкотехнологической продукции, которую нельзя задержать на таможне, заказать экспертизу специалистам вроде тех, кто оценивали творчество Егора Крида, на основании этой экспертизы раскрыть шайку изменников Родины. Потому что, слушайте, ну вот колесо ты экспортируешь — завтра эксперт напишет, что колеса используются во вражеских бронетранспортерах.

Я, конечно, не знаю ничего про стекла. Но я вижу эту экспертизу. Я вам ее оглашу. Там написано, что «такие стекла используются в оптико-электронных системах военного и специального назначения, в пассивном наблюдении воздушных целей, в составе низкоорбитальных оптико-электронных приборов, для передачи информации за пределами атмосферы». Удивительно, что не упомянули, что они нужны еще для кварковой бомбы и гиперболоида инженера Гарина.

А дальше мой коллега Андрей Заякин, который, помимо того, что он пишет в «Новой газете», напоминаю, является действующим физиком и тем самым doct_z, который был один из основателей «Диссернета», пишет своим приятелям на Запад и просит оценить, что написано в этой экспертизе. Потому что я же не могу оценить эту экспертизу, я качество экспертизы по творчеству Егора Крида, могу оценить, а качество экспертизы, которая касается стекла, я не могу.

Я не буду цитировать имя человека, который пишет ответ, но понятно, что это действующий оптик, высококлассный, профессиональный. И пишет он, что это, мягко говоря, фигня. Пишет он следующее: «Во-первых, стекло ВК-7, которое было употреблено, это одно из самых дешевых стекл, которое можно приобрести. Можно антиотражающие покрытие в Европе где угодно сделать.

Во-вторых, оно непрозрачно в инфракрасном диапазоне. То есть круг потенциальных военных применений ограничивается видеодиапазоном.

В-третьих, у него очень полное сильное поглощение в видимом диапазоне, то есть использовать его с мощными лазерами невозможно.

В-четвертых, такое стекло очень быстро мутнеет в космосе». Привет рассказам экспертов о том, что это какие-то космические системы.

И самое удивительное, что люди, которые имеют отношение к военной отрасли в Европе, они просто не имеют права покупать никакие военные компоненты, тем более, оптические ни у кого, кроме как у стран НАТО.

И вот тогда, еще три месяца назад я спрашиваю, кто, собственно, заказал «Триоптикс». Вот честно мне никто не может сказать, потому что этот бизнес же нельзя отобрать. Потому что главное в нем — мозги. Вот наложит на «Триоптикс» свою чистую лапу. Я хочу посмотреть, как он будет наносить оптические покрытия.

Конечно, очень смешная деталь. В одной из экспертиз, там написано, что ориентировочная стоимость производства от 1,5 до 2 миллионов рублей. В то время как все 6 окошек все вместе стоили 12 тысяч в конечном итоге.

То есть это дает нам представление о том, как у них происходит процесс ценообразования, когда они берут стекло, которое в Китае стоит тысячу евро и в впаривают его после покрытия государству за 2 миллиона рублей.

И значит, все это делает то самое управление «К», где полковник Черкалин, у которого с товарищами нашли 12 миллиардов. И вот тогда я еще хотела писать. И мне говорят: «Ну, адвокаты говорят — не шуметь, рассосаться». Рассосалось.

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый день! Опять Юлия Латынина. И я продолжаю и завершаю историю про ФИАН. Хочу, чтобы вы представили масштаб этого бреда.

Крошечная фирма, которая купила самые обычные оптические стекла, самую распространенную оптическую марку. 4 из них экспортировала совершенно законно. Другие были остановлены эфэсбэшниками. Написали в экспертизе какую-то невероятную фигню про то, что это стекла для гиперболоида инженера Гарина и кварковые бомбы. После этого всех поставили на уши. И обыски в ФИАНе 6-часовой допрос его главы, захваченного в тапочках автоматчиками.

Бесконечный позор России, которую на наших глазах силовики превращают в город Глупов и в Папуа-Новую Гвинею. Я, конечно, надеюсь, что это абсурдное дело привлечет не меньшее внимание ученых, чем внимание журналистов привлекло дело Ивана Голунова. Уже «Клуб 1 июля» высказался по этому поводу. Надеюсь, что эфэсбэшникам хотя бы в этот раз мало не покажется.

Напоминаю, что по инициативе Невзорова организован Телеграм-канал «Союз независимых журналистов». И нашего брата прибыло, потому что организовывали его Невзоров, примкнувшая к ним Латынина и Ройзман и Ходорковский. Тут же к нам примкнул Шнур. И буквально за неделю подписались Иноземцев, Соловей, уже и Белковский на подходе.

А, собственно, как раз — продолжая историю с высокими технологиями — под шумок на сайте Кремля опубликовали бумажку о допустимости случаев невозвратных бюджетных венчурных инвестиций в технологические проекты. Потому что, действительно, напоминаю, что во всем мире венчурный капитал — это частный. У нас деньги в венчурной сфере, как правило, государственные.

При этом теоретически, если стартап проваливается, что происходит с 90% процентами стартапов, то за неудачу с бюджетными деньгами инвестору грозит до 20 лет.

Ю.Латынина: Армия с дедовщиной, она небоеспособна в современной войне, она не способна воевать

То есть теоретически дилемма выглядит так, что если вкладывает в венчурные проекты государственные деньги, то либо ты получаешь срок, когда проект пролетел, либо, если такая бумажка имеется, то завтра у него будут такие венчурные проекты — завтра у них миллиарды будут летать без крыльев и только делать ручками: Привет-привет! «Знаете, это же был венчурный проект. Извините, не получилось. Мы тут решили ананасы выращивать на Северном полюсе. Но венчурный проект не удался. А где деньги? Деньги в оффшоре — это необходимая часть технологической цепочки».

Хотя, конечно, и на самом деле без всякой бумажки деньги прекрасно летают. Вспомним чубайсовские солнечные батареи. Вспомним завод «Лиотех», чубайсовский же. Вспомним, то случилось у Чубайса с «Оптоганом». Вспомним эту электронную книгу Plastiс Logiс. Разумеется, не хочу сказать, что это всё Чубайс, Чубайс и больше никого.

Вот у нас только что объявил в понедельник Арбитражный суд Москвы банкротом компанию «Ангстрем». Миллиард долларов эти прекрасные ребята получили на производство микрочипов. В 2008 году они получили кредитную линию ВЭБ на строительстве на заводе в Зеленограде микрочипов. И линия, которую они купили, мало того, что она была старая (европейская, по-моему), они еще долго не распаковывали, она где-то там стояла в Амстердаме.

И, конечно, когда они чего там запустили, если запустили, то это было приблизительно, как если бы они запускали завод по производству новейшего транспортного оборудования виде карет с рессорами и запустили его к тому времени, когда весь мир уже ездил на «Мерседесах». Они собирались производить 90–130 нанометров. Мир уже давно производит 45. Просто живая иллюстрация анекдота: «У нас самые большие микрочипы в мире».

То есть бизнес инвестиций в высокотехнологичную сферу государственных денег — это просто круче только прощение долгов Африке.

И, как я уже сказала, дилемма: если вкладывать государственные деньги и не разрешать, чтобы деньги пропали, то корячится срок, а если вкладывать государственные деньги и разрешать, чтобы деньги пропали, то в нашем российском климате пропадут не только все деньги, а пропадет 150% этих денег.

И какой же выход из этой дилеммы? Да очень просто: вкладывать частные деньги, а если можно, то хотя бы не арестовывать те деньги, которые вложены. Вот как в случае с «Триоптикс». Потому что таких историй как с «Триоптикс» я знаю вагон и маленькую тележку.

Делали люди, действительно, ученые, какие-то совершенно замечательные гироскопы. Наехали силовики, стрясли с них несколько сотен тысяч евро. Деньги были заплачены. Люди уехали в Израиль, делают там теперь гироскопы как раз для израильских ракет.

Вот Atlantic Counci недавно посчитал, что из России уехало за время правления Путина 2 миллиона человек. Причем ускорился исход после 12-го года резко. А что такое 2 миллиона?

Я вам хочу предложить простое вычисление. Уезжают же большей частью мозги. И, допустим, на новом месте наш герой будет зарабатывать, скажем, 200 тысяч. Чтобы зарабатывать 200 тысяч долларов, надо продукции произвести на миллион долларов. Умножим 2 миллиона уехавших на один миллион долларов, получим 2 триллиона долларов. 2 триллиона долларов не произведенного ВВП покинуло Россию благодаря путинскому режиму.

Сколько ВВП России сейчас составляет? Ответ: 1,5 триллиона. И вот все эти 1,5 триллиона делят Черкалины, Ротенберги, Чубайсы, Ковальчуки. Потому что понятно, что они только делят, потому что понятно, что произвести-то эфэсбэшник ничего не может. А в процессе дележки пирог уменьшается. А аппетиты-то в период дележки увеличиваются, и в итоге все стремиться к Новой Гвинее.

И, собственно, к вопросу о дележке еще одна светлая история, особенно радостная в связи с делом Серебренникова. Потому что Серебренников, если вы помните, тоже получал бюджетные деньги, и еще раз скажу, что это, конечно, неправильно. Но из того, что мы видим, что делают наши силовики — у них же неконкурентоспособное производство, — они производят только уголовные дела, но уголовные дела они производят так же плохо, как АвтоВАЗ производит «Жигули».

И из того, что мы видим в деле Серебренникова никаких там больших злоупотреблений не было. Бардак был, а злоупотреблений не было. Были все спектакли, которые были все заявлены. И хотя следователи настаивали, что «нет, спектаклей не было, а свидетельства зрителей и лицензии критиков, они ничего не доказывал и мы считаем, что спектаклей не было, поэтому его не было». Но, тем не менее, выглядело всё это очень жалко.

А вот теперь Счетная палатка, не бог весть какой девственности орган нам написала, как при Мединском поддерживают культуру. Как раз вот Мединский и Фонд кино раскрыли данные по государственной поддержке отечественного кино, и выяснилось, что из 38 фильмов, которые получили по 100 миллионов рублей, 14 картин собрали меньше, чем в них вложило государство.

Вот есть феерическая картина «Крымский мост. Сделано с любовью», которую снимала та самая Маргарита Симоньян, режиссер — ее муж Тигран Кеосоян. Но вот та самая Маргарита Симоньян, которую мы сейчас прекрасно видели, как она не могла ответить на самые простые вопросы Ксении Собчак по поводу fake news.

Ю.Латынина: Мы снимаем фильмы на бюджетные деньги ровно на тех принципах, по которым строим заводы для солнечных батарей

Это, конечно, вообще, абсолютно феерическая история, что дама, которая занимается профессионально пропагандой, она сначала просит принести ей вопросы на бумажке и когда она встречает вопрос, которые практически стоит ожидать, она говорит: «Мы так не договаривались. Этого не было в бумажке». Вообще, уже полный улет. А дальше она встает и уходит, не будучи в силах ответить на самые простые вопросы Ксении. Там был вопрос касательно «путинбургера». Помните, был показан фейк, когда якобы в день рождения Путина празднует какое-то нью-йоркское кафе путем подачи в этот день путинбургера. Естественно, выяснилось, что никакого этого путинбургера не было в прейскуранте. Просто это какая-то местная девочка, которая работала в нью-йоркском кафе — вот полностью сняли с ее помощью этот фильм.

И об этом спросили Ксения Собак, и это привело госпожу Симоньян в такой ступор, что она сорвала с себя наушники и ушла. Ну, надо учиться у шефа. Потому что шеф все эти вещи с невозмутимым выражением лица комментирует так, что никакой фейка, всё правильно, «впервые слышу, сейчас разберемся».

Так вот сценарист Маргарита Симоньян написала этот «Крымский мост», вложили в него 100 миллионов рублей. Как его только не пиарили. Из каждого утюга это было. 70 миллионов рублей в прокате собрала, хотя там же, если посчитать, помимо этих 100 миллионов, вот весь этот пиар, то там получится вообще совершенно ужасающая картина.

Там еще масса интересных историй про то, рекордные деньги поучал «Союзмультфильм». А кто входит в совет, который голосовал за распределение денег? Вы будете смеяться — госпожа Юлиана Слащева, которая, собственно, этим «Союзмультфильмом» и руководит.

Абсолютно такой же эффект как у Чубайса в «Роснано». Мы снимаем фильмы на бюджетные деньги ровно на тех принципах, по которым строим заводы для солнечных батарей. Бюджетные деньги — это не для того, чтобы получить прибыль, а для того, чтобы получить откаты.

А еще помните, они же давят на частные кинотеатры. Они же снимают с проката в этот момент те зарубежные картины, на которые на самом деле пойдет зритель. Там еще были, если помните, какие-то «Танцы насмерть», боевик, который был на английском языке и который я бы в жизни никогда не посмотрела, и вы не посмотрите. Его отрецензировал замечательный блогер BadComedian. И к нему подала иск производитель этого удивительного шедевра компания Kinodanz. Подала, по-моему, иск чуть ли на миллион долларов. И сюжет этого фильма был такой (на английском языке), что там чувак собирал команду телепатов и людей, обладающих паранормальными способностями, которые умеют двигать предметы, чтобы ограбить казино.

Естественно, любой человек думает: «Ё-моё, если бы я был телепатом, если бы я умел двигать предметы, неужели всё, на что бы меня хватило — это ограбить казино?»

Там еще было кино «Пришелец», который был нашим ответом фильму «Марсианин», которые окупился типа на 5%. И еще автор сценария этого «Пришельца» честно обвинял Голливуд в плагиате. То есть он реально рассказывал, что «Голливуд, чтобы украсть идею моего фильма, — замечательную книгу Энди Вейера, по которой все это снято, если вы не читали, я вам рекомендую, обязательно прочтите на английском,— вот он нашел этого Энди Вейера, по сценарию моему Энди Вейер написал книгу, а потом они это сняли». И всё это была такая хитрая голливудская спецоперация, как подмена мочи в баночках на Олимпиаде, чтобы нашего отечественного сценариста обездолить.

И вообще, половину фильмов, профинансированных с 15-го года, как выяснили «Ведомости», зрители в кинотеатрах почти не смотрели. Там было 50 фильмов, которые посмотрели не более 10 тысяч зрителей. А было 30 картин, у которых в прокате не было 1 тысячи зрителей.

И вот вчера не поленилась, посмотрела рецензию BadComedian на вот этот феерический фильм про ограбление казино экстрасенсами, которым больше нечем заняться. А посмотрело 9 миллионов человек. Я думаю, это гораздо больше, чем посмотрело сам фильм.

К вопросу о том, почему надо отключать интернет. И тогда люди вновь пойдут смотреть фильм о том, как экстрасенсы грабят казино, а в процессе этого эта фильма каким-то образом поднимет духовные ценности, потому что деньги же Минкульт на это дает, на пропаганду духовных ценностей.

И, собственно говоря, о состоянии российского бизнеса, я не могу не добавить две последние новости. Первое — это срок, который получил человек, который вернулся в Россию по списку Титова — некий Андрей Коковкин. Там был какой-то очень неприятный коммерческий спор. Судя по всему, Коковкин продавал компанию банку, и после того, как он продал, но до того, как банк получил ключи, вывел из этой компании деньги. Не очень хорошая история, но просто обращаю ваше внимание, что были идиоты, которые поверили, что в Россию можно вернуться.

И то же самое произошло с Валерием Израйлитом — это очень известный бизнесмен, как раз крупный, — который имел глупость поверить в объявленную Путиным амнистию капиталов. Помните, Путин сказал: «Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию, и если человек легализует свои средства, имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по правоохранительным органам, и что он не столкнется с уголовным преследованием».

В 15м году подписывают закон об амнистии капиталов, в 16-м глава порта Усть-Луга Валерий Израйлит подает декларацию об амнистии капитала. После чего, Израйлита берут под белые ручки, и вот то, что он подал, используют в уголовном процессе против него.

И реакция пресс-службы президента бесценна. 23 сентября 19-го года Дмитрий Песков: «Бизнес, безусловно, может доверять словам президента. Он неоднократно доказывал состоятельности своих слов». Умри, Денис, лучше не скажешь.

И помимо этих двух фантастических историй, когда президент обещал, и местные какие-то… в рамках копеечных разборок — генералы, полковники — наклали на слова президента, потому что им нужно срочно зарезать курочку.

И это показывает то, что, конечно, архитектором выдающегося бардака, который происходит в России, безусловно, является сам Владимир Владимирович, он, конечно, не отвечает, он давно эту систему не контролирует. Не потому, что он в ней не виноват, не потому, что он к ней непричастен, а по тем же принципам, по которым Шойгу лично не приказывал макать Шамсутдинова головой в унитаз. Он просто построил систему. Он сделал ее таким образом. Но система, конечно, на Путина, в том числе, клала.

А-а, я вспомнила, что мне это напоминает. Это мне абсолютно напоминает чеченский бизнес. Помните, когда воровали людей, и Басаев не мог это остановить, даже когда украли Елену Масюк, потому что ну как? Люди делали деньги. Люди делали дело — надо заплатить. Это стандартная уголовная практика. Если кого-то украли или сделали какое-то мошенничество, то как бы боссы уголовников не вмешиваются. Они говорят: «Ну как, люди трудились — надо заплатить».

Вот абсолютно как бизнес был по похищению людей в Чечне и нельзя было в него вмешаться, потому что так устроена система. Даже Масхадов или Басаев не могли вмешаться. Точно так же Владимир Владимирович не может вмешаться в эту потрясающую деятельность системы, которую он создал.

Еще две прекрасные новости. Ряд компаний, связанных с Евгением Пригожиным, должны выплатить заболевшим дизентерией детей по 10–15 тысяч рублей. То есть признал российский суд, что да, это вина компаний, что дети отравились.

Ю.Латынина: Я считаю, Максидов — это герой. Есть режимы, в которых простой человеческий поступок является геройством

При этом другая, соответственно, компания, тоже связанная с Пригожиным, отсудила у Навального и Любови Соболь, и ФБК 88 миллионов рублей.

То есть это такой абсолютно наглядный прейскурант. Отравить ребенка — 10 тысяч рублей, сказать об этом — 88 миллионов.

Но я считаю, что это прекрасный прецедент, это прекрасный механизм зарабатывания денег. Вот можно в связи с нехваткой денег этот передовой опыт расширить. Вот у нас тут полковник Росгвардии сдал анализы вместо своего сына, который в ДТП убил двоих. Соответственно, смотрите, как интересно: можно родственникам погибших выплатить компенсации 10 тысяч, а сам полковник Росгвардии может получить компенсацию 88 миллионов от тех, кто написал об этом.

Или вот «Аэрофлот» уронил 41 пассажир. Можно опять же 10 тысяч компенсации семьям погибших и получить 88 миллиона с каждого, кто написал, что в этом виноват «Аэрофлот». Согласитесь, это совершенно меняет существующую бизнес-модель нашей духовной клептократии. Потому что до этого наши монополии плохо, но предоставляли услуги, плохо, но кормили, плохо, но перевозили.

А теперь деньги можно делать прямо на непредоставлении услуги. Ты не предоставил услугу — не накормил, не перевез, вместо этого ты отравил или разбил самолет, но если кто-то об этом написал, то ты на этом заработал. На мой взгляд, это совершенно новая экономическая модель развитого путинизма.

Еще одна новость, на это раз, на мой взгляд, удивительно приятная. Это, конечно, история Виталия Максидова, росгвардейца. Вот этого человека можно называть росгвардейцем, можно не называть золотарем или золотушником, который отказался признать себя потерпевшим в деле Самариддина Раджабова, который бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских, и он ужасно их напугал.

Причем первоначально фигурировало 4 полицейских, которых он напугал. Вот теперь один был человек, и сказал, что «ничего он меня не напугал, да вы чего, с ума сошли? Речь идет о жизни человека, как же я буду так себя вести?»

А трое других у нас по-прежнему хрустальные, будут рассказывать, как они ужасно страдали. Я надеюсь, что их адвокаты будут спрашивать, как именно происходил процесс их ужасных моральных страданий: обосрались они при виде этой бутылки или обсикались — вот как технически это выражалось.

Так вот на самом деле Виталий Максидов уволился достаточно давно. Служил до этого во 2-м оперативном полку. Он обеспечивал безопасность на массовых мероприятиях и на митингах, говорит он, никогда раньше не работал. И уволиться-то он решил в мае, в первую очередь по семейным обстоятельствам. То есть он сам говорит честно, что уход не был связан с митингом.

Но он человек, он мужчина. Ему стыдно, он же мог бы промолчать и ничего не сказать. Он честно говорит: «В момент инцидента я ничего не видел. Слышал звук бутылки. Саму бутылку не видел. Потом на видео увидел, что бутылка пролетела мимо нас. Обсуждал с коллегами. На тот момент они пострадавшими себя не считали, говорили, что тоже ничего не видели. Потом нас перевили в потерпевшие. Я не могу себе позволить быть потерпевшим по такому делу. На кону жизнь человека. Я не считаю, что человек и его действия представляли для меня какую-нибудь физическую или моральную опасность». Цитата закончена.

И я, конечно, считаю, Максидов — это герой. Это может показаться немножко странным: «Ну как же герой?» Вот простой человеческий поступок. Есть режимы, и есть, тем более, организации, в которых простой человеческий поступок является геройством. Если эсэсовец отказывается расстреливать евреев — это простой человеческий поступок, но это геройство. Если чекист отказывается участвовать в массовых арестах с бессмысленными пытками, — это простой человеческий поступок, но это геройство.

Вот мы дожили до ситуации, и это, конечно, самые ужасные периоды в истории России и самые ужасные режимы в истории человечества, когда совершение простого человеческого поступка является геройством.

Еще одна история. Как известно, есть ложь, есть большая ложь и есть статистика. И вот у нас тут произошел опрос, согласно которому больше 53% интернет-пользователей России готовы отказаться от иностранных сервисов в пользу российских. И наибольший энтузиазм выразили респонденты-женщины старше 65 лет. И 34% респондента испытывают чувство гордости за то, что у них есть выбор между использованием отечественных и зарубежных интернет-сервисов. Естественно, больше всего гордятся достижениями опять же мужчины и женщины старше 65 лет.

И, конечно, 77% россиян считают, что государство должно иметь возможность устанавливать правила для защиты отечественных интернет-компаний и для обеспечения безопасности персональных данных.

Естественно, вопрос: а кто производил расследование? Правильно. Вы уже догадались. Это вот тот самый Герман Клименко, Институт развития интернета, бывший советник Путина по вопросам развития интернета, светоч наш.

И вот я подумала, знаете, что вот есть такое международное разделение труда. В Америке есть Microsoft — триллион капитализация, Apple — триллион капитализация, Amazon — 800 миллиардов капитализация.

А у нас есть Институт развития интернета и Герман Клименко, экс-советник по его развитию, владелец, кстати, торрент трекера. Ну, естественно, человек, которые владеет торрент трекером, — ну, как же не призывать не пущать и запрещать? И, как я уже сказала, тот самый человек, который честно признался, что количество нейронов в его голове значительно меньше, чем количество нейронов у хомячка.

То есть это классика жанра. Если ты зарабатываешь на рынке — ты Дуров, ты уезжаешь из России. А если у тебя в голове 19 миллионов нейронов, то ты идешь в советники президента и пытаешься заработать на уничтожении конкурентов и всех, кто успешнее тебя. А, естественно, если у тебя в голове 19 миллионов нейронов, то более успешным, чем ты быть несложно.

То есть это просто мнение Клименко согласно Институту развития интернета совпадает с мнением народа. Всего лучшего, до встречи через неделю.

* деятельность организации запрещена на территории России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире