Время выхода в эфир: 05 октября 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый день! Это Юлия Латынина. И «Код доступа», как всегда по субботам. Смотрите на YouTube «Эхо Москвы», на своем собственном YouTube «Латынина ТВ». Слушайте нас на «Эхо Москвы».

Я хочу порадовать, что у меня, наконец, закончена новая книжка про историю раннего христианства, которая посвящена гностическим христианствам. Она называться будет «Иисус с тысячью лиц». И как раз я ей, слава богу, отыскала издательство и, наверное, через месячишко она выйдет.

А сейчас я начну с другого литературного текста. Я начну с прекрасной песни Бориса Гребенщикова, которая называется «Вечерний Соловьев», то есть она называется «Вечерний мудозвон», но мы-то всё понимаем. Знаете, даже если в Гугл строку вобьешь: «Соловьев, Гребенщиков», то сразу вылезает эта песня. Она сейчас собрала буквально за несколько дней 1,7 миллионов просмотров.

Так что у нас теперь, конечно, у Помета новое погоняло. И мы не знаем теперь, как говорить: «Вечерний соловьиный мудозвон» или «Вечерний помет», потому что и так и так прекрасно. И прекрасные там слова: «Он все, что закажут — расскажет, ответит на каждый вопрос. У народа душа, а за ней не гроша, но зато мы утерли всем нос. Он сияет как новый полтинник, с него каплют лосьоны и лак. И когда гопота распинает Христа, он объяснит, отчего Христос враг».

Ну, честно говоря, я придерживаюсь другого взгляда на деятельность Иисуса Христа, но в данном случае это не имеет никакого значения, потому что речь идет о прекрасной художественной метафоре. И, собственно, я хочу не только поговорить об этом песне, которая не только не нуждается в моем пиаре, но смотрите, сколько ее одобряют в интернете: 98% лайков. Вспомним о дизлайках Тимоти и Гуфа, которые поставили гинессовский рекорд, заработав полтора миллиона дизлайков с песней про собянинскую Москву.

И я хочу сказать одну очень важную вещь. В течение буквально 5 лет, с 14-го года по 19-й путинская пропаганда проделала такой же путь, который советская пропаганда проделала с 1927 года, когда где-то в начале 20-х годов, в 17-м году Горький, Блок, Маяковский, Есенин — всё были, так или иначе, а советскую власти — до какого-то 1985 года, когда ходили анекдоты про Брежнева и никто уже всерьез не принимал это смешное здание советской пропаганды. И как только пропаганда становится смешной, это значит, что она погибла.

Я много раз говорила, как устроена пропаганда. Я прекрасный пример приводила, если можно, приведу его еще раз — про китайского евнуха, который во время царствования императора Эрши, решил узнать, кто ему верен из придворных пред тем, как сделать дворцовый переворот. И привел к людям оленя и сказал, что это лошадь. И все, кто сказали «Да, конечно, это лошадь», тех он возвысил, а тех, кто сказал, что это олень, он казнил.

Вот страшно в пропаганде не то, что она говорит на оленя: «Это лошадь», а страшно, если ты не соглашаешься с этой пропагандой, то тебя казнят.

Вот у пропаганды есть одна проблема всегда: она никогда не связана соотношением к действительности, она связана с количеством верующих. Вот когда количество, людей, которые верят в пропаганду вне зависимости от того, насколько она глупа, гораздо больше должно превышать количество скептиков, тогда с пропагандой всё в порядке. Потому что любая пропаганда, она же не о том, чтобы описывать действительность. Он, наоборот, о том, чтобы подать сигнал «свой — чужой».

Вот когда люди говорили про оленя, что это лошадь, они подавали сигнал «я свой». Естественно, для того, чтобы подавать этот сигнал, как раз должно быть какое-то безумное утверждение. Зато это утверждение, которое не соответствует действительности, показывает, что ты принадлежишь к кругу сторонников. Страшно не то, что человек говорит, что олень — это лошадь, а то, что за это отрубают голову.

И когда Соловьев по радио — вот только что кто-то называл его то ли путиноидом, то ли что (из Татарстана) — кричит, что он передаст телефон этого человека органам, чтобы разобрались, — вот если бы это был 37-й год, это было бы страшно. А когда это происходит на фоне песни Гребенщикова, и когда мы понимаем, что, в общем, ну хорошо, даже если Соловьев передаст телефон этого человека органам, даже если органы возбудят дело, — ну что? — ну, вместо 25 тысяч на проспект Сахарова выйдет 50.

Пропаганда не имеет права быть смешной, потому что тогда она превращается в тыкву. Когда встает человек и говорит: «Весь мир — классовая борьба. Да здравствует диктатура пролетариата. Всех, кто не согласен, мы ссылаем в ГУЛАГ» — это страшно. А когда ты сейчас бредешь по итальянской книжной выставке и видишь том, на котором написано: «Классовая борьба в телекоммуникационных компаниях», тебе смешно.

И, собственно, вот это поразительная вещь, что путинская пропаганда, она, видимо, была сделана на скорую руку в отличие от действительно серьезных идеологий, серьезных помешательств, которые захватывают мир — будь это крупные монотеистические религии, будь это борьба против глобального потепления, борьба против ГМО, будь это коммунизм. В общем, эта пропаганда была слеплена на скорую руку. И мы все понимаем, что она изначально была дефектна. Потому что когда коммунисты нам рассказывали о зловредном мире чистогана, мы точно знали, что в это время сын Владимира Ильича Ленина не жил в Лондоне и у племянницы Ленина не было пентхаусов в Майями. У этих людей с самого начала были пентхаусы в Майями и счета в Швейцарии. При этом они нам рассказывали, как проклятый Запад пытается подрывать российскую духовность в перерывах, естественно, между тем, как навестить Майями или Швейцарию, а Западу рассказывали, как они будут бомбить Майями ядерными боеголовками. И все понимали, что опять же они своего пентхауса в Майями бомбить не будут.

И, конечно, одна из вещей, которая этому способствовала, это интернет. Потому что Дудя смотрят больше, чем Соловьева. А другая вещь, которая на наших глазах стала рушится — это виртуальная стена. Эта вся история с выборами в Мосгордуму оказалась тараном, которая пробила броню. Хлынула забортная вода, и вот этот пропагандистский «Титаник» стал стремительно тонуть. Потому что, как я уже сказала, когда на стороне коммунизма был Горький, Блок, Маяковский и Есенин, было страшно. А теперь, когда, с одной стороны, Гребенщиков, Макаревич, Шнур, Оксюмирон, Акунин, Улицкая, Быков, а с другой — Соловьев и поэт Бастрыкин…

Ю.Латынина: Если вы что-то хотите добиться от этого государства, не надо самовыпиливаться, не надо убивать себя

Вы, кстати, знаете, что Бастрыкин у нас пишет стихи? Там под псевдонимом, но какие стихи! «Навальный лупой обзавелся! Наверное глаз опять заплыл… Бедняга в Твиттере изнылся: как мало глаз зеленым был». Честно, это я цитирую стихи. «В Бордо! В Бордо! В свой виноградник, его, без лупы видишь ты? Ты, как французский белоштанник, одень песне и глаз чешы!».

Это читаешь и думаешь: так, ну, человек пишет под псевдонимом, но вот это руководит у нас Следственным комитетом. А можно узнать, какое отношение имеет Навальный к Бордо и виноградникам? Потому что, вообще-то у нас виноградники совсем у других персонажей, которые Навальный разоблачает. А можно узнать, какое отношение имеет пенсне к белоштанникам? И кто, вообще, тот французский белоштанник, который чешет глаз и надевает пенсне?

Вот просто качество одного текста и Гребенщикова… И обратите внимание, еще одна очень интересная вещь. Многие мои слушатели этого не помнят, а я-то помню, как кончался Советский Союз, потому что он кончался именно от смеха. Он кончался тогда, когда элита презирала существующую идеологию и понимала, что она абсолютно недееспособна.

И еще одна маленькая вещь интересна, что вот раньше было ощущение, что протестующим противостоит государство, такая безликая монолитная стена. А теперь мы видим, что государство вовсе не монолитно, потому что мы видим, что среди кремлевских башен есть большое количество людей, которые не хотят триумфа силовиков. Собственно, они-то и развали «московское дело» о массовых беспорядках. Они бы не могли это сделать без массовых протестов, но массовые протесты сами по себе тоже ничего бы не добились.

И, более того, мы все больше и больше видим отдельных личностей со всеми их бородавками, со всеми их родинками, которые противостоят обществу. Вот, например, прекрасную статью «Медиазона» опубликовала о людях, которые делают психолого-лингвистические экспертизы, в огромном количестве дел об экстремизме. Это оказался некий переводчик Александр Тарасов и учительница математики Наталья Крюкова.

То есть гигантское количество дел, включая последнее дело Владислава Синицы, который, безусловно, заслуживал за свой твит, совершенно омерзительный, чтобы его забанили в Твиттере… Но вот эти люди, которые, оказывается, систематически делают экспертизы, причем о совершенно невероятных вещах… Помните, были протесты людей против того, чтобы в очередном парке «Торфянка» строили церковь? Они тоже сделали экспертизу требований этих людей и тоже нашли экстремизм и оскорбление религии.

И вдруг ты понимаешь, что количество людей, согласных делать подобные экспертизы, оно, в общем, очень невелико. В данном случае вот учительница математики и еще вот этот товарищ.

И мы, конечно, видим, что на этом политическом ландшафте на настоящий момент на фоне этой обвальной делегитимизации путинской идеологии, имеем грандиозное поражение силовиков, спровоцировавших, собственно, эту овальную делегитимизацию, которой еще не было, мы имеем обвал «московского дела». Как я уже сказала, не надо преуменьшать роль общества в этом деле, но и не надо преувеличивать, потому что «вайновские» одержали победу над «бастрыкинскими», причем понятно, что это достаточно локальная победа, потому что на этом фоне продолжаются достаточно страшные дела, которые становятся внезапно гораздо более выпуклыми и гораздо более страшными. Мы уже думали, что мы обречены на эти дела, а вдруг выясняется, что эти дела выпирают как снежный ком и вполне реально их развалит.

Ю.Латынина: Хотя разорить Навального...Понятно, что из-за иска ресторана «Армения» люди не выйдут на улицы

Одно из этих дел — это, конечно, дело Светланы Прокопьевой, псковской журналистки, которую хотят посадить на 7 лет за оправдание терроризма из-за того, когда год назад 17-летний придурок по имени Михаил Жлобицкий подорвал себя на входе в здание Архангельского ФСБ и написал, что он идет на самподрыв, потому что ФСБ фабрикует дела и пытает людей, то Прокопьева написала, что та жесть, которую у нас творят силовики, — вот они дождались ответной реакции.

Вообще, я честно должна сказать, что та жесть, которую творят силовики… настоящей ответной реакции они дождались сейчас, когда даже академики подписывает письма против «московского дела». Вот мало кто знает, а в деле Егора Жукова есть даже письмо космонавтов. Это вообще столпы режима. Оно просто не было обнародовано, но, в принципе, оно существует.

Вот этот Жлобицкий, извините, был все-таки сильно неуравновешенный человек. Вот если человек задумался самовыпилиться, то не было ФСБ, он бы самовыпилился по какому-нибудь другому поводу: сказал бы, что есть глобальное потепление или протестует против вторжения сириусян. Вот запомните, если вы что-то хотите добиться от этого государства, не надо самовыпиливаться, не надо убивать себя. Этим вы никому ничего не докажете, кроме того, что у вас не все дома.

Но абсолютно это не имеет значения, что я говорю, потому что абсолютно, возможна такая точка зрения как моя, возможна такая точка зрения как Светланы. Я совершенно не настаиваю на том, что мя правильная. Может быть, ее правильная точка зрения. Во всяком случае, я знаю точно гораздо более важную вещь: не иметь точки зрения Светланы абсолютно неправильно. Если после самосожжения молодого человека нельзя написать, что государство его до этого довело, значит, это государство, эта страна устроены очень неправильно.

Вот напоминаю, за какие слова ее судят. Она пишет: «Эта страна, в которой власть принадлежит силовикам. Они знают, что на митинг ходить нельзя: разгонят, а то и побьют, а потом осудят, они знают, что одиночные пикеты наказуемы, это поколение выучило на примерах, что в суде справедливости не добьешься, что суд проштампует решение, с которым пришел товарищ майор. Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство».

Вот я должна сказать, что если государство хочет доказать, что оно не репрессивное, то с целью этого доказательства подвергать Прокопьеву репрессиям неправильно. Это вот все равно, как если тебе сказали, что ты слишком агрессивен, а ты в ответ с целью опровергнуть слова этого человека взял и ударил его по лицу, повалил на пол и начал бить ногами. Ничего близко в словах Прокопьевой нет, что является оправданием терроризма. Если эти слова нельзя говорить, то, получается, что можно говорить только «вечернему мудозвону», который человеку, который назвал его путиноидом в эсэмэске, говорит: «Я предоставлю твой телефон органам, чтобы разобрались!»

Дальше что было. Это же жесть, что было с Прокопьевой. У нее был обыск, фактически грабеж, потому что мы понимаем, что все наши обыски сейчас — это грабеж, когда люди изымают всё — ноутбук, телефон… Забрали три ноута, два телефона, диктофон, флешки. Заблокировали счета.

Ю.Латынина: Россия устроена так, что если кто погиб — это очередной бенефит следаку, а семье погибшего — фиг

И в общем, можно было надеяться, что местные тонтон-макуты поймут, куда ветер будет в Москве, не захотят идти за компанию и светиться вместе с теми, кто посадил Голунова, и кто высасывает из пальца дело о беспорядках. Нет, полезли 20 сентября… Официально она обвиняется в преступлении часть 2-я «оправдание терроризма». Это штраф до миллиона рублей и лишение свободы на 7 лет. Понятное, что на самом деле метили не в Светлану, потому что она работала одно время, даже возглавляла «Псковскую губернию» — это та самая газета, которая рассказала о псковских десантников погибших, и, конечно, с тех пор у силовиков на нее зуб. На Шлосберга им тяжело наехать, вот они наехали на Светлану.

После огромной кампании в ее защиту, потому что практически все газеты перепечатали ее письмо. Петицию за прекращение дела подписало — последний раз, когда я смотрела — там уже число подписавших где-то уже 130 тысяч, не забудьте подписать, если хотите, — после этого эти товарищи местные еще стали вызывать на допрос всех тех, кто поддерживал Светлану. Вот ребятам явно хочется всенародной известности. Вот это, конечно, мрак. Это я уже говорю, даже не твит Синицы, который безусловно заслуживает, чтобы его забанили в Твитере, но вы мне покажите, кого за твит в Твиттере судят в Америке.

Кроме уголовного дела Светланы есть масса других дел. Есть например — вспомним, не забудем — дело Виктора Кудрявцева. Это 75-летний ученый, которого год держали в СИЗО по делу о госизмене. И вот сейчас впустили, потому что обнаружили рак. То есть боятся, что он просто умрет в СИЗО. А дело то высосанное из пальца. Вот то, что мы знаем об этом деле, заключается в том, что он написал е-мейл коллеге в заграничный университет, что, вообще-то, является обычным делом между учеными. Раньше они писали письма, теперь они пишут е-мейлы.

И я напоминаю, что наука появилась тогда, когда люди стали общаться с коллегами. Вот до того, как они хранили все это в тайне, это называлось как раз алхимия. А потом, когда наука стала открытой, когда люди перестали записывать зеркальным шифром замечательные формулы, с помощью которых что-то можно добыть, тогда и началась наука. Наука — это всегда диалог.

И вот люди, которые разбираются в работах ученых как свинья в апельсинах, решили, что е-мейл за границу — это измена Родине. Человеку было 74 года, у него уже был целый букет болезней, включая инфаркт и диабет. Ребята, ну хоть один ученый содержится в стране, где за е-мейлы сажают в «Лефортово». Хорошо, сколько там лет Синица получил? О’кей, он получил твит, пускай и отвратительный.

Посмотрим на тюменскую банду ФСБ, которую только что посадили — ни одного из них не посадили пожизненно. Не поленитесь, наберите и прочитайте о подвигах этих прекрасных людей, если вы о них еще не слыхали. Это были фантастические люди, которые, например, не просто вымогали деньги у бизнесменов. Один из них решил запугать бизнесмена, вымогая у него деньги. Бизнесмен, естественно, обращается за помощью к знакомому эфэсбэшнику… Вообще, запомните, общаться с эфэсбэшниками — это наживать неприятностей на свою голову, потому что эти люди зарабатывают на том, что они лишь создадут вам проблемы, которые потом сами якобы и решают.

Но они обычно создают проблемы и решают их, а тут они решили вообще отличиться, потому что они, чтобы показать знакомому бизнесмену, что они решили проблему, они нашли таджика, вырядили его в костюм, привезли его в багажнике автомобиля человеку, которому они посылали эсэмэски с угрозами, подкинули таджику телефон, с которого посылались эсэмэски с грозами и на глазах бизнесмена убили его выстрелом. И это было нормальный модус операнди их банды.

Дважды они убивали водителей машин просто потому, что им было проще убить водителя машины, которая им была нужна для дальнейших преступлений, чем угнать машину. Представляете ценность человеческой жизни для этих людей, которые, между прочим, не просто работали в ФСБ, а они полиграф проходили каждый год, по-моему.

Ю.Латынина: Как только пропаганда становится смешной, это значит, что она погибла.

Можно спросить, куда глядело начальство и как они проходили полиграф? И их на полиграфе не спрашивали: «Убивали вы или грабили?» Или это стало уже настолько привычной историей в этих органах, что там происходит всякое вымогательство, что люди отвечали на полиграфе, что было ясно, что они убивали и грабили.

Думали, да, все, но не в таком же размере. Не то чтобы когда они захотели испытать новый способ убийства как выпустить пулю так, чтобы нельзя было идентифицировать ружье, то взяли очередного таджика и выпустили пулю.

Так я, собственно, к тому, что сравните Синицу, который, может быть, мерзость написал, с деятельностью этих эфэсбэшников. А там сроки, извините, если Синица отсидит свои 5 лет, то я не думаю — там одному из них дали 12 лет — ну, и сколько он отсидит? Ну, вот он и отсидит 7.

И, кстати, о Бастрыкине я не договорила, потому что я хотела рассказать, конечно, что Следственный комитет у нас отличился. Напоминаю, что сейчас происходит большой спортивный скандал, связанный с тем, что нас, возможно, не пустят даже на Олимпиаду в Токио. И по этому поводу забеспокоились даже российские спортивные чиновники, которых раньше, если помните, ничего не задевало.

И вот тут генеральный директор того самого РУСАДА Юрий Ганус, которая отличилась во всех скандалах, заявил не более как о заговоре против отечественного спорта. Он заговорил о том, что кто-то намеренно внес изменения в переданную во всемирную допинговую организацию баз допинг-проб. И он сказал: «Нас предали. У нас отняли право быть на стороне правды. Спортивная организация России летит в пропасть, глубина которой сложно предсказуема. Это внутренний заговор против нашего спорта». И даже Ганус призывал найти тех, кто разрушает репутацию государственной власти.

Ну, такое впечатление, когда читаешь это интервью, думаешь: наверное, американцы, что-то опять «американка нагадила». Напомню, вслед за Мальгиным, замечательным нашим блогером, кого ругает господин Ганус и кто, собственно, внес изменения в эту самую базу данных. Напомню, что произошло. Эти изменения внесены за те два года, когда база находилась под арестом в Следственном комитете России. Из нее удалены сведения о положительных допинг-пробах российских спортсменах. То есть я напоминаю, что когда мы выиграли Олимпиаду в результате спецоперации ФСБ по подмене баночек мочи — это была первая в истории спецоперация, которая была связана с подменной баночек с мочой, — то всё начало рушиться, когда два человека, которые непосредственно были причастные к этой подмене, загадочно погибли. Третий — Родченков, — который всё это сделал, сбежал и вывез с собой копию электронной базы.

Ю.Латынина: Мы понимаем, что все наши обыски сейчас — это грабеж

И вот все эти годы WADA добивалась доступа к оригиналу базы. И все эти годы организация господина Бастрыкина отвечала, что у нас тоже идет следствие, кто же это сделал, и база находится под арестом. И вот теперь они ее передали, и оказалось, что она потерта.

Вот это, кстати, всё, что нужно знать об этом прекрасном ведомстве. Вот, видимо, ребята настолько привыкли фальсифицировать, что даже не обратили внимания, что они это потертое отдают людям, которые уже давно стоят на стрёме. И не сообразили, что не надо фальсифицировать, как бы это сказать, вещи, которые идут на экспорт.

Мы давно понимаем, что российское правосудие, вернее злосудие, оно неконкурентно на экспортном рынке. Вот кого ни объявляем в международный розыск, тех обычно снимают, если, конечно это просто не убийцы и наркоманы, потому что то, что мы пишем на экспорт, оно не лезет ни в какие ворота. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Опять Юлия Латынина и опять «Код доступа». И, между тем, пока происходят все эти вещи с развалом уголовного дела, власти решила разорить явно Навального. Подали против него иски: «Губмосгортранс», ГБУ «Автомобильные дороги», «Московский метрополитен». Вот «Мосгортранс» уже удовлетворен. Он потребовал компенсацию убытков за простой общественного транспорта. И, в частности, «Автодору» обязали выплатить 3,4 миллиона рублей, за газоны, которые были вытоптаны 27 июля. Прекрасное заключается в том, что если вы посмотрите на видео, вы увидите, что эти газоны вытоптаны бойцами Росгвардии, которые, действительно, абсолютно варварским способом идет по газонам.

Опять же вот к вопросу о небольшом количестве экспертов, которые занимаются этими экспертизами. Не смог московский «Автодор» найти экспертов нормальных в Москве и нашли каких-то сельских специалистов из Приморского края, которые подготовили эту бумагу. Но, видимо, тоже посмотрели видео с бойцами Росгвардии, вытаптывавшими газоны — решили, что это проклятые оппозиционеры заставили бойцов Росгвардии это делать. Вот это совершенно, конечно, дело о том, что иск государства к повешенному, что он не оплатил веревку.

То есть вот буквально тонтон-макуты вытоптали газоны, ботинки еще стоптали, дубинки, наверное, поломали. Слушайте, как же это Золотов-то еще за стоптанные ботинки иск не предъявил?

Но самое интересное, что ко всем этим прекрасным государственным организациям присоединился еще ресторан «Армения». Я считаю, что он опозорил древний и гордый армянский народ. И взыскал уже Тушинский районный суд с представителей оппозиции за то, что они нанесли ресторану «Армения» в 241 тысячу рублей.

Тут надо сказать, что ресторан предъявил бумажки, из которых следовало, что средний субботний доход ресторана — это 155 тысяч рублей. Вы скажите, откуда же больше? Они там вообще просили полмиллиона. Они заявили, что у них был банкет, который стоил почти 400 тысяч и который отменили. Причем когда спросили представителя ресторана в суде, чей был банкет, на сколько человек готовился и когда всё это происходило, так он не смог ответить на этот вопрос. А адвокаты еще сказали: «Смотрите, как интересно, на каждого посетителя банкета — 49 человек, — приходится 4,3 килограмма еды». Странно, что не 20 килограммов еды в этой ситуации ресторан «Армения» предъявил.

Ю.Латынина: Мы понимаем, что российское правосудие, вернее злосудие, оно неконкурентно на экспортном рынке

Я обращаю ваше внимание ровно на то, о чем мы только что говорили. Вдруг оказывается, что их не много. Представляете, сколько ресторанов было закрыто, когда эти тонтон-макуты вытаптывали газоны? А иски предъявил только один. Представляете, сколько в России действительно экспертов, которые могут написать экспертное заключение по делу о разжигании розни. А там вот эта учительница математики и педагог.

И, конечно, у меня по поводу этих исков сразу несколько вопросов. Вот, например, Собянин в субботу 14 сентября проводил парад коммунальной техники, и город тоже весь встал. Вот за тот день у ресторана «Армения» ничего не засохло, не отвалилось, не отказало?

И вообще, мы знаем, что после того, как «космонавтов» убрали с улиц, оказалось, что не надо закрывать в дни демонстрации ничего. Может быть, претензии ресторан «Армения» должен был адресовать как раз к тонтон-макутам, этим «путинским рыцарям», которые защищают дракона от девушек?

Понятно, зачем это всё делается. Хотя разорить Навального и хотят это сделать так, чтобы все эти репрессии происходили ниже радара. Понятно, что из-за иска ресторана «Армения» люди не выйдут на улицы. Но боюсь, что ресторан «Армения» зря в этой полез. Потому что, как я уже сказала, что, учитывая, что ресторан «Армения» оказался там один, помимо того, что мы можем сделать предположение о том, кто является настоящим владельцем ресторана, вот думайте всегда не о том, что есть ресторан «Армения», который предъявил иск, а что есть десятки торговых точек, которые сказали: «Мы этого предъявлять не будем», несмотря на то, что, как вы понимаете, на них давили.

И это опять же тот вопрос, что когда эти сторонники репрессий, сторонники фантастических исков оказываются в меньшинстве, это значит — как там сказал Владимир Ильич Ленин в свое время? — «Стена-то гнилая, ткни — и развалится».

А вообще, надо сказать, что есть такая штука в США, которая называется НРЗБ — это коллективные иски, которые предъявляют пострадавшие обычно или коммерческой компании, иногда даже государству. И вот у нас всё наоборот в кривом зеркале: у нас такой коллективный иск власти и присоединившегося к ней ресторана «Армения», который требует оплатить расходы с требованием оплатить расходы в связи с поломанными дубинками, пробегом автозаков, стертыми подметками. Хотя можно было просто не запускать автозаки в этот нелегкий путь.

И как раз, собственно, когда началась эта история с исками, я увидела другую новость, которая меня поразила в самую пятку, а именно торжественное объявление, что следователи предъявили обвинение командиру экипажа самолета «Сухой Суперджет», который разбился в «Шереметьево» в мае. Командир Денис Евдокимов. Ему тоже грозит до 7 лет лишения свободы, как и Светлане Прокопьевой.

Напомню, что Евдокимов — это тот самый пилот «Сухого Суперджет», у которого в самолет попала молния, после чего отключилась автоматическая система управления самолетом, и пришлось Евдокимову самолет вести вручную, как это делали бесчисленное поколение пилотов. Судя по всему, это ввергла господина Евдокимова в состояние шока, потому что самолетом он управлять не умел и, судя по всему, не учился. Любой ценой ему захотелось оказаться на земле. Он быстренько развернулся, сел с полными баками. Садил, судя по всему — поскольку, как я уже сказала, он не умел управлять в ручном режиме самолетом в direct mode, — садился с превышением скорости посреди полосы. Шлепнулся, отскочил, надо было взлетать, но, видимо, человек очень хотел оказаться на земле, он сел снова. Стойки шасси пробили топливные баки. Самолет загорелся, сам Евдокимов тут же выкинулся по веревке и обнял долгожданную землю. 41 человек погиб. 5 мая.

Ю.Латынина: Формула Штайнмайера — это хирургическая операция, наоборот, по внедрению раковой опухоли в тело Украины

И вот я читаю это новость. Она вас не царапает? Вы же, наверное, скажете: Всё правильно, вот человек, вот дает — виноват, пусть сидит.

А теперь я скажу вопрос встречный: а почему в США за такое не сажают? Ровно потому, что в США и в любой развитой стране есть механизм этого самого коллективного иска от пострадавших и их наследников. И, кстати, не к пилоту, а компании. В данном случае компания «Аэрофлот», которая, судя по всему, никогда не учила пилота управлять самолетом в режиме direct mode. А если она его учила, значит, она пропустила момент, когда он провали все тесты и допустила его к полетам, несмотря на то, что он не умел управлять самолетом. Вот он физически был как человек, которого, условно говоря, посадили в условную «Теслу», которая ездит сама, а потом — раз! — в у этой условной «Теслы» отключился автопилот, — а человек никогда не садится за руль.

Вот если вы попробуете поискать в английском сегменте, то вы заметите массу даже не просто случаев, когда засудили за что-то подобное авиакомпанию, а вы просто заметите гигантское количество адвокатских контор, которые предлагают на эту тему свои услуги, которые говорят: «Идите к нам, мы вас сейчас засудим». Вот типичное решение к авиакомпании Salven and transport. Наследники пилота, который погиб в аварии. Смысл иска: Покойник был новый пилот, его не научили использовать некий контрольный блок, который должен был придерживать закрыли самолета вверх, чтобы легко было грузить самолет на земле. Вот эту штуку, каким-то образом занесли в кабину, там она забилась под джойстик таким способом, что она мешала управлять самолетом. И это произошло в момент расширения компании. Там было 3–4 самолета. Потом они купили еще 12. Не научили этого пилота, по версии адвокатов, управляться… этот пилот просто не знал о существовании этого контрольного блока. Он у него каким-то образом попал под джойстик. Пока они выровнялись, было поздно. Да, этот блок не был внесен в чек-лист. 10 миллионов долларов.

Ю.Латынина: У нас каждый раз Следственный комитет в каждой бочке затычка

Вот другой случай. Сентябрь 2002 года. Пилот с матерью погибли на маленьком частном самолете во время ветреной погоды. Частный самолет. Иск влепили, знаете, кому? Государству агентству Federal Aviation Administration, потому что типа контролеры не предупредили, кто погода слишком ветреная. И никого, заметим, в этой ситуации не сажали. Иски гражданские.

Вот тут — то же самое абсолютно. Потому что у нас каждый раз Следственный комитет в каждой бочке затычка. У нас что-то затонуло, у нас что-то сгорело, у нас что-то разбилось — каждый раз то же самое. Сначала есть куча всяких ростехнадзоров, всяких инспекций, санинспекций, которые дерут деньги с бизнеса и заставляют его тратить деньги на взятки вместо того, чтобы тратить деньги, действительно, на решения по безопасности.

Несмотря, естественно, на все эти замечательные надзоры и инспекции, всё падает, горит и тонет. Потом появляется Следственный комитет, храбро сажает виновников. В случае известного, например, теплохода «Булгария» посадили какую-то многодетную мать, которая чуть не в коммуналке была. Она была виновата в том, что на нее эта «Булгария» была записана. Настоящий владелец, понятно, был, конечно, другой.

Вот сейчас в случае «Сухого» посадят капитана Евдокимова. А они все падают, они все тонут, они всё горят. Когда перестанут? Ровно вот когда «Аэрофлоту» придется отвечать рублем — по 10 миллионов долларов за каждого покойника. Вот сколько было бы тогда бабла? 410 миллионов долларов. Вот «Аэрофлоту» пришлось бы по-другому строить свою тренировочную программу. И дело тут не в том, что люди зарабатывают, получается, на смерти близких, когда они подают такие иски, а в том, что при такой модели плевать на безопасность становится финансово разорительно.

Сейчас единственным бенефициаром этих громких посадок, в том числе, иногда и финансовым являются следаки. Кого-то сажают для проформы как Евдокимова. Конечно, хрен с него возьмешь. А вон там, помните, владельца «Хромой лошади» посадили? Там раздербанили весь его бинес, причем продали по минимальной цене. Выплатили пострадавшим сравнительно не очень большие деньги. Но бизнес был оценен в копейку и продан нужным людям. Это так понравилось участником дележки, что они потом попытались проделать в том же самом составе — там даже имена те же — с аэропортом «Домодедово», но обломались.

То есть Россия сейчас устроена так, что если кто погиб или сгорел — это очередной бенефит следаку, а семье погибшего — фиг. И, соответственно, у меня возникает вопрос: почему у нас вообще Следственный комитет это расследует? Вот я посмотрела, кто расследует в США авиационные катастрофы. Выясняется, National Transportation Safety Board, Federal Aviation Administration, Transportation Security Administration, ну и иногда ФБР, если там произошло что-то из ряда вон выходящее.

То есть еще раз обратите внимание: никакой генеральный прокурор не расследует в США это дело и никакая полиция это не расследует. Это расследуют те люди, которые, собственно, являются профессионалами в этом деле. И это, естественно, различные авиационные бюрократические учреждения.

И знаете, как странно: с безопасностью полетов при этом дела обстоят гораздо лучше. Потому что там предлагают адвокаты получить вам компенсацию не то что если самолет разбился. Будете смеяться — они за турбулентность… Вот вы частое летите в воздухе, у вас случается турбулентность. Ну, действительно, самолет вообще не виноват. Нет, адвокат американские умеют добиваться компенсации даже в этом случае, если, допустим, вы в этот момент передвигались по салону не пристегнутый, а вам не сказали, что сейчас будет турбулентность.

Еще раз к вопросу о коллективных исках. Иски надо влепливать «Аэрофлоту» за то, что он не обучал пилота, летающего на «Сухом», а не Алексею Навальному за вытоптанный ОМОНом газон.

Много вопросов у меня по поводу формулы Штайнмайера, которую подписал украинский президент Владимир Зеленский. Напоминаю, что формула Штайнмайера — урегулирование положения Донбасса и Луганска в составе Украины — она заключается в том, что если в этих двух областях происходят выборы согласно законам Украины, то, собственно, им открывается дальнейший путь интеграции в Украину. И, конечно, очень хотел Кремль, чтобы Зеленский подписал эту формулу, потому что теоретически она открывает путь к тому, что сейчас хочет Кремль, а именно — к федерализации Украины.

Президент Зеленский сказал, что там ничего страшного — там пара обязательств. А вот бдительный Илларионов написал, что это капитуляция Украины перед Путиным. Я не сомневаюсь, кстати, что Зеленского будут за это мочить все его политические соперники. Но я все-таки предлагаю всем перечитать формулу Штайнмайера. Вот цитирую: «Закон вступает в силу в день голосования на очередных местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской республики, которые назначены и проведены в соответствии с Конституцией Украины и специальным законом Украины, регулирующим внеочередные местные выборы в вышеупомянутых районах.

Это технические вопросы. Скажите, как вы себе представляете, что там выборы будут проведены в соответствии с украинским законодательством? С моей точки зрения, Зеленский получает в руки хорошие карты. Он говорит: «Ну как, я вот пошел навстречу, я подписал эту бумажку, я же теперь не виноват, что наш украинский ЦИК назначали там Васю, Петю и Мишу членами избирательной комиссии в Луганск, их в Луганск даже не пустили, не говоря уже о тех, кто будет наблюдателями на этих выборах». Вот как вы проведете там выборы, в которых членов избиркома утверждает украинский ЦИК. Даже если вы проведете эти выборы, Украина всегда может сказать, что нет, не соответствует.

Конечно, это шаг опасный. Но он, на мой взгляд, рассчитан на две вещи. Первое: совершенно ясно, что значительной части украинских избирателей состояние «ни мира, ни войны», а постоянно стресса надоело, и они хотели как-нибудь замылить тему. Она для них перестала быть суперактуальной.

И Зеленский показывает, что не один он умеет играть в игру: «А давайте мы подпишем бумажку, которая ничего не значит, а потом будем спрашивать с нашего противника, что он его не выполняет». Понятно, что хороших шагов у Зеленского, действительно, нет в этой ситуации. Потому что очень просто: невозможно договориться с тем, кто не хочет договариваться. Потому что наличие мира или войны в Украине зависит от России, и если кто-то не хочет мириться, он всегда найдет способ не мириться.

Я напоминаю две вещи. Вещь первая: сначала план Путина, великий план Кремля был в создании Новороссии. Открыто произносилось это слово. Сурков был главным идеологом. Новороссия, как мы знаем, сорвалась. И после этого в Кремле заметили очевидную вещь, что они утратили значительную долю влияния на Украине, что было неизбежно. Потому что когда Янукович в розыске, огромные деньги… То есть если до Майдана, если до Луганска и Донецка, до аннексии Крыма Россия, конечно, очень сильно влияла на дела в Украине как непосредственно её присутствие, так и значительное количество русскоязычных избирателей, которые голосовали так, как хотелось России или как хотелось Медведчуку или как хотелось Януковичу, то сейчас это влияние, наоборот, всё меньше и меньше, даже несмотря на наличие того же Медведчука. Плюс огромные деньги на содержание всей этой бандитской братии в Донбассе и Луганске.

И возник другой проект внутри Кремля: запихать вот эту раковую опухоль обратно в тело Украины. Заметим, кстати, что Сурков, по-прежнему, насколько я понимаю, сторонник Новороссии. Просто есть люди, которые хотят, чтобы проект «Новороссия» не умирал. Поэтому, кстати, этим людям так категорически не нравился обмен пленными.

Если я правильно понимаю, на настоящий момент идея лично у президента Путина: он сторонник запихать эту раковую опухоль обратно, чтобы она отравила всю Украину. И в этом смысле формула Штайнмайера, безусловно, опасна. Потому что идея такая: «Давайте проведем в сепаратистских районах выборы. После публикации отчетов ОБСЕ о соответствии этих выборов стандартам ОБСЕ и стандартам Украины начнет действовать закон об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей»

Мы еще должны учитывать, что ОБСЕ — это такая ленивая и трусливая организация, которая частично коррумпирована… скажем так: отдельные представители которой — мы это прекрасно видели на примере российско-грузинской войны — просто коррумпированы Кремлем. Плюс это бюрократия, которой очень важно сказать, что «мы же подписали бумажку». Потому что, вообще, не стоит думать, что бюрократия европейская, она приличные Российского государства. То есть она приличней, потому что у нее другие стандарты, и ей надо иногда отвечать перед избирателями национальны государств.

Но, в принципе, надо понимать, что европейская бюрократия — это бездари и мерзавцы, которым не дают развернуться в полную силу. Никакого отношения к Европе XIX века они не имеют. Они бы это Европы никогда не построили. Они как раз ее помаленьку убивают. Им всегда важно сказать, что «мы подписали бумажку».

Я напоминаю, что очень смешная была ситуация в феврале 14-го года, когда во время Майдана, европейцы подписали бумажку с Януковичем о том, как будут проводиться выборы в Украине. Это было 21 февраля. Почему они подписали эту бумажку с Януковичем? Потому что Майдан не субъект для подписи бумажки. Они не могли подписать эту бумажку с Майданом, но им важно было сказать для себя, что «мы что-то делали, что-то подписали».

Естественно, что, поскольку революция не стоит на месте, то через несколько дней после этого Януковича снесли. Европейцы остались со своей бумажкой. А Россия потом долго ходила и говорила: «Вот какие кровавые европейцы: они подписали бумажку — и тут же сами её нарушили».

Вот что делают хирурги? Они вырезают раковую опухоль из тела человека. Вот формула Штайнмайера — это хирургическая операция, наоборот, по внедрению раковой опухоли в тело Украины. Но, тем не менее, не следует переоценивать опасность её подписании, потому что Украина всегда имеет возможность сказать: «Выборы не проведены в соответствии с украинским законодательством». А пока Украина охотно идет на все переговоры. Пока людей освободили и поменяли — это самое главное. А там либо ишак сдохнет, либо шах.

И, конечно, в этом смысле, действительно, безвыходная ситуация. Потому что я много раз говорила: легко создать ХАМАС — трудно его распустить. На территории Донецка и Луганска существует ХАМАС. Конечно, ситуация начиналась когда-то, если говорить уж совсем далеко, с ошибок самой Украины, мастерски эксплуатированных Путиным на фоне полной капитуляции Европы.

И проблема заключается в том, что действительно были некоторые вещи в политическом устройстве Украины, которые надо было сделать раньше, и тогда бы они пошли Украине во благо. В том числе, возможно, федеративное устройство. Сейчас это делать нельзя, потому что сейчас федеративное устройство Украины — в политике ничего не истина само по себе, всегда всё истинам, смотря по обстоятельства — и сейчас федеративное устройство Украины при наличии Луганска и Донбасса и при наличии этой вот хамасообразной конструкции — это, конечно, способ никогда не дать Украине стать полноценным государством.

В в принципе, я, конечно, не могу не привести замечательный пример страны Швейцарии, которую я очень люблю. Страна, в которой говорят на трех языках, не считая, собственно, швейцарского ретороманского. И знаете, никто не говорит, что «Франция такая большая страна, и она соседняя, она рядом, она сожрет. Давайте запретим в стране французский язык, давайте запретим в стране итальянский, давайте запретим в стране большой немецкий язык и будем все говорить не ретороманском». И вообще никто не парится по поводу того, на каком языке какой кантон Швейцарии говорит. И вот это федеративное устройство. И, тем не менее, эта страна чувствует себя единой.

Я вам расскажу прекрасную историю про образование Швейцарии. Это, вообще, про чувака, который стал моим героем. Звали чувака Шарль Пикте де Рошмон, и он был послом в Швейцарии на Венском конгрессе в 1815 году. Если вы помните, когда делили Европу после разгрома Наполеона. И, собственно, он был представитель Женевы, а Женева до этого была в составе Франции и она только-только вернулась в Швейцарию, потому что после падения Наполеона её, конечно, у Франции отобрали.

И если вы посмотрите на карту Швейцарии, вы увидите, что Франция прямо обволакивает Швейцарию со всех сторон. И вот у Пите — Рошмона была удивительная задача. Ему поставили граждане Женевы, бюргеры. Они сказали: «Слушай, парень, у нас есть два предложения. Во-первых, конечно, Женева должна быть в составе Швейцарии. Во-вторых, у нас есть проблема, потому что некоторые земли, они, строго говоря, управлялись из Женевы. Некоторые буквально чересполосицей — кусочки территории — были французскими. Поэтому, пожалуйста, эти французские кусочки территорий тоже включи в состав кантона Женева. Но, пожалуйста, не бери слишком много, иначе будет много католиков. А мы, протестантская Женева, не хотим получить слишком много французской территории».

Это была абсолютно гениальная история, потому что как Пикте де Рошмон это устроил — это особое дело. Потому что все-таки в этот момент судьбы Европы решал русский император Александр I. А воспитатель его был швейцарец по имени Лагарп. И Пикте де Рошмон нашел ход к Лагарпу и министру иностранных дел Александра Каподистрия, который был грек, но учился в Швейцарии. И они ему оба говорят: «Бери больше. Давай возьми вообще Франции до самых гор». А Пикте де Рошмон: «А больше не надо».

Так вот, в идеальном мире, где существует сферический конь в вакууме, конечно, было бы замечательно, если бы Украина была устроена по образцу Швейцарии, и она бы решила именно по образцу Швейцарии все свои проблемы с различными языками, на которых говорят внутри Украины, и с различными политическими ориентациями различных областей. Был бы кантон Одесса, кантон Львов, у каждого свой герб, парламент. Страна с разными языками, но, тем не менее, абсолютно единая. И, конечно, там, в Швейцарии никто особо не захочет присоединиться к Франции.

Но, поскольку это не реализовали в 93-м году, то в 2019 это нереализуемо, потому что это отравлено и потому что этого, к сожалению, хочет Кремль и Владимир Путин, который мастерски умеет использовать ошибки, чтобы делать гадости. Но еще ни разу не создал из этих гадостей что-то хорошее для России.

Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире