Время выхода в эфир: 21 сентября 2019, 19:07

Ю.Латынина Добрый вечер! С вами Юлия Латынина. Код доступа, как всегда в это время по субботам. Смотрите нас на YouTube «Эхо Москвы», на моем собственном YouTube. Я вернулась к прежнему формату. Нам очень важны ваши подписки и лайки.

Мы поговорим, конечно, о куче вещей: об итогах выборов, и о неприятном проколе Навального с Юнеманом, который ничуть не отнимает у Навального — и на солнце есть пятна. Я обязательно поговорю про электронное голосование, потому что там всё обсуждают, почему такой странный результат электронного голосования, почему голосовали электронные подписчики за «Единую Россию», обсуждают умные слова, произносят: «блокчейн», «цифровая подпись», говорят, есть ли там уязвимости. Я вам скажу, что там уязвимость есть и знаете, какая? Это голосование электронное происходит в России. Это такая внецифровая уязвимость. А всё остальное более-менее нормально.

И, конечно, я позволю себе теперь уже, после выборов, когда конюшня сгорела и лошадь спаслась, подробный разбор полетов. И, конечно, поговорим об Устинове и начнем с якутского шамана Александра Габышева, который шел в Москву изгонять злого духа — Путина. Но был схвачен по дороге, видимо, тоже неизвестными злыми духами, видимо, ими же арестован сначала за организацию экстремистского сообщества, а потом отправлен на медицинское освидетельствование на предмет нормальности.

Тут у меня вопрос. У меня тоже есть подозрение насчет психической нормальности господин Габышева. Но вот в чем проблема. У нас есть деревня Большая Ельня в Нижегородского области, где живет секта поклонников Владимира Владимировича. У них даже мироточит икона с изображением Путина. И, вообще, если вы наберете в Яндексе «икона Путина», вам высветится масса изображений. Например, в ЛНР есть икона — можно посмотреть — с изображением Путина. Блогер Денис Казанский ее опубликовал.

На выставке в тульской детской библиотеке висит картина, вы не поверите, там не только президент Владимир Путин, но даже и премьер-министр Медведев. Путин — в золотых доспехах, в колеснице, от него исходит божественное сияние, вот это самый персидский. В компании с Богородицей. Почему-то у младенца не лицо Владимира Владимировича, а не знаю, чье.

И вот у меня вопрос: А вот эти люди нормальные? К ним претензий у правоохранительных органов нету? Вот эта секта поклонников Путина, там ее возглавляет как раз та дама, которую зовут матушка Фотинья. Она утверждает, что знает Путина еще с тех времен, когда он был князем Владимиром, а она княгиней Ольгой.

Ю.Латынина: Чем помешательство отличается от религии?

А еще она утверждает, что раньше президент Путин был апостолом Павлом. Поскольку дама не очень глубоко знает христианство, она упускает возможность сказать, что она была спутницей Павла прекрасной Феклой или прекрасной Еленой, которая сопровождала, правда, не Павла, а его альтер эго Симона Волхва.

Так вот эта самая княгиня Ольга… правда правоохранительные органы не знают об ее правоохранительной деятельности, когда она была княгиней Ольгой и Зоей Космодемьянской и царицей Савской, а знают, что в прошлом она была мошенницей и даже сидела а мошенничество. Так вот матушка Фотинья не вызывает вопросов у правоохранительных органов, когда они там пляшут вокруг мироточащей иконы Путина или объявляют его новым апостолом Павлом.

Вообще, интересно, чем помешательство отличается от религии? Конечно, это такой сложный вопрос, потому что, видимо, религия — это такой вид помешательства, в который верит не один, а много человек. Вот если ты один человек и заявишь, что ты Наполеон, то ты, видимо, псих. А вот если ты говоришь, что ты бог, сын бога и спустился на землю и у тебя много последователей, то даже после того, как тебя распяли на кресте за восстание против Рима, последователи скажут: «Ничего. Парень воскрес. И сейчас через некоторое время вернется и посадит нас на золотые троны и всё будет в порядке». Даже если золотых тронов никто не дождется в течение двух тысяч лет, то всё это будет продолжаться и продолжаться.

Кстати, я только что закончила книжку очередную про христианство, как раз прогностическое христианство. И мой научный редактор, замечательный редактор, лучший, который у меня был — Александр Соловьев, — просто услада души, — прислал мне по поводу этого шамана изысканное на просторах интернета сообщение, что когда этот шаман шел — там же у него были сообщники (12, не 12, сложно сказать, но они были очень потертые), — так вот, чтобы служба захвата могла отличить зачинщика, внедренный информатор поцеловал шамана.

После этих событий многие из примкнувших экстремистов стали отрицать свою связь с ним. Один из подозреваемых в трех интервью подряд заявил, что не знает шамана. «А тем временем стало известно, что в недалеком прошлом президенту докладывали о возможном рождении шамана, которому все-таки удастся завершить аналогичную миссию. И именно с этим эксперты связывают недавние массовые отравление в детских садах». Конец цитаты. Подарок души!

Конечно, возвращаемся к Устинову. И самое уязвимое существо на свете, как выяснилось у нас на этой неделе — это московский омоновец. Ну, куда там тургеневской барышне или содержанке из гарема. При виде этих невыносимых нравственных и физических страданий омоновца Александра Лягина, которого мы все видим пленке, как храбро он вчетвером бил лежащего на асфальте Павла Устинова, который, кстати, совершеннейший единомышленник — обратите внимание — этих омоновцев. Он и сам служил в соответствующих войсках. Он настолько далек от политики, насколько возможно быть далеким недалекому и, в общем, ограниченному человеку.

И вот настолько усердно били Устинова, что омоновец Лягин повредил в ходе избиения плечо, и это причинило ему такие тяжкие моральные страдания, что судья с говорящим именем Криворучко оценил их сначала в 3,5 года. Господин Лягин в результате получил всенародную известность, стал героем многих литературных произведений, из которых мне больше всего понравилось два. Это частушки. Первая: «На поле танки грохотали, солдаты шли в последний бой, а молодого росгварейца несли с потрогано рукой». И вот еще: «Полюбила росгвардейца, пригласила на ночь в дом. Отвечает: «Не надейся, можем только впятером».

Дальше я частушки не буду читать, потому что имеют совершенно неприличный характер. Но я вспомнила по поводу росгвардейцев наших о такой страшной болезни, которая называется буллезный эпидермолиз. Потому что это на самом деле страшная болезнь, когда у человека, у ребенка до него дотронешься — и у него кожа слезает, у него пузыри ужасные образуются.

И вот я заподозрила, что эти ребята потому ходят в латах, что они на самом деле в Росгвардию берут только страдающих буллезным эпидермолизом. И если до них дотронешься, то, соответственно, у них пузыри тяжкие моральные страдания. А уж если в них запустили пластиковым стаканчиком, я думаю, будут просто легенды ходить, будут собираться ветераны «Альфы», «Вымпела» и Росгвардии, и ветераны «Альфы», будут рассказывать: «Я штурмовал Кабул», а ветеран «Вымпела» будет рассказывать, как действительно, еще умирали в Беслане». А вот росгвардеец скажет: «Это что! А вот в меня как пластиковым стаканчиком запустили!..»

Потому что согласитесь, это не буллезный эпидермолиз, то что это может быть? Это тогда психология. Вот посмотрим на это видео. 4 человека. Стоит человек, смотрит в экран мобильника. На него внезапно набрасываются эти 4 пятнистых человека в латах. Человек инстинктивно делает шаг назад, закладывают руки на спину, защищая мобильник (как известно это самая драгоценная часть тела современного молодого человека). Валят на землю этого бедолагу. Их уже 10. Не земле избивают, как я уже сказала, так усердно, что один вывихивает от усердия плечо.

Ю.Латынина: Если нормальных выборов нету, то делай их хоть электронными, хоть позитронными, толку не будет

После этого судья Криворучко говорит, что «я записи не верю, а я верю показаниям гвардейца Лягина, который сказал, что молодой человек чего-то кричал и что он усиленно сопротивлялся.

И вот я думаю: если это люди, не страдающие буллезным эпидермолизом, то, может быть, там какие-то проблемы? Ну, например, какая половая принадлежность этих особей? Может показаться, что хомо сапиенсы и мужчины. Но это возможность я решительно отвергаю, потому что мужчины у Хомо сапиенс не бросаются вчетвером на одного и не бьют лежачего. Такую чудовищную клевету, что это мужчины, я решительно отвергаю. Кроме того я не верю, что настоящий мужчина после того, как он вчетвером в броне избил беззащитного человека, будет жаловаться, что этот беззащитный человек своими зубами испортил ему ботинки или вывихнул плечо. Жуткая была бы клевета на самца Хомо сапиенс.

Возможно, скажете вы, что это были женщины. Но случаев, что женщина так себя вела, тоже не зафиксировано. Возможно, вы скажете, что это были геи и лесбиянки. То же самое. Геи, как мы знаем, вели себя по-другому. Вот геи Гармодий и Аристогитон и свергли тирана Писистрата. А геи Пелопид и Эпаминонд возглавляли в Греции Священный отряд весь состоявший из любовников и возлюбленных. И отряд этот много лет назад полег спина к спине на поле битвы против Филиппа Македонского, и Филипп, когда посмотрел, как они умерли, сказал: «Да, нехороший тот человек, которых находит в этом что-то постыдное».

Вот я думаю, что эти ребята, пятнистые «космонавты» вряд ли бы полегли спина к спине на поле битвы против Филиппа. И я точно думаю, что Филипп бы по их поводу ничего такого не говорил. Лесбиянки тоже вроде были, знаете, амазонки, приличные дамы.

Таким образом, эмпирическим путем мы приходим к тому, что есть еще какая-то разновидность сексуального поведения человека. Вот есть мужчины, женщины, евнухи, геи, лесбиянки, квиры, асексуалы, демисексуалы, есть маньяк, который получает сексуальное удовлетворение, когда он избивает и мучает людей.

Вот есть еще нацгвардия. Они, конечно, очень существенно отличаются от маньяков, потому что тот набрасывается на людей в одиночестве, а эти обычно не меньше, чем вчетвером. И кроме того, если они отбивают себе кулак, то с помощью судьи они потом сажают свою жертву. Так что правильно, девки, не ходите замуж за росгвардейца. Вот представьте себе: даст он вам в лоб кулаком, отшибет палец — и посадят потом на три года.

И, конечно, я думаю, что это духоподъемная история, потому что когда у власти такие защитники, то напрашивается вывод, что век ее будет не очень долог. И удивительная вещь произошла с историей с Устиновым. Сначала казалось, что всё будет как обычно. Ну да, есть видео, на котором его избивают. Но судья Криворучко не верит видео, а верит показаниям этих замечательных людей. Поднимаются какие-то голоса в его защиту. Подписываются артисты.

Вот 8 сентября в Перми актриса на премьере спектакля болгарского режиссера Дианы Добревой делает поддержку Павла Устинова, после чего тут же появляется информация, что ее увольняют. И режиссер оскорблен до глубины души и рассказывает, что режиссер спектакля расстроена таким поступком артистки до глубины души. Диана вне политического контекста России, ей испортили карьеру.

А дальше вдруг к этим людям, которые думали, что они ломятся в наглухо запертую дверь, — дверь распахивается и за этой дверью кого только не оказывается. Сначала оказывается какой-нибудь Антон Красовский. Ну, это ладно. Дальше пошло — «Первый канал»… Там были прекрасные люди. Вот когда подписались несколько сотен православных священников, я с радостью увидела, что не вся православная церковь российская — я это знала, у нас есть Кураев, — но, тем не менее, не вся российская православная церковь ограничивается патриархом и его часами Rolex.

А дальше пошло — «Первый канал»… Турчак раскрыл свой рот. Ну, мы-то думали, что Турчак сейчас раскроет рот и скажет, что этого Устинова надо отходить железным ломом силами работников службы безопасности завода «Ленинец». Соловьев, который выражал благодарность имперским штурмовикам, аж взвизгивая от усердия, и назначает ему адвоката Кучерену. И сам лидер этих фарфоровых солдатиков Урфина Джюса Золотов — помните, как в анекдоте: «За что сидишь?» — «Ни за что». Врешь, ни за что «трешку дают» — сказал: «Вот чего ни за что давать три года? Я бы «ни за что» дал домашний арест», — сказал Золотов.

И уже отпускают под подписку, и все гадают, что такое, да неужели у нас такое мощное народное движение, что власть решила его возглавить? Или неужели это Соловьев лично… Вот я не могу не процитировать Соловьева: «А о Павле Устинове вы подумали? Пока только Тина Канделаки и я предложили… Хайп — это прекрасно Павлу Устинову кто будет помогать?» Неужто это правда, Соловьев помог?

Ну, конечно, очень просто. Помог никакой ни Соловьев и не Турчак. Это дело Собянина, Вайно и Кириенко, в общем, людей, к которым всех вышеупомянутых особей в приемную пускают только туфли чистить — этим людям. Они пошли к начальнику и объяснили, что его разводят. Потому что, разумеется, там начальнику никто не объяснял, что никаких беспорядков вообще нету, что силовики пытаются высосать дело из пальца, что народ вышел отстаивать свои права. Объяснили другое: «Владимир Владимирович, вас разводят силовики, которые хотят вам рассказать, как они доблестно защищают вас от страшного Устинова, который набросился на фарфорового нацгвардейца Лягина».

И это, действительно, очень важная история, потому что то, что происходит сейчас в России — мы, бесспорно, сейчас живем в переломном моменте, этот переходный момент, как всегда имеет много измерений. Как всегда, любой кризис — это время возможностей. Протесты общества — это только одно из измерений.

Ю.Латынина: Силовики не умеют заниматься бизнесом, не умеют управлять гос-вом, умеют они разоблачать заговоры

Практически то, что произошло в России — это начался процесс транзита власти. И в борьбе за эту будущую власть теперь есть две группировки: вот этих самых «фарфоровых силовиков» — Сечиных, Володиных, Патрушевых и примкнувший к ним Бастрыкин, — и гражданская группировка, которая, в общем, не хочет, чтобы в России начался коммерческий 37-й год. Собственно, он уже немножечко начался.

Но вот на наших глазах то «московское дело» о массовых беспорядков, которое бытаются организовать силовики, разваливается. Сейчас я постараюсь объяснить технологию этого разваливания. И, вообще, дело Устинова в этом смысле — это третья серия долгой войны, о которой я хочу поговорить. И, разумеется, всё это было бы совершенно невозможно без действий именно общества: без писем, без артистов, без пикетов. Вот без Соловьева и Турчака это было бы совершенно точно возможно. Вот нужно понимать, что эта пенка на известном веществе, она плавает, она видна, и создается впечатление, что она там что-то решает.

Вот решение принимали тяжеловесы и просили Путина, и решение принимал Вайно. Простите, они не могли бы без серьезного напора настоящих оппозиционеров, и, собственно, это очень большая история. Потому что как бы эта история технологически не происходила — мы сейчас к этому вернемся, — напомню, что Владимир Владимирович у нас никогда не прогибался. Это была его метка — не реагировать ни на какие выступления.

Вот была замечательная в 2004 году для меня абсолютно знаковая история, когда в Карачаево-Черкесии зять президента Бадыева Алий Каитов расстрелял прямо у себя на даче 7 человек. Эти 7 человек тоже были какие-то приблатненные, как все в Карачаево-Черкесии владельцы заводов, тем не менее, он просто расстрелял человека и фактически его 6 охранников. Всем это было известно, это было в центре города. Выстрелы звучали, толпа потом огромная в несколько сот человек заняла Дом правительства и президент Бадыев сказал человек окошко.

И даже этого Каитова посадили. Но сидел он, как вы понимаете, как 5-звездочном отеле, пока не вышел. Но президент Бадыева не уволили. Это было принципиально на тот момент для Владимира Владимировича, потому что под давлением общества он у нас не прогибался. То есть он не реагировал, потому что у него не было в лексиконе слова «реагировать», у него было в лексиконе слово «прогнуться».

И тогда я подумала, что в какой-то момент, когда эта система пойдет в разнос, реагировать придется, и тогда это будет действительно очень заметно и тогда это начнет лавину политических изменений. И сейчас мы практически стоим в начале этой лавины, которая, собственно, началась даже не с делом Устинова, а с делом Голунова.

Но прежде, чем к этому вернуться, я просто поздравлю Алексея Навального, который показал себя в этой кампании как единственная политическая сила в России, у которой есть активный избиратель, то есть избиратель, готовый приходить голосовать и защищать свой голос. Потому что у всех остальных политических сил, избирателей нету. Да, у них есть ОМОН, страдающий буллезным эпидермолизом, есть бюджетники, чиновники, аппарат насилия. Избирателей нет. Умирать не пойдут — только убивать. Избиратель есть у коммунистов бесспорно. ЛДПР — я тоже сомневаюсь, что этот избиратель пойдет за них на улицу.

И Кремль высоко оценил заслуги Навального. И в той войне, которая сейчас развязана против общества, были атакованы главные позиции врага: разгромлен 41 штаб из 45. Причем сплошь арестовывают технику.

Обратите внимание, тут недавно посадили какого-то прапорщика ФСБ, который занимался добычей изюма из булочек. Он воровал прямо у ФСБ компьютеры, разбирал и продавал детальки. Вот, конечно, не там занимался этот прапорщик, потому что надо было ему входить в состав опергрупп, которые сейчас громили штабы Навального, потому что, как вы понимаете, технику они в конечном итоге никогда не отдают. Что они с ней делают, сложно сказать. Но надо было этому прапорщику чуть-чуть в другом месте работать.

У меня, кстати, вообще, хорошая идея, как избавиться от преступности целиком в России. Вот недавно город Сан-Франциско избавился от преступности тем, что он решил переименовывать преступников, называть их социально пострадавшими гражданами.

Мне кажется, что мы тоже можем провести подобный эксперимент, только другой — просто принять всех этих прекрасных людей в Росгвардию. Тогда, если у вас возникнет какой-то человек… вот любой муж, который бьет бабу, любой грабитель, любой насильник, — просто, если всех этих людей принять в Росгвардию и сказать, что всё, что делает «Росгвардия», это правильно, а каждый человек, который пострадал от Росгвардии, является преступником, агентом Госдепа и агентом мировой закулисы, — и таким образом, у нас будет решена проблема с преступностью. Собственно, он более-менее так сейчас и решается.

Так вот Кремль в ходе этих кампаний по зачистке Навального тем самым признал, что Навальному удалось построить политическую партию без политической партии и главным лозунгом ́той партии: «Россия без Путина». Это нормально. Потому что совершенно не обязательно иметь программу, в которой написано долго, что именно нужно делать, потому что вот есть известная предвыборная программа Моисея, которая звучит как «не убий и не укради», — она не указывает, чего именно надо делать, она просто указывает, чего не надо делать.

Ю.Латынина: Это не было голосование с задачей избрать, а голосование было с задачей показать фигу власти

Вот программа Навального «Не воруй», конечно, это очень оскорбительная программа для власти, потому что главной духовной скрепой у власти является считается воровство по той уважительной причине, что каждый, кто чего делает, то и считает скрепой.

И, собственно, то, что произошло на этих выборах совершенно неожиданно, на мой взгляд, это конец режима, который можно называть электоральным авторитаризмом. Под электоральным авторитаризмом — научное слово такое тяжелое — я разумею режим, который вроде как неформально вы понимаете, что он авторитарный, но все равно за него голосует большинство.

И вот мы видим, что на этих выборах совершенно точно в Москве не голосовало большинство за «Единая Россия» и за власть, потому что произошли вещи невероятные, которые были бы невозможны без «умного голосования». Потому что как прокатили главного московского единоросса Метельского или как избрали человека, которого никто не видел во время предвыборной кампании, которого звали Александр Соловьев.

Напомню, что настоящий Александр Соловьев был оппозиционер, его сняли с выборов. Вместо него выставили спойлера, а потом сняли вообще всех. И тогда Соловьев настоящий призвал голосовать за Соловьева Ненастоящего. Но было понятно, что этот человек сольется в первый же момент. Но это не было голосование с задачей избрать, а голосование было с задачей показать фигу власти. Показали славную фигу, избрав этого Соловьева.

И, конечно, фантастическая была история, когда прокатили Валерию Касамару. Избрали вместо нее ингуша Магомеда Яндиева, который как человек… наверное, как человека, я гораздо больше предпочту Валерию Касамару, но как знак и как символ, естественно, голосование за Яндиева было очень правильное.

Мы увидели при этом, что Навальный не один. Как раз у него есть команда. Мы увидели, что невероятно поднялись политически и Яшин и Соболь на этих голосованиях. Вот раньше была кремлевская методичка о том, что Навальный, он единоличник, а теперь мы видим, что как раз Навальный — это организация и команда. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. Опять «Код доступа». Напоминаю, что смотрите на YouTube «Эхо Москвы» и на моем собственном YouTube, ставьте лайки.

Я говорила о победе Навального на выборах и о том, что, как мы видим, Навальному говорили, что он не можем блокироваться, — вот на это раз мы видим, что он как раз заключил, конечно, политический союз, в том числе, и с коммунистами. Он был, этот блок, бесспорно. И, собственно, этому союзу обязан поражением Роман Юнеман в 30-м округе в Чертаново.

Ю.Латынина: Поздравлю Навального, показавшего себя единственной политсилой в России, у которой есть активный избиратель

Вообще, о кейсе Юнемана я поговорю особо, как я уже сказала. На мой взгляд, это главный прокол Навального. Ни критичный, но обидный. Вот знаете, ко мне как-то привязались — я в одной своей книжке написала, линия гор колебалась как стрелка осциллографа, и стали всякие тролли меня страшно троллить, что у осциллографа нет стрелки. Не критично, но обидно.

Действительно, нет. Потому что вот Юнеман — это такая стрелка осциллографа. Хотя, впрочем, там еще проще, потому что человек, который был соперником Юнемана из стана коммунистов и которых был рекомендован «умным голосованием», его зовут Жуковский, он просто давний союзник Навального, они там сотрудничали по «РосЯме» и так далее. И совершенно нормально было бы призывать Навальному призывать голосовать за своего давнего союзника. Но вот только зачем в данном случае называть это «умным голосованием» и, тем более, распространять какие-то ужасные, мерзкие слухе о Юнемане, типа он ставленник Малофеева, посланный, чтобы разделить голоса оппозиции?

Но еще раз повторяю, что это всё мелочи. А так я уже сказала, я хочу сейчас заняться восстановлением траектории событий, как мы дошли до жизни такой, как появились на улицах Москвы все эти «космонавты», такая Неофициальная история конфуцианцев». Есть такой роман китайский. Вот неофициальная история. Давайте поговорим. Борьба бульдогов под ковром. Кульминация, которая случилась в кейсе Устинова.

И начнем с того, что Кремль не идин. Вот с точки зрения классовой теории марксистской Кремль не един. Вот с точки зрения ущербного марксизма, потому что, собственно, марксизм ущербен? Вот «Игра престолов» не имеет места быть, потому что Старки и Ланнистеры являются представителями одного и того же правящего класса.

В общем, «Игра престолов», если бы ее писал марксист, она была бы не очень реалистичным и не очень интересным произведением, если бы она описывала борьбу против правящего класса, борьбу низов против Старков и Ланнистеров. Потому что, конечно, в «Игре престолов» народные демонстрации — кстати, это настоящие демонстрации с применением насилия в отношении представителей власти, — они не играют там большой сюжетной роли, а главные перипетии происходят все-таки внутри правящего класса.

Вот мы займемся нашей «Игрой престолов». У нас, грубо говоря, наши Старки и Ланнистеры — это силовики, с одной стороны, и, с другой стороны, самые различные люди, которые не хотят 37-го года, наши Берии и наши Микояны. Потому что, как я уже много раз говорила, что силовики в тот момент, когда они видят, что Путин начинает лишаться общественной поддержки, готовы предложить Путину свою поддержку, причем, естественно, как только у Путина оказывается поддержка силовиков, он лишается поддержки всех других слоев общества, в том числе, вполне для него лояльных, потому что силовики не умеют заниматься бизнесом, не умают управлять государством, умеют они только разоблачать заговоры, а если заговоров нет, они их создают.

И, конечно, чем менее компетентен путинский чиновник или путинский друг и чем меньше он умеет, как бы сказать, осваивать бюджет правильно, тем больше он тяготеет к силовикам. В этом смысле посмотрите, кстати говоря, какая разница между питерскими и московскими выборами. Потому что в Питере до сих пор чего-то там не могут досчитать.

Да, в Москве всех поснимали с выборов, но вышеуказанные Яндиев и Соловьев все-таки победили на выборах. А Касамара и Метельский все-таки пролетели. А представьте себе, что в Москве бы творилось с выборами в непосредственном физическом подсчете — вот то, что творилось в Санкт-Петербурге, когда исчезали бюллетени, когда избивали наблюдателей, когда их выталкивали, — и мы понимаем, что в прошлую субботу вся Москва бы вышла на улицы, было бы повторение Болотной-2.

Ю.Латынина: Не верю, что настоящий мужчина после того, как он вчетвером в броне избил человека, будет жаловаться

Так вот я начну в моем рассказе с акта первого, с истории Голунова, когда два почтенных, хотя не самых высоких члена партии силовиков подкинули какому-то журналистишке, который решил писать про их «похоронный бизнес», наркотики.

Поскольку всё, что они делают, они делают косо и криво, они не заморачивались, чтобы это было хорошо сделано. Потому что, в принципе, опытный опер мог бы придумать массу комбинаций, которые сделали всю историю очень мутной и было бы очень сложно вписываться за Голунова.

Но тут история оказалась простой как табуретка. Голунов первоклассный журналист первоклассного издания, знаменит скрупулезными расследованиями. Нам показывают снимки квартиры, где обнаружены наркотики и это снимки не его. И самое главное, в деле отсутствует прослушка Голунова, из которой ясно, что он кому-то пытался сбыть наркотики или какие-то разговоры, которые можно было бы интерпретировать таким образом. И в деле отсутствует самое главное, что всегда должно присутствовать в нем — сбыт, попытка сбыта. А если вы, действительно, берете наркоторговца, то вы должны его брать в тот момент, когда он вашему агенту пытается продать наркотики.

И за Голунова выходят люди, впрягается масса народу. Венедиктов и Муратов идут к Горбенко. Маргарита Симоньян идет к Громову. И сразу три человека, принадлежащих к партии власти — Громов, Собянин и Песков (даже Громов) — рассказывают Путину, насколько я знаю, что это липа. И Голунова отпускают и партия ФСБ — Сечин, Володин, примкнувший к ним Бастрыкин — получают гигантское поражение, чисто аппаратное. И, я думаю, что они таят при этом сильный зуб на Собянина. И, я думаю, дальше вся эта история с выборами в Мосгордуму, она в значительной степени была связана с этим зубом. Потому что, ну что такое выборы в Мосгордуму? Это вообще ничего Я уже много раз говорила. Ну, в Питерском заксе сидят оппозиционеры: Вишневский и другие прекрасные люди. Чего они могут? Ничего.

Для Собянина главное было — тихие выборы. Он вообще, действительно, в этой истории, судя по всему, мало участвовал поначалу. У него было два кандидата: Нюта Федермессер и Валерия Касамара. Касамара — потому что Кузьминов, ректор Вышки попросился на выход. Надо было округ сохранить за Вышкой. Ну вот, пожалуйста, вам — проректор Касамара. А Нюта Федермессер — потому что вот, действительно, пришла пора власти показывать каких-то приличных людей, чтобы занавесить ими срамное место.

Дальше происходит могучее снятие в час Х, когда оппозиционеры приносят подписи, и вся вертикаль власти от Турчака и администрации президента, у которых свой интерес в этой истории, и ФСБ и собянинских людей, которые отвечают за выборы, у которых свой интерес в этой истории, — они понимают, что полная задница. Потому что подписи качественные, подписи означают, что эти люди выигрывают выборы, а тихо их снять не получится.

Администрация, судя по всему, снимает всех людей Навального. Гудкова — вы будете смеяться — снимает ФСБ с формулировкой «это пятая колонна и агент Ходорковского». Насколько я понимаю, Собянин, который был очень рассержен историей со снятием Нюты Федермессер, я думаю, что он навальновских все равно бы снял, потому что у него был зуб, конечно, и на Соболь и на Яшина, но он снимает еще напоследок и «Яблоко». Как я себе представляю — еще раз — вот это процесс снятия.

Ю.Латынина: Они ходят в латах, потому что в Росгвардию берут только страдающих буллезным эпидермолизом

И очень важная вещь происходит. После того, как произошло это снятие с дикой наглостью и людям, которые оставляли свои подписи, говорят: «Вы знаете, нам тут эксперты сказали, что ваши подписи липовые, а если вы говорите, что ваши подписи настоящие, то мы вас не будем слушать». Ну, так же, как судья Криворучко говорит: «Я не буду смотреть видео. Мне достаточно показаний гвардейца Лягина». Вот точно так же челны Мосгоризбиркома сказали: «Мы не будем слушать ваших утверждений, что ваши подписи подлинные, потому что нам достаточно показаний наших экспертов.

Тут же собирается небольшое количество людей, стучатся в мэрию. Ничего не происходит, заметьте, никаких «космонавтов» не появляется. Они идут в Мосгоризбирком, который находится в 300 метрах от Кремля. И тут происходит переломный момент этой истории, потому что, насколько я понимаю, видимо, в этот момент Путин докладывают — докладывает партия силовиков, у которых зуб на Собянина вообще и в истории с Голуновым, в частности, — и, судя по всему, они сказали примерно следующее: «Вот тут Собянин развел у себя в Кремле Майдан».

Почему я так думаю? Ну, помимо того, что я что-то слышала, это, вообще, стандартное обвинение. Напомню, что та же самая партия силовиков рассказывала Путину про Медеведева, что он развел Болотную.

Вот, таким образом, эта административная плюха… была двух зайцев одним камнем. Во-первых, состряпать дело о ликвидации Майдана, во-вторых, нагадить Собянину. Собственно, после того, как Собянин получает звонок с самого верха с формулировкой «А чего у тебя тут? Что, Майдан?», он, естественно, берет под козырек и начинается та сплошная зачистка, которую мы видели.

Это первая часть Марлезонского балета. Дальше начинается дело, то самое гигантское дело о массовых беспорядках, частью которого было дело Павла Устинова, которое планируется как гигантское дело о зачистке врагов режима. Хватают Устинова, который вывихнул плечо избивавшему его омоновцу. Хватают Егора Жукова. Жукова мало того, что студент Вышки, он парень не простой, у него отец из отряда космонавтов. И объявляют наши силовики, что Жуков, он зачинщик всей этой истории, он экстремист, он террорист, и он руководил цепью, которая прорывала ОМОН.

И адвокаты Жукова говорят: «Но это же не он» И «Новая газета», в которой я, в частности, работаю, и ее председатель совета директоров Дмитрий Муратов просят своих корреспондентов, которые отснимали километры не видеопленки — терабайты кадров во время этих демонстрация, — посмотреть, правда это Жуков на пленке, на которой человек командует цепью, которая идет на ОМОН. И просмотре терабайты видео, «Новая газета», люди, которые смотрели часами, видят, что есть кадр, на котором человек, который командует цепью и Жуков стоят рядом. Жуков при этом ничего не делает, а человек командует. Они, действительно, очень похоже одеты, но это не Жуков, то есть это физически не Жуков. То есть заявление силовиков о том, что Жуков — это страшный человек, который командовал прорывом ОМОНа, — а понятно, что на начальника это очень действует, на начальника даже пластиковый стаканчик тоже является таким символическим вызовом: уж если пластиковый стаканчик, то всё, после этого следующая стадия — это уже просто покрышки и Майдан…. И «Новая газета» получает в свое распоряжение доказательство, то, что говорят силовики, это неправда. Но понятно, где «Новая газета» и ее председатель совета директоров Муратов и где Путин.

И вот снова, грубо говоря, гражданская партия, получив эти данные, забегает к Путину и опять же кладет ему на стол с формулировкой: «Владимир Владимирович, нету массовых беспорядков. Владимир Владимирович, силовики вас дурят». А Владимир Владимирович, понимаете, он же делает вид, что то, что случилось в Москве, это не главное, что его волнует. У него же тут большие планы. У него же тут после Ганди и поговорить не с кем. Они же тут с Макроном строят Европу от Владивостока до Бреста — новый бастион против США. Владимир Владимирович тут к Эрдогану летает. Заложников, кстати, в это время с Украиной меняют. И вот тут его силовики втягивают в какую-то историю, которая превращает его, в общем, в Дювальте, зависящих от собственных тантон-макутов.

И Путин впервые ощущает, что его не поддерживает элита кроме силовиков. Дело не в том, что какие-то несколько десятков тысяч людей вышли на улицы. Конечно, Кремль считает: «Не важно, сколько там — 60 тысяч людей вышло на улицы? А сколько миллионов Путин получил на последних выборах?»

Но когда Вышка подписывает письмо в поддержку Егора Жукова, когда Чемезов в свой день рождения дает интервью, в котором, в общем, аккуратно выражается, но говорит, что, «знаете, не было никаких массовых беспорядков». Есть же там еще и другое письмо в пользу Жукова, которое пока не о публиковано и которое со стороны еще более преданного государству слоя, еще большей опоры режима, чем даже Вышка.

И вот это переломный момент был, потому что в этот момент из Кремля, с самого верха исходит команда — отдать кураторство дела о массовых беспорядках от Бастрыкина к Вайно. И дело после этого начинает распадаться на эпизоды. И, собственно, это ключевой момент в истории, которая получалась с Устиновым.

Что такое Устинов? Это тот человек, который говорит: «Я не состою в оппозиции». То есть, действительно, он не состоял. То есть понятно, что нельзя заставить чиновников из администрации президента, нельзя Вайно… как-то немыслимо, что он будет защищать Соболь или Яшина. И нельзя про Соболь доложить Владимиру Владимировичу, что «Владимир Владимирович, вас развели, она не агент Госдепа». Так карта не ложится. Но в тот момент, когда кураторство дела о массовых беспорядках было передано от Бастрыкина к Вайно, — вот тут оно стало распадаться на массу эпизодов.

И есть одна история — есть общество, которое говорит: «Ваше всё дело дутое. Нету массовых беспорядков. Есть сопротивление режиму, который потерял берега». А есть партия, грубо говоря, «партия мира» в администрации президента, которая те куски этого дела, которые совсем выходят за рамки даже тех людоедских правил, которые приняты в современной России…, которая говорит: «Владимир Владимирович, вас тут дурят».

Если вы помните, что случилось в деле Жукова после того, как было доказано, причем Путину доказано, что это не Жуков на пленке, на которой прорывают цепь ОМОНа. После этого тут же возникла экспертиза, согласно которой Жуков — экстремист, террорист, бла-бла-бла. Ровно потому, что партии силовиков нужно было доказать: «Да, мы лажанулись с этой пленкой, но мы были правы, Владимир Владимирович. Мы вас не развели. Это они, гражданские, вас развели. А мы были правы. Он экстремист, он лидер протеста, он координатор. Вот такое совпадение, с пленкой мы перестарались. А Собянин это всё в Москве развел и вырастил».

И, конечно, сейчас эта история вступила в решающую фазу. Потому что то, что происходит на наших глазах, это даже не вопрос уже уголовное дела о массовых беспорядках. Это вопрос начинающего процесс транзита власти. Рано или поздно будет решаться, в чью пользу перейдет власть: она будет переходить в пользу силовиков или, грубо говоря, гражданских. И эти две партии вцепились всерьез.

И понятно, что для Путина это очень серьезно. Когда к нему приходит часть гражданской элиты, и он понимает, что он потерял поддержку, с одной стороны, в Кремле это не могут не понимать, это начальник не может не понимать.

Да, было какое-то время до 2008, даже до 2014 года, когда был этот самый креативный класс, средний класс — московский менеджер, который ездил в Турцию и которому было наплевать на политику, который поддерживал Владимира Владимировича. А вот в какой-то момент поддержка этого класса, этого сословия была утрачена после 2014 года. И тогда, если вы помните, Владимир Владимирович, как хорошо сказала Ксения Собчак, попытался опереться на всякое быдло — на всякий пролетариат, люмпен-пролетариат. Вот у нас получились Хирурги, у нас получились тогда Мединские, «Уралвагонзавод» и так далее. Это был такой знак, что вместо элиты теперь есть вот эти люди.

То есть теряется поддержка части тех людей, которые просто некоторые входили в ближний круг президента. И если, получается, президент сейчас пойдет и будет соглашаться с силовиками, то он будет зависеть только от силовиков. А, знаете, зависеть от силовиков тоже очень опасно. Как бы сказать, вот оберечься от Навального с помощью Золотова и 340 тысяч людей, «фарфоровых солдатиков» Росгвардии очень легко, а кто тогда убережет Путина от фарфоровой России и 340 тысяч ее участников?

И, кстати, это интересная история, потому что, смотрите, как причудливо ложится карта. Вот что сейчас будет с Мосгордумой? Если Собянин перекупит сейчас всех этих Яндиевых и Соловьевых, то он докажет, что он был прав, что вся история не стоила выеденного яйца, что надо было провести тихие выборы, что это был абсолютно решаемый вопрос, но просто там можно было снять Соболь и Яшина. Народ бы не стоял на голове из-за снятия одних только Соболь и Яшина; и что кризис был абсолютно мелкий и его было легко решить безо всяких экстремальных воздействий.

А самое парадоксальное, что сейчас Мосгордума будет действительно оппозиционной… Я не думаю, что она будет оппозиционной. Наоборот, силовики получат большие карты в руки, скажут: «Это Собянин у себя развел. Видите, они — гражданские — готовятся к Майдану. Только мы можем вас спасти, Владимир Владимирович».

Вот это абсолютно история, как я уже сказала, когда в кризис возникают очень неожиданные союзы, очень неожиданные блоки и очень неожиданные последствия от действий, которая поначалу кажутся победой. Вот мы видим, как наше политическое поле штормит. И та вещь, которая секунда назад казалась победой, например, массовые зачистки силовикам протестующих, через минуту оборачиваются поражением «Единой России» на выборах и проблемой для тех же силовиков.

И я вам еще обещала поговорить про электронное голосование. Потому что очень смешная история получилась. Буквально накануне выборов Тимоти и Гуф выпустили рекламную песню «Москва». И за полтора дня миллион дизлайков собрали в интернете, естественно.

И вот после этого происходит интернет-голосование. И во всех трех округах, где оно происходит, выигрывают кандидаты от партии власти, и Юнеман, в частности, в своем 30 округе проигрывает Маргарите Русецкой аж 84 голоса. Причем на обычных участках он выигрывает 581 голос. Ну, как говорит Станиславский, такого не бывает.

И вот смотрите, что происходит с историей про Юнемана. Потому что вначале у Юнемана было к организаторам интернет-голосования несколько технических претензий. Главное из них заключалось в электронном сбое, который произошел на серверах департамента информационных технологий города Москвы, которые хостят электронное голосование, что тоже странно, потому что это некий конфликт интересов.

Дальше оказалось, что сбой не был результатом коварной диверсии. Это чистое головотяпство, потому что там, как мне потом сам Юнеман объяснял, сервера были соединены вместо оптоволокна обычным кабелем, он не выдержал нагрузку, всё накрылось. Даже без воровства это, возможно, происходило. Не надо в данном случае объяснять заговором то, что объяснялось непрофессионализмом.

Когда система заработала, там обзвонили каждого избирателя, каждый успел получить бюллетень. Вот все, кто не успели проголосовать, но получили бюллетень, они все-таки проголосовали.

Дальше Юнеман… и в штабе его говорят, что им известны случаи, когда начальники требовали от бюджетников пароли и логины, но неизвестны случаи, когда требовали эсэмэсок. И дальше сомнение было, что учтены были голоса правильно. И вот мы сейчас знаем, что, с одной стороны, департамент информационных технологий на несколько часов публиковал секретный ключ, который позволяет данному конкретному пользователю узнать, правильно ли учтен его голос. Вот «Медуза» опубликовала замечательную статью. Научный редактор Ершов голосовал через интернет, проверил — всё оказалось правильно.

Дальше, собственно, Навальный опубликовал список электронных избирателей. И, судя по тому, что дальше никаких скандалов нет, все люди, которые могли проверить, как они голосовали — они голосовали, действительно, правильно.

Но вот дальше началась очень интересная история, потому что после того, как был опубликован ключ, возмутились IT-специалисты, потому что публикация нарушала тайну голосования. И если известен ключ, каждый начальник может проверить, как проголосовал подчиненный.

И вот здесь, собственно, зарыта фундаментальная проблема, потому что у любого вида голосования есть неминуемая уязвимость. Если голосование у вас анонимное, как сейчас в бумажном виде, начальник никогда не узнает, за кого избиратель отдал голос. Но избиратель тоже сам не знает, за кого он отдал голос, он не может быть уверен, что его бюллетень не испортили, не выкинули из урны и так далее. А если голосование является персонифицированным, вы можете проверить, как посчитали ваш голос, но тогда это могут сделать и другие.

И, судя по всему, почему голосовали за представителя власти? Очень просто. Потому что начальники сказали бюджетникам: «Зарегистрируйтесь и проголосуйте». А бюджетники испугались, потому что когда они приходят на обычный участок… Вот, собственно, на чем держится «умное голосование Навального? На теории фиги в кармане, На теории, что бюджетник приходит на участок, но знает, что его никто не может контролировать и ставит галочку за коммуниста. А тут бюджетник испугался, потому что он думал, что его можно проверить.

Но самое главное, что я вам хочу сказать, что все эти недостатки электронного голосования, о которых мы говорим, они не являются недостатками программы. Это внепрограммная уязвимость. Она не внутри компьютера. Она в обществе. Если государство мухлюет на обычных выборах, оно будет мухлевать и на электронных. Вот если нормальных выборов нету, то делай их хоть электронными, хоть позитронными, толку не будет. У верблюда спросили: «Почему у тебя шея кривая?» Он ответил: «А чего у меня прямое?» Но, собственно, вот к тому, как прошло электронное голосование, чисто технически вопросов на данный момент нету. Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире