'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 марта 2004, 19:08

6 марта 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» программа «Код доступа»
Эфир ведет Юлия Латынина

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире, как всегда по субботам программа «Код доступа». Естественно, большинство вопросов в этот раз было про премьера. Андрей Крищук из Сергиева Посада пишет: «Всевозможные политические аналитики осрамились, не угадав и в долях процента имя будущего премьер-министра, и боясь также оскандалиться, предположить его действия хотя бы на год вперед». Игорь Чубенко из Ниж.Новгорода спрашивает: «Ваши статьи и книги нравятся своей информированностью, — пардон за рекламу, — как же вы это с Кудриным-то ошиблись? Уел вас президент, как и прочих». Кстати, я должна сказать, что никогда не называла имя Кудрина в качестве будущего премьер-министра. Кстати, относительно лично Кудрина я считала, что у него мало шансов именно потому, что его слишком часто называли а у нас никогда не назначают тех, кого называют. И г.Кудрина, которого прочили, и которому явно обещали, как и многим другим, — потому что это у нас сейчас такой способ правления в Кремле всем все обещать, — г.Кудрин. видимо, заранее скомпрометировал свои шансы своим поведением он стал выказывать такую преданность власти, такую особенную преданность, в том числе, и силовиками, так часто стал распространяться о том, как олигархи не платят налоги, так часто хвалить партию «Единая Россия», что президент. видимо, решил, — а зачем мне Кудрин в качестве премьера, если мне премьер нужен в качестве противовеса моей собственной администрации и партии «Единая Россия». Потому что если вы заметили, то во всей этой истории, которая случилась, пострадал не только Касьянов. Т.е. Касьянов — это совершенно очевидно, но интересно, что бомбой, разорвавшейся над головой М.Касьянова, «Единая Россия» была контужена очень сильно. Сначала г.Грызлов не знал, что Касьянова сняли, поскольку был в Киеве, и не мог спросить свое мнение у президента, а потом прошли консультации по поводу назначения премьера, после которых партия «Единая Россия» сказала, что она не поддерживает кандидатуру Грызлова на посту премьера, а потом следующие консультации были назначены в воскресенье, их перенесли на понедельник, и Грызлов заявил журналистам — вы знаете, в понедельник мы проконсультируемся, во вторник Путин назовет имя премьера. А Путин назвал имя премьера в понедельник, — значит, и не проконсультировались. Гигиеническая процедура, теперь называется так. И еще раз повторяю — в отличие от большинства политических аналитиков я как раз никогда не бралась предсказывать имя премьера, поскольку было как раз очевидно, что это будет назначение по принципу рулетки, что это будет назначение по принципу человека ну как можно было действительно предсказать Фрадкова, если Фрадков за последние три месяца, состоя на посту, между прочим, нашего представителя в ЕС, — с которым у нас торговая война, — мало того, что ничего в этой войне не добился, так еще и поставил своеобразный рекорд его имя ни разу за три месяца не попало в сводки новостей. Этого человека действительно нельзя предсказать, но можно предсказать, что что-нибудь такое будет назначено. В принципе, на этот пост можно назначить, по логике, путинского лабрадора. Если бы не одна существенная деталь на лабрадора отсутствует компромат. А это важнейшая деталь для назначения в премьер-министры. Поэтому лабрадора не назначат, — только поэтому. Так вот, несмотря на то, что я как раз лично ничего о Кудрине не говорила, хотя, признаюсь, одно время мне казалось, что Христенко может стать премьером просто потому, что достаточно удобная компромиссная фигура. Но я должна вступиться за политических аналитиков, потому что я считаю, что ситуация, в которой ни один политический и экономический аналитик не может предсказать имя преемника Касьянова, говорит плохо не о политических аналитиках она говорит плохо о принципах, по которым власть принимает решение. Потому что нельзя предсказать ситуацию, в которой США никто не угадает имя вице-президента, или никто не угадает имя госсекретаря. Это невероятно. Есть некая обойма людей, которые что-то достигли, и которых в связи с этим называют. Собственно, это и все, что я бы хотела сказать по поводу назначения г.Фрадкова. А теперь ваши звонки.
ЛИДИЯ: Я вам звоню из Екатеринбурга. Но давайте поговорим о нас, о женщинах. Видите ли, я постоянно воюю за свои права, и ваши выступления меня очень вдохновляют.
Ю.ЛАТЫНИНА: А как конкретно ваши права угнетаются?
ЛИДИЯ: Бог ты мой, это борьба с нашими властями — меня превращают непонятно, в кого. Но это неважно. Например, вот лишение прописки — я не могу поменять паспорт по сей день, и осталась без работы таким образом. Расскажите чуть-чуть, если можно.
Ю.ЛАТЫНИНА: Боюсь, что нужно знать конкретную ситуацию. Видимо, речь идет о традиционном замкнутом круге, в котором человеку без паспорта не оформляют прописку, человеку без прописки не дают работу, а человека без работы не прописывают, а без прописки не дают паспорта. Как тут помочь? Я действительно затрудняюсь. Наверное, самое простое дать взятку в паспортном столе. Вот тогда уж точно пропишут. Во всяком случае, известно, что чеченские террористы спокойно прописываются в Москве, тем более в Екатеринбурге. Это, к сожалению, единственный деловой совет, который я вам могу дать. Апеллировать к чувству долга чиновников, наверное, в этой ситуации бесполезно.
ГЕННАДИЙ: Я вам звоню из Омска. Почему-то ни в одном СМИ я не услышал, почему президент, назначив Касьянова председателем Комитета по борьбе с коррупцией, дал ему после этого всего две недели поработать. Стоило ли тогда назначать Касьянова, зная, что будут изменения в правительстве?
Ю.ЛАТЫНИНА Замечательный вопрос. Я думаю, что это назначение исчерпывающим образом свидетельствует о том, как на самом деле президент относится к борьбе с коррупцией, — вот вам и ответ. Потому что лозунг борьбы с коррупцией у нас будет, якобы, ставиться в основу угла следующих 4 лет правления президента.
УЛЬВИ: Я вам звоню из Санкт-Петербурга — с искренней симпатией хочу вас спросить, как вы относитесь к празднику Розы Люксембург и Клары Цеткин?
Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, я думаю, большинство людей к празднику относятся хорошо, по какому бы он поводу ни существовал. Ну как приятно, есть выходной день, это гораздо лучше, чем если бы выходного дня не было. И замечательно, что в этом году мужчинам тоже выдали их персональный праздник, и сделали 23 февраля выходным днем.
ИГОРЬ: Я хочу с вами согласиться, когда вы сказали, что в России нет серьезных политических аналитиков. Но меня больше интересует не Фрадков, а дело ЮКОСа я за ним слежу и обратил внимание, что из всех тех страхов, которые испытывали наши аналитики в начале, не сбылся ни один собственность не переделена, инвестиции как были, так и есть, и более того, сейчас еще появилась и «Сибнефть» — а ведь упрек был в том, почему только Ходорковский, и где же Абрамович. Вот сейчас интересно, как будут реагировать И вообще — что вы думаете об этом ситуации что будет с «Сибнефтью»?
Ю.ЛАТЫНИНА: Замечательный вопрос. Я, честно говоря, не совсем понимаю, что значит — ни один из страхов не оправдался. Например, что касается инвестиций, то могу напомнить, что если в первую половину прошлого года, т.е. до ареста Ходорковского в Россию пришло 3,8 млрд. долларов, то во второй половине прошлого года, т.е. после ареста Ходорковского, из России убежало 14,2 млрд. долларов я бы не назвала это притоком инвестиций. Что касается передела собственности ЮКОСа, то знаете, действительно, ЮКОС переделить немножко труднее, чем ларек на перекрестке, но, тем не менее, это и происходит — т.е. у ЮКОСа отнимают лицензии, Минприроды изо всей силы старается, предъявляя ЮКОСу известные обвинения в том, что не озеленены скважины. Что касается новых претензий к «Сибнефти» — действительно, очень большие были претензии к «Сибнефти», — вернее, Очень большая была шумиха по поводу претензий Налоговой инспекции к «Сибнефти», что вот она предъявила сначала 700 миллионов, — неправильно говорили про миллиард, потому — 420 млн. долларов налогов. Но что-то не было шумихи по поводу событий, которые случились за пару дней до этого — напоминаю, что 1 марта Арбитражный суд г.Москвы признал недействительной дополнительную эмиссию акций ЮКОСа, выпущенную для объединения с «Сибнефтью». В переводе на русский объясню, что это значит — ЮКОС купил 92% акций «Сибнефти», за 20 из них он заплатил 3 млрд. долларов, за 72% он заплатил вот этой дополнительной эмиссией. Вот то, что она сейчас отменена означает, что 72% акций возвращаются Роману Аркадьевичу Абрамовичу, и 3 млрд. долларов тоже остаются у Романа Аркадьевича. Напомню, что состояние Абрамовича оценивается в 9 млрд. долларов, таким образом 3 млрд. это треть его состояния. И три миллиарда — это очень большие деньги, — и если не назвать их переделом собственности ЮКОСа, я, честно говоря, не знают, как их назвать. Фактически возникает впечатление, что г.Абрамович пытался получить контроль над компанией в декабре прошлого года, — если вы помните, был разговор Абрамовича с Путиным, в результате которого Роман Аркадьевич вынес впечатление, что Путин не будет этому препятствовать Абрамович предложил передать контроль над компанией его менеджерам, и честно говоря, — да, это был самый резонный способ отъема собственности. Потому что все остальные способы отъема собственности могут быть обжалованы Ходорковским в международных судах, и выглядят очень некрасиво. Вот когда просто Ходорковский добровольно отдавал компанию Абрамовичу, это бы выглядело для международных судов более приемлемо, и здесь бы не возникал вопрос, откуда у Абрамовича такие силы, чей он партнер и почему он не боится выхватывать добычу из-под носа прокуратуры. Но вот тогда не вышло, Ходорковский, сидючи в тюрьме, отказался, и сейчас пришлось удовольствоваться 3 млрд. долларов сумма очень неплохая, — помните, г.Колесников запрашивал, сколько Ходорковский не доплатил налогов, и все считал на сирот? Вот тоже посчитаем на сирот — сколько это — 3 млрд. долларов — даже с точки зрения российского ВВП это немногим меньше российского ВВП. Неплохая добыча, уведенная у человека, который сидит в тюрьме. Так вот после этого решения суда о 3 млрд. долларов, которое, на мой взгляд, перекрывает вообще все решения суда, которые там принимались — относительно залоговых аукционов, чего-то вообще. Вдруг большая шумиха о том, что Налоговая инспекция что-то там выкатила Абрамовичу, и, между прочим, относительно налогов, недоплаченных по тем же схемам, что и у ЮКОСа, — просто по результатам проверки 2000 года. Т.е. ЮКОСу она не опоздала предъявить претензии, а Абрамович на пять минут опоздала. И у меня возникает вопрос — это вообще пиар Абрамовича? Его попытка доказать, что он все-таки не в партнерстве с властью, я не так открыто в партнерстве с властью переделиваю ЮКОС, я вот тоже страдаю Так что то, что касается вашего утверждения , что предвидения аналитиков насчет ЮКОСа не оправдались — я бы поспорила. Предвидения аналитиков насчет того, что ЮКОС отнимут, не очень оправдались потому, что Ходорковский, сидя в тюрьме, отвечает «нет» на те предложения, на которые, по расчетам многих, он должен был бы ответить «да». Но стойкость г.Ходорковского, к сожалению, все-таки не работает против всей безграничной машины — в частности, против решения Арбитражного суда г.Москвы, который хотя и не мог отдать Абрамовичу весь ЮКОС, но все-таки отдал ему хотя бы 3 млрд. долларов. И ваш следующий звонок.
НАТАЛЬЯ: В «Новой газете» недавно была информация, что Фрадков связан с «Альфа-груп», — то есть это Авен и Фридман, а с ними очень тесно был связан Сурков. В свое время младший Рыжков называл Путина топ-менеджером правящей политико-экономической элиты. Не Сурков ли у нас назначает президентов и премьер-министров? Ну и, наверное, над Сурковым тоже кто-то есть?
Ю.ЛАТЫНИНА: Зрелище Суркова, назначающего президентов, несколько потрясает воображение — все-таки Сурков такой «серый кардинал», который выполняет чисто техническую роль. Первое по поводу Фрадкова. Фрадков действительно был, — это можно сказать точно, — связан с «Альфа-груп», во всяком случае, не только с ними, можно сказать, что он был связан с силовиками потому что когда-то работал в Службе внешней разведки, оттуда пришел в МВС, там он работал под Петром Авеном, и даже многие говорили, что Авен, уходя, оставил его на хозяйстве. Уходя из главы Министерства внешнеэкономических связей, когда П.Авен был министром правительства Гайдара, и уйдя в «Альфу», после Авена остался Фрадков. Очень многие также говорили, что на посту начальника Налоговой полиции Фрадков был крайне благожелателен к «Альфе». Но я бы не делала из этого далеко идущие выводы по двум причинам — первое честно говоря, все вот эти попытки гадать на пальцах кто, с кем, когда, кому, да еще лет 10 назад, они все ну, люди меняются. Не говоря уже о такой простой вещи, что после того, как Фрадкова отправили в отставку, думаю, что вряд ли группа «Альфа» много с ним общалась потому что у нас вообще мало общаются со сгоревшими кадрами, спалившимися. Там может быть масса вариантов — что Фрадков ждет — не дождется, как обрадовать «Альфу», и другой вариант что Фрадков ждет — не дождется, как им насолить, поскольку они с ним не общались. Т.е. вот эта область это всегда гадание на киселе. Также как и слухи, которые сейчас распускаются, прежде всего, питерской частью окружения президента, которое говорит Фрадков наш, — что тоже смешно, потому что в течение 4 лет эти люди нам объясняли — вот сейчас Касьянова отправят в отставку. И не прошло и 4 лет, как их предсказание исполнилось. Помните как у М.Твена? опасно плевать через левое плечо, потому что Билл плевал через левое плечо, и что же? не прошло и трех лет, как он упал с лестницы и сломал себе шею. После того, как Касьянов был отправлен в отставку, опять поползли слухи от питерского окружения сейчас назначат нашего, — назначили совсем не нашего. Дальше опять поползли слухи на самом деле он наш. Вообще, честно говоря, я думаю, что то, что случилось с назначением Фрадкова и особенно с назначением правительства, та пауза, которая была взята между отставкой Касьянова и назначением Фрадкова она была паузой, связанной с тем, что это назначение играло роль спец операции, — которые вообще любит президент Путин, он вообще любит править страной посредством спецопераций. И он смотрел во время этой паузы это как в железные опилки был брошен магнит, и стало ясно, — куда каждая опилка бегает, с кем кто советуется, кто чего предлагает. Т.е. самое основное во всем этом назначении было првоерить картину связей между своих подчиненных. Потому что, я думаю, одна из вещей, которая произошла — президент Путин стал реально опасаться своего окружения. Путин человек фантастически чуткий на то, что угрожает его власти. Немного вещей сделал Путин со страной, но, безусловно, полностью укрепил режим личной власти. И он понял, что олигархи уже этому режиму не угрожают — они подняли лапки и говорят «что изволите?» Но вот та биомасса, которая вокруг президента, Она своей неуемностью, своими рассказами, что это все наше, сейчас мы все будем решать, — она реально может угрожать Путину. И я думаю, что назначив Фрадкова, Путин это дал понять, в том числе и ей. Потому что, отвечая на вопрос чей человек Фрадков?, ответ — он человек Путина. Он человек, который обязан только Путину. Его карьера без Путина бы кончилась. А чей человек Сурков? Да господи, Сурков — это человек, который 10 раз сдал прежних хозяев, точно так же, как и Кудрин, и чтобы быть своим, ему пришлось доказывать свою преданность в десять раз искреннее, в 10 раз грязнее и в 10 раз настойчивее, чем это пришлось делать людям, которые исконно были вокруг Путина его питерским силовиками, которым он доверяет.
НАТАЛЬЯ: В «Московских новостях» и в «Новой газете» прошла информация по поводу того, что нашим так называемым правоохранительным органам было известно о предстоящем теракте в метро, и как они с этой информацией обошлись. Ваш комментарий хотелось бы?
Ю.ЛАТЫНИНА: Насколько я понимаю, это справедливо, что были предупреждения какие-то и насчет метро, и насколько я знаю, — сведения опять же непроверенные, но видимо, нечто такое было, — перед «Норд-Остом» была у правоохранительных органов, ФСБ информация о том, что готовится какой-то крупный теракт в Москве, даже было разослано предписание по органам ФСБ, но когда прошел день рождения Путина, то все успокоились. Видимо, это связано с тем, о чем я однажды уже говорила то, что произошло в «Норд-Осте», — видимо, это связанно с тем испугом, когда ФСБ в «Норд-Осте» заметило, — по крайней мере, были такие сведения, — заметило очень много собственных агентов, вернее лиц, числившихся агентами среди террористов именно поэтому их вынуждены были перестрелять. Это один из вариантов ответа на вопрос, почему убили всех террористов, в том числе людей даже убивали и после штурма есть известная фотография «Новой газеты», на которой выводят человека и расстреливают его после штурма, и заявляют, что, извините, все террористы погибли во время штурма. Видимо, это как раз могло было связано с тем испугом, когда люди обнаружили черт побери, они числились нашими информаторами, — понятно, что тут нет ничего страшного мало ли кого числят информаторами, любого чеченского боевика, который придет продать гранату, записывают в информаторы. Известная история почти так же убил в свое время террорист Багров Столыпина. Багров представлялся охранке, и пришел к начальнику Киевского охранного отделения и сказал — Столыпина хотят убить террористы. А что вам надо, чтобы это предотвратить? — а вы дайте мне пропуск в театр, где будет Столыпин. Ну и известная история случилась — Багров убил Столыпина, и произошел большой скандал, поскольку человек числился одновременно агентом охранки. Хотя понятно, что на самом деле он был террористом, и он использовал охранку, а не охранка использовала его. Но насчет всех этих предупреждений — знаете, про 11 сентября у американцев тоже были предупреждения. Очень трудно среагировать много можно предъявить претензий нашим властям, но не надо перебарщивать, потому что трудно среагировать на предупреждение, когда тебе говорят, что где-то когда-то грохнет. Поди пойми, это предупреждают, или опять же пытаются получить на чай, сообщая сведения, которые на самом деле не стоят внимания.
АНАТОЛИЙ: Как вы считаете, почему все-таки 62% собираются голосовать за президента Путина? И второй вопрос — почему такая кадровая политика на все посты назначать одних засранцев? Спасибо.
Ю.ЛАТЫНИНА: На самом деле, я не уверена, что употребленное вами слово является литературным. Я думаю, что по поводу кадровой политики принцип лучше всего сформулировал парагвайский диктатор Альфредо Стресснер, который сказал, что необходимо поощрять коррупцию, поскольку коррупция порождает сопричастность, а сопричастность порождает преданность, — исчерпывающее объяснение. Что касается 62% или около того.. мы, честно говоря, на самом деле не знает.. Вот есть такая аксиома — все собираются голосовать за Путина, большинство, — я к этой аксиоме присоединяюсь, это действительно так, но вот какого размера это большинство.. на самом деле к нему явно тоже прибавляют несколько процентов.. хотите честно вам скажу? Я не знаю, почему большинство собирается голосовать за Путина, но я в глубине души иногда этому даже сильно шкурно радуюсь, потому что последнее независимые СМИ — то же «Эхо Москвы», «Новая газета», даже какие-то телевизионные частные станции остались дециметровые, интернет, — вот все мы независимы, и всем нам позволяется говорить ровно до той поры, пока большинство населения реально за Путина. Как только популярность президента начнет падать вот тут будут завинчивать гайки, и тут мы все увидим, каждый кто чего стоит, потому что никто не знает чего он стоит до той поры, пока нас всех не возьмут за горло, и не скажут — ладно ребята, вот вы пока шумели, вас народ не слушал. А сейчас вас народ слушает, так что извольте говорить, что мы хотим. Потому что популярность президента падает. И вот вам простая вещь мало кто заметил: в Госдуме уже лежит закон, который предполагает полное цензурирование интернета — по китайскому варианту. Причем, предложение принять этот закон промелькнуло в обращении к президенту и парламенту от группы неизвестных науке деятелей интернета ассоциации, которая просто не существовало. Но закон этот попал в Думу, — причем никто не признается, что он в Думе лежит, но никто и не опровергает. Закон, согласно которому, невозможно будет получить доступ к тому или иному сайту, если этот сайт не одобрен Госбезопасностью или кем угодно как в Китае. Более того, на этой неделе удивительная вещь, — Арбитражный суд принял очень интересное постановление. Компания называлась «Тройка-Сталь». Сайт назывался, кажется, metal.torg.ru. И решение суда заключалось в следующем некоторое время назад на форуме сайта metal.torg.ru появилось какое-то сообщение о том, что «Тройка-Сталь» нехорошая компания, и чего-то она там делала, не знаю уж, чего. «Тройка-Сталь» обратилась в Арбитражный суд с иском, который состоял из трех пунктов — первое предоставить «Тройка-Сталь» равное по месту опровержение этих сведений на форуме. Второе оштрафовать сайт, и третье — закрыть сайт metal.torg.ru. С первыми двумя пунктами Арбитражный суд согласился. Причем, обратите внимание на глупость всей ситуации, потому что по определению форум это то место, где каждый может высказываться, сколько угодно. Т.е. компания «Тройка-Сталь» имела полное право без всякого решения суда опровергать мнение какого-то неизвестного человека на форуме о себе до посинения, — хоть каждый день, хоть бесконечным количеством повторений. Тем не менее, компания «Тройка-Сталь» потребовала такой радости от Арбитражного суда. На самом деле, что значит решение этого Арбитражного суда? Оно в принципе может быть применено для полного подавления в интернете всех свободных форумов. Всего того, что касается собственно интерактива, разговора людей между собой. Конечно, оно может быть использовано и как средство шантажа, т.е. если я хочу какой-то форум закрыть, я могу анонимно на этот форум написать сообщение, потом подать в суд, суд удовлетворит мое требование, форум будет закрыт или мне выплатят компенсацию. Но шантаж это мелочь. А самое главное — политический аспект, совокупно с тем законом, который лежит в Думе. Известно, что интернет это единственное полностью не цензурируемое средство общения. Вот телевизор можно выключить, у радио можно закрыть частоту, газету можно закрыть, а интернет никак не закроешь, если не вводить то, что введено в Китае, и что предлагается ввести у нас. А вот сработает это или нет — это как раз зависит от степени популярности режима. Потому что как только или если популярность начнет падать, то тут-то все эти заранее заложенные мины и начнут взрываться. И ваш звонок.
КОНСТАНТИН: Я вам звоню из Перми — когда я вас слушаю, мне хочется сесть в лужу и кричать караул все плохо, и вешаться всем пора. Я не в восторге от режима в Кремле, но чем наши олигархи лучше, чем Кремль?
Ю.ЛАТЫНИНА: Олигархи наши ничем не лучше Кремля, кроме разве того, что олигархов много, то есть, есть свобода выбора между тем, кто тебя будет обирать, а Кремль один, и свободы выбора уже нет. Вот это импонирует. А что касается того, что все плохо понимаете, у нас такая передача, политическая и общественная. Я вспоминаю старую историю, дзенскую притчу о каком-то самурае, у которого сожгли дом. Он был вынужден бежать, пока он бежал — его обокрали, когда его обокрали, он забежал в лес, там навстречу ему вылез бык, самурай бросился от быка, бросился со скалы, летит вниз со скалы, цепляется за какую-то ветку, ветка сейчас явно переломится, и самурай смотрит на мир и думает как жизнь прекрасна. Вот я в любом случае призываю слушателей, даже если они окажутся в несчастной ситуации этого самурая что у них и дом сгорел, и деньги украли, и бык их преследует, — думать ровно об этом как жизнь прекрасна. Это все равно помогает. И надо сказать, что жизнь все равно прекрасна, — если вы уже, конечно, не в концентрационном лагере.
ЮРИЙ: Фрадков при трех премьерах возглавлял три ведомства, которые таинственно консервировали. А теперь нам что, дефолта ждать, или упразднения правительства? И насчет Вешнякова насколько это реально, что В.Путина можно снять с дистанции предвыборной?
Ю.ЛАТЫНИНА: Насчет Вешнякова — думаю, что даже неловко отвечать насчет реальности. Но вот замечательно, что ровно то, о чем я говорила поскольку В.Путин популярен, власть может вести себя очень объективно мы видим, что Центризбирком и какие-то порицания выносил госканалам, которые 29 минут показывают предвыборное общение президента с избирателями, и Рыбкина сначала допустили, а потом, правда, беда случилась с Рыбкиным. И Глазьева, и Хакамаду допустили к выборам. Т.е. власть ведет себя либерально, пока она себе может это позволить. Но, конечно, ее либерализм не распространяется до того, чтобы снять Владимира Владимировича с выборов. А что касается г.Фрадкова, и что будет с правительством кстати, тоже действительно очень четкое замечание, потому что на самом деле правительство наше не то, что полураспущено.. у нас всегда было два правительства у нас всегда была администрация президента и собственно правительство, это было еще при Ельцине сделано, и было сделано при Ельцине, потому что правительство, контролируемое отчасти и утверждаемое Думой, было более левым, чем администрация президента, в которой был Чубайс, и она была более правая, более либеральная, и т.д. Сейчас наоборот, — я уже подчеркивала, что президент нуждается в правительстве более либеральном, чем люди, которые его окружают. Но в любом случае назначение Фрадкова, и я думаю, в еще гораздо большей степени реформа правительства, которая довольно трудно понять, в чем заключается, — пока.. потому что она каждый день меняется, каждый день новые сведения ой, это министерство оставят, это — укрупнят, этого оставят, этого снимут, нет, не снимут, не будет вице-премьеров, но будут министры, которые будут фактически играть роль вице-премьеров, потому что бывшие министерства, которые упразднены, теперь войдут на правах ведомств и агентств внутрь супер-министерств. Т.е. замечательно во всей этой реформе что? первое она не сокращает функции. Вот мы не слышали ничего о том, чтобы сокращались функции тех или иных министерств и ведомств что самое главное. Потому что самое главное это чтобы один простой человек, которому надо печь и продавать баранки, пришел, получил одну бумажку, фактическую, окончательную бумажку, и от него бы все отстали. А этот человек по-прежнему должен будет получать 200 бумажек в 200 органах и ведомствах. И это первое — не сокращаются функции, сокращается только количество министерств, причем только на бумаге, поскольку министерства на самом деле становятся ведомствами внутри одного министерства. И таким образом то, что будет называться министром, сейчас называется вице-премьером. Т.е. получится, что у нас не уменьшится реально число вице-премьеров, а просто увеличится их будет 12 штук, потому что чиновник над чиновниками это и есть вице-премьер. А второе — что такое правительство на самом деле, и что такое на самом деле министерство? Прости Господи, это как раз не относится к президенту Путину, это у нас с 91-го года повелось — Министерство — это аппарат на самом деле не для вынесения решений. Это аппарат для вынесения лоббистских решений, или решений за деньги. И вот эти денежные потоки, которые сейчас внутри министерств ходили, невозбранные еще со времен Касьянова одним способом, сейчас они все закрутятся, и пойдут совершенно другим способом. И в конечном итоге они повернутся так, чтобы все-таки решения были централизованы. Вот централизация всего этого черного рынка, я думаю, это очень существенно. И Фрадков будет делать, конечно, только то, что попросит его президент. Потому что в этом смысле он очень похож на питерских силовиков вот как они были никто до того, как президент их приблизил, — какой-нибудь Миллер стал во главе «Газпрома», — а управлял гостиницей «Астория», — так и Фрадков, будучи выброшен из обоймы крупных правительственных чиновников, человек с законченной карьерой, — он также сейчас полностью всем обязан только президенту Путину.
АЛЛА ПАВЛОВНА: Юля, я знаю, что вы если и не член СПС, то им симпатизируете. Я — «яблочница». Мне бы хотелось узнать ваше отношение к тому факту, что СПС после «Единой России» высказали «одобрям-с» Фрадкову во главе с Чубайсом.
Ю.ЛАТЫНИНА: Ну что же тут сказать? Куда «Единая Россия», туда же и СПС. По-моему все высказывали свои похвалы кроме бедняги Жириновского. Жириновский на встрече с Фрадковым выложил ему свой список министров, — понятно, да? Свой список министров читай свои материальные требования. Потому что министр это исчисленный мешок с деньгами. Фрадков сказал да вы что, и после этого Жириновский сказал — нет, я не поддержу кандидатуру Фрадкова. Но, в конце концов, все утряслось путем свободного голосования. СПС — что там говорить? СПС, кстати, к сожалению, как и «Яблоко», не является независимой от власти партией, а возглавляет ее А.Чубайс, который является правительственным чиновником. И кто в конечном итоге выиграет Чубайс, который пытается какими-то компромиссами спасти правое дело, будучи при этом чиновником и подчиняясь вот этому президенту, или выиграет власть, которая на самом деле развалит правую партию, — благодаря вот этой системе компромиссов да и, честно говоря, разваливать уже нечего — все развалено. Трудно сказать, решить невозможно.
ВЛАДИСЛАВ: У меня замечание во-первых, они не правые партии. Почему у нас либералы стали правыми — я совершенно не понимаю. И второе — вот сейчас некоторые люди звонят по поводу выборов, говорят, — почему Путин не участвует в дебатах. Я совершенно не понимаю, зачем ему участвовать? Мне кажется, прошло 4 года, все понятно, что происходит. Другое дело в 2000 г., — тогда меня действительно возмущало, почему Путин не участвовал в дебатах. Понятно, что Ельцин не участвовал а тут все понятно, что происходит — все, что при Ельцине происходило, и все объяснимо. Только лишь посадили Ходорковского и закрыли НТВ. Вот если бы НТВ не закрыли, а Ходорковского не посадили, мне кажется, либералы носили бы его на руках вот так мне кажется. И все спрашивают будет ли пересмотр приватизации, — вот в чем сейчас вопрос стоит. При Путине, мне кажется, не будет. Но пересмотр в любом случае будет — пускай они не беспокоятся это случится рано или поздно. Потому что собственность они захватили незаконно, и это все понимают. И это будет. И нефтяной комплекс, как и в 70-х годах, при коммунизме жизнеобеспечивающий наш комплекс, мы живем на игре, и чтобы он находился в частной собственности это просто безумие в России.
Ю.ЛАТЫНИНА: Честно говоря, я не виновата, что правых называю правыми они сами себя так называют. И если я корову называю коровой, а собеседник считает, что она обладает морфологическими признаками козы, — он может написать трактат по этому поводу, но ничего не изменится. Что касается пересмотра итогов приватизации, то по-моему, президент Путин довольно ясно дал нам понять, что нас ждет. Помните, он сказал, что 5-7 человек, нарушавших закон о приватизации, конечно, будут наказаны? Правда, пока 5-7 человек все работают в компании ЮКОС, но из этого следует, что массового пересмотра итогов приватизации не будет, потому что никому, в том числе и окружению Путина невыгодно возвращение к государственному капитализму, когда все принадлежит обществу, или партии, или кому угодно. А частичный пересмотр т.е., собственно, не пересмотр, а передел собственности примерно такой же, какой устраивали олигархи, — только олигархи устраивали это в пользу себя, а новая власть устраивает это в пользу себя, т.е. в пользу новой власти, — он будет. А относительно станового хребта экономики — нефтяной промышленности, которая должна находиться в частной или государственной собственности, — знаете, в Америке, кстати, нефтяная промышленность тоже довольно много дает американского ВВП, — есть, конечно, отрасли, которые дают больше электронная промышленность, — но следует ли из этого, что электронная промышленность Америки должна находится в госсобственности, и Билла Гейтса надо обязательно национализировать? И будет ли Билл Гейтс, будучи национализированным, работать лучше, чем он работает? Честно говоря, у меня нет охоты ввязываться в долгий спор по поводу того, что лучше, частная собственность, или государственная. Потому что есть люди, которые считают , что частная лучше и их не надо убеждать. А есть люди, которые считают, что государственная лучше — их не надо переубеждать. В принципе, по моим личным убеждениям, почему-то в коммунальной квартире, то есть в государственной, всегда не хватает лампочки и вонь в туалете. Вот почему так происходит, что если квартира коммунальная, то больше вероятность того, что лампочку вывернут, не знаю. И не знают как это совместимо с всеобщей идеей о том, что чем больше государственной экономике в стране, тем она лучше. И ваш последний вопрос.
ВИКА: Ну хорошо, Путин считается недостойным кандидатом, более или менее достойным считается И.Хакамада. А вы можете назвать фамилию человека в Росси, которого бы вы хотели видеть президентом нашей страны? Хоть кто-нибудь может назвать такого человека? Я такой фамилии ни от кого не услышала ни от правых, ни от левых.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я не могу назвать такую фамилию. И такую фамилию, хочется это тем кто стоит в оппозиции президенту, или не хочется, назовет народ. И не сомневаюсь, что это будет фамилия В.В.Путина. Поэтому когда вы говорите, что никто не может назвать фамилию достойного кандидата это выдавать свое мнение за мнение большинства населения. Я могу спорить с этим мнением, могу с ним не соглашаться. Могу считать, что через некоторое время мнение большинства избирателей может перемениться, но я просто должна элементарно уважать мнение избирателей, и на вопрос, кого бы вы назвали, ответить я не знаю, кого бы я назвала, но я знаю, что народ назовет В.В.Путина. И еще раз напоминаю, что демократия это не когда народ голосует за либералов. Демократия — это когда народ голосует, за кого хочет. Это чисто формальная процедура. До свидания, до встречи через неделю.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире