'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 августа 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина и «Код доступа», как всегда в этом по субботам. Итак, я начну с сериала «Чернобыль», который показали три месяца назад. И там было показано, как ложь убивает. И там было показано, как человек, который проводил эксперимент — Дьяков его, кажется, звали — смотрит на развороченный реактор и говорит, что реактор не может взорваться. Там было еще много кусков, которые не были включены в фильм, например, когда первый секретарь Компартии Украины Щербицкий три дня докладывал Горбачеву, как кровля горит на реакторе.

И ваша покорная слуга, когда говорила о Чернобыле, сказала, что если бы Чернобыль случился сейчас, то, во-первых, всё бы было известно благодаря Фейсбуку, вернее, физические последствия были бы известны благодаря Фейсбуку, причем нередко с преувеличениями, потому что таковы уж свойства Фейсбука и вообще людской молвы.

Вот власть в отличие от Горбачева врала бы до конца, причем разбрасывала, веером отстреливала как тепловые ловушки сотни версий. И вот мы видим, что нам, действительно, решили показать, как надо по-настоящему в современных условиях снимать сериал «Чернобыль», и сняли такой с натуральными декорациями под Архангельском в Нёнексе. Небольшой сериал «Чернобыль», надо сказать, потому что мы, действительно, понимаем, что, скорей всего и, судя по всему, не было крупного радиоактивного заражения. Мы только знаем, что взорвалась очередная «вундервафля», потому что высокая технология и клептократия несовместимы.

И когда Владимир Владимирович говорит нам, что нет, ничего страшного не произошло и ситуация под контролем и ему докладывают, — ну, как-то со стороны человека, который одновременно сообщает, что в Москве произошли массовые беспорядки, это объяснение не внушает доверия.

Всё сокращается, но достаточно по-прежнему остается количество версий о том, что взорвалось. Это мог взорваться «Буревестник», о котором я уже говорила в прошлой программе — такой маленький летающий «Чернобыль». Ядерный реактор, который согревает воздух, на котором движется ракета. И поскольку такая ракета не запускается, собственно, именно ядерным реактором, она запускается сначала с химическим бустером, то мог взорваться этот химический бустер. Мы не знаем при этом, насколько был поврежден реактор.

Ю.Латынина: Нам решили показать, как надо в современных условиях снимать сериал «Чернобыль», и сняли такой в Нёнексе

Но еще второй вариант: если это действительно был не ядерный реактор, а радиоизотопный источник энергии, как нам, наконец, стали признаваться и это была правда, то это мог быть проект «Скиф». Об этом писала довольно подробно «Новая газета».

Это, грубо говоря, ракета, которая стоит на дне без всякой подводной лодки и ждет своего часа. И питается она как раз, чтобы получать сигналы, вот от такого малогабаритного радиоизотопного источника. Причем, понятно, что размещение проекта «Скиф» в ядерном варианте — это прямое нарушение 70-го года договора ООН о морском дне.

И вы мне скажете, что же мы будем рассуждать, если мы не знаем, что это такое? И вот я, собственно, обращаю ваше внимание, что это самое страшное, что мы не знаем, что это такое.

Я обращаю внимание ваше на чудесное интервью Бориса Жуйкова, который говорит, что сами по себе те вещи обрывочные, которые мы слышим, даже когда они являются правдивыми, они довольно очень мало значат. Потому что вот нам сказали, что в организме одного из медиков, оказавшего помощь пострадавшим, нашли в организме цезий-137. И Жуйков пишет, что это, действительно, ничего не значит. И при этом говорят, что этот доктор поел «фукусимских грибов».

Как ни странно, это, скорей всего, неправда, но, с другой стороны, цезий-137 в мире полно, и главное — он довольно быстро выводится из организма, потому что цезий занимает то же место, что и натрий, то есть это быстрорастворимая штука.

А когда нам говорят, что в Северодвинске было всего в 16 раз превышение фона, что на самом деле формально не очень много и что это превышение быстро прошло, то проблема опять же заключается в том, как говорит Жуйков, что мы не узнаем, какими изотопами было вызвано это превышение фона, потому что, если это был цезий, то это, действительно, ничего страшного. Скажем, если были, действительно, радиоизотопные источники питания, в которых применяется, например, стронций-90 или плутоний-238, то строцний-90 в отличие от цезия попадает в кости, и это в 10 раз хуже, чем цезий-137 и йод-131. А плутоний-238 тоже в этих самых источниках питания в 100 раз хуже, чем стронций-90.

И ужас заключается в том, что йод и цезий, действительно, прекрасно святятся и их видно с помощью обычного дозиметра, который считает бета и гамма-излучение. Стронций виден хуже, а плутоний вообще не виден.

То есть когда врачи архангельской больницы — я сейчас к этому перейду — рассказывают нам, что дозиметристы выбежали в ужасе из операционной, потому что там зашкаливало бета-излучение, то, к сожалению, абсолютно непонятно, что при этом было с самими врачами, что именно они хватанули. Хотя это, собственно, и самое страшное. Потому что, в общем, возникают вопросы.

Здесь же все-таки это были военные испытания. Насколько я понимаю, если авария произошла на военном объекте, военные должны быть готовы, прежде всего, к такой аварии. Потому что в отличие от истории с Чернобылем, когда никто не знал, что это случится и может случиться — все-таки испытание новейшей «вундервафли» — это такая штука, перед которой надо предпринимать меры предосторожности. И есть правила военных, в которых написано, какие это должны быть меры предосторожности, как разворачиваются пункты дезактивации, где должны быть военные доктора. И когда грохнуло, все эти пункты должны быть заранее развернуты и стоять на низком старте.

Судя по тому, что тот факт, что грохнуло, оказался для всех занятых в испытаниях такой же неожиданностью как для 6-летнего ребенка пожар в квартире, дорвавшись до спичек. Оказалось, что 6 пострадавших доставляли на гражданский вертолетах.

Ю.Латынина: Взорвалась очередная «вундервафля», потому что высокая технология и клептократия несовместимы

Опять же из соображений или идиотизма, или секретности, которые в данном случае не отличались между собой, их не предупредили, что там радиация. Та машина, специальная радиационно-химическая лаборатория, которая существовала, которая могла встретить этих людей на аэродроме, была послана не навстречу больным, а в Северодвинск, где без нее счетчиков Гейгера как блох на собаке.

И дальше, когда в областную больницу Архангельска доставили больных, то дальше стали происходить вот эти вещи, когда дозиметристы убежали из операционной в ужасе. Дальше произошла история с военными, которые на следующий день стали выкашивать траву вокруг, увозить ванну в приемном покое, в которой мыли пострадавших.

И когда врачей теперь спрашивают, они говорят: «Мы облучились». Им говорят: «Вы знаете, вам за это заплатят сверхурочные 100 рублей в час. Ну, скажите, пожалуйста, О’кей, понятно, что врачи в данном случае очень мало себе представляют, с какой радиацией они имеют дело. Очень вероятно, что это, действительно, было не очень опасно. Но дело в том, что, очевидно, люди должны это знать заранее и люди должны знать подробно, что именно с ними случилось: это был цезий-137 или это был стронций.

Напомню, что по рассказам врачей, когда военные медики приехали в больницу и предложили пройти военным медикам в палату, те ответили: «У нас дети» и туда не пошли.

Дальше выяснилось, что как только прошли обследование врачи, принимавшие пострадавших в центре имени Бурназяна, и там выявили этот самый цезий-137 (будем надеяться, что, действительно, в тех количествах, которые не очень опасны), то тут же из больницы изъяли все документы и, собственно, засекретили всё, что в этот момент происходило. С врачей и санитарок взяли подписку о неразглашении военной тайны.

Мне кажется, очень несправедливо вне зависимости от того, насколько пострадали эти врачи…вот 5 физиков похоронили как героев. А врачи, которые их оперировали, и которые как минимум, будем говорить, не знают, что теперь с ними и сколько они хватанули, будем надеяться, что немного, — эти врачи получат по 100 рублей сверхурочных и рассказ про «фокусимские грибы».

Вот, мне кажется, что в данном случае военные проявили преступную халатность. Прежде всего, даже не то что взорвалось, а то, что военная медицина должна была быть на стрёме. И тот уровень ответственности у людей, которые отвечали за происходивший эксперимент… Ну вот у Юниса Теймурханлы из гостиницы «Гельвеция», который заодно пишет прекрасные рассказы о том, что происходит в его гостинице, был замечательный рассказ про маленького мальчика, у которого брат попал в трясину и начал тонуть. А мальчик со страху убежал домой, и когда бабушка спросила: «Где твой брат?» он сказал: «А что, разве он еще не вернулся домой?» Брат, естественно, утонул.

Вот это свойство инфантильных детей. Просто подумать, что если проблему сложно решить, то давайте сделаем вид, что её не существует, и, может быть, она уйдет сама.

Но люди, которые руководят военными экспериментами, наверное, не должны вести себя как вот такие маленькие мальчики.

Еще раз: мы не знаем о военной составляющей всей этой истории, мы не знаем, почему это засекречено: просто потому, что боятся рассказать об очередной «вундерфафле» или потому, что она нарушала некоторые международные договора? Но мы знаем, что был некий военный, — насколько я понимаю, в момент взрыва там присутствовал зам главы Минобороны Павел Попов, он это или не он отвечал, мы не знаем, — но был некий военный, который проводил опаснейший эксперимент. И, в общем, видимо, те инструкции медицинские, которые должны были сопровождать этот эксперимент, они, судя по всему, были не выполнены.

А дальше, собственно, началось всё, что мы знаем — об отключении станций, которые должны были выявлять изотопный состав, содержащихся в воздухе радиоактивных веществ. Собственно, видимо, потому и отключались, потому что это бы сказало именно о том, что взорвалось.

И, конечно, когда я после этого слышу о том, что президент Путин получает объективную и достоверную информацию о последствиях инцидента под Северодвинском, со слов Дмитрия Пескова, я, конечно, вспоминаю Щербицкого, который три дня докладывал Горбачеву, что горит шифер. Потому что, как может получать достоверную информацию Путин, если ее источником является человек тот же самый, благодаря которому после взрыва, собственно, врачам так и не сказали, какие именно радионуклиды присутствуют в воздухе.

Собственно, мы видим, Владимира Владимировича, который в марте 18-го года презентовал различные виды «вундервафли» и показывал видео летящей во Флориду ракеты. Хотя, конечно, понятно, что никто не будет в российском руководстве громить Флориду, если там только что купили пентхаус.

Ю.Латынина: Какое бы вранье не принесли Путину, никто не страдает. Сколько бы людей не умерло, никто не отвечает

И, к сожалению, это такой знакомый синдром, потому что технически несовершенные цивилизации, технически проигрывавшие цивилизации, когда они видят триумф более успешной западной цивилизации, они предавались всяким разным мечтам.

В Африке были мотабели, у которых был пророк Млимо, который рассказывал, что он может превратить пули белых в воду, а снаряды в скорлупки. Был индеец Вовока, который обещал, что если он будет здорово плясать, то же самое произойдет с белыми, будут неуязвимы индейцы от их оружия.

В России, кстати, был такой Белый Бурхан на Алтае. Некий шаман, обещал пришествие Белого Бурхана, обещал, что проклятые русские сгинут перед Белым Бурханом.

И у меня какое-то печальное ощущение, что еще в начале XX века мы были представители белой цивилизации, а Белый Бурхан был с той стороны. А вот сейчас у нас Белый Бурхан. Сейчас у нас Моисей рассказывает фараону, как он сейчас нашлет на него лягушек. И вот этот рассказ Моисея, действительно, очень красиво выглядит. Но реальность, как мы видим, выглядит по-другому.

Реальность имеет вид «Адмирала Кузнецова», которого пытались достать из дока, когда в Норвегии проводили натовские учения, и «Адмирал Кузнецов» зашел накануне этих учений в док, и спешно решили его достать, чтобы показать натовцам «кузнецовскую мать». Вместо того, чтобы достать из дока «Кузнецова» док утопили, «Кузнецову» проломили башку. На следующий день радостно сообщили, что вот наши самолеты радостно пролетели мимо натовских учений.

«Лошарик» создали — там случился пожар. Создали маленький летающий Чернобыль — подорвались сами. И еще раз напоминаю, что все чудовищные «вундервафли», которые презентовал Путин в 2018 году — это, действительно, очень старые наработки 50-х, 60-х годов, которые не реализовал даже СССР, несмотря на то, что там были действительно великие ученые и инженеры. Он их не реализовал, потому что это было слишком опасно.

Теперь в ситуации, когда, в общем, большинство, скажем так, ученых и инженеров покинули страну, потому что нету никакого повода молодому, перспективному ученому или инженеру работать в этом конструкторском бюро за очень небольшие деньги и с какими-то чудовищными ограничениями типа «Расскажи, как ты общаешься с иностранцами» вместо того, чтобы в Силиконовой долине создать свой бизнес и стать миллиардером.

Второй фактор — это, конечно, клептократия. Потому что сложно сказать, это оружие, действительно, создается для того, чтобы грозить отсель или просто для того, чтобы освоить на нем государственные деньги?

И еще один фактор, который способствует этим печальным проварам — это, конечно, полнейшая безнаказанность. Я напоминаю, что происходит в стране с 99-го года, с того самого момента, когда ГРУ или ФСБ (но, видимо, все-таки это было ГРУ, но, честно говоря, тоже не очень понимаем, кто это был) завезли в разгар взрывов в дом в Рязани мешки с сахаром…, скорей всего гексогеном, чтобы найти эти мешки и сказать, что вот мы героически предотвратили взрыв. Да, конечно, все-таки это было ФСБ.

Ю.Латынина: Выясняется, что власти живут в мире, где они могут США в пыль, а ничего такого в Архангельске не произошло

Даже если максимально мягко интерпретировать происшедшее, а я склонна как раз максимально мягко интерпретировать произошедшее и считать, что это было такое хвастовство, что они решили раскрыть поддельный взрыв, потому что не могли раскрыть настоящий, — после такого должны были полететь погоны у всех, кто это сделал. Тогда погоны не полетели.

Утопили «Курск». Кто пострадал после того, как утопили «Курск» и после того, как стало ясно в ходе расследования, что к этой аварии привела чудовищная цель ошибок и некомпетентности? Ответ: ни с кого из адмиралов погоны не полетели.

Когда в «Норд-Осте» погибли люди, кто пострадал за неподготовленную операцию? Ответ: никто.

Когда Путину, Шойгу (или кто там это был?) вручают видео, который Путин потом показывает режиссеру Оливеру Стоуну со словами, что «вот это наши в Сирии громят игиловцев*», оказывается, что это не наши в Сирии, а это американцы в Афганистане, — вот кто тогда пострадал, кто ответил за эту дезу, подсунутую Владимиру Владимировичу?

Когда сбили малайзийский «Боинг», кто ответил за это? У себя внутри, даже негромко? Когда сбили своей же ракетой, российской ракетой Ил-20, кто оказался виноват? Правильно: генералы сказали, что оказались виноваты евреи: они, суки, увернулись от этой ракеты.

Когда совсем недавно еще другая С-200 упала на Кипре, кто пострадал?

Вот это главная, наверное, проблема, не менее важная, чем клептократия. Потому что, какие бы невероятные проступки, какие был невероятные НРЗБ и промахи не совершили военные или спецслужбы, никто не страдает. Какое бы вранье они не принесли Путину, никто не страдает. Какое бы количество людей не умерло, никто не отвечает.

Плюс, как я уже сказала, когда государственные закупки, корпорации тактическое ракетное вооружение осуществляет частная компания, которая через цепочку фирм на 20% принадлежит девушке, которая занимается свадебными прическами, по совместительству являющаяся дочерью гендиректора этой корпорации.

Когда патриарх Кирилл получает звание почетного профессора Российской академии наук… У меня просто предложение: соедините эти два проводка напрямую. Давайте пусть Кирилл занимается разработками «Буревестника», и тогда «Буревестник» будет непосредственно летать на славе божией.

Собственно, к чему я это говорю? Вот мы знаем, что российские власти живут в своем особом мире. В этом мире Майдан устроила Америка, чтобы к власти пришли украинские фашисты, в этом мире Каддафи убил американский спецназ, в этом мире Навальный — агент Госдепа. Вот теперь еще выясняется, что российские власти живут в мире, где они могут США в пыль, а ничего такого в Архангельске не произошло.

И печальный мой вывод заключается, конечно, в том, что вопрос о том, когда это грохнет всерьез — это только вопрос времени, а это не вопрос, случиться ли какая-то техногенная катастрофа, это вопрос, что именно случиться. То есть поставленная нами ракета сирийцам собьет гражданский лайнер. Наш самолет-истребитель врежется в авианосец. Очередная «вундерфафля» при испытании уже упадет прямо на Архангельск. Вот, к сожалению, важный вопрос — это не вопрос, случится ли это. Это вопрос, когда это случиться и какие будут последствия. И, пожалуй, перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. Опять программа «Код доступа». И, собственно, я сменю тему и поговорю, как ни странно, ни о деле о беспорядках, а о деле, которое предшествовало делу о массовых беспорядках, которые у нас, оказывается, произошли в Москве — о деле «Нового величия». Потому что это тоже очень важное дело. И не следует забывать о том, что перед делом о массовых беспорядках было большое, гигантское количество состряпанных дел, которые были состряпаны кем?

Ю.Латынина: Вопрос о том, когда это грохнет всерьез — это только вопрос времени

К власти пришли люди, которые не умеют запускать ракеты, не умеют давать развиваться экономике, но умеют раскрывать заговоры. А чтобы раскрывать заговор, его, конечно, надо создать. Это, вообще, такая примета: вот как только у вас наступают плохие времена… ну, например, когда у вас в Средневековье начинаются голод и чума, так сразу у вас начинается преследование гомосексуалистов, ведьм и евреев, которые отравили колодцы.

Вот точно так же, как похолодание в Европе сопровождалось эпидемиям не только чумы, но и развитием инквизиции, в этом смысле ухудшение российской экономики сопровождается липовыми процессами. Много таких липовых процессов. Вот есть, например, малоизвестное, но фантастическое дело в Питере Владимира Иванютенко, который, напомню, тот самый активист, который любил ходить в маске Путина. И вот в декабре 18-го года его чуть не убили. Его ударили ножом в печень и в область сердца, но он выжил. Более того, он узнал человека, который на него напал. Он опознал в нем человека по имени Валерий Амельченко, который, как он рассказывал «Новой газете», работал на «Пригожина».

Соответственно, Амельченко, естественно, был отпущен. К нему не возникло вопросов у следствия. А к Иванютенко начал приставать некий провокатор со словами: «А давай убьем Пригожина». Иванютенко в результате отказался участвовать в этой истории. И что вы думаете? Его все равно арестовали по обвинению в подготовке убийства Пригожина.

Вот то же самое — история с делом «Нового величия». Там с самого начала было ясно, что дело высосано из пальца. И, собственно, с самого начала было ясно, что человек, который это организовывал, был милицейским провокатором. И вот «Грани.ру» нашил этого человека. Они объявили, что это гражданин Молдовы Родион Зеленский. Там это выяснилось из того, что он был арендатором помещения, в котором собирались все люди.

Ю.Латынина: К власти пришли люди, которые не умеют запускать ракеты, но умеют раскрывать заговоры

И дальше «Грани.ру» выяснили, кому принадлежит тот человек, номер которого был в материалах дела как человек, который платил за это помещение. Вот им оказался вот этот человек. Там есть у него поразительное резюме — я не знаю, насколько оно справедливое, — что он, дескать, обслуживать частную клинику в Лондоне, финансовую корпорацию в Париже, что он ездил в Сирию по работе. В Сирию по работе — это уже интересно.

А вот самое интересное — это страничка, которую он вел в Фейсбуке под псевдонимом Родион Понятовский. И там он рассказывал про фашистов в Киеве. Соответственно, возникает вопрос: а если человек рассказывает про фашистов в Киеве, про проклятый Майдан и про всё прочее, то с какого рожна он организовывал всю ́ту молодежную организацию, устав которой он написал сам, причем так, что он попал под признаки экстремистской организации?

И вот что в данном случае в этом деле «Нового величия», когда дети, буквально дети оказались за решеткой, произошло? Я напомню, что это было одно из первых дел, которое консолидировало общество. И вдруг против этого дела выступили мамы, выступили родители, которые поняли, что любой из их детей может оказаться за решеткой просто потому, то чекистам хочется состряпать продвижение по службе.

То же самое произошло с делом Серебренникова, на которого взъелись по конкретной причине. Не то там был какой-то роман с сыном не того генерала, не то там новое руководство Минкульта не смогло с ним подружиться. Ну, вот результат: режиссер с мировым именем, по которому катается следователь и произносит всякие абсурдные тезисы, например, говорит, что «спектакль не состоялся, деньги на спектакль вы украли, а если вы мне приносите рецензии на состоявшийся спектакль, то откуда я знаю, что они не поддельные?»

И вот мы теперь видим, что, несмотря на полный бардак Серебреникова с финансами, на проект, в котором он участвовал, было потрачено больше денег, чем давало государство, и мы видим, что тоже в деле Серебренникова произошла консолидация элиты, потому что вдруг каждый понял, что его могут посадить.

Вот то же самое мы видим в деле о массовых беспорядках. Такое же высосанное из пальца, потому что инквизиции всегда свойственно изобретать ведьм. И снова мы видим новую нарастающую консолидацию элиты, когда даже та же самая Валерия Касамара, которая, мы понимаем, будет в Мосгордуме представлять, конечно, «Единую Россию», партию власти, — даже она говорит, что это слишком.

У нас, вообще, чудесная вещь случилась: у нас Чемезов заговорил! Чемезов — генеральный директор «Ростеха», кавалер ордена За заслуги перед отечеством вдруг заявил, что то, что произошло — «люди сильно раздражены, и наличие здравой оппозиции идет во благо любому органу, представительному собранию и, в конечном счете, государству. Это мы уже проходили», — говорит Чемезов. Ну, конечно, из того, что это Чемезов говорит, ясно, какая борьба бульдогов под ковром происходит.

Ясно, что то решение, которое принято, оно наверняка одобрено на самом верховном уровне, но, судя по всему, его инициативниками были непосредственно Золотов и Бастрыкин. Но мы видим, какая консолидация общества, гораздо более неприятная для власти, происходит, когда общество начинает не соглашаться с делом о массовых беспорядках, и начинает соглашаться с тем НРЗБ, который происходит.

Я напоминаю, что на этой неделе выяснилась очень смешная история, что вот Егор Жуков, студент вышки, который, очевидно, станет символом консолидации протеста, ему предъявляют обвинение в массовых беспорядках и доказывают видео. На видео даже милицейская экспертиза подтвердила, что другой человек. Обвинение осталось, несмотря на то, что видео нет.

Мы видим, что, с одной стороны, есть стремление задавить протест любой ценой. Прекрасны особенно иски, которые подает ресторан «Армения», которому в ответ обрушили рейтинг в TripAdvisor. И очень важно понять, что когда ресторан «Армения» поймет, что иск стоил ему больше — а это общество может сделать, — чем всё благорасположение властей, которое он в результате получит, то тогда в обществе что-то сдвинется.

Что касается с печальной истории с выборами в Мосгордуму, по которой на этой неделе разгорелась горячая полемика, в частности, между Навальным и Ходорковским. Навальный продолжает настаивать на «умном голосовании». Ходорковский тоже говорит справедливую вещь: «Ну как же можно голосовать за тех же самых людей из коммунистов или других партий, которые только ищут способы продаться властям подороже, и которые утверждают, что в Москве были массовые беспорядки? Давайте голосовать за тех, кто говорит, что массовых беспорядков не было».

Я должна сказать, что, конечно, это спор мне кажется достаточно бесплодным. Первое: надо понимать, что Государственная дума будет нелегитимна. Точно. Государство уничтожило легитимность будущей Мосгордумы, не пустив туда тех кандидатов, которые реально собрали голоса и рассказывая по этому поводу сякие глупости.

Ю.Латынина: Из того, что это Чемезов говорит, ясно, какая борьба бульдогов под ковром происходит

Вот вчера здесь в студии сидел Сергей Пархоменко, и он очень подробно препарировал утверждение Владимира Владимировича о том, что этих кандидатов не пустили, потому что у них были голоса «покойников». И он говорил о том, что, в частности, 4 голоса «покойников», например, нашлось у Любови Соболь.

Дальше возникает вопрос, каким образом 4 голоса «покойников» — что не могло никак повлиять на общий результат — нашлось у Любови Соболь. И ответ же тоже очень интересный. Потому что существует только два способа, каким это могло произойти. Либо это был заранее внедренный провокатор, который собирал подписи, и мы знаем такие случаи, и были штабы в Москве, которые делали всё, чтобы сорвать выборы; либо это были просто люди — это более сложный вариант, — на «кубы» с поддельными паспортами, в которых значилось имя покойников.

То есть это была спецоперация. Такую спецоперацию вычислить невозможно, но, в принципе, она не должна ничего значить, потому что 4 человека — это ничто.

Поэтому, собственно, когда Владимир Владимирович говорит, что независимые кандидаты были сняты, потому что у них обнаружились «покойники», это просто неправда. Они были сняты, потому что эксперты в массовом порядке признавали подписи настоящих людей фальсифицированными. А когда эти настоящие люди массово пошли в избиркомы со словами «Это наши настоящие подписи и даты тоже проставлены нашей рукой», члены избиркомов сказали: «Извините, мы не можем принять ваши заявления. У нас есть подпись экспертов, что вы не существуете. А ваши утверждения нам не важны».

Вот в эти условиях и, тем более, после того, как появились фиктивные дела о массовых беспорядках, Мосгордума будет нелегитимна — это первое, и, мне кажется, самое главное.

Дальше идет второй вопрос, каким наилучшим способом, если человек хочет, может подчеркнуть нелегитимность этой думы? Мне кажется, что, конечно, это тогда все-таки «умное голосование». Потому что мы видим, что, похоже, что «умное голосование» считается остальной угрозой.

И, собственно, мы только что видели удивительную историю: коммуниста Владислава Колмогорова, которого сняли, как только Яшин порекомендовал за него голосовать. Колмогоров тут же снялся и честно объяснил сам, что при объединении голосов, он может выиграть у административного кандидата.

Вот, наверное, это ответ. Но я хочу напомнить, что самое главное, что происходит — что в условиях, если выборы сорваны — а выборы уже сорваны, — то за кого ни голосуй, ничего легитимного не получится. В этом смысле государство одержало тактическую победу. Оно не допустило к выборам тех кандидатов, которых она боялась.

Это абсолютно пиррова победа, абсолютно стратегическое поражение, потому что сейчас на самом деле обе стороны этой войны — фактически, как я уже сказала, государство объявило обществу войну, — находятся в очень нехорошем положении. Потому что, с одной стороны, Навальный не получил того, чего хотел. Общество, оппозиция не получили того, чего хотели. А, с другой стороны, государство капитально просчиталось в реакции и капитально просчиталось в размахе недовольства.

Еще несколько историй, о которых я не могу не рассказать. Я хочу перейти к французскому президенту Макрону, который бьет тревогу. Наш французский Юпитер — я напомню, что Макрон сам себя скромно сравнил с этим персонажем — заявил, что «наш дом горит». В буквальном смысле горит. Вы, может быть, решите, что Макрон беспокоится об исламистах, которые заполонили Францию, беспрестанных поджогах церквей, об угрозе светским ценностям. Нет, президента Макрона заботят леса Амазонки. Президент Макрон заявил, что амазонский дождевой лес, «легкие планеты» находятся в огне, и заявил, что это интернациональный кризис и что «семерка» должна это непременно обсудить.

Ю.Латынина: Государство уничтожило легитимность будущей Мосгордумы, не пустив туда кандидатов, собравших голоса

Собственно, я это говорю, переходя к международным новостям. Потому что вот представьте себе, я вам рассказала историю о том, как президент Трамп пригласил Путина к себе к Кэмп-Дэвид в личную резиденцию за пару дней до саммита «семерки» в Биаррице и произнес бы при этой встрече речь о необходимости новой архитектуры доверия и безопасности, которые позволят устранить недопонимание, которое возникло в 90-х годах. Его гость использовал бы эту встречу для публичного заявления о том, что в России произошли беспорядки, что в Архангельске ничего не случилось. И в ответ бы услышал ничего не значащие рассуждения.

Я полагаю, что все бы просто сошли с ума и закричали: «Вот же ясно: Трамп — агент русских!» Потому что такое очевидно заигрывание с Путиным в тот самый момент, когда в стране творится вот то, что творится в последний месяц, ну, как-то уже совсем неприлично выглядит.

И я хочу сказать, что Макрон всё это сделал. Он пригласил Путина в свою летнюю резиденцию Форт Брегансон. Он дал ему рассказать о беспорядках. И вот все эти цитаты, которые я говорила сейчас из Макрона на фоне дела Егора Жукова, на фоне этих повторяющихся арестов… Это же совершенно потрясающее изобретение, когда вдруг оказалось, что зачем заморачиваться настоящим уголовным делом? Можно просто все время сажать на 10 суток и арестовывать снова и снова. Это просто знаете, во Франции были такие НЕРЗБ, когда король мог любого бросить в Бастилию и ничего сделать было нельзя, без всякого суда. У нас вот такой вот принцип револьверного ареста — изобретение.

И, собственно, это удивительная история, которую мы видим, когда Макрон, человек, у которого очень сильно покачнулся рейтинг, начинает поднимать этот рейтинг за счет внешней политики, как это делают всегда все лузеры. Вот нет более грозного врага Великобритании, чем Макрон. Такое впечатление, что Макрон до сих пор ведет столетнюю войну с Великобританией. И, собственно, всё, что делает Макрон, это показывает, насколько Евросоюз потенциально опасное образование, и что у Великобритании были очень серьезные резоны из него начать выходить.

Кроме того Макрон борется с глобальным потеплением, с бразильскими лесами. Вот что интересно, что там, в Бразилии горит, по-моему, 2 миллиона гектар. У Путин сгорело, по-моему, уже 9. Но почему-то по поводу сибирских лесов Макрон ничего не сказал.

И вот мы видим эту удивительную историю, когда эти два одиночества нашли друг друга, потому что Путину нужен какой-то партнер — протиснуться обратно в «семерку». А Макрону нужно помахать Путиным как такой штукой: «Вот видите: я могу разговаривать с Путиным».

А вообще, вы знаете, это удивительно, что все либеральные газеты полны рассказами о страшных правых, которые финансируются Кремлем, и это до известной степени правда. Да, действительно, есть правые партии, которые финансируются Кремлем. Но такое впечатление, что этими многократными попытками Макрон объясняет Путину, что «вы знаете, не надо финансировать правых — можно договариваться прямо со мной».

Я это рассказываю к тому, что мы видим, что нету сильного Кремля — есть слабая Европа. Вот точно так же, как нет сильного ислама — есть слабая Европа, точно так же есть современный Евросоюз, есть современная Европа, которая предала все ценности, которые ее сделали Европой, в том числе, это были достаточно правые ценности, в том числе, это были ценности и свободы слова, защиты частной собственности, и самое главное — это были ценности сильной и военизированной экономики. Потому что, в общем, то, что происходит на наших глазах с разрастание большого количества режимов, которые попирают всякие международные нормы, и которые достаточно скверно относятся к своим гражданам, и которые, что главное, достаточно скверно относятся к своей экономике.

Ю.Латынина: В условиях, если выборы сорваны, то за кого ни голосуй, ничего легитимного не получится

Вместо того, чтобы развивать экономику, эти режимы превращают ее в междусобойчик, в котором лучшие части экономики отдаются на прокорм друзьям. Эти друзья обеспечивают голосование за данного президента. Это такие неоархаические режима, в которых государство является инструментом обогащения, и эти режимы считают, что если кто-то богат помимо государства, то это очень плохо, потому что это создает возможности для независимости этого человека. Быть богатым независимо от государства в этих режимах политически неблагонадежная вещь.

Естественно, эти режимы страшно экономически проигрывают, но, тем не менее, они достаточно устойчивы. И причина, почему они устойчивы, кроется не только в их собственной устойчивости. Она кроется в том, что Европа престала выполнять те функции мирового санитара леса, которые она выполняла в XIX, XX веке, потому что в XIX, XX веке таких режимов было очень много. Их, собственно было очень много 22 тысячи лет назад. Но в XX веке такие режимы не выживали.

Если японский император не проводил модернизацию общества, если бы Ататюрк не проводил модернизацию общества, то такие режимы не выживали. И вот, собственно, мы видим, что такие режимы начали выживать. Более того, Европа очень часто с ними заигрывает. И они выживают не потому, что они сильны, а они выживают, потому что Европа стала слабой.

Кстати говоря, собственно, о самих пожарах. Может быть, я поговорю потом отдельно, потому что это особый разговор. Разговор очень важный, потому что, действительно. в Сибири сгорела чёртова туча леса. И нам одни люди объясняли — в основном чиновники, — что это ничего страшного, что пожары естественны, что горит — и пусть горит, миллионы лет горело.

А в это время сибирские города задыхались в дыму, особенно Красноярск. И говорили: «Мы вдыхаем этот дым…» и это было страшно, потому что это было как в Москве в 2010 году, когда была очень высокая смертность от подобных пожаров. Потому что дым — это одна из самых канцерогенных вещей, которая существует на свете. Дым — это, действительно, очень опасно для здоровья.

Я не уверена, что я буду говорить об этом сейчас. Может быть, я отдельно запишу какую-то программу. Но я бы очень коротко сказал, что, с одной стороны, это, действительно, совершенно естественная вещь. Да, Леса горели миллионы лет. И даже существуют специальные растения, которые называются пирофитами, их очень много, которые приспособлены для пожаров. Скажем, есть австралийские виды деревьев, у которых шишки раскрываются только после пожаров.

А, с другой стороны, то, что естественно, не обязательно для человека. И это очень важный момент, потому что у нас есть очень много зеленых, которые настаивают на том, чтобы мы жили в гармонии с природой. А вот как раз человеку плохо жить в гармонии с природой. Человеку хорошо под себя подстроить природу. Человеку хорошо сделать так, чтобы леса не горели, несмотря на то, что это вполне естественно. И вообще, не надо, чтобы были леса. Надо, чтобы были сады. Сад — это перестроенный под человек лес.

И последняя маленькая история, которую я хочу рассказать, это история о городе Сан-Франциско, который стал первым городом человечества, в котором больше нет преступников и нет наркоманов, вообще ни одного. Вы скажете, как это возможно? Тем более, что преступность в Сан-Франциско зашкаливает. Очень просто: город запретил использовать слова: «нарушитель закона», «наркоман» и «уголовник». Теперь, например, вместо слова «осужденный преступник», будет использовано слово «личность, у которой были связи с правосудием», или он будет называться: «вернувшийся резидент». Вот малолетний преступник будет теперь называться «молодая личность, на которую воздействовала система ювенальной юстиции». Что касается наркомана, то он будет теперь «человеком с историей употребления субстанций». Вот вы, например, диабетик — вы употребляете субстанции. И наркоман тоже употребляет.

Это, конечно, удивительная история, потому что напоминает она историю, которая случилась в Китае много тысяч лет назад, когда там существовала такая партия правильных имен. И, конечно, то, что принял городской совет Сан-Франциско — это еще окончательно не утверждено, — это, конечно, полная оруэлловищина, потому что такое впечатление, что левые в Америке хотят сказать, что напрасно думали, что НРЗБ Советским Союзом. СССР умер, но Оруэлл живет.

И, конечно, поразительная сама идея, сам способ избавления города от преступников с помощью переименований, который сильно напоминает историю про волшебника Гудвина, Изумрудный город и зеленые очки.

Ю.Латынина: Мы видим, что нету сильного Кремля — есть слабая Европа

К сожалению, как я уже сказала, когда левые занимаются надеванием на себя зеленых очков как внутри городов, так и внутри международных ситуаций, такие страны, как наша, как страны Ближнего востока, Латинской Америки именно поэтому погружаются всё больше в архаику, из которой их некому вытащить за уши, потому что нету больше международной конкуренции. Всего лучшего, до встречи через неделю!

* — ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире