'Вопросы к интервью

М.Курников Здравствуйте! В эфире программа «Код доступа». И с нами по Скайпу — Юлия Латынина. Юля, слышно ли нас?

Ю.Латынина Да, всё замечательно.

М.Курников Отлично! В московской студии — Максим Курников, который страхует на случай, если будут какие-то проблемы со связью. Кстати, со связью в центре Москвы были серьезные проблемы.

Ю.Латынина Это уже, знаете, как у Ленина было написано: Надо брать почту и телеграф. Поскольку в те времена мобильной связи не было, и, соответственно, контрмеры совершенно понятные. Я думаю, что контрмеры… вот тут еще по YouTube нас можно видеть. Я думаю, что меры будут приняты и против YouTube. Потому что по мере того, как популярность власти будет падать, понятно, что ее ожесточенность будет расти.

И если учесть, что царствование Владимира Владимировича началось с того, что он сделал контроль над телевидением. А теперь контроль над телевидением у него-то есть, да только телевидение никто не смотрит.

Я много раз говорила эти цифры, что когда смотрит 5 миллионов человек программу «Время» средним возрастом старше 65 лет и 24 миллиона посмотрели расследование Навального…

Впрочем, к нашим баранам, потому что, конечно, мы видели на этой неделе продолжение войны власти против народа. Они ввели план «Крепость», и они, действительно, считают себя осажденной крепостью. И понятно, как им не хочется рассказывать, что ее осаждает кто-то из-за рубежа и какие-то враги. Вот проблема в том, что ее осаждает народ.

А вообще, я должна сказать, что мы теперь знаем, почему не тушат пожары в Сибири. Что говорили про пожары в Сибири? Что людей нет тушить эти пожары. И мы понимаем, почему этих людей нету — потому что они все заняты в Росгвардии.

Мы могли сегодня посмотреть на эту сплошную оборону, которую заняли от «огня революции». Копали траншеи, сцелялись руками, перекрывали движение. Когда перекрывали движение, тут же на некоторых правительственных СМИ появлялись видео возмущенных автомобилистов, которые жмут на клаксоны, и нам сообщали, что это, оказывается, движение перекрыли протестующие.

Ю.Латынина: В сказках рыцарь спасает девушку от дракона, а наши рыцари путинские спасают драконов от девушек

То есть у нас полыхало на этой неделе два пожара: в столице: митинг и 11 миллионов га горит в Сибири. И мы совершенно видим, что важнее для власти. И они честно нам говорят, что нет людей тушить в Сибири и техники нет.

Ребята, а как нет? 340 тысяч человек, которые едят золотовскую капусту. Слушайте, а у меня предложение: давайте сэкономим на золотовской капустке, давайте ее покупать — сколько она там, в три раза дороже? —и освободившиеся деньги бросим, например, на Сибирь.

Я уже не говорю о том, что хотя бы часть этих доблестных рыцарей, которые закрывают забралами лица… Кстати, вы заметили, что обычно в сказках рыцарских рыцарь спасает девушку от дракона, а наши рыцари путинские делают наоборот: они спасают драконов от девушек.

Вот есть такой большой дракон, которому они служат, и есть Люба Соболь, которую они, значит… Кстати, совершенно потрясающий персонаж, конечно. Я думаю, что сейчас Люба заслуженно становится просто номер два после Навального. Человек с железным характером, не побоюсь этого слова — с яйцами (я думаю, Люба не обидится), кстати, в отличие от этих. У них железная, кстати, только броня, на счет их яиц, я не знаю. Потому что когда вчетвером дубасят девушку, вторичные половые признаки, конечно, присутствуют, но я не уверена, что они мужчины.

Ну, так вот я про наших рыцарей, которые служат дракону и убивают девушек. Мы видим войну этих закованных в броню людей. Как они сегодня сказали, пришло на митинг 350 человек. 700 уже задержали. Задержания зверские. В том числе, как в ОВД Печатники, где представиться человек попросил тех, кто его задерживал, что, в общем, на самом деле, нормально. Если ты представляешь закон, а не являешься грабителем банка или террористом, которые обычно носят черные маски, то ты можешь представиться гражданину.

Потому что это, на мой взгляд, тоже очень важная вещь. Ведь кто носит черные маски? Черные маски носят террористы, черные маски носят грабители банков. Ну, вот еще эти прекрасные люди носят маски.

Кстати, о рыцарях. Я бы обратила ваше внимание вот на что. Средневековые рыцари в силу просто технических особенностей — у него была большая броня, у него было забрало, чтобы не попал по хлебалу, соответственно, копьем вражеским, он был вынужден это забрало, опускать, поэтому у средневековых рыцарей очень сложно стояла проблема идентификации.

Так вот, если вы помните, средневековые рыцари, те самые, которые боролись с драконами, а не на стороне дракона, они её всегда решали, потому у них была разработана специальная геральдика. Что такое геральдика? Это твои позывные. Вот ты на шлеме опустил забрало, но у тебя везде — и на крупе коня, и на попоне, и впереди — вышито и на щите вышито, чтобы никто не ошибся и не подумал что ты рыцарь Пупкин, если ты рыцарь Гукин.

Это я к тому, что когда вы боретесь с драконами, вы всегда гербы свои держите на щите, а когда вы боретесь на стороне дракона, то вы как грабитель банков реагируете… Ну, представьте себе, человек приходит к грабителю банков во время ограбления и говорит: «Представьтесь!». Конечно, получит, как этот мужик в ОВД Печатники.

И важные происходят события. Понятно, что это митинг был меньше, чем на прошлой неделе, потому что нельзя каждый день как Мюнхгаузен совершать подвиг. К тому же разрешили еще митинг 10 августа. Мы прекрасно понимаем, что его разрешили ровно потому, чтобы человек поскреб себе репу, подумал: Ну, хорошо, 10 августа есть шанс, что дубинкой все-таки не дадут. Мы же все-таки не мазохисты, человеку не очень приятно получать дубинкой.

Вот я не знаю, с той стороны люди что испытывают. Потому что я сильно подозреваю, что некоторые люди от ударов дубинкой, которой они дают, получают удовольствие. Это вот как в песенке «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик». Они после этого они кайф испытывают, какие они крутые.

Но, поскольку, как я уже сказала, у нас в Росгвардии 340 тысяч человек, я думаю, что все-таки 340 тысяч садистов нельзя набрать в России. Я думаю, что значительная часть из них, конечно, не испытывает.

И вот какие важные события происходят. Оказывается, что в отделениях милиции после прошлого митинга не очень зверствовали большинство людей сообщало, и называли задержанных политическими, то есть это все-таки не Росгвардия, которая специально обучена, натасканная на человечину.

Ю.Латынина: Самая серьезная история — это история с «Шашлыком Live», который позорно провалился

А самая, на мой взгляд, серьезная история — это история с «Шашлыком Live», который позорно провалился. Как это по-американски говорят flop. Вот это был дикий flop. Сначала отказались «Текила Tequilajazzz» и «Браво», но они еще так отказались: «Мы тут… не знаем, где мы, короче говоря, не успеваем. Потом Кортнев отказался со словами: «По этическим соображениям не могу вести». А потом, соответственно, «Ногу свело» Максим Покровский опять же отказывается именно со словами: «Ребята, я не могу выступать на хиханьки и хаханьки, когда в центре Москвы людей бьют.

Это большая история, когда люди, которые должны быть вне политики — они музыканты… Вот Гергиев, если вы помните, в 2008 году не отказался от возможности провести концерт рядом с концлагерем. Вот когда он выступал в столице Осетии Цхинвале, а там в этот момент прямо в клетке содержались пленные грузины, вернее, не пленные, а, в том числе, и просто люди, не военнослужащие, а в ходе этих этнических чисток заграбастанные. Вот Гергиев дирижировал, а вот Кортнев и «Ногу свело» не хотят. И это важно. Потому что вот Путин плавал в батискафе, когда рыцари Путина проламывали головы прекрасным дамам, а Кортнев и Покровский отказались.

И, на мой взгляд, это, конечно, большая история. Вообще, я считаю, что мы две сказки видим на наших глаза осуществляющихся, только, я бы сказала, сказки по-кремлевски. Один сюжет сказки я уже сказала. Это рыцарь, который защищает дракона от прекрасной дамы. А вторая прекрасная сказка, которую нам сейчас рассказывают… Есть популярная тема, когда царь в сказке посылает молодца за тридевять земель: «Принеси то, не знаю, что» — и молодец приносит.

Вот точно так же царь в нашей сказке послал молодца Навального за 3% подписей собрать в течение месяца, что, в принципе, невозможно выполнить точно так же, как и то, что царь заповедовал в сказке. Молодец принес свои 3% подписей. Его встречает ОМОН и говорит: «А ну пошел-ка в кутузку!»

А вообще, конечно, больше всего мне нравится история, которая происходит с цифрами у них. Вот они уже сказали, что задержали 700 человек при пришедших 350. В прошлый раз они сказали, что пришло 2 тысячи и задержали 1,5. Но, конечно, тут было бы правильней наоборот сказать, что пришло 1,5, а задержали 2. В общем, с перевыполнением плана задерживают — 150% задерживают. Раньше у нас было 150% голосующих от числа граждан, а теперь у нас 150% задержанных от числа пришедших на митинг.

Ищут уклонистов. Еще надо объявлять, что будут искать алиментщиков и двоечников, прогульщиков физкультуры и уроков начальной военной подготовки.

И специально, чтобы задерживалось спокойно и легко, ВЦИОМ сообщил нам, что 61% москвичей одобрил разгон предыдущего митинга. (и 69% россиян). Вчера они об этом сообщили, специально под субботу, чтобы защитники дракона от прекрасной дамы ловчее работали дубинками, чтобы они понимали, что народ сочувствует дракону, народ на стороне дракона. Но это, напомню, тот самый ВЦИОМ, у которого рейтинг Путина за один опрос сказал от 30 до 70.

Я тут должна вот тут что сказать. Я, конечно, не принадлежу к числу тех прекраснодушных, наивных людей, которые считают, что весь народ против Кремля, только скрывает. Я, конечно, должна сказать, что это полная фигня, этот вциомовский опрос, потому что давайте просто сообразим. Простая арифметика. 80% москвичей знают о митингах. Дальше вопрос — откуда? Потому что по ОРТ, как мы знаем, митинг не показывали. Там показывали батискаф, в котором Путин. Ну, допустим, кто-то там посмотрел РЕН ТВ, которые рассказывали, я не помню, как они в стихах, но что-то, кажется, агенты кровавого Госдепа нападали на наш доблестный ОМОН, своими зубами вцеплялись ему в дубинки, и так 10 раз.

М.Курников Обмазывали своей кровью практически.

Ю.Латынина Да-да, обмазывали своей кровью. И, допустим, кто-то посмотрел РЕН ТВ, и видели они вот эти вот… Но я думаю, что те 80% москвичей, которые знают о митингах, скорей всего, знают о них из независимых или оппозиционных СМИ. И видели они эту отвратительную картинку, как эти мордовороты несут вчетвером одну девицу. И, я думаю, что, поскольку эта картинка, скажем так, не отвечает архетипическим представлениям среднестатистического человека о прекрасном, вряд ли они из тех, кто знает, были на стороне ОМОНа. Это история о том, что 80% москвичей знает из независимых или оппозиционных СМИ или просто на улицу выглянул в тот момент, когда там ходили люди. Так от она напрочь, конечно, противоречит, конечно, вциомовскому опросу.

Ю.Латынина: Соболь сняли, потому что она бы выиграла выборы, потому что за нее бы проголосовало больше 50% пришедших

Вторая вещь, которая абсолютно противоречит вциомовскому опросу, элементарная вещь: Скажите, а чего, вообще, их сняли-то — и Соболь, и Яшина, и Янаускаса? Очевидный ответ: их сняли, потому что они бы выиграли.

Я в прошлый раз уже говорила или позапрошлый, я приводила эту страшную для власти арифметику, что когда Гудков сдал все подписи, которые ему были нужны, чтобы попасть в эти три процента, это было где-то на тысячу голосов меньше, чем получил предыдущий победитель выборов по этому району.

Я повторюсь, в чем кипиш-то. Кипиш заключается в том, что власть поставила доброму молодцу непреодолимые условия: «Принеси молодильное яблочко». Вдруг оказалось, что яблочко было принесено. И, конечно, в тот момент, когда эти 3% подписей были собраны, оказалось, что практически была проведена агитационная избирательная кампания, которая неизбежно при не очень большой явке на московских городских выборах закончится победой именно этих кандидатов.

И Соболь сняли, потому что она бы выиграла выборы, потому что за нее бы проголосовало больше 50% пришедших. Теперь вы мне говорите, что 70% одобряет, когда ее выносят вместе и диваном голодающую. Ну, чего мы не лепите-то? У вас от «партии жуликов и воров» никто не идет. А это, понимаете, какая на самом деле трагедия, потому что вы же посмотрите, сколько людей, которые были просто уголовными преступниками, в том числе, совершали убийства — те же самые Цапки, — оказывались членами этой партии. Я ничего не говорю, мы никто крышечку не поднимал, но есть подозрение, что это как с индульгенциями. Что делали с индульгенциями? Они продавались. Почему, кто покупал индульгенции? Естественно, не святые люди. Индульгенции покупали разбойники и убийцы.

Вот представляете, какая экономика порушена, когда оказалось, что нельзя идти от «партии жуликов и воров» и, страшно сказать, чтобы кого-нибудь не оклеветать и, соответственно, нельзя, как бы это сказать… реализовать некоторые возможности, связанные с тем, когда не очень честные люди очень хотят каким-то способом попасть в списки этой партии. Вот кубышка накрылась.

Как этот опрос был произведен. Я вам сейчас зачитаю. Это гениально. Это называется вопрос, цитирую: «Для участия выборов в Мосгордуму кандидаты должны были собрать подписи. После проверки подписей Мосгоризбирком признал часть подписей недействительными у Геннадия, Дмитрия Гудковых, Яшина, Соболь. Одни считают, что избирательная комиссия должна действовать в этой ситуации в соответствии с законом и отказать кандидатам, которые всё нарушили. А другие считают, что, несмотря на нарушения, комиссия должна была всех зарегистрировать. С какой точкой зрения вы в большей степени согласны?» И значит, согласилось с этим — внимание! — 54%.

Можно, знаете, еще какой вопрос задать? Что делать со шпионом Госдепа Навальным, который ест по ночам младенцев? И представляете, 46% ответили: «А вовсе Навальный и не ест». То есть после это ну не то что наводящего вопроса… ВЦИОМ, который выступил совершенно не в качестве социологической службы, а, наоборот, в качестве пропагандистской службы…

Товарищи из ВЦИОМа, а давайте тогда зададим вопрос так: «Кандидаты собрали подписи, несмотря на то, что это совершенно ублюдочный закон, который, действительно, очень сложно выполнить. Им отказали в регистрации, и после того, как им отказали в регистрации, выяснилось, что большая часть забракованных подписей забракована или фальшивыми экспертами на основании ошибочных выводов или на основании того, что при проверке подписей намеренно были перепутаны данные кандидатов, которые ввели. И после того, как люди, которые оставляли свои подписи, пришли к избиркому и сказали: «Вот они мы. Мы оставляли подписи, пожалуйста, учтите наши подписи», им товарищ Реут ответил свою знаменитую фразу: «Мы не знаем, как на вас воздействовал Яшин, чтобы вы сказали, что это ваши подписи. Мы верим нашему эксперту». Вот давайте это расскажем гражданам и спросим после этого, правильно ли не зарегистрировали?

Кстати, у нас эсэмэски: +7 985 970 45 45. Еще одна замечательная история, на мой взгляд, которая на этой неделе появилась. Это, конечно, поиск организаторов митинга. Вернее, две истории. Это, конечно, Навальный, который сразу после того, как рассказал о госпоже Сергуниной… До этого мы еще дойдем, это отдельное удовольствие, это, вообще, просто классика жанра. Потому что после того, как я посмотрела расследование Навального о Сергуниной, у меня все вопросы о том, почему московские власти сняли оппозиционных кандидатов с выборов, просто отмерил сами собой. Потому что, представьте себе: пустить этих людей — и после этого весь бизнес у Сергуниной рухнет. Вот просто. Какой там Кремль, какие там силовики, какие там чекисты? Всё, своя кубышка накрылась. Но к Сергуниной — это мы попозже.

Ю.Латынина: Вся наша внешняя политика — это такой большой троллинг

И вот после того, как это Навальный опубликовал, теперь, оказывается, это он у нас занимается отмыванием денег. Ну, просто ФБК — то самое место, где можно мыть деньги. Это интересно, это люди самоубийство должны совершать, чтобы через ФБК мыть деньги.

И второе — не пропустим уголовное дело. Это организаторы митинга. Я вам сразу скажу, что организаторы этих митингов в порядке убывания значимости: во-первых, Владимир Владимирович Путин, во-вторых, ФСБ; в-третьих, администрация президента, в-четвертых, Собянин. Потому что, как они организовали этот митинг? Очень просто: они поставили невыполнимые условия оппозиции. Когда она их выполнила, и стало ясно, что в процессе выполнения оппозиция использовала эти невыполнимые условия как рычаг для дополнительной агитации, для сбора голосов и для победы на выборах, то те, кто выполнил невыполнимые условия, отказались рассматривать, а тех, кто их и не выполнял, соответственно, зарегистрировали.

И знаете, что это мне напомнило? Представьте, вы сидите в кафе с девушкой. И к вам подходит бугай и начинает объяснять, как он ей вдует и начинает, короче, волочь ее за волосы. Что вам приходится делать? Ответ: вам приходится драться. Даже если вы не имеете шансов, все равно вы же не можете смотреть, как вашу девушку волокут в подсобку. Вот оппозицию поставили в такие условия. С одной стороны, шансов она не имеет, с другой стороны, не драться она в этих условиях не может.

И, конечно, поскольку главными организаторами были наши же собственные власти, то в результате нет никакой организации, а есть сеть, вот как «желтые жилеты». Вот люди, которые видят, как девушку волокут в подсобку, выходят. Потому что эта девушка называется российская свобода, российская демократия. Конечно, она там уже давно в подсобке, над ней уже 20 лет стараются. Но тут впервые появился шанс из подсобки вырваться.

И кроме того, я думаю, что они еще ищут организаторов почему? Потому что сами-то они все организуют. Они-то знают, что вот их титушки без бабла не будут функционировать ни одну секунду. Когда они троллей где-то организуют где-то на американских выборах… Есть же простой тролль. Ни один тролль не напишет комментарий без денег, потому что на то он и тролль. А они, собственно, все тролли. Вообще, если честно, вся наша внешняя политика — это такой большой троллинг.

Вот что думает тролль? Он думает: «Слушайте, сколько же платит этому Навальному Госдеп? Потому что, ну мне платят копейки — меня никто не слушает. А его слушают. Значит, наверное, ему должны платить миллионы». Я думаю, что это у них, конечно, профессиональная деформация. И с этой профессиональной информацией у них связана эта вот эта теория заговора. Они не понимают, что протестуют люди потому, что российская власть превратилась в одно сплошное воровское болото. И как только против этих людей, которые воруют и разворовывают Россию, начинают выступать, они…

Вот есть главное желание агрессоров в нынешнем мире: выставлять себя жертвами. И, конечно, есть масса желающих уличить того, кто отвечает на этот вызов, брошенный российской свободе, то в экстремизме, то в бескомпромиссности уличить. Потому что вот есть правило пропаганды. Оно заключается в том, что для тех, кто поглупее, вы выставляете совершенных троллей или РЕН ТВ, которое рассказывает про происки агентов Запада. А для тех, кто попросвещенней, вы выставляете разных Кашиных, Богомоловых и Красовских.

Я, наверное, про это после новостей буду говорить, но появилось у нас какое-то огромное количество непомерных вегетативных текстов от разных мастеров художественного словоблудия. Вот я зачитываю ректора Российского института театрального искусства — это ГИТИС — Григорий Заславский: «Я считаю, нельзя становиться марионеткой и игрушкой в руках тех, кому нужен конфликт, для кого чем хуже, тем лучше». Ау! Деятель Заславский, Навальному не нужен был конфликт. Ему нужны были выборы. Его люди получили право участвовать в этих выборах. Конфликт был нужен силовикам. Вот представьте себе, поступает человек в ГИТИС, пишет сочинение. Получает двойку — удивляется, потому что у него абсолютная грамотность. Просит: «А можно посмотреть, за что я получил двойку?» Смотрит сочинение и видит, что у него было написано: «корова»…

М.Курников Продолжим мы уже после новостей.

НОВОСТИ

М.Курников Продолжаем программу «Код доступа». По Скайпу — Юлия Латынина. Мы говорили о «карове» через «А», которая у нас возникла в сочинении.

Ю.Латынина Да. Мы, собственно, говорили о другом — о легких стрелках, которых после тяжелой артиллерий пропагандистской, что всё это выдумал Запад, что всё это оплачивает кровавый Ходорковский… Вот Березовского нет, но, может быть, он из ада оплачивает. Вот я предлагаю российским следователям завести, что Борис Абрамович по воскресеньям или по субботам — когда там его отпускают из ада?.. На самом деле, это же, действительно, большая история. Вот протокол опроса, что Алексей Навальный, оказывается, пошел на сделку с дьяволом. Вот он не просто отмывает деньги, а деньги дьявольские. Деньги эти лично ему Мефистофель вместе с Борисом Абрамовичем… Борис Абрамович как раз на субботу воскрес, вышел из ада и специально вытащил этот котелок с золотыми монетами. И, конечно на самом деле все эти золотые монеты превратились в бумажки. И мне кажется, что это какая-то гораздо более, во-первых, хотя бы красивая фабула, чем то, что они пытаются Навальному пришить.

Так вот, кроме этой тяжелой артиллерии, связанной с уголовными делами, со всякими правительственными СМИ, которые рассказывают про агентов Госдепа, как я уже сказала, пустили легких вольных стрелков, всех этих деятелей искусства, журналистов всяких типа Красовского. Вот ректор ГИТИСа сказал, чтобы молодежь не становилась игрушкой в руках тех, кому нужен конфликт.

И я предлагаю просто: чтобы не делать молодежь игрушкой в руках тех, кому нужен конфликт, не делать этого конфликта — зарегистрировать кандидатов. И всё. И у этого Навального, которому нужен конфликт, знаете, просто песня оборвется. Так вот я хочу ректора ГИТИСа предложить такой вариант. Вот у него поступает человек в ГИТИС. Пишет сочинение и, обладая абсолютной грамотностью, получает двойку. Когда он начинает проверять сочинение, он видит, что у него написано в сочинении слово «корова» — через «О», то есть правильно. А экзаменатор, перечеркнув жирной ручкой, написал «А» — «карова». У него написано «что» через «Ч» — правильно. А экзаменатор перечеркнул и написал: «што» — через «Ш». И человек говорит: «У меня всё грамотно. У вас экзаменатор — двоечник». А ректор Заславский говорит: «Вам нужен конфликт». Вот не надо, ректор Заславский, называть жертву агрессором.

Вот еще Никита Высоцкий меня поразил. Оказывается, это сын Высоцкого. Вот представьте, где был бы сейчас Высоцкий? Вы думаете, он правда, пел бы песню для ОМОНа? Вот Кортнев отказался, «Ногу свело» отказались — Высоцкий пошел выступать на этот мэрией организованный «Шашлык Live». По-моему, какое-то получилось, знаете, пророческое название. Действительно, шашлык получился и, действительно, Live. Так вот Никита Высоцкий пишет: «Эти люди сознательно выводят москвичей на столкновение с ОМОНом, явно гордясь: вчера арестовали 500 человек, а сегодня уже тысячу. Хочу обратиться ко всем москвичам: «Не ходите на эти призывы. Не будьте массовкой для картинки на телеэкране, ради которой эти акции, собственно, и устраиваются».

Ю.Латынина: Законы пишут люди, обворовывающие страну. За сопротивление им ты получаешь срок

Во-первых, я докладываю Никите Высоцкому, что картинки на телеэкране, собственно, нет, потому что на телеэкране погружают Путина в батискафе. А, во-первых, я тогда предлагаю разрушить коварные замыслы этих провокаторов, которые сознательно выводят москвичей на столкновение ОМОН. Не бейте этих мальчишек и девчонок.

И знаете, я когда читала этот текст Высоцкого, вдруг вспомнила, что я что-то такое видела. А видела, как ни странно, в уголовных делах. И в уголовные делах иногда преступники пытаются — они же на самом деле люди не очень умные — и у каждый преступник искренне считает, что он всегда может всё объяснить, а, во-вторых, он искренне считает, что все должны стать на его точку зрения. Вот честное слово, я читаю уголовное дело. Уголовное дело абсолютно отвратного ублюдка, который залез в квартиру пенсионерки, чтобы ее ограбить и у нес типа десяток куриных яиц. А пенсионерка оказалась в квартире. И она на него полетела с криком: «Чего же ты делаешь, сука!» И он ее пырнул ножиком. И он честно на допросе объясняет, что он пырнул ее ножиком, потому что эта сука на меня бросилась».

И тут я подумала, что бы было, если бы у нас законы писали уголовники, которые грабят квартиры. Тогда бы люди, которые оказывают сопротивление уголовникам, грабящим их квартиры, получали бы сроки. И вот у нас на самом деле то же самое, потому что законы пишут люди, обворовывающие страну. За сопротивление им ты получаешь срок.

И, конечно, все эти прекрасные люди типа Никиты Высоцкого, которые это пишут, почему-то у них нет претензий к ОМОНу, который людей по асфальту возит. У них нет претензий к завравшемуся избиркому. Грубо говоря, у них нет претензий к уголовнику, который грабит квартиру. У них есть только претензии к пенсионерке, которую грабят, а она, сука, сопротивляется ради телевизионной картинке.

А вот лапочка Красовский. Я цитирую, пишет он: «Проблема не в Собянине и не в Сергуниной, не в протестах и даже не в силовиках, а в том, что мы все так и не научились признавать чужое право на собственное решение, на свой выбор». Слушайте, переведите мне это на русский язык. Власть установила дикий закон. Закон был выполнен. Несмотря на это нашего молодца, который пришел, не знаю, куда и принес не знаю, что, его встретил омоновец. А 340 тысяч людей, которые служат у нас в том, что раньше называлось Внутренние войска, а теперь называется Росгвардия, били дубинками кого ни попадя, в том числе, и детей. «Проблема, — пишет Красовский, — в том, что мы все так и не научились признавать чужое право на собственное решение». Переведите мне, что он сказал. «Уверенность, — пишет Красовский, — то, чего не хватает нам всем». Нельзя вот этот похвальный свист адресовать Собянину и администрации президента.

Вообще, если честно, я как-то смотрела на эти 340 тысяч человек, которые у нас служат в Росгвардии… Это же как надо бояться собственного народа, чтобы 340 тысяч туда залучить.

И у меня есть идея, как увеличить одобрение, с одной стороны, нынешних властей, а, с другой стороны, еще и хорошо на этом заработать. Давайте из Росгвардии сделаем не 340 тысяч чтобы было, а хотя бы миллионов 20. И вот все эти 20 миллионов росгвардейцев будем вычислять с 5-летнего возраста. Будет сначала Молодая гвардия, потом Юная гвардия, потом Национальная гвардия. Все они будут избиратели. Вы видите, какое преимущество получится? Во-первых, всем им можно будет поставлять золотовскую капусту. То есть уже не 340 тысяч человек будут есть эту капусту, которая… я уж всё забываю: она была вдвое или втрое дороже? Ну, допустим, вдвое, я нежадная. 20 миллионов будет ест эту золотовскую капусту. Представляете, сколько можно будет заработать?

При этом можно так организовать дело, чтобы эти 20 миллионов человек ели только золотовскую капусту, то есть им можно будет запретить питаться дома, чтобы они ели только в столовке. А, во-вторых, конечно, эти люди будут получать хоть какие-то деньги. Они же будут при этом чувствовать себя обязанными тем, кто платит им эти деньги…

Вообще, кстати, обратите внимание. На самом деле шутки шутками, а посмотрите, какие у нас интересные происходят изменения под шумок. Практически все законы, которые принимает государство, заключаются в том, чтобы включить в наше потребление, частное потребление некого поставщика государственных услуг, в которых мы не нуждаемся. Вот, как в известном анекдоте «Купи кирпич». Только у нас каждую неделю выходит постановление о том, что мы должны купить очередной кирпич. Вот только что Медведев подписал постановление насчет очередного «кирпича», чтобы авиакомпании, которые продают билеты, это делали только на находящихся в России серверах.

Ю.Латынина: Это же как надо бояться собственного народа, чтобы 340 тысяч туда залучить

Казалось бы, маленькая история, она не так много стоит, но кто за эту историю заплатит? Заплатят сами авиационные компании. Заплатим мы, то есть те, кто летает. Потому что, соответственно, вместо того, чтобы выбирать наиболее дешевую и качественную услугу, будет выбрана услуга, которую предоставляет какой-то прикормленный при правительстве айтишник, потому что, соответственно, услуга этого айтишника будет ниже качеством.

Вот есть грандиозная афера с маркировкой товаров, о которой я уже пару раз рассказывала, где, действительно, уже население заплатит миллиарды, потому что на каждую буханку хлеба и на каждую пачку памперсов будет налеплен какой-то штрих-код. За этот штрих-код с нас будут собирать денежки. И хотя нам совершенно не обязательно проследить историю этой пачки памперсов — вот точно, когда я их покупаю в магазине, меня не интересует, откуда они произошли — вот под это дело выделяют кому-то из нашего потребления какой-то кусок.

Уже не к ночи трижды будучи помянутый «Платон», «завтраки пригожинские»… Даже в СССР этого не было. Ходил человек в магазин и сам покупал. Конечно, может быть, выбора там не было, чего покупать, но, в принципе, такого не было в СССР, что в доли потребления человек всё большую и большую долю занимали не налоги, заметим — это не налоги — это скрытая рента, которую получают различные, близкие к государству люди или даже уже и не очень близкие. Некоторые из них вполне далекие, но все равно как-то присосались и успели там чего-то причмокаться.

И я говорю, что в рамах этого тренда можно всех начинать записывать в Росгвардию с 15 лет и издать просто постановление, что отныне все население Российской Федерации кормится только тем, что закупил или произвел мясокомбинат «Дружба». Вот есть специальные пункты кормления. Туда ходите и кормитесь.

Я напоминаю телефон для эсэмэсок: +7 985 970 45 45. Я, конечно, очень хочу, чтобы на этом огромном информационном поле, которые продолжается всю эту неделю, потому что… на самом деле, еще раз повторяю, говоря простыми словами, мы имеем затяжную, длительную войну государства с народом, государства с избирателем, которая началась. Я совершенно не оптимистична насчет того, чем она кончится. Она вполне может кончиться поражением избирателя. Она может кончиться тактическим поражением избирателя, потому что проигранное сражение — это не проигранная война. Но факт тот, что мы перешли от состояния, когда Кремль почивал на лаврах и когда Владимир Владимирович был уверен, что не мытьем, так катанием у него и у его губернаторов, у партии «Единой России» и так далее всегда можно будет насыпать достаточно количество голосов.

Судя по всему, популярность властей неуклонно падает. Процесс этот будут продолжаться в одном направлении. Никаким «Крымнаш» его, судя по всему, не исправить, даже новой «Белоруссиейнашей». И, соответственно, по мере того, как будет падать популярность Путина, будет расти жестокость власти.

Так вот на этом огромном информационном плане я хочу, чтобы не потерялась эта новость об отравлении — будем называть вещи своими именами — Навального и, кстати, голодовки Соболь. Не забудем, что Соболь голодает. Это очень было эмоциональное решение. Но реально вот представляете, эта женщина сейчас всюду ходит, несмотря на то, что она должна лежать в больнице. Один лежит в кутузке.

Так вот я хочу сказать одну простую вещь. Напомню, что когда Навального доставили из спецприемника в больницу, у него отекло лицо, у него были высыпания повсюду. Ему поставили диагноз: аллергия. Вот теперь главврач больницы заявил, что никаких агентов отравления не выявлено. Ребята, что называется, а вы на что его проверяли-то? Я не сомневаюсь, что те анализы, мягко говоря, не очень глубокие, которые вы делали, ничего не выявили.

Так вот я хочу сказать одну простую вещь. Его отравили, пока не доказано обратное. Просто потому, что есть анамнез. Есть Щекочихин, у которого слезла кожа. Есть Ющенко, которого отравили диоксином. Есть Роман Цепов, который скончался непонятно, от чего. Но, там свои разбирались. Есть Александр Литвиненко и полоний. Напоминаю, кстати, что полоний еле-еле нашли. Есть Скрипали с «Новичком». Есть информатор Браудера Александр Перепеличный. Напомню, что этот человек скончался во время пробежки совершенно здоровый. Потом все-таки оказалось, что в его желудке есть редкий растительный яд. Есть Кара-Мурза-младший, у которого, кстати, тоже, по-моему, ничего не нашли. Тем не менее, его траванули, и мы знаем, что его траванули дважды.

Есть псковский блогер Сергей Тихонов, не будем забывать. Помните, это была история — «Новая газета» ее печатала — к нам в «Новую газету» пришел пригожинский сотрудник Амельченко, и он рассказывал, как он вместе с другим подельником кольнул этого Сергея Тихонова шприцем, он взял, да помер. Видимо, не собирались… Есть муж Любови Соболь, который потерял сознание после укола.

И вот с таким анамнезом ни в какую аллергию, которая внезапно наступает у лидера оппозиции, как только он оказался в месте, где его кто-то мог легко достать (я не знаю, может быть, это было на митинге, может быть, это было просто во время ареста), понимаете, невозможно верить. И вот, извините, для того, чтобы понять, чем именно траванули Навального, нужна, конечно, другая лаборатория — как в Солсбери, а не как те лабухи, которые проверяли Навального со словами, что они ничего не нашли… Я думаю, что, действительно, их заявление, что они ничего не нашли, недалеко от истины, но, скорей всего, и не искали.

Вторая история, о которой я хочу поговорить, это два расследования. Это расследование «Досье» об убийстве журналистов в Центральноафриканской республике и расследование Навального о Наталье Сергуниной, которое я анонсировала, которое, конечно, примечательно тем, что с математической точностью показывает, почему в Москве, несмотря на всю плитку, на все велодорожки не зарегистрировали кандидатов, причем любой ценой, что у твоего Беглова. Это, конечно, такое удивительное расследование, которое показывает, что нет, улучшайдинг и западный город, с одной стороны, и воровство с другой несовместимы. Потому что, напомню, что Наталья Сергунина отвечает за выборы, вообще, за все, в том числе, за эти, московские.

И вот выясняется из расследования Навального, что муж сестры той самой Сергуниной по совершенно смешным ценам покупал ведрами московские особняки, деловые центры, части этих особняков. А всё это имущество принадлежало городу, выставлялось на торги, продавалось фирме «Меркурий» по цене где-то 60 тысяч за квадратный метр там, где это стоит 350 тысяч. А фирма, как я уже сказала, через цепочку принадлежала мужу сестры.

Ю.Латынина: По мере того, как будет падать популярность Путина, будет расти жестокость власти

Вот, допустим, продают лот: Серебрянический переулок, дом 15, историческое здание начала XX века. Победитель аукциона: ООО «Меркурий». Цена: 86 миллионов рублей.

Здание на Садовой-Самотёчной, историческая московская застройка. 610 метров квадратных в центре Москва. 31 миллион рублей. Кто покупатель? «Меркурий».

Дом на Волхонке. 1300 квадратных метров — это там часть. Стоимость покупки — 32 миллиона рублей. Здание у города купили в ипотеку, — пишет Навальный. Там мало того, что купили в ипотеку, так потом официально вернули и обменяли на 2 здание, одно из которых было в два раза больше. И так …дцать раз.

А теперь внимание! Вопрос в студию: Что значит лично для госпожи Сергуниной Соболь в Московской городской думе от 43-го округа, где находится значительная часть московских исторических зданий? Ответ: Всё, конец обеда! Потому что, что говорит депутат Соболь в таком случае? «А почему вы продаете мужу своей сестры историческое здание в центре Москвы по цене коммуналки в городе Усть-Урюпинске?»

То есть обращаю внимание, что для огромного количества московских чиновников эти выборы в Мосгордуму — это совершенно конкретная история, не про абстрактный Кремль, а про кусок булки с икрой и «Мерседесом». Нет Любови Соболь — есть «Мерседес». Нет Соболь — нет «Мерседеса». Вот, мне кажется, не надо недооценивать эту просто сиюминутную шкурную мотивацию. Разумеется, я не отрицаю гигантских политических обстоятельств этого решения, но понятно, что все этих коллективные сергунины и сама, которая вокруг Собянина, — что им на дух не нужна Соболь в Московской городской думе.

Вот это на самом деле вопрос математической точности: нельзя совмещать плитку и воровство, нельзя придавать городу европейский облик, когда исполнителями оказывается условная и безусловная Сергунина.

У нас, кстати, была такая же абсолютно проблема с Сердюковым, который — я это много раз говорила и от этого не отступлюсь, — действительно, затеял давно назревшие реформы Министерства обороны, и. действительно, всё, что он делал, надо было делать. И он в какой-то мере был наш единственный министр обороны, который осмелился поперек воли генералов делать то, что надо было. Только когда оказалось, кому продавались все эти цементные заводы, принадлежащие Министерству обороны и здания, которые надо было, действительно, продавать, — крыть было нечем.

Вот та же самая проблема: европейский город стоит Собянин, да, замечательно. Всей душой за. Действительно. разница с Лужковым колоссальная. Действительно, барон Хаусман — это был тот префект Наполеона III, который превратил Париж из средневековой, мерзкой, скученной клоаки в современный город. Вот все современные парижские бульвары — это Хаусмана. Причем у Хаусмана был строгий политический заказ. Знаете, зачем? Зачем, вообще, строились эти бульвары? Правильно — чтобы в случае парижского бунта артиллерия могла быстро подъехать и его подавить. Это не шутка, это правда так, на самом деле.

И собянинские дорожки строились только для этого. Я не в том смысле, что ОМОН должен перемещаться на велодорожкам, а в том смысле, что обрадованный избиратель должен был сказать: «Ну вот велодорожка есть — демократии не надо».

И на чем Хаусман погорел конкретно. Вы будете смеяться — на коррупции. Вот тоже там была парламентская оппозиция Наполеону III. И такой был ее лидер Жюль Ферри. И в этот момент как раз была очень популярна оперетта Оффенбаха, она называлась Les contes d'Hoffmann, буквально: «Сказки Гофмона». И он стал называть то, что делал Хаусман, что это Les contes d'Hausman — сказки Хаусмана. Вот то же самое — у Собянина. Перестроили Москву, как Хаусман Париж, с тем, чтобы показать эту мыслящему тростнику, что у Путина, действительно, тоже бывают чиновники, которые думают не задницей, а тем местом, которое для этого предназначено, чтобы москвич не думал, что всё так плохо. Но, оказывается, что вся эта перестройка идет сергунинскими методами. И как с точки зрения появляется оппозиция, она спрашивает ровно то же, что и Жюль Ферри: «Ребята, а можно узнать, сколько тут чего зашито?» И истории оказываются несовместимы.

Я хочу очень коротко рассказать о расследовании Центра «Досье» Ходорковского про убийство в ЦАРе троих российских журналистов: Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко — это, кстати, к вопросу об отравлении Навального. Это такая история медленная как «Боинг», но она такая же неумолимая. И, собственно, это всё расследование основано на биллингах и на истории поисковых запросов на компьютере, в основном компьютере Кирилла Романовского, того самого человека, который сосватал этим журналистам несуществующего фиксера Мартина, который работал в Федеральном агентстве новостей пригожинском. Это, кстати, к вопросу… Привет «законам Яровой». Во-первых, чтобы понимали, что такое «закон Яровой». Это две вещи. Первое: спецслужбы у нас это все равно делали. И они, во-первых, решили переложить расходы на частника — ну, оплати еще и веревку, на которой тебя вешают. И второе: они решили реализовать это в суде. И вот они радостно принимали этот «закон Яровой» и думали, что всё это будет против оппозиции.

Вот, ребята, эта штука о двух концах. Вы, когда воруете, тоже оставляете цифровые следы. И вы еще вспомните с тоской о тех временах, когда человечество не знало письменности.

Так вот только два мелких момента из этого расследования. Из вскрытой переписки сотрудников пригожинских агентств видно, что еще до появления новостей, официальных заявлений властей Центральноафриканской республики о том, что это, оказывается, совершили всё бойцы группировки какой-то исламской, они обсуждали, на кого это свалить и придумали боевиков вот этих мусульманских. То есть ту версию, которую они обсуждали в чате, потом официальные власти говорили. И более того, они говорили: «А мы кто? — будем заявлять эту версию. Давайте, пусть её установят официальные власти».

И вторая вещь поразительная — что в автомобиле журналистов был видеорегистратор, который привезла команда из России, и он пропал после убийства. У меня вопрос. Как известно, водитель сумел бежать, и он утверждал, что он сумел уехать на своей машине. Возникает вопрос, каким же образом он сумел уехать на своей машине, которая, во-первых, та следующий находилась там же, на месте убийства и там же ее фотографировали?

И, во-вторых, как же получается, что эти странные грабители, которые не тронули аппаратуру, они забыли украсть видеорегистратор, на котором было ясно, кто убийцы.

Да, и в непосредственной близости от места убийства находится база с российскими инструкторами. Вот это такая, как я уже сказала, история, не такая известная, как «Боинг», но тоже очень долгоиграющая. Но когда-нибудь веревочка совьется.

М.Курников На этом закончилось время. Это была Юлия Латынина. «Код доступа». До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире