'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 июля 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! С вами Юлия Латынина. И, как всегда, «Код доступа» в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхо Москвы», смотрите нас по YouTube «Эхо Москвы», по моему собственному YouTube-каналу «Латынина ТВ». Ставьте лайки. А я лайк московским выборам поставить не могу.

Вообще, это очень большая история, мы о ней сегодня поговорим подробнее. Она только начинается. И, как у всякой большой истории, у нее есть три измерения. Одно — чисто практическое. Мы поговорим, как нагло это было сделано.

Второе измерение — это, конечно, слом парадигмы. Потому что как менялась социальная база Владимира Владимировича? До 2014 года — об этом как-то замечательно сказала Ксения Собчак — это была опора на менеджеров, на тот самый креативный класс, которые получали какие-то, пусть небольшие доходы, крошки с нефтяного изобилия, которые ездили отдыхать в Турцию, которым лень было ходить на Болотную. После 2014 года это стала опора на плебс — на «хирургов» всяких, на народ, который является нищим, но, несмотря на это голосует за «Крымнаш».

Вот сейчас, мы видим, наступает третий этап, когда массовый избиратель не хочет голосовать за представителей власти. И, соответственно, начинается настоящая зачистка оппозиции, которая имеет шансы выигрывать. Потому что даже когда в прошлые президентские выборы не пускали Навального на выборы, согласитесь, это не пускали главного оппонента лидера. А сейчас с выборов — пускай московских, пускай маленьких — снимают лидеров. Это принципиальная разница.

Вот как-то Иосиф Виссарионович говорил, что по мере приближения коммунизма классовая борьба будет возрастать, вот, соответственно, по мере приближения демократии, уничтожение демократии будет возрастать, потому что выборы, мы впервые видим, стали не просто больным, а абсолютно больным местом режима.

Выборы не были больным местом режима. До этого они были козырем. До этого Владимир Владимирович всегда мог сказать: «Вот смотрите, как бы там не посчитали, как бы там не давили, кого бы там не сняли — за меня проголосовало большинство». Отныне это вряд ли можно будет сказать.

И третья история. Помимо всей очевидной, явной борьбы, о которой мы поговорим, вот есть оппозиция, есть абстрактная власть, которая не пускает ее на выборы. Есть другая, не менее серьезная история. Это борьба группировки силовиков — условно ее можно называть «ФСБ, Сечин, Володин» — против группировки, которую опять же можно условно назвать «Собянин».

То есть есть группировка, которая всегда перед начальником ставила ставку на силовое решение вопроса. Условный 37-й год. Она всегда хотела — силовики, — чтобы единственным источником легитимности Владимира Владимировича была она сама, ее безграничная способность зачистить любого, кто против вождя. А кто против вождя, значит, он финансируется «кровавым Госдепом».

А в ответ она всегда хотела неограниченного 37-го, но с коммерческими поправками года. То есть иметь возможность отобрать любой бизнес, посадить любого ученого, который шлет, понимаете, какие-то свои е-мейлы зарубежным коллегам. То есть такой 37-й коммерческий год в обмен на то, чтобы вождь зависел только от нее. Это была ее мечта. И сейчас эта мечта близка к реализации. До этого еще нужно несколько итераций, потому что есть другая группировка, условно говоря «Собянин».

Это не только Собянин. У мэра Собянина в отличие от будущего губернатора Питера Беглова есть два избирателя. Вот у Беглова избиратель один. Он сидит в Кремле и больше никого. У Собянина — два избирателя. Один сидит в Кремле, а другой — собственно, тот самый избиратель, условно говоря, Юлия Латынина, которая говорит: «Ой, слушай, да, как хорошо чувак Москву перестроил».

И вот теперь Собянина эта группировка уничтожила перед обоими избирателями. Путину сказали: «Ну, смотрите, чего Собянин у себя развел? У него оппозиция чуть ли не места в парламенте занимает. Агенты Госдепа чуть во власть не попали. Мы тут переворот предотвратили». А среднему москвичу сказали: Как вы теперь можете говорить о парках о всякой прочей «григорийревзинщине, если вот этого самого москвича, для которого якобы Собянин всё делает, если его растоптали как избирателя и Собянин этому как минимум не воспротивился?»

Ю.Латынина: Сейчас наступает этап, когда массовый избиратель не хочет голосовать за представителей власти
Обратите внимание, что каналы, которые контролируют силовики — вот Телеграм-канал «Незыгарь» — они сейчас мочат одновременно Собянина перед этим избирателем. При этом Собянин зарабатывает в два конца: его мочат перед избирателем, который называется Владимир Владимирович, со словами «Посмотрите, что он у себя резвел!»; его мочат перед настоящим избирателем со ловами «Посмотрите, что делает Собянин с выборами».

А вообще, только что на наших глазах чекистам как классу было нанесено несколько чувствительных поражений. История с Голуновым, заметим, в которой Московская мэрия была одним из главных спасителей Голунова, не говоря уже о том, что был предшествующий этой истории, конфликт московской мэрии с эфэсбэшниками, которые контролируют кладбища. Эта история унизила ФСБ.

Была история с 12 миллиардами полковника Черкалина, была история с грабежом банка спецназом ФСБ. Была дикая история в Кабардино-Балкарии, где пьяный в доску чекист, которого звали Стерлягов, он напился со своим сослуживцем (сослуживцы звали Синяк), они были вместе — внимание! — на секретных учениях, и они подрались с местным жителем, который отказался их пьяных подвозить, и они убили его. Мало того, что эти новые Чепига и Баширов убили его, так они умудрились это сделать так, чтобы попасть на камеру. И, соответственно, видео было распространено везде. Местные вышли на митинги. Пришлось товарища судить. Тем самым была засвечена сама вся история секретных учений.

Вот это прекрасное лицо нашей службы, этих спасителей отечества: грабежи банков, пьяные драки на секретных учениях, 12 «ярдов» наличными, «голуновские генералы» — вот всё это предстало во всей красе. И крыть было нечем.

Понятно, что нашим слугам государевым надо было срочно реабилитировать себя. Как реабилитировать, когда уличили тебя в 12 «ярдак», в пьяных драках, в грабежах банков? Правильно: раскрывать заговоры против вождя. Да, может быть, есть отдельные недостатки вот у наших, у которых холодная голова и чистое сердце. «Вот тут шпионы Госдепа рвались во власть — и мы сорвали этот переворот! А Собянин, он это у себя развел».

И, конечно, совсем еще не всё устоялось. Ситуация может измениться. Это зависит от многих составляющих. Я записываю эту передачу буквально накануне того, как сейчас начнет собираться митинг субботний. Если я не успею ее записать, просто потом не успею ее переправить, так что эта передача происходит до митинга. Я не знаю, что во время него будет происходить. Но на сегодня диспозиция такая, что партия силовиков одержала, конечно, убедительную победу. И, я думаю, то мы на митинге это как-то отчасти увидим.

Я буду сейчас говорить свои некоторые полузнания, полупредположения, потому что, насколько я знаю — подчеркиваю, это, может быть, какая-то дезинформация, — но, судя по всему, позиция Собянина была половинчатая. Он был взбешен по поводу Нюты Федермессер. И когда ее сняли, я совершенно не исключаю, даже скорей всего думаю, что решение по Яшину и по Соболь принимал лично он. А остальные оппозиционные кандидаты, конечно, были Собянину сильно по барабану, тем более, что сняли всех кандидатов из «Яблока».

Ну, хорошо, есть 19 оппозиционных кандидатов, некоторые из них выиграют — ну, какую фракцию они составят в Мосгордуме, что вообще такого решает Мосгордума? И была позиция ФСБ: «Это майдан, это переворот, Собянин готов это допустить, он перед ими заискивает. Он открыл брешь в воротах нашей крепости». Опять же Собянин долго не сопротивлялся ровно потому, что в этой ситуации сопротивляться — это подставиться под удар силовиков и подтверждать в глазах начальника их обвинения. Вот с точки зрения аппаратной Сергей Собянин совершенно правильно решил, что тот избиратель, который в Кремле, ему важнее.

Итак, что все-таки произошло по минутам? Очень просто. Власть в свое время установила издевательские условия для оппозиции. Для регистрации кандидат должен собрать за месяц 3% подписей от общего числа потенциальных избирателей. Мера, соответственно, планировалась как запретительная. Оппозиция не соберет, своим нарисуем.

А оппозиция вместо этого взяла и использовала это как рычаг, как в дзюдо и превратила сбор подписей в избирательную кампанию еще до ее начала.

Вот простой пример: Дмитрий Гудков собрал 7,5 тысяч подписей. Он отдал 5,9, тысячи, по-моему, принес в избирком. А на участке его предыдущий победитель выборов получил 12 тысяч голосов. То есть избирательная кампания Гудкова еще не началась, а Гудков уже собрал 60% голосов необходимых для победы.

Соответственно, использовался этот месяц для агитации каждого подъезда, каждого дома, потому что, что такое человек, который подписался в условиях этого давления за Гудкова и Соболь? Это человек, который, скорей всего, не просто проголосует за них, он еще пойдет и соседям скажет, чтобы проголосовали.

И, соответственно, кремлевское условие вместо того, чтобы быть препятствием, стало трамплином. Это была фора, которую получили оппозиционные кандидаты, потому что прокремлевские кандидаты что, они опустятся до того, чтобы вести избирательную кампанию перед этими смердами?

И, конечно, это условие было рассчитано на старую оппозицию, которая при всем уважении к ней никаких избирательных кампаний не вела и, вообще, в принципе, не понимала, зачем они нужны. Вот все наши прежние демократические партии, включая «Союз правых сил», они как-то честно считали, что избирательная кампания — это выступить уважаемым людям по телевизору, показать рекламу типа Чубайс, Хакамада и Немцов в частном самолете. Потому что они рассуждали, что вот «умные люди все равно за нас проголосуют, а если умные за нас не проголосуют, значит, нет в России умных людей — ну, что поделать?»

Вот Анатолий Борисович, который, судя по всему, поставил одной из своих задач борьбу против Навального, он в свое время вел избирательную кампанию того же самого СПС, как он ведет «Роснано» сейчас, и значительно хуже, чем он обставляет свой собственный скромный домик.

Ю.Латынина: Выборы, мы впервые видим, стали абсолютно больным местом режима. До этого они были козырем
На несчастье Кремля это издевательское условие скрывало глубокую сермяжную правду. Потому что согласитесь, если вы не в состоянии в своем округе собрать 3% от списочного состава избирателей, то вы вряд ли способны победить.

И наоборот, если вы реально собрали эти 3%, вы, считайте, победили. Потому что реально, допустим, 3% в том же самом 43-м округе, где работала Соболь? Половина жителей не живет, половина сдает квартиры, другая половина на дачах. При этом дома малой этажности, то есть это не то, чтобы на весь дом было 300 квартир или 180. На дом 4 квартиры. И даже если вы прошли все дома и проагитировали всех жителей еще раньше, то вас набирается не очень много народу.

С другой стороны, вы их проагитировали и сделали это раньше, чем началась официальная агитация. То есть вы сделали ровно то, что является настоящей избирательной кампанией. Вы не просто кликнули клич по Фейсбуку, вы не просто запостили картинку в Инстаграме. Вы провели нормальную западную кампанию, без которой даже на Западе никогда победа невозможна.

Вы пришли, рассказали тете Клаве, дяде Пете, что есть такая Люба Соболь, она расследует пригожинские школьные завтраки. И тетя Клава и дядя Петя, которые не интересовались политикой, потому что это нормально, все равно значительная часть населения даже в 43-м округе не интересуется политикой и не знает, что есть такая Любовь Соболь, может быть, даже не знает, что есть Навальный, и что есть Пригожин, они вдруг услышали, они стали это обсуждать на лавочке с соседями.

И один из соседей говорит: «Да, вот у меня у племянницы тоже была такая проблема. У нее дочка заболела. Диагноз нам не ставили, гоняли всюду ежовой метлой. А потом пришла Люба Соболь, подала иск. Потом, правда, нарисовались какие-то люди, сказали, что нам будут большие деньги, если мы этот иск снимем. Мы иск сняли, деньги получили. Но все равно, знаете, мы бы без Любы Соболь не получили эти деньги». «Ой, какой молодец!» — скажет лавочка и решит голосовать за Любу Соболь.

То есть то, что оппозиция собрала эти 3% — это, конечно, прежде всего, если посмотреть с высоты птичьего полета, стремительные и неприятные для власти изменения в российском политическом климате, потому что на всех предыдущих выборах — будь то парламентские, президентские 2004-й, 2011-й Болотный — не могло произойти то, что сейчас происходят на выборах в скоромную Мосгордуму, потому что в России тогда отсутствовала политическая сила, которая способна ходить по домам избирателей.

Самое главное — отсутствовал массовый избиратель, у которого был спрос на эту политическую силу. Я повторюсь, даже уже на выборах 12-го год, с которых Навального сняли, Навальный шел как главный оппонент бесспорного лидера. А Соболь, Гудков и Яшин, они шли как лидеры.

Механизм Чернобыльской аварии — напомню сериал «Чернобыль» — был такой. Был Анатолий Дятлов, который был заместитель главного инженера. Он проводил эксперимент, который попросило начальство провести. Он нарушил один за другим все мыслимые и немыслимые правила эксплуатации реактора.

Но нарушал он эти правила, потому что он знал, что у него есть волшебная кнопка, которая называлась «кнопка аварийной защиты АЗ-5». И при нажатии на нее реактор можно мгновенно заглушить.

Вот, собственно, Кремль сделал очень похожее на Дятлова. Он нарушал все мыслимые правила эксплуатации демократии. Он снял противника с выборов. Он стряпал уголовные дела. Он устраивал карусели, вбросы, харасил избирателей. У Кремля всегда была кнопа АЗ-5. Заключалась в том, что на всех предыдущих выборы и Путин, и его губернаторы и партия власти все равно победили бы. Ну не с разгромным счетом, во втором туре, не с таким отрывом, но победили бы. И вот этот фиговый листок, его всегда могли вытащить многочисленные прокремлевские не очень политологи и говорить: «Все равно же голосуют. Вот если не Путин, то кто? Так уж устроена загадочная российская душа. Им демократия, понимаете, не нужна».

И вот фиговый листок потерялся. И демократия, как выяснилось, очень нужна. И после отказа Избиркома Соболь, Гудкову, Яшину, Жданову вышло к избиркомам значительное количество народу. В следующий выборов после такого отказа выйдет еще больше людей. потом 20, потом будет критический момент, когда реактор пойдет в разнос.

Итак, как я уже сказала, это история, прежде всего, про делегитимизацию власти. И я напоминаю, что, к сожалению, во власти есть люди, которым такая делигимизация выгодна. Есть те, кому она не выгодна по причине того, что они технократы, по причинам того, что они профессионалы, они считают, что они могут служить любой власти. Есть силовики, которым выгодно, что единственно, на что бы опиралась власть, было бы то же самое ФСБ.

И перейдем, собственно, к истории, как конкретно всё это происходило. Напомню, происходило сущее свинство и сущее притворство, как сказал Кот Бегемот, равно как и питие бензина. Есть масса способов не зарегистрировать кандидата, если не хочешь. Один — это устаревшие списки избирателей, когда они не отражают реального положения дел. И вы вносите свои настоящие данные, но вас нет в в устаревших списках, стало быть вас нету.

Другой — классика жанра, — когда девочка, не контролируемая никем, вбивает неизвестно в какой комнате ваши собственные подписные листы в компьютер. Она при этом набирает фамилию с ошибкой. Знаменитая Дарья Тимурович. Операция Ыкторович. И потом говорят: «Знаете, нет избирателя Дарья Тимурович».

И третий — он особенно широко использовался на нынешних выбора — это графолог, который говорит: «А вы знаете, я считаю, что подпись поддельная». Потом приходит избиратель и говорит: «А вот я, и подпись моя настоящая, и я готов об этом свидетельствовать». А вот этот Реут из Московской избирательной комиссии говорит: «А я вам не верю, что вы говорите, что это ваша настоящая подпись». Мало ли, как на вас давил Гудков или Соболь, или Яшин. Может быть, они в заложники взяли вашу пятилетнюю дочку и вы сейчас говорите не от себя. У меня есть графолог, и ему я доверяю. А вашим показаниям я не доверяю».

И как это было сделано конкретно. Вот Гудков. 1073 гудковские подписи забракованы. Из них 95 — это ошибки ввода, то есть это Дарья Тимурович и Ыкторовны. Еще 295 — это девушка, которая вбила ошибочный адрес. И из них еще девушка графолог некая Кристина, она очень интересную вещь сделала. Она признавала поддельными даже не сами подписи. Она признавали поддельными циферки, даты, которые проставлены рядом с подписью, что есть абсолютно бред.

То есть, получается, что человек сам расписался, но потом за него кто-то поставил, дату и это означает, что эта подпись поддельная. Естественный вопрос. Ребята, собирают-то всё это профессионалы, и как бы все уже набили себе шишку и если человек уже сам расписался, то он, наверное, и дату сам поставил, его попросили самому дату поставить. Конечно, причина, потому что отказывают именно под эти…

Ю.Латынина: Только что на наших глазах чекистам как классу было нанесено несколько чувствительных поражений
Написание цифр — вещь значительно более стандартная, чем написание подписей, и цифры все равно все похожи друг на друга. И так вот девушке показалось. Вместо того, чтобы перекреститься, она забраковала 500 подписей в случае Гудкова. как я уже сказала, на основе цифр.

Еще у Гудкова есть такая тема, что сборщики не указали внутригородские районы. Дело в том, что этого не требуется по законодательству. Но вот 140 таких снято за неуказание городских районов. Если бы казали, наверное, было снято за то, что подписной испорчен лишней информацией. 40 подписей еще Гудков обнаружил, которые просто были внесены в итоговый протокол как забракованные при том, что они не забракованные. И еще 71 подпись зачем-то посчитали дважды. То есть одна подпись считается бракованной в двух случаях.

Замечательная у Гудкова история. Это он всё мне рассказывал, поэтому я пересказываю то, что он говорил. Идет запрос в МВД. Посылается адрес, паспортные данные. Ответ тебе приходит: да, всё правильно. Тогда направляют повторный запрос и меняют последние циферки в паспорте. Приходит ответ: не соответствует. Оба! Что и требовалось доказать.

Гудков считает, что против него как раз работала не мэрия. Гудков считает, что против него работала ФСБ, которая считает, что он деньги из Госдепа получает. И подтверждает тот факт, что это используется для того, чтобы мочить Собянина, что вот у него такое происходит.

У Геннадия Гудкова, отца Дмитрия произошло несколько удивительных вещей. Там признали недействительной даже подпись Ильи Яшина, который лично приехал в офис к Гудкову и оставил ее там. Недействительна у Гудкова Геннадия подпись мамы Насти Брюхановой — это депутат от «Яблока», Артема Торчинского из ФБК. Вот дочка помощницы по хозяйству, которая у них работает 25 лет, подписалась — тоже, оказывается, недействительно.

И, соответственно, посмотрим на ситуацию с Соболь. У нее нашли брака больше, чем у Паука, то есть Сергея Троицкого и чем у футболиста Булыкина. Ну. мы все видели, как собирал подписи футболист Булыкин — просто не разгибая спины. Вот просто как мяч пинал. Вот это у него было, наверное, вместо тренировки.

Брак там — классика жанра. Андреевну меняют на Иосифовну. Оказывается, Иосифовны такой нету. В паспорте стоят 999, в запросе вбивают — 933, и оказывается, что такого паспорта нету. Есть графологи МВД, которые делали вид, что они проверяли подписи. Вот Любовь рассказывала мне, что она подошла, посмотрела, что они пишут, что они пишут просто от балды, даже не указывают лист. Без методик, без образцов почерка. Признали у Любови Соболь недействительными подписи Ильи Азара, подпись Елены Лукьяновой, подпись Ширвиндта. Правда, когда Лукьянова начала устраивать скандал .тут сразу отыграли назад.

Они забраковали даже подпись у Соболь, когда первый человек приехал в ее штаб и там была видеосъемка. Он торжественно поставил эту подпись, и, естественно, число. Ее признали рисованной. Соответственно, и Гудков и Соболь собрали десятки, уже сотни сейчас человек, которые сказали на видео, что «да, это мы подписи оставляли». Возражения их не приняли. То есть даже не открыли… Просто могли сделать вид на полчаса, что они пролистали списки людей, которые сказали: «Ну, как же? Мы же подписывались». Просто отказали.

Как я уже сказала, в случае Соболь, я думаю, что тут решение принимал Собянин, потому что это было из серии «вы выдавили Федермессер — теперь получайте». И последнее, что я хочу сказать перед перерывом.

Вот теперь мы можем отмотать на месяц назад и вспомнить всеобщее ликование по поводу того, что приличный человек Нюта Федермессер снялась с выборов и не стала во всем этом участвовать. А теперь посчитаем на три хода вперед, чего вам лучше: чтобы Собянин выиграл выборы своим мягким способом и сказал: «Вот, Владимир Владимирович, всё управляемо. Вот Нюта Федермессер, приличный человек на нашей стороне и выиграла у Любови Соболь», и были бы выборы в 43-м округе; или снялась Федермессер, после этого силовики зачистили всё и сказали: «Вот тут Собянин заигрывал, понимаете».

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Снова Юлия Латынина и снова о выборах в Мосгордуму. И я говорила о том, что в истории с Нютой Федермессер всем, в том числе, и мне надо было думать на два хода, и тогда мы так радовались, что Нюта сняла свою кандидатуру. Надо было думать о том, что это еще и аргумент в руки силовикам, то есть там, кто вообще не хочет выборов и аргумент, естественно, против Навального: «Вот видите рвутся во власть», так и против Собянина.

Третья история, которую я хочу рассказать, история Ильи Яшина. На самом деле, несмотря на то что все несчастливы семьи несчастливы по-разному, судя по всему, все кандидаты снятые на выбора в Мосгордуму, они несчастливы одинаково и сняты одинаково. Я уже не будут тут приводить цифры. Я расскажу две смешные истории.

Одна заключается в том, что Яшин живет в Красносельском, но зарегистрирован в Тушино, где шел Геннадий Гудков. Соответственно, Яшин и Гудков обменялись подписями друг с другом, и эксперты-графологи посчитали, что подпись Яшина фальшивая. Соответственно, масштаб, вообще: 322 подписи признаны у Яшина фальшивыми на графологе.

Буквально за несколько дней, за пару дней первых, когда я с ним говорила, он уже успел собрать 147 граждан, что они вносили эти подписи, что они делали это собственноручно. 42 человека пришли сразу на заседание комиссии в понедельник со словами, что «да, это наша подпись». Их не то что отказались выслушать, их отказались пустить внутрь. И представитель Московской комиссии Реут, по словам Яшина, объяснил, что он не может доверять людям, которые будут доказывать, что это их подпись, потому что он же не знает, как Яшин их мотивировал или их запугал или, допустим, купил. У него есть заключение экспертов, и нет никаких о снований им не доверять.

Как я уже сказала, я полагаю — это мое информированное предположение, — что, конечно, Соболь и Яшин, который доставал Собянина на посту муниципальных депутатов, конечно, они раздражали именно Собянина. Он хотел сделать более красивую комбинацию с Федермессер. И вот даже слова Яшина, что очень Собянин не хотел, но сомневался, ему было важно сохранять репутацию. Тут я цитирую Яшина: «И хочется и колется». Если такой противник Собянина, как Яшин, говорит, что ему важно было сохранять репутацию, то, согласитесь, действительно, было важно.

Если мы посмотрим на это побоище глазами силовиков — потому что мы смотрим глазами изумленного избирателя, который пришел и ему сказали, что его нет — посмотрите на это глазами людей, у которых, как я уже сказала, 12 миллиардов в банках, пьяные драки не секретных учениях грабежи банков, — они же сделали гражданский подвиг, они разоблачили новый заговор Тухачевского. Бухарина, предотвратили внедрение агентов Госдепа во власть.

Ну, это уже такой стандартный для всех механизм психолого-политической компенсации, потому что если вы, например, проиграли битвы, вы потеряли 100 танков, как сделать в глазах начальства, что вы крутые? Написать, что противник потерял тысячу танков. Если вы делаете какую-то пакость, вы всегда должны своему противники приписать пакость еще большую.

Если вы занимаетесь тем, что вы воруете, если вы занимаетесь тем, что вы используете власть и Россию для собственного обогащения и уничтожаете при этом Россию, ее ресурс, ее предпринимателей, ее бизнесменов, вы всегда должны своих жертв провести через процедуру дегуманизации. Вы всегда должны их обезличить, сказать, что они ведьмы, что они зобми, что они фашисты, что они агенты Госдепа и так далее.

Единственно, что я хочу сказать, что они должны сказать, что «мы спасаем Россию». На самом деле, конечно, спасают они свои миллиарды от расследований Навального. Причем, что интересно. Вовсе не факт, что после того, как силовики победят — а, судя по всему, дело идет к тому, — не факт, что очередного Ежова или Ягоду не посадит очередной Берия, потому что когда эти ребята сожрут всё вокруг себя, то, естественно, они начнут есть друг друга. Принцип «крысиного короля» никто не отменял.

Итак, в итоге, кто самый проигравший? Конечно, оппозиция проиграла. Да, она получила профиты в виде агитации и делегитимизации режима. Но есть одна проблема, что все эти кандидаты, которых сняли — ну, какой у них следующий стимул выдвигаться в Государственную думу? Они потратят огромные деньги — опять придет графолог.

Второй проигравший, как я уже сказала, — это Собянин и все те люди во власти, которые считали, что есть способы контролировать оппозицию, не теряя власть. И, конечно, выигравший на этих московских выборах — это силовой блок. Как я уже сказала, эти люди активно заинтересованы по большому счету в нелегитимности Путина. В этом смысле размывание его электоральной базы, то, что он теряет поддержку среди избирателей, и режим теряет поддержку среди избирателей, с другой стороны, может, наоборот, радовать, потому что дает им в руки большие козыри.

Ю.Латынина: Совершенно не исключаю, даже скорей всего думаю, что решение по Яшину и по Соболь принимал лично Собянин
И вот мы имеем смену парадигмы. Потому что классические тоталитарные режимы, к которым Россия раньше не относилась, опирались на мощнейший репрессивный аппарат. Наша власть очень долго опиралась на демократическое большинство. А репрессивный аппарат хоть и был всевластен, был зависим от роли вождя. Помните конфликт между Чубайсом и Коржаковым за Ельцина? Коржаков хотел, чтобы Ельцин был нелегитимным правителем, обязанным ему победой.

Вот сейчас победил Коржаков. Теперь репрессивный аппарат подал заявку серьезную на то, что он будет единственным средством обеспечения легитимности Путина и будет постоянно спасать его от врагов. Ну, а мы знаем, что если силовики зарабатывают себе очки, спасая лидера нации от врагов то, чем больше количество врагов лидера нации, от которых надо спасать, будет всё время увеличиваться, пока в него не войдет практически весь российский народ.

Вот, собственно, что такое господство силовиков мы сейчас видим на примере массы дел: на примере «Нового величия» сфабрикованного; на примере дела сотрудников Центрального НИИ машиностроения, где на днях арестовали уже третьего ученого 77-летнего на этот раз Сергея Мещерякова. Напомню, что Виктор Кудрявцев, другой 75-летний фигурант дела сидит за решеткой из-за того, что он обменивался — надо же! — е-мейлами с каким-то бельгийским институтом.

И я вряд ли преувеличу, если предположу, что люди, которые арестовывали Виктора Кудрявцева, плохо понимают в тех расчетах, которые он делает и не очень компетентны определить, насколько это секретно и насколько нет. Но эти люди серьезно представляют себе, что наука, которая по определению является обменом информации между учеными, они не считают, что в их области представления о жизни не входит такое слово как «наука». У них есть другое слово. С их точки зрения обмен информацией — это «шпионаж» и «предательство «Родины».

Это, кстати, очень важный момент, который объясняет, почему в такой системе вообще не может быть науки. Потому что, чем наука отличается от алхимии? Нет, не только тем, что одна базируется на законах, а другая не базируется. Ровно потому, что в какой момент алхимия превратились в химию? Когда люди начали публиковать результаты своих исследований и обмениваться ими. Потому что всякая секретная штука, о которой вы пишете зашифрованными чернилами, это не наука, это алхимия.

Вот по определению эти люди делают так, чтобы наука в России не могла существовать, технологии в России не могли существовать, потому что технологии и наука не существуют вне обмена мнениями с миром. И вот, с одной стороны, у нас дело ЦНИИмаша. С другой — нашумевшая история с матерью, которая заказала по почте фризиум. Практически это тот же аппарат, что седкусен и бензодиазепин. То есть это препараты, которые применяются на Западе в хвост и в гриву. В связи с тем, что этот препарат не внесен в список, эта женщина автоматически стала преступницей.

Ю.Латынина: Выиграл на этих московских выборах силовой блок. Эти люди активно заинтересованы в нелегитимности Путина
И в 11 с чем-то вечера начальник местного ГУВД (женщина уже была задержана), он приехал к бабушке больного ребенок — ребенок в это время бился в припадке — и стал опрашивать эту бабушку. Они раскрыли страшное преступление, согласитесь. Это же гениальный способ раскрывать преступление. Не надо раскрывать никаких грабежей банков, не надо брать никаких наркоманов, никаких грабителей, которые отравляют людей прямо на улицах Москвы. Вот мы знаем, что недавно одного такого грабителя отпустили. Ну, наверное, он был местный агент этих ребят.

Потому что это всё сложно. А гораздо проще написать инструкцию, благодаря несоблюдению которой, преступниками оказываются те люди, которые не знали о существовании инструкции, которым нужно это лекарство.

Я бы, вообще, хотела предложить некий закон о том, что количество арестованных ученых будет возрастать: а) по мере падения легитимности Путина, б) по мере увеличения количества миллиардов, находящихся при обыске у эфэсбэшников. Вот эти три величины связаны между собой единым уравнением.

К чему это ведет? Очень просто. Скажите, пожалуйста, если страной руководят инквизиторы, которые специализируются на ловле ведьм, что происходит при этом в стране, грубо говоря, с правами женщин и, вообще, со здравым смыслом, и что происходит в ней с технологиями и экономикой?

У нас вот эта история. Аресты ученых, аресты матерей, закупающих нормальные, абсолютно распространенные на западе лекарства. Я вам прочту только одну новость «Блумберга». Компания Илона Маска — она называется Neuralink — готова установить в мозг человека чип, который обеспечит связь парализованного человека с компьютером и айфоном. Нет, это не научная фантастика, это не Нил Эшер и не роман НРЗБ. Deep brain stimulation — глубокая стимуляция мозга. Она уже существует. Чуть-чуть другие технологии лечат Паркинсон, купируют эпилепсию. Пытаются понять, может ли это остановить Альцгеймера. А вот у нас зобми охотятся за всеми живыми.

Вот я пытаюсь представить себе, а что, если бы человек, который решил вставить в мозг парализованного человека чип, чтобы дать ему возможность управлять компьютером, жил в России. Я понимаю, что это научная фантастика, но представим себе, если бы да кабы. Во-первых, его бы немедленно арестовали за госизмену, потому что это требует международной кооперации. Как я уже сказала, всякий е-мейл в России, если в нем содержится закон Ньютона, может быть трактован как Госизмена: А вдруг эти гады выдали закон Ньютона своим бельгийским коллегам?

Во-вторых, его бы, конечно арестовали за получение препаратов, которые не разрешены, за ввоз или вывоз из России вещей, которые сохраняют государственную тайну.

А, в-третьих, самое главное дело. Вот спросили бы наши власть имущие: А зачем, вообще, этот человек нам, если он деньги получает не из бюджета и не зависит в своих успехах от государства, он потенциальный преступник. Он своим фактом своего существования потенциально делегитимизирует власть, потому что он потенциальный спонсор Навального.

И печальная годовщина: 5 лет того, как мы сбили над территорией Украины малазийский «Боинг» с помощью «Бука» которые местные шахтеры и трактористы из 53-й бригады, вероятно, купили в каком-то замечательном сельпо. Родственники убитых написали только что России письмо, в котором говорили о том, что они только что поняли, что многочисленное вранье, распространяемое Россией по этому поводу, это специальная операция. И в письме содержатся такие строки: «Нельзя убить невинных и избежать последствий».

Должна сказать, к сожалению, что можно, что вся мировая история большей частью заключается в убийстве невинных и избегании последствий. У меня совершенно другой вопрос — не почему российская власть врет, а почему ей так плохо врется?

Знаете, на фоне всего другого вранья, которое одержало триумфальный успех в истории… ну, скажем… да что там глобальное потепление, да что там генномодифицированные продукты — вот есть прекрасная история про человека, который 2 тысячи лет назад во главе своих сторонников поднял восстание, принадлежа к иудейской НРЗБ секте в Иерусалиме. Римляне его распяли, что, конечно, очень сильно деморализовало членов его секты, потому что он обещал им золотые престолы на небесах. Он обещал им замечательные ништяки на земле. Члены организации, чтобы как-то поддержать дух упавших сторонников, сказали, что «мамой клянемся, он воскрес и скоро вернется». И вот, несмотря на то, что вот уже 2 тысячи лет, как он должен был вернуться, благодаря тому, что организация была серьезная, а обещания были заманчивые, как то вот организация продолжает существовать, много раз, правда, изменившись в некоторых своих постулатах.

Ю.Латынина: То, что оппозиция собрала 3% — это неприятные для власти изменения в российском политическом климате
Вот, понимаете, в I веке нашей эры было много таких персонажей. В Палестине, например, был некий Досифей, который тоже восставал против римлян… То есть мы не знаем, что делал Досифей. Есть подозрение, что тоже это был человек, восставший против римлян. Но уж совершенно это был человек, сторонники которого считали, что он воскрес. И вот как-то обидно: в Христа верят, а сторонники Досифея как-то испарились.

И вот если посмотреть на нашу российскую пропаганду, она гораздо больше походит на сторонников Досифея, чем на сторонников Христа. У нее мало исторических шансов.

И еще раз повторяю, с моей точки зрения, вопрос должен стоять не так: «Почему врете?» А он должен стоять так: «Ребята, почему же так плохо врете? Ну. посмотрите на ваших предков». Вспомните, как советская власть врала. Вспомните голод в Поволжье, который случился из-за продразверстки. И тогда была гениальная пиар-операция Вилли Мюнценберга. Напомню, что это был такой «советский Геббельс», немецкий коммунист, ближайший друг Владимира Вл… Владимира Ильича, извините, который на Западе объяснял доверчивым полезным идиотам, что голод в Поволжье случился из-за кровавых капиталистов, которые решили уничтожить СССР, просил денег на голод. Зерном он не брал. Он брал только деньгами, деньги тратились на поддержание братских коммунистических партий, а кровавые капиталисты в лице American Relief Administration, во главе с будущим президентом Гувером кормили в это время в Поволжье несколько миллионов человек в день.

Были суды 37-го года, о которых такие выдающиеся гиганты интеллекта как Лион Фейхтвангер писали: «Если это неправда, то что такое правда».

Была совершенно удивительная история Виктора Кравченко, так называемый «суд столетия». Напомню, кто такой Виктор Кравченко. Это невозвращенец, который сбежал в Америке в 44-м году. Президент Рузвельт собирался, будучи большим другом дяди Джо, отдать его дяде Джо. Но тут случилась неприятность: у президента Рузвельта были очередные выборы, и он попросил дядю Джо через общих друзей, чтобы до выборов этот вопрос не поднимался. Потом как-то вопрос замотали. Потом Рузвельт скончался на посту.

И как-то Кравченко не выдали. Вместо этого он написал блистательную книгу «Я выбираю свободу», предшественник «Архипелага ГУЛАГ», в которой впервые очень ярко было рассказано для западной публики — было и до этого много свидетельств, но это было необычайно яркое, прекрасно написанное — о ГУЛАГе, о чистках, об ужасах коллективизации.

Естественно, Кравченко тут же обозвала советская пресса и все полезные идиоты дезертиром, пьяницей, который растратил казенные средства и поэтому сбежал, не потому, что выбрал свободу. Было заявлено, что он не сам написал свою книжку, что ее написали меньшевики и ЦРУ, И вот всю эту прекрасную историю повторила какая-то французская газетенка, она называлась Les Lettres françaises, коммунистическая. Было это в 49-м году. Тогда коммунисты во Франции готовились прийти к власти. Тогда как раз коммунист Морис Торез, глава Коммунистической партии Франции сказал, что если Красная Армия сейчас вторгнется во Францию, то всякий коммунист должен сражаться на стороне Красной Армии за пролетариат против французской буржуазии.

И тут Кравченко, которому это надоело, подал на этих французских коммунистов в суд. Чего тут началось! Устроили коммунисты целое представление. Они везли мешками жен, сослуживцев Кравченко. Насчитали три жены. У него было две, но на всякий случай хотели привести три. Какие там удивительные люди выступали на этом суде! Уолтер Дюранти, корреспондент The New Times, который получит Пулитцера за отрицание голода в Украине, хотя признался потом, что по его подсчетам от 7 до 10 миллионов умерло от голода.

Там выступал священник Хьюлетт Джонсон, который посетил Советский Союз, нашел, что Сталин — душка и сказал об том всему миру в книге, которая называлась НРЗБ.

Там выступал нобелевский лауреат Фредерик Жолио-Кюри. Там выступал бывший министр авиации Франции Пьер Ко по совместительству агент НКВД Дедалус. Да, вы не ослышались, министр авиации Франции была агентом НКВД. И когда Нина Берберова смотрела весь этот парад нобелевских лауреатов, министров авиации, которые рассказывали, какой ужасный Кравченко, как он не сам написал свою книжку, как прекрасен Советский Союз… Ребята, сравните это с нашим нынешним жалким положением. Вот тогда на нашей стороне выступал министр авиации и нобелевский лауреат, а теперь на нашей стороне выступает какой-то испанский диспетчер. Вот этот испанский диспетчер тоже не настоящий.

Более того, что там Кравченко, что там 49-й год? Вот, казалось бы, левая идея полностью опозорилась, Советский Союз рухнул. Мы видим во всех демократических странах богатых, развитых чрезвычайный триумф левой идеи, чрезвычайный триумф левого истеблишмента. Мы видим, как левая идея захватывает Демократическую партию Америки изнутри.

Мы видим, например, в этой неделе американский скандал. Есть такая конгресс-вумен Ильхан Омар, которая родом сама из Сомали. И у нее есть одна особенность. Если вы посмотрите на то, что говорят исламские фундаменталисты, то они все рассказывают про «кровавую американскую военщину», про «мирный ислам», про то, что если когда-нибудь и случаются теракты, то они случаются в ответ на невыносимое угнетение со стороны американской военщины. Ну и, конечно, они рассказывают, что «кровавой Америкой» правит еще более «кровавый Израиль».

Если вы посмотрите на твиты Ильхан Омар, то у вас возникает примерно та же картина. Может быть, Ильхан Омар говорит это более мягкими словами, но приблизительно то, что она говорит, совпадает с тем, что говорят исламские фундаменталисты. Поэтому она непосредственно с ними связана. Например, она является своим человеком для The Council on American–Islamic Relations. Она была членом НРЗБ в Миннесоте. Они ей давали деньги на избирательную кампанию. И эта организация, которая официально признана ОАЭ террористической, я имею в виду The Council on American–Islamic Relations, она является фронтом Мусульманского братства (*).

Близкий родственник Ильхан Омар занимает — вы будете смеяться — пост секретаря президента Сомали. Это произошло как раз после того, как она стала влиятельным политиком в Америке. И это очень смешно. Потому что вы представляете себе, что представляет Сомали? И даже независимые наблюдатели вполне называли эти последние сомалийские выборы одними из самых коррумпированных в истории чуть ли не мира, хотя, я думаю, что, наверное, были и более худшие.

Я, собственно, почему говорю? Потому что вот есть президента Трамп, которого упрекали в близких связях с русскими. И целая комиссия расследовала это дело, и выяснилось, что нет, президент Трамп не был связан с русскими, которые вмешивались в выборы; русские это делали сами, а какие-то вот по бокам его седьмой воды члены избирательной кампании, они когда-то с кем-то хотели согрешить, но не согрешили.

Ю.Латынина: На выборах 12-го года, с которых Навального сняли, Навальный шел как главный оппонент бесспорного лидера
И если американским политикам нельзя быть связанными с политическими силами, которые очевидно, направлены против Америки, стараются против Америки, то возникает вопрос: Давайте обсудим взгляды госпожи Ильхан Омар и давайте обсудим ее связи.

И вместо этого мы видим, что на этой неделе Америка обсуждала другое. Она обсуждала твит Трампа против Ильхан Омара. Твит был хамский, как всё, что делает Трамп. Но, ребята, давайте обсуждать существо вопроса, на не хамовитость твита. Давайте обсуждать… если разговор идет о том, что ты противоречишь Ильан Омар, значит, ты исламофоб и значит, ты расист, то у меня есть вопрос. Есть прекрасная другая женщина, которую зовут Аян Херсиали, которая тоже сомалийка, которая тоже борец против исламского фундаментализма, которая, собственно, борец против всего, что защищает Ильхан Омар. И которая очень много писала и об исламском фундаментализме, его порочной связи с современной левой бюрократией.

Вот у меня вопрос: Аян Херсиали, она тоже, получается расистка, если она не поддерживает Ильхан Омар?

Я, собственно, это к чему? Вот Владимир Владимирович, допустим, смотрит на то, что обсуждалось этой неделей в Америке и видит, что обсуждаются не взгляды Ильхан Омар и не ее связи с представителями организаций, представляющих Мусульманское братство (*), а обсуждаются слова президента Трампа по этому поводу. И я думаю, что Владимиру Владимировичу должно быть завидно, потому что он не понимает, почему некоторым группа интересов так удается искажать действительность в свою пользу, а вот в Кремле волшебный замах руки падает бессильно.

Я должна сказать, что, конечно, история человечества состоит в том, что человечество верит в разные мемы, и все эти мемы по определению являются фейками. И вот вера в фейк зависит не от того, насколько этот фейк соответствует действительности, а от величины группы поддержки этого фейка. А величина группы поддержки в свою очередь зависит от того, насколько фейк отвечает глубинным потребностям человека.

Ю.Латынина: В случае Соболь, думаю, решение принимал Собянин, это было из серии «вы выдавили Федермессер —получайте»
Вот, бесспорно, левая идея во всех ее видах отвечает глубинным архетипам человека. Обещание вечной жизни отвечает глубинным архетипам человека. Проблема нынешней российской власти заключается в том, что, в общем, эта достаточно коррумпированная власть, главное содержание которой — пососать Россию за счет ее будущего. А если ты против — значит, ты агент госдепа. И вот эта идеологема, она не отвечает глубинным потребностям человека. Поэтому группа поддержки за рубежом в отличие от группы поддержки коммунизма не существует, а группа поддержки внутри России с каждой секундой уменьшается и, собственно, в конце концов, обратится в группу поддержки тех самых силовиков, которые и являются бенефициарами подобной сферы.

Еще раз повторяю, мне кажется, вопрос должен стоять не так: «Почему российская официальная пропаганда там много врет?», а он должен стоять так: «Почему же она так неуспешно это делает?» Всего лучшего, до встречи через неделю.

(*) — группировка (организация) запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире