'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 января 2004, 19:08

9 января
Код доступа
В прямом эфире «Эхо Москвы» Юлия Латынина
Ю.ЛАТЫНИНА: Есть что обсудить, событий на этой неделе было много. Только что упоминали разрешившийся конфликт насчет поставок газа в Белоруссию, которая все время хочет получать наш газ по внутрироссийским ценам, но при этом совершенно не хочет быть внутри России. Т.е. г.Лукашенко очень напоминает британскую королеву Елизавету, которая так никогда и не вышла замуж, оставшись девственницей — осталась или нет, сказать трудно, но замуж не вышла, но ее обещание выйти замуж было главным орудием британской внешней политики при Елизавете Первой. Так же и г.Лукашенко. И как сказал один очень высокопоставленный российский чиновник, «это сосалово надо прекращать». Но, тем не мене, это «сосалово», видимо, немножко продолжается. Более радостное для России событие это продажа, наконец, Индии «адмирала Горшкова». Многострадальный авианосец, многострадальный авианесущий крейсер, о котором 8 лет велись переговоры, но который, наконец, ушел в Индию. К сожалению, несколько дешевле, чем мог бы, потому что за это время его основательно подразворовали, — хотя, надо сказать, с тех пор, как переговоры велись серьезно, все-таки его достаточно сильно охраняли и тащили с «Адмирала Горшкова» не так, например, как с «Адмирала Кузнецова», который за это время успел уже и погореть, и чуть ли не утонуть, и вообще уже ходит со скоростью только три узла — больше не может в силу разворованности. Ну и, наконец, есть событие, которое происходит прямо сейчас происходит съезд СПС это уже такое вспоминается что-то старое уже их нет, ни СПС, ни «Яблока», — их нет, но они, тем не менее, обсуждают. Они обсуждают — поддерживать ли И.Хакамаду, обсуждают, останется ли Немцов одним из руководителей СПС, и, судя по всему, конечно решат, что И.Хакамаду поддерживать не надо такова позиция А.Чубайса, другой позиции у него, бедняги, быть не может, поскольку, в конце-концов он чиновник, он чиновник этого государства, и как же можно поддерживать человека, который просто выступил против президента Путина, и сказал, что еще надо разобраться с терактом на Дубровке, — чего, насколько я понимаю, кремлевскому окружению и лично президенту Путину это страшно не понравилось. И это вопросы, которые мы будем обсуждать, и те, что пришлют радиослушатели. И слушаем телефонный звонок
ИГОРЬ: Сейчас очень много говорили «Яблоко» и СПС по поводу бойкота президентских выборов, со ссылкой на то, что эти выборы не то, что заранее предсказуемы, а они просто не честные.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я не знаю насчет нечестных. А вы считаете, что на выборах победит Рыбкин или Харитонов?
ИГОРЬ: Нет, я считаю, что действительно выборы предсказуемы, у меня вопрос другой — в связи с тем, что они отказываются участвовать в выборах президентских они не против участвовать в губернаторских выборах надо полагать, что там честнее, чем на президентских, тем более, на муниципальных. Не кажется ли вам, что дело не в том, кто как считает. А в том..
Ю.ЛАТЫНИНА: Что «зелен виноград»?
ИГОРЬ: Денег просто нет на избирательную кампанию, просто никто не хочет вкладывать в мертвые партии деньги, заведомо обреченные на поражение, и никаких перспектив не имеющие. И просто люди начинают прикрываться такими довольно примитивными лозунгами.
Ю.ЛАТЫНИНА: По поводу депутатской кампании некоторых членов СПС, которые не прошли, а потом били себя в грудь со словами «Кремль накидал нашим противникам», в то время как не было заметно никаких следов их предвыборной деятельности в соответствующих одномандатных округах это было заметно. Что касается того, что нет денег на избирательную кампанию, думаю, тут вы не правы. Деньги, если надо, найдутся. Другое дело, что эффект от использования этих денег, как совершенно ясно, будет нулевой — что для СПС, что для «Яблока». Это действительно тот случай, когда люди говорят «зелен виноград». Но в любом случае КПД нулевой, потому что уже зафиксировано историей — вот этих правых нет, они отжили, и я бы, честно говоря, даже установила некий мораторий на обсуждение СПС и «Яблоко», потому что это толочь воду в ступе. И в заключении этого моратория я бы заметила одну важную деталь, которую многие отмечали, но отмечали как то, что СПС и «Яблоко» дрались, и, деручись, утопили свой собственный рейтинг. А дело в том, что то, что произошло с СПС и «Яблоко», я бы, как ни странно, назвала бы спецоперацией — спецоперацией КГБ, вполне удавшейся. Что я имею в виду: мы все видели, как «мочили» друг друга СПС и «Яблоко», мы все видели, что они делали это со ссылкой на прослушки — это характерная деталь, т.е. люди мочили не просто так, а был где-то источник, куда они ходили, получали прослушки, на которых Гозман сказал то-то, Явлинский то-то, и поскольку они назвали друг друга «желтыми земляными червями», то мы будем с ними бороться до победного конца. Очевидно, что такой источник — прослушки.. — ну, в здании Штаб-квартиры СПС не было станции, которая это слушала. Очевидно, что этот источник находится в местах, где слушают по долгу службы, и где этим могут торговать, или это выдать. И очевидно, что, по крайней мере, эти прослушки шли со стороны тех самых чекистов, которые сейчас более или менее и правят российским государством. Но что интересно, — у меня есть основания полагать, что эти прослушки шли вообще из одного и того же источника, т.е. один и тот же источник давал и «Яблоку» и СПС. И еще люди зарабатывали на этом деньги. С этой точки зрения операция удалась совершенно блестяще, потому что она имела целью не допустить присутствие правых в Думе, она прикрывалась на самом высоком политическом уровне отсюда, собственно, и звонки президента Явлинскому в ночь выборов «прошли», и заверения, полученные Чубайсом на самом высоком уровне «вы, обязательно, господа пройдете». Но для меня что важно — что эти неглупые люди, Чубайс и Явлинский, на все это купились. Потому что в аналогичной ситуации, когда бизнесмену дают прослушки про его конкурентов, он очень часто говорит — да пошли вы на фиг, зачем мне давать органам зарабатывать деньги, если мы лучше сами разберемся в режиме бизнес с бизнесом, а не через какие-то чекистские методы. Так что парадоксальный вывод из этой истории — тем, что Чубайс и Явлинский на это купились, они окончательно, на мой взгляд, дискредитировали себя, как люди, способные на это купиться. Люди, способные стать объектом разработки, способные стать объектом спецоперации. А что касается тех, кто все это проделал, то они, можно сказать, с технологической точки зрения молодцы смотрите, какая раньше была дума — раньше была Дума. В который были СПС и «Яблоко», конечно, тоже, более или менее близкие власти, и ею управляемые, но использовавшиеся властью для таких политических разводок если власти надо наехать на Лукашенко, если надо наехать на генералов в реформой армии, а теперь понятно, что в тех условиях, когда есть «Единая Россия» ей тоже будут искать какие-то альтернативы. Люди, которые все это делали, это как раз не те, кто поддерживает «Единую Россию» — чекистов много. Это делали люди, которые считали, что они станут альтернативой «Единой России» вместо СПС и «Яблока» блестящая история.
ОЛЕГ БОРИСОВИЧ: Мне нравится ваш взгляд на СПС и «Яблоко» с вашей высокой колокольни, но с моего эспээсовского чердака..
Ю.ЛАТЫНИНА: Да мы вместе на этом чердаке. Я тоже за СПС голосовала.
ОЛЕГ БОРИСОВУИЧ: Просто у вас есть та информация, которой у меня нет. А для меня это все немножко не так, потому что мы, увы, не развалились. Потому что люди остаются при своих взглядах, и совершенно не намерены с ними расставаться, и то, что наши лидеры сильно оплошали, а оплошали они вовсе не потому, что их так разводили, они оплошали по несколько другой причине, и этот верхний развод, по-моему, не очень относится к делу. Может быть, мы и распадемся, но еще не сейчас. Подождите, пожалуйста.
Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. Действительно, больной вопрос. Сейчас СПС, честно говоря, мне напоминает Горьковский автомобильный завод, на который приехали потенциальные японские покупатели они посмотрели на этот завод и сказали идеальная площадка для тренировки бульдозеристов. Т.е. какой лучший способ переделать российскую промышленность, известно, взорвать все на фиг и построить заново. К сожалению, с СПС то же самое идеальная площадка для тренировки, правда, не понятно, кого, и поскольку оно действительно есть и не уйдет, то оно будет, извините, действительно портить поляну.
ДМИТРИЙ: Как вы думаете, где и как Шахновский будет отсиживать полтора года в поселении? Как это будет выглядеть?
Ю.ЛАТЫНИНА: А вы хотите, чтобы он сидел?
ДМИТРИЙ: Наоборот, не сидел.
Ю.ЛАТЫНИНА: Думаю, что тут нужно пояснить нашим слушателям. Наша доблестная прокуратура предъявила уже обвинение, или объявила в розыск уже абсолютно всех акционеров ЮКОСА — у нас такая сплошная компания, которая единственная нарушает закон. «Башнефть», «ТАТ-нефть», «Сургутнефтегаз», «Лукойл» — они не нарушают закон, один ЮКОС нарушает закон — Ходорковский сидит, Лебедев сидит, Брудно, Невзлин, Дубов — в розыске. Помните, на прошлой неделе еще было не понятно, то ли их объявили в розыск, то ли нет, потому что «Интерфакс» сообщил, а прокуратура сказала нет, мы ничего такого не знаем. Дело в том, что, судя по всему, произошло следующее: у «Интерфакса» отличные связи в администрации президента, «Интерфакс» отловил сведения о том, что Невзлин и Дубов, акционеры ЮКОСА, объявлены в розыск несколько раньше, чем это дошло до прокуратуры, т.е. «Интерфакс» получил сведения первым. В связи с этим я хочу извиниться перед российской прокуратурой за цитату из замечательного интернет-журналиста Антона Носика, которую я процитировала в прошлый раз в эфире: «13-го Невзлин заявил о том, что поддерживает Хакамаду, 14 прокуратура объявила его в розыск. Раньше Павлов описывал это и называл безусловным рефлексом, правда, Павлов писал о собаках, а не о козлах». Так вот выяснилось, что безусловный рефлекс был не у генпрокуратуры, а бери выше — у администрации президента. А перед прокуратурой еще раз извиняюсь. Ну и пятый акционер ЮКОСА, который пострадал, Василий Шахновский, который не уехал, а остался в России, которому было предъявлено обвинение, что он, естественно, чего-то там не доплатил налоги, поскольку вместо того, чтобы платить налоги, как все сознательные граждане, вместо этого оказывал консультационные услуги фирме, зарегистрированной на острове Мэн, что, собственно, российским законодательством дозволяется, что является легальным способом минимизации налогов, — и масса российских предпринимателей это делают, — но виноват оказался один Шахновский. Шахновский выплатил все, что ему насчитала наша российская юстиция, при этом сказал, что, собственно, не признает себя виновным, — он хитро себя повел, сказав, что можно выплатить после того, как тебя признают виновным, а можно выплатить сначала, но тем не менее, виноватым себя не признавать, а разбираться с налоговой инспекцией правильно или нет она насчитала. Деятельное раскаяние г.Шахновского не произвело на следствие никакого впечатления, следствие продолжается, суд продолжается, правда, продолжается довольно странно, потому что все свидетели обвинения, которые вынуждены давать показания, — все их показания сводятся к тому, что да, такая схема есть, такая схема легальна и что если бы г.Шахновский платил не по этой схеме, то он должен был бы государству вот столько. Поэтому, честно говоря, у меня есть надежда и думаю, что у многих она есть, что г.Шахнвоского все-таки не посадят, потому что, честно говоря, если его посадят, даже хотя бы на небольшой срок, это уже как-то совсем некрасиво выглядит человек выглядел достаточно легально, заплатил деньги, деятельно раскаялся.. ну, простите, в общем.. понимаю, что у нас страна состоит не из святых, но, может быть, займемся для разнообразия не только г.Шахновским, но займемся, например, Константиновским дворцом, реставрация которого стоила 70 тысяч долларов квадратный метр, — заметим, что реставрация Большого Кремлевского дворца, по поводу которого «Карла дель Понте» предъявляла претензии к Бородину, стоила 17 тысяч долларов квадратный метр, и то выяснилось, что швейцарская прокуратура считает, что Бородин обокрал российское государство. Российскому государству, правда, было наплевать. Но 17 тысяч долларов квадратный метр все-таки сильно дешевле, чем 70 тысяч долларов квадратный метр доллары, которые были собраны с бизнесменов, бизнесмены жертвовали их добровольно.. — ну, как доброволен у нас коммунистический субботник, и когда президента Путина спросили не дорого ли, президент, насколько я знаю, ответил — вы знаете, такие замечательные люди в такой короткий срок провели такую замечательную работу Нет, видимо, недорого показалось президенту.
АНДРЕЙ СЕРГЕЕВИЧ: Вы так упорно внушаете слушателям, что есть что-то общее между СПС и «Яблоком», итак люди заморочены, а вы еще людям морочите голову. СПС это чистая политика, а «Яблоко» занимается тем, чем нужно, это ближе к правозащитной деятельности. А политика у нас сейчас слишком жирная — когда у нас на улицах у всех встречных-поперечных паспорта проверяют, — это уже, извините, другая проблема. Поэтому прослушка — это ерунда, дико слушать.
Ю.ЛАТЫНИНА: А в чем заключается правозащитная деятельность «Яблока» — я всегда считала, что она политическая партия, баллотируется в парламент. Что г.Явлинский пытался быть президентом.
АНДРЕЙ СЕРГЕЕВИЧ: Формально тут, конечно, что можно сказать, — формально да, но по духу, по сути это совершенно разные вещи, СПС и «Яблоко», и это все знают. И вот сейчас все кричат, что надо объединяться это разные люди, и правильно делает Явлинский, что не объединяется с СПС, обычными политиканами.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я, честно откровенно, не знаю, кто сейчас кричит от объединении. По-моему, все кричат о смерти двух покойников. Думаю, что у СПС и «Яблока» две общие черты — это политические партии, которые про себя говорят, что они демократы, во-вторых, это две политические партии, которые оказались покойниками в результате данной избирательной кампании. Больше других общих черт, действительно, я у них не вижу, и готова согласиться с тем, что г.Явлинский действительно иногда не очень походил на политическую партию хотя бы потому, что если сформулировать и сравнить его программу с теми лозунгами, которых обычно придерживаются правые демократы это как-то решительно на правых демократов не тянуло.
АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОВИЧ: Не кажется ли вам, что разница подходов к Путину Хакамады и Чубайса может объясняться разной степенью информированности. Например, Хакамада может, как и большинство у нас, считать, что Путин возглавляет спецслужбы и ведет дело к зажиму демократии, а Чубайсу, например, известно, что он в какой-то степени заложник спецслужб, и делает максимум в сложившейся обстановке по спасению демократии. Например, такой взгляд возможен?
Ю.ЛАТЫНИНА: Что вы имеете в виду, говоря, что Чубайс заложник спецслужб?
АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОВИЧ: Не Чубайс, а Путин. Он пришел к власти благодаря усилиям спецслужб..
Ю.ЛАТЫНИНА: А я думала, что он пришел к власти в основном благодаря усилиям Бориса Абрамовича. Боюсь, что дело проще, и дело связано не с информированностью того или другого человека, а со степенью близости к власти у Чубайса есть должность, у Хакамады нет. Я даже не могу сказать, что Чубайс так уж не прав, поскольку есть два способа влиять на власть — один способ доступный людям, которые стоят далеко от власти, они говорят громко, обращаются к народу, ругают власть последовательно и жестко. Другой способ людей, которые стоят около власти, таких, как Чубайс, Илларионов, — такие до этого разные люди, но они все-таки еще не потеряли стыд и совесть как очень много других людей, стоящих у власти, и они, естественно, вынуждены слишком часто молчать, и не предъявлять массу претензий к власти, чтобы иметь возможность в один-единственный миг сказать одно маленькое слово, которое, тем не менее, бывает гораздо эффективнее, чем очень громкий голос оппозиции. Вся проблема в том, чтобы не пропустить этот момент, и ради этого момента все время не успокаивать себя — вот сейчас я скажу, исправлю, сделаю. Просто так успокаивать себя, оставаясь около власти, и делая это уже не ради того, чтобы что-то переменить в стране, чем-то помочь стране, а просто ради того, чтобы остаться, уцелеть и выжить. Что же касается президента Путина, заложника спецслужб, знаете, вот эти слова насчет заложника просто смешны. Нам все говорили — то президент ставленник «Семьи», и на него имеется какое-то необыкновенный компромат, то он чего-то еще.. ну, тут две вещи во-первых, в России президент не может быть ничьим заложником — все мы заложники власти, а власть ничей не заложник. Она абсолютный король, может делать то, что хочет, и уже на пути к тому, чтобы быть абсолютной властью. Как известно, власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно это сказал еще лорд Эктон. И что касается президента Путина мне кажется, что это особенно, потому что он окружил себя, за небольшим исключением, не такими уж умными и высокопрофессиональными людьми, иногда просто складывается впечатление, что люди, которыми он окружил себя, и которые делают ошибку за ошибкой, — что чем больше они делают ошибок, тем больше их преданность власти, — потому что никому другому они не нужны с такой степенью профессионализма. И мне кажется, что президент не может быть заложником людей, которых он сам выбрал, сам поставил, и пребывание президента у власти является единственной гарантией пребывания у власти этих людей. Это к вопросу — кто чей заложник.
АЛЕКСАНДР: Есть предварительный прогноз на посещение выборов президентских?
Ю.ЛАТЫНИНА: У меня есть предварительный прогноз, что неважно, сколько народа явится, но порог явки будет перейден, и что большая часть голосов будет отдана именно отдана, а не набросана, — за президента В.Путина. Мне очень интересно узнать, кто займет второе место.
ЛЮДМИЛА НИКОЛАЕВНА: Скажите пожалуйста, по какой цене продается газ на Украину.
Ю.ЛАТЫНИНА: Вы меня смутили. Если я помню, но я могу и путать от 60 до 70 долларов за тысячу кубов, что, соответственно, в несколько раз выше чем та цена газа, которая поставляется на Белоруссию. На Белоруссию мы поставляли разный газ — как непосредственно газпромовский это было в районе 25 долларов за тысячу кубов, так и газ ЭТР, это коммерческий газ, который шел несколько дороже. В любом случае специфика наших взаимоотношений с Белоруссией заключается в том, что Белоруссия считает, что у нее должны быть такие же, как у нас внутренние тарифы на газ, что белорусские товары должны возиться по нашим дорогам по нашим же внутрироссийским тарифам, и что вообще экономически Белоруссия должна жить по тем же субсидированным ценам, по которым живет Россия. При этом самое интересное, что логика была такая что вот наша белорусская промышленность на 90% зависит от газа она действительно очень газозависима, гораздо больше, чем зависит от нефти, — и Россия должна помогать белорусской промышленности. Но была такая смешная деталь, что, на самом деле, газ самой белорусской промышленности продавался не «Газпромом», а белорусской государственной организацией, которая продавала его в два-два с половиной раза выше тех цен, по которым она их покупала у «Газпрома». Т.е. субсидировали мы не столько белорусскую промышленность, сколько лично белорусское государство. А сейчас я попробуем прокомментировать некоторые вопросы на пейджере: «Глазьева сглазили так же, как СПС и «Яблоко»?. Понятно, что будучи демократом, я к Глазьеву и Рогозину отношусь хуже, чем к СПС и «Яблоку», хотя я тут на их могиле поплясала, и мертвые кости потрогала. Но дело в том, что с С.Глазьевым произошла замечательная история — ему, насколько я понимаю, в Кремле сказали не выдвигаться а то если выдвинешься, будет второй тур, а на фиг он нам нужен.. а Глазьев все-таки не выдержал, и сорвался. Не знаю, наберет ли он голоса, и что происходит внутри достославного блока «Родина» — во всяком случае, это несколько комичная ситуация, когда, в принципе, почти ручной блок Кремль доводит до того, что даже и такая степень покорности, как у блока «Родина», Кремлю недостаточна. Хотя, я думаю, что люди должны понимать, что сейчас за блоком «Родина» помимо того, что за ним тоже стоят достаточно сильные чекистские интересы, это интересы другой группы чекистов, не той, которая контролирует большую часть Кремля, и, в том числе, партию «Единая Россия». Еще вопрос: «Почему председателем бюджетного комитета не был вновь назначен Жуков, а назначили никому неизвестного бывшего мэра Пятигорска?». Господа, ну это же очевидно в думе произошла просто экономическая катастрофа. Мне страшно жалко наших депутатов. Представьте себе, раньше же это было большое денежное место, где до 10, 100 тысяч долларов стоил голос при решении тех или иных законопроектов. Огромные деньги тратились при голосовании за бюджет, — Минфин даже не столько непосредственно платил бабки, сколько наиболее влиятельным депутатам выделялось до миллиона долларов — опять же не прямо, а так допустим, ты влиятельный депутат, — вот тебе прописывают строчку в бюджете, что ты из Усть-Пупкинска давай в Усть-Пупкинске будем строить мост, а уж как ты на этот мост со своими подрядчиками договоришься, и сколько тебе из 300 млн., положенных на строительство моста, обвалится — это твои личные проблемы. Сейчас процесс принятия решений и лоббирования решений переместился из думы в Кремль, «Единая Россия», единая Дума это покорная дума, которая не решает что-то за деньги, в которой просто бессмысленно лоббировать какой-то вопрос. Представьте себе, бизнесмен приходит лоббировать вопрос в Думу, и первое, что следует, — окрик из Кремля а почему туда, а не к нам? А теперь представьте себе какого-нибудь несчастного депутата, который просто занимал деньги на выборы ему как-то надо это дело отдавать, а отдавать не с чего, — все,денежные потоки пересохли. В этих условиях я бы на месте «Единой России» не то, что себе все думские комитеты забрала, а еще бы придумала тут не до жиру, быть бы живу, — еще с кем-то делиться, так все просто передохнут от голода. Послушаем еще звонок.
ОЛЬГА: Не хотелось бы, конечно, хоронить правые движения, они должны быть хоть в каком-то виде. Но вопрос у меня другой почему у Путина нет стратегии развития страны? Есть борьба непонятно с кем, якобы, с взяточниками, а смысл его программы, смысл развития страны ни у кого нет никакой позиции.
Ю.ЛАТЫНИНА: Мне тоже жалко хоронить правых, но я считаю, что СПС и «Яблоко» не я похоронила, а избиратели, которые за них не проголосовали, или власть, которая им не накидала. А главное, что перестаньте ассоциировать правых с СПС и «Яблоком». Конечно, я не буду сразу показывать пальцем на самих себя, любимых, и говорить вот посмотрите, организовался «Комитет-2008», во главе его Гарри Каспаров, — потому что я заинтересованное лицо, тоже вхожу в Комитет. Дело не в этом, а в том, что правые идеи не исчерпываются СПС. Правые идеи не исчерпываются теми людьми, которые правят, или стоят рядом с правителями России с 92 года, и во многом приложили свою руку к тому, что Россия выглядит сейчас так, как она выглядит. Мы этими людьми не были счастливы при Ельцине, мы не должны быть ими счастливы при Путине только потому, что нашелся человек еще менее демократичный, чем Ельцин, и эти люди оказались в оппозиции. Если бы они проводили реформы по другому, то всего того, что сейчас происходит с Россией, не было бы. И прежде всего, для меня великая трагедия что нормальная правая идея должна включать в себя патриотическую идею. Не так, как сейчас это происходит в России я под патриотами не имею в виду Глазьева, — то я бы хотела, чтобы наши российские правые не воспринимали государство как то, что надо только разрушить а это слишком часто бывает с демократами. Или наоборот, не сотрудничали с этим государством де-факто. Я бы хотела, чтобы идея строительства нормального государства, сильного государства, которое способно защитить рынок, было главным лозунгом правых и было главным их отличием от партии «Единая Россия», которая де-факто строит государство, но это не сильное государство и это государство, которое не защищает рынок, а государство, чиновники которого кормят самое себя. И я еще раз обращаюсь к вопросам с пейджера: «Что делать миллионам людей, которые придерживаются либеральных взглядов?», — спрашивает Ирина. Отвечаю — думать о новых правых. Вопрос: «Не допускаете ли вы перед выборами 2008 года ельцинского сценария, и в этом случае кого Путин может назначить своим преемником?» Борис. Думаю, что вопрос о преемнике будет обсуждаться в 2008 году, но истина заключается в том, что история придумала только один способ передачи авторитарной власти без каких-либо проблем для человека, который отдает эту власть это передача ее по наследству от отца к сыну, и то, когда отец уже помер называется монархия. Все остальные способы передачи авторитарной власти небезопасны для человека, который был при власти, и от нее отказался. И тут ничего не помогает, потому что если ты власть передаешь умным людям, — но, во-первых, где же в нынешнем окружении президента взять таких? А если ты передаешь власть человеку верному, то не надо обманываться. История учит, что человек, который был самым верным, и вернее всех лизал себе сапог, — вот он-то больнее всех и укусит, потому что именно он совершенно не забывает вкус этого сапога, который он лизал. И кроме того, человек, который стал преемником ничего не испытает большего, чем желание объяснить всему миру и всем, кто его окружает, что он сам стал преемником, что он сам крутой, что он сам могучий. Обратите внимание на то, как ведет себя «Единая Россия», партия людей, которые, в общем-то, ничем особо не заслужили первое, о чем они думают, — они думают о том, какие они великие. Собственно, похожая история произошла с Борисом Абрамовичем, который тоже создал преемника Ельцину, и очень активно подчеркивал, что именно он создал, именно ему президент Путин обязан властью. И где теперь Борис Абрамович? Там же, где будет президент Путин, если найдет себе преемника, — боюсь.. И еще несколько цитат и комментариев с пейджера, Дмитрий из Москвы: «Видимо, те 7 бизнесменов, нарушающих закон, о которых говорил Путин все акционеры ЮКОСА», И, кстати, с этим перекликается реплика Ивана из Кемерово: «Почему практически никто не говорит о том, что в событиях первостепенна их верная интерпретация. Например, что ЮКОС использовал не схемы ухода от налогов, а схемы уплаты налогов, предложенные российским законодательством», — это как если бы вы или я выбрали тарифный план разговора по телефону, а потом бы нам сказали наговорили вы слишком много, а заплатили мало. Надо снять с вас еще денежек по другому тарифу. «Я безработный экономист, к Ходорковскому равнодушен, но ненавижу завистников», — Иван. И еще несколько вопросов. От Николая: «Мы распродаем авианосцы. А что, они нам не нужны?» Честно говоря, те авианосцы, которые мы распродаем, действительно нам несильно нужны. Они просто находятся в плохом состоянии, и чтобы их отремонтировать нужны деньги, которых у Российской армии нет, а, например, у индусов есть. Что же касается состояния нашей армии, то мы все наем это состояние, и, к сожалению, очень страшный у нас военный бюджет, в котором большая часть уходит на строительство, на обмундирование и довольствие солдат, и гораздо меньшая часть на техническое перевооружение. Возможно, это связано с тем, что когда ты строишь, можно закопать много денег, когда закупаешь довольствие, можно закупить соль по цене сахара, и спички так, как будто они сделаны из золота — на этом легко делаются деньги. А на техническом перевооружении все-таки деньги делать гораздо сложнее. И слушаем телефон.
ЕЛЕНА: Ко мне приехала из Канады родственница, привезла мне пуховую куртку. Но когда она увидела наших женщин в норках, и все говорят, что очень мало получают денег, она просто была в шоке. В Канаде так не одеваются. Что вы ответите?
Ю.ЛАТЫНИНА: Если бы она приехала в город Северодвинск, вряд ли она бы увидела там хоть одну женщину в норках. Если она зашла в московский ресторан, и увидела там женщин в норках что я могу сказать? Посетители ресторанов одеваются лучше, чем большинство наших граждан. И еще вопрос от Елены: «Как можно объяснить, что такой неоднозначный человек, как Вавилов, постоянно выходит сухим из воды в любых ситуациях в России?» вы знаете, самой интересно. Видимо, вы имеете ввиду прискорбный эпизод, когда следователь американской прокуратуры только что посадил его частный самолет, на котором Вавилов летел с супругой в горнолыжный американский курорт Аспен, и заставил отвечать на вопросы кстати, те самые, которыми не интересовалось российское следствие, ведущее дело генерала Олейника — которое заключалось в том, что был произведен сложный взаимозачет между российской армией, Газпромом и Украиной, в результате которого украинская офшорная компания, подчиненная украинским «Единым энергетическим системам» должна была поставить материалы для российской армии, но представьте себе какая неожиданность, — не поставила, а денежки куда-то испарились. Российский суд посчитал виноватым генерала Олейника, генерал Олейник говорил, что он промежуточное звено, что его заставляли подписывать эти бумаги, называл имена Вавилова и Черномырдина, — российская юстиция совершенно этому дело не вняла, американская почему-то интересуется обмундированием для нашей армии. Вот интересно. Что же касается самого г.Вавилова, думаю, у него все хорошо если вы помните, недавно была такая история.. напомню, что г.Вавилов бывший первый зам.министра финансов, т.е. чиновник, видимо, на свою зарплату приобрел небольшую компанию «Северная нефть». Эту небольшую компанию «Северная нефть», часть месторождений которой была куплена в результате очень странного конкурса, — достаточно сказать, что Вавилов победил, пообещав заплатить на этом конкурсе бонус в 7 млн. долларов, в то время как другие компании предлагали бонус 100 млн. и выше, — эту компанию «Северная нефть» Вавилов продал государственной компании «Роснефть». Продал за сумму в 600 млн. долларов, и это показалось всем участникам рынка очень странным, потому что все считали, что «Северная нефть» стоит гораздо дешевле. То есть создалось впечатление, что «Роснефть» покупает «Северную нефть» по такому же принципу, по которому генерал покупает соль по цене сахара, — чтобы что-нибудь там было в остатке. И это свое впечатление г.Ходорковский, еще будучи на свободе, высказал президенту Путину, сказал что же это у вас такое странное государственная компания большая купила вот эту маленькую компанию по цене как-то очень приличной.. и сделка не была одобрена Советом директоров. Собственно, с этого и начались злоключения г.Ходорковского, потому что президент, вместо того, чтобы обидеться на «Роснефть», обиделся тут же на господина Ходорковского, и с казал ему — а вы знаете, это сделано было потому, что «Роснефть» увеличивает запасы, а вот с запасами ЮКОСА нам бы самим не хило разобраться. С этого, собственно, все и началось. Это я к тому, что, собственно, после того, как Андрей Петрович Вавилов так удачно пристроил свою маленькую нефтяную компанию и так хорошо подружился с людьми, которые контролируют «Роснефть», а контролируют ее, как известно, как раз питерские, — то, по-моему, у Андрея Петровича Вавилова никаких проблем в России, в отличие от господина Ходорковского не будет, и быть не может. И слушаю телефон.
ЕЛЕНА: Будьте добры, поделитесь мнением о такой фигуре, как нынешний глава Центробанка г.Игнатьев, и вообще ваше мнение о перспективах денежно-кредитной политики в России?
Ю.ЛАТЫНИНА: Уж не знаю, не повредит ли мое хорошее мнение о г.Игнатьеве господину Игнатьеву, а то скажут — вот всех питерских ругает, а г.Игнатьева хвалит, — но г.Игнатьев это тот редкий случай, когда на пост главы Центробанка человек был назначен не потому, что он питерский, хотя он питерский, а потому, что он действительно классный специалист. Видимо все-таки очень опасно поручать некоторые отдельные участки работы людям, которые не являются специалистами, потому что цену того, что во главе Центробанка окажется идиот, придется платить всей России, и очень много. Другое дело, что будучи хорошего мнения о г.Игнатьеве, я, честно говоря, плохого мнения о российском Центробанке. Я считаю, что это учреждение в том виде, в котором оно создано, грубо говоря, исполняет несколько функций, которые противоречат друг другу. Например, Центробанк у нас отвечает за эмиссию, за то, что он печатает рубли. Одновременно Центробанк является заимодавцем последнего эшелона для терпящих бедствие кредитных организаций. В каком смысле эти функции противоречат друг другу? Представьте себе, что у какого-то крупного банка начинаются проблемы Центробанку, естественно, неприятно, поскольку проблему начались, поскольку Центробанк не доглядел. Что может сделать Центробанк? Он может напечатать рубли, и отдать их крупному банку. То есть в силу того, что он исполняет вторую функцию, функцию заимодавца последнего эшелона, он может нарушить свою первую функцию функцию правильной кредитно-денежной политики. И таких примеров несколько. Кроме того, честно говоря, мне очень не нравится ситуация, при которой в России существует ряд банков, например, Сбербанк. «Внешэкономбанк» и так далее, которые пока фактически подчинены Центробанку, и тем самым, будучи не центральными банками и не частными, создают в России вместо двухуровневой, нормальной банковской системы, в которой есть Центральный и коммерческие банки, такую трехуровневую банковскую систему, на средний уровень которой, полу-гарантированный государством, собственно, и стекаются все вклады, лишая. Тем самым, денежное обращение. Ну, у нас в результате деньги вертятся не так, как у нормальных людей — по частным банкам и по организациям, производящим товарам, а как-то скапливаются в этой средней застойной полости, именуемой Сбербанком, который делает на эти деньги.. пожалуй, я не буду говорить, что Сбербанк делает на эти деньги, потому что когда один из нынешних членов Совета директоров Сбербанка, господин Вадим Кляйнер, из Фонда «Хермитаж кепитал менеджмент» попытался упрекнуть Сбербанк в том, что Сбербанк несколько нарушает права миноритарных акционеров, строя слишком роскошные здания и ссужая деньгами крупные олигархические структуры по процентам несколько ниже рыночных, Сбербанк подал на г.Кляйнера, — заметим, не на журналистов, а на финансиста в суд, и процесс выиграл. Суд был, правда.. даже не Басманный, а какой-то другой, но типа того. Поэтому я замолкаю, и не буду ругать Сбербанк за его кредитно-денежную политику, а скажу, что она совершенно замечательная, тем более, что деньгам народонаселения в Сбербанке ничего не угрожает, какова бы ни была политика Сбербанка это надо признать. Честно говоря, время наше истекло, я прощаюсь с вами. Благодарю вас, и до встречи ровно через неделю.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире