Время выхода в эфир: 23 марта 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый день! Юлия Латынина и «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Сморите нас по YouTube «Эхо Москвы» и по моему собственному YouTube «Латынина ТВ», слушайте нас по «Эхо Москвы».

Все интересуются, зачем Назарбаев ушел на покой так рано и зачем ему это понадобилось. Я думаю, ответ элементарный, Ватсон: чтобы Путин не забрал себе север Казахстана в во время смуты, связанной с переходом власти точно так же, как это получилось с Крымом. Так что вот, можем гордиться: это наше влияние на международную политику и на окружающие страны СНГ.

Но я начну с мировых новостей. На этой неделе чуть не случился совершенно жуткий теракт как в Беслане.

Сенегалец в Италии — напомню, что в Сенегале 92% жителей мусульмане, хотя почему-то ни одно из мировых СМИ, которые я читала, не указывало вероисповедание этого товарища — водитель школьного автобуса решил сжечь детей, 50 детей, которых он перевозил.

Велел им друг другу связать руки. Объяснял, что это месть за тех маленьких африканских детей, которые утонули в океане. Был совершенно невменяем.

Один мальчик из Египта, араб в то время, как он молился, сумел набрать телефон родителей, родители успели позвонить в полицию. Тем временем наш мусульманин уже облил всех бензином, продолжал исступленно орать во всё горло.

И что интересно, что этот человек не считал, что гибели детей в океане виноваты те, из-за кого в Африке бардак, то есть правительство Африки, не считал, что виноваты те, по сути, работорговцы, который грузят этих детей на корабли так, что они там свисают как макаронины. Нет, виноваты были проклятые неверные, которые не присылают прямо в Сенегал самолеты, чтобы перевести всех желающих с удобством в Италию или в Германию, чтобы потом 90% сидели на пособиях, ну, еще 5–10% совершали какие-то преступления.

Ю.Латынина: 2014-й год — это дата третьего развала Российской империи окончательного

И что меня поразило, что CNN вообще об этом теракте не сказало ни одного слова до тех пор, пока не выяснилось, что мальчик, который спас всех, был араб, и тогда CNN написало, что вот, дескать, смотрите, ему сейчас предоставят ускоренное гражданство; как здорово, мальчик всех спас, он был из Египта.

То есть это было абсолютно так же, как на прошлой неделе, когда произошла серия терактов, в результате которых погибло 200 человек, и CNN не сказало ни слова. Вы, наверное, сейчас думаете: чего это Латынина, с ума сошла?

Была не серия терактов, а один, он был в Новой Зеландии. Абсолютно сумасшедший нацист убил 50 человек в новозеландской мечети. Нет-нет, я имею в виду другую серию терактов. Я имею в виду кампанию геноцида, которая ведется в Нигерии, оно ведется мусульманским племенем фулани и заключается в уничтожении христианских деревень просто полностью.

Вот в течение последних несколько недель было уничтожено 200 человек, на этой неделе еще одна деревня. Если вы поищите вы в CNN по поиску «Нигерия», то вы найдете про скандинавскую девочку Гретту Тернберг, которая вдохновляет борцов против глобального потепления.

То есть CNN не только не считает то истребление христиан, которое ведется в Нигерии, систематической кампанией геноцида… причем это именно геноцид, потому что просто движется племя на юг и уничтожает всех христиан на своем пути. Племя кочевое. Геноцид это происходит на наших глазах. Поскольку геноцид христиан, поскольку президент Нигерии как раз происходит из того племени, которое занимается геноцидом, то президент объясняет происходящее изменением климата. Ну, видимо, они с Окасио-Кортес поймут друг друга.

Вот я на всё это смотрю и думаю: «Черт! Хоть бы вагнеровцев туда послали». Потому что чем заниматься какими-то странными выборами на Мадагаскаре, чем помогать в Судане человеку, который был первым другом бен Ладена, вот, действительно, если уж Путину так хочется реализовать свои геополитические амбиции, он может быть реально защитником христиан в той самой Африке.

И, конечно, я не могу не поразиться тому, что происходит с левым истеблишментом, который правит миром. Потому что понятно, почему в результате 77% американцев не доверяют своей прессе, почему падает с двузначными числами рейтинг CNN — потому что, ну, хорошо, у нас там ОРТ и РТР… у нас администрация президент, известно, составляет темники, чего нельзя: Навального нельзя, это можно… А вот на CNN кто составляет темники? Вот кто там пишет, что теракт, в ходе которого должны были заживо сжечь 50 детей, нельзя освещать, и геноцид христиан нельзя освещать?

И вы представляете, что сейчас будет, когда расследование Мюллера объявлено законченным. И выяснилось, что это всё было фейк-ньюс, что гора родила вошь, как, собственно, это и было очевидно. Но оставлю себе удовольствие подробней рассказать об этом, когда вошь все-таки обнародуют.

И, конечно, я не думала, что я доживу до такого торжества либерального идиотизма на Западе, которое приводит к торжеству нелиберального идиотизма по затонам всяким мировым, в том числе, по России. Я бы сказала так: сон Запада рождает чудовищ. Потому что когда наши пропагандисты смотрят на CNN, они думают: «А, так можно! Так и мы так можем».

Мне лично на этой неделе — спасибо «Радио Свобода» и «Свободная Европа» — наконец стало понятно, что произошло с Михаилом Юрьевичем Лесиным, отчего он таки помер. Напомню, что «Радио Свобода» восстановила хронологию последних дней. Признаться, я всегда скептически относилась к слухам о том, что Михаила Лесина убила страшная, злая гэбня.

И дело вовсе не в том, что ваша покорная слуга хорошо знала о безмерной страсти покойника к алкоголю в любых ситуациях и количествах, и даже не в том, чтобы я как-то сомневалась, что Михаил Лесин чего-то рассказал фэбээровцам страшное, секретное про кровавый режим, потому что я как-то представляла: а чего он будет рассказывать? Как он вернулся в бизнес, благодаря дружбе с Громовым? Как там Ковальчукам впарили «ПрофМедиа»и какой при этом был откат? Как его выгнали из компании якобы после того, как он в нетрезвом состоянии хвастался в бане, что его обнести на столько-то миллионов при покупке «Видео Интернешнл», а он их настолько-то при покупке «ПрофМедиа».

Ю.Латынина: Всеобщие выборы оборачиваются тем, что к власти приходят лидеры, которые забирают деньги у всех и раздают сторонникам

Как-то я не представляю себе, что Лесин, который, собственно, и создал эту российскую патриотическую пропаганду за рубежом, чтобы он рассказал, сколько откатов он с нее брал. Что он будет рассказывать? Как навещал Гусинского в тюрьме? Как думал отжать НТВ под себя и делать гигантский медиахолдинг, а оказалось, что по усам текло, а в рот не попало? Как напокупал недвижимость в США? Так это ФБР знает. Как завез туда всю семью, как сын пытается заниматься кинобизнесом в США, как и полагается, естественно, сыну горячего патриота.

Как-то я сомневалась, что такой человек, такой персонаж как Лесин будет рассказывать всё это про себя, потому что это не так интересно им, во-вторых, они это знают, а в-третьих, это как-то себе делать хуже, а плюсов никаких нет.

Но еще раз повторяю, мои сомнения основывались вовсе не на всех этих логических выкладках, потому что логике грош цена, когда идет речь о наших властях и всяких солсберецких шпилях.

Сомнения мои основывались, прежде всего, на доверии к американской полиции. Потому что в моем представлении все было дважды два — четыре. Если полиция говорит, что убийства не было, значит, извините, скорей всего, не было, потому что докажите мне, по какой причине ФБА, американцы и так далее будут покрывать каких-то страшных, неведомых убийц. Вот как-то не замечена полиция американская, британская в том, чтобы покрывать преступления этой самой кровавой гэбни. Ну, вот не говорили англичане после отравления Скрипалей, что это несчастный случай.

Но нам, между тем, всё нагнетали и рассказывали, что вот переломанный череп, вот необъяснимые поступки. Вот почему-то из дорогого Four Seasons переехал в более скромный отель Bourbon Steak. Что он должен был на следующий день встречаться с фэбээровцами, что-то им такое рассказать…

И вот вам, пожалуйста, картина маслом. Да, действительно, 2 ноября днем 2015 года приезжает Лесин в Вашингтон, заселяется в Four Seasons. После чего выжрал всё в короткий срок — вот эти бутылочки из бара. В 5-30 утра попер в местный ресторан за бутылкой текилы. Днем приходит к нему на встречу приятель, видит его в состоянии полной отключки, извещает службу безопасности отела, которая видит, что он лежит пьяный в номере как бревно, изымает из номера весь оставшийся там алкоголь.

После чего Лесин, находящийся в состоянии запоя и пропустивший тем временем презентацию Авена, ради которой он приехал в Вашингтон, ночью выползает из номер босиком и идет прямо в бар. Там ему отказывают в обслуживании.

И чудесная деталь: он, будучи даже не миллионером — миллиардером в результате всего этого своего патриотизма тащит чужие опивки коктейля из раковины. Его выгоняют. Он снова появляется. Бар уже закрыт. Он крадет бутылку алкоголя прямо из-за барной стойки. С этой бутылкой его замели, отправили в номер.

И в этот момент дивная деталь: ожидается прибытие какого-то важного охраняемого лица. И секретная служба говорит: «Слушайте, а что это такое шляется босиком в невменяемом состоянии? Оно не сделает что-нибудь с нашим охраняемым лицом?» И у дверей Лесина ставят охрану не потому, что охраняют Лесина, потому что охраняют этого американского сенатора или кого-то там еще от Лесина. Тем не менее, несмотря на эту охрану, Лесин бродит по отелю в разной степени раздетости, предлагает встречным-поперечным консьержам деньги за выпивку.

И вот тут, собственно, момент истины. Причем передислоцировался в другой отель. Потому что когда ему становится ясно, что никто ему в отеле выпивку не даст, он грузится в такси, проезжает полтора километра, снимает президентский сьют за 1200 долларов в эт «Особое мнение» самом Dupont. И дальше возвращается в первый отель уже с выпивкой.

И, наконец, в какой-то момент из Four Seasons его просто выкидывают, решают поменять ключи от комнаты Лесина, чтобы он не мог туда вернуться. И когда Лесин в очередной раз возвращается в Four Seasons с двумя полиэтиленовыми пакетами с алкоголем, падает почти на землю, выходя из машины, его выставляют с этими замечательными полиэтиленовыми пакетами на улицу.

Он возвращается в свой пентхаус в Dupont, заходит в номер с этими двумя пакетами и там через несколько часов помирает.

Ю.Латынина: Главный итог: мы получили Крым, и мы потеряли весь остальной мир и уж точно — бывший СССР

Мало того, что в коридоре стоит видеокамера и видно, что там ничего не заходило в этот номер, самое прекрасное, что это существо у нас отвечало за российскую пропаганду в ужасной Америке. Я уже говорила: так хорошо отвечало, что купило кучу недвижимости в США. Вот эти прекрасные люди правят страной. И если бы эта смерть в таком виде случилось у себя где-нибудь на даче или даже просто не в отеле, ни в Вашингтоне, то этого бы просто никто не заметил и не нашел ничего странного.

И у меня вопрос ко всем сторонникам теории заговора, которые сейчас скажут: «Нет, всё не так. Ты не понимаешь. Это, очевидно, солсберецкий ниндзя проник через дымоход, его там убили. ГРУ недавно разработало спецкостюм, который дает невидимость. Там были какие-то спецсредства галлюцинаторные, от которых компьютеры начинали галлюцинировать, они переписали видеокамеры…». Ну, во-первых, мы, конечно, понимаем, что если какой-нибудь такой невидимый костюм изобретут, то деньги на него пойдут туда же, куда пошли деньги на пропаганду за рубежом, выделенные Лесину — скоммуниздятся деньги, съединороссятся.

Но вопрос: а вот эти два дня белой горячки, они тоже были инспирированы кровавым режимом? Ему в черепушку залезли?

И на этой неделе праздновали 5-летие Крыма, которое ознаменовалось поездкой Путина в Крым и задержанием Юрия Мешкова. Напомню, что Мешков — первый президент Крыма, никакой не оппозиционер. Вот просто всё, что вы хотела знать о нынешних властях Крыма — вот эта слежка за абсолютно пропутинским блогером Александром Горным… (за своими следят, чтобы чужие боялись). Конечно, абсолютно позорная вещь, когда 70-летнего с лишним человек хватают. Который является — еще раз — абсолютно пропутинским, просто у него какие-то неприятности с главой Крыма Аксеновым, который когда-то носил замечательную кличку Гоблин.

Ну, и, собственно, хорошее время подвести итоги, что произошло за эти 5 лет. Понятно, что с точки зрения жителей Крыма итог заключается в том, что их спасли от поголовного убийства украинскими фашистами. Вот пришли бы украинские фашисты и вырезали бы их от мала до велика, но, по счастью, «великий Путин и Рамзанчик, — как в Крыму говорят, — нас спас».

Кстати, это на самом деле важная деталь, которая много говорит о нашей власти, и никакая логика на жителей Крыма не действует, большинство жителей Крыма, естественно. Потому что спрашивать этих людей: «А вот смотрите, Луганск, Донбасс. Есть части Луганска и Донбасса, которые остались под Украиной, и вы знаете, там чего-то русских не вырезали».

И более того, нельзя сказать, что они хорошо живут, потому что сейчас все в Украине живут хреново и будут еще долго жить хреново, к сожалению, но нельзя сказать, чтобы они жили хуже, чем сами украинцы. А вот в Донбассе, где помогала великая и могучая Россия, живут ужасно, потому что там власть урок.

Вот это очень важный момент, потому что в нас сидит такое, вбитое с детства идиотское представление советскими пропагандистами о том, что вот народ, он всё видит, что его угнетают — как он против угнетателей встанет!.. Фигушки. Наоборот, чем в более ужасные условия поставила тебя власть, тем больше психологическая потребность среднестатистического человека обожествить эту власть.

Вот в Секторе Газа, где мусор не вывозят, и где ХАМАС расправится с любым, кто ему не платят, что, по идее, надо кричать логически? «Долой ХАМАС! Давайте построим как у евреев по соседству. Вон у них какое шикарное государство: и демократия, и технология, и промышленность». А чего кричат? Правильно: «Долой жидов!». И точно так же, как ХАМАС делает ставку, чтобы закабалить не только экономику , но и умы людей, превратить их в забитых параноиков, на то же сейчас делает ставку и российская пропаганда.

Но если не считать этого личного мироощущения жителей Крыма, то всё очень просто. Главный итог: мы получили Крым, и мы потеряли весь остальной мир и уж точно — бывший СССР. Это к вопросу о Назарбаеве, который еще перед уходом переходил на латиницу.

Я сразу должна сказать во избежание всяких сомнений, что я, вообще, большой любитель империй. Я много раз это говорила, что есть такая левая идея, навязанная нам всякими Мюнценбергами, советскими пропагандистами, что колониализм — это ужасно. И когда я смотрю на «прекрасную» страну Зимбабве, которая когда-то была, действительно, хорошей страной Родезией, я думаю: как жалко, что она перестала быть колонией, или какое-то время Родезия управлялась самостоятельно, но белым меньшинством.

Когда я смотрю на Филиппины, я думаю: как жалко, что они не колония США. А когда я смотрю на Сирию, я думаю: как жалко, что она не колония Франции.

Потому что, вы будете смеяться, когда я приезжаю куда-нибудь в Грац — это, я напоминаю, город в Австрии, — и вы скажете, что как-то по-славянски звучит. Правильно: там славянские все называния. Там жили славяне. И я не думаю как славянка: Вот проклятые немцы, колонизовали славян! А я смотрю, наоборот, на соседнюю Словению и думаю: Ну и на хрена ты такая красивая, Словения? Ну, и что ты сделала с тех пор, как перестала быть колонией Австро-Венгрии? Ну, конечно, ты дала американцам первую леди. Но я понимаю, что в 30-е, 50-е… 70-е годы прошлого века те люди, которые интегрировались бы в империю, учили немецкий, становились бы великими писателями, великими учеными. Они просто прожили в этой Словении. Если они не уехали, их никто не заметил.

То есть я повторяю, что у меня абсолютно двойные стандарты. Я считаю, что когда монголы захватывают Китай, это плохо. А когда англичане захватывают Индию и запрещают там самосожжение вдов — это хорошо. И в этом смысле я считаю, уничтожение не всех империй — например, не Оттоманской, конечно, — но Российской империи так же, как Британской и а даже Австрийской печальной исторической катастрофой.

Потому что при всем моем уважении к суверенной казахской нации, которая, кстати, гораздо лучше при авторитарном лидере последние годы развивалась, чем Россия — я могу это засвидетельствовать своими глазами, потому что я приезжала в какие-то казахские города и с удивлением видела, как они просто на глазах расправляются. И там, по-моему, 4,5% в год был рост, довольно неплохой, особенно на российском фоне. Тем не менее, когда Казахстан отделился, метрополия лишилась огромного людского ресурса, и эти люди лишились дополнительных возможностей самореализации.

И в общем-то, если честно говорить, то ни одна страна меньше 20–30 миллионов населения попросту неспособна к тому, чтобы стать интересным рынком. Она не обладает достаточной критической массой.

Так вот Путинское прихватывание Крыма, оно с точки зрения империи было разрушением империи, а нее ее восстановлениям. Почему? По простой причине — потому что после этого все захлопали в ужасе глазами, и Россия окончательно потеряла статус… Я уже много раз говорила, но я повторю эту мысль: 14-й год, была дата третьего развала Российской империи окончательного. Мы потеряли возможность того, что называется мягкая власть. Мы потеряли возможность, при которой бывшая метрополия остается экономическим и культурным центром бывших колоний.

И самое главное, что мы за это получили? Ответ: мы за это получили абсолютно дотационный Крым, у которого 70% доходов бюджета — это дотации. И не знаю, как вам, но это абсолютно выносящая мозг история. Потому что у России 20% территории находится за Полярным кругом. И Крым — туристическая Мекка, курорт со средиземноморским климатом существует на субсидии. Вот езжайте на Лазурный берег, и вы знаете, там не будет ни одного признака того, что НРЗБ нуждается в федеральных субсидиях от города Парижа. И это при том, что климат в Париже значительно лучше, чем климат в Москве.

Но вы скажете: Франция, пятизвездочная страна, вот Ницца не нуждается в субсидии. Я специально изучала вопрос и должна вам сказать, что есть куча бедных стран третьего мира, которые именно что извлекают из туризма прибыль. Это главный способ их заработка. Вот я посмотрела. 17-й год, остров Барбадос: 430 квадратных километров. Доходы от туризма — 40% ВВП, почти 2 миллиарда долларов. Марокко: 16-й год — 18,5% ВВП, 19 миллиардов долларов. Египет: 7,2% ВВП, 19,4 миллиарда долларов. Турция: 88 миллиардов или 12,5% ВВП. Таиланд: 20% ВВП, 82 миллиарда. Греция — тоже почти 20%, 36,6 миллиардов долларов. Причем, заметьте, что это не то чтобы флагманы цивилизации и не то чтоб безопасные страны.

Вот я посмотрела на отчеты Крымского Министерства туризма. 16-й год. Крым посетило 5,5 миллионов туристов. Во-первых, это исключительно скромное количество. Чтобы понятно, это в 6 раз меньше тех, кто посетил Таиланд. Причем эта цифра раздута на счет хитрости, потому что на самом деле из этих 5,5 миллионов человек 8,7% — это люди, которые в Крым приехали к родственникам или по работе. То есть это никакие не отдыхающие. Тем не менее, посмотрим по нормам развивающихся стран. Эти люди могли бы сгенерировать доход, по крайней мере, где-то на 600 миллиардов рублей. Ничего похожего не наблюдается, потому что налоговые поступления в бюджет этих туристов составили просто на три порядка меньше, в результате бюджет получается туриста в среднем 429 рублей.

Вот вы мне объясните эти результаты. Крым, действительно, уже несколько лет в составе России. Туризм растет опережающими темпами по отношению к росту мировой экономики. 10% мирового ВВП туризм. Растет даже в нищих странах, в авторитарных странах — В Марокко, в Египте. Он растет в регионах с террористической угрозой. И вот на этом фоне страна, в которой, как я уже сказала, значительную часть территории занимает тундра и Заполярье, солнечный Крым получает 70, а скоро будет 80 процентов денег из бюджета.

И вопрос: Как же получилось, что мы, такие крутые, своими ракетами грозим, мы тут Крым присоединили, но почему же в Крыму нельзя сделать хотя бы как в Марокко? Я не говорю, как во Франции. И два ответа: Абсолютно презрение к общественному пространству. Второй ответ: Отсутствие гарантий частной собственности.

Вот в «Медузе» была совершенно потрясающая статья на неделе о бизнесе в Крыму и о том, как буквально все, кто пытался приехать делать бизнес в Крым, абсолютно целенаправленно зачистили, жестко, без каких-то либо разговоров. Это не было ощущения обычного российского хаоса. Это было ощущение: «Вот ты хочешь ферму мидий? Ну, мы сделаем так, чтобы ты точно разорился». И на первый взгляд это кажется контринтуитивно: зачем же разорять сознательно рабочие места? А встречный запрос: Зачем, если деньги крымские власти получают от центра, чем больше какие-нибудь бизнесмены работают, тем меньше получат крымские власти.

Ю.Латынина: Крупный собственник в Крыму — это не тот, кто владеет деньгами, а тот, кто владеет административным ресурсом

И, более того, чем больше они заработают, они, может быть, еще самостоятельно думать будут, голосовать, подумают: «А, может быть, нас не всех вырезали украинцы?» То есть это абсолютно сознательная история, которая во многих дотационных регионах происходит: Нам не надо бизнеса, нам нужны дотации. Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Опять Юлия Латынина. «Код доступа». Я про удивительный феномен — про Крым, который до сих пор остается дотационным, в отличие от других туристических регионов, которые даже в бедных странах как раз зарабатывают себе деньги. И, как я уже сказала, отчасти это связано с абсолютным гноблением бизнеса на полуострове, причем при увеличении чиновников. В 1,6 раз увеличилось количество чиновников на полуострове за эти 5 лет. Причем надо же принять во внимание, что украинские чиновники тоже были огромные… это не то чтобы оно увеличилось с нуля, они и так были раздуты.

И еще одна важная вещь — это абсолютное презрение к общественному пространству, которое характерно почти для всей России за исключением некоторых регионов, в частности, нелюбимого нашей оппозицией Собянина, который как раз об этом общественном пространстве думает, за что я его люблю.

Но вот Крым — это абсолютно конкретный контрпример. Потому что, что такое турист? Туризм — это самый конкурентоспособный вид отдыха, потому что вы никогда не заманите туриста за тридевять земель в место, где ужасно отдыхать. И турист, в отличие от командировочного, он не потребляет, собственно, гостиничные услуги, он не потребляет кровать, душ и завтрак. Он потребляет, прежде всего, инфраструктуру. То есть ему нужно море, шезлонг, исторический памятник, красивая природа, архитектура, музей, чистая вода, безопасность.

Соответственно, на туристическом рынке конкурентоспособные две модели. Если у вас страна с развитой общественной инфраструктурой, то вы можете сдавать квартиры по Airbnb, потому что в Сингапуре вы можете сдать хоть конуру, все равно общественное пространство вокруг — сад. В Венеции можете снять хоть чердак, а общественное пространство вокруг — это музей.

В развивающихся странах делают по-другому, потому что конкурентоспособными становятся большие отели с благоустроенной территорией. Там нет качественного общественного пространства. Соответственно, отель создает его внутри своих стен. И делает так, чтобы просто не было у туриста потребности эти стены покинуть. Там предлагается всё от круглосуточного питания до системы «всё включено», до чистого моря, лежаков, бассейнов, спортивных площадок, сада с дорожками, аниматоров. То есть крупный отель — это такой костяк, на который нанизывается всё остальное.

Соответственно, в Крыму у нас, с одной стороны, есть традиционная российская история об освоении казенных денег. Есть специфическое крымское осложнение: разбазаривание общественного пространства.

Невозможно заставить состоятельного и вменяемого туриста, которые решает сам, куда ехать, ехать туда, где в море плавают какашки, прибрежная полоса загажена всякими тошниловками и ревущими дискотеками. Доступ к пляжу перегорожен бетонными надолбами. Хозяева гостиниц типа барак считают, что туристы должны быть счастливы, живя в свинарнике, любят пятизвездочную цену. А административный ресурс пришедших к власти бандитов направлен на то, чтобы застроить каждый метр пляжа.

Территория крымских отелей за редким исключением невелика, запущена, а за ее пределами реальный ад. Вот та самая набережная, на которой одна дискотека пытается перекричать другую, бетонные коробки, нахлобученные одна ну другую, грязные пляжи, перегороженные феодальными усадьбами властителей Крыма. Соответственно, нет ни общей инфраструктура как во Флоренции, ни замкнутого мирка, за счет которого зарабатывают отели в странах третьего мира. Соответственно, в Крыму нет и не будет крупных инвесторов, потому что туристический бизнес предполагает ряд тех самых предпринимателей, которые готовы инвестировать в подготовленное властями пространство, серьезные деньи.

А в Крыму дело даже не только в санкциях. Дело в том, что там не вкладываются, а делят. Вот вы видели удивительную картинку дочки пресс-секретаря президента, которая приезжает на стрелку в составе чеченского десанта. Соответственно, крупный собственник в Крыму — это не тот, кто владеет деньгами, а тот, кто владеет административным ресурсом. Все остальное ему достается бесплатно. Вот всё остальное, что он заработает на этом ресурсе — на земле, на куске пляжа, который ему достался, — это навар. А надо заработать как можно раньше, пока не пришел другой владелец административного ресурса и тебя не отжал.

Соответственно, нет смысла в таких условиях строить дорогую гостиницу. Надо поскорей всадить поперек пляжа бетонный короб, продать квартиры лохам.

Соответственно, кто едет в Крым? Ну, кэптивный, прежде всего, турист, то есть люди, которые едут к родственникам; люди, которые едут по путевкам «Соцстраха», силовики, которые не могу выехать за границу. И, конечно, турист, который не очень оценивает качество отдыха. Ну, например, есть таксист, который готов 20 часов просидеть за баранкой, столько же отстоять — ну, сейчас уму уже не нужно, слава богу, стоять на переправе, есть мост — соответственно, это турист не очень хорошего качества, турист, который ест шарик мороженного на двоих.

Итого: нет пятизвездочного отдыха на двузвездочной аудитории. Это такое общее правило.

И парадоксально, я думала, это никогда не почувствуется, но это чувствуется. Потому что я уже говорила, что на треть — с 67% до 39% с 14-го года снизилась доля россиян, которые считают присоединение полуострова принесшим пользу стране. Это, вообще, на мой взгляд, уникальная история. То есть надо было добиваться подобных результатов.

Естественно, Крым в этом смысле не является исключением из всей страны. Просто он является таким, я бы сказала, густым конденсатором того, что по всей стране происходит. Потому что эта общая тенденция, что бизнес не нужен, потому что он рождает людей самостоятельных, а пусть люди лучше будут сидеть на подачках. Потому что кто реальный путинский избиратель? Идеальный путинский избиратель — это тот, кто не работает или сидит на подачке, смотрит на государство в надежде, что оно даст ему кусок. Оно ему даст очень маленький кусок, но поскольку у него другого куска нету, он будет думать о том, кто ему чего даст.

Вот совершенно гениальная история произошла на днях в Екатеринбурге, где ресторатор Иван Зайченко открыл новый магазин, и выставил просроченные продукты на полки, чтобы люди их просто разбирали. Тут же к нему пришел Роспотребнадзор. И если бы не шум, то впаял бы ему дикий штраф.

И логика Роспотребнадзора, согласитесь, совершенно понятна: как этот мужик чужим раздает, каким-то нищим, а нам не дал? Понятно, что приход Роспотребнадзора после записи в Фейсбуке о том, что человек фактически раздает милостыню, — это выглядело просто как наглое вымогательство взятки. Уже просто по факту прочтения в Фейсбуке. Попытка обложить милостыню взяткой. Потому что, по сути, то, что делал Зайченко — это было милостыней. Меня, конечно, больше всего рассмешило то, что мы прекрасно знаем, что в 90% российских магазинах эти самые просроченные продукты не то что не раздаются — они продаются. На них переклеивают наклейки, картошка вареная идет в салат и так далее.

Вот тут человек решил честно раздать — тут-то он и попался, потому что как? — А нам? — сказали чиновники. Я напомню, что речь не шла о просроченном мясе, которым можно отправиться, речь шла о старом хлебе, которым отравиться нельзя, который точно так же у нас самих полежит дома еще три дня, придет примерно в то же самое состояние.

Еще несколько моментов. Вот я на прошлой неделе сказала, что на встрече предпринимателей с Путиным ничего не говорили про Baring Vostok и про Майкла Калви, который сидит, потому что у него вышел конфликт с предпринимателем Артемом Аветисяном, которому покровительствует господин Белоусов, помощник президента по экономике. Белоусов уже публично заявил, что он не ходил к президенту и не просил, чтобы посадили Калви. Но Белоусов может заявлять что угодно, на самом деле, всем, что называется, всё понятно.

Так вот все-таки был косвенный разговор о Калви на встрече с президентом — я должна поправиться. Начал его Александр Шохин, начал осторожно, что, дескать, «знаете, есть проблемы, которые должны решаться в арбитраже, а, по-прежнему, они решаются с помощью уголовных дел. Нельзя бы как-то это дело отделить?» И тут Владимир Владимирович сам говорит: «Я понимаю, что вы имеете в виду». И абсолютно правда, что история с Baring Vostok, история с крупнейшим из американских фондом, инвестировавших в Россию, что этот фонд инвестировал только в то, что не связано с государством. А, в принципе, это такая история про всеобщий Крым.

Вот есть господин Аветисян, у которого с Майклом Калви вышел спор. Но почему-то этот спор оказался не в арбитражном суде, где он расследуется в городе Лондоне, а с помощью ФСБ. Вот есть господин Белоусов, который сейчас — как Сечин говорил: «Не моя яхта». Это не яхта Сечина — вот Белоусов не сажал Майкла Калви. Мы теперь будем так говорить.

Еще раз: что действительно — это история не про то, что как-то Путин сверху посмотрел и сказал: «Не хочу американских инвестиций в Россию, вообще, они враги». Это история про то, что каждый метастаз раковой опухоли, которой является наше российское государство, принимает самостоятельное решение. А Путин никогда этому не препятствует. До него всегда можно добежать и объяснить, почему это правильно.

Точно так же, как люди, которые украли 250 миллионов из российского бюджета, потом из этого получился список Магнитского — это не в Кремле крали, но в Кремле решили защищать их всеми способами. Вот господам Белоусову и Аветисяну хочется, чтобы был новый список Магницкого.

Еще раз повторяю, с одной стороны, это не централизованное решение, это не решение, которое принимается мозгами. В этом смысле, конечно, Майкл Калви совершенно прав, когда он не хочет политизировать это дело, потому что это не политическое решение.

Но, с другой стороны, такое мелкое шаромыжничество складывается ровно в ту картину, которую в конечном итоге мы имеем в Крыму, когда каждый человек, который пытается делать бизнес, оказывается, что бизнес делать невыгодно, а выгодно отнимать с помощью административного ресурса.

Поразило меня абсолютно на этой неделе история про Тасю Перчикову, про девочку, которая написала Путину письмо, попросила у него мотоблок для мамы, которой тяжело работать на себе. Совершенно хрестоматийная история. Даже как-то удивлена, что ее Невзоров не стал разбирать, потому что я представляю, что бы он из нее сделал.

Поскольку Невзоров не стал разбирать, попробуем и мы. Вот известно, что маленькие дети любят молиться богу: «Ну, пошли мне игрушку». Деду Морозу письма пишут. Есть такая девочка Тася Перчикова в российской глубинке, которой мама купила телевизор, и Тася на сворю беду узнала из этого телевизора, что бога зовут Путин, он живет в Кремле. Это естественное чувство, которое возникает у тех, кто смотрит программы ОРТ, когда вам мало лет и даже когда вам много лет.

Как китайские молодые коммунистки воспринимали в 70-е годы товарища Мао? Вот он живет где-то там, в Пекине, в запретном дворце, не писает, вообще, сделан из нефрита. И, конечно, они ему писали. И в этом смысле это такая четкая антропометрическая характеристика общества, потому что в современных развитых обществах не пишут письма президенту Обаме «Подари мне платье».

Но в обществах типа нашего или типа с товарищем Сталиным, или типа с товарищем Мао пишут, что вполне простительно для девочки 12 лет. Бог ей, конечно, не ответил. Мотоблока не прислали. Это не первая девочка, которая написала Путину. Была такая девочка в Сафоново жила, Наташа Хатченкова, тоже не дошло до Путина письмо. Перенаправили письмо в больницу, где мама Наташи работала санитаркой. Соответственно, главврач раздоблал мать, мать — дочь. В итоге Наташа повесилась. Было ей 14 лет. Вот результат письма Путину.

В данном случае тоже Путин не ответил, естественно, но началось изощренное издевательство над семьей. В частности, глава района вызывал маму. Маме надо было ехать 4 часа к этому главе района, чтобы послать ее на три буквы, типа: «Мы ничего для вас не можем сделать». Ну, слушайте, послать-то можно было по телефону. Зачем же туда ехать 4 часа и обратно 4?

И, собственно, на этом бы, слава богу, всё и кончилось, и даже глава района забыл о девочке и ее матерее. Мать работает санитаркой (не то 5 тысяч рублей получает за месяц, не то еще что-то». Параллельно девочка растит коз, всякую живность во дворе. Все они переехали из Ленинградской области. Решили вот так опроститься и даже купили дом. Сейчас, как выяснится, дом принадлежит не им.

Так бы оно и кончилось, но об этом узнала «Радио Свобода», написала о девочке. Девочке пошли со всей страны деньги — аж 90 тысяч рублей, которые мама, заметим, как сейчас она говорит, положила на карточку своему приятелю, некоему Юрию Георгиевичу, на которого и был записан дом, который они купили. И вот на этого Юрия Георгиевича сейчас оформлен дом и, собственно, деньги ему достались, по крайней мере, со слов «Радио Свободы». И даже в беседе с «Радио Свободы» он признал, что дом оформил на себя и мать и дочь выгоняет.

Вот в тот момент, когда село узнало про деньги, оно ужасно возмутилось: «Почему не нам?»

И это тоже потрясающе, абсолютно без моральных оценок. Потому что это просто четко напоминает Тробрианские острова. Вот что такое первобытный коммунизм? Это всеобщая нищета. И что в доклассовый обществах, где не существует вождей, которые насилием могут изымать продукт, там есть такие люди, которые называются бигмены. Что делает бигмен (то есть большой человек), который полгода, год работает для того, чтобы организовать большой пир, на котором накормить всю деревню. При этом поговорка такая, что гостям достается жир, а бигмену достаются кости. Он больше всех трудится и меньше всех ест.

Как ни странно, в Афинах было устроено очень похоже, потому что там богатые люди должны были развлекать народ за собственный счет, должны были строить корабли за собственный счет, притом, что там не было налогов, поэтому демократия в Афинах была, а экономики процветающей не было, потому что попробуй займись бизнесом, если все окружающие, демократически настроенные граждане говорят: «А ну-ка теперь раздай всё нам!».

И это совершенно поразительный момент, что эта глухая, черная, грязная масса навалилась на 12-летнюю девочку. Вот кто им не дал денег — Тася Перчикова! Ребята, вы хотя бы посмотрели фильм Навального «Димон»… Очень много это говорит о российском избирателе, о российском народе. Ребята, вы завидуете? Завидуйте Димону. Посмотрите на домик для уточки, посмотрите на Ротенбергов. Посмотрите на замечательную компанию «РТ-Инвест», с ее «Платоном», которая сейчас выстроит уже и душегубки газовые по всей территории России. Посмотрите на российских чиновников, которые мочатся в Лондоне на двухтысячефунтовые купюры. То есть реально, правда есть люди, которые вас грабят. Они существуют. Они существуют не только в кошмарных мечтах коммунистов и товарища Удальцова.

Но сегодня не будем завидовать этим людям, потому что им страшно завидовать. А они будут лучше завидовать тому, кто близко. Девочке, которая точно такая же, как она. И самая прекрасная деталь, как я уже сказал, что, судя по всему, девочка-то не получила денег, и дома у девочки с мамой нет.

И потрясающая реакция верха, потому что когда всё это стало известно, первое, что сказал Следственного комитета: «Да вранье всё это. Нет девочке никаких угроз». А там уже девочку обещали располосовать от уха до уха. Страшные вещи начали твориться. Первая реакция — ничего нет. Только потом приехал генерал целый прямо в дом и сказал: «Мы заведем уголовное дело». Ну, конечно, уголовное дело очень сделает дорогой семью эту жителям деревни.

Я обращаю ваше внимание, что, конечно, это не способ решать конфликт. Потому что способ решать конфликт, уж если его решать, действительно, был совершенно другой — это тихо вызвать к главе администрации людей, поговорить и сказать: «Ну, что вы делаете? Эти люди и так несчастны. Они никаких денег не получили. Вот кто получил эти деньги…». Нет.

Подытожим. Девочка и мама лишились дома. Денег они так и не увидели. Их украли, судя по всему. Девочка нанесена глубочайшая травма. Вывод: не обращайтесь, не пишите письма президенту Путину. Молитесь сразу сатане — эффект будет тот же.

Последняя история, про которую я хочу поговорить. Это я хочу вернуться к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, который, собственно, никуда не ушел, поскольку он как был владыкой Казахстана, так и остался.

И вообще, слово «президент» в отношении руководителей республик бывшего СССР, оно мне напоминает значение слова «лугаль» применительно к правителям древних шумерских городов. Вот по-шумерски лугаль, вообще-то, означало выборного правителя. Вот Гильгамеш, например, был легалем города Урука и в этом качестве был вынужден считаться сразу с двумя городскими собраниями воинов и старейшин, как мы можем видеть из знаменитого эпоса по Гильгамеша. Но в большинстве переводов вы откроете текст и увидите, что слово «лугаль» переводится как «царь». Ну, естественно, потому что эти лугали так же, как и среднеазиатские президенты любили становится царями.

Так что можно называть Назарбаева лугалем Казахстана, Путина — лугалем России, Лукашенко — лугалем Беларуси и так далее. И вот это изобилие лугалей на просторах бывшего СССР ставит нас перед печальным вопросом. После краха СССР Фрэнсис Фукуяма написал известную статью «Конец истории», смысл которой заключался в том, что, наконец, демократии западного образца восторжествовали на планете, никакой альтернативы им нет, никаких пертурбаций в человеческой истории больше не предвидится. И, конечно, редко когда дипломированный культуролог с большим апломбом писал большую ахинею.

Если мы сейчас посмотрим, то нигде на постсоветском пространстве за исключением стран Балтии и, не без сложностей, Украины, демократии просто не выжили. Причем нельзя сказать, что они не выжили из-за каких-то перекрасившихся партсекретарей, оставшихся у власти. Когда белорусы выбирали себе Лукашенко, было совершенно ясно, что они избирают лугаля. Когда на выборах 2010 года победил Янкович — ну как? Большинство избирателей проголосовали за бывшего мелкого уголовника, будущего мелкого лугаля. Было ясно, что будет врать и отжимать бизнес. Были какие-то сомнения по поводу будущего поведения Януковича?

Еще боле позорная история в Грузии, где, действительно, в 2003 году к руководству страной после «революции роз» пришла потрясающая, великая историческая фигура — Михаил Саакашвили, человек, который полностью переформатировал грузинскую государственность, установил равные правила игры для всех, сделал из Грузии за несколько лет образцовое и прозрачное государство.

И вот на выборах 12-го года оказалось, что это прозрачное государство не нужно ни грузинской элите, ни грузинскому избирателю. Элите — потому что она привыкла к гешефту и коррупции, а избирателю — потому что он хочет молочных рек и кисельных берегов. Миллиардер Иванишвили, глава «Грузинской мечты» перед выборами обещал, что снизит цены на бензин. Вы знаете, что было? Накануне выборов таксисты не заправлялись на заправках, они говорили: «Бензин завтра станет дешевле». Бензин, разумеется, дешевле не стал. Власть «Грузинская мечта» так и не выпустила. Теперь реформаторы в Грузии сидят в тюрьме по выдуманным обвинениям. На избирательных участках совершенно реальные заправляют бандиты.

Самое интересное: та самая грузинская элита, которая говорила: «Ой, Саакашвили, он такой диктатор, такой диктатор!», теперь, когда реально чудовищные нарушения на выборах, молчит в тряпочку. Ей это совершенно неинтересно.

Я уж не говорю про нашу замечательную страну под названием Россия. Потому что проблема не в том, что в 99-м году проголосовали за Путина, а то, что альтернативой был Лужков. И изменилось бы чего? Сечина звали бы Батуриной?

При этом страны бывшего СССР не исключение. Потому что по всему миру, тем более, в Африке и в Латинской Америке без малейшей поддержки советских товарищей к власти начали приходить те самые лугали — Николас Мадуро в Венесуэле прекрасный пример. Обстоятельства требуют срочно объяснить. Нашлось объяснение. В 96-м году Адам Пржеворский — это известный американо-польский политолог выяснил, что, оказывается, демократии не выживают в бедных странах. Цитирую: «Демократия в среднем проживет 8,5 лет в стране с подушевым доходом менее тысячи долларов на человека. 100 лет — в стране с подушевым доходом от 4 до 6 тысяч долларов. А свыше 6 тысяч выживет при любых обстоятельствах».

Ну, во-первых, не совсем верное объяснение, потому что разница между Эстонией и Грузией в 91-м году если и была, то не в пользу Эстонии. А, во-вторых, как-то нам никто не сообщает, а что же в этом случае делать бедным странам. Потому что, бедная страна. Освободилась революция от диктатуры. Обращается за поддержкой в ООН, в США и слышит: «Проведите всенародные выборы». Ну, и на фиг всенародные выборы, чтобы навечно избрать лугаля?

Кроме того, обратите внимания, как я уже сказала, это все было написано в 96-м году, когда после кончины СССР прошло всего 5 лет и западным современным демократиям к этому моменту было меньше века. И не совсем понятно, какая именно статистика заставила Пржеворского объявить западные демократии вечными. Потому что прошлое еще 20 лет и выяснилось, что даже в богатых демократиях большинство избирателей жаждут халявы и господдержки. А если этих избирателей не хватает, их можно создать.

Выяснилось, что в Великобритании лидером лейбористов становится Джереми Корбин. В США на выборах побеждает в конгресс социалистка Окасио-Кортес. И не надо быть дипломированными политологом, чтобы видеть, что даже Америка отстоит от Венесуэлы Мадуро всего лишь на несколько электоральных циклов. Достаточно открыть границу, завезти еще несколько миллионов иммигрантов, заменить коллегию выборщиков прямыми выборами — и всё, победа товарища Окасио-Кортес на выборах обеспечена со всеми последующими вытекающими следствиями для независимых судов, конгресса, сената и прессы.

И я хочу сказать в заключение, что демократия, то есть всеобщее избирательное право, к сожалению, не является следствием рыночной экономики. Наоборот, она с ней несовместима. Есть единственная система, которая способна противостоять выборам Назарбаевых и Окасио-Кортес — это различные виды ценза. Выборы, но с цензом.

Это могут быть разные виды ценза. Например, выборы, при которых право голоса имеют только те, кто получает хотя бы на цент меньше субсидий, чем платит налогов. Это могут быть выборы, для которых надо сдать некий, довольно простой экзамен. Но мысль, что избирательное право — это неотъемлемое право любого человека, — это пропаганда, которая выгодна одновременно и левакам и коррумпированным диктаторам.

И я хочу вам сказать: Ребята, с какой стати? Мы забираем родительские права у наркоманки, которая неспособна воспитать своего ребенка. Почему мы считаем, что судьбы нации она имеет право решать?

Еще раз: выборы не должны быть всеобщими. Не каждый гражданин должен быть избирателем. Именно всеобщие выборы оборачиваются тем, что к власти приходят лидеры, которые забирают деньги у всех и раздают их сторонникам. Разумеется, для того, чтобы это сказать и осуществить на деле — это дистанция огромного размера. Но хотя бы повторять это постоянно надо. Всего лучшего, до встречи через неделю!

23 марта 2019 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — «Код доступа»

Эфир ведут Юлия Латынина.

Ю.Латынина Добрый день! Юлия Латынина и «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Сморите нас по YouTube «Эхо Москвы» и по моему собственному YouTube «Латынина ТВ», слушайте нас по «Эхо Москвы».

Все интересуются, зачем Назарбаев ушел на покой так рано и зачем ему это понадобилось. Я думаю, ответ элементарный, Ватсон: чтобы Путин не забрал себе север Казахстана в во время смуты, связанной с переходом власти точно так же, как это получилось с Крымом. Так что вот, можем гордиться: это наше влияние на международную политику и на окружающие страны СНГ.

Но я начну с мировых новостей. На этой неделе чуть не случился совершенно жуткий теракт как в Беслане.

Сенегалец в Италии — напомню, что в Сенегале 92% жителей мусульмане, хотя почему-то ни одно из мировых СМИ, которые я читала, не указывало вероисповедание этого товарища — водитель школьного автобуса решил сжечь детей, 50 детей, которых он перевозил.

Велел им друг другу связать руки. Объяснял, что это месть за тех маленьких африканских детей, которые утонули в океане. Был совершенно невменяем.

Один мальчик из Египта, араб в то время, как он молился, сумел набрать телефон родителей, родители успели позвонить в полицию. Тем временем наш мусульманин уже облил всех бензином, продолжал исступленно орать во всё горло.

И что интересно, что этот человек не считал, что гибели детей в океане виноваты те, из-за кого в Африке бардак, то есть правительство Африки, не считал, что виноваты те, по сути, работорговцы, который грузят этих детей на корабли так, что они там свисают как макаронины. Нет, виноваты были проклятые неверные, которые не присылают прямо в Сенегал самолеты, чтобы перевести всех желающих с удобством в Италию или в Германию, чтобы потом 90% сидели на пособиях, ну, еще 5–10% совершали какие-то преступления.

И что меня поразило, что CNN вообще об этом теракте не сказало ни одного слова до тех пор, пока не выяснилось, что мальчик, который спас всех, был араб, и тогда CNN написало, что вот, дескать, смотрите, ему сейчас предоставят ускоренное гражданство; как здорово, мальчик всех спас, он был из Египта.

То есть это было абсолютно так же, как на прошлой неделе, когда произошла серия терактов, в результате которых погибло 200 человек, и CNN не сказало ни слова. Вы, наверное, сейчас думаете: чего это Латынина, с ума сошла?

Была не серия терактов, а один, он был в Новой Зеландии. Абсолютно сумасшедший нацист убил 50 человек в новозеландской мечети. Нет-нет, я имею в виду другую серию терактов. Я имею в виду кампанию геноцида, которая ведется в Нигерии, оно ведется мусульманским племенем фулани и заключается в уничтожении христианских деревень просто полностью.

Вот в течение последних несколько недель было уничтожено 200 человек, на этой неделе еще одна деревня. Если вы поищите вы в CNN по поиску «Нигерия», то вы найдете про скандинавскую девочку Гретту Тернберг, которая вдохновляет борцов против глобального потепления.

То есть CNN не только не считает то истребление христиан, которое ведется в Нигерии, систематической кампанией геноцида… причем это именно геноцид, потому что просто движется племя на юг и уничтожает всех христиан на своем пути. Племя кочевое. Геноцид это происходит на наших глазах. Поскольку геноцид христиан, поскольку президент Нигерии как раз происходит из того племени, которое занимается геноцидом, то президент объясняет происходящее изменением климата. Ну, видимо, они с Окасио-Кортес поймут друг друга.

Вот я на всё это смотрю и думаю: «Черт! Хоть бы вагнеровцев туда послали». Потому что чем заниматься какими-то странными выборами на Мадагаскаре, чем помогать в Судане человеку, который был первым другом бен Ладена, вот, действительно, если уж Путину так хочется реализовать свои геополитические амбиции, он может быть реально защитником христиан в той самой Африке.

И, конечно, я не могу не поразиться тому, что происходит с левым истеблишментом, который правит миром. Потому что понятно, почему в результате 77% американцев не доверяют своей прессе, почему падает с двузначными числами рейтинг CNN — потому что, ну, хорошо, у нас там ОРТ и РТР… у нас администрация президент, известно, составляет темники, чего нельзя: Навального нельзя, это можно… А вот на CNN кто составляет темники? Вот кто там пишет, что теракт, в ходе которого должны были заживо сжечь 50 детей, нельзя освещать, и геноцид христиан нельзя освещать?

И вы представляете, что сейчас будет, когда расследование Мюллера объявлено законченным. И выяснилось, что это всё было фейк-ньюс, что гора родила вошь, как, собственно, это и было очевидно. Но оставлю себе удовольствие подробней рассказать об этом, когда вошь все-таки обнародуют.

И, конечно, я не думала, что я доживу до такого торжества либерального идиотизма на Западе, которое приводит к торжеству нелиберального идиотизма по затонам всяким мировым, в том числе, по России. Я бы сказала так: сон Запада рождает чудовищ. Потому что когда наши пропагандисты смотрят на CNN, они думают: «А, так можно! Так и мы так можем».

Мне лично на этой неделе — спасибо «Радио Свобода» и «Свободная Европа» — наконец стало понятно, что произошло с Михаилом Юрьевичем Лесиным, отчего он таки помер. Напомню, что «Радио Свобода» восстановила хронологию последних дней. Признаться, я всегда скептически относилась к слухам о том, что Михаила Лесина убила страшная, злая гэбня.

И дело вовсе не в том, что ваша покорная слуга хорошо знала о безмерной страсти покойника к алкоголю в любых ситуациях и количествах, и даже не в том, чтобы я как-то сомневалась, что Михаил Лесин чего-то рассказал фэбээровцам страшное, секретное про кровавый режим, потому что я как-то представляла: а чего он будет рассказывать? Как он вернулся в бизнес, благодаря дружбе с Громовым? Как там Ковальчукам впарили «ПрофМедиа»и какой при этом был откат? Как его выгнали из компании якобы после того, как он в нетрезвом состоянии хвастался в бане, что его обнести на столько-то миллионов при покупке «Видео Интернешнл», а он их настолько-то при покупке «ПрофМедиа».

Как-то я не представляю себе, что Лесин, который, собственно, и создал эту российскую патриотическую пропаганду за рубежом, чтобы он рассказал, сколько откатов он с нее брал. Что он будет рассказывать? Как навещал Гусинского в тюрьме? Как думал отжать НТВ под себя и делать гигантский медиахолдинг, а оказалось, что по усам текло, а в рот не попало? Как напокупал недвижимость в США? Так это ФБР знает. Как завез туда всю семью, как сын пытается заниматься кинобизнесом в США, как и полагается, естественно, сыну горячего патриота.

Как-то я сомневалась, что такой человек, такой персонаж как Лесин будет рассказывать всё это про себя, потому что это не так интересно им, во-вторых, они это знают, а в-третьих, это как-то себе делать хуже, а плюсов никаких нет.

Но еще раз повторяю, мои сомнения основывались вовсе не на всех этих логических выкладках, потому что логике грош цена, когда идет речь о наших властях и всяких солсберецких шпилях.

Сомнения мои основывались, прежде всего, на доверии к американской полиции. Потому что в моем представлении все было дважды два — четыре. Если полиция говорит, что убийства не было, значит, извините, скорей всего, не было, потому что докажите мне, по какой причине ФБА, американцы и так далее будут покрывать каких-то страшных, неведомых убийц. Вот как-то не замечена полиция американская, британская в том, чтобы покрывать преступления этой самой кровавой гэбни. Ну, вот не говорили англичане после отравления Скрипалей, что это несчастный случай.

Но нам, между тем, всё нагнетали и рассказывали, что вот переломанный череп, вот необъяснимые поступки. Вот почему-то из дорогого Four Seasons переехал в более скромный отель Bourbon Steak. Что он должен был на следующий день встречаться с фэбээровцами, что-то им такое рассказать…

И вот вам, пожалуйста, картина маслом. Да, действительно, 2 ноября днем 2015 года приезжает Лесин в Вашингтон, заселяется в Four Seasons. После чего выжрал всё в короткий срок — вот эти бутылочки из бара. В 5-30 утра попер в местный ресторан за бутылкой текилы. Днем приходит к нему на встречу приятель, видит его в состоянии полной отключки, извещает службу безопасности отела, которая видит, что он лежит пьяный в номере как бревно, изымает из номера весь оставшийся там алкоголь.

После чего Лесин, находящийся в состоянии запоя и пропустивший тем временем презентацию Авена, ради которой он приехал в Вашингтон, ночью выползает из номер босиком и идет прямо в бар. Там ему отказывают в обслуживании.

И чудесная деталь: он, будучи даже не миллионером — миллиардером в результате всего этого своего патриотизма тащит чужие опивки коктейля из раковины. Его выгоняют. Он снова появляется. Бар уже закрыт. Он крадет бутылку алкоголя прямо из-за барной стойки. С этой бутылкой его замели, отправили в номер.

И в этот момент дивная деталь: ожидается прибытие какого-то важного охраняемого лица. И секретная служба говорит: «Слушайте, а что это такое шляется босиком в невменяемом состоянии? Оно не сделает что-нибудь с нашим охраняемым лицом?» И у дверей Лесина ставят охрану не потому, что охраняют Лесина, потому что охраняют этого американского сенатора или кого-то там еще от Лесина. Тем не менее, несмотря на эту охрану, Лесин бродит по отелю в разной степени раздетости, предлагает встречным-поперечным консьержам деньги за выпивку.

И вот тут, собственно, момент истины. Причем передислоцировался в другой отель. Потому что когда ему становится ясно, что никто ему в отеле выпивку не даст, он грузится в такси, проезжает полтора километра, снимает президентский сьют за 1200 долларов в эт «Особое мнение» самом Dupont. И дальше возвращается в первый отель уже с выпивкой.

И, наконец, в какой-то момент из Four Seasons его просто выкидывают, решают поменять ключи от комнаты Лесина, чтобы он не мог туда вернуться. И когда Лесин в очередной раз возвращается в Four Seasons с двумя полиэтиленовыми пакетами с алкоголем, падает почти на землю, выходя из машины, его выставляют с этими замечательными полиэтиленовыми пакетами на улицу.

Он возвращается в свой пентхаус в Dupont, заходит в номер с этими двумя пакетами и там через несколько часов помирает.

Мало того, что в коридоре стоит видеокамера и видно, что там ничего не заходило в этот номер, самое прекрасное, что это существо у нас отвечало за российскую пропаганду в ужасной Америке. Я уже говорила: так хорошо отвечало, что купило кучу недвижимости в США. Вот эти прекрасные люди правят страной. И если бы эта смерть в таком виде случилось у себя где-нибудь на даче или даже просто не в отеле, ни в Вашингтоне, то этого бы просто никто не заметил и не нашел ничего странного.

И у меня вопрос ко всем сторонникам теории заговора, которые сейчас скажут: «Нет, всё не так. Ты не понимаешь. Это, очевидно, солсберецкий ниндзя проник через дымоход, его там убили. ГРУ недавно разработало спецкостюм, который дает невидимость. Там были какие-то спецсредства галлюцинаторные, от которых компьютеры начинали галлюцинировать, они переписали видеокамеры…». Ну, во-первых, мы, конечно, понимаем, что если какой-нибудь такой невидимый костюм изобретут, то деньги на него пойдут туда же, куда пошли деньги на пропаганду за рубежом, выделенные Лесину — скоммуниздятся деньги, съединороссятся.

Но вопрос: а вот эти два дня белой горячки, они тоже были инспирированы кровавым режимом? Ему в черепушку залезли?

И на этой неделе праздновали 5-летие Крыма, которое ознаменовалось поездкой Путина в Крым и задержанием Юрия Мешкова. Напомню, что Мешков — первый президент Крыма, никакой не оппозиционер. Вот просто всё, что вы хотела знать о нынешних властях Крыма — вот эта слежка за абсолютно пропутинским блогером Александром Горным… (за своими следят, чтобы чужие боялись). Конечно, абсолютно позорная вещь, когда 70-летнего с лишним человек хватают. Который является — еще раз — абсолютно пропутинским, просто у него какие-то неприятности с главой Крыма Аксеновым, который когда-то носил замечательную кличку Гоблин.

Ну, и, собственно, хорошее время подвести итоги, что произошло за эти 5 лет. Понятно, что с точки зрения жителей Крыма итог заключается в том, что их спасли от поголовного убийства украинскими фашистами. Вот пришли бы украинские фашисты и вырезали бы их от мала до велика, но, по счастью, «великий Путин и Рамзанчик, — как в Крыму говорят, — нас спас».

Кстати, это на самом деле важная деталь, которая много говорит о нашей власти, и никакая логика на жителей Крыма не действует, большинство жителей Крыма, естественно. Потому что спрашивать этих людей: «А вот смотрите, Луганск, Донбасс. Есть части Луганска и Донбасса, которые остались под Украиной, и вы знаете, там чего-то русских не вырезали».

И более того, нельзя сказать, что они хорошо живут, потому что сейчас все в Украине живут хреново и будут еще долго жить хреново, к сожалению, но нельзя сказать, чтобы они жили хуже, чем сами украинцы. А вот в Донбассе, где помогала великая и могучая Россия, живут ужасно, потому что там власть урок.

Вот это очень важный момент, потому что в нас сидит такое, вбитое с детства идиотское представление советскими пропагандистами о том, что вот народ, он всё видит, что его угнетают — как он против угнетателей встанет!.. Фигушки. Наоборот, чем в более ужасные условия поставила тебя власть, тем больше психологическая потребность среднестатистического человека обожествить эту власть.

Вот в Секторе Газа, где мусор не вывозят, и где ХАМАС расправится с любым, кто ему не платят, что, по идее, надо кричать логически? «Долой ХАМАС! Давайте построим как у евреев по соседству. Вон у них какое шикарное государство: и демократия, и технология, и промышленность». А чего кричат? Правильно: «Долой жидов!». И точно так же, как ХАМАС делает ставку, чтобы закабалить не только экономику , но и умы людей, превратить их в забитых параноиков, на то же сейчас делает ставку и российская пропаганда.

Но если не считать этого личного мироощущения жителей Крыма, то всё очень просто. Главный итог: мы получили Крым, и мы потеряли весь остальной мир и уж точно — бывший СССР. Это к вопросу о Назарбаеве, который еще перед уходом переходил на латиницу.

Я сразу должна сказать во избежание всяких сомнений, что я, вообще, большой любитель империй. Я много раз это говорила, что есть такая левая идея, навязанная нам всякими Мюнценбергами, советскими пропагандистами, что колониализм — это ужасно. И когда я смотрю на «прекрасную» страну Зимбабве, которая когда-то была, действительно, хорошей страной Родезией, я думаю: как жалко, что она перестала быть колонией, или какое-то время Родезия управлялась самостоятельно, но белым меньшинством.

Когда я смотрю на Филиппины, я думаю: как жалко, что они не колония США. А когда я смотрю на Сирию, я думаю: как жалко, что она не колония Франции.

Потому что, вы будете смеяться, когда я приезжаю куда-нибудь в Грац — это, я напоминаю, город в Австрии, — и вы скажете, что как-то по-славянски звучит. Правильно: там славянские все называния. Там жили славяне. И я не думаю как славянка: Вот проклятые немцы, колонизовали славян! А я смотрю, наоборот, на соседнюю Словению и думаю: Ну и на хрена ты такая красивая, Словения? Ну, и что ты сделала с тех пор, как перестала быть колонией Австро-Венгрии? Ну, конечно, ты дала американцам первую леди. Но я понимаю, что в 30-е, 50-е… 70-е годы прошлого века те люди, которые интегрировались бы в империю, учили немецкий, становились бы великими писателями, великими учеными. Они просто прожили в этой Словении. Если они не уехали, их никто не заметил.

То есть я повторяю, что у меня абсолютно двойные стандарты. Я считаю, что когда монголы захватывают Китай, это плохо. А когда англичане захватывают Индию и запрещают там самосожжение вдов — это хорошо. И в этом смысле я считаю, уничтожение не всех империй — например, не Оттоманской, конечно, — но Российской империи так же, как Британской и а даже Австрийской печальной исторической катастрофой.

Потому что при всем моем уважении к суверенной казахской нации, которая, кстати, гораздо лучше при авторитарном лидере последние годы развивалась, чем Россия — я могу это засвидетельствовать своими глазами, потому что я приезжала в какие-то казахские города и с удивлением видела, как они просто на глазах расправляются. И там, по-моему, 4,5% в год был рост, довольно неплохой, особенно на российском фоне. Тем не менее, когда Казахстан отделился, метрополия лишилась огромного людского ресурса, и эти люди лишились дополнительных возможностей самореализации.

И в общем-то, если честно говорить, то ни одна страна меньше 20–30 миллионов населения попросту неспособна к тому, чтобы стать интересным рынком. Она не обладает достаточной критической массой.

Так вот Путинское прихватывание Крыма, оно с точки зрения империи было разрушением империи, а нее ее восстановлениям. Почему? По простой причине — потому что после этого все захлопали в ужасе глазами, и Россия окончательно потеряла статус… Я уже много раз говорила, но я повторю эту мысль: 14-й год, была дата третьего развала Российской империи окончательного. Мы потеряли возможность того, что называется мягкая власть. Мы потеряли возможность, при которой бывшая метрополия остается экономическим и культурным центром бывших колоний.

И самое главное, что мы за это получили? Ответ: мы за это получили абсолютно дотационный Крым, у которого 70% доходов бюджета — это дотации. И не знаю, как вам, но это абсолютно выносящая мозг история. Потому что у России 20% территории находится за Полярным кругом. И Крым — туристическая Мекка, курорт со средиземноморским климатом существует на субсидии. Вот езжайте на Лазурный берег, и вы знаете, там не будет ни одного признака того, что НРЗБ нуждается в федеральных субсидиях от города Парижа. И это при том, что климат в Париже значительно лучше, чем климат в Москве.

Но вы скажете: Франция, пятизвездочная страна, вот Ницца не нуждается в субсидии. Я специально изучала вопрос и должна вам сказать, что есть куча бедных стран третьего мира, которые именно что извлекают из туризма прибыль. Это главный способ их заработка. Вот я посмотрела. 17-й год, остров Барбадос: 430 квадратных километров. Доходы от туризма — 40% ВВП, почти 2 миллиарда долларов. Марокко: 16-й год — 18,5% ВВП, 19 миллиардов долларов. Египет: 7,2% ВВП, 19,4 миллиарда долларов. Турция: 88 миллиардов или 12,5% ВВП. Таиланд: 20% ВВП, 82 миллиарда. Греция — тоже почти 20%, 36,6 миллиардов долларов. Причем, заметьте, что это не то чтобы флагманы цивилизации и не то чтоб безопасные страны.

Вот я посмотрела на отчеты Крымского Министерства туризма. 16-й год. Крым посетило 5,5 миллионов туристов. Во-первых, это исключительно скромное количество. Чтобы понятно, это в 6 раз меньше тех, кто посетил Таиланд. Причем эта цифра раздута на счет хитрости, потому что на самом деле из этих 5,5 миллионов человек 8,7% — это люди, которые в Крым приехали к родственникам или по работе. То есть это никакие не отдыхающие. Тем не менее, посмотрим по нормам развивающихся стран. Эти люди могли бы сгенерировать доход, по крайней мере, где-то на 600 миллиардов рублей. Ничего похожего не наблюдается, потому что налоговые поступления в бюджет этих туристов составили просто на три порядка меньше, в результате бюджет получается туриста в среднем 429 рублей.

Вот вы мне объясните эти результаты. Крым, действительно, уже несколько лет в составе России. Туризм растет опережающими темпами по отношению к росту мировой экономики. 10% мирового ВВП туризм. Растет даже в нищих странах, в авторитарных странах — В Марокко, в Египте. Он растет в регионах с террористической угрозой. И вот на этом фоне страна, в которой, как я уже сказала, значительную часть территории занимает тундра и Заполярье, солнечный Крым получает 70, а скоро будет 80 процентов денег из бюджета.

И вопрос: Как же получилось, что мы, такие крутые, своими ракетами грозим, мы тут Крым присоединили, но почему же в Крыму нельзя сделать хотя бы как в Марокко? Я не говорю, как во Франции. И два ответа: Абсолютно презрение к общественному пространству. Второй ответ: Отсутствие гарантий частной собственности.

Вот в «Медузе» была совершенно потрясающая статья на неделе о бизнесе в Крыму и о том, как буквально все, кто пытался приехать делать бизнес в Крым, абсолютно целенаправленно зачистили, жестко, без каких-то либо разговоров. Это не было ощущения обычного российского хаоса. Это было ощущение: «Вот ты хочешь ферму мидий? Ну, мы сделаем так, чтобы ты точно разорился». И на первый взгляд это кажется контринтуитивно: зачем же разорять сознательно рабочие места? А встречный запрос: Зачем, если деньги крымские власти получают от центра, чем больше какие-нибудь бизнесмены работают, тем меньше получат крымские власти.

И, более того, чем больше они заработают, они, может быть, еще самостоятельно думать будут, голосовать, подумают: «А, может быть, нас не всех вырезали украинцы?» То есть это абсолютно сознательная история, которая во многих дотационных регионах происходит: Нам не надо бизнеса, нам нужны дотации. Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Опять Юлия Латынина. «Код доступа». Я про удивительный феномен — про Крым, который до сих пор остается дотационным, в отличие от других туристических регионов, которые даже в бедных странах как раз зарабатывают себе деньги. И, как я уже сказала, отчасти это связано с абсолютным гноблением бизнеса на полуострове, причем при увеличении чиновников. В 1,6 раз увеличилось количество чиновников на полуострове за эти 5 лет. Причем надо же принять во внимание, что украинские чиновники тоже были огромные… это не то чтобы оно увеличилось с нуля, они и так были раздуты.

И еще одна важная вещь — это абсолютное презрение к общественному пространству, которое характерно почти для всей России за исключением некоторых регионов, в частности, нелюбимого нашей оппозицией Собянина, который как раз об этом общественном пространстве думает, за что я его люблю.

Но вот Крым — это абсолютно конкретный контрпример. Потому что, что такое турист? Туризм — это самый конкурентоспособный вид отдыха, потому что вы никогда не заманите туриста за тридевять земель в место, где ужасно отдыхать. И турист, в отличие от командировочного, он не потребляет, собственно, гостиничные услуги, он не потребляет кровать, душ и завтрак. Он потребляет, прежде всего, инфраструктуру. То есть ему нужно море, шезлонг, исторический памятник, красивая природа, архитектура, музей, чистая вода, безопасность.

Соответственно, на туристическом рынке конкурентоспособные две модели. Если у вас страна с развитой общественной инфраструктурой, то вы можете сдавать квартиры по Airbnb, потому что в Сингапуре вы можете сдать хоть конуру, все равно общественное пространство вокруг — сад. В Венеции можете снять хоть чердак, а общественное пространство вокруг — это музей.

В развивающихся странах делают по-другому, потому что конкурентоспособными становятся большие отели с благоустроенной территорией. Там нет качественного общественного пространства. Соответственно, отель создает его внутри своих стен. И делает так, чтобы просто не было у туриста потребности эти стены покинуть. Там предлагается всё от круглосуточного питания до системы «всё включено», до чистого моря, лежаков, бассейнов, спортивных площадок, сада с дорожками, аниматоров. То есть крупный отель — это такой костяк, на который нанизывается всё остальное.

Соответственно, в Крыму у нас, с одной стороны, есть традиционная российская история об освоении казенных денег. Есть специфическое крымское осложнение: разбазаривание общественного пространства.

Невозможно заставить состоятельного и вменяемого туриста, которые решает сам, куда ехать, ехать туда, где в море плавают какашки, прибрежная полоса загажена всякими тошниловками и ревущими дискотеками. Доступ к пляжу перегорожен бетонными надолбами. Хозяева гостиниц типа барак считают, что туристы должны быть счастливы, живя в свинарнике, любят пятизвездочную цену. А административный ресурс пришедших к власти бандитов направлен на то, чтобы застроить каждый метр пляжа.

Территория крымских отелей за редким исключением невелика, запущена, а за ее пределами реальный ад. Вот та самая набережная, на которой одна дискотека пытается перекричать другую, бетонные коробки, нахлобученные одна ну другую, грязные пляжи, перегороженные феодальными усадьбами властителей Крыма. Соответственно, нет ни общей инфраструктура как во Флоренции, ни замкнутого мирка, за счет которого зарабатывают отели в странах третьего мира. Соответственно, в Крыму нет и не будет крупных инвесторов, потому что туристический бизнес предполагает ряд тех самых предпринимателей, которые готовы инвестировать в подготовленное властями пространство, серьезные деньи.

А в Крыму дело даже не только в санкциях. Дело в том, что там не вкладываются, а делят. Вот вы видели удивительную картинку дочки пресс-секретаря президента, которая приезжает на стрелку в составе чеченского десанта. Соответственно, крупный собственник в Крыму — это не тот, кто владеет деньгами, а тот, кто владеет административным ресурсом. Все остальное ему достается бесплатно. Вот всё остальное, что он заработает на этом ресурсе — на земле, на куске пляжа, который ему достался, — это навар. А надо заработать как можно раньше, пока не пришел другой владелец административного ресурса и тебя не отжал.

Соответственно, нет смысла в таких условиях строить дорогую гостиницу. Надо поскорей всадить поперек пляжа бетонный короб, продать квартиры лохам.

Соответственно, кто едет в Крым? Ну, кэптивный, прежде всего, турист, то есть люди, которые едут к родственникам; люди, которые едут по путевкам «Соцстраха», силовики, которые не могу выехать за границу. И, конечно, турист, который не очень оценивает качество отдыха. Ну, например, есть таксист, который готов 20 часов просидеть за баранкой, столько же отстоять — ну, сейчас уму уже не нужно, слава богу, стоять на переправе, есть мост — соответственно, это турист не очень хорошего качества, турист, который ест шарик мороженного на двоих.

Итого: нет пятизвездочного отдыха на двузвездочной аудитории. Это такое общее правило.

И парадоксально, я думала, это никогда не почувствуется, но это чувствуется. Потому что я уже говорила, что на треть — с 67% до 39% с 14-го года снизилась доля россиян, которые считают присоединение полуострова принесшим пользу стране. Это, вообще, на мой взгляд, уникальная история. То есть надо было добиваться подобных результатов.

Естественно, Крым в этом смысле не является исключением из всей страны. Просто он является таким, я бы сказала, густым конденсатором того, что по всей стране происходит. Потому что эта общая тенденция, что бизнес не нужен, потому что он рождает людей самостоятельных, а пусть люди лучше будут сидеть на подачках. Потому что кто реальный путинский избиратель? Идеальный путинский избиратель — это тот, кто не работает или сидит на подачке, смотрит на государство в надежде, что оно даст ему кусок. Оно ему даст очень маленький кусок, но поскольку у него другого куска нету, он будет думать о том, кто ему чего даст.

Вот совершенно гениальная история произошла на днях в Екатеринбурге, где ресторатор Иван Зайченко открыл новый магазин, и выставил просроченные продукты на полки, чтобы люди их просто разбирали. Тут же к нему пришел Роспотребнадзор. И если бы не шум, то впаял бы ему дикий штраф.

И логика Роспотребнадзора, согласитесь, совершенно понятна: как этот мужик чужим раздает, каким-то нищим, а нам не дал? Понятно, что приход Роспотребнадзора после записи в Фейсбуке о том, что человек фактически раздает милостыню, — это выглядело просто как наглое вымогательство взятки. Уже просто по факту прочтения в Фейсбуке. Попытка обложить милостыню взяткой. Потому что, по сути, то, что делал Зайченко — это было милостыней. Меня, конечно, больше всего рассмешило то, что мы прекрасно знаем, что в 90% российских магазинах эти самые просроченные продукты не то что не раздаются — они продаются. На них переклеивают наклейки, картошка вареная идет в салат и так далее.

Вот тут человек решил честно раздать — тут-то он и попался, потому что как? — А нам? — сказали чиновники. Я напомню, что речь не шла о просроченном мясе, которым можно отправиться, речь шла о старом хлебе, которым отравиться нельзя, который точно так же у нас самих полежит дома еще три дня, придет примерно в то же самое состояние.

Еще несколько моментов. Вот я на прошлой неделе сказала, что на встрече предпринимателей с Путиным ничего не говорили про Baring Vostok и про Майкла Калви, который сидит, потому что у него вышел конфликт с предпринимателем Артемом Аветисяном, которому покровительствует господин Белоусов, помощник президента по экономике. Белоусов уже публично заявил, что он не ходил к президенту и не просил, чтобы посадили Калви. Но Белоусов может заявлять что угодно, на самом деле, всем, что называется, всё понятно.

Так вот все-таки был косвенный разговор о Калви на встрече с президентом — я должна поправиться. Начал его Александр Шохин, начал осторожно, что, дескать, «знаете, есть проблемы, которые должны решаться в арбитраже, а, по-прежнему, они решаются с помощью уголовных дел. Нельзя бы как-то это дело отделить?» И тут Владимир Владимирович сам говорит: «Я понимаю, что вы имеете в виду». И абсолютно правда, что история с Baring Vostok, история с крупнейшим из американских фондом, инвестировавших в Россию, что этот фонд инвестировал только в то, что не связано с государством. А, в принципе, это такая история про всеобщий Крым.

Вот есть господин Аветисян, у которого с Майклом Калви вышел спор. Но почему-то этот спор оказался не в арбитражном суде, где он расследуется в городе Лондоне, а с помощью ФСБ. Вот есть господин Белоусов, который сейчас — как Сечин говорил: «Не моя яхта». Это не яхта Сечина — вот Белоусов не сажал Майкла Калви. Мы теперь будем так говорить.

Еще раз: что действительно — это история не про то, что как-то Путин сверху посмотрел и сказал: «Не хочу американских инвестиций в Россию, вообще, они враги». Это история про то, что каждый метастаз раковой опухоли, которой является наше российское государство, принимает самостоятельное решение. А Путин никогда этому не препятствует. До него всегда можно добежать и объяснить, почему это правильно.

Точно так же, как люди, которые украли 250 миллионов из российского бюджета, потом из этого получился список Магнитского — это не в Кремле крали, но в Кремле решили защищать их всеми способами. Вот господам Белоусову и Аветисяну хочется, чтобы был новый список Магницкого.

Еще раз повторяю, с одной стороны, это не централизованное решение, это не решение, которое принимается мозгами. В этом смысле, конечно, Майкл Калви совершенно прав, когда он не хочет политизировать это дело, потому что это не политическое решение.

Но, с другой стороны, такое мелкое шаромыжничество складывается ровно в ту картину, которую в конечном итоге мы имеем в Крыму, когда каждый человек, который пытается делать бизнес, оказывается, что бизнес делать невыгодно, а выгодно отнимать с помощью административного ресурса.

Поразило меня абсолютно на этой неделе история про Тасю Перчикову, про девочку, которая написала Путину письмо, попросила у него мотоблок для мамы, которой тяжело работать на себе. Совершенно хрестоматийная история. Даже как-то удивлена, что ее Невзоров не стал разбирать, потому что я представляю, что бы он из нее сделал.

Поскольку Невзоров не стал разбирать, попробуем и мы. Вот известно, что маленькие дети любят молиться богу: «Ну, пошли мне игрушку». Деду Морозу письма пишут. Есть такая девочка Тася Перчикова в российской глубинке, которой мама купила телевизор, и Тася на сворю беду узнала из этого телевизора, что бога зовут Путин, он живет в Кремле. Это естественное чувство, которое возникает у тех, кто смотрит программы ОРТ, когда вам мало лет и даже когда вам много лет.

Как китайские молодые коммунистки воспринимали в 70-е годы товарища Мао? Вот он живет где-то там, в Пекине, в запретном дворце, не писает, вообще, сделан из нефрита. И, конечно, они ему писали. И в этом смысле это такая четкая антропометрическая характеристика общества, потому что в современных развитых обществах не пишут письма президенту Обаме «Подари мне платье».

Но в обществах типа нашего или типа с товарищем Сталиным, или типа с товарищем Мао пишут, что вполне простительно для девочки 12 лет. Бог ей, конечно, не ответил. Мотоблока не прислали. Это не первая девочка, которая написала Путину. Была такая девочка в Сафоново жила, Наташа Хатченкова, тоже не дошло до Путина письмо. Перенаправили письмо в больницу, где мама Наташи работала санитаркой. Соответственно, главврач раздоблал мать, мать — дочь. В итоге Наташа повесилась. Было ей 14 лет. Вот результат письма Путину.

В данном случае тоже Путин не ответил, естественно, но началось изощренное издевательство над семьей. В частности, глава района вызывал маму. Маме надо было ехать 4 часа к этому главе района, чтобы послать ее на три буквы, типа: «Мы ничего для вас не можем сделать». Ну, слушайте, послать-то можно было по телефону. Зачем же туда ехать 4 часа и обратно 4?

И, собственно, на этом бы, слава богу, всё и кончилось, и даже глава района забыл о девочке и ее матерее. Мать работает санитаркой (не то 5 тысяч рублей получает за месяц, не то еще что-то». Параллельно девочка растит коз, всякую живность во дворе. Все они переехали из Ленинградской области. Решили вот так опроститься и даже купили дом. Сейчас, как выяснится, дом принадлежит не им.

Так бы оно и кончилось, но об этом узнала «Радио Свобода», написала о девочке. Девочке пошли со всей страны деньги — аж 90 тысяч рублей, которые мама, заметим, как сейчас она говорит, положила на карточку своему приятелю, некоему Юрию Георгиевичу, на которого и был записан дом, который они купили. И вот на этого Юрия Георгиевича сейчас оформлен дом и, собственно, деньги ему достались, по крайней мере, со слов «Радио Свободы». И даже в беседе с «Радио Свободы» он признал, что дом оформил на себя и мать и дочь выгоняет.

Вот в тот момент, когда село узнало про деньги, оно ужасно возмутилось: «Почему не нам?»

И это тоже потрясающе, абсолютно без моральных оценок. Потому что это просто четко напоминает Тробрианские острова. Вот что такое первобытный коммунизм? Это всеобщая нищета. И что в доклассовый обществах, где не существует вождей, которые насилием могут изымать продукт, там есть такие люди, которые называются бигмены. Что делает бигмен (то есть большой человек), который полгода, год работает для того, чтобы организовать большой пир, на котором накормить всю деревню. При этом поговорка такая, что гостям достается жир, а бигмену достаются кости. Он больше всех трудится и меньше всех ест.

Как ни странно, в Афинах было устроено очень похоже, потому что там богатые люди должны были развлекать народ за собственный счет, должны были строить корабли за собственный счет, притом, что там не было налогов, поэтому демократия в Афинах была, а экономики процветающей не было, потому что попробуй займись бизнесом, если все окружающие, демократически настроенные граждане говорят: «А ну-ка теперь раздай всё нам!».

И это совершенно поразительный момент, что эта глухая, черная, грязная масса навалилась на 12-летнюю девочку. Вот кто им не дал денег — Тася Перчикова! Ребята, вы хотя бы посмотрели фильм Навального «Димон»… Очень много это говорит о российском избирателе, о российском народе. Ребята, вы завидуете? Завидуйте Димону. Посмотрите на домик для уточки, посмотрите на Ротенбергов. Посмотрите на замечательную компанию «РТ-Инвест», с ее «Платоном», которая сейчас выстроит уже и душегубки газовые по всей территории России. Посмотрите на российских чиновников, которые мочатся в Лондоне на двухтысячефунтовые купюры. То есть реально, правда есть люди, которые вас грабят. Они существуют. Они существуют не только в кошмарных мечтах коммунистов и товарища Удальцова.

Но сегодня не будем завидовать этим людям, потому что им страшно завидовать. А они будут лучше завидовать тому, кто близко. Девочке, которая точно такая же, как она. И самая прекрасная деталь, как я уже сказал, что, судя по всему, девочка-то не получила денег, и дома у девочки с мамой нет.

И потрясающая реакция верха, потому что когда всё это стало известно, первое, что сказал Следственного комитета: «Да вранье всё это. Нет девочке никаких угроз». А там уже девочку обещали располосовать от уха до уха. Страшные вещи начали твориться. Первая реакция — ничего нет. Только потом приехал генерал целый прямо в дом и сказал: «Мы заведем уголовное дело». Ну, конечно, уголовное дело очень сделает дорогой семью эту жителям деревни.

Я обращаю ваше внимание, что, конечно, это не способ решать конфликт. Потому что способ решать конфликт, уж если его решать, действительно, был совершенно другой — это тихо вызвать к главе администрации людей, поговорить и сказать: «Ну, что вы делаете? Эти люди и так несчастны. Они никаких денег не получили. Вот кто получил эти деньги…». Нет.

Подытожим. Девочка и мама лишились дома. Денег они так и не увидели. Их украли, судя по всему. Девочка нанесена глубочайшая травма. Вывод: не обращайтесь, не пишите письма президенту Путину. Молитесь сразу сатане — эффект будет тот же.

Последняя история, про которую я хочу поговорить. Это я хочу вернуться к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, который, собственно, никуда не ушел, поскольку он как был владыкой Казахстана, так и остался.

И вообще, слово «президент» в отношении руководителей республик бывшего СССР, оно мне напоминает значение слова «лугаль» применительно к правителям древних шумерских городов. Вот по-шумерски лугаль, вообще-то, означало выборного правителя. Вот Гильгамеш, например, был легалем города Урука и в этом качестве был вынужден считаться сразу с двумя городскими собраниями воинов и старейшин, как мы можем видеть из знаменитого эпоса по Гильгамеша. Но в большинстве переводов вы откроете текст и увидите, что слово «лугаль» переводится как «царь». Ну, естественно, потому что эти лугали так же, как и среднеазиатские президенты любили становится царями.

Так что можно называть Назарбаева лугалем Казахстана, Путина — лугалем России, Лукашенко — лугалем Беларуси и так далее. И вот это изобилие лугалей на просторах бывшего СССР ставит нас перед печальным вопросом. После краха СССР Фрэнсис Фукуяма написал известную статью «Конец истории», смысл которой заключался в том, что, наконец, демократии западного образца восторжествовали на планете, никакой альтернативы им нет, никаких пертурбаций в человеческой истории больше не предвидится. И, конечно, редко когда дипломированный культуролог с большим апломбом писал большую ахинею.

Если мы сейчас посмотрим, то нигде на постсоветском пространстве за исключением стран Балтии и, не без сложностей, Украины, демократии просто не выжили. Причем нельзя сказать, что они не выжили из-за каких-то перекрасившихся партсекретарей, оставшихся у власти. Когда белорусы выбирали себе Лукашенко, было совершенно ясно, что они избирают лугаля. Когда на выборах 2010 года победил Янкович — ну как? Большинство избирателей проголосовали за бывшего мелкого уголовника, будущего мелкого лугаля. Было ясно, что будет врать и отжимать бизнес. Были какие-то сомнения по поводу будущего поведения Януковича?

Еще боле позорная история в Грузии, где, действительно, в 2003 году к руководству страной после «революции роз» пришла потрясающая, великая историческая фигура — Михаил Саакашвили, человек, который полностью переформатировал грузинскую государственность, установил равные правила игры для всех, сделал из Грузии за несколько лет образцовое и прозрачное государство.

И вот на выборах 12-го года оказалось, что это прозрачное государство не нужно ни грузинской элите, ни грузинскому избирателю. Элите — потому что она привыкла к гешефту и коррупции, а избирателю — потому что он хочет молочных рек и кисельных берегов. Миллиардер Иванишвили, глава «Грузинской мечты» перед выборами обещал, что снизит цены на бензин. Вы знаете, что было? Накануне выборов таксисты не заправлялись на заправках, они говорили: «Бензин завтра станет дешевле». Бензин, разумеется, дешевле не стал. Власть «Грузинская мечта» так и не выпустила. Теперь реформаторы в Грузии сидят в тюрьме по выдуманным обвинениям. На избирательных участках совершенно реальные заправляют бандиты.

Самое интересное: та самая грузинская элита, которая говорила: «Ой, Саакашвили, он такой диктатор, такой диктатор!», теперь, когда реально чудовищные нарушения на выборах, молчит в тряпочку. Ей это совершенно неинтересно.

Я уж не говорю про нашу замечательную страну под названием Россия. Потому что проблема не в том, что в 99-м году проголосовали за Путина, а то, что альтернативой был Лужков. И изменилось бы чего? Сечина звали бы Батуриной?

При этом страны бывшего СССР не исключение. Потому что по всему миру, тем более, в Африке и в Латинской Америке без малейшей поддержки советских товарищей к власти начали приходить те самые лугали — Николас Мадуро в Венесуэле прекрасный пример. Обстоятельства требуют срочно объяснить. Нашлось объяснение. В 96-м году Адам Пржеворский — это известный американо-польский политолог выяснил, что, оказывается, демократии не выживают в бедных странах. Цитирую: «Демократия в среднем проживет 8,5 лет в стране с подушевым доходом менее тысячи долларов на человека. 100 лет — в стране с подушевым доходом от 4 до 6 тысяч долларов. А свыше 6 тысяч выживет при любых обстоятельствах».

Ну, во-первых, не совсем верное объяснение, потому что разница между Эстонией и Грузией в 91-м году если и была, то не в пользу Эстонии. А, во-вторых, как-то нам никто не сообщает, а что же в этом случае делать бедным странам. Потому что, бедная страна. Освободилась революция от диктатуры. Обращается за поддержкой в ООН, в США и слышит: «Проведите всенародные выборы». Ну, и на фиг всенародные выборы, чтобы навечно избрать лугаля?

Кроме того, обратите внимания, как я уже сказала, это все было написано в 96-м году, когда после кончины СССР прошло всего 5 лет и западным современным демократиям к этому моменту было меньше века. И не совсем понятно, какая именно статистика заставила Пржеворского объявить западные демократии вечными. Потому что прошлое еще 20 лет и выяснилось, что даже в богатых демократиях большинство избирателей жаждут халявы и господдержки. А если этих избирателей не хватает, их можно создать.

Выяснилось, что в Великобритании лидером лейбористов становится Джереми Корбин. В США на выборах побеждает в конгресс социалистка Окасио-Кортес. И не надо быть дипломированными политологом, чтобы видеть, что даже Америка отстоит от Венесуэлы Мадуро всего лишь на несколько электоральных циклов. Достаточно открыть границу, завезти еще несколько миллионов иммигрантов, заменить коллегию выборщиков прямыми выборами — и всё, победа товарища Окасио-Кортес на выборах обеспечена со всеми последующими вытекающими следствиями для независимых судов, конгресса, сената и прессы.

И я хочу сказать в заключение, что демократия, то есть всеобщее избирательное право, к сожалению, не является следствием рыночной экономики. Наоборот, она с ней несовместима. Есть единственная система, которая способна противостоять выборам Назарбаевых и Окасио-Кортес — это различные виды ценза. Выборы, но с цензом.

Это могут быть разные виды ценза. Например, выборы, при которых право голоса имеют только те, кто получает хотя бы на цент меньше субсидий, чем платит налогов. Это могут быть выборы, для которых надо сдать некий, довольно простой экзамен. Но мысль, что избирательное право — это неотъемлемое право любого человека, — это пропаганда, которая выгодна одновременно и левакам и коррумпированным диктаторам.

И я хочу вам сказать: Ребята, с какой стати? Мы забираем родительские права у наркоманки, которая неспособна воспитать своего ребенка. Почему мы считаем, что судьбы нации она имеет право решать?

Еще раз: выборы не должны быть всеобщими. Не каждый гражданин должен быть избирателем. Именно всеобщие выборы оборачиваются тем, что к власти приходят лидеры, которые забирают деньги у всех и раздают их сторонникам. Разумеется, для того, чтобы это сказать и осуществить на деле — это дистанция огромного размера. Но хотя бы повторять это постоянно надо. Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире