Время выхода в эфир: 09 марта 2019, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! Это Юлия Латынина и «Код доступа». Вживую меня можно будет увидеть через 18 дней в Праге, 27 марта. Билеты находятся под анонсами на сайте «Латынина ТВ», их можно достать. И в Питере меня можно будет увидеть 28 марта в гостинице «Гельвеция». Опять же на сайте «Латынина ТВ» в рубрике анонс есть, где всё это можно достать и на сайте «Гельвеция» есть билеты.

В Новороссийске задержали страшных шпионов Дэвида Удо Гаага Кола Дэвич Бродовски, мормонов. Представляете, эти гады и диверсанты не только учили английскому, но и записывали имена своих учеников в телефоны. Вот там просто в специальном репортаже по телевидению было сказано, что правоохранители при задержании у волонтеров обнаружили нечто похожее на картотеку. Я подумала: если записывать в записную книжку имена своих знакомых — теперь является согласно новому закону, который, наверное, рано или поздно предложит сенатор Клишас или кто-нибудь еще, преступлением, то интересно, кто же из нас преступление не совершал.

Впрочем, к делам нашим грешным. Поговорим мы сегодня о скандале, разразившемся с «Тройкой Диалог», о новых правилах, по которым играет финансовый мир и которые являются, конечно, большим подарком президента Обамы президента Путину и вообще про попытки такого строительства финансового социализма; о прекрасном законе по борьбе с недостоверной информации, точнее, мы поговорим еще, что такое недостоверная информация в стране, в которой МИД объявляет, что Скрипалей отравили сами англичане и, соответственно, недостоверной информацией является утверждение о том, что их отравили Боширов и Чепига.

Но я бы хотела начать с другой истории, которая меня очень поразила. Собственно, она на прошлой неделе была еще известна, когда в приемном покое психиатрической больницы в поселке Прибрежный на окраине Калининграда умерла девочка девятиклассница Ангелина. Девочка начала болеть в январе. Тошнота, сонливость, рвота. 11 января у нее отнялись ноги, она перестала есть. Потом у нее пропал слух и голос, потом она ослепла. А потом ее отправили в психбольницу, и там, в психушке она и скончалась на руках матери.

Перевожу это на русский язык. Девочка тяжело заболела. Медики ее обследовали, они не поняли, чем она больна. На этом основании они заключили, что она симулирует. Ей поставили диагноз как в XIII веке, когда медики были не очень сильны в медицине и когда главный диагноз был «навели порчу». Вот российские медики в XXI веке решили, что на девушку навели порчу и по этому поводу послали ее в психушку.

Если подробней, что с ней происходило, — то ноги болели несколько месяцев, 11 февраля они отнялись прямо на улице. 13 февраля ее привезли в больницу. Он там, как я уже сказала, она не могла есть, ее рвало. За неделю она потеряла 10 килограммов, потеряла координацию. 20 февраля глохнет на одно ухо, пропадает голос, трудно дышать, давление верхнее — 70, пульс — 150.

Ю.Латынина: Это для господина Герасимова долгожданный способ оправдать применение армии против собственного народа

Диагноз медиков: у нее депрессия. Давление 70 — у нее депрессия. Причем, естественно, ни на какой скорой симулянтку не повезли в психушку. Ее повезла мать на такси за свои кровные. В одной психушке ее не приняли, потом повезли в другую. Там полтора часа оформляли госпитализацию, объясняли девочке, где она в таком состоянии должна расписаться. Вот, собственно, в этот момент она и умерла.

В медицинском свидетельстве значится о смерти: «Левожелудочковая недостаточность». То есть в переводе: левожелудочковая недостаточность — это остановилось сердце. У нас у всех останавливается сердце. Вот если вас не разорвал снаряд, в вашем свидетельстве о смерти будет написано: «Левожелудочковая недостаточность». То есть хотелось бы узнать, почему.

И вот я спрашиваю две вещи у своего приятеля, отличного американского педиатра как раз, то есть по детям специализируется. Первая вещь: может ли быть такое в Америке, вот в той самой страшной Америке, которую Владимир Владимирович собирается закидать ракетами. И я понимаю, что по статьям нельзя поставить диагноз, но что это такое могло быть? Он отвечает мне, что, конечно, по статьям диагноз не ставят. Это вполне может быть синдром Гийена-Барре — это иммунная болезнь.

Но самое главное — другое, что человек болел несколько месяцев. Это невозможно, чтобы в этой самой ненавистной Владимиру Владимировичу Америке не поставили ребенку диагноз в такой ситуации. Вот если ребенку не поставили диагноз в больнице низшего уровня, он через три дня едет в другой госпиталь. Не поставили там — едет еще выше. В ту минуту, когда ни дай бог ребенок умрет, а еще, тем более, с не поставленным диагнозом, просто появится адвокат, и госпиталь это разорит.

Вот судороги… Нельзя не поставить диагноз в такой ситуации, если дело происходит несколько месяцев. Есть книжка. Всё описано. Никаких инопланетян нету. И вот есть у нас товарищ Соловьев, который громит по телевизору проклятые США.

Есть замечательный начальник штаба Герасимов, который говорит, что вот недавно обнаружилось, что кровавыми США разработан кровавый план по нападению на Россию, и с одновременным нанесением военных ударов по России будет еще и «пятая колонна» внутри России активизироваться. То есть это вот для господина Герасимова такой долгожданный способ оправдать применение армии против собственного народа. Вот примерно, как это сейчас происходит у Мадуро.

Но вот есть девочка Ангелина. Есть общее состояние здравоохранения. Потому что это же не единственная история. Вот вы придете. Врач меня спрашивает: «А ты знаешь, что такой есть детский ботулизм?» Я говорю: «Ну, что такое ботулизм, знаю, а вот что такое детский — это, наверное, когда дети болеют». Он говорит: «Нет, понимаешь, это немного другая история».

Вот есть бактерия Clostridium botulinum. Вот она, собственно, есть везде. Она в почве, она везде. Она если попадает в банку, при неправильных условиях, нестерилизованная, она начинает вырабатывать свой яд. Человек ест эту банку — соответственно, попадает в больницу с тяжелейшим отравлением. Если у взрослого человека Clostridium botulinum попадает в желудок в нормальном виде, то она там ничего не делает, потому что кислотность в желудке — она там помирает, она там не живет.

А вот у ребенка до 6–7 месяцев кислотность в желудке другая, и она там может жить, и она там размножается. «И это достаточно серьезная проблема, с которой, — говорит мне мой приятель, — я сталкивался в течение своей 20-летней практики 6–7 раз, то есть это распространенная болезнь». Особенно когда детям, чтобы они заснули дают мед на язычок или что-то там не вымытое — в доме был ремонт… И ребеночек, он не сразу умирает. У него нет таких симптомов отравления, потому что она постепенно вырабатывает свой яд, оно она живет у него в желудке. Он начинает быть вяленьким, потом он начинает себя как-то плохо чувствовать, а потом он умирает.

И человек за 20 лет видел, как я уже сказала, 6 или 7 случаев. «И это неудивительно, что ты этого не знаешь, но вот российские врачи этого не знают. Вот просто проверься на английском: «ботулизм и дети» — и вам в поиске все вылезет. Первым делом вам вылезет: «Не давайте мед детям». А в России детский ботулизм — это когда ребенок в 6 лет отравился грибами. Вот сколько детей в России до 6 месяцев умирают просто от этого диагноза. Это просто мамы должны знать. А это не знают врачи.

И еще раз повторяю: это же не единственная история невероятная об этой девочке. Вот только что другая девочка 22-летня в Твери умирает, потому что она не могла дозвониться. Удушье, приступ астмы. Сначала не могли вызывать скорую. Потом 20 минут эта скорая не могла доехать. Потом они сами доехали до подстанции скорой. Я не знаю, почему они не доехали до больницы. Стояла рядом машина около подстанции. Но на стук в дверь никто не отвечал. Люди были заняты. Ну, кефир пили или чего они там пили. Девочка умерла.

Вот реальный случай в Америке. Болит у девочки голова в затрапезном городе. Девочка никакая. Очень сильно болит, настолько сильно, что девочка начинает путаться, называет папу мамой, маму папой. Это вероятный признак возможного детского надвигающегося инсульта. Очень маловероятно, что этот инсульт наступит. Тем не менее, звонит мама. Через 15 минут эта мама в больнице. А поскольку в этой больнице нет специализированной бригады, которая занимается детскими инсультами, то еще через полчаса на санитарном вертолете доставляется девочка в Филадельфию.

Ю.Латынина: Мы, конечно, еще не достигли уровня австралийских аборигенов, но мы, тем не менее, находимся на этом пути

35 тысяч долларов. И ничего не было. Но это просто протокол: если это происходит, надо делать так-то и так-то. 35 тысяч долларов, которые заплатит страховка, та самая страховка, которая так ненавистна американским социалистам, в которых превратилась Демократическая партия и которые очень хотят, чтобы здравоохранение было как на Кубе.

А у нас никаких таких страховок нет. У нас постоянная история. То там женщина заблудилась в больнице, видимо, она была с деменцией. Сыну сказали, что женщина ушла из больницы. Женщина блуждала по больнице, забрела в какие-то подвалы, чуть вся не поломалась. Нашли ее в состоянии крайнего истощения. Нет, ее не в тайге нашли, ее нашли прямо в российской больнице. Ее три дня не могли найти. Вот пожилая женщина сломала шейку бедра — ей вместо шины наложили швабру, я не говорю уж заменить сустав.

Вот есть общества, знаете, австралийские аборигены разные, вот те самые, которых так любят зеленые, потому что они считают, что эти прекрасные общества живут в гармонии с природой. Эти общества, живущие в гармонии с природой, практикуют разные интересные способы контроля над рождаемостью. Например, убийство стариков. Или у них очень развито убийство детей.

Мы, конечно, еще не достигли уровня австралийских аборигенов, но мы, тем не менее, находимся на этом пути. Потому что вот какой счастливый конец у истории девочки Ангелины. А теперь этим делом у нас занимается Следственный комитет. В Америке этим делом никакой Следственный комитет не занимается.

В Америке этим делом, как я уже сказала, занимается адвокат, который подает в суд на врачей и разорят больницу. А у нас Следственный комитет все время занимается, если кто-то неправильно перешел через дорогу. Они это очень любят.

И когда все эти прекрасные истории нам рассказывают, что вот ядерными ракетами по Флориде…, вы должны понимать, какая разница культурная, психологическая, цивилизационная между Флоридой, которую мы собираемся обстреливать по телевизору, и теми людьми, которые руководят нашим государством.

Тут в Лондоне недавно случилась одна замечательная история. Наконец, замели даму из Сомали или из Нигерии, которая сделала своей дочке женское обрезание. Но, как всегда, кухонным ножом, на кухонном столе, в грязи невероятной. Там была такая замечательная деталь, что у этой носительницы духовных скреп — у нее и у ее мужа — параллельно изъяли кучу какой-то порнографии, причем нечеловеческой порнографии нечеловеческой в буквально смысле — там люди трахались с какими-то козами, волками, овцами, пятилетних детей трахали.

Но я даже не об этом. Параллельно с этой порнографией, с ножом, которым это было сделано, изъяли язык коровий, который был куплен в супермаркете, и он был так замотан ниточками. И кроме того изъяли штук 60 лимонов, которые были аккуратно разрезаны пополам, и в каждый лимон была вложена записочка. И в записочке было имя соседа или работника социальной службы, у которого этот язык должен был — непонятно, от чего, от языка или лимона — завязаться ниточкой, и чтобы работник социальной службы об этом не рассказал. Вот два мира — два Шапиро. Вот есть Великобритания — а есть вот эта дама, которая завязывает язык ниточкой.

И то, что у нас происходит — это такое законодательное оформление попыток языков и лимонов. И, собственно, ровно потому, что это прогрессирует, это рано или поздно доходит до того состояния, когда люди этому перестают верить. Вот это примерно то, что происходит сейчас в Венесуэле. Вот долго-долго Мадуро рассказывал, как он будет строить социализм, как он будет строить светлое будущее. Вот сейчас он рассказывает, что кода света нету — это потому что объявили Венесуэле войну американские проклятые империалисты, потому что это была кибератака. А ему уже не верят. У него осталось только одно — армия. Потому что это такая естественная вещь, что когда у тебя есть ложь, когда вы начинаете со лжи, то рано или поздно ложь способна продолжать свое существование только с помощью насилия.

Чем, например, плохи все лживые идеологии социалистические и квазисоциалистические, которые существуют на Западе? Потому что они не могут призвать себе на помощь насилие. Вот я как-то на сайте Гринписа прочитала замечательные слова о том, что не надо давать свободу слова тем людям, которые не верят в глобальное потепление.

А вопрос: а как же быть со свободой слова? И прямо на сайте Гринписа ответ: а свобода слова касается только тех людей, которые говорят правду. А которые говорят ложь, она их не касается. Но, к сожалению, Гринпис не может на Западе принимать законы. А сенатор Клишас, как известно, в России может принимать законы. И он принимает ровно такой закон, что власть ругать нельзя, о том, что фейк-ньюс публиковать нельзя.

Естественно, наш вопрос заключается в том: ребята, а что такое у нас фейк-ньюс, а что такое не фейк-ньюс? Вот у нас МИД говорит, что Скрипалей отравили сами англичане. Правильно ли я понимаю, что когда я говорю, что Скрипалей отравили Петров и Боширов, которые вдобавок не Петров и Боширов, а Чепига и Мишкин, сотрудники ГРУ? Это является фейк-ньюс, потому что моя позиция не согласна с позицией МИДа.

А вот опять же английская прокуратура предъявляет обвинение в отравлении Литвиненко господину Луговому. Правильно ли я понимаю, что когда я повторяю это утверждение английской прокуратуры, то это, с точки зрения России, тоже фейк-ньюс?

Ю.Латынина: Ложь не держится без насилия. Чем жестче насилие применяется, тем охотнее люди верят в ложь

А тогда можно сказать, как уследить? Потому что мы сначала, когда речь шла о малазийском «Боинге», утверждали, что там был украинский летчик, и даже его кто-то там показывал не то по телевизору, не то интервью брал. Диспетчера показывали какого-то испанского, который оказался мошенником, который рассказывал про украинского летчика.

А теперь мы утверждаем, что это был все-таки украинский «Бук». А еще параллельно Стрелков-Гиркин писал, что да, самолет был, но трупы были несвежие.

Вот вы все-таки определитесь, в какой момент… Если я, например, говорю — «Бук», а в этот момент официальная позиция — летчик. Вот колебаться с линией партии? Как уследить тот момент, когда только что то, что было фейк-нюьсом превращается в настоящий ньюс?

Вот как уследить тот момент, когда, например, журналист спрашивает Владимира Владимировича прямо на конференции: «А вот тут в Ленинградской области трубу украли газпромовскую»; и Песков после этой пресс-конференции говорит: «Да это фейк-ньюс, да он, негодяй, соврал». А теперь выясняется, что трубу-то, действительно, украли. То есть, как колебаться с линией партии?

И, как я уже сказала, выход из этого только один: ложь не держится без насилия. И насилие имеет, действительно, такой удивительный характер, что чем жестче насилие применяется, тем охотнее люди верят в ложь. Потому что как-то так большое количество людей считало Сталина вождем всех времен и народов, и это происходило не несмотря на то, что его боялись, а потому что его боялись.

И наш уровень насилия, которые пока применяет власть, конечно, он немыслим по сравнению с нормальным западным обществом, когда моему коллеге журналисту, который расследует деятельность Громова, расследует кучу других вещей, когда в квартиру его родителей врываются какие-то люди и начинают спрашивать его родителей: «За сколько ваш сын продал Родину».

Понятно, что это не просто мелкий пранк — это угроза: «А в следующий раз мы можем твоих родителей также убить». И понятно, что в нормальном обществе такого не бывает. Но точно так же понятно, что до Сталина еще далеко. И вот режим прогрессирует в том, что касается лжи, что касается насилия.

И последняя маленькая очень смешная история. По мере того, как режим погружается в эту, свою собственную картину мира… Я не знаю, заметил ли кто, промелькнула очень маленькая смешная история о том, что МТС господина Евтушенкова выплатила в Америке Федеральной комиссии по ценным бумагам 850 миллионов долларов штрафа за взятки, которые давались в Узбекистане.

Это было долгое расследование, причем там было криминальное расследование. Я не совсем поняла, закончено ли оно, потому что там расследовала не только комиссия, там расследовала U.S. Department of Justice. И там деньги шли Гульнаре Каримовой, и там гигантское количество людей было замешано. Даже как-то жалко этих людей, потому что ну, как делать бизнес в Узбекистане без взяток? И там были арестованы деньги, которые предположительно принадлежали Гульнаре Каримовой. И заплатил из сначала «ВымпелКом», потом заплатила TeliaSonera. Вот теперь последним заплатил 850 миллионов МТС.

И так вот да, на картинке у нас в телевизоре Флориду поражают ракетами, а в реальности МТС платит 850 миллионов долларов штрафа американской казне, чтобы продолжать работать на рынке, и не совсем понятно, является ли это концом неприятностей. Да просто по той простой причине платят, что, извините, человек, который во всем этом замешан, насколько я понимаю, является просто близкой родственницей Евтушенкова, даже не сотрудником, а родственником и живет, мягко говоря, не в России. И деется некуда, потому что мир прозрачный.

Ну, как ту не принять закон о запрете ругать власть? И, собственно, я перехожу к историей с «Тройкой Диалог», которая, конечно, много шухера наделала на этой неделе, особенно в бизнес-кругах.

Я хочу начать с того, что история на самом деле очень грустная. Она о чем? Она не об этих мартышках и помойках, которые обнаружились в том, что консорциум журналистов расследователь «Troika Laundromat». Об этом я чуть подальше скажу. Она о том, что возможно ли инвестиционная деятельность в Нигерии в 15-м веке? Возможен ли инвестиционный банк? Ответ: нет. Потому что, а что этот банк будет делать — собирать деньги от работорговли?

И вот, собственно, эта история про то, что был в России нормальный инвестиционный банк, который начинался в нале 90-х годов. Был молодой растущий рынок, который сейчас даже уже удивительно вспомнить. Вот в Америке был Merrill Lynch, у нас была «Тройка». Мы были как взрослые. У них были инвесторы, у нас были инвесторы.

Потом, после 2003 года, разгрома ЮКОСа, соответственно, всё поплохело, западный инвестор потянулся из страны косяком. Денег все еще было много. В 2006 году «Тройка» запустила, например, с сингапурским Temasek фонд на 300 миллионов долларов.

Были местные деньги, российские. Говорят, у господина Соловьева были деньги в «Тройке». Не буду называть имя одного путинского человека, очень приближенного, у которого сын держал деньги в «Тройке». Этот сын сейчас в Лондоне живет.

Вот был либеральный клуб «2015», в котором я была членом. Там тоже Варданян состоял. Насколько членом этого клуба, известный хедхантер, еще кто-то дали деньги Варданяну.

А потом начался кризис 2008 года. И там дело не только в том, что эти деньги продали на маржин-коллах, а там, судя по всему, как рассказывают пострадавшие, не все деньги были инвестированы так, как они распоряжались. Там была самостоятельная активность НРЗБ. Это на Западе случается. Вот подробно описано в книжке Майла Льюиса «Покер лжеца», как брокер сгружает клиенту летящие вниз акции, минимизиуя убытки. Temasek опять же, насколько я слышала от людей, близких к этому сингапурскому фонду, — они были очень удивлены, что с ними так поступили.

И дальше начался отток западных инвесторов из России, который превратился в паническое бегство. А дальше нет денег на внутреннем рынке. А дальше нет денег иностранных, нет денег частного клиента. Потому что вот только что частный клиент попробовал, как работает российский инвестбанк. И снова слышать историю о трейдере, который что-то не то сделал — вот он и не хочет.

Ю.Латынина: Так ведь не бывает, чтобы консорциум журналистов увидел, а «Сбербанк» не увидел

Денег становится меньше. Те, которые происходят, ничего общего с рыночными слияниями и поглощениями не имеют. И, соответственно, приходится перестраиваться. И Рубен Варданян, который хвалился всегда своей независимостью от государства — а теперь бизнеса без государства нет.

И начались хорошие отношения с Чемезовым. Вот недавно, говорят, Чемезов просто пел на дне рождения Варданяна песню собственного сочинения. К тому же Чемезов хорошая неформальная защита от неформальных претензий тех людей, которые неудачно инвестировали свои деньги. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Снова Юлия Латынина. Я про «Тройку Диалог» и про Варданяна, про то, как российский инвестиционный банкинг просто исчез вместе с иностранными деньгами, да и с российскими деньгами частными, потому что деньги все начали становиться государственными после 2008 года.

Там была какая-то история о том, как «Тройку Диалог» собирались продавать J.P.Morgan за 2 миллиарда долларов. В конце концов, ее продали «Сбербанку» за миллиард. Причем не совсем понятно, почему J.P.Morgan отказался. Люди, которые хорошо относятся к Варданяну, говорят, что Кремль сказал — нет. А люди, которые хуже относятся к Варданяну, — Какой Кремль? Там посмотрели, что там есть и пришли в ужас.

Опять же эта сделка за миллиард долларов, когда продали ее «Сбербанку», не совсем понятно, зачем «Сбербанку» нужен был баян, потому что как бы к этому моменту инвестиционные банки в России существовали вообще? И возникает все-таки вопрос: а что именно купил «Сбербанк» за этот миллиард долларов? Вот эту отмывочную сеть, через которую прошли и деньги Ролдугину и деньги дела Магнитского и какие-то совсем уже пакостные вещи вроде аферы с шереметьевским топливом? Потому что вот «Сбербанк» все-таки делал НРЗБ «Тройке» или нет? Он эти прекрасные транзакции видел? Так ведь не бывает, чтобы консорциум журналистов увидел, а «Сбербанк» не увидел. Это что, это ноу-хау и покупалось?

Я вам честно скажу, что когда это расследование вышло, я отнеслась к нему очень плохо. Я объясню, почему. Я потом буду говорить почему. Я вообще плохо отношусь к этим историям про отмывание денег, потому что этот лейбл, он социалистический, он принципиально наклеивается на самые разные транзакции от минимизации налогов до вывода из страны взяток. И вот это, действительно, в кучу — круглое с зеленым, как сказал Варданян.

И меня был первый вопрос: если мы людей должны ругать за какие-то фирмочки — ну, вот есть замечательный Билл Браудер, тот самый, у которого украли 250 миллионов долларов. И вы не помните, как это произошло? У него украли фирмы, через которые шла торговля акциями. Как назывались фирмы? «Махаон», «Парфенион» и «Риленд». И что это такое было? Извините, это были такие же самые «мартышки».

Для чего они были сделаны? Они были сделаны для минимизации налогов. Я брошу в Браудера камень за то, что это было сделано, за то, что это так торговалось, через такую сеточку? Конечно, нет. Потому что так делают все. Тогда почему я должна за ту же самую сеть бросать камень в Варданяна?

И вот я обсуждаю с одним из моих приятелей, говорю: «Слушайте, опять очередное расследование, когда люди сделали некоторую услугу. Вот у них есть финансовый супермаркет. В этом супермаркете, как во всех, уважающих себя финансовых российских супермаркетах, есть услуга вывода денег за рубеж.

Это вот как автозаправка. На нашей автозаправке заправляются самые разные люди. Вы же не знаете, что к вам приехал бандит и заправился. Ищите бандита, не ищите того, кто ему продает топливо на заправке».

Соответственно, мой собеседник отвечает: «Понимаешь, это все-таки был не совсем супермаркет. Потому что получается, что, во-первых, в супермаркете у бандитов была доля, во-вторых, покупали бандиты не сосиски, а был целый особый отдел, где продавали разные интересные вещи, и супермаркет всё хорошо про этот отдел знал».

И я хочу сказать главное, что «Тройка Диалог» — это история эволюции бизнеса при Путине. Вот в бескислородной атмосфере невозможно гореть. В атмосфере, когда все деньги вокруг стали государственные, инвестиционному банку, которым была «Тройка Диалог» в начале карьеры просто, в принципе, нечем заниматься, кроме того, чем занималась то, что называли «Troika Laundromat».

Вот какие деньги и в какие инструменты «Тройка» Могла инвестировать? Где был тот иностранный инвестор, который воспользовался бы ее деньгами, а вернее, предлагаемыми ею продуктами. И вообще, где сейчас в России сейчас частные инвесторы? Где рынок слияний и поглощений? У кого в России есть деньги, кроме «Сбербанка» и ВТБ — у Абрамовича, у Фридмана? Так спасибо, им «Тройка» не нужна.

И вот это история российского бизнеса и вообще история развития российского общества. Обратите внимание, что ее многие прошли. Ее прошел Анатолий Борисович Чубайс, который у нас приватизацией занимался. А теперь он занимается в «Роснано» государственными инвестициями, и мы все знаем, как он занимается. Ее прошел сенатор Клишас, который у нас вполне нормально работал в «Норильском никеле». Теперь он принимает эти людоедские законы.

Ю.Латынина: «Тройка Диалог» — это история эволюции бизнеса при Путине. В бескислородной атмосфере невозможно гореть

Даже госпожа Яровая, по-моему, где-то когда-то работала в «Открытой России» у Ходорковского. Теперь, судя по всему, отмаливает грехи.

И я вам честно скажу, вот сейчас рассказывают массу хороших историй про Варданяна, о том, как он, действительно, гигантские деньги тратит на образование в Армении, как он тратит деньги на международную школу в «Сколково». Правда, не совсем понятно опять же, вот чему в Нигерии средневековой можно учить, какому международному бизнесу? Вот как строить эти отмывочные конторы? Но меня лично поразила одна сделка, которая я раскопала, как она происходила. Эта история происходила в 2005 году. Эта история для меня давно являлась историей человеческой подлости.

Это была история о том, как Вексельберг пытался забрать крупного титанового производителя, собственно, российского практически монополиста «Ависму» в Свердловской области. Там были такие владельцы у этого завода Брешт и Тетюхин, и миноритарная доля была у «Реновы».

И был подписан договор о «русской рулетке». Русская рулетка — это означает, что один владелец может выкупить другого. Он тебе предлагает цену, и если ты можешь сам заплатить ему его цену, а если ты на это не согласен, то он, соответственно, выкупает тебя.

И там была такая хитрость, что не могли брать деньги владельцы «Ависмы» под залог своих собственных акций, а поскольку у них ничего кроме своих собственных акций не было, то Вексельберг посчитал, что это очень легкая добыча. Как только кончился мораторий, он сразу предъявил, что он готов выкупить у них акции по 96 долларов. Там цена была в тот момент где-то 116.

Соответственно, вместо того, чтобы сдаться, они нашли деньги — им деньги сделал тогда «Ренессанс Капитал», который тогда у нас был еще один инвестиционный банк что бы то ни было.

И тогда Вексельберг побежал к государству, побежал к тому же Чемезову и начал рассказывать, что вот, значит, «Ависма», она должна быть государственной, потому что титан — это дело государственное. Чемезов ужасно возбудился. В итоге «Ростех» забрал «Ависму». Вексельбергу ничего не досталось. Там, как всегда, была куча уголовных дел, все дела, все наезды… В какой-то момент к Путину пришли и сказали: «Чего же у людей отжимают бизнес?» И Путин сказал: «Я сказал — забрать, я не сказал — не заплатить при этом». И там владельцам все-таки достаточно заплатили.

И, как я уже сказала, для меня это история абсолютной человеческой подлости, потому что для меня российские олигархи, которые в 90-е года сколотили свои состояния, они делятся на тех людей, которые не стали делать подлости при новом режиме, тихо отошли в сторону и продолжали как-то развиваться; и тех людей, которые, по-прежнему, пользуясь теми инструментами, которые предложил им новый режим, как стали делать Евтушенков и Вексельберг, продолжали с помощью силовиков все это делать.

Условно говоря, Абрамович это не делал, а Вексельберг это делал. Почему я рассказываю эту историю? Потому что когда начался весь этот ад, мне несколько человек сказали: «Знаешь, а Варданян участвовал в этой истории на стороне Чемезова». Потому что, как я сказала, они приятельствовали и потом Чемезов, действительно, очень много помогал Варданяну. И я подумала: «Ну вот, с этого, наверное, у Варданяна всё и началось».

И начинаю проверять. И те люди, которые через «Ависму» прошли, они говорят мне: «Нет, ты неправа, Варданяна там не было. Я опять начинаю проверять. Другие люди мне продолжают рассказывать, что нет, Варданян там был. Он формально не участвовал, но он там Чемезову чего-то подсказывал.

Я опять спрашиваю у людей, которые знают, как всё это происходило — у бывшего менеджмента «Ависмы»: «Вот вы знаете, все-таки очень много людей говорит, что там Варданян был». И мне следует ответ: «Юля, ты ничего не понимаешь. Там Варданяна не просто не было — Варданян был нашим финансовым консультантом с 99-го года. Если бы он пошел к Чемезову и рассказал всё, что он знал о нас — все наше белье в шкафу, все скелеты, из нас бы сделали просто ровное мертвое поле».

И я была совершенно потрясена этой историей, как я уже сказала, в плюс Варданяну. Потому что все на рынке знают кучу историй, когда люди, стремясь выслужиться перед государством, сдавали тех, у кого они были финансовыми консультантами в этой новой ситуации, тем более, что от них много-то и не требовалось — вот ровно, чтобы заработать очки.

Вот я сейчас сказала, что сейчас очень много людей рассказывает о том, какой Варданян хороший, потому что он построил «Сколково». Я вам рассказываю эту историю. Для меня это мерило человеческой порядочности, что в новых путинских условиях можно было вести себя как Вексельберг, которого никто не просил, а он полез, а можно было везти себя как Варданян, который, несмотря на то, что был дружен с Чемезовым, ему сам бог велел в этот момент сдать своих бывших клиентов в «Ависме», — ему даже в голову это не пришло.

Вот по этой причине, как я уже сказала, я не буду кидать камень в Варданяна. И призываю помнить. Что варданяновские «мартышки» и браудеровские «мартышки», они не сильно отличаются друг от друга. А вот о чем, действительно, напоминает это расследование — это вот о жанре альтернативной истории. Очень популярны в США такие книжки The Man in the High Castle Филиппа Дика, когда оказывается, что во Вторую мировую победили нацисты, США разделены между Японией и Третьим рейхом. Этот человек, который был очень успешен в Америке, вот он теперь в концлагере сидит, либо, наоборот, этим концлагерем заведует.

Вот история «Тройки» — это история того, как мы быстро превратились в альтернативную реальность, как мы быстро из рыночной страны превратились в место, где… ну, как бы сказать…

Вот есть такая прекрасная история. В Библии содержится, об Иосифе прекрасном, который, если вы помните, попадает в темницу к фараону и встречает там начальника булочников и начальника виночерпиев. И обоим им снится сон. И Иосиф говорит начальнику виночерпиев: «Знаешь, у тебя хороший сон. Тебя обратно царь восстановит на твоем месте, и ты будешь подавать ему чашу в руку, как прежде».

А начальнику булочников он говорит, что тоже «через три дня вознесет царь твою голову, но он тебя повесит на дереве, и птички будут кормиться из твоей головы».

И это сцена прекрасная, потому что не объясняется, ни что сделал начальник виночерпиев, ни что сделал начальник булочников. Ну, вот такая реальность. Одно вознесли и другого вознесли, но разным способом.

И вот возникает вопрос: «Может ли существовать в Древнем Египте инвестиционный банк? И чего он там может делать. Я могу сказать, что во времена Иосифа ему просто нечего было делать, потому что там кроме Египта ничего особо вокруг не было. Ну, было какое-нибудь Хеттское царство, но это совсем не то.

Ю.Латынина: Одним щедрым движением руки Обама подарил Путину доступ к информации о зарубежных активах всех россиян

А, скажем, во времена Птолемеев, теоретически могла существовать такая контора, которая предлагала услуги. Какого рода она могла услуги предлагать? Она могла начальнику виночерпиев и начальнику булочников предлагать услугу по типу: «Пока вы хорошо себя чувствуете, и пока вы на булочках царских и на вине царском можете много откатов сделать, мы можем вывести эти деньги за рубеж и устроить куда-нибудь в храм Артемиды Эфесской или, скажем, в Иерусалимский храм». Потому что в древнем мире храмы играли роль вот таких банков. То есть еще раз повторяю: какого рода инвестиционный банкинг мог существовать в Египте при Птолемеях? Ну, примерно такого рода инвестиционный банкинг может существовать в России и сейчас.

И, собственно, здесь я хочу перейти к двум замечательным история. Это история о замечательном подарке, который президент Обама сделал Владимиру Владимировичу Путину. И вам покажется странным, потому что демократы в Америке сильно озабочены подарками, которые делает Трамп, а про Обаму мы и не слыхали, что он делает подарки. И подарок на самом деле грандиозный, и нет, это не «перезагрузка», вы не угадали.

Одним щедрым движением руки Обама подарил Путину доступ к информации о всех зарубежных активах всех россиян. Вот 5 марта вышла ликующая статья на РБК, в которой говорится, что вот налоговики узнал о зарубежный счетах и активах россиян в 58 странах. Это международный обмен автоматический финансовой информацией. 58 юрисдикций, включая популярные оффшоры, всё это передали.

И заместитель главы ФНС Алексей Аверчук в таком полном восторге бьется: «И это совершенно новый уровень прозрачности». Если раньше нужно было делать запрос в компетентный орган иностранной юрисдикции, то есть теперь автоматически эта информация попадает.

Это была такая золотая мечта Обамы, она называлась деоффшоризация. И фишка в том, что раскрывается буквально всё. Не просто ваш счет в банке — вся структура вашего бизнеса становится автоматически доступна нашей стоящей выше подозрений российской власти..

Кстати, в обмен российская власть — дураков нет — объявила амнистию. Там только деньгами вернулось сейчас 10 миллиардов долларов. Это не много. Но на самом деле вернулось гораздо больше, на оффшорах же, что пришло, есть же акции, облигации, недвижимость.

Еще раз говорю: речь идет о полной прозрачности. Речь идет о драконовских штрафах. Потому что если Коля продал квартиру в Лондоне и положил деньги на банковский счет за рубежом, то, в принципе, он может быть оштрафован на сумму, которая — внимание! — в два раза больше стоимости квартиры. Более того, доход можно насчитать просто от падения курса рубля. Вот у вас курс рубля упал — заплатите: у вас за рубежом прибыль образовалась.

И мне скажут, что в нормальной стране это нормальная практика. Ну, до определенной степени да. Потому что это как с телефоном. Если ты в нормальной стране живешь с Айфоном, и Айфон следит за твоими передвижениями, то, в принципе, ничего страшного. Максимум, что может случиться — Айфон предоставит тебе алиби, если тебя объявят в убийстве, и ты представишь Айфон, что ты в этот момент находился совсем в другом месте.

Конечно, в руки нашего режима дан абсолютно невиданный инструмент, потому что то, о чем наше ГРУ мечтало, всё, о чем российские коррумпированные менты облизывались, на что тратились гигантские деньги, что добывалось как секретные материалы — теперь по щелчку пальцев как Обамы, так и международной финансовой бюрократии вот передано.

Знаете, что в обмен произошло? Правильно: американское правительство получило доступ к информации о счетах своих американских граждан в России. Ну, прямо зашибись! Мы прямо знаем, что все Биллы Гейтсы от Америки бегают, от страшного американского правительства как раз в Россию и бегают.

Теперь у вас, конечно, вопрос: зачем это сделала мировая финансовая бюрократия? И главным двигателем всего был президент Обама. Причина очень простая, потому что, как любой левый, Обама не любил богатых. Как там сказал президент Обама: «Если у вас бизнес — это не значит, что вы его создали».

И, соответственно, как следствие, когда левые видят оффшор, они не спрашивают: «А что сделало государство, чтобы этот оффшор появился? А что у нас там с налогами? А что там с правилами, по которым действует бизнес?» Потому что, ну как? Вместо того, чтобы зарегистрировать компанию рядом с тобой, бизнесмен поперся куда-то на Бермуды.

В нормальной экономике это тревожный сигнал для экономики: значит, с экономикой что-то не то. Значит, высокие налоги, значит, неудобный способ ведения бизнеса.

И в этом смысле не случайно, что и Обама и Путин хотели одно и того же: чтобы бизнес был под контролем. Они не хотели служить бизнесу. Они хотят, чтобы он служил правительству. В этом смысле, конечно, эта история с финансовой прозрачностью — это такое соединение мировой бюрократии в безопасной точке.

И почему я сейчас хочу объяснить, что это фейк, это гнусность, это, конечно, ползучий социализм. Это будущее мировое правительство. Потому что нам продают историю про отмывание денег, соединяя под понятием отмывания денег абсолютно разные и абсолютно несоединимые вещи.

Одни из этих вещей — это, действительно, преступления. И бороться надо в этом смысле не с отмыванием, а преступлениями. Потому что первое — это, действительно, криминал. Если деньги получены от наркотиков, похищения людей, от коррупции, то тут всё очень просто. Если у вас есть банда, которая торгует наркотиками, вы должны бороться с торговлей наркотиками, вы должны брать банду за жабры, вы должны в нее внедряться, вы должны проводить полицейские операции, а не финансовые операции.

А если вы вместо этого под предлогом того, что вы боритесь с наркотиками, приходите к каждому человеку, которому на счет упало 100 евро и говорите: «А покажите документы, по которым это вам перевели», то на самом деле это просто гигантское количество бумажек, формальная совершенно деятельность, за которой, наоборот, скрывается нежелание банка абсолютно работать и нежелание банка выявлять настоящие преступления, и главное — нежелание полиции работать.

Хорошо, занимайтесь коррупцией. Вот история о том, что давайте отчитайтесь за каждые 100 долларов, она создает видимость работы, генерирует огромный бумажный и безбумажный поток, и в этом белом шуме тонет какой-нибудь настоящий Ролдугин.

Хорошо, допустим, международная бюрократия пока не может заниматься Ролдугиным, потому что Ролдугин сидит в России, вот он тут недавно, оказывается, получил лицензию на торговлю спиртным. Второе, что уходят в оффшор — это слишком ввысоке налоги. Ну, так уменьшите налоги. Если у вас дома будет 5% налог на прибыль, никто не побежит в оффшор. Оффшор — символ непорядка в домашней экономике, или это вариант, что в домашней экономике не очень всё в порядке с надежностью собственности.

Ю.Латынина: Нам продают историю про отмывание денег, соединяя под понятием отмывания денег абсолютно разные вещи

И в этом смысле это история про всеобщую прозрачность и про «мы будем бороться с отмыванием денег». Это чисто социалистический лозунг мировой бюрократии, и как всяких социализм, он построен на вранье. Он построен на том, чтобы намеренно уравнять минимизацию налогов с торговлей наркотиками. Всё получается отмывание. Со всем можно бороться.

Еще раз повторяю: все эти волшебные истории про отмывку денег, они путают божий дар с яичницей. Они путают людей, которые убежали от налогов, людей, которые торгуют наркотиками и берут взятки, а иногда даже просто людей, которые из России переправляют деньги, чтобы избежать высоких таможенных платежей. И вот это будущее мировое правительство которая так потихонечку, знаете, набирает силу, и которое неожиданно в рамках этой общей парадигмы делает некоторые подарки совершенно коррумпированным и совершенно странным правительствам, которые очень бы хотели знать все о своих гражданах за рубежом типа той же самой России.

Ну, и, конечно, последняя история, которую я хотела рассказать, которую не так сильно заметили, хотя заметили. Я уже о ней говорила, это спич генерала Герасимова, начальник Генштаба, который заявил не больше ни меньше, что операция «Троянский конь», которую теперь разрабатывает США, включает в себя одновременное использование «пятой колонны», то есть всех тех, кто распространяет согласно сенатору Клишасу фейк-ньюс о режиме, всех тех, кто рассказывает про Боширова и Чепигу, вместо того, чтобы рассказывать, что англичане отравили Скрипалей сами. Одновременно с какими-то воинскими историями.

И это очень смешно, потому что понятно, для чего это делается. Это делается для того, чтобы оправдать как вариант будущее применение войск против российского населения.

На самом деле, казалось бы, зачем войска? Ведь у нас есть Национальная гвардия. Эта самая Национальная гвардия, если помните, раньше называлась Внутренними войсками. У меня есть гипотеза, почему она переименована.

Потому что у нас есть такой Виктор Суворов, замечательный историк, человек, который сам был из ГРУ, который свою аналитику, когда еще ГРУ, действительно, состояло из таких профессионалов, как Виктор Суворов, когда он убежал на Запад, что с одной стороны, было нехорошо, потому что он, действительно, изменил Родине и за это очень мучился, а, с другой стороны, он после этого написал свои абсолютно гениальные книги про Вторую мировую войну.

Так вот Виктор Суворов однажды написал статью о том, что как странно, что в Советском Союзе были Внутренние войска и Внешняя разведка. Потому что нигде в мире нет внутренних войск. Армия, она всегда против врага, а враг всегда снаружи. Только в Советском Союзе были внутренние войска, у которых на вооружении состояло все что угодно: гаубицы, танки, бронетранспортеры. И эти внутренние войска, включая дивизию Дзержинского специально было настроены на то, чтобы воевать с собственным народом. «Вот нигде такого нету, — писал Суворов, — в мире». Вот, например, в США есть Национальная гвардия, но это совсем другое.

И у меня полное ощущение, что в Кремле кто-то прочел эту статью, потому что причину, по которой войска внутренние переименовали в Национальную гвардию, я вижу ровно в этой статье Суворова. Кто-то решил: «А! Он говорит, что нигде нету? В США только Национальная гвардия? Ну, пусть у нас будет Национальная гвардия».

Суть от этого не изменилась, у них остались все те же машины «Каратель», у них остался прекрасный Золотов со своими капустными погонами. И даже этого оказалось мало. И не совсем понятно, выйдет ли это, потому что не совсем понятно, выйдет ли это у Мадуро, например. Мы видим, что у Мадуро большая проблема, потому что, с одной стороны, Мадуро опирается только на армию, и только армия держит его режим сейчас на своих штыках. И эта армия очень коррумпирована.

Почему армия поддерживает Мадуро? Потому что он ввел ее во все супермаркеты, потому что он ввел ее во все нефтяные компании, он ввел ее в электрические компании. Понятно, что после это нефть перестала добываться, а электрические компании перестали работать. Но одновременно военные, которые получили это всё в распоряжение, получили миллионы и даже миллиарды денег.

Но одновременно хитрость заключается в том, что сделали военные с этими деньгами? Правильно: они вложили их во Флориде в недвижимость. И вот теперь такая «Ловушка 22», что не совсем понятно, на чью сторону встанет армия, потому что, с одной стороны, в Венесуэле армия является главным коррупционером и главным бенефициаром режима Мадуро, а, с другой стороны, все эти коррумпированные генералы напокупали недвижимости во Флориде.

Так вот это я к тому, что у нас, конечно, нет такой страшной картины, но я совсем не уверена, что когда дойдет дело до стрельбы по «пятой колонне» и вдруг армия обнаружит, что там, в «пятой колонне» идут и старики, и женщины, дети, пенсионеры, которые недовольные, — что они действительно начнут стрелять, как, скажем в «Кровавое воскресенье» в 1905 году. Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире