'Вопросы к интервью
01 ноября 2003
Z Код доступа Все выпуски

«Код доступа»


Время выхода в эфир: 01 ноября 2003, 19:05

1 ноября 2003 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Юлия Латынина

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер, в эфире программа «Код доступа». Вы можете задавать мне вопросы обо всем, что вам интересно, и что произошло в России за последнюю неделю. С сегодняшнего дня «Код доступа» еженедельная программа, мы всегда будем выходить в 7 часов. Очевидно, что большая часть вопросов сегодня будет посвящена истории с ЮКОСом, вернее даже не с ЮКОСом, а с тем, что происходит с Россией, потому что история ЮКОСа это, собственно, уже полномасштабный политический кризис даже на только после ареста М.Ходорковского, а скорее после ухода А.Волошина в отставку. Кризис, который получился абсолютно на пустом месте еще две недели назад у нас было все ровно, хорошо, было ясно, что президент побеждает в первом туре, партия власти набирает большинство в парламенте, что все олигархи стоят в очередь целовать ручку президенту, и вдруг мы очутились в стране, в которой олигархам нечего терять, кроме Бутырки. И в которой СПС готова с «Яблоком», да и, кажется, уже правые готовы объединиться с коммунистами. Очень интересно, почему этот кризис произошел, вообще что случилось с Ходорковским, из-за чего такая проблема. Ведь самое смешное, никто не хотел кризиса, более того, надо понимать, что никто не хотел арестовывать господина Ходорковского. Такой случай уже был с г.Потаниным три года назад, если помните, когда прокуратура тоже очень громко наехала на другого олигарха, сказала, что он не доплатил 140 млн. долларов за «Норильский никель», — надо заплатить. Заметим — тогда не было никакого скандала, никакого ареста, никакой посадки, никто официально не заплатил. Можно предположить, что неофициально договорились, неофициально г.Потанину объяснили, что, смотри, — структура власти страны переменилась, и с ней должна перемениться структура собственности вернее, там кто главный. Эти же вопросы задали г.Ходорковскому судя по всему, он на них ответил, видимо, иначе, чем г.Потанин, и как-то договариваться отказался. Тогда стали говорить, что Ходорковский недоговороспособный, что он питает политические амбиции с этим окружение президента нажаловалось президенту, и.. ну, видимо произошла такая ситуация три раза президенту сказали, что Ходорковский недоговороспособный, там три раза Ходорковскому сказали, что сейчас президент его сожрет, и в результате получилась совершенно известная разводка, когда одному говорят, что этот против тебя злоумышляет, а другому говорят — этот против тебя злоумышляет. Ходорковский действительно стал питать политические амбиции, и вопрос самый очевидный, который напрашивается собственно, а кому это мешало? Предположим, вот президенту все правду сказали — что Ходорковский скупал Думу и хочет быть президентом. Но хочет быть президентом пусть баллотируется. Кому бы это мешало? Вопрос на засыпку сколько бы набрал ненавистный народу олигарх? Ноль целых хрен десятых он бы набрал. И что бы это было? Это была бы консолидация народа вокруг президента против ненавистных олигархов. Всех бы это устроило, президента, видимо, устраивало, народ бы устраивало, но не устраивало это окружение президента, не устраивало тех людей, профессия которых — защищать от врагов. А если врагов нет, их создают. И совершенно уже сейчас очевидно, — в чем, собственно, и заключается кризис, — что общество, по крайней мере элита, — осознает, что количество врагов президента будет расти по мере аппетитов его защитников. Это как бы предпосылки кризиса. А то, что будет дальше конечно, очень сильно зависит от наших действий, зависит от действий президента, его окружения. Но есть несколько вещей, которые очевидны например, нарушен баланс элит в обществе. Если раньше президент правил, разводя старых олигархов и новых питерских, то теперь он склонился полностью на сторону одной группировки, питерской, т.е. он стал зависим от этой группировки — естественно, он принимал решение об этом сам. Но он принимал решения, после которых уже начинаются необратимые процессы. Во-вторых, есть такая простая вещь, которая связана с действительно отношением народа к власти — вот сейчас народ не любит олигархов, и любит власть.. вопрос представим себе, олигархи сидят в Бутырках, Матросской Тишине, их имущество у них конфисковано, оно отдано кому? Людям, окружающим президента. Вопрос на засыпку кого будет ненавидеть народ? И, наконец, третье— это проблема экономики, экономики, с которой бегут инвесторы, экономики, которая пакует чемоданы, страны, которая обеднеет, — а, в общем-то, известно, что хорошо быть президентом в богатой стране, а в бедной стране гораздо лучше быть диктатором. А диктатор это довольно бесправный человек, в общем, самый бесправный человек в стране, не считая тех, кто сидит в тюрьме по его приказу. Собственно, перед всей этой политической, недавно еще бывшей фантазией, а теперь уже ставшей реальностью, политической реальностью стоим мы. Естественно, это можно назвать переворотом, кризисом, но это очень серьезное время выбора для страны. Итак, у телефона Юлия Латынина.
ИГОРЬ: У меня некое соображение. Вы знаете, я абсолютно далек от мысли, что президентом и его окружением, питерскими или силовиками владеет какой-то заговор с целью замочить олигархов. На самом деле ситуация, по-моему, похожа на то, как проводятся зачистки в Чечне, — т.е. всем говорят — не трогайте чеченцев, они мирные жители. Но там идут зачистки, и инициатива исходит из среднего звена офицерского. На уровне комполка. Точно так же и наш чиновник или милиционер, смотря на этих олигархов думает, что их надо зачистить. А президент сейчас не знает, как их защитить и как разрулить ситуацию.
Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо. Прокомментировать ваше утверждение довольно любопытно. Потому что в чем-то вы абсолютно правы инициатива снизу есть, и ее не может не быть, потому что правоохранительная машина, в первую очередь, заточенная на заказные дела с самими олигархами, она, естественно, должна работать уж такие у нас правоохранители. Я по этому поводу хочу рассказать любопытную историю, которая случилась с одним моим приятелем буквально несколько месяцев назад. Он гендиректор крупной компании, к нему приходит его начальник службы безопасности и говорит, — слушай, Сидоров нас заказал налоговой полиции. Какие доказательства? — Ну вот, налоговая уже ведет дела, вообще страшные вещи. Не верю, — говорит мой приятель, — понимаешь, Сидоров сейчас продается немцам, у него крупная компания, его невыгодно начинать войну. А они с Сидоровым несколько лет назад воевали, но это дело давно потухло. Нет, — говорит начальник службы безопасности, — у меня твердые данные. Хорошо, принеси пленку. Приносит пленку, на пленке зам-зам-зама Сидорова разговаривает с налоговым полицейским, и совершенно непонятно, кто кого уговаривает. Естественно, проводится мелкое расследование, выясняется, что никакого заказа со стороны Сидорова нет, а есть просто налоговая полиция, которая обладает некоторым количеством жареных фактов, и хочет их реализовать и заработать на этом. И она ходит ко всем олигархам по очереди от «Альфы» до Абрамовича, и пытается это дело впихнуть, и, соответственно, продать двум сторонам одним она продает это уголовное дело, а другим защиту от уголовного дела. Это действительно примерно так, как, наверное, происходили события с ЮКОСом. Но проблема заключается в том, что мой приятель, в данном случае, глава крупной компании не развелся на эту ситуацию, он сказал нет, нет поводов для войны. А президент согласился с аргументами, которые ему принесли, наверное, не один, не два, и не три раза. Я допускаю мысль о том, что президента обманули. Только я не вижу в этом каких-то положительных достоинств. Если человек стоит во главе этой страны, он, по крайней мере, не должен обманываться. Он, по крайней мере, не должен ловиться на аргументы, что Ходорковский хочет президентской власти. Если хочет — пусть попробует. Ведь Ходорковский, как я уже сказала, был не опасен. Следующий звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: Я предлагаю поговорить сегодня о гибели скота.
Ю.ЛАТЫНИНА: Об этом можете говорить с прокуратурой. А у нас следующий звонок.
ИВАН: Меня интересует, почему первым из олигархов оказался именно Ходорковский, а всеми ненавидимый Чубайс угрожает президенту, и даже позволяет себе выступать по телевидению с угрозами, и прямо-таки защищает Ходорковского. Почему не его? Его место давно уже за решеткой.
Ю.ЛАТЫНИНА: Спасибо большое за вопрос. Видимо, вы не сильно сочувствуете ни Ходорковскому, ни Чубайсу. Почему Ходорковский первый? Во-первых, как я уже сказала, не первый из скушенных были Гусинский и Березовский, если помельче можно вспомнить Голдовского, я уже упоминала интересный случай с Потаниным, закончившийся миром. Что касается Ходорковского у него был один несомненный минус с точки зрения власти напомню, что компания ЮКОС была самая прозрачная, она уплатила в прошлом году 4,5 млрд. долларов налогов. Она была прозрачной не потому, что Ходорковский такой белый и пушистый, а потому, что это была стратегия компания — чем больше ты платишь налогов, тем более ты прозрачный, а чем больше ты прозрачный, тем больше цена твоих акций на рынке. Чем больше цена твоих акций на рынке, тем больше ты получишь за компанию, и тем менее ты зависим от государства. Вот я думаю, что тот факт, что стратегия прозрачности компании сильно мешала некоторым госчиновникам — поэтому Ходорковский и случился первым. Что же касается Чубайса, то я думаю, что большое счастье, что Чубайс и другие политические деятели стали на защиту ЮКОСа, потому что сейчас от реакции общества, в том числе, зависит и реакция силовиков вокруг президента. По крайней мере, они должны понять, что делают.
ТАТЬЯНА: Несколько дней назад на «Эхо» приходил Сатаров. И он высказался в том духе, что последнее, что осталось у олигархов это компромат, который у них есть на чиновников, на коррупционеров, на власть, в конечном итоге. Я с ним не очень согласна по этому поводу. Дело в том, что этот компромат имел бы смысл, если бы он интересовал электорат. А он народ не интересует можно говорить сколько угодно о ком угодно, приводить самые разнообразные факты, но Генпрокурор, который получил квартиру, и не заплатив налоги, получил ее в собственность, — он при этом замечательно себя чувствует. И народ не интересует этот компромат. В таком случае получается, что этот козырь, который гипотетически есть у олигархов, — он не действует, потому что он никого не интересует.
Ю.ЛАТЫНИНА: Я думаю, что вы абсолютно правы, потому что компромат в России девальвирован, с того момента, когда у нас сняли лицо, похожее на генпрокурора без штанов, и лицо, похожее на генпрокурора не ушло в отставку, более того, попыталось баллотироваться в президенты, написало книжку о том, какое это лицо хорошее. В России совершенно неважно, какие на кого данные. В России очень важно, кто эти данные рассматривает — т.е. никогда нет вопроса о свидетелях, всегда есть вопросы о судьях, и о том, кому они принадлежат. Потому что если судья «правильный», то он про компромат скажет — знаете, у вас тут и то неправильно, и это неправильно, и вообще этот человек не заслуживает доверия. А если судья «правильный», то он сделает, что угодно хотите — с Устиновым, хотите с Лебедевым, хотите, с Ходорковским, — хотите, с кем угодно. Вообще это удивительное расхождение — практически в России на всех, кто у власти и тех, кто в бизнесе, есть компромат, и это совершенно удивительное расхождение между законами и между реальностью, между общественной реальностью, в которой, в общем, то, что является компроматом в нормальном западном обществе, вверху не считается какими-то позорными вещами. Я вспоминаю одну замечательную вещь — встречу президента с представителями тяжелой обрабатывающей промышленности — она была полтора месяца назад. На встрече президент спросил как вам живется, выдвигайте свои предложения. И один из людей, который реализует сейчас в России довольно крупный проект, сказал, — вы знаете, у нас такая проблема, что мы поставлены в неравные экономические условия с иностранцами, потому что когда я должен завести оборудование в Россию, я должен оплатить за него очень большую пошлину и очень большой НДС, а когда это же оборудование в рамках инвестиционного проекта ввозит иностранец он делает совместное предприятие сам с собой, и завозит оборудование в качестве вклада в уставный капитал без всякого налога и без всяких пошлин, и без всякого НДС. На что президент ответил совершенно замечательно — а вы сделайте СП с Кипром, и ввозите. Человек удивился, сказал — но у меня суммы большие, 200 млн. долларов, на что президент ответил — а вы траншами ввозите. Т.е. это показывает, что президент прекрасно понимает, как работает российская экономика. Но эта российская экономика работает так, что в ней законы противоречат понятиям. А когда законы противоречат понятиям, единственным реальным законом является воля президента хочу посажу тебя за то, что ты нарушаешь закон. А хочу не только посажу, а наоборот, награжу. И следующий звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: А Ходорковский долго будет сидеть в тюрьме?
Ю.ЛАТЫНИНА: Простите, ваш вопрос я не очень расслышала. Ходорковский уже сидит, не исключено, что все, кто вякают, будут сидеть в тюрьме. Но если тебя топят, это не повод плавать по-собачьи. Следующий звонок.
ЮРИЙ: Как вы ожидаете, какой будет откат в этой ситуации, должно же быть какое-то продолжение — ему же не пожизненный срок дадут, и не 10 лет. Как-то отпустят как Гусинского. Березовского. Может быть заплати, и живи спокойно?
Ю.ЛАТЫНИНА: Я думаю, если вы помните, Березовского так и не арестовали он вовремя удрал, а Гусинского выпустили после того, как он обещал отдать акции НТВ в обмен на 300 млн. долларов. После чего, будучи выпущенным, он сразу отказался от этой сделки, сказал, что это было под принуждением. И есть еще пример упоминавшегося мною Голдовского это более темная история, потому что компания Голдовского «Сибур», безусловно, была основана на деньги «Газпрома», и г.Голдовский, когда сел в тюрьму, «Сибур» ему принадлежат, а когда вышел из тюрьмы, «Сибур» ему уже не принадлежал. Резонно предположить, что от г.Ходорковского потребуют, чтобы он поделился собственностью, но сделать это невозможно, поскольку хорошо известно, что чуть ли не год назад Ходорковский подписал бумагу, согласно которой все распоряжения, сделанные им в тюрьме, сделанные им под давлением, являются недействительными. Поэтому если кто-то пытается отобрать у Ходорковского собственность таким способом, то это невозможно. А на самом деле проблема, конечно, заключается в том, что в России всегда можно отобрать собственность. Если решение принято, все остальное это технические способы. Не хотелось бы об этих способах осведомлять прокуратуру, впрочем, она о них прекрасно осведомлена. Напомню, что и статья П.Лебедева и статья, которая инкриминируется Ходорковскому это статьи с конфискацией имущества.
ИРИНА: Почему у Ходорковского только один адвокат? У Гусинского было много адвокатов, и такие зубастые были. А этот ему выдали разрешение на свидание, а печать не поставили, и он это проглотил.
Ю.ЛАТЫНИНА: Это вы об Антоне Дреле говорите? Честно говоря, по-моему, у Ходорковского не один адвокат. В любом случае, это дело Михаила Борисовича — он себе может позволить столько адвокатов, сколько ему хочется. А что касается всякого рода разрешений на свидание и всяких технических бумаг, думаю, что мы должны понимать, что в ходе этого процесса постоянно будут забывать ставиться печати, печати будут нечеткие, можно предположить массу способов — можно подать бумагу с четкой печатью в окошечко, в окошечке на нее могут поставить стакан воды, и вернуть со словами у вас печать нечеткая. И будет это происходить часто.
АННА МИХАЙЛОВНА: Насчет компромат я бы хотела сказать конечно, нас это не интересует, конечно, это все грязно. И все-таки когда говорят, что на Путина тоже есть компромат, и не такой уж он белый и пушистый но почему бы не узнать и про него все, особенно перед выборами?
Ю.ЛАТЫНИНА: Кстати, на пейджере висит уже текст сообщения — «несколько лет назад в издании «Монд» и газете «Совершенно секретно» прошла информация о том, что Путин был советником немецкой компании «Спак»» — напомню, что была довольно мерзкая статья о том, что Путин был советником компании «Спак», и эта несчастная «Спак» у нее там был другой акционер, а другом другого акционера был какой-то глава колумбийской наркомафии, и все это называлось кажется, автором статьи был Владимир Иванидзе, и все это называлось «Путин советник наркомафии», — что-то в этом роде. Вот это, конечно же, совершеннейшая мерзость, — я тут столько наговорила про президента, и хочу его радостно защитить, потому что статей по типу, что А. знаком с Б., а Б. заседал в совете директоров компании С., а там был другой директор, Д., а он знаком с Е., а Е. вообще желтый земляной червяк. Тут можно построить совершенно любые высказывания, и как раз довольно большое количество людей говорит о том, что президент Путин в петербургский период деятельности был исключительно порядочным человеком, я думаю, что три года назад президент Путин сам о себе многого не знал. Что касается компромата на президента дело в том, что с моей точки зрения, компромат на президента физически невозможен это же касается всяких разных историй о том, что «Семья» держит компромат на президента, и только поэтому он ее не уничтожает. Мы видели со стороны Б.Березовского попытку предложить народу самый большой компромат на президента, который возможен — обвинить президента в устройстве взрывов домов. Я даже не буду комментировать, было это правдой, или нет, — я, лично, абсолютно в это не верю, потому что я считаю, что террористы совершают достаточно глупостей, чтобы власть могла ими воспользоваться, и чтобы еще и власть делала эти сложные глупости сама.. но, тем не менее, Борис Абрамович попытался, попытался более или менее доказательно изложить теорию о причастности Путина и ФСБ к взрывам жилых домов, и мы все помним, что ему ответили Борис Абрамович придумал, злясь на Путина, который отстранил его от власти. Думаю, что любой компромат, особенно старый компромат на Путина, вне зависимости от того, правда это, или нет, будет отвергнут обществом на том же основании. Вернее, скажем так — компромат будет или не будет принят обществом не в зависимости от того, есть он, или нет, а в зависимости от того, как общество относится к президенту. Но я, конечно, думаю, что отношение общества к президенту, отношение запада к президенту может меняться, особенно по мере странностей в поведении людей, окружающих президента потому что мы уже сейчас видим, что «Газпром» совершает странные сделки, «Роснефть» странным способом покупает компанию «Северная нефть», по завышенной, как считают эксперты, цене, и рано или поздно у общества и Запада возникнет вопрос вот эти люди они просто обманывают президента, или президент по каким-то причинам позволяет это делать?
ИГОРЬ: Как вам кажется, почему Путин со своей командой настолько панически боится независимых СМИ, частных телеканалов? Вроде бы все ресурсы у них есть. С чем связана такая патологическая боязнь?
Ю.ЛАТЫНИНА: Президент Путин пришел к власти в 2000 г., также как и Ельцин в 96 г. в результате пиар-компании, в результате решения элиты. Если бы не ОРТ, если бы не Доренко, президент вряд ли стал бы президентом. И я думаю, что в этом смысле Путин даже не независимых СМИ боится, а именно телевидения, — потому что он и его окружение воспринимают телевидение не как средство массовой информации, а как средство массовой пропаганды. Отчасти они, может быть и правы, потому что им кажется, что это магическая палочка, которая превратила их во власть, если будет отобрана, она может точно так же и превратить их обратно. Хочу сказать, что меня удивляет, что телефонные вопросы приходят все какие-то сочувствующие Ходорковскому и неблагоприятные по отношению к президенту. А сообщения на пейджере разделены. И тут есть масса высказываний, которые не подтверждают мою точку зрения например, — «Не надо вешать лапшу на уши, можете не сомневаться, Путин останется на второй срок». Кстати, я не сомневаюсь, — конечно, останется. «Юля, вы не хотите вспомнить, что вы говорили об олигархах в период Ельцина надо очень постараться, чтобы не видеть своей собственной двуличности», — Елизавета. И еще: «Почему мы вам должны верить, что Ходорковский честный — в «Комсомольской правде» написано прямо, что он вор и жулик», — Игорь. Я думаю, что выводы надо делать самим что верить «Комсомольской правде» или «Московскому комсомольцу»? И я нигде не говорила, что Ходорковский честный. Единственное, что я сказала что компания Ходорковского в последние годы стала более прозрачной и стала платить больше налогов именно потому, что это соответствовало личным интересам г.Ходорковского. Я еще раз подчеркиваю — то, что происходит в России, с моей точки зрения это не вопрос, что происходит с Ходорковским. Это вопрос того, что происходит с властью, которая, собственно, даже не под предлогом деприватизации, а которая отнимает имущество. Сейчас у Ходорковского, завтра еще у какого-нибудь олигарха. И конечно, там, где власть отнимает имущество у олигархов, а если генерал отнимает имущество у олигархов, то майор, естественно, будет отнимать имущество более мелких предпринимателей. И если, допустим, кто-то из слушателей не предприниматель, и думает, что все они одним миром мазаны, — то я вынуждена вас разочаровать, потому что это может коснуться любого человека, вне зависимости от того, предприниматель он, или нет. Допустим, он затеял перестраивать в своей квартире сортир, а сосед рядом дружит с лейтенантом милиции. И лейтенант милиции придет к вам в квартиру, и поступит с вами, грубо говоря, как с Ходорковским. Если, не дай бог, вы будете переходить улицу, или ваша жена будет переходить улицу, и ее собьет машина с пьяным гаишником, или с пьяным майором, то пожалуйста не думайте, что вам выплатят компенсацию — как бы еще не оформили вас террористом, который нагло пинал своей головой фару несчастного лейтенанта или майора. Проблема в том, как сейчас устроены правоохранительные органы. Проблема в том, что если правоохранительные органы занимаются не тем, что охраняют закон, а тем, что наживают имущество, — это рак правоохранительных органов. Это так же как СПИД в организме. Если болезнь поразила иммунную систему организма, которая должна его защищать, то исход для организма очень печальный.
СЛУШАТЕЛЬ: У меня простой вопрос совершенно очевидно, что основная масса доводов, приводимых в защиту Ходорковского примерно соответствует тем же самым доводам, что приводили в защиту Гусинского, минус голоса телезрителей, которые поддерживали канал НТВ. Соответственно вопрос люди, которые его защищают, они что, совершенно тупые, — как попугай повторяют одно и то же? Я не говорю, что я против, но должны искать свежие ходы и свежие аргументы.
Ю.ЛАТЫНИНА: Так все-таки вы за то, чтобы Ходорковский сидел в тюрьме, или против?
СЛУШАТЕЛЬ: Откровенно говоря, я ни за, и ни против. Меня волнует произвол властей. А судьба Ходорковского.. если бы я был уверен в суде, я бы сказал пусть сидит. Но так как я понимаю, что дальше будет этот Басманный суд штамповать то, что прикажут — естественно, я против. Хочется сдержек и противовесов.
Ю.ЛАТЫНИНА: По-моему, мы вполне солидарны. Я тоже честно могу сказать, что меня волнует не судьба Ходорковского, а моя собственная шкурно. И также судьба общества. Что же касается аргументов, — простите, но если все люди говорят, что дважды-два — четыре.. есть ограниченное количество доказательств, которые доказывают, что дважды два четыре. Можно бесконечным числом способов доказывать, что дважды-два пять, шесть и 17 в периоде. А дважды два четыре — количество доказательств ограничено. И плохо не то, что их все время повторяют, а то, что их все время повторяют, и власти их не слушают.
НИКОЛАЙ: У меня небольшое наблюдение мне кажется, наши бизнесмены очень мало внимания обратили на два факта, — первое это по поводу известного нашего чукотского губернатора Абрамовича, который прекрасно вывез свой капитал за границу, и не собирается баллотироваться на второй срок, и второе — недавний арест лидера партии национал-большевиков, тайный арест.. которого долго искали, а он вдруг оказался в Лефортово, и потом его выпустили. Но о том, кто его арестовал, за что — неизвестно. Фактически это был тайный арест. Это тоже должно настораживать, как мне кажется, — по поводу действий власти и того, что будет дальше. Потому что я считаю, что Роман Абрамович это яркий индикатор, как человек, имеющий связи и знающий, что будет дальше.
Ю.ЛАТЫНИНА: Конечно, что касается Абрамовича, вы совершенно правы. Можно даже ввести «индекс Абрамовича» — если Абрамович убегает, то и всем надобно убегать. Что же касается ареста лидера национал-большевиков, я бы тоже тут согласилась, и, наверное, сказала бы, что это наша вина, вина СМИ, — что мы обращаем внимание только на очень крупные и яркие события, а есть масса других актов произвола властей, даже не произвола, просто произвола ментов. Я расскажу две совершенно фантастические истории. Одна произошла в Екатеринбурге. Шли по городу два молодых человека. У одного из них сорвали шапку, рядом был отдел внутренних дел, и молодой человек зашел написать заявление о том, что у него украли шапку. Навстречу ему вышли совершенно два пьяных следователя — ну, заходи. Человек зашел, его товарищ остался в коридоре. Пьяный следователь вынимает пистолет, и говорит колись. Парень спрашивает — в чем? Короче, парень колоться не стал, поскольку не знал, в чем, следователь выстрелил, парень был убит наповал, и тут следователь, — а дело, напомню, происходило в присутствии другого следователя, — слегка опомнился. У него проснулись остатки профессионального инстинкта, он вспомнил, что по пуле можно узнать табельное оружие. Они вдвоем взяли какую-то железку, стали выковыривать пулю, не выковыряли, завернули тело, унесли в лес. Через несколько дней следователь все-таки решил завершить дело взял топор, поехал в лес, там расковырял человека, порубил ему сердце, но опять пулю не вытащил. Но история эта все-таки стала известна, потому что второй человек очень удивился, куда делся его приятель, который зашел написать заявление о пропаже шапки. Если я не ошибаюсь, там следователя выпустили под подписку в отличие от Ходорковского и Лебедева, — он, видимо, не совершил каких-то действий, социально опасных для общества. Другая история в городе Серове, рядом с Екатеринбургом. Гулял парень по проспекту, рядом совершалось ограбление подъехал тоже пьяный наряд милиции, взял парня, начал «колоть». Парень не кололся, его стали пытать, он по-прежнему не сознавался, и, естественно, под побоями помер. Встал вопрос — что делать? Нашли где-то дозу героина удивительная легкость, с которой менты раздобыли дозу героина, — вкололи ему большую дозу, оформили как смерть от передозировки. Девочка парня подняла тревогу, поскольку парень не кололся. И тоже все вылезло по потрясающей причине ребята, которые допрашивали, снимали процесс на пленку представьте себе, какую свободу должны чувствовать милиционеры, чтобы снимать все побои на пленку? Тоже все выплыло, если не ошибаюсь, тоже там был суд, и хотя людей приговорили, они перед этим куда-то делись. Тут я могу ошибаться, но помню, что и в том и с другом случае людей отпускали под подписку о невыезде, и они тут же, естественно, уезжали. И подобных случаев десятки, сотни. Это страшные случаи, когда совершенно ни в чем не повинный человек становится жертвой произвола, случайного произвола милиционеров. А если он не совершенно неповинный? Если он да, таки немножко чего-то где-то там, но его обвиняют в том, чего он не делал? Действительно, ни разу ни одна из этих историй не вызывала безумного все журналистского возмущения, как арест Ходорковского. Потому что арест Ходорковского для нас это новость, это падение рынка акций, мы начинаем понимать, что это переворот в общественном строе. А переворот совершился давно. Наверное, он совершился в тот момент, когда милиция выяснила, что можно снять процесс пыток на пленку. И люди попались потому, что они эту пленку демонстрировали знакомым для кайфа.
СЛУШАТЕЛЬ: Все, что вы обсуждаете мне интересно, как обывателю. Но больше меня интересует, и мне нравится тот процесс, который происходит в нашей стране что укрепляется курс рубля. Как вы считаете, долго это будет происходить, и есть ли на это основания?
Ю.ЛАТЫНИНА: Хоть один вопрос не про Ходорковского. Я думаю, что рубль будет колебаться в отметке 30 рублей за доллар, плюс-минус, и напомню, что последние несколько месяцев курс рубля не укреплялся только потому — курс рубля держался выше 30 только потому, что Центробанк скупал доллары и искусственно поддерживал курс доллара. Честно говоря, это очень интересная тема, не знаю, насколько она хорошо объяснима по радио. Дело в том, что существует простой вопрос зачем ЦБ поддерживал курс доллара, — чай, не наша национальная валюта. Ответов два один заключается в том, что есть популярная теория, которая гласит о том, что когда вы имеете более слабую национальную валюту, то это выгодно вашим производителям, вашим экспортерам типичный пример такой выгоды демонстрирует Китай, который имеет слабый юань, — американцы все время кричат, чтобы они сделали его посильнее, Китай это не делает, в результате он имеет 140 млрд. долларов положительного торгового баланса, действительно, очень сильную промышленность, но естественно, — это все за счет внутреннего потребителя, который сидит на рисе и воде. И поскольку в Китае авторитарное правительство, то никого не волнует, что потребитель сидит на рисе и воде. Что касается второго аргумента его довольно сложно понять, но он заключается в том, что чем слабее национальная валюта, тем это выгоднее ЦБ как это ни парадоксально. Как устроен баланс Центробанка? Он устроен так, что у ЦБ есть пассивы это обязательства, это как раз те самые рубли, которые он печатает, и есть активы — в случае ЦБ это практически золотовалютные резервы, это доллары США. Что это означает? Представим себе, что у вас есть актив в один доллар США, и вы печатаете 10 рублей. Понятно, что курс 1:10. Вы напечатали 20 рублей, и курс у вас стал 1:20 понизился. Но если вы понизите курс еще сильнее, допустим, он станет 1:40, то при том, что реально у вас как доллар в активе оставался, так и остается, то понятно, что на самом деле при реальном курсе 1:20 у вас только полдоллара будет обеспечивать ваши обязательства. А что случится с другой половиной доллара? Это будет прибыль ЦБ. Так вот, как это ни парадоксально, спекулируя против собственной валюты, ЦБ России на этом может зарабатывать. А случилось дальше очень простое приближаются выборы, и поскольку любое накопление резервов, любая скупка валюты это параллельно печатание рублей. И это мы должны твердо понимать когда ЦБ говорит я накопил резервы в размере 14 млрд. долларов США как он это сейчас пишет в своих отчетах, то в переводе на русский это означает — я напечатала аналогичное количество рублей. И поскольку печатание рублей это инфляция, а инфляция это увеличение цен, а в предвыборной ситуации увеличение цен избирателю не нравится, то практически было принято политическое решение вы больше не печатаете рублей для нас, гораздо более важно, чтобы цены стояли, чем чтобы доллар не падал. Но с учетом того, что доллар у нас является тоже в некотором роде национальной валютой, и представить себе, что если доллар опустится так это обесценится огромное количество сбережений этого тоже не допустят. И доллар будет в районе 30 рублей.
СЛУШАТЕЛЬ: Вы, наверное, знакомы с последней книгой Маршалла Голдмана, где он опубликовал факты претензий американских вкладчиков к банку «Менатеп». В связи с этим возникает вопрос не используют ли американцы те же методы управления — путем шантажа наших олигархов, те же методы, которые приписываются президентским структурам?
Ю.ЛАТЫНИНА: Я не совсем поняла как американцы шантажируют наших олигархов?
СЛУШАТЕЛЬ: Например, возбуждением возможного.. или не возбуждением судебного процесса против Ходорковского.
Ю.ЛАТЫНИНА: Проблема в том, что претензии вкладчиков «Менатепа» это совершенно реальная вещь, и Ходорковский, и, думаю, другие олигархи сильно неправильно повели себя в кризисе 98 г. К сожалению, в американском суде, в отличие от нашего там действительно нельзя дозвониться генпрокурору, и американский суд не может быть орудием политического сведения счетов. Что же касается вообще иностранных инвесторов, то я, честно говоря, не думаю, что они сильно будут вмешиваться в эту нашу ситуацию, хотя бы по той простой причине, что они впервые уже за много лет получают возможность скупить Россию очень задешево. Всего доброго. И с вами была Юлия Латынина, до встречи на следующей неделе.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире