Время выхода в эфир: 02 марта 2019, 19:08

Ю.Латынина Добрый день! Это Юлия Латынина и «Код доступа». Можно смотреть вас по YouTube «Эхо Москвы». Можно смотреть по моему собственному YouTube на «Латынина ТВ». Вживую меня можно увидеть в Праге 27 марта и в Питере 28 марта на «Дилетантских чтениях». Билеты можно посмотреть… ссылки на них под рубрикой «анонсы» на моем сайте «Латынина ТВ». Буду я говорить, в том числе, о своей книжке «Иисус. Историческое расследование» и второй, которая выходит.

Но переходим к делам нашим грешным, к неделе этой, на которой мы продолжили атомную бомбардировку Америки по телевизору, даже в Исакии спели высокопатриотическую песню. В общем, совершенно раздолбали мы Америку в прах. Жалко только, что она об этом не знает.

И началось всё это с послания Федеральному собранию, где Путин объявил о готовности нанести удар по центрам принятия решений. После этого Киселев уточнил, где находятся эти центры принятия решений, представив в своей программе страшный список ударов на всей территории Америки, которые будут наносить русские. Правда, почему-то в этот список мишеней попали закрытые еще в 90-х годах базы Макклеллан и Форт-Ричи.

И самое прекрасное было, что иллюстрировались все эти страшные картинки, как Россия наносит удар американским Боингом X-51 Waverider. То есть как раз когда Киселев показывал, как уничтожаются все эти базы, он показывал этот американский Waverider, видимо, трофейный.

Кстати говоря, этот Waverider, его всё время демонстрируют вместо картинок наших замечательных ракет. И это даже как-то, знаете, неприлично, потому что, ведь, в конце концов, когда еще пиарщикам платили деньги, им заплатили деньги, чтобы они нарисовали какую-то картинку, — они мало того, что какую-то картинку просто сперли с действующего американского гиперзвукового аппарата, так еще после того, как год назад указали на ошибку, они все равно продолжают ее использовать. То есть это уже показывает, на кого это всё рассчитано.

В этом смысле прекрасная история с концертным хором в Санкт-Петербурге, который прямо в Исакии, прямо 23 февраля, спел чудесную песню «На подводной лодочке с атомным моторчиком, да с десятком бомбочек под сотню мегатонн пересек Атлантику и зову наводчика: «Наводи, говорю, Петров, на город Вашингтон! Всё могу за три рубля ля-ля-ля, ля-ля-ля».

Песню, в общем-то, написал бард Андрей Козловский в 80-х годах. Написана она была как пародия от лица лирического героя Зощенко, то есть дебала и хама. И бедный Козловский огреб за нее дважды. Сначала в 83-м году, когда ее исполнили по ВВС и вот сейчас, когда ни хор, ни дирижер, ни зрители не заметили, что песенка написана от лирического героя Зощенко, потому что они сами являлись лирическими героями Зощенко и исполнили ее совершенно всерьез.

Вот это совершенно удивительный момент, на который, надо сказать, обратила мое внимание моя матушка Алла Николаевна Латынина, очень известный в прошлом литературный критик. Говорит мне она: «Смотри, какая интересная вещь. Вот был соц-арт, который высмеивал советскую пропаганду. Были барды, тот же Козловский, которые пели вот такие издевательские песенки. Был клип 90-х годов, если вы помните, «Не ваяй дурака, Америка». И соц-арт на самом деле не отличался от соцреализма, то есть то же самое соцреалистическое произведение можно было выставить на выставке соц-арта, и оно там служило объектом издевательства»

И вот сейчас происходит обратный процесс, что то, что было соц-артом, становится идеологией, потому что те люди, которые у нас сейчас заведуют идеологией, как я уже сказала, они являются лирическими героями Зощенко. Вот реально можно выставку Комара и Меламида перенести в павильон «Родина» и никто не заметит разницы.

И в этом смысле с песней Козловского произошла эта история, и абсолютно та же история произошла с песней группы «Любэ» «Не валяй дурака, Америка». Потому что была в 90-х годах абсолютно шуточной и клипы на нее были шуточные. И что вы думаете, недавно в 2017 году на конкурсе военно-патриотической песни школьники в военной форме в станице Елизаветинской, среднеобразовательная школа №75 с абсолютно железным серьезом ее исполнили с надрывом в голосе: «Отдавай, сука, Америка Аляску!»

И вот по поводу всей этой зощенковщины комментаторы с ужасом вспоминают «холодную войну», Советский Союз, Карибский кризис и говорят: «Вот сейчас как рванет! Просто прямо повторится время противостояния СССР и США». Я могу успокоить, что ничего похожего не произойдет. Потому что для начала я хочу напомнить, что никаких таких песен от лица хамоватых героев Зощенко в СССР не пели. Пели «Солнечный круг, небо вокруг», «Хотят ли русские войн»… Вот просто пуп рвал СССР, чтобы считать себе миролюбивой державой, спонсировал по миру массу полезных идиотов, среди которых многие сейчас — чиновники Евросоюза, которые изо всей силы боролись за ядерное вооружение.

И, собственно, Козловского недаром шпыняли, когда всё это по ВВС попелось, потому что позиции СССР была такая: Мы самые мирные, мы всех любим. Вот это кровавые капиталисты хотят стереть страну рабочих и крестьян с лица земли». Если бы кто тогда удумал петь песенку про подводную лодочку с ядерным моторчиком, то в СССР его бы КГБ упекло за вредительство на идеологическом фронте, а при Сталине бы еще и расстреляли.

Во-вторых, и это гораздо более важно, СССР никогда своих новейших вооружений на парадах не возил. Не то что не возил — не показывал, не хвастался, не раскрывал характеристик вообще. Вот всё, что у него было или не было — это была величайшая военная тайна. И если бы какой-нибудь член ЦК задумал публично, как Путин, сказать, что у нас тут есть какой-то «Циркон», какой-то «Авангард» и может он то-то, то, слушайте, сняли бы, не успел бы он рта открыть, отправили бы заведовать овощной базой в Урюпинск, запись бы стерли, со всех видевших бы взяли подписку, а при Сталине расстреляли бы докладчика вместе со слушателями. Вот не то в нынешней России, потому что Путин, с точки зрения образцового совка он выбалтывает наигосударственнейшие тайны.

Ю.Латынина: У нас просто страна, в которой все разворовывается

И, более того, третья вещь, чего не делал совок: они никогда не выглядели шутами. Они никогда не хвастали тем, чего у них не было, они не говорили, что у них было. У нас ровно наоборот.

Я на прошлой неделе рассказывала чудесную историю с комплексом С-400, который аж в 2007 году поставили на вооружение, который с помпой провезли по Красной площади, который в 2015 году умудрились продать китайцам. А ракету вот для того самого хваленого С-400, который бьет на 400 километров — начали испытание в 2015 году, а закончили якобы в прошлом году, в 18-м. И то это сильно большое «якобы», потому что повезли потом эти ракеты поставлять китайцам и почему-то морем, хотя, как известно, у нас с Китаем прекрасное сообщение по суши, и в море эти ракеты, как сказал господин Чемезов, намокли в герметичных контейнерах, причем, все. Соответственно, вопрос: А есть ли они до сих пор, эти контейнеры?

Я где-то месяц с лишним назад рассказывала прекрасную историю с планирующим блоком «Авангард», который движется со скоростью 26 Махов, который способен планировать как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях, который абсолютно не виден для радаров противника, потому что он летит в облаке плазмы. Ну, насчет облака плазмы, которая невидима, это, конечно, сказать… это я не знаю, как тут комментировать, потому что как раз облако плазмы, огненный шар виден очень хорошо, если говорить по-простому. А если говорить по-научному, то это самое облако плазмы излучает во всех диапазонах.

Что же касается этих 26 Махов, то, действительно, да, летит на 26 Маха, как и любая боеголовка, входящая на возвратной траектории в атмосферу. А что касается возможности маневрировать в вертикальной и горизонтальной плоскостях, то эксперименты по этому поводу начал еще Вернер фон Браун, когда приделал крылышки к «Фау-2». И в общем-то, с тех пор выяснилось за много десятилетий, что этот путь довольно бесперспективен, потому что приделать к боевому блоку, который, как я уже сказала, возвращается в атмосферу, крылышки-то несложно, но эти маленькие крылышки, чем больше они шевелятся, тем меньше точность попадания.

Или вот есть замечательная ракета «Циркон», противокорабельная, у которой скорость была сначала 6 Махов, потом 7, потом 8. Возрастала она обратно пропорционально падению курса рубля. И когда мы дойдем до состояния Венесуэлы, где на этой неделе стреляли в народ, который, гад, захотел добраться до грузовиков с гуманитарной помощью. А шофер Николас Мадуро, который общается с белыми птицами и духами Чавеса, он перекрыл грузовикам границу, чтобы эта вредительская продовольственная помощь не добралась до голодающего населения.

Так вот, когда мы дойдем до состояния Венесуэлы, — а мы уже к нему на пути, потому что вот у нас тут то яблоки растопчут, то сыру зачитают обвинительный приговор, и это в стране, где люди реально недоедают, — то, видимо, скорость ракеты «Циркон» превысит скорость света, и она будет в полном соответствии с законами физики поражать цели еще до запуска, и, соответственно, военный учебный центр в Мериленде, закрытый в 1998 году реально имеет шанс пострадать. Естественно, поразит его вместо «Циркона» тот самый, как я уже сказала, американский Waverider. Видимо, «Циркон» нельзя видеть, как нельзя видеть в Библии лицо бога.

Так вот как-то мне надоела эта история с «Цирконом». Я решила, что все-таки говорят по его поводу не Киселев, а инженеры. И я спросила двух человек, знакомством с которыми горжусь — Марка Солонина, который не только выдающийся военный историк, но и авиаинженер по образованию и Андрея Горбачевского, разработчика РЛС. И первый удивительный вопрос встречный, который я услышала от обоих: «А зачем нужна гиперзвуковая ракета?»

Потому что, напомню, что эта гиперзвуковая противокорабельная ракета, которая 8 Махов, дальность которой — 400 километров…. И вы мне тут скажете: «Как зачем? Каждый, кто играл в какую-нибудь военно-космическую стрелялку знает, зачем — шоб быстрее!» Там обычно у этих стрелялок специальная табличка: ты нажимаешь, какие-то денежки еще платишь, тебе за это поступает вооружение, которое стреляет быстрее. Но вот, понимаете, у инженеров, в отличие от компьютерных стрелялок, есть вопросы.

Вопрос первый. Противокорабельная ракета должна лететь точно в цель, в корабль. Или, если говорить словами Горбачевского, для пуска ракеты необходимо выдать ей целеуказание о местонахождении корабля противника и его курсе. При этом есть проблема: Земля круглая. Я, конечно, понимаю, что на российском телевидении Земля скоро будет плоская, стоять на трех китах: православии, народности и духовности. Но за пределами российского телевидения Земля круглая. В связи с этим корабельная РЛС не может обнаружить корабль этот самый на дальностях большее 40 километров, в связи с чем, даже когда стреляют с ракетами большей дальности по кораблю, просто поднимаю иногда в воздух тяжелый вертолет, соответственно, тогда уже можно видеть на 300–400 километров.

То есть в переводе это означает, что такая замечательная дальнобойная корабельная ракета бесполезна против корабля, потому что она не видит куда летит, и можно применять ее только по стационарным береговым целям.

О-о! — скажете вы, — какой-то Киселев тоже говорит: «Подойти к Калифорнии и выстрелить по той самой базе, которую уже закрыли». Ответ: Ну-ну, подойдите. Я хочу посмотреть на российский военный корабль, который подойдет к американскому берегу на 400 километров и его никто не заметит. Напомню, что мощности наших флотов просто совершенно несравнимы. И наша главная ударная сила, несчастный «Адмирал Кузнецов» стоит сейчас у стеночки. И надо сказать, искалечили его никакие не американские диверсанты, а собственный же кран, который упал на него, когда при выводе «Адмирала Кузнецова» из дока умудрились затопить плавучий док. Плавучий док, кстати сказать, уникальный, и как без него ремонтировать корабли, непонятно.

Ну, это ладно. В общем, короче говоря, сложно подойти к американскому берегу незаметно на дистанцию выстрела этого самого «Циркона». Конечно, можно подойти к берегу какого-нибудь Мозамбика, но по Мозамбику можно чем-нибудь попроще стрелять, например, лаптем.

Вы скажете: «Хорошо. Какой вопрос? Пусть ракета наводится сама. Зачем ей корабельная РЛС?» Вопрос: Как? Вы скажете: «Ну, например, по GPS». Мы зря запускали этот самый ГЛОНАСС, на котором украли немыслимое количество миллиардов и который сейчас навязывают всем — вот эти все штучки с ГЛОНАССом — дальнобойщикам и автобусом ровно затем, чтобы хоть как-то часть этой бочки данаид отмотать назад.

Ю.Латынина: Когда мы дойдем до состояния Венесуэлы, то видимо скорость ракеты Циркон превысит скорость света

Опять же проблема. Если вокруг ракеты облако ионизированной плазмы, как сказал сам Владимир Владимирович, летит как огненный шар, — то она не может взаимодействовать со спутником. Это же радиочастотный канал. Я уже не говорю о том, что в условиях войны в высокотехнологичным противником про GPS надо забыть.

Вы скажете: «Тогда давайте установим радиолокационную головку самонаведения». Проблема ровно та же, что и при GPS, потому что при скорости 8 Махов вокруг обтекателя — то самое плазменное облако, которое поглощает радиоволны и туда и обратно. Я уже не говорю о том, что поскольку она летит и очень нагревается. У нее, допустим, обтекатель керамический, он поглощает тепло. Он тоже ухудшает работу этой РЛС. Ему нужен кондиционер — сколько места он займет, и так далее. То есть ракета на самом деле слепоглухонемая. Еще проще называть «Полифем», чем «Циркон». Может быть, она на 400 километров и стреляет, но она не видит цели, не наводится и ни с кем ни коммуницирует.

Второй вопрос еще интересней. Вопрос такой: На какой же высоте она будет лететь? Вы скажете тоже: «Ну, какая разница? Они же так красиво летают в видеоиграх». На самом деле это очень практический вопрос, потому что все корабельные противоракеты, их эффективность строилась всегда на том, что они летают низко. И было два варианта.

Американцы вовсе не делали сверхзвуковых ракет, они летали дозвуковыми ракетами типа «Гарпун», не потому, что она не могли перейти на сверхзвук, а потому что «Гарпун» мог лететь всю дистанцию на высоте 3–5 метров. Соответственно, он был гораздо дешевле, он весил гораздо меньше.

В СССР пошли по другому пути. Там делали сверхзвуковые, но не гиперзвуковые противокорабельные ракеты, с действительно прямоточным реактивным двигателем, которые были рассчитаны на скорость в 2–3 Маха. Опять эти ракеты сначала шли на высоте достаточно большой, а около 100 километров они опускались вниз и шли на высоте около 10 метров. Почему это происходило, я об этом как-то рассказывала. У СССР был, действительно, хороший задел в сверхзвуке, потому что, я напомню, что прототип гиперзвукового двигателя, того, что называется scramjet, назывался, собственно, «Фау-1». То есть еще Вернер фон Браун догадался, что если вы возьмете реактивный двигатель, уберете из него компрессор и турбину и сделаете так, чтобы воздух в камеру загонялся просто напором воздуха на большой скорости, то вы получите гигантский прибыток в тяге, потому что у вас нет ни компрессора, ни турбины.

Другое дело, что у вас будет проблема, что этот двигатель работает только на большой скорости, поэтому «Фау-1» стартовала с рельса, на котором она разгонялась до 600 километров. Поскольку это была все равно дозвуковая скорость, то это был не совсем scramjet, у него были клапана, которые создавали давление.

И вот поскольку «Фау-1» со всеми наработками попала в советские военные руки, то над прототипом scramjet начал работать Челомей. У него долго ничего не получалось, пока он не взял к себе в инженеры Сергея Хрущева. Сын Хрущева Сергей был неплохой инженер. Но тут главное было, конечно, не то, что он был неплохой инженер — он сейчас, кстати, живет в США и читает иногда лекции американским военным, — а главное было — доступ к уху, доступ к безграничным финансам.

И, действительно, Россия стала чемпионом в производстве скрамджетов. Она сделала «Куб», который сыграл очень большую роль войне 73-го года. Она сделала «Оникс», морские ракеты с прямоточными двигателями. То есть, действительно, у Советского Союза были по этому поводу серьезные заделы.

Но при этом Советский Союз, хотя мог, конечно, делать и гиперзвуковые ракеты, он их не делал по какой причине? Ровно потому, чтобы не расплавиться, такая ракета должна лететь очень высоко, на высоте порядка 40 километров. Вот этот «Циркон», нам и говорят, летает на высоте порядка 40 километров. На этой высоте он прекрасно виден. А поскольку он летит по предсказуемой траектории, его несложно сбить противоракетой.

Вы скажете, какой противоракетой? — она же так быстро летит. Ответ: летит-то он быстро, но летит он по предсказуемой траектории, что, собственно, всё, что я вам говорила о скрамджете, что у него есть воздухозаборники, а если у вас есть воздухозаборники да еще на такой скорости, вам очень неприятно маневрировать, потому что как только вы поворачиваете, поток воздуха срывается, начинается какая-то нехорошая вещь и, соответственно, ракета, которая несет с собой свой собственный окислитель и у которой воздухозаборников нет и которая от окружающего воздуха не зависит, она как раз может маневрировать, и она эту штуку, если она летит на высоте 40 километров, спокойно сбивает.

Ю.Латынина: Путин, с точки зрения образцового совка он выбалтывает наигосударственнейшие тайны

Вы скажете, можно полететь ниже, как летают другие противоракеты. И тут случаются две главных проблемы, о которых я только что говорила.

Во-первых, на этой высоте она расплавится — таких материалов нету, — если она будет лететь на высоте 5–10 метров на уровне моря.

А, во-вторых, это институциональная проблема, которая непреодолима в отличие от поиска новых материалов. Это заключается в том, что поскольку у нее воздухозаборники, поскольку у нее воздушный поток, малейшее отклонение на такой скорости — она впиливается в воду и привет вашей ракете.

То есть я этот длинный спич говорю не случайно. Я говорю это потому — тут мы подходим к главному — потому что абсолютно все вещи, который показал Путин в своем послании Федеральному собранию еще в прошлом году и гордо так, помните, он говорил: «Дайте видео». И после этого нам показывали какую-то компьютерную анимацию, которая выглядела так, как будто её слепили на коленке за три рубля.

Вот все эти вещи, они действительно реально проектировались при СССР, и это были тупиковые ветви. Так как планирующий блок, так как гиперзвуковые противокорабельные ракеты даже в СССР повернутом на оружии, где 90% средств ВВП тратилось на оружие, где не закупали комплектующих для ракет через фирму, которой владеет девочка со свадебной прической, потому что она приходится дочкой главы ракетной корпорации, — эти разработки были признаны неперспективными не потому, что их нельзя было создать, а потому их фейковые плюсы — ой, гиперзвук! (красиво выглядит на бумажке — компенсировались тем, что реально это оружие оказывалось нефункционально.

И тут мы возвращаемся к тому, с чего я начала — что СССР не бряцал оружием, не пел вот этих вот песенок, не хвастался тактико-техническими характеристиками того, чего у него не было и в помине. И Путин этим и пользуется. Потому что это протухло еще при СССР. Но тогда это было суперсекретным. А теперь он говорит: «Ой, у нас такое есть!» — и показывает это по телевидению.

И, конечно, если бы по телевидению Киселев показал скрамджет, даже если бы он при этом показал американский прототип, он отправился в Лефортова: а) за клевету на наш мирный советский строй и б) за разглашение гостайны. И ни малейшего сходства между СССР и Путиным в данном случае нет. СССР не нужно было хвастаться, потому что он это имел. Путин хвастается, потому что этого у него нет.

Отсюда вывод: опасения насчет того, что Путин всем этим действительно шарахнет по Вашингтону, мягко говоря, преувеличены, потому что, как я уже сказала, что, во-первых, нельзя шарахнуть тем ,чего нет. Нарисованные ракеты имеют один недостаток: они плохо попадают в цель.

Во-вторых, обращаю внимание, что все предыдущие войны, которые вел Кремль, отличались тем, что это были недовойны — будь то российско-грузинская война, Донбасс, Сирия — это всё была гибридная война — боевые действия, даже если они в них были, использовались не для обычных нормальных целей, то есть для захвата территорий, принуждения противника к сдаче, а исключительно для пиара. Мы даже тот же самый Донбасс не присоединили к России, просто устроили там сектор Газа.

И ничто не заставляет думать, что Кремль изменит этому способу мышления, потому что единственное, на что может Кремль сбросить атомную бомбу всерьез — это на Воронеж, чтобы потом сказать, что это сделали американцы. Вот Воронежу можно бояться, а Вашингтону нет. И, конечно, проблема в этом смысле Кремля очень проста. Есть два способа сделать страну весомой международно. Один — это создать процветающую экономику, как, допустим, как сейчас в Америке или в Китае, где минимально вмешательство государства в экономику . другой, наоборот — как в СССР, создать тоталитарную страну, где экономика плохая, но зато вся она тратится на военные силы.

Путин не построил не той, ни другой модели. У нас просто страна, в которой все разворовывается. Тоже очень хорошо известная, знакомая в истории модель, по которой существовало большинство государств в истории, начиная с Саргона Аккадского, но, как заметно на примере того же Саргона, ни к каким существенным успехам в науке и технике эта история не ведет.

И, собственно, само катастрофическое падение экономики России заставляет Путина биться, чтобы его заметили. А это экономическое падение основано исключительно на том, для чего употребляется Российское государство — на зарабатывании денег для ближайшего окружения Путина. Соответственно, это такая «Уловка 22». Остается кричать, чтобы тебя заметили, а чем больше кричишь, тем меньше замечают. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый день! Опять Юлия Латынина. «Код доступа», как всегда в это время по субботам. И переходим к новостям культуры. 25 мая 1936 года в Советском Союзе состоялась премьера фильма «Цирк» с Любовью Орловой в главной роли. А там, если помните, была история американской артистки Мэрион Диксон, у которой была страшная тайна — чернокожий ребенок, которого играл сын американского коммуниста, сбежавшего в СССР. И фильм был про страшный американский расизм и снят был еще в 36-м году.

Так вот, я вам хочу сказать, что эта картина на днях получила «Оскара». Там чуть-чуть другой сюжет: там чернокожий музыкант и его телохранитель путешествуют по ужасному сегрегированному югу в 60-х годах. Называется «Зеленая книга».

А перед тем, как его получить автор сценария Ник Валлелонга должен был чистосердечно покаяться перед партией и правительством. Дело в том, что у него обнаружился грех: он, оказывается в 2015 году видел, как мусульмане радовались 11 сентября, и вот сейчас он просто в лучшем… вот примерно это так обстояло в лагере Мао в Яньане. Там просто люди должны были признаваться в своих грехах перед коллективом. И Валлелонга сказал, что как ужасно… он извиняется перед теми представителями мусульманской веры, особенно перед Махершалом Али, который сыграл эту роль в фильме.

Ю.Латынина: Те люди, которые у нас сейчас заведуют идеологией, они являются лирическими героями Зощенко

И Я бы не стала, собственно, говорить об этом замечательном «Оскаре». Помните другой фильм советский 1961 года «Человек Амфибия» про талантливого ученого Сальватора, мальчика Ихтиандра и бессердечных капиталистов? Вы будете смеяться, но он тоже получил «Оскара» в прошлом год, только назывался он The Shape of Water. Он был еще более политически продвинут, потому что этот несчастный мальчик Ихтиандр, то есть на самом деле морское чудовище, которого надо было спасать от капиталистов, там присутствовало. Там присутствовал спаситель, вернее спасительница. Но она была не ученый, она была немая уборщица. А ученые как раз были злые капиталисты. Это понятно, потому что в соответствии с идеологией американских левых и не только американских левых, ученые — это всё ГМО, глобальное потепление, — в общем, это те гады, которые вызывали все проблемы нашего замечательного мира.

К сожалению, провалился другой фильм, которые не получил «Оскара», но который был на него номинирован, который был поставлен не советскому фильму, он был поставлен по советскому анекдоту. Советский анекдот, если помните, была такой — про то, как американца научили эксклюзивно знать русский язык, сбросили его в лаптях, с гармошкой на парашюте где-то в Сибири. Он выходит к старушке какой-то, говорит: «Ну, чё, давай баньку-то подсоблю подтопить». Она на него смотрит и говорит: «Уйди, американский шпион!» Он говорит: «Бабка, да ты чё? Я тут размовляю по-русски…». Она говорит: «Да ты же негр». Вот ровно по этому анекдоту был поставлен фильм, потому что он был об отважном черном полицейском, который проник в самое сердце Ку-клукс-клана.

Вот Игорь Малашенко, один из умнейших людей России — понятно, куда умнейшим людям России дорога со времен Чацкого — как-то замечательно сказал, что есть система ценностей, она терпима в широких пределах и идеология, которая совершенно нетерпима. И это очень понятно, потому что, например, система ценностей, она требует, чтобы с женщинами не обращались как со скотами.

И если у вас такая система ценностей, то первым объектом вашего удивления будут законы шариата с многоженством, где женщина — существо не совсем полноценное. И, собственно, этим законам еще в XIX веке, когда вовсе не было феминизма, когда еще по нынешним понятиям был патриархальный домострой на Западе, очень удивлялись этим британские и американские джентльмены. А сейчас у нас женский марш против Трампа возглавляют исламистки. И никому не кажется странным, что женщина в платочке Линда Сарур возглавляет женский марш. Потому что если вы задаете такой вопрос, вам отвечают: «Вы расист и нацист, раз вы задаете такие вопросы».

Идеология, она и потому, что она совершенно нетерпима, что она алогична. И в этом смысле, конечно, триумф советских картин на американской сцене… ремейков советский картин на американской сцене — это такая очень интересная проблема, которая, на мой взгляд, сейчас стоит перед Западом, потому что я бы сказала, что она шире. Я бы ее могла сформулировать так. Вот жители Советского Союза, они узнавали новости о себе и о мире из газеты «Правда».

И новости были всегда хорошие. Жители СССР жили в самом лучшем из миров. Они жили в самой свободной стране мира, хозяевами которой были рабочие и крестьяне. В их стране было ликвидировано классовое неравенство, экономика росла, нации были равны и люди были счастливы. И, как знали хорошо все жить в СССР.

В Америке, царстве «желтого дьявола и мире чистогана» обстояло наоборот. Там линчевали негров, там белые колонизаторы отобрали землю у индейцев и загнали и в резервации. Там господствовало классовое неравенство: одни жили во дворцах, другие под мостами. И поэтому кровавые американские империалисты только и мечтали о том, чтобы уничтожить мирный социалистический строй.

Во всем остальном мире, как было известно читателям газеты «Правда», тоже кипела борьба. Развивающиеся страны освобождались от колониального ига. Борцы за свободу от колониализма пытались перейти сразу от первобытнообщинного строя к коммунистическому, колонизаторы им мешали. Американские империалисты поддерживали кровавую диктатуру, которая пыталась отнять свободу у вьетнамцев. Кровавая израильская военщина уничтожала мирных палестинцев. И все это писала газета «Правда» и показывала передача «Международная панорама.

И, к сожалению, всё это была ложь. Советская плановая экономика, она не была успешной. В стране был дефицит всего от мяса до туалетной бумаги. Неравенство в СССР тоже было; вместо того, чтобы выражаться в деньгах выражалась в иерархии. Члены партийной верхушки ездили на казенных «Волгах», питались в спецраспределителях. Обычные люди стояли в очередях. Выборы в стране были фарсом. На страже системы стояли внутренние войска, КГБ и ГУЛАГ,

Ложью было всё то, что советская пропаганда говорила об Америке. Да, в Америке были миллионеры и бедняки, но миллионером мог стать каждый, и для этого не надо было доносить на родителей и превозносить партию. Именно поэтому уровень жизни в Америке по сравнению с СССР был так высок, что то, что в СССР было уделом немногих избранных — тот же отдельный дом, автомобиль, даже стиральная машина — в Америке было стандартом абсолютного большинства.

Да, чернокожее население иногда подвергалось дискриминацией, но самый дискриминированный негр в США жил гораздо лучше, чем тот советский рабочий где-нибудь в Северодвинске в панельной пятиэтажке. Да, аборигены потеряли свою землю. Но скажем правде в глаза: американские индейцы, останься они на своей земле, смогли бы создать современную Америку. Современную Америку вряд ли бы смогли создать иммигранты из Туниса, Алжира, Берега Слоновой Кости, Китая, России, даже испаноязычные иммигранты, по той простой причине, что в Южной Америке испаноязычным иммигрантам создать свои США не удалось. США создали англосаксы, отцы-основатели. И расизм тут не при чем. А при чем тут — национальное культурное наследие и идеи просвещения.

Точно так же газета «Правда» забывала нам сказать, что абсолютное большинство африканский стран, избавившись от колониального ига, превратилось в ад. И не случайно она забывала это сказать, потому что борьба против колониализма — это была в значительной степени советская пропагандистское изобретение. И первый антиколониальный конгресс, на котором была создана вот там самая Антиимпериалистическая лига, был создан на деньги Коминтерна советским Геббельсом — германским коммунистом Вилли Мюнценбергом в 1927 году в Бельгии. На него собрались борцы против империализма со всего мира Гоминьдана до Джавахарлала Неру, я уж не говорю об Альберте Эйнштейне, Ромене Роллане, Барбюсе. И Вилли Мюнценберг приложил тогда все усилия к тому, чтобы операция прошла под чужим флагом, скрывая в ней участие СССР.

Вот этот Брюссельский съезд был верным преемником идей, которые впервые прозвучали в 1920 году на первом съезде народов Востока, проведенном в Баку. Именно тогда в Баку был заключен чудовищный союз между левой идеей и воинствующем исламизмом, в котором большевики видели удобный ледокол для уничтожения буржуазной цивилизации. И этот союз существует между левыми и исламистами до сих пор. И, например, тогда почетными гостями съезда были устроители армянского геноцида в главе с предшественником Гитлера Энвер-пашой. А сам съезд принял чудесный документ под названием «Проект шариата», в котором разъяснялось сходство шариатских положений и коммунистической доктрины.

Ю.Латынина: Ракета на самом деле слепоглухонемая. Еще проще называть «Полифем», чем «Циркон»

Вообще, слово «колониализм» в результате стало таким могучим идеологическим оружием большевиков в их борьбе против буржуазной цивилизации. Под колониализмом при этом разумелось только одно: приход западной цивилизации в страны, которые погрязли в отсталости, невежестве и религиозном суеверии. Например, завоевание маньчжурами Китая в 1640 годах колонизацией не считалось, хотя маньчужры тогда просто уничтожили китайскую государственность и отчасти китайскую культуру. Завоевание Индии Бабуром и последующую исламизацию с искоренением древней индийской культуры колонизацией не считалось. Геноцид, резня, мфекани. Мфекани — это, если вы помните, что практиковали, скажем так, некоторые африканские народы на занятых ими территориях, то есть тотальное вырезание мужчин, обращение женщин и детей в рабство. Вот всё это, чем усеяны страницы мировой истории, колонизацией не считалось.

«Колонизация» — это был левый способ называть ужасный процесс, когда приходят белые и запрещают людоедство. А когда газета «Правда» рассказывала нам о «кровавой израильской военщине, уничтожающей мирных палестинцев», она как-то забывала сказать, что главным кредо террористической организации «Организация освобождения Палестины», финансировавшаяся Советским Союзом было тотальное уничтожение Израиля и всех, населяющих его евреев. А отказ Израиля от согласия с этим требованием газета «Правда» именовала неспособностью к компромиссам.

Соответственно, отсутствие государства позволяло «Организации освобождения Палестины», как сейчас ХАМАСу, не брать на себя никаких обязательств по отношению к населению; предотвращало создание какой-либо экономики, которая позволит получать деньги нищему населению за что-нибудь другое, кроме как за то, чтобы становиться шахидами.

И, собственно к чему я это говорю? Потому что советский режим рухнул с треском, с гноем, с соплями. Газета «Правда» почила в бозе. Но удивительное дело, вот всё то, что вы могли прочесть в советской газете «Правда» мы теперь можем прочесть The Washington Times. Вот всё, что мы видели в программе «Время» в 70-х годах, мы можем прямо сейчас посмотреть по CNN. Привилегии белых? Их есть у меня. Угнетение черных, нарушение исконных прав обитателей Америки, грязные колонизаторы, устраивающие перевороты — тут просто ведрами. Кровавый израильский режим, который угнетает мирных палестинцев. Включайте — и любуйтесь.

И вот, конечно, удивительный вопрос: как так получилось, что советская пропаганда, которая вместо того, чтобы бесславно сдохнуть вместе с породившим ее строем, не только пережила его, но наоборот, стала просто ортодоксальной точкой зрения для того, что в Америке называется mainstream media, а всякие возражения против нее в точности, как задумывал Мюнценберг и ЦК КПСС, называлось фашизмом и расизмом? Как получилось, что то, что советская ложь превратилась в политическую корректность?

У меня, к сожалению, есть печальный ответ на этот вопрос. Этот вопрос называется: всеобщее избирательно право. Ведь социализм вовсе не всегда вводится с помощью переворота, как это произошло в России в 1917 году. Социалисты, как мы видим и до и после СССР, легко побеждают на выборах в самых различны государствах от лейбористов в Великобритании — потому что лейбористы по сути социалисты, — до Уго Чавеса в Венесуэле. И социализм же это вовсе не история о том, как помочь бедным. Это история о том, как элите добиться права распределять, как политической элите отнять право регулирования экономической жизнью у тех, кто, собственно, и делает экономику — у налогоплательщиков.

Социализм — это когда налогоплательщик в качестве избирателя заменяется получателем субсидий. И по определению любой левый политик, любой левый идеолог заинтересован в том, чтобы получателей субсидий было как можно больше.

И первоначально социализм базировался на пролетариате. Вот этому пролетариату внушали, что капиталисты украли у него прибавочную стоимость. Однако пролетариата в современном обществе все меньше, а те рабочие, которые есть, они как раз принадлежат среднему классу, они как раз являются налогоплательщиками. Они являются плательщиками налогов, а не получателями субсидий, в качестве таковых они не очень пригодный субстрат для левой пропаганды. И, соответственно, левые обратились к другим получателям господдержки и любым другим теоретически угнетенным меньшинствам. А если этих угнетенных меньшинств не было, их надо было создать.

Вот есть традиционная американская мечта, которая заключается в том, что ты — индивид, и всё, что ты добьешься, зависит от тебя самого. Вот посмотрите, чего внушают левые сейчас на Западе. Внушают: «Ты часть группы. Твоя группа угнетена, и все твои несчастья заключаются в том, что ты принадлежишь к этой группе, и ты заслуживаешь компенсацию. И ты эту компенсацию получишь, если будешь голосовать за левых. Если ты беженец — ты угнетен, пред тобой виноват мировой империализм. Кровавые колонизаторы превратили твою страну в ад, теперь они тебе должны. Ты не должен ни работать, ни интегрироваться, ты должен сохранять свою неповторимую культуру, а кровавые колонизаторы должны тебе деньги».

Понятно, что это безумная позиции, потому что беженец оттого и беженец, что он бежит из культуры, которая привела его страну в пропасть. Надо помочь ему отказаться от этой культуры. И огромное количество людей, которые убежали от этой культуры в Европу, именно об этом и мечтает. Но еще беженец встречается с системой, которая делает всё, чтобы его интеграция и отказ от прежней культуры были невозможны. Ему не позволяют работать.

А вот в Германии можно просто видеть, как система отбора беженцев, которые останутся в Германии, фактически находится в руках исламистов, которые помогают остаться тем, кто приехал жить во имя Аллаха и высылают других. Это поразительно, но большинство беженцев, приехавших в Германию, становятся ревностными мусульманами именно в ней, потому что они просто понимают, что их вышлют, если они не будут пользоваться поддержкой адвокатов общин.

Это позиция безумная, которая разрушает основы европейской цивилизации, но она дает работу той бюрократии, которая заботится о беженцах, потому что, согласитесь, если беженец заботится о себе сам, то тогда ты как бюрократ, остаешься без работы; и, конечно, она поставляет будущих избирателей левым партиям. Система заточена под одно: под умножение людей, которые будут голосовать за левых. Ты мусульманин? Замечательно! Значит, ты не должен забывать религию предков. И нам говорят: «В мире 1 миллиард 600 тысяч мусульман. Как вы можете быть против них?»

И это как-то странно, потому что современная Европа начиналась с просвещения. Современная Европа начиналась с того, что в ней тоже была тоталитарная церковь, и Вольтер бросил вызов «гадине» — церкви, которая тогда контролировала все сферы мысли, которой принадлежали 99,99% населения. И представляете, где была бы сейчас Европа, если бы Вольтеру сказали: «Как же ты смеешь возражать против того, во что верят 99,99% населения?» Насколько был по нынешним меркам по отношению к католицизму, к вере, которую разделяли все, некорректен Вольтер.

Возникает вопрос: ну, как же можно, избавившись от собственного религиозного тоталитаризма, капитулировать перед чужим? Ответ: ровно по той же причине левой идеологии и всеобщего избирательного права. Или, допустим, вот ты женщина, ну, «значит, тебя угнетают белые самцы». Я обращаю ваше внимание, что этот новый феминизм не имеет никакого отношения к реальной борьбе за права женщин». Только что я сказала, что он боролся бы иначе за пава тех женщин, которые по определению являются не совсем полноценными гражданами, он боролся бы против хиджаба и женского обрезания, а вместо этого мы видим женщин в хиджабах в качестве организаторов женского марша.

И я уже говорила, что союз исламизма и феминизма кажутся противоестественным только с точки зрения здравого смысла, а с точки зрения умножения жертв, он, конечно, совершенно рационален: «Во-первых, эти белые самцы обижают самок, во-вторых, эти белые самцы обижают угнетенные народы Востока. Угнетенные, голосуйте за нас». Что случится с правами женщин, если к власти придут ни какие там не исламисты, а вот самый что ни на есть мирный ислам? Если в Европе будут введены законы шариата? Вот как-то это угнетенным женщинам не сообщают.

«Вы гей? Вы угнетены. Вы афроамериканец? Вы угнетены. Вы мексиканец? Вы нелегальный мигрант? Вы женщина? Вы должны знать, что вы угнетены, а мы вам поможем».

И каждая категория здесь, может быть, является меньшинством, но все вместе они, конечно, создают большинство. Потому что вот те белые гетеросексуальные самцы, платящие налоги, должны, по идее, оказаться в абсолютно меньшинстве. И вот все эти виды угнетенных меньшинств — иногда реальных, иногда преувеличенных, иногда вовсе выдуманных — они все вместе образуют большинство, которое нужно левым, чтобы прийти к власти в результате всеобщего голосования.

И, к сожалению, всё это основано на той простой вещи, что общество всегда является пирамидой. Людей в его основании всегда будет больше, чем людей на вершине. И вопрос только в том, по каким признакам люди попадают наверх пирамиды? На Западе долгое время происходил положительный отбор. При всех оговорках наверх попадали самые умные, самые предприимчивые, самые инновационные. Собственно, это создало западную открытую экономику.

В Советском Союзе на верх пирамиды попадали мерзавцы, те, кто не умел создавать — только делить. Левая идея состоит в том, что наверху пирамиды должны быть не те, кто производит, а те, кто делит произведенное. А тех, кто производит, чтобы делить, надо назвать преступниками. Они там отбирают прибавочную стоимость, они вызывают глобальное потепление, они кормят страшными ГМО, они живут во дворцах, а бедняки в хижинах.

И я бы хотела вам заметить, что если бы на Западе не было всеобщего избирательного права, а была бы, скажем, избирательная система, в ходе которой право голосовать имеет только тот, кто на цент хотя бы платит больше налоги, чем получает субсидий, разумеется, вне зависимости от цвета кожи, расы, пола сексуальной ориентации, — то 90% надуманных вопросов, которые мы сейчас видим в Европе и в чуть меньшей степени, но все равно видим в Америке, они исчезли бы сами по себе.

Мигранты из неблагополучных стран? Конечно, ради бога. Замечательно. Только пусть работают, не живут на пособия. Пусть интегрируются, а не сохраняют ту самую культуру, которая сделали их страны неблагополучными.

Или там границы? Да, естественно, государство имеет право контролировать, кто въезжает на его территорию. Если внутри государство очень богатое и тем более, если внутри его существуют какие-то пособия, которые платятся на его территории бедным людям, то оно не может принять все 6 миллиардов остальных жителей земли, которые живут не так хорошо.

В общем, вот такая печальная история, что нам еще в 90-х годах стали говорить политологи осторожно, что всеобщее избирательное право, оно не выживает в бедных обществах. Как в свое время пошутил, по-моему, господин Смит из Родезии, африканское избирательное право — это один человек, один голос и один раз. И, действительно, в бедных обществах, особенно в африканских обществах один раз после деколонизации были проведены выборы, а после этого никаких выборов не было.

Но сейчас мы видим еще более печальную историю с всеобщим избирательным правом. Оно создает внутри даже богатых обществ такие проблемы, которые могут оказаться гораздо более существенными, в конечном итоге, и достаточно отрицательно сказывающимися на развитии этого общества.

В этом смысле — я много раз говорила, — не бойтесь, что на выборах в Америке победил Трамп, потому что он не угрожает американской демократии. А вот бойтесь, когда на выборах в Америке победит Оказия Кортес, потому что это будет не только проблема Америки, а потому что это будет проблема всего мира. Потому что технический прогресс и медицинский прогресс, и научный прогресс после этого значительно замедлится во всем мире, потому что Америка является просто острием копья этого прогресса. Просто чтобы было понятно: 95% лекарств, которые создаются — создаются в Америке, благодаря тому, как устроена частная система здравоохранения. Будет государственная система здравоохранения в Америке, как хочет Оказия Кортес — ну, будет та система здравоохранения, как в России.

И, конечно, вторая проблема заключается в том, что левые идеи, которые доминируют сейчас в мире, как, собственно, и хотел Советский Союз, и приводят к существованию многочисленных стран-изгоев, приводят к тому, что странам-изгоям легко хулиганничать, потому что никакого надзора за ними нету. Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире