Время выхода в эфир: 09 февраля 2019, 19:08

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Смотрите нас на YouTube «Эхо Москвы», задавайте там же вопросы, ставьте лайки и всё прочее. Смотрите на моем собственном канале «Латынина ТВ». Еще хочу сказать, что 27 марта я буду живьем выступать в Праге. Ссылка на билеты висит опять же на нашем сайте «Латынина ТВ». 28 марта я буду выступать на «Дилетантских чтениях» в «Гельвеции». Ссылка на нашем сайте, а сами билеты — на сайте гостиницы «Гельвеция».

И поскольку прошлую неделю я посвятила более важным вещам, чем всякие сиюминутные, начну с сенатора Арашукова, о котором я тут недавно говорила в эфире «Эха Москвы». Но сейчас скажу больше и немножко по-другому.

Я начну с того, что у нас, наконец, выяснилось, кто именно ворует в России углеводороды ведрами. Если помните, было именно такое обвинение, которое предъявили Ходорковскому и Лебедеву на первом процессе. Их обвиняли в том, что они физически не заплатили налоги, а на втором — что они физически украли всю нефть. Правда, не говорили как — ведрами или машинами вывозили или в карман наливали.

И вот на этот раз выяснилось, что, действительно, была такая штука и, действительно, крали, и, действительно, ведрами, но, правда, не нефть, а газ, но физически. И был это никакой не Ходорковский, а член «Единой России», сенатор, вообще, уважаемый человек с 6 классами образования Арашуков, точнее, его отец. Потому что, конечно, Арашуков-младший — это просто наследник.

И вообще, всё, что вы хотите знать о качестве этих людей — это то, что, имея миллиарды, этот человек получил 6 классов образования. Не совсем понятно, почему он не купил себе хотя бы диплом международного юрфака МГУ. Но, вот честный человек, с другой стороны — даже диссертации не написал, в которой шоколад поменяли бы на мясо.

Самый главный вопрос в этом детективе, понятное дело — это кто эту прекрасную семейку заказал? Вот как у Агаты Кристи самый главный вопрос «Кто убил: привратник или не привратник?» Уже много говорят: «Кадыров, это Кадыров». Нет, не Кадыров. Дослушайте до конца. Это будет интересный детектив с абсолютно неожиданным ответом.

Тем не менее, я обращаю внимание, в чем суть одного из обвинений, которые им предъявлено — в том, что люди буквально физически воровали газ. То есть входило в трубу, допустим, тысячу кубов, а воровали… писали, что вошло 100, а полученный газ продавали налево. Это, конечно, такой кавказский национальный обычай, это такой адат, известные еще со времени золотого руна, причем обычно речь идет о нефтяной трубе.

И вот, есть, допустим, труба из Дербента. Если пройти вдоль трубы, там врезок даже не сотни — там их реально тысячи. В Дагестане есть специальная профессия: врезчик в трубу. Это, вообще, сложное искусство — врезаться в трубу под давлением. Это сложно. Села этим живут, кланы этим живут. Вот как бедуины жили сопровождением караванов, то на Кавказе так многие люди живут этим промыслом.

Но тут, конечно, во-первых, не нефтяная труба, а газовая, что на самом деле сложнее, потому что в газовую трубу врезаться еще сложнее. А, во-вторых, это, конечно, были уже не врезки, а просто такой вид профессиональной деятельности, который обеспечил олигархическое существование на самых высших этажах власти.

И при этой фабуле обвинения первый вопрос: А какое количество людей в это было вовлечено? Вот сейчас там обыски происходили где-то без малого в тысяче пунктов. Потому что представьте себе, сколько людей, чтобы менять показания датчиков, писать что-то считать, собирать деньги за газ. Это же деньги собирались не только с населения и даже не столько с населении, сколько с предприятий. Вот люди реально выносили газ ведрами.

И второе. Во всей этой истории два прекрасных человека, одного из которых зовут Кирилл Селезнев, и он глава «Межрегионгаза». И есть другой человек, его зовут Алексей Миллер, и он глава «Газпрома». А они-то куда смотрели? Мы понимаем, что труба «Газпрома» дырявая, что из нее течет, что из нее свищет, что это не единственная такая группа.

И вообще «Газпром» решил важнейшую такую физическую задачу, за решение которой, на мой взгляд, надо давать Нобелевскую премию. Это задача: транспортировка газа в сите. Вот в трубе, имеющей форму сита и снабженной огромным количеством дырочек, которые называются арашуковыми. И сито течет, оно, тем не менее, транспортирует.

Но все-таки, согласитесь, здесь масштабы исключительные. Речь идет о сотнях миллионов и не кубов, и не рублей. И возникает вопрос: А где здесь Селезнев и где здесь Миллер? И в этом смысл, когда говорят, что этот арест имеет кавказское измерение, он, в том числе, имеет, извините, серьезное газовое измерение. Это такая серьезная заявка силовиков на то, чтобы поговорить как минимум о роли господина Селезнева.

А вторая комичная деталь, на которую никто не обратил внимания почему-то: А вот что, собственно, этот конь делал в сенате? В этом смысле, почему он был сенатором, как раз понятно, потому что у нас в сенаторах исключительно вот кони. В этом смысле та фотожаба, на которой изображен конь, который сидит в сенате и говорит: «Я по латыни не понимаю. Дайте мне переводчика», а вокруг два таких римлянина в лавровых венках, она совершенно несправедливая, потому что изо всех концов нашего сената доносится конское ржание, свиное хрюканье, волчий вой. И если там разговаривают по-русски, то это все-таки потому, что конь не может выйти, а волк ржать и приходиться как-то находить общий язык.

Ю.Латынина: Наша проблема на Кавказе — то, что в отличие от России XIX века мы не можем ничего Кавказу предложить

Так что мой вопрос, заметим, не «Почему он был сенатором?» — мой вопрос: Почему этот человек в этот момент физически находился в здании сената? Потому что по виду шестиклассника Арашукова понятно, что его легко застать по ночам в ночном клубе в компании госпожи Волочковой или в компании Тины Канделаки, а вот застать его в сенате — ну, слушайте, люди не за тем покупали абонемент в это здание, чтобы еще и посещать заседания.

Опять же говорят, что Арашукова туда заманили. Ему коварно сказали, что будет распределение комитетов, и он туда так за морковкой — топ-топ… Потому что они реально боялись, что если брать его не месте, то будет какая-нибудь стрельба. Вот с теми же предосторожностями брали мэра Махачкалы Саида Амирова. Хотя обычно эти страхи вполне преувеличены. Но тут, конечно, спецслужбы можно понять. А тут в прекрасное здание на входе служба ФСО. И, конечно, вся эта операция в результате оставляет ощущение такое ощущение, как у Джорджа Мартина известная «Кровавая свадьба». Заманили, пригласили, расстелили дастархан — и хлопнули!

Ну, и главный вопрос, как я уже говорила: Кто заказал? Потому что тут я посмотрела репортаж «Вестей» об этом деле, но я смотрела его в YouTube. И читаю комментарии, там, видимо, тролли в «Вести» не ходят. И я как-то изумилась, потому что нет ни одного комментария: «Вот спасибо! Наконец родная власть изобличили преступную шайку», а все комментарии: «Ну, ребята, обгадились бульдоги под ковром. А куда вы смотрели? А кто другой в Совете Федерации?». А нельзя ли, как сказал Александр Глебович Невзоров, все это здание сразу обнести решеткой, а можно еще запустить туда автоматчиков, ну, и, может быть, парочке человек сказать: «Пригнитесь!»

Потому что, конечно, арест сенатор за убийство — ну, это все равно, как быть изгнанным из гестапо за жестокость. И вообще, вы знаете людей, которые имеют влияние на Кавказе и не убивали людей? Потому что на Кавказе статус кланов напрямую зависит не от количества миллиардов, которые им украдены, а, собственно, благодаря специфике кавказской экономики — российской в значительной степени, но кавказской еще в большей степени — там просто других средств на Кавказе нет; все другие способы получения денег, они вне конкуренции, — так вот статус зависит впрямую от количества штыков, которые они содержат на эти деньги, от готовности клана применять для защиты своего статуса все средства, в том числе, и противоречащие закону и даже особенно противоречащие закону.

И каждый кавказский клан он работает как геотермальная станция: на разнице температур. Они бюджетные деньги берут, нанимают на эти деньги киллеров, раздают их родственникам. На эти деньги им поет Басков, делает шпагаты Волочкова. Ну, конечно, их принимают, как, понимаете, принимали, например, того же самого главу Следственного комитета Бастрыкина в «Адиюх Пэлас». Фотографии эти вы все видели. «Адиюх Пэлас», напомню, это та роскошная гостиница, которая когда-то принадлежала Назиру Хапсирокову. Об этом мы поговорим позже. Но потом она была, конечно, арашуковская.

Собственно, это у нас и называется вертикаль власти. Поэтому сказать, что Арашукова взяли за убийство — это звучит смешно. Ну, где это видано, что из-за каких-то показаний каких-то киллеров брали таких уважаемых людей? И даже тут не надо говорить ни о каком Кавказе. Чтобы далеко не ходить — у нас возглавляет «Единую Россию» никто иной, как господин Турчак. Есть не то что показания, есть видео допросов людей, которые рассказывают, как сначала Горбунов, а потом и сам Турчак заказывали им журналиста Олега Кашина. Известно, кто сидит — сидит тот, кто дал эти показания.

Поэтому гипотеза о том, что кавказского сенатора арестовали за убийство… Ну, опять же, какой там Кавказ? — как говорил кот Бегемот — Что там Кавказ? Например, был такой сенатор Изместьев. Тоже был труп на трупе. На чем погорел Изместьев? На двух вещах. Одна из них случилась после 2004 года, когда после Беслана случайно в общей истерике арестовали кингисеппского киллера, его звали Александр Пуманэ. Еще его забили прямо в отделении милиции, заставив признаться, что он террорист. Потом все-таки начали копать, для кого он вез ту взрывчатку, которую у него обнаружили в автомобиле, и выяснилось, что есть кингисеппская группировка, что она исполняет заказы. И всплыли убийства, которые они делали как раз для господина Изместьева.

Ю.Латынина: Абсолютно нет никакого экономического смысла, чтобы капусту в Магадан поставлял крымский мясокомбинат

И тоже были еще пустяки. Это бы замяли. Но Изместьев себе на Рублевке устроил роскошную дачу прямо напротив одной из путинских резиденций. Еще любил там фейерверки пускать. И даже по слухам не Владимир Владимирович, а просто Людмила Путина послала сказать фэсэошников, что «извините, пожалуйста, ваши фейерверки нам тут спать мешаете и вообще, не продадите ли дачку?» А этот конь опять же вместо того, чтобы сказать: «Да, конечно. Слушайте, да я всю жизнь эту дачу строил, чтобы подарить ее президенту Российской Федерации или его супруге. Держите, пожалуйста!» И был бы он в полном шоколаде.

А он вдруг, знаете, что вспомнил? Про рынок и закон и говорит: «Да, я, более-менее, даже ее и продам даже, но только я сейчас позову оценщиков и они мне ее оценят по западным стандартам». Парень, а ты людей убивал по каким стандартам — по западным? Ты нотариуса Галину Перепелкину по каким стандартам мочил — по западным? Это называется двойные стандарты. Как президенту дачку продавать, так мы оцениваем по рыночной стоимости, а как людей кингисеппской группировке заказывать, так это значит, не по рыночной? То есть человек берега потерял, причем не с трупами — с трупами он мог существовать в свой экологической нише, — а вот именно с фейерверками.

И в этом смысле, конечно, Арашуковы тоже потеряли берега, они тоже захотели стать президентами родной республики. Чего до крайности не любит наш главный Владимир Владимирович. Если вы помните, с этого начались проблемы тоже у кавказского клана Гуцериевых, что один из братьев захотел стать президентом. То есть в этом смысле, конечно, их история — это история старухи, которая сначала попросила статус царицы, потом всё остальное, а потом сказала, что хочет быть владычицей морскою — тут она оказалась с разбитым корытом.

И, кстати, об убийствах. Посмотрите, какие эти прекрасные убийства, которые им шьют. В одном случае просто грохнули человека. Его звали Шебзухов, которого могли назначить на должность премьера Карачаево-Черкесии. А Арашуковы хотели, чтобы эту должность занял их человек. Это просто кавказская классика жанра. Вот при одном из прежних президентов Дагестана — не буду называть его фамилию, — чтобы рассказать историю без купюр. Вот практиковалось: очень часто продавалась должность двум соискателям, а те потом выясняли с помощью гранатомета, кто ее возьмет.

В другом случае Арашукова просил некого Аслана Жукова, главу молодежного движения «Адыге-Хаса» организовать захват дома правительства. Всего-то. И тот вместо того, чтобы организовать этот захват, слил в интернет аудиозапись, на которой происходил разговор. Это прекрасный момент. Представьте, что Навальный попросит кого-то организовать захват дома правительства и будет запись в интернете. И что случится с Навальным?

Ю.Латынина: Вместо того, чтобы признать эпидемию, московские власти начинают всячески врать

А своим долгое время было можно. Вот мы знаем, что им можно воровать, им можно убивать. Но по этой записи мы узнали — это же было много лет назад — это расширяет наш кругозор, — что своим можно захватывать дом правительства хотя бы даже и на Кавказе.

Вообще, за кадром в связи с этими обвинениями, как я уже сказала, в убийствах и краже газа осталась, собственно, история их возвышения, потому что ее наши следственные органы рассказывают не так охотно. Поэтому я немножко восполню их пробел. И вы сейчас поймете, почему следственные органы о ней молчат. Потому что славный путь калана Арашуковых начался еще с того времени, когда в Генпрокуратуре — тогда еще не было Следственного комитета, они тогда еще были едины, они тогда еще были гермафродитом: не было отделения мужского от женского начала у Платона в первоначальном мифе.

И был тогда еще такой Назир Хапсироков. Если помните, это такой человек, который поставлял проституток «человеку, похожему на генпрокурора», потом, собственно, эти кадры и слил, когда испугался. И, собственно, говорят, что у Хапсирокова с Арашуковыми была такая же история. Он их всюду продвигал. Он старшего Арашукова устроил в «Газпром». Санкт-Петербург, после чего он Хапсирокова кинул.

И там возник еще один популярный вид бизнеса, — как говорят опять же, мы сами не смотрели, — который заключается для таких приближенных в России к прокуратуре бизнесменов, когда людям сначала прокуратура начинает устраивать людям проблемы, а потом возникает посредник — в данном случае это были Арашуковы, — которые говорили: «А вот сейчас мы этим проблемы давайте решим на небольшую мзду».

На самом деле, говорят, что по этому случаю они познакомились с Кадыровым, потому что они устроили проблему человеку, который был близко к Кадырову. Дальше следует якобы предложение: «Ну, давай пятерочку — мы проблему решим». Рамзан производит расследование, говорит: «Да, пятерочка. Только, во-первых, не пятерочка, а 15, а, во-вторых, не с того человека, а с вас». Так то в этом смысле хотя они обнимались с Кадыровым, как все на Кавказе обнимаются; где вы увидите такого человека, который на Кавказе не обнимет Кадырову всё, что Кадыров попросит…

И там еще был, конечно, этот момент платежей за газ, потому что я тут прекрасно понимаю Рамзана Ахматовича, потому что, согласитесь, горному чеченцу и так обидно платить за газ, а тут еще платить за газ не «Газпрому», а именно товарищам Арашуковым . Как я уже сказала, это такая национальная кавказская традиция оплаты всей инфраструктуры, такой древний адат: собираешь наличку от населения (необязательно от населения) и вывозишь ее, а «Газпром» подождет.

Поэтому, естественно, есть предположение о том, что то, что случилось с Арашуковыми — это Рамзан. Но и помимо того, что это не стиль Рамзана — ну, ребята, какая-то прокуратура, какой-то Чайка, какой-то Бастрыкин… ну, это же не по-мужски. Мы видели, что случилось с Мовлади Байсаровым, с Ямадаевыми. И в этом смысле, конечно, это не Кадыров. И ответ, на самом деле, совершенно невероятный. Ответ называется Матовников. Если вы не знали, кто это, то это новый полпред на Кавказе. И, конечно, то, что происходит — это продолжение того, что делает новый президент Дагестана Васильев на Кавказе. Это, действительно, вы будете смеяться, наведение порядка. Пока в ограниченном масштабе и, наверное, не совсем годными силами, потому что наши силовые ведомства сами мало чем отличаются от Арашуковых.

Но в этом смысле как ни невероятно, традиционный вопрос «Ребята, а чего вы там делаете в Сирии или в Африке? Вы у себя на Кавказе порядок наведите», в этом случае традиционный вопрос несправедлив, потому что это именно наведение порядка. Это наказание зарвавшегося клана, людей, которые еще захотели стать президентом.

И вообще, кстати, приглядитесь к Матовникову. Очень интересный человек, потомственный комитетчик, сын человека, который еще в советские годы курировал «Альфу», человек который участвовал в охране Кадырова-старшего. Напомню, что это было еще в то время, когда эти люди то ли охраняли Кадырова-старшего, то ли сторожили Кадырова-старшего. Это были еще такие времена. Это человек, который участвовал в Сирии, в Крыму, в общем, во всем, где мы поучаствовали, суперзасекреченный человек, который практически во время награждения впервые появился на камере. В июне 18-го года назначен полпредом президента на Северном Кавказе.

И тот редкий случай, когда это можно только приветствовать, потому что даже если это и замена какого-то клана, то это замена кавказских кланов кланами силовиков, а силовики в России все-таки это не совсем клан, все-таки иногда действительно силовики.

И, конечно, я бы в этом смысле советовала посмотреть не только на Кавказ, но именно на «Газпром», потому что человек, перед которым сейчас загорелась тревожная мигающая лампочка, как я уже сказала, это глава «Межрегионгаза» господин Кирилл Селезнев. И даже если это просто делается в интересах клана силовиков, того самого, который у нас то румынскую шпионку Цуркан арестует, то еще какого-нибудь ученого за то, что тот е-мейлы пишет, но, во всяком случае, этот как-то приближенно к деятельности нормального государства.

Ю.Латынина: Не надо бояться Трампа, надо бояться новой итерации

И, конечно, наша главная проблема в этом смысле на Кавказе — это ровно та, что в отличие от России XIX века мы не можем ничего Кавказу предложить. Чтобы цивилизация побеждала, ей мало иметь силу, ей мало иметь тот самый пулемет Максима, которым британские войска крушили мусульманских фанатиков в Судане — ей надо быть цивилизацией, ей надо иметь возможность сказать: «А вот у нас тут нормальные законы, по которым люди не едят головы, по которым люди не сжигают вдов на кострах». А если мы сейчас говорим, что у нас тут в России особый путь — да, вот мы в грязи, мы берем взятки, мы воруем, мы убиваем, у нас солсберецкий шпиль, но мы духовные, — то, знаете, Арашуковы и прочие скажут: «У нас духовности этой на Кавказе куда больше. Вот наша духовности круче». И духовностями с Кавказом трудно меряться — ихняя длиннее.

Но еще раз повторяю: вопреки всем саркастическим предположениям о том, что это борьба кланов — это настолько похоже на нормальное наведение порядка на Кавказе и нормальную зачистку, на нормальное поведение нормального государства, насколько наше государство вообще может быть нормальным.

Собственно, конечно, эта оговорка, она важная, потому что возникает по поводу тех же силовиков, по поводу той же армии… Вот история, которая произошла на этой неделе, когда обнаружили в военном училище эхинококк. То есть это страшная штука, абсолютно медицинская, когда в тебе заводится червяк, этот червяк заводится в кисте, киста возникает в легких, киста возникает в головном мозге, киста возникает где угодно. И, простите, после недолгих медицинских консультаций легко выясняется, что для того, чтобы заполучить эту болезнь да еще в массовом количестве, надо годами, извините, годами жрать собачье дерьмо, причем собаки должны кормиться с помоек. Это не болезнь благополучного общества.

Знаете. вот в евангелиях Иисус исцелял прокаженных. Под проказой тогда, собственно, имелась в виду любая кожная болезнь. А где он находил прокаженных в таких коварных количествах. Ответ: потому что Восток и антисанитария. Вот говоря прямо, для того, чтобы это случилось, курсанты должны были годами жрать какашки, причем не домашних собак, а помоечной стаи. Там говорят о какой-то землянике, которую один раз съели. Вот ничего это не может быть. Вот они питались систематически российской суверенной духовностью. Вот так она выглядит.

И, конечно, возникает вопрос: в каких условиях надо было хранить эти продукты? Сколько надо было воровать местным арашуковым? Потому что я даже специально отыскала себе… мне прислали статью нескольких американских врачей — Бенджамина Бриста и Фрэнка НРЗБ. Смертность от человеческого эхинококка в США — за 30 лет 41 человек помер. Причем цинично в статье написано — она же там политкорректно написана, — что диспропорционально ей подвержены некоторые меньшинства. Ну, в переводе: «В основном помирают от этого дела индейцы и в основном помирают мигранты разные из Латинской Америки, потому что они из бедных пастушеских общин, которые выращивают овец и другой скот и имеют собак для того, чтобы их пасти», — цитата закрыта. Вот 40 случаев смертных в штатах за 30 лет, к сожалению, когда люди умерли. И вот сопоставимая по масштабам эпидемия заражения в одном единственном, отдельно взятом здании.

И, конечно, прекрасные родители курсантов. Вот я цитирую статью из «Новой газеты»: «В течение скольких лет всё это происходило, — говорит один из родителей, — это либо питание, либо это диверсия». Ну, конечно, это диверсия! То ли гад Обама, то ли гад Трамп привез своих собственных американских цээрушников, и они там подмешали червей от в тот склад, где всё это ранилось

Перерыв на новости

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер! Опять Юлия Латынина. «Код доступа». Во второй части программы я бы хотела поговорить о российской экономике, точнее, о том, что от нее осталось. Потому что в это воскресенье в российских городах, в десятках буквально, прошли акции против мусорной реформы, очень солидные, потому что, например, в Северодвинске в разгар морозов пришло 9 тысяч человек. Вы можете себе припомнить, чтобы в Северодвинске с и огромным заводом для полодок кто-то когда-то приходил на акции?

Одновременно продолжается публичный скандал с эпидемией дизентерии, которая поразила детские сады на Юго-Востоке Москвы. И в пандам я могу вспомнить замечательное расследование Алексея Навального про мясокомбинат «Дружба народов», который ни с того ни сего без конкурса имеет эксклюзивное право поставок продуктов Росгвардии, после чего продукты эти, естественно, подорожали, кто в двое, кто втрое. И я хочу сказать, что у этих трех, казалось бы, разных история, общий знаменатель.

Первое, что мы видим — что они связаны с недовольством тех слоев населения, которые обычно далеко от оппозиции и режима, потому что, конечно, жители Северодвинска или мама московская, у которой заболела дочка дизентерией, — это не те люди, которые выходят на Болотную.

Во-вторых, общее в этих трех случаях — это то, что во всех случаях недовольство населения проистекало из-за централизации отрасли, централизация которой, собственно, бессмысленна и может объясняться исключительно коррупцией. Потому что, скажем, в Росгвардии служит 340 тысяч человек, они разбросаны по всей стране. Абсолютно нет никакого экономического смысла, чтобы капусту в Магадан поставлял крымский мясокомбинат. И в этом смысле, конечно, когда вы крадете у пса, который должен охранять дворец, кость, чтобы выстроить себе этот самый дворец, это может быть не очень осмотрительно, потому что пес может разозлиться, что кости его лишили, и если они перестанут охранять дворец, то какой тогда смысл всего мероприятия?

Я уже много раз говорила, что нет никакой мысленной причины для создания «Росмусора», централизации его переработки. И ровно наоборот, потому что количество мусора будет в стране расти, если создать организацию, доходы которой и статус которой будут зависеть от количества мусора в стране. Точно так же, как если вы даете всю власть в стране чекистам, то у вас в геометрической пропорции растет количество врагов народа, точно так же, если вы даете деньги организации «Росмусор» в пропорции количества мусора, то количество мусора будет увеличиваться.

А нормальные страны идут по другому пути. Они как раз делают так, чтобы количество мусора уменьшалось. Они водят такие вещи как залоговая стоимость за пластиковые бутылки и так далее.

Ю.Латынина: Америка — это тот космический корабль, который плывет впереди нас всех

Абсолютно точно так же нет мыслимой экономической причины, чтобы снабжать московские школы и те же садики из одного централизованного поставщика. Слушайте, при Советском Союзе Госплан был, а вот этой самой Госпищешколы не было, потому что, ну как же это… зачем кормить детей как пассажиров в самолете? Понятно, пассажир в самолете не может заказать в другом месте… Нельзя, в самолете развернуть кухню. В школе, слава богу, место есть, можно чего-то свеженькое сварить.

И причина всех этих монополий — это принцип: «Люди — новая нефть». В том смысле, что когда нефтяные доходы путинского окружения стали падать, потребовались новые источники доходов. Этот новый источник — население. И деньги у этого населения изымаются с помощью разных искусных монополий. И понятно, что это делают люди — Золотов в случае Росгвардии, — люди, контролирующие подобные монополии, люди, которые близки к подобным монополиям — Ротенберг и Чемезов в случае мусора, Пригожин в случае школьных завтраков, — понятно, что люди, которые это получают, они становятся всемерно заинтересованы в сохранении режима. Более того, это дает этим монополиям доступ к избыточной серой кассе, которая нужна для защиты режима иногда методами, далекими от законных.

И ни в коем случае не преуменьшаю действенность этой меры. Ровно наоборот. К сожалению, исторический опыт показывает, что как только вы создаете прослойку людей, которые готовы защищать режим любой ценой, потому что они знают, что в другой ситуации им ничего подобного не светит, то это очень эффективный способ стабилизации режима.

Но одновременно понятно, что это создает дополнительный источник недовольство. Вот смотрите, что творится с этой дизентерией, просто какой-то ужас. Там журналистку уволили из ТАСС, потому что она решилась об этом написать. Там еще перед этим, правда, не только по поводу дизентерии, но и по поводу школьного питания к мамам подходили и советовали заниматься им своими делами и подумать о здоровье детей.

Представьте, себе, чтобы наши детские садики снабжались как при СССР — в каждом своя кухня, — ну, естественно, кто-нибудь не вымоет руки, и обязательно заведется или шигелла или глиста, или еще что-нибудь. Но никакой политической составляющей бы тут не было Ну, подумаешь, да — кухарка не помыла руки. Политическая составляющая происходит именно потому, что эпидемия вспыхивает, по меньшей мере, в 12 садиках, а вместо того, чтобы ее признать, московские власти начинают всячески врать, врачи отказываются ставить диагноз, и происходит какая-то абсолютно немыслимая оруэлловищина. Потому что, получается, что государство монополизировала прибыль от поставок еды в детские сады, одновременно оно монополизировало ответственность за дизентерию. При этом прибыль оказалась у частной компании, а ответственность именно на государстве.

Абсолютно та же история была, например, с «Платоном», потому что Ротенберги получили 10 миллиардов рублей в год, что для Ротенбергов — семечки. А государство в без того сложной экономической ситуации просто полностью разорило тысячи водителей, лишило их работы иногда, для других создало сложности. Опять же деньги от новой системы остались Ротенбергам, а все политические минусты достались именно государству.

То есть вот эта система псевдогосмонополий, потому что это не совсем государственные монополии, они принадлежат частным людям, государство их только устанавливает. Государство несет на них политические риски, а выгоду получают частные люди. В некотором смысле, как я уже сказала, это похожа на систему средневековых фьефов, только раздают не земли, а питание Росгвардии, грузовые перевозки и так далее. И общество очень резко расслаивается, потому что сверху оказываются графы и герцоги — бенефициары этих госмополий, а крепостные, розданные в лен, они всё больше и больше проникаются протестными настроениями.

Потому что ну, как? Ты был суперлоялен режиму, ты никогда не ходил на Болотную, ты слушал Навального. Вдруг ты обнаружил, что грузовик, который ты купил в долг, составлял твой заработок, больше не окупается, дочка заболела дизентерией, около дома строят гигантский мусорный полигон, а ты пытался протестовать — выбили тебе зубы и завели уголовное дело.

Как я уже сказала, феодальный режим, в принципе, очень устойчив. Режим, при котором верхушка вооружена беспощадно и готова охранять свои привилегии любой ценно, в принципе, может быть неколебима. С другой стороны, сейчас все-таки не XIV век. И, с другой стороны, в результате неколебимости такого режима видит, как происходит стремительная деградация России. Она происходит именно по той причине, что если в России все больше и больше прибыль давали сначала бюджетные деньги плюс нефть, потом, как я уже сказала, вот эта система псевдогосмонополий, то за пределами России, в нормально ориентированных рыночных обществах главную прибавочную стоимость дает интеллект. А деньги бегут туда, где находится интеллект. И интеллект, соответственно, при таком режиме псевдогосмонополий из России бежит. Я уже цитировала данные очень хорошего СМИ «Проект», который посчитал, что 6–миллионов убежало программа Путине. Это абсолютно гигантское количество.

И страна падает в бездну. Очень важно понять, что это падение, оно очень долгое, и оно происходит без плана. Оно не происходит потому, что вот в Кремле написали какой-то план падения страны в бездну и говорят: «Давайте мы введем монополию на это, на это… Да, страна будет падать в бездну, но мы сохраним власть». Это происходит по-другому, потому что каждый откусывает свой кусочек.

Что есть у амебы? У амебы есть хватательный инстинкт и вот ложноножка, которую она выпускает. Приходит человек и говорит: «А давайте здесь еще одну такую штучку напишем. А давайте еще это мне, потому что патриот и потому что это будет защищать российские национальные интересы». То есть, как и всякая эволюция, эта эволюция происходит стихийно. Вот жираф не думает: «Давайте я отращу шею и буду есть с верхних веток». Просто происходит естественный отбор, и он идет в пользу жирафа.

Вот у нас тоже происходит естественный отбор и тоже в пользу жирафа. Как он происходит? Я вам расскажу один из анекдотов, которые я могу рассказывать десятками. Условно говоря, пришли люди, делают что-то в регионе. Приходит губернатор, говорит: «А мне, пожалуйста, половину». Губернатору дают половину, потому что без этого ничего не сделаешь. Губернатора сажают. Приходит второй губернатор и говорит: «А мне тоже половину». Вытекает вопрос: а зачем людям заниматься в таком ракурсе бизнесом.

Или вот просто прелестная история. Я опять же не буду называть имен людей, с которыми она произошла, но это была неплохая строительная компания. Не буду называть город, где это произошло. Приехал патриарх Кирилл. Компания строила дом. Вдруг вызывает мэр главу компании, говорит: «Слушайте, снесите верхние три этажа». Компания говорит: «В каком смысле?» — «А она у вас выше церкви, ваша стройка». — «Как? Вы же подписали. Мы же выиграли. Вот тендер, вот всё честно. Вот проект. Вы это десять раз утверждали». — «А ничего не знаю. Сносите верхних три этажа». Останавливаются, естественно, продажи. Компания терпит дикие убытки, потом пытается как-то договориться с представителями местной российской духовности. Выясняется цена вопроса: 6 квартир для какого-то там монастыря.

Это вот классическая история того, что я называю «отрицательный мультипликатор». Потому что для того, чтобы заставить людей поделиться бизнесом иди дать взятки или для того, чтобы получить миллион, надо нанести ущерб на 5 миллионов.

Есть опять госкомпании, считается, есть в России такая штука, которая называется «Бассейн». «Бассейн» — это тот самый параллельный бюджет, который наполняется людьми в госкомпаниях. Понятно, что наполнение этого «Бассейна», вот этих серых параллельных бюджетов, оно создает неограниченные возможности для воровства, потому что опять не рубль, который кладут в бассейн, воруется — 4. Это абсолютно демотивирует руководство компании: зачем добиваться каких-то коммерческих результатов, если то, что оценивают в компании, это не прибыль, которую получает компания, а то, как она наполняет «Бассейн».

Вот еще один прекрасный пример. Новые правила деятельности строительных компаний, сравнительно недавно принятые в России. Теперь в них внесены существенные изменения. И теперь строительная компания значительно стеснена в своих операционных возможностях. К примеру, после того, как она продает квартиры, она должна хранить все деньги в банке до конца продаж, ради бога их не выводить. К чему это приводит? К гигантскому удорожанию квартир, к тому, что очень небольшое количество компаний способно выполнить эти новые правила. Кто будут эти компании, нам тоже прекрасно понятно. Кто у нас там получил право на застройку земли возле Пулковской обсерватории? Правильно: Setl Group некоего Максима Шубарева, который своим учителем называет Турчака-старшего.

Или выживет Агентство ипотечного жилищного кредитования господина Плутника, которое на 100% принадлежит государству. То есть естественным путем произойдет огосударствление и квазиогосударствление строительного бизнеса. То есть раньше строительный бизнес был рыночным, хотя бы и коррумпированным, теперь это будет в чистом виде вот та же самая псведогосмонополия.

Причем прекрасен предлог, под которым приняты новые правила. Оказывается, чтобы не было обманутых дольщиков, потому что они протестуют. Ау! Ребята, кто у нас обманывал дольщиков? Я напомню картинку: 2009 год. Перед государственной думой обманутые дольщики приковали себя наручниками к чему-то там. Человек, против которого они протестовали, это была некая марина Игнатова, председатель жилищного кооператива «Дружба», которая перед этим руководила одновременно Российским географическим обществом. То есть Российское географическое общество: Литке Крузенштерн, Врангель… и Марина Игнатова, председатель кооператива «Дружба». И вот эти дольщики приковывают себя. К ним приходит ОМОН и реально размазывает им печень по асфальту. Люди реально после этого попадают в больницу — с инфарктом один, другая — со сломанными ребрами.

И преступление этих людей состояло не в том, что они, как Анастасия Шевченко состояли в «Открытой России», и не в том, что они, как псковская журналистка и моя коллега по «Эху Москвы» Светлана Прокопьева, сказала, что когда студент взрывается у здания ФСБ, надо посмотреть, что делало перед этим ФСБ. Кстати, я в скобках скажу, что когда студент взрывается возле здания ФСБ, он идиот. Есть масса более осмысленных способов самовыпилиться из жизни. И ты никогда ничего не докажешь своей смертью тем людям, которые на тебя глубоко-глубоко забили, которым хотелось бы, чтобы тебя не было. Но Светлана Прокопьева сказал всё совершенно правильно. Она задала те вопросы, которые надо было задать. Я просто считаю, что на них другие ответы.

Так вот преступления этих людей, которых размазывали по асфальту, заключалось в том, что их кинула член «Единой России» и, насколько я понимаю, достаточно близкий к господину Шойгу человек, потому что сейчас она руководит крепостью Пор-Бажин в Хакассии, на родине господина Шойгу. Вот вопрос: когда государство защищает права обманутых дольщиков, нельзя ли их как-то защищать по-другому? Не путем прекращения строительства и без того недоступного для большинства россиян жилья? Нельзя ли просто арестовать тех, кто обманул этих дольщиков, как Арашуковых арестовали? Может быть, после этого охотников их кидать сильно поубавиться?

Потому что если вы будете арестовывать людей, преступление которых состоит в том, что их кинул член «Единой России», то, естественно, все люди, которые хотят кинуть дольщиков, будут вступать в «Единую Россию» и дальше попадать в тот же самый сенат и в ту же самую думу. Потому что то, что принято, это не закон о защите дольщиков — это закон о централизованном их кидании. Потому что раньше это были всякие строительные кооперативы «Дружба», теперь это будет происходить в централизованном порядке. Отнимут у людей, которые покупают жилье по факту право выбора. Они будут вот как школьники ходить в столовую. Тут еще школьникам же даже еду хотят из дома приносить запретить. Фактически им сказали: «Теперь вы дома будете через некоторое время покупать или у государства или у приятеля Турчака или еще пары компаний».

Еще раз повторяю: это происходит инстинктивно. Это не происходит по плану. Вот если есть, чего монополизировать — это будет в порядке эволюции. Вот купит Греф Яндекс, как он хотел в прошлом году и будет огосударствлен Яндекс не дай бог. Купит ВТБ еще парочку продовольственных сетей и продадут, допустим, прекрасным людям Линникам из «Мироторга», которые по счастливому совпадению носят ту же фамилию, что и девичья фамилия супруги Медведева. И вот очень неплохое построили Линники мясное хозяйство. Чего же его не построить-то на госкредиты на госгарантии? И вот будет такое «Росмясо». Росгвардия уже всё покупает у мясокомбината «Дружба», а мы будем покупать у «Росмяса», у Линников явочным порядок. До будет — у Турчаков, мясо — у Линников, Лекарство — у Чемезова. Те лекарства, которые не у Чемезова, — запретить. Не разрешить ввоз или опять же завозить только Чемезову. Ну, останется какая-то мелочь: айфоны, «мерседесы»… И дело идет к тому, обратите внимание, что явочным порядком 80–90% трат, которые будет тратить обычный человек, они будут приходиться на эти псеввдоимперии, псевдомонополии.

И проблем при этом будет возникать две. Первая: конечно, падает качество, как при всякой монополии. Потому что если у вас есть выбор домов, вы хотя бы можете подумать. Вы и так покупаете из-за стесненности не очень хорошие дома, а вы представляете, что будет, когда этого выбора не будет?

А вторая проблема заключается в том, что экономика будет схлопываться. Она же схлопывается сама собой, потому что если в такой экономике будет такая компания, которая будет стараться хорошо работать, то выясняется, что у нее нет тех контрагентов, тех мест, где она прямо в России может закупить комплектующие, составляющие, куда она, например, может сбыть продукцию.

Вот есть такая компания «СИБУР», которая, несмотря на то, что там был известный Кирилл Шамалов, зять Путина, на самом деле, компания развивалась совершенно правильно. И компания единственная, пусть и на госкредиты, строила в России то, что надо строить — строила нефтехимию. Но у «СИБУРа» есть грандиозная проблема, потому что она эту нефтехимию строит в Ангарске. А скажите, пожалуйста, кто это в городе Ангарске потребитель продукции нефтехимии? Где-нибудь в штате Миннесота мы понимаем. Там сотни каких-то мастерских, компаний, которые будут покупать то-сё, упакову… А в городе Ангарске кто?

То есть я еще раз объясняю, почему мы падаем в черную дыру и почему это падение происходит чрезвычайно медленно. И, в конце концов, это сводится к одному простому правилу: В современной экономике деньги делаются за счет интеллекта, а в российской экономике деньги всё больше и больше делаются за счет псевдогосмонополий. Причем эти псевдогосмонополии уже затрагивают непосредственные интересы граждан.

И последняя история. Я не могу не сказать. Новая звезда политического небосклона демократический социалист Александрия-Оказия Кортес представила на этой неделе план переустройства американской экономики, он называется The Green New Deal. New Deal — это то, что предложил Рузвельт Америке, а Green — это зеленый. Это совершенно потрясающая программа. Я долго думала, с чем ее сравнить. И вспомнила замечательную цитату, которую обещал Иисус Христос. Они приведена у Папия Иерапольского, и в ней говорится, что Иисус говорил: «Когда придет Царствие небесное, то на каждом виноградном на кусте будет 10 тысяч ветвей, а на каждой ветви будет по 10 тысяч лоз, на каждой лозе будет по 10 тысяч гроздьев, на каждой грозди будет по 10 тысяч ягод и каждая из них будет кричать: «Я лучшая! Возьми меня». И Ириней Лионский, очень православный человек, который рассказывает эту историю, еще и прибавляет, что, собственно, Иуда в этот-то момент и усомнился. Он — сука — сказал: «Вот оттуда это возьмется?» Понятно, что это только Иуда мог усомниться. И этом смысле пра Александрии Ортес, она просто абсолютно повторяет программу Иисуса, а кто не согласен, тот просто гад, капиталист и, вообще, Иуда.

А если серьезно. Оказия Кортес предлагает за 10 лет в Америке запретить весь газ и нефть, то есть всю дешевую энергию, которая необходимо для функционирования американской экономики, обогрева домов, движения машина. Кроме этого она хочет запретить и атомную энергетику, которая составляет 20% производимой в Америке. Она хочет запретить самолеты, потому что они выбрасывают много углекислого газа. Честно говоря, один вулкан, если чихнет, выбросит больше, но Александрия-Оказия Кортес вряд ли это знает.

Она хочет запретить мясо, потому что коровы пукают, и это тоже вызывает глобальное потепление. Гамбургеры она хочет запретить.

Кроме того она хочет перевести все машины с бензина — ну, понятно, машины за 10 лет машины должны стать или электрическими или вот я не знаю… должны превратиться в велосипеды. То есть одно из двух: или на заседании комитате Демократической партии изобретут ноль-трансортировку, или люди пересядут на ослов.

Она хочет перестроить каждое здание в Америке. Владелец каждого дома от бунгало до небоскреба должен будет произвести гигантскую реконструкцию и вложить миллионы и миллиарды в оборудование новых совершенно способов, которые позволит максимально действовать энергосберегающее.

Вы скажете: А что взамен? И на какие шиши? Взамен кроме этого Green New Deal каждому обещает работу, кто хочет, гарантирует, как в Советском Союзе. Помните, право на труд? Но еще лучше, что каждому, кто не хочет работать — не не может, не является инвалидом, а просто не хочет — она обеспечит экономическую безопасность.

Кроме этого она обеспечит всем бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, дом обязательно, жилье. Ну, просто как в Советском Союзе. Хорошую пищу. «Правительство, — цитирую, — предоставит здоровую пищу каждому американцу» Это не дело супермаркета с точки зрения Оказии Кортес, это государственное дело — обеспечить питанием. Да здравствуют российские централизованные школьные завтраки.

Вы скажете, кто оплатит всё это великолепие? Ответ: ну, конечно, богачи, которые всё это украли у трудящихся.

И это я почему говорю. Очень многие боятся Трампа. Ребята, вы не Дональда Трампа бойтесь. Не бойтесь того, что он переизберется в 20-м году. Вы бойтесь вот это стоит в Америке на пороге, потому что Демократическая партия Америки на наших глазах и, в том числе, в качестве реакции на Трампа превращается в коммунистическую партию в ее классическом виде. Нем предъявляют под видом The Green New Deal советскую Конституцию 36-го год. Мы знаем, когда советская Конституция была принята, и что происходит за тем временем, когда эта Конституция принимается. Потому что за каждой такой конституцией наступает 37-й год.

Мы окончательно видим, что такое, собственно, учения глобального потепления в этом смысле. Это такой новый марксизм, новая попытка объяснить, что да, бизнесмены у вас не крадут у вас прибавочную стоимость, но они, гады, убивают планету, они грешники, их ждет ад. Еще раз: не надо бояться Трампа, надо бояться новой итерации и того, кто приходит сейчас внутри Демократической партии Америки к власти, а потом, возможно, и к власти во всем мире. Потому что, знаете, все наши российские фокусы…

Когда терпит крушение лодка и тонет, это замечают обитатели только самой лодки. А Америка — это тот космический корабль, который плывет впереди нас всех. И вот если этот космический корабль станет терпеть крушение, то мир, действительно, превратиться в очень неприятное место. Всего лучшего, до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире