Время выхода в эфир: 17 ноября 2018, 19:08

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина как всегда в это время по субботам, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Слушайте нас и смотрите нас по YouTube «Эха Москвы», смотрите нас по моему собственному YouTube, на который можно зайти с сайта latynina.tv. Кстати, у меня буквально через дней 10, я надеюсь, выходит новая книжка про историю христианства. Это первая из книжек. Я думаю, их там будет штук 6 (и я надеюсь). Она называлась изначально «Иисус из дома Давидова», теперь она называется «Иисус. Историческое расследование». И это я, собственно, к тому, что с момента выхода этой книжки нормально заработает мой сайт, на нем появятся всякие нормальные ссылки, мы его откроем. Так что смотрите нас на YouTube «Эха Москвы», смотрите нас на моем собственном YouTube, а у пиратов не смотрите, пожалуйста.

Самая духоподъемная история, которая случилась на этой неделе, это, конечно, 22 миллиона, вернее, 25, которые собрала Евгения Альбац. И теперь вот эти вот ребята, которые приговорили ее к штрафу, вот эта вот судья Боровкова (она же Затомская)... Если кто не знает, эта судья меняла фамилию, потому что это та же еще судья, которая судила Бориса Немцова. Это вот которая заставила его 6 часов простоять на ногах в качестве пытки, а потом сказала, что «Знаете, это он сам так хотел».

Вот, все эти прекрасные судьи, этот генерал фсбшный, который за этим стоит, они, конечно, я думаю, сейчас себе локти кусают, потому что, во-первых, получилась мощная рекламная кампания «The New Times». Потому что они думали, что вот это вот так тихо и произойдет. Как это происходило тихо всегда – как тихо покупали «Коммерсантъ», как тихо покупали Газету.ру, как тихо сливались бесчисленное количество СМИ, как закрыли НТВ. Ну, кто вышел за НТВ?

И казалось бы, ребята, ну, вот, НТВ закрыли! УЖ какой-то там «The New Times», да? Какой охват «The New Times» по сравнению с охватом НТВ? А вот выяснилось, что дело не в «The New Times». Что-то очень серьезно поменялось в стране. И журнал «The New Times» в результате сейчас, во-первых, конечно, абсолютный лидер по оценке публикой своей значимости. Да? Вот, они написали у него на стене там… А… не получилось. Он был найден не легким, а тяжелым. Выкупили.

Плюс я обращаю ваше внимание, что, в принципе, это же деньги возвращаемые, потому что будет Европейский суд по правам человека. Я как-то мало сомневаюсь, что точно так же, как он сейчас Навальному сказал, что его преследуют по политическим мотивам и даже добавил Навальному в плюс статью 18-ю, то есть именно преследование по политическим мотивам. Я как-то совершенно не сомневаюсь, что Европейский суд вернет все эти деньги журналу «The New Times». То есть можно будет на него еще развиваться.

Правда, это долго будет происходить, но никуда эти деньги в конечном итоге не пропадут. В конечном итоге, значит, вот эти фсбшники, вот эти судьи своими руками собрали эти деньги, на которые «The New Times» когда-нибудь потом еще и вернется, и еще будет жить.

И, вот, они думали, что у них всё пройдет без сучка, без задоринки, как всегда проходило. А в стране что-то изменилось.

Потому что, конечно, те люди, которые собирали на «The New Times», они не только на «The New Times» собирали – они показывали этим свое отношение к режиму. Точно так же, как те люди, которые выходили по поводу расследования Навального про Медведева, они выходили не по поводу расследования Навального, они выходили, чтобы сказать «Ребята, надоело. Слазьте».

Для сравнения, да? Что такое вот эти 25 миллионов? Вот тут показывали по кинотеатрам в это время прекрасный северокорейский фильм. Ну, то есть он не северокорейский, он российский, его сняла семейная бригада вот этой самой Симоньян-Кеосаян, «Крымский мост. Сделано с любовью!». Вы извините, как сказал по этому поводу Булгаков, «фильма я не смотрел», но полагаю, что он похож на другой фильм, который я, впрочем, тоже не смотрела.

Ну, в общем, по интернету можно понять, в чем там мощное содержание, да? Очередной мощный блокбастер о духовных скрепах. Уже имя автора сценария Маргарита Симоньян обещает такие скрепы, что охренеть. И, значит, в день премьеры сборы составили, цитирую, «4,6 миллионов рублей». И уж как его пихали, и вот эта реклама, и вот эти гигантские деньги бюджетные, на которые он произведен, а всего, значит, за первые 5 дней проката он собрал 44 миллиона, ну, 43,9 точнее. Но учтите, да? Просто сравнить вот эти духовные скрепы. Ну, тут же и реклама, тут же людей туда пихали, тут же, значит, только на такие фильмы чуть целыми не классами водят. Тут же, значит, насаждали как картошку во времена Екатерины.

И причем эти деньги – их надо там поделить наполовину с учетом той же самой рекламы, как я уже сказала, и с учетом сборов кинопрокатчиков. То есть журнал «The New Times» собрал реально физически больше.

И это, конечно, трагедия, потому что, вот, съемщикам этих фильмов, им, конечно, снятся лавры «Веселых ребят». Им, конечно, снится, как в 30-е годы снимались (будем откровенно говорить) точно такие же по степени вранья фильмы. Потому что в стране царил ужас, в стране царил голод, в стране царил ГУЛАГ, а по экрану шли, значит, какой-нибудь «Светлый путь».

И люди, действительно, тогда туда ходили, на этот «Светлый путь» ломились. Актеры, которые снимались в этом «Светлом пути», были звезды.

А теперь, вот, они под эту северокорейщину, они же там зачищают специально залы, чтобы в это время не ходило никаких других иностранных фильмов, которые, значит, могли бы испортить тот северокорейский духовный триумф. А народ всё равно своим рублем голосует за «The New Times», который гораздо меньше и который не идет в кинотеатрах.

А, вот, за этот самый Крымский мост не голосуют. Что они ни делают, не идут дела. И понятно, почему. Потому что из всех искусств для нас важнейшим является распил. Ну, люди-то смотрят на этот мост и думают «Мостик-то золотой. Это же вам не БАМ. Мы смотрим на мостик и думаем «А сколько там распилили?»

И это, конечно, серьезный признак. Потому что если вы посмотрите на оценочки, которые самый простой народ, не высокопоставленные интеллектуалы, дают этому фильму, это серьезный признак. Да? Как там говаривал Наполеон? Дрожание моей левой икры есть серьезный признак.

Я уже как-то много раз говорила, что для Путина, на самом деле, идеалом, на мой взгляд, являются не тоталитарные режимы прошлого. Потому что тоталитарные режимы – они реально были построены на том, чтобы догнать и перегнать Америку. Они реально верили в свою эксклюзивность и в то, что они будут суперсамые и суперхорошие. И это, собственно, такие режимы как Советский Союз и подкосило, потому что, ну как бы, опытным путем было видно, что они не превосходят Америку в части материальных благ.

Нынешний наш… Вот, я не знаю, как его назвать. Слово-то «квазитоталитарный режим» мне кажется очень сильным для этого. «Неототалитарный режим» — тоже неправильным.

А, вот, у Бориса Райтшустера, немецкого журналиста… Он написал прекрасную книжку, которая по-немецки называлась совершенно гениально «Демократура» (про Путина). А по-русски ее перевели очень плохо – «Путинократия». Да?

Вот, я бы сказала, что эти режимы – они демократурные (их можно назвать). Вот эти новы неототалитарные демократуры – они совершенно по-другому устроены, они не стремятся доказывать, что они самые крутые. Нет, они говорят «Да, мы в дерьме, мы в соплях, мы такие вот бедные несчастные, но зато мы духовные». И, значит, по всему Ближнему Востоку, по всякой Боливии, по всякой Венесуэле, в том числе и по России, да, оказывается, что это не противоречит наблюдаемым результатам.

Да, конечно, мы в дерьме, да, конечно, у нас ничего не получается. Но это потому, что они против нас злоумышляют. А еще мы духовные. Ну да, конечно, мы духовные с рекордным числом пьяниц, бомжей и брошенных детей на душу населения.

Или, допустим, вот эти тоталитарные режимы прошлого были устроены так, что они никак не взаимодействовали с внешним миром, не считая того случая, когда они посылали туда танки. А эти режимы, наоборот, открыты – они экспортируют во внешний мир ресурсы и импортируют всё остальное, потому что иначе они просто не могут.

Ю.Латынина: Те люди, которые собирали на «The New Times», они показывали этим свое отношение к режиму

Вот, Путин тут попытался создать этот свой вместо Мерседеса машину. Сколько она там стоила, которую ему построили, вот этот личный членовоз? 22 миллиарда рублей в единственном экземпляре? И всё равно там саморезом привинчены болтики?

Значит, тоталитарные режимы прошлого – они, конечно, ставили железную стену, чтобы мозги не уезжали из страны, потому что им было важно, чтобы в стране были мозги, которые сделают, вот, всё это ужасное ядерное оружие, с помощью которого они уничтожат проклятый Запад.

А здесь ровно наоборот. На самом деле, несмотря на всё, что они разевают рот и хлопают, и грозятся красивыми картинками ракет, которые улетают во Флориду, конечно, они Запад уничтожать не хотят. Ну, потому что, ну, если они уничтожат Запад, где же их дети будут получать образование и куда же они будут уезжать на отдых к своим любовницам? И где же они будут хранить свои деньги в своих швейцарских банках?

И не будут же они бомбить свой собственный банк. Наоборот, они хотят, чтобы как можно больше людей уехало на этот Запад, как можно больше мозгов уехало. И чем ниже будет интеллектуальный уровень оставшейся массы, тем легче ими будет управлять.

В этом смысле я еще раз повторяю, что, вот, для нынешнего Кремля идеалом являются не тоталитарные режимы прошлого, а, вот, идеал Кремля – это значит Хамас. Да? Вот, почему Хамас, который живет в пыли и грязи, нападает всё время на Израиль? Потому что… Ровно потому, что он живет в пыли и грязи. Ровно потому, что там полный трындец. Они мусор не могут наладить (сбор), у них электроэнергии нет. Что остается делать? Естественно, остается подбивать людей нападать на Израиль с тем, что, ну, дай бог Израиль ударит в ответ и можно будет кричать повсеместно «Нас опять обидели!»

И в Секторе Газа удается создать вот эту вот такую всеобщую атмосферу, в которой царит общественная цензура и в которой даже ни один человек не может… Представляете, что будет с несчастным бедным палестинцем, который так вот глаз вытаращит и скажет «Ребята, а вот то, что у нас мусор не убирают, и то, что у нас электроэнергии нет, может быть, это не проклятые жиды виноваты? Может быть, это мы сами? Может быть, это так получается?.. Почему так наши власти устроены, что у нас путь наверх лежит только через насилие? Почему у нас нельзя завести бизнес, который не будет платить Хамасу? И почему у нас нельзя вообще завести любой нормальный бизнес? Потому что любой нормальный человек, конечно, просто уедет из страны, чтобы завести его в другом месте.

И скажем, в какой-нибудь Зимбабве удается создать такую ситуацию. Или в какой-нибудь Боливии рассказывать, что, вот, нехорошие США нас обидели. И даже в Южноафриканской республике, отнимая у белых фермеров земли и потихонечку их убивая, удается рассказывать, что всё это вина проклятых белых.

А, вот, из России, несмотря на… Как я уже сказала, что у нас Хамас – идеал. Не удается создать Верхнюю Вольту, хотя так пошутил Сергей Брин.

Есть проблемы, потому что, все-таки, Россия – это великая страна с великим прошлым. И как Кремль нам ни внушает, что мы несчастные и нас обидели… Ну, как? Мы страна с европейской культурой. Это не нас завоевывали, это мы завоевывали.

Привить нам вот эту психологию завзятого двоечника и алкоголика довольно сложно.

И вторая, конечно, причина – это то, что, ну, так сказать, Путин – плохая замена Аллаху. Вот, когда вам исламисты объясняют, что если вы умрете, там, за Аллаха, вас ждут 72 девственницы на небе, то это, конечно, действует и люди реально взрываются.

А когда вот эти вот вам Кеосаяны, Симоньяны и прочие объясняют, что «Вот, как устроен мир», когда вам объясняют, что да, Россия, конечно, несчастная, ее все обидели и жить вам плохо, но зато мы встали с колен, то не совсем понятно, за что людям-то умирать? И поскольку кроме комедии «Крымский мост. Сделано с любовью» хочешь не хочешь существует интернет, хочешь не хочешь существует Навальный, хочешь не хочешь существует «The New Times». То как-то, вот, человек смотрит и думает: «Так, а неужели это я должен буду умирать за уточку Медведева? Неужели я буду умирать за сколько десятков уже дворцов у Путина? Неужели, я буду умирать за откаты Ротенбергов? Неужели, это и есть моя родина? Неужели правда, что вот эти вот гигантские откаты – это и есть наш духовный российский путь.

Ю.Латынина: Тоталитарные режимы – они реально были построены на том, чтобы догнать и перегнать Америку

И человек думает, что как-то странно, потому что, ну, вот, ладно, вот там была какая-нибудь Великобритания, был у Великобритании, не знаю, король Генрих Восьмой, рубил головы женам.

А… были викинги, приносили… Да? Когда известный викинг умирал, приносили человеческие жертвы – вместе с мужиком сжигали какую-нибудь молодую рабыню.

Ну, да, вот, были такие нехорошие факты в истории Европы. Были костры в инквизиции.

Европейские политики сейчас же не говорят, что это наши национальные ценности. Почему мы должны говорить, что Иван Грозный и всякая прочая опричнина – это наши национальные ценности? Почему мы должны говорить, что коррупция и откаты – это наши национальные ценности? Не лучше ли нам пожить поприличней?

Ю.Латынина +7 985 970-45-45. И собственно, довольно мало новостей. Но на этой неделе еще обрадовало нас российское правительство идеей изъятия вкладов. Ну, то есть вообще власть делает всё, чтобы денег никаких в стране не осталось. Только что нам рассказывали про дедолларизацию экономики. Я уже говорила, что, на самом деле, это была такая уловка со стороны ВТБ, чтобы сделать так, чтобы весь бизнес, который рассчитывается за рубежом, он заводил себе счета в ВТБ и это нам говорит о состоянии банка ВТБ и интеллекте банкира Костина лучше, чем любые проверки ЦБ.

Но, вот, еще одна новая история, что «А давайте спящие вклады изымать». Но ребят, хорошо, а можно уточнить, с какого момента вклад считается спящим? Потому что огромное количество людей несколько лет держат вклад и думают, что, наоборот, деньги в полной целости и сохранности. И если он не будет считать, что эти деньги в целости и сохранности, то, наверное, он и не будет держать эти деньги в банке, и денег в банке станет еще меньше.

Конечно, вот, все эти вот истории, там, налоги для самозанятых, «А повысим это, а исправим это» — это, конечно, лишний раз напоминает, что, судя по всему, российские власти понимают, что они стоят перед финансовой пропастью, что дела будут дальше только хуже, что как бы мы ни харахорились, экономические санкции действуют. И как бы мы ни рассказывали, что они идут нам на пользу, они не идут нам на пользу, потому что Россия по всем показателям (в том числе и по экономике) стремительно откатывается в Средневековье, когда мир идет вперед.

И, соответственно, ищут, где б дырку найти? И дырка, заметьте, у них всегда находится исключительно из кармана граждан. Вот, я еще не видела за последние несколько месяцев ни одной инициативы, в которой бы в Кремле сказали «Слушайте, а давайте-ка поменьше воровать? А давайте-ка поменьше дворцов строить? А давайте-ка, вот, если откат будет не в 5 концов, а всего в 4, может быть, это нам миллиарды сбережет?»

Нет. Всё время, значит, надо посмотреть: «А вот еще у пенсионеров можно взять деньги. А вот еще у водителей. А вот еще у самозанятых. А вот еще тут у граждан вклады лежат. А зачем они им, если они ими не пользуются? Мало ли, что они на квартиру копят».

И, конечно, это абсолютно разрушает (как бы сказать?), вот, остатки доверия к государственной и экономической системе, потому что… Что, собственно, в свое время сделало Европу Европой? Наверное, как раз идея неприкосновенности частной собственности. Это идея того, что в отличие от Азии, где ты сегодня был фаворитом султана и визирем, и у тебя были миллионы, а завтра следующий султан тебя раскулачивал и говорил «Ох, сколько ж ты наворовал».

В Европе частная собственность была неприкосновенна. Кстати, я должна сказать, что сейчас, когда в Европе к власти пришли леваки, эта ситуация меняется. Это доверие потихонечку исчезает.

Вот, меня поразила совершенно история, которая случилась в Гамбурге, когда гамбургские городские власти (они довольно крайне левые… Ну, не крайне, но левые), они изъяли у владельца несколько домов в центре города, 6 домов под жилье для мигрантов. То есть при этом формально дома остаются у владельца, причем он еще платит за их реконструкцию. И вы скажете «А как же так получилось, что в центре города стояли заброшенные дома, которые еще надо реконструировать?» А ответ очень простой: потому что поскольку, как я уже сказала, власти Гамбурга левые, то они такие установили расценки на сдатие жилья в наем, что не выгодно их было ремонтировать.

И, конечно, это долгая история, и не завтра старушка Европа кончится. Но старушка Европа идет по пути, который показан Владимиром Ильичем Лениным, только делается это с помощью всеобщих выборов и с помощью левых политиков.

Ну, впрочем, нам бы проблемы Европы. Как я уже сказала, наша система доверия, которая составляет, собственно, основу экономики, которая составляет ту дырку, вокруг которой возвращается экономика, как дырка, вокруг которой вращается колесо. Да? Вот, доверие – это вещь, которую очень сложно попробовать, но доверие – это вещь, которая определяет всё.

Ю.Латынина: У нас Хамас – идеал. Не удается создать Верхнюю Вольту, хотя так пошутил Сергей Брин

Как в свое время замечательно сказал один из крупнейших нью-йоркских банкиров, «Если я доверяю человеку, я дам ему деньги и без залога. А если я ему не доверяю, то я ему не дам ни за какой залог».

+7 985 970-45-45. И все-таки, я поговорю о Европе, потому что довольно мало российских происшествий на этой неделе, ну, если не считать замечательной истории с дамой из Амурской области, которая назвала Вячеслава Цеповяза «меценатом, известным предпринимателем и потомственным фермером», Ну, не подумала дама. Значит, она там защищает права человека в тюрьмах и… Теперь ее, правда, за этот громкий пассаж выгнали. Но, в общем, понятно, кого она защищает.

Вообще кого защищают наши официальные защитники прав человека – это как всегда как в анекдоте там «Мы знаем этого человека».

Ю.Латынина Так вот на наших глазах, кажется, может произойти уникальное событие – именно из члена Евросоюза Британия станет его колонией. И вообще что такое колония? Это страна, законы которой диктуются из метрополии. И которая при этом не влияет на их принятие. То есть она платит метрополии деньги, но не имеет в ней представительства.

И собственно, именно такой будет, согласно плану правительства Терезы Мэй, статус Британии в переходный период. Переходный период может продолжаться неограниченно долго. Британия должна будет платить деньги Европейскому Союзу, соблюдать все законы Евросоюза, при этом она не будет влиять на их принятие, а на территории Северной Ирландии законы ЕС будут действовать всегда. Это цена, которую Британия заплатит за невыход Северной Ирландии из состава Соединенного Королевства.

Поскольку я в отличие от Бориса Джонсона не претендую на пост премьер-министра Великобритании, я как раз не считаю, что, вот, «Ах, этот план предательский или позорный», потому что альтернатива еще хуже. Потому что в случае, если Британия не согласится на эти условия, власти Евросоюза сделают всё, чтобы уничтожить ее и как экономику, и как государство. И видимо, последнее им, учитывая как раз Северную Ирландию, точно удастся. Потому что Великобритания просто распадется, лишится как минимум Ирландии, а то и Шотландии.

Более того, в случае бунта против этих условий Британии грозят новые выборы, проигрыш Тори и, как следствие, победа на выборах Джереми Корбина.

Ну а на фоне правления Владимира Ильича Корбина, друга всех террористов мира от Хамаса до Ира, правления Садик Хана в Лондоне, в ходе которого Лондон догнал и перегнал Нью-Йорк по числу убийств, покажется детским садом.

В общем, говоря простыми словами, власти Евросоюза сделали всё, чтобы унизить и растоптать Великобританию, заставить пыль глотать, как говорит в таких случаях Владимир Владимирович, раскатать печень по асфальту. И я просто задумалась, что, вот, ничего похожего не наблюдалось, когда страны Балтии выходили из состава СССР.

Я тут уже как-то цитировала заявление Жан-Клода Юнкера о том, что в случае выхода Великобритании из Евросоюза британские самолеты не смогут садиться на территории стран ЕС. При этом не то, чтобы, вот, Жан-Клод Юнкер грозил. Просто, вот, он произнес такую фразу, которая заставила бы саму господу Захарову побледнеть от зависти, потому что господин Юнкер заявил, что он лично за то, чтобы найти хороший путь кооперации с нашими британскими друзьями.

То есть он полностью был за то, чтобы найти с британскими друзьями общий язык и решить вопрос с посадкой самолетов. Но всё не получалось.

Вот, пока не было никакого Евросоюза, летали себе спокойно английские самолеты и во Францию, и в Германию, и куда угодно. А теперь, когда есть Жан-Клод Юнкер, который полностью за кооперацию с британскими друзьями, это невозможно.

Ю.Латынина: Россия – это великая страна с великим прошлым. Это не нас завоевывали, это мы завоевывали

Но вот бывший люксембургский чиновник, которого никто никуда не выбирал заметим, работает над этим вопросом, аж пыль стоит! И если б такую фразу сказанул Путин или Трамп, то Тима Коста на пресс-конференции в Белом доме не то, чтобы отобрал микрофон у стажерки – он бы его съел. А глава Евросоюза – ничего, ему можно.

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, опять «Код доступа». Я говорила о том, что бедную Великобританию, что ей выйти из Евросоюза оказалось гораздо сложнее, чем странам Балтии выйти из СССР. И прекрасно объяснение, которое Евросоюз предлагает всем выдвигаемым им требованиям, потому что он заявляет, что Великобритания должна слушаться этих требований для обеспечения, цитирую, ровного поля для игры.

Тут я должна сказать, что кто-то обманул чиновников Евросоюза, потому что поле для игры, то есть конкуренция никогда не бывает ровным. Конкуренция – это и есть конкуренция. Ровное поле для игры – это к Госплану, это социализм или бюрократия (что, на самом деле, одно и то же).

Вот, собственно, вот это вот… Да? Для ровного поля для игры, для обеспечения справедливой конкуренции… Это просто дивное словосочетание – оно достойно Ленина или Пол Пота. И оно прекрасно показывает, что чиновники Евросоюза понимают, насколько идиотские правила для бизнеса сейчас приняты в Евросоюзе, насколько тяжелой гирей они висят на ногах предпринимателя. Потому что, например, почему в Евросоюзе запрещены ГМО? Да очень просто! Потому что с ними, не дай бог, сельское хозяйство станет прибыльным. И тогда погибнет вся гигантская и, кстати, коррумпированная машина его субсидирования. Потому что если есть бюрократия, то есть и коррупция. В результате которой фермеры вместо урожая выращивают на своей земле субсидии за то, что они ничего не вырастили. И более того, на фоне Брексита 2 лидера двух крупнейших стран Евросоюза заявили о том, что Европа должна обзавестись собственной армией.

Ну, точнее есть президент Франции Эммануэль Макрон, который говорит об этом давно. Я уже как-то говорила, что Макрон избран как и Ельцин в 1996 году в результате электорального шаромыжничества. Он имеет наинижайшие рейтинги. Он не имеет никаких шансов быть избранным на второй срок. Поэтому он заранее готовит себе пенсию в том месте, где никто никого не избирает, то есть в Евросоюзе.

Соответственно, масштабные планы переустройства Евросоюза, которые раз за разом предлагает Макрон, они влекут за собой в случае осуществления ограничение суверенитета Франции в пользу будущего надгосударства, которое, вот, как раз, как я уже сказала, готовит себе запасной аэродром. На глазах всей Европы и на глазах самой Франции.

Что касается фрау Меркель, то тоже интересно, потому что она поддержала идею создания этой Евроармии ровно после того, как после катастрофических выборов в Баварии и Гессене стало ясно, что ее дни, в принципе, сочтены.

Но самое замечательное, против кого эта армия, по мнению Макрона, будет направлена? А направлена она будет не больше не меньше как на защиту от США, Китая и России.

Ну, Россия – это еще понимаю, Россия при Путине, действительно, представляет собой реальную угрозу странам Балтии. И кстати заметим, что они никакой европейской армии не требуют, а вместо этого одни из немногих платят свои, полностью свои взносы в НАТО.

Но вот Китай, США? Каких грибов Макрон кушал? По какой долготе проходит вообще граница Китая и Европы?

Вот, как вы себе представляете? Китай наносит ядерный удар по части света, которая является крупнейшим производителем всего, что он потребляет. А, может быть, это Европа конфликтует с Китаем в Южно-Китайском море?

Вот, у меня такое ощущение, что этот товарищ Макрон перепутал столетия. Он думает, может быть, что Камбоджа еще французская? Ау! Опиумная война уже кончилась.

На самом деле, конечно, понятно, против кого была бы применена европейская армия, если бы она существовала сейчас: конечно, против Британии. Вот, против этих проклятых охальников, которые посмели выйти из Европейского Союза бюрократических и социалистических республик, и задницей закрыли дверь в светлое будущее.

Вообще та злоба, с которой европейская бюрократия душит Британию, у меня лично не оставляет сомнений в том, что будь у бодливой коровы рога, пырнула бы и рогами. Ввели бы какие-нибудь эти самые войска в Северную Ирландию по просьбе ирландского правительства в изгнании и с целью защиты от проклятых brexiteers.

И примечательны еще две вещи. Вот, что в этом феерическом списке Макрон и Меркель… Кстати, вы представляете себе, что, вот, встал бы Трамп и сказал бы, что Европа – его потенциальный противник? И чего с ним бы было?

Так вот, значит, а Макрону – ничего. И в нем, конечно, показательно отсутствует главный регион, который угрожает Европе реальными неприятностями, а именно Ближний Восток и Африка. И понятно, почему. Потому что в данном случае главная угроза не от государства, а от беженцев, и беженцы эти, которых и европейская, и германская, и французская бюрократия делают всё, чтобы превратить, собственно, в инструмент уничтожения традиционных европейских ценностей и традиционного европейского образа жизни. Свобода религии, свобода прессы, уже упоминавшаяся мной неприкосновенность частной собственности. Тем более независимостью суда от религиозных диктатов.

Вот, я только что приводила потрясающий пример с Гамбургом, который частную собственность забирает в пользу беженцев. Кстати, вы представляете состояние этой частной собственности после того, как она вернется хозяину?

Ю.Латынина: Кого защищают наши официальные защитники прав человека – это как в анекдоте «Мы знаем этого человека

Или прекрасный пример того, как германское ведомство по делам беженцев отказывается (долго, 2 года отказывалось) брать у них отпечатки пальцев.

То есть мы, россияне, с паспортами, с фотографиями, с датой рождения, ну, мы ж не все Петровы и Бошировы. Да? Мы когда оформляем визу в ЕС, мы сдаем отпечатки пальцев. И это, я считаю, совершенно нормально. Но вот, оказывается, что идут какие-то люди, которые неизвестно кто, из которых 34 порвали свои паспорта, люди, среди которых, действительно, много преступников, действительно, много исламистов, действительно, много террористов. И просто прекрасно известно, что эти люди – они (как бы сказать?) не совсем беженцы, потому что те, которые бежали из района боевых действий, они осели тут же, в соседней Турции. А те, которые добрались до Европы, они заплатили тысячи евро. При этом говорят, что паспортов у них нет.

Но вот у этих замечательных людей паспорта брать нельзя – это нарушает их права человека.

Это продолжалось до самого 16-го года (я уже как-то об этом говорила), после чего, значит, оказалось, что террорист, который въехал на грузовике в новогоднюю толпу, он имел 14 удостоверений разных и, соответственно, мог получать в 14-ти местах помощь.

Или то же самое по этой же причине вот эта германская организация BAMF – она никак не может установить, являются ли беженцы, претендующие на то, что они несовершеннолетние, вот, действительно ли они несовершеннолетние?

Вот сейчас существует правильно распознавания по компьютеру этого в 2 счета. Но, вот, эта вот немецкая почтенная организация – она никак не могла это сделать. Вот, приходит к ней дядька с бородой, говорит «Ну, мне 15». Ну, значит, ему 15, значит, ему полагается усиленное пособие, значит, он пойдет к добрым усыновителям в школу.

Заглянуть ему в зубы? Это, извините, простой способ проверить возраст, это нарушит его права человека. А посадить 30-летнего мужика, который прошел огонь, воду и медные трубы, рядом с 15-летними девочками и мальчиками, мужика, который уже понял, что этим неверным надо лгать и обманывать, поселить к доверчивым людям, которые вызвались воспитывать мальчика? Нет, это не нарушение прав человека этих доверчивых людей.

Вы помните, как германское телевидение несколько дней ничего не показывало после массовых изнасилований и харассмента в Новогоднюю ночь в Кёльне? Вы знаете, что оно до сих пор будет по мере сил игнорировать махровый антисемитизм в некоторых районах Берлина.

Это всё та же самая цензура. Более того, самый страшный вид ее – самоцензура.

Вот, есть Европейский суд по правам человека. Вот, только что они приняли замечательное решение по поводу Навального. Это, конечно, офигительно, я их поздравляю.

Но вот недавно у них в октябре был кейс. Дама на семинаре в Австрии напомнила своим слушателям, что пророк Мухаммед согласно хадису достоверному женился на любимой жене, когда ей было 6 лет, а сошелся с ней, когда ей было 9. И сказала, чем является это по современным нормам.

Так Евросоюз сказал, что дама не имела права этого говорить, что она возбуждала религиозную рознь.

Вот, вы представляете, что Евросоюз по таким же меркам бы, Европейский суд по правам человека существовал бы и судил бы, скажем, высказывания Вольтера. Представляете, сколько Вольтер возбуждал религиозную рознь?

Почему нам сейчас говорят, что, знаете, если во что-то верят миллиарды человек или миллионы, то этого нельзя обижать.

А представляете, еще раз повторяю, что было бы с Вольтером, что было бы с европейским просвещением, если бы тогда существовал Европейский суд по правам человека и сказал бы Вольтеру «Слушай, ты вот тут наезжаешь на христианскую церковь. А в нее, между прочим, верят, вот, миллионы человек, верят 99%. Большинство всегда право. Ты возбуждаешь религиозную рознь.

Все энциклопедисты возбуждали религиозную рознь согласно меркам, предлагаемым Европейским судом по правам человека.

Ю.Латынина: На фоне Макрона и Меркель Владимир Владимирович Путин – это стремящаяся к нулю величина

Вы спросите, как это могло произойти? Да очень просто, потому что современной Европой руководят те, кто в 69-м и 68-м году стоял на студенческих баррикадах, и готов был громить ради всего хорошего всё плохое.

Десятилетия прошли, детки остепенились. Пепел Клааса по-прежнему стучится в их сердце. Они ненавидят и хотят уничтожить все ценности, которые сделали Запад Западом.

Для этого они не брезгуют никакими союзниками. Но почему, например, «Советская Россия» в 20-м году в Баку проводила съезд освобожденных народов Востока? Почему на Востоке она покровительствовала не христианской Армении, а Турция, которая только что устроила армянский геноцид. Ну, наверное, не потому, что большевики были пламенными воинами ислама, а потому что они знали, что это хорошее оружие для уничтожения Европы.

И это я всё говорю к чему? Потому что очень часто (особенно на Западе) мы слышим, что, вот, Владимир Владимирович – страшный враг запада.

Я должна сказать, к сожалению, что на фоне Макрона и Меркель Владимир Владимирович Путин – это стремящаяся к нулю величина. Не то, чтобы он не хотел разрушить Запад. Он бы хотел, он бы мечтал. Просто российские нынешние кремлевские мечталки не соответствуют нашим возможностям. А настоящими разрушителями Запада являются его нынешние руководители – от Жан-Клода Юнкера до Макрона и Меркель, потому что Меркель умудрилась превратить правую партию во что-то среднее между Зелеными и меньшевиками. А демократическую партию США, ну, особенно там после победы Александрии Оказио-Кортес, ну, давайте я переименую, ну, хотя бы в социалистическую – так честнее будет.

И, конечно, Запад – сложный и древний мир, и ломать его сложно и долго. Но, собственно, почему я это говорю? потому что и Владимир Владимирович, и лидер турецкой демократуры Эрдоган, и славный вождь зимбабвийского народа Роберт Мугабе. И, значит, всякие разные там президенты Гамбии типа Яхью Джамме, бывший министр юстиции которого теперь работает главой международного трибунала в Гааге. И не принимает иски против ИГИЛа*, а зато принимает, пытается принять иски против кровавых американцев и кровавых британцев.

Вот, все эти мадуры, лукашенки, игилы, хамасы – это просто следствие слабости Запада. Это продукт его полураспада.

Потому что и в 18-м, и в 19-м, и в начале 20-го века правители стран, с которыми соприкасалась могучая западная цивилизация, с ее правилами, с ее достижениями, они понимали, что они должны проводить реформы, если они хотят выжить. Они делали свои страны как на Западе. В Японии была революция Мэйдзи, в Турции был Ататюрк, в России раньше всех был Петр Первый.

А вот теперь Ататюрки сменились Эрдоганами. Петры первые сменились Путиными.

Нет, это не вина русского или турецкого избирателя. Ну, точнее, это не только их вина. Это прежде всего результат отсутствия конкуренции, в том числе и военной конкуренции, потому что российской империи просто не было бы, если бы мы оставались азиатской страной.

Была бы, ну там, Польша в Украине и Смоленске, Балтика отошла бы Швеции. Приморье? Ну, если бы была революция Мэйдзи, к концу бы XIX-го века оттяпала Японию.

А вот теперь можно Азии оставаться средневековой страной сколько хочешь, и никто на тебя не посягнет. «Гуляй рванина от рубля и выше».

Можно превратить страну в болото, можно выжечь в ней весь бизнес, независимый от государства. Можно превратить избирателей в дичь, на которую охотится избранное сословие силовиков. И тебе ничего не будет. А санкции?.. Ну, санкции – это только вбивают гвоздь глубже в доску. Видите, как они нас не любят?

И в этом смысле я, конечно, скажу, что, вот, как показали события в Британии, правильно, все-таки, сделали британцы, что они попытались унести ноги из Союза Европейских Социалистических Республик еще до того, как он созрел во всей своей красе. Потому что в некоторых случаях есть вещи поважнее текущих экономических потерь.

Еще раз. Я вовсе не против европейской интеграции. Как идея Евросоюз был совершенно замечательная штука. В нем многое прекрасно, начиная от отсутствия границ и общей валюты, и кончая такой мелочью как дешевая мобильная связь через государство.

Но просто знаете, вот… Вот, Римская империя тоже была совершенно грандиозным государством, которое процветало, пока оно позволяло местное самоуправление. И пока эта римская империя представляла собой, по сути, сеть самоуправляющихся городов, практически, вот, типа такой политический блокчейн.

Вот, поэтому она и распространилась по всему миру. А потом, поскольку всякое гигантское государственное и тем более надгосударственное образование стремится к забюрокрачиванию, Римская империя начала забюрокрачиваться и начала превращаться в гигантское социалистическое государство, в котором раздавали соцпомощь населению (называлось это «Раздача зерна»), в котором операторы принимали эдикты о справедливых ценах, в котором бывшие выборные чиновники, которые раньше когда-то платили большие деньги избирателю и, там, строили театры и чего они только ни строили, чтоб быть избранными. Стали своими деньгами отвечать за неуплаченные городом, руководителями которого они являются, налоги. И это всё стало накрываться медным тазом.

Вот, очень много времени прошло, прежде чем Римская империя превратилась из свободного, поразительно самоорганизованного и поразительно либерального по тамошним меркам государство, которое отдавало на аутсорсинг почти все государственные функции. Вот вам бюрократическое болото.

Но Европейский Союз идет, к сожалению, по тому же пути. Впрочем, еще раз повторяю, тут дело во всеобщем правиле: если бюрократия один раз создана, она стремится только к самоумножению.

И если какой-нибудь МВФ или Всемирный банк один раз созданы, они будут продолжать существовать вечно, даже если Бреттонвудская система мертва.

И, конечно, вот в том числе когда я говорила, почему германские организации по поводу беженцев себя ведут так странно. Ровно потому, что они хотят умножить свое влияние, ровно потому, что они хотят умножить свою численность. Ровно потому, что они хотят умножить свой бюджет. Это абсолютно инстинктивно, как у амебы, а что надо сделать, чтобы умножить численность и влияние? Ответ: Надо чтобы беженцев было как можно больше, и чтобы они продолжали оставаться беженцами и чтобы их проблемы не решались.

А что надо для этого сделать? Сделано надо так, чтобы они не могли интегрироваться в Германию.

И, соответственно, вот, организация германская по делам беженцев работает для того, чтобы беженцы не могли интегрироваться в Германию, что является, кстати, в первую очередь преступлением против самих беженцев, потому что огромное количество этих людей сбежало из регионов с чудовищными условиями жизни, и они.. Для них важно было оставить эти чудовищные условия жизни за собой. А нет – люди под соусом «Ну, давайте поможем этим несчастным» делают всё, чтобы они эти чудовищные условия жизни воспроизвели уже в центре Европы. Потому что это выгодно с точки зрения бюрократии и потому что это, к сожалению, иногда уже выгодно электорально.

Слово «демократура» мне вообще чрезвычайно нравится. И хотя Германия еще ни в коем случае не демократура (еще расти и расти, и расти), но, вот, первые росточки – они какие-то везде тревожные.

Я бы сказала вот что. Я бы сказала вот такую интересную вещь. Что… Там, когда я 20 лет назад начинала в качестве журналиста, я не поменяла своих убеждений ни относительно рынка, ни относительно государства, ни почти относительно чего.

Но за это время мир вокруг меня стремительно полевел. И я обнаружила, что если раньше я была человеком, которого можно назвать крайне либеральным и даже нормально с точки зрения политически левым… Да? То теперь вообще Латынина – ну, она какая-то почти крайне правая.

И это поразительно, как полевел мир после того, как исчез Советский Союз. И после того, как перестало существовать для западных политиков ограничение, что, вот, есть реальный враг, который реально готов вас уничтожить. И стало возможно идти путем Советского Союза и не испытывать по этому поводу никаких электоральных проблем.

Ю.Латынина +7 985 970-45-45. И уж коли мы заговорили о глобальных историях, я хочу рассказать еще одну глобальную историю – это пожары, которые продолжаются в Калифорнии. Вот, совсем недавно обновили официальный перечень людей, о судьбе которых ничего не известно. В списке 630 человек, погибшими официально считаются 63 человека.

Трамп заявляет, что проблемой всему мисменеджмент, неудачное управление лесами. Губернатор Калифорнии Браун – он экомарксист, заявляет, что проблема, конечно, глобальная потепления.

И я много раз говорила, что в мире нет природных современным катастроф, а есть социальные. Вот есть, например, землетрясение в Гаити в 2010-м году, когда при магнитуде 7 (то есть это нижняя граница разрушительных землетрясений) погибли там не то 100, не то 160 тысяч.

И есть землетрясения в Чили магнитудой 8,8, в котором погибли 500 человек.

Бывают, конечно, редчайшие исключения типа Фукусимы, но и она, на самом деле, не исключение, потому что это реально крупнейшее из случившихся за последние десятилетия землетрясений, которое в буквальном смысле (вдумайтесь!) сдвинуло земную ось… У него магнитуда была больше 9-ти, и там, действительно, погибло около 15 тысяч человек.

И еще раз повторяю, нет природных катастроф – есть в современном обществе социальные.

Совсем недавно я разбирала случая Кейптауна, в котором страшно не хватает воды. Якобы власти говорят, из-за глобального потепления, а, на самом деле, из-за фантастической глупости и наглости властей.

И вот казалось бы, да? Удивительная история. Калифорния – штат, ВВП которого, напоминаю, больше, чем ВВП России. И, вот, губернатор штата Браун говорит, что это всё результат изменения климата, и что те, кто это отрицают, являются участниками трагедии. Вот, прекрасный ответ калифорнийского губернатора (лучше мог бы сказать только Патриарх Кирилл): «Горят леса из-за нашего сердца, стремящегося к прибыли. Горели и будут гореть. А мы, власти, ничего сделать не можем. А те, кт отрицают черноту сердца человеческого, только способствуют горению».

То есть… Значит, вот, возникает вопрос: а что же происходит в Калифорнии? Неужели и правду, значит, там глобальное потепление и сделать ничего нельзя? Нет ли каких-то других причин?

Ну и ответ, на самом деле, очень простой, потому что дело в том, что леса горят в принципе. Вот, когда они находятся в естественном состоянии, они горят. Это естественный механизм обновления леса, особенно в сухих местах. Вот, не знаю, как насчет калифорнии, но в астрале я даже видела деревья, шишки которых раскрываются только при пожаре. Да? То есть механизм, выработанный задолго до появления человека.

И скажем, индейцы, которые жили в Калифорнии и вообще по всей Америке. Они это знали. И поскольку им не хотелось стать жертвами естественного обновления, они выжигали подлесок по всему, кстати, континенту (не только в Калифорнии). Вообще одна из вещей, на которую европейцы обратили внимание, попав в Америку, это необыкновенное состояние лесов, которые были все без подлеска, чистые, которые представляли собой вот такую гигантскую дорогу, по которой легко перемещаться.

И, конечно, первые поселенцы в Америке – они тоже вокруг себя очеловечивали леса, они рубили деревья на дома, они забирали хворост на топливо.

И тоже происходило, кстати, и в России, потому что лес вокруг деревни был барский, всё, что упало, было крестьянина. Крестьянин оттуда тащил и хворост, и падалицу. И лес стоял чистый, избавленный от мертвых деревьев – можно было по нему ходить.

Начиная с середины XX-го века, всё это стало меняться. Сначала пропала нужда в хворосте на топливо, перешли на электричество, потом перешли на газ. Это мгновенно стало захламлять лес, приводить его в естественное захламленное состояние.

А что такое захламленный лес с завалами, с буреломом? Это спичечная коробка, готовая вспыхнуть.

Потом началась эра защиты природы, эпохальная. Эпохальной в этом смысле вехой был акт 1994-го года Клинтона О защите пятнистой совы и ее естественных мест обитания.

И что стало происходить с калифорнийскими лесами? Количество деревьев, которые были в начале 90-х 40 на акр, стало сотни на акр. А что такое «сотня на акр»? Это прежде всего ослабленные и больные деревья.

Ну, посмотрите на сосну, которая растет на опушке – да, она на 10 метров в сторону. Посмотрите на сосну посреди леса – ушки прижаты, труба ниже, дым жиже. Это дерево, которое конкурирует с десятью другими деревьями за свет, удобрения и воду. Это больное, ослабленное дерево, оно становится легкой добычей жучка. Кстати, именно это произошло в Калифорнии, потому что, начиная с 2010-х годов там миллионы деревьев стали добычей жучка.

А вам нужны естественные леса с пятнистой совой? Йес, ребята! Заказывали – распишитесь в получении.

Естественные леса, естественно, горят вместе с гордым… Вы спасли пятнистую человеку? Ну да. Но вот у вас зато десятки трупов.

Есть в русском языке такое прекрасное слово «чащоба». Вот, то, что получилось, благодаря охране лесов в Калифорнии, это не леса, это чащобы. Это прекрасный пример того, что человек не может жить в естественном окружении – он свое окружение должен менять под себя.

Просить человека не менять естественную среду – это всё равно что просить бобра не пилить деревья. Бобр – он же тоже меняет естественную среду. Просто человек – это самое животное, которое больше всех воздействует на экосистему, это входит в его расширенный фенотип.

Это всё равно, что сказать бобру «Парень, ты тут дерево повалил, плотину построил. Верни-ка всё в естественное состояние». Он ответит «Я не уничтожаю естественное состояние – я его создаю». Человек создает природу под себя.

Вот, я в прошлый раз хвалила Абрамовича и его парк возле Сколково. Вот, попробуйте походить по настоящему подмосковному лесу. Пройдете 10 метров – упретесь в бурелом. А теперь походите по парку Абрамовича – и там чистый лес.

И, собственно, вот это удивительная история, когда мы впервые видим в истории человечества, когда экомарксизм, когда вот эта вот упертая история «Давайте сделаем леса в естественном состоянии», когда власти расплачиваются и жители штата расплачиваются своими жизнями не за невежество и не за отсталость, как, скажем, на каком-нибудь Гаити, а когда они расплачиваются за энвайронментализм и экомарксизм. Заказывали естественные леса – получите.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

* организация запрещена в России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире