Время выхода в эфир: 17 сентября 2016, 19:07

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. У скромного полковника (полковника, Карл!) по борьбе с коррупцией Дмитрия Захарченко обнаружилось 120 миллионов долларов. И почему я начинаю передачу с этой новости? Потому что мы, во-первых, опять с ней попали во все мировые СМИ, во все мировые новости. Мы обязательно, если какую-нибудь гадость сделаем, попадаем в последнее время: или вот там война с Грузией, или война с Украиной, или вот сейчас полковник Захарченко.

И ехали мы только что с иранцем-таксистом, переезжая в Лондоне, перелетая с одного места на другое, и иранец-таксист жаловался нам на свое высокодуховное правительство, которое поднимает Иран с колен только для того, чтобы пилить бабки. И я сказала, что «Вот, вы знаете, вы не бойтесь. Вот, вы говорите, что там своровали, там своровали. А у нас 120 миллионов долларов кэшем нашлось».

И, вот, во-первых, иранец-таксист это знал. Да? То есть эта новость докатилась до просторов даже иранской поднебесной. А во-вторых, я, собственно, когда думала о том, как рассказать высокодуховному иранцу о высокодуховной России, я поняла, что эта новость характеризует нас, все-таки, лучше всего. Я порылась в мозгах, и поняла, что нет, не дача Медведева, даже не дворцы Путина, а, вот, 120 миллионов долларов кэшаком. Не то, чтобы этого не было и раньше. Были всякие слухи то когда выгонят зам главы ФСБ, что там была какая-то целая комната, сейф, до краев наполненный деньгами. Но тут показали. Почему они показывают? Почему они показывают сначала у Бельянинова, теперь вот у Захарченко? Я не знаю, почему они показывают. Потому что если они хотят показать, что они борются с коррупцией, то понятно, что они сами и есть коррупция, потому что для того, чтобы собрать 120 миллионов долларов наличными, это не одна взятка, не две взятки, это система.

И, видимо, на самом деле, кто-то понял, что дело несладко, потому что начал, как я понимаю, работать темник. И, вот, «Комсомольская правда» уже написала, что так как деньги, изъятые у Захарченко, были в заводской упаковке типографии американской Федеральной Резервной Системы, то есть появились напрямую из США, журналист Дмитрий Стёшин говорит: «Эта деталь, желтая бандероль может не значить ничего, а может значить очень многое, если вспомнить недавний государственный переворот на Украине». А господин Максим Соколов даже задался в Facebook вопросом: «Уж не общак ли оппозиции нашли у Захарченко?» То есть ребята поняли, что сделали что-то не то, и начали рассказывать, что, оказывается, вот, не общак ли это был оппозиции.

Ну, собственно, если это не общак оппозиции, то что же это? Ну и объясню, что это такое.

Вот, понимаете, у меня в советское время был дядя Боря, который, к сожалению, давно помер, который был инженером на советском заводе и стал инженером еще в 30-х годах. И как-то он мне рассказал такую замечательную историю, что к нему, к инженеру приходит рабочий рационалист-изобретатель, который предложил какой-то станок, который, ну, условно говоря, должен был штамповать гайки.

Ю.Латынина: Если это не общак оппозиции, то что же это?

И ему говорят: «Ну, вот, доработай и внедри в производство». И дядя Боря мой смотрит на этот станок и понимает, что станок не может работать. И дальше он понимает, что если он скажет, что этот станок не работает, то его возьмут и посадят, потому что он вредитель, препятствует творчеству рабочих масс. А если этот станок построят и станок не будет работать, то его посадят, потому что он вредитель и он построил станок, который не работает, и не сказал, что он не работает.

И дядя Боря мой взял отпуск. Месяц сидел, дорабатывал станок. Доработал. Станок запустили в производство. А потом дядя Боря всю жизнь до смерти Сталина ходил с чемоданчиком, потому что он боялся, что кто-нибудь посмотрит в чертежи и увидит, что станок не тот.

Вот, бизнес в России сейчас в положении моего дяди Бори: не дашь взятку власти – посадят, дашь взятку – придет следующая власть и придет посадит за то, что дал взятку предыдущему.

Вот сейчас у нас замечательное это дело энергетиков «Т Плюс» в Коми (компании). Ну, их обвиняют в том, что они давали взятку губернатору. Ребят, ну, как же они давали взятку губернатору, если они ее давали? У них же вымогали! А пришло новое начальство и за это посадило. И так клин, и так клин.

Вот, я постоянно слышу разные замечательные истории. Ну, например, строит кто-то кому-то. да? Сухой контракт, то есть без отката. Приходит на завод новое начальство, у которого погоны на плечах, говорит «Дай 5 миллионов» – «А откуда можно взять 5 миллионов из контракта, если он сухой?» — «А не важно. Ты дай, а то мы тебя посадим».

Потом другие люди. Приходят одни люди, говорят: «Дай нам половину от того, что ты заработал, а иначе посадим». Хорошо, допустим, если им дать, они через 2 месяца сменяются, приходят другие и говорят: «Нам дай половину». Приходит третий, приходит четвертый, и все просят по половине.

Вот, бизнес в России сейчас устроен так: ты не дал 5 миллионов – на тебя завели уголовное дело. Ты дал 5 миллионов – на тебя завели уголовное дело следующие, кто пришли за теми, кому ты дал 5 миллионов. Ты вообще сбоку стоял, а на тебя завели уголовное дело, потому что ты сейчас находишься в России, а те люди, с которыми ты был связан контрактом, и те люди, которые набедокурили, скажем, уехали за рубеж, а кого-то допрашивать надо.

Ю.Латынина: Не дал 5 миллионов – на тебя завели уголовное дело, дал – тоже завели

Вот тут 5 миллионов, тут 5 миллионов, тут 10 миллионов, так и выходит 120 миллионов долларов кэшем.

Почему, собственно, кэшем? Я думаю, потому что ему было сложно их пристроить, потому что попробуйте сейчас вот такое количество кэша пристроить в любой западный банк. Вот это та же самая проблема, что была у Пабло Эскобара, главы Медельинского картеля. Вот, в воспоминаниях его брата есть замечательная деталь о том, почему Пабло Эскобар очень много жертвовал на благотворительность? Потому что у них 5% кэшака просто погибало от усушки и утруски – там, мыши ели, дождь заливал. Ну, невозможно это было пристроить.

И, вот, если вы заметите, я думаю, что у наших коррупционеров такая же совершенно проблема, потому что, вот, обратите внимание, что там промелькнула деталь, что 300 миллионов долларов там лежали на счетах родственников в банке, который назывался «Дрезднер Банк», и этот «Дрезднер Банк» потом слился с другим банком. А как-то никто не обратил внимания, что «Дрезднер Банк» – это же очень известное учреждение, к которому имел отношение, если вы помните, вот такой прекрасный товарищ Матиас Варниг, с которым Путин вместе еще по Германии был знаком. И что «Дрезднер Банк» много чего делал, в том числе там оценку компании Юкос, когда ее продавали. И, вот, пока «Дрезднер Банк» работал, видимо, можно было положить. А когда он слился, то эти 120 миллионов остались вот в таком виде, накапливались-накапливались, пока и не сдохли.

И вот проблема-то, собственно, в чем? Что 120 миллионов долларов – это то, что было наличными. А что ущерба при этом экономике было нанесено не на 120 миллионов долларов, а было нанесено по крайней мере на 120 миллиардов. Вот это то, что я люблю называть «отрицательным мультипликатором», когда чиновник или силовик, или бюрократ для того, чтобы получить свой 1 рубль взятки, он наносит на сотни и тысячи долларов ущерба экономике.

Вот, простейшая модель – это, помните, у нас была такая вещь, Техосмотр в ГАИ. Вот, для того, чтобы пройти этот техосмотр в ГАИ, надо было простоять многочасовые, если не многодневные очереди. Если посчитать, сколько человек терял в этих очередях трудодней и трудочасов, и сколько в этих очередях терялось ВВП страны, и если посчитать размер денег, которые надо было платить за то, чтобы получить техосмотр вне очереди, ну, там получалось разница где-то в 100 раз. Чтобы украсть на рубль, надо было навредить на сотню.

Вот, другой классический пример – это система «Платон» господ Ротенбергов. Для того, чтобы получить 10 миллиардов рублей от государства, нужна была ситуация, при которой водители, российские дальнобойщики, у которых рублевые заработки и так упали в 2-3 раза (вдумайтесь, рублевые заработки упали в 2-3 раза!), чтобы они оказались поставлены на грань разорения, чтобы люди начали продавать свои машины. И всё это только для того, чтобы господин Ротенберг получил десятку миллиардов. Собственно, понятно, что этим людям совокупно был нанесен ущерб неизмеримо больший.

Вот это вопрос отрицательного мультипликатора. Каждые 5 миллионов долларов, с которыми приходят к бизнесмену и говорят «Дай взятку, а то посадим», а потом приходят к бизнесмену и говорят: «Слушай, ты же дал взятку моему предшественнику. Мы тебя сейчас снова за это посадим».

Это, собственно, и есть то, что губит российскую экономику, потому что… Вот, в Америке идут выборы. И почему не важно, кто победит на этих выборах, Трамп или Клинтон? Вот, мне Сергей Гуриев, один из лучших российских экономистов, который в силу того же самого отрицательного мультипликатора и тех же самых силовиков сейчас должен жить за границей. Вот, мне Сергей Гуриев только что в Лондоне замечательно сказал, что центр мира находится не в Вашингтоне. Центр мира находится в Силиконовой долине, в той самой силиконовой долине, где по мнению наших чиновников (это была замечательная заметка в одной российской газете) процветанием Силиконовая долина обязана большим залежам силикона.

Ю.Латынина: Центр мира находится в Силиконовой долине, в той самой силиконовой долине

Да? Вот там большие залежи силикона. И Силиконовую долину сломать будет очень сложно даже Трампу и даже Клинтон, хотя они оба будут стараться.

А, вот, какие в России залежи силикона? Вы представьте себе Сергея Брина, который работает в российских условиях, к нему приходит следователь и говорит: «Дай 5 миллионов, а то посажу. И вообще ты тут нарушаешь гостайну. И вообще почему ты не на госслужбе?» Всё, и кончается Сергей Брин.

Невозможна Силиконовая долина в условиях экономики, где миллиардерами и миллионерами являются чиновники, которые крадут у бизнесменов деньги под любыми предлогами.

Вслед за Демпартией США взломали Всемирное антидопинговое агентство. Ну, сначала о частностях. Всем уже известно на Западе, кто этим занимается, 2 есть хакерские группы. Одна называется «Fancy Bear», а другая называется «Cosy Bear». Собственно, их связывают не только с этими взломами, но и с кибератакой на немецкий парламент, на французский телеканал в 2015 году.

Обе группы обладают виртуозной техникой обхода систем, обхода безопасности. Обе группы кардинально отличаются от обычных хакеров тем, что обычный хакер добывает денежную информацию, а «Fancy Bear» и «Cosy Bear» действуют совершенно по-другому: используя дорогие цифровые инструменты, они при этом совершенно не интересуются данными, связанными с деньгами. То есть вместо того, чтобы воровать деньги, которые они могли бы, они вместо этого почему-то специализируются на добыче информации, которая, как им кажется или кажется их начальству, может иметь политические последствия.

Известно, что IP-адреса этих замечательных групп имеют связь с Россией, что эти люди, там, явно имеют следы кириллицы в том, что они делают. И несмотря на то, что обе группы хакеров, которые, видимо, работают из кириллического домена, так похожи между собой, замечательно, что они еще и враждуют друг с другом, отказываются сотрудничать и даже перехватывают друг у друга жертв.

Ну и, вот, последнее, что случилось с этими замечательными группами хакеров, что они, опять-таки, взломали сайт WADA после того, как наших паралимпийцев отстранили от Паралимпиады, и написали: «Мы не прощаем и мы не забываем».

Вы знаете, если помните, несколько месяцев назад я, ваша покорная слуга, утверждала, что Путин после того, что случилось в Украине, будет пытаться мириться с Западом, а после того, как он поймет, что помириться не удалось, он начнет новую войну и непонятно где, но, скорее всего, тоже в Украине. Ну, вот, в первой половине моего утверждения я была права, власти наши начали войну, но начали ее, слава богу, не в Украине, а в киберпространстве. Это, в общем, идеально соответствует идее гибридной войны как ее понимает Кремль, и вообще идеально соответствует их пониманию того, что такое киберпространство. Ну, вот, в понимании Кремля интернет изобретен для войны. Вот, у них есть такое любимое слово «информационная война», вот они ее и ведут.

Собственно, ведут давно. Если вы помните, еще в Эстонии когда был Бронзовый солдат, тогда Эстония, когда сильна своим электронным государством, сайты эстонские государственные были взломаны. Собственно, никто не сомневался, кто это сделал, потому что помимо того, что эстонские айтишники сами всё вычислили, там даже натовский центр кибервойны после этого был размещен именно в Эстонии.

Значит, собственно, главное самое тут в чем? Да! И можно вспомнить, что когда была российско-грузинская война, то в том числе немедленно она началась атакой на тот же самый Грузинский Центральный банк, на некоторые грузинские правительственные сайты. То есть, видимо, откуда-то из подвалов Цхинвали, на который в этот момент рушились грузинские снаряды, не имея не только интернета, но и электричества вообще, осетинские хакеры срочно вместо того, чтобы обороняться от грузинов, взламывали грузинский центральный банк.

Собственно, самый главный вопрос очень простой. Вот, у любой войны есть цель. Вот, какая цель у этой кибервойны, которую Кремль ведет с Западом? Если он хочет победить Запад (потому что вообще-то у войны обычно цель победить), то каким образом можно это сделать с кибервойной?

Вот, много лет назад, еще когда только всё это было в детском и зачаточном состоянии, Алексей Митрофанов (был у нас такой тогда депутат) снял порнофильм про двух героев «Оранжевой революции», про Юлию Тимошенко и про Виктора Ющенко, который уже сейчас, вроде как, плюсквамперфект. Вот, у меня тогда был такой же вопрос. Хорошо, сняли порнофильм. Какая цель этого замечательного пиар-момента? В конце концов, там с помощью порнофильма своих врагов не победишь – их только можно еще больше раздражить. Вот, если я не ошибаюсь, в годы войны даже про Гитлера не снимали порнофильмы. За что же Тимошенко и Ющенко пострадали?

И мое предположение было такое, что все эти телодвижения не имели ни одной цели кроме как понравиться одному человеку, которому таким образом кажется, что он великий. И, к сожалению, всё последующее подтверждало мое предположение, что адресатом всех этих телодвижений является один конкретный человек, вот, он является целевой аудиторией.

Вот, Бронзовый солдат в Эстонии, кибератака на эстонское правительство. Вот, какая была цель? Разместить в стране Эстонии киберцентр НАТО? Или, там, цель сделать из русских пятую колонну, превратить их в таких вот ущербных палестинцев, которые там ненавидят государство Израиль и всю жизнь свою посвящают борьбе с тем государством, с которым они могли бы сотрудничать?

Вот, Грузия, война в Грузии. Какая цель? Даже не завоевать Грузию, потому что не завоевали. Цель была, видимо, просто сделать гадость Саакашвили. Цель была просто та, что Грузия с ее фантастическими реформами, с ее новым правительством, которое не берет взятки, с полицией, которая не берет взятки, не просто как бельмо на глазу, были оскорблением тому образу жизни, который считает, что коррупция – это и есть способ управления страной. И высокая духовность и вертикаль власти – это когда вертикали власти все платят и кланяются. То есть не было цели, была реакция на реформы в Грузии.

Ю.Латынина: Какая цель войны в Грузии? Видимо, сделать гадость Саакашвили

Ну, точно так же в Украине какая была цель? Ну, допустим, была цель аннексировать Крым. Хорошо, это понятно, это уважаемая цель. Ну, то есть понятно, в чем была. А в Новороссии какая была цель? Просто сделать гадость? Но сделать гадость – это не цель, сделать гадость – это реакция на то, что происходит в Украине.

Ну, в той же Сирии была цель – заставить Запад разговаривать. Нельзя сказать, что она сильно увенчалась успехом, потому что невозможно заставить с тобой разговаривать, если при этом всё время врать.

И, вот, та же самая история с допингом. Как известно, Россия оказалась государством-спонсором допинга. Вот, бутылочки мочи эти знаменитые – ну, это ж полный вынос мозга, ну, когда спецоперация, которую разрабатывает серьезное государственное агентство, когда целью этой спецоперации является подмена бутылочек мочи. Первый раз в истории.

Какая цель была во взломе Всемирного антидопингового агентства? Доказать WADA, что она не права? Ну, знаете, это как исламист видит карикатуру на Пророка Мухаммеда с бомбой и убивает карикатуриста с целью доказать, что ислам – мирная религия. Вот, эти ребята убивают всех, кто усомнится, что они мирные, а мы, значит, чтобы доказать, что мы не применяли допинг, вскрываем WADA.

Вот, какая цель во взломе серверов Демократической партии? Ну, у меня, правда, есть идея, эта идея заключается в том, что поскольку наши власти искренне убеждены, что власть Америки устроила Оранжевую революцию в Украине, и поскольку в этот момент в Америке были у власти демократы, то, может быть, наши власти искали при взломе серверов Демократической партии доказательства того, что это было устроено в Украине Демократической партией. Ну, это такое, саркастическое замечание, а, вот, скорее всего, это, все-таки, заключается в том, что Путин решил поучаствовать в избирательной кампании в США.

Ну, извините, даже во времена Рузвельта, когда у нас в Госдепе и в соответствующих других государственных структурах США сидело около 500 агентов советских, и то мы не могли поучаствовать именно в избирательной кампании. Хотя, как ни странно, отчасти участвовали в управлении американским государством.

Вот, сейчас участие это выражается только в одном – что демократы нашли способ нападать на Трампа: «Его поддерживает Путин». На сегодня это стало одной из видных тем американской избирательной кампании.

Вопрос: а как это произошло? А вот скажите, пожалуйста, что в этих серверах Демпартии и не только Демпартии найдется такое, что мы не знаем о Хиллари Клинтон? О ней мы знаем две вещи и без всяких серверов. Что у Клинтонов есть фонд в размере 2-х миллиардов долларов. Это коррупция, размер которой не снился нашим Ролдугиным, потому что, извините, нашим Ролдугиным не платит 100 миллионов долларов Саудовская Аравия за торговлю государственным влиянием, потому что, ну вот, наши бы и рады, да спросу нету. Продавец есть, покупателя нету.

Что такое этот фонд Клинтонов? Извините, это торговля влиянием. Более того, это торговля американской внешней политикой. Интересно, что внутренней политикой американский политик не может торговать – за это ему сильно влетит от избирателей. А внешней – может. И госпоже Клинтон дает 100 миллионов долларов Саудовская Аравия, потом она не может выговорить слов «исламский терроризм».

Ю.Латынина: Что такое этот фонд Клинтонов? Извините, это торговля влиянием

Это беспринципность такого размера, с которой может сравниться только социализм Берни Сандерса или популизм Трампа. И, вот, эти достаточно беспринципные демократические политики – они в панике. Они в панике от Трампа. И вдруг Путин дает им шикарнейший козырь, что Трамп – это Маньчжурский кандидат. То есть он добивается ровно обратного эффекта.

Еще раз: нету на серверах Демпартии ничего хуже 2 миллиардов фонда Клинтона. Если это не действует, если то, что случилось в Бенгази, не действует под руководством Клинтон, то, значит, никаким компроматом эта система не берется.

Ну и, собственно, последнее, о чем я хочу сказать, поскольку я говорила о бревне в глазу, о том, что взламывать сервер WADA – это совсем никуда негодный способ доказать, что Россия не виновата в государственном потреблении допинга, я, все-таки, хочу заметить и о сучке. Потому что, на самом деле, или ГРУ, или ФСБ, или кто там из этих добровольных помощников, действительно, нарыли про WADA довольно неприятную вещь.

Вот, есть такая известная история, которая называется «лекарственная наркомания», особенно она распространена в Америке, когда человек не наркоман формально, но как Майкл Джексон жрет горстями по предписанию таблетки одну за другой. И все знают, что это, действительно, огромная проблема в США, когда от всего предписывают таблетку, и вообще любая таблетка от душевного состояния – это вещь сомнительная. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина. И я по поводу взлома WADA и по поводу сучка в глазу. Я думаю, что, действительно, кейс для сучка имеется, потому что история с легальным потреблением допинга спортсменами, когда спортсмен говорит «У меня то-то, у меня то-то, и я так-то болен, мне нужен этот допинг совершенно легально», он, действительно, очень сильно напоминает историю с лекарственной наркоманией и выглядит крайне нехорошо.

Вот, помните, когда Мария Шарапова, когда ее застукали на потреблении этого злосчастного мельдония? И, действительно, она была совершенно не виновата, потому что она потребляла его, когда он был разрешен. И она, действительно (я в это абсолютно верю), она, действительно, не заметила предупреждение, присланное ей в ворохах всякого бюрократического спама. И она сказала, что «Вы знаете, вот у меня сердце нездоровое, мне мельдоний прописали». Ну, понятно же, что это фигня. Вот, фигня, что все эти здоровые парни и девки вдруг оказались страдающими кучей разных болезней, под которые можно всё это легально выписывать.

И единственный вариант лечения от этого, на мой взгляд, вот, заключается в том, чтобы констатировать, что уровень химии, уровень фармакологического вмешательства в человеческий организм достиг того уровня, что, да, надо пересматривать существующие допинговые правила. Надо, наверное, вместо списка запрещенных препаратов, которые пополняются иногда достаточно произвольно, как это следует из истории с мельдонием, вводить список разрешенных препаратов, потому что уже огромное количество здоровых людей вне спорта, действительно, принимает какие-то лекарства, чтобы предотвращать болезни. И очевидно, надо создать список лекарств, которые можно принимать спортсменам для компенсации нагрузок.

Из этого ни в коей мере не следует, что следует устраивать госоперации по подмене мочи. Это, вот, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Госоперация по подмене мочи – это одно, а принципиальные структурные недостатки WADA и возможность эксплуатировать систему, которую, действительно, выявили, на мой взгляд, эти хакеры, — это принципиально другое.

Но еще одна вещь, которую я хочу сказать, возвращаясь к этим российским пиар-кампаниям и пиар-войнам против всего мира… Мы великие, мы встали с колен, а кругом нас враги. Вот, обратите внимание, что все эти пиар-кампании действуют на мозги населения какое-то ограниченное количество времени, особенно если эти войны не выиграны.

Вот, кто сейчас вспоминает историю Бронзового солдата? А, ведь, как ненавидели этих самых проклятых эстонских фашистов! Вот, помните, была история с поляками, которых избивали, и весь интернет и в том числе вопросы мне здесь на «Эхо Москвы» были буквально зафлужены рассказами о том, какие проклятые поляки и как их надо вообще достать, и как много они вреда принесли России. И всё, нету никаких поляков на нашем горизонте.

Вот, еще совсем недавно были украинские, и украинские фашисты распинали детей на доске для объявлений в Славянске. И понимаете, какая проблема? Вот, нельзя украинских фашистов эксплуатировать бесконечно, потому что рано или поздно даже самый тупой валенок скажет: «Так, хорошо-хорошо. Ну, если там вот такие страшные украинские фашисты, ну, что, ну, давайте хотя бы, вот, как-то введем войска и спасем население от этих фашистов? А то войска, получается, мы не вводим, нас там нету, население гибнет. Мы почему-то не спасаем». Ну так вот как-то эта проблема должна привестись к естественному разрешению? А население надо в тонусе держать.

И, собственно, в этом смысле кампания по защите нашего спорта от нападок проклятой WADA – она, действительно, удивительно легла Путину в жилу и позволила переключить внимание населения после провала проекта под названием «Новороссия» и после провала сирийского проекта по принуждению Запада к любви.

В этом смысле это радует, что это просто кибервойна в том, что касается спорта, и кибервойна в том, что касается участия в американских выборах, потому что могло быть и еще что-нибудь похуже.

На этой неделе разрешилась загадка, отчего официальный представитель Следственного комитета господин Маркин извинялся перед журналисткой «Новой газеты» Надеждой Прусенковой. Напомню, собственно, предысторию. Маркин выпустил книжку, которую он, как стало ясно впоследствии, не только не писал, но и не факт, что читал. И там было передрано целыми кусками из разных журналистов. Понятно, что делал это Маркин не сам. Обыкновенно, в общем, как пишутся такие книжки? Спустили сверху заказ, деньги распилили, условно говоря, изначальная сумма была, условно говоря, тысяча единиц, до исполнителя в самом низу дошло 10 единиц. Ну, вот, за эти 10 единиц он и наваял. Потому что если всё наше государство распил, то, естественно, и на таких проектах пилят.

Ю.Латынина: Маркин выпустил книжку, которую он, как стало ясно, не только не писал, но и не факт, что читал

Для меня, собственно, два варианта интересны. Знал ли исполнитель вообще хотя бы, что он пишет это для Маркина? Может, вообще не знал, может, думал, что для Пупкина, поэтому и передрал.

Ну, это не важно. А важно, что передрали не только у Прусенковой. И вместо того, чтобы промолчать, Маркин, первая его была реакция – известная фраза «На чем еще может пропиариться никому неизвестная журналистишка?», что было не очень осмотрительная фраза, учитывая, что абзацы дословно совпадают и получается как-то очень нехорошо. Если это случайное совпадение, то что же это получается, генерал Маркин мыслит как «Новая газета»?

В общем, это, видимо, была подлинная реакция генерала Маркина, потому что, вот, нет безвыходных ситуаций, особенно для наших властьпридержащих – есть наглый пиар. У них можно всё. Вот, ситуация однозначная: в тексте цитаты кусками, диссернетовская ситуация. Даже без попытки оправдания. А еще было удивительно, что уголовное дело на Прусенкову не завели за то, что она за 3 года до этого влезла в голову Маркина и подслушала его мысли. Мы ж завели дело на WADA за то, что она Родченкову допинг помогала скрывать? И вдруг генерал извиняется.

И, вот, стало ясно на этой неделе, почему. Потому что есть большие шансы, что в Следственном комитете грядут большие перестановки. И дело касается не только Маркина, но его начальника Бастрыкина. Маркин начал извиняться, говорить, что он ничего такого ввиду не имел. И понятно, что дело-то, конечно, не в этом скандале, не из-за этого у них проблемы, но начальство, которое балансирует на тонущей доске, видимо, наорало на человека, который так некстати начал рассказывать о никому неизвестной журналистишке. Он тут же извинился. Эксмо извинилось, издательство, которое всё это выпускало, говорит: «Наши проблемы. Мы цитаты заимствовали, но не расставили ссылки».

Ну, это тоже, конечно, полная фигня (извинения Эксмо), потому что если вы посмотрите то, что там процитировано, там не то, чтобы Евангелие от Марка цитировано. И, вот, кавычки забыли поставить во всем известных цитатах. Там просто некий стандартный текст цитируется. Ну, как сукно стандартное – не жмет, не колется, но и не блещет.

И, вот, собственно, после этого, видимо, позиции в Следственном комитете укрепились. Потому что помните, что после этого Маркин не утерпел и говорит «Да, это Эксмо виновато, потому что, вот, книжка – да, была моя общая идея. Идеи разработки были мои, а за конкретное воплощение отвечало издательство Эксмо». Вот это меня полный Кондратий хватил, потому что, что значит «общая разработка»? Что значит «идеи темы»? Это мы о чем? Вот, представляете, я так буду передачу готовить? Я скажу, что «Знаете вот, идеи главные мои, а всё остальное пусть напишет Пупкин». Или, там, Толстой, знаете, сказал бы: «У меня вообще идея написать про 1812-й год роман, ну а конкретные детали – это дело ваше, издательства».

То есть человек публично говорит, что он не писал этого текста, и судя по тому разнообразию вот этих вот реакций Маркина, можно, наверное, как по барометру судить о том, какие сейчас у руководства Следственного комитета варианты остаться или не остаться после выборов.

Завтра – выборы, сегодня день тишины, я поэтому не буду касаться некоторых громких историй, произошедших на этой неделе, чтобы не нарушать закона о дне тишины, а вернусь к тому, что я сказала недели две назад, когда я говорила о смерти президента Узбекистана и сказала, что в Андижане он расстрелял исламистов, что в некоторых случаях кроме силы выхода нет. За что на меня обрушился целый поток дерьма и… Сразу я скажу, что очень резко сказала, и лучше уж некоторые вещи не говорить или говорить подробно. Но, вот, пользуясь тем, что мне стали писать «Да как же это возможно!», «Да вот тут вот расстреляли в Андижане мирную демонстрацию и вообще посадили несчастных бизнесменов, у которых пытались отобрать бизнес, и народный протест против этого проклятое узбекское правительство выдало за исламистское восстание», я бы хотела вернуться к событиям 13 мая 2005 года в Андижане ровно потому, чтоб посмотреть, как современный леволиберальный дискурс описывает события в мире не только там, где речь идет о диктатуре, но и там, где речь идет о демократиях.

Вот, собственно, я начну с отчета организации Human Rights Watch, у которой, как известно, 2 главных нарушителя прав человека – проклятый Израиль и проклятые США. И отчет этот начинается с утверждения о том, что узбекское правительство убило сотни невооруженных людей, которые участвовали в крупном публичном и мирном протесте.

Я напомню, с чего начался крупный публичный и мирный протест. С того, что за несколько месяцев до этого было арестовано 23 бизнесмена, которых правительство обвинило в том, что они являются членами исламистской организации, которая фактически пытается совершить ползучую революцию экономическим путем и врастанием во власть.

После этого начались протесты с требованием их освобождения. А уже 13 мая люди, которые были за этих бизнесменов, они силой захватили тюрьму, в которой те бизнесмены содержались, освободили их. Потом они захватили воинскую часть, что, согласитесь, требует некоторых военных навыков (я не представляю себе, чтобы вот там, я не знаю, Алексей Навальный пошел и захватил воинскую часть). Сложновато. Тем более в диктатуре, у которой все ходы записаны и которая очень бережется.

После этого они захватили здание областной администрации, захватили там заложников, выставили их в качестве живого щита, надели им на шеи проволоку.

Human Rights Watch всё это признает, она говорит: «Да, были все эти отдельные факты, но они не могут оправдать государственного ответа, который последовал». И пишет Human Rights Watch, что правительство попыталось оправдать свои действия, описывая всё произошедшее в контексте терроризма.

Вот, такие фразы, конечно, в докладах международных организаций полностью выносят мозг, потому что я что, сплю? Вооруженные люди захватывают тюрьму и войсковую часть – это не терроризм. Чего еще скажет Human Rights Watch? Что Беслан был мирный протест?

Human Rights Watch еще утверждает, что 23 бизнесмена были исключительно мирными бизнесменами, которые не имели никакого отношения к исламизму. Правда, Human Rights Watch говорит, что они были очень прилежными мусульманами и что они платили своим работникам почему-то вдвое больше. Ну, просто потому что они были такими хорошими верующими мусульманами. Что они оплачивали им медицинские проблемы, что они оплачивали им образование, что они вообще помогали. И более того, Human Rights Watch прямо утверждает, что никто не кричал на площади Бабура «Аллах акбар!», а все кричали «Свобода!»

И пишет Human Rights Watch, что протестующие призывали соблюдать права человека и освободить незаконно арестованного Акрама Юлдашева, основателя мусульманского сообщества Акрамия, которого посадили в Ташкенте на 17 лет после взрывов 1999 года. Ну, вот, нет никаких доказательств, что это были исламисты – просто они просили освободить местного Аятоллу Хомейни.

Собственно, на этом, если можно, на этом мы оставим этот полет фантазии Human Rights Watch, обратимся, все-таки, к чуть более надежному источнику, а именно к отчету, который написал для Jamestown Foundation Абдуманоб Пулатов. Jamestown Foundation – это крупнейший американский think tank по терроризму, Абдуманоб Пулатов – это крупнейший специалист по Средней Азии, действительно, представитель демократической, настоящей демократической оппозиции Узбекистана, который был вынужден бежать из Узбекистана в 1992 году. Был похищен узбекскими спецслужбами, брошен в тюрьму, освобожден по настоянию США, переехал в США в 1993 году. То есть человек, которого трудно заподозрить в сочувствии Каримову.

И, вот, что пишет Пулатов, который напоминает об исламистских традициях Ферганской долины еще со времен басмачества. И он пишет очень важную вещь об этих бизнесменах. Что после того, как их арестовали, начались демонстрации против их ареста, и в демонстрациях участвовали их работники, потому что этим работникам платили за это деньги, как если бы они ходили на работу.

Еще более важно, отмечает Пулатов, что государство дрогнуло. Оно предложило, когда увидело размер протестов, освободить троих бизнесменов, остальным дало небольшие сроки. И вместо того, чтобы после этого, когда правительство пошло на попятную, вместо того, чтобы пойти на попятную и протестующим, вот и была, собственно, захвачена тюрьма.

Пулатов пишет, что невозможно спонтанно подготовить такую операцию, что восстание в том масштабе, как оно развернулось в Андижане, требует многих не дней, а недель подготовки. И, соответственно, утверждение о том, что вот это вот спонтанное нападение на тюрьму (знаете, это как спонтанное нападение на Кремль) произошло, потому что 12 мая были арестованы несколько протестующих, мягко говоря, не выдерживает никакой критики.

Пулатов пишет о том, что вечером 12 мая сначала был атакован полицейский участок, потом войсковая часть, потом тюрьма, где были освобождены все, кто сидел, в том числе там, например, убийца, который тут же пошел и убил снова. Но вот самое главное, что пишет Пулатов, почему приходили люди на площадь?

Очень просто: потому что эти вооруженные люди стали обзванивать всех своих работников, всех работников этих бизнесменов и говорить «Приходите на площадь». То есть они употребляли этих людей в качестве живого щита – это манера палестинцев, это манера наша в Донбассе. Помните, как Владимир Владимирович говорил украинцам? «По своим будете стрелять, по женщинам и детям».

И как ехидно пишет Пулатов, вряд ли на площади был хоть один человек, который пришел туда из любопытства, ну, за исключением, естественно, малолетних детей, которых привели матери, потому что все пришедшие знали, что речь идет о вооруженных людях, которые захватили хокимият, полицию, войсковую часть.

И вот это самый страшный и трагический момент всего произошедшего, потому что представьте себе эту вертикаль обязательств, эту круговую поруку, эту нищую Ферганскую долину, где люди, действительно, не имеют работы, где люди, действительно, страшно преданы этому бизнесмену, который не просто дал работу, а который еще дает деньги больше, чем можно где-либо заработать, и они оказываются у него заложниками. И, вот, пишет Пулатов: «Все люди, которые были на площади, действительно, были так или иначе работники или родственники».

Они видели, как били заложников. Их били жестоко, им обвязывали проволоку вокруг горла, их расставляли по периметру, они первые погибли (заложники) от выстрелов. Одного из заложников, прокурора Абдурахимова забили еще до начала выстрелов. Что было страшно, что брали в заложники не только чиновников, но и тех, кого толпа сочла провокатором. Например, в числе заложников оказался правозащитник Эргашев, который, собственно, пришел добровольно в областную администрацию, увидел, что там происходит, стал протестовать. Его вместе с 30-тью другими заложниками привязали во главе колонны, которая прорывалась из центра города. Сначала, свидетельствует Эргашев, шли заложники, потом невооруженные женщины и дети, за ними, прикрываясь ими, двигались вооруженные люди. Эргашев был ранен – из этой группы заложников только четверо выжили. Другой правозащитник (Рахматов) когда пытался вести переговоры, был тоже захвачен в заложники и, вот, в этой колонне он погиб.

Ю.Латынина: Оба слуха были полным враньем, потому что понятно, что Каримов никогда не выйдет к вооруженным террористам

Пулатов также отмечает, что хотя не может быть и речи о тех 170 с небольшим жертвах расстрела, о которых говорит Каримов, не может быть и речи о нескольких тысячах жертвах расстрела, о которых говорит оппозиция, потому что Бабур – небольшая площадь, на ней может с трудом поместиться 4 тысячи человек. На видео, которое есть, видно, что 4-х тысяч на площади не было, что вооруженные люди свободно ходили. Более того, видно, как они кричат «Аллах акбар!» (привет, Human Rights Watch). И как замечает Пулатов, не только в Узбекистане, но и во всем мире можно предугадать, что если восставшая толпа, которая убивает госслужащих, потрясает оружием и берет заложников, не повинуется приказу разойтись, то могут последовать серьезные меры.

Вот, самое главное, почему толпа не расходилась, тут я обращусь к еще одному докладу Игоря Ротаря. Это тоже очень осведомленный в Средней Азии человек. Он пишет свой доклад не для узбеков – для норвежской правозащитной организации «Форум 18». И он говорит, что толпа не расходилась, потому что, во-первых, в ней ходили слухи, что сейчас приедет Каримов, а во-вторых, что всех, кто уйдет, арестуют.

Обращаю внимание, что оба слуха были полным враньем, потому что понятно, что Каримов никогда не выйдет к вооруженным террористам. Но это вопрос манипуляции, всё той же манипуляции, которой террористы сначала выставили перед собой живой щит, а затем еще и морочили голову этой толпе.

Что еще интересно, что Ротарь не сомневается, что, да, все эти бизнесмены были членами группировки, которая называется Акрамия, что они были последователями Акрама Юлдашева. Ну, поскольку Ротарь пишет для правозащитников, то он заявляет, что не ясно, насколько эта группа Акрамия являлась бона фиде мирной религиозной группой или она была насильственна.

То есть еще раз: люди захватили тюрьму, военную часть, заложников, сделали живой щит, уважаемым правозащитным организациям не ясно, до какой степени эта группа может быть насильственна.

Иначе говоря, то, что происходило в Андижане, было классическое исламистское восстание, когда группа хорошо подготовленных и, очевидно, уже на тот момент вооруженных людей захватила сначала тюрьму, потом бараки, потом заложников. При этом заложниками эта группа была не только правительственных чиновников, но и правозащитников. Одновременно эта же группа призвала на площадь безоружных женщин и детей, чтобы использовать их в качестве заложников точно так же, как поступает Хамас. И кроме того, на видео видно, как толпа кричит «Аллах акбар!», иначе говоря, свидетельства Human Rights Watch, ангажированных журналистов, что это были исключительно демократы, которые протестовали против коррупции, есть полное вранье. И, собственно, вся эта картина уже сама по себе отвечает на наш первый вопрос, кем были 23 бизнесмена, арестованных вначале? Мирными жертвами бизнес-разборок (то есть вот это новый губернатор захотел их бизнес и обвинил их в исламизме) или они были, действительно, исламистами, поклонниками Акрама Юлдашева, свободы которого они требовали? И, вот, собственно, вся их бизнес-операция была, действительно, ползучим проникновением в экономику бедной и нищей Ферганской долины. Скорее всего, они платили предыдущему губернатору, а следующий губернатор решил или по приказу сверху, или, может быть, действительно, ему не хватило денег, пресечь их деятельность.

Вот, еще раз. Каримов боролся против исламистов. При этом он расстрелял заложников этих исламистов точно так же, как Путин это сделал в Беслане. В отличие от Путина он взял на себя ответственность за этот расстрел. То, что эти заложники были отчасти добровольны, вот тут вот это самая страшная деталь этой операции, что все эти люди в этой нищей долине, действительно, зависели от этих людей – у них не было выхода. Это самая трагическая часть истории. Но еще раз, для меня эта история очень важна тем, что, к сожалению, правозащитный дискурс очень сильно искажает некоторые события, происходящие в нищих и темных уголках мира. И к сожалению, это очень идеалистическая точка зрения на произошедшее думать, что главными противниками среднеазиатских диктатур являются некоторые фантомные демократы. Главными противниками среднеазиатских диктатур, к сожалению, являются исламисты.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире